Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление


В игре — март 1273 года.
Третья северная война закончилась, итоги подведены в сюжете.

16.04 [Последние новости форума]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Настоящее » [08.1271] Ai Vis Lo Chat


[08.1271] Ai Vis Lo Chat

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/BoQFDQW.png
Время: Конец августа 1271 года
Место: Северные королевства
Участники:  Брэен, Киаран
Краткое описание:
Глубь леса дивна и темна,
Но обещаниям есть цена,
И много миль ещё до сна,
И много миль ещё до сна.

Отредактировано Киаран (09.01.2019 17:40)

+1

2

Одна вшивая деревенька на другую такую же. Земли в северных королевствах удивительным образом похожи друг на друга, а их жители между собой. Ещё не глядя можно сказать, что на подступах к первым низким, крытым соломой да досками избам, окажутся два мужика - оба едва ли одетые для службы, в поношенных и драных холщовых рубахах, подпоясанных такими же потёртыми и засаленными от пота, времени, отсутствия стирки поясами. Сапоги - и те дырявые, кожа по шву с подошвой разошлась, и хлюпает в них грязь каждый раз, как приходится кмету вставать с насиженного за пеньком с картами местечком.

К приезжим, впрочем, не цепляются, только проводят одутловатые лица до середины главной деревенской улицы, сплюнут себе же под ноги, да и дальше языком чесать, что про девок, дур эдаких, что про баб, уже тише, таких же неразумных, про соседа-скупердяя якобы целый кошель золота из реки местной выловившего да спрятавшего ото всех подальше. Много забот у них, этих крестьян, и все как есть важные, серьёзные. Ничего, вот наступит сезон жатвы, и все в полях гнуться будут - никому не охота зимой впроголодь сидеть да поленья облизывать.

Была б возможность - и они, пожалуй, на пеньке с картами посидели, у костра, под порядком осточертевшими, но всё ещё красивыми звёздами. Эльф привык к такому, к жизни в лесу, сну в пещерах, по деревьям, на камнях у скалистых гор, где придётся. К еде, свежевыловленной, запасённой, или наспех найденным ягодам, травам, кореньям, и когда тёплая вода с парой-тройкой мятых листьев в наспех выструганной кружке - роскошь. Ноющая поясница и вновь устало-хмурый взгляд ведьмака рядом просили обычного, человеческого ночлега и крыши над головой. Только выбор был не самый богатый - работы в глубинках водилось больше, а платить за неё любили куда меньше, если и вовсе собирались. Киаран был спокоен - внутри откуда ни возьмись поселилась ровная, мерная уверенность, что они с котом не пропадут. И что руку с мечом тот просто так не поднимет, а если поднимет, то под тихими, знакомыми словами вновь опустит. Как в той проклятой деревеньке, откуда и отмотали они уже много, очень много лиг.

Длинное, кособокое здание вросло брёвнами в землю. Киаран спешился, осторожно ступая по сухим среди грязи пучкам жухлой травы, надвинул капюшон сильнее. Сейдхе нигде не рады, как и ведьмакам, пусть и неизвестно, кого первым погонят в шею. И будь у них хоть полцарства и маленькая тележка с серебром в придачу - только нос задерут повыше, вилы заточат острее. В кармане, между тем, было ровно на один ужин. Или узкую, слегка дырявую крышу над головой и паршивый овёс для лошадей.

— ...может трактирщик согласится на дичь из леса, - задумчиво хмыкнул Киаран, нащупав худой кошель в дорожной сумке. Потрепал гнедую кобылку по шее, вытащил сор из гривы. Обернулся к всё ещё хмурому ведьмаку.
— Подстрелю что пока не стемнело.

+1

3

Сказал он тогда эльфу, чтобы выбрал тот, куда поедут дальше, и потянулась дорога кривулей сквозь топи да болота, через леса да мимо обветшалых деревенек. Люди лучше не стали, неоткуда бы, но вилами покуда не встречали, даже провожая взглядом бледное ведьмачье лицо и выглядывающие из-за спины рукоятки клинков. На фигуру в темном капюшоне тоже косились - а ну как нечисть какую с собой привел.
- Погоди, - ведьмак дотронулся до рукава белки. - Зайдем в таверну, может, работа какая есть. Вместе пойдем.
И усмехнулся невесело - с каждой оставленной позади лигой вера в ведьмачью работу таяла как сизая дымка на рассвете, что по ночами пробиралась под потрепанную куртку и взгрызалась в побитые кости. Старые уже, по меркам людей. Даром, что отожравшись от пуза да отоспавшись, Брэен на сурового дядьку никак не тянул. И эльф рядом такой, черт его знает, сколько годков тот уже оттоптал по земле, а ведьмак как-то и не спросил.
В таверну он входил с тяжелыми мыслями и глухим сердцем. Сколько раз он так переступал порог, чтобы напороться на людскую доброту - не перечесть. Чего за примером далеко ходить - если бы не эльф, в прошлой таверне полилось бы по полу не паршивое, кислое пиво, а кровь человеческая.
Встретили их молча. Обычное начало. Трактирщик зыркнул исподлобья. Отвернулся было, мол, принесла нелегкая, но, видя, что незваные постояльцы направляются прямиком к нему, бросил тряпку на столешницу. Руки упер для виду.
А на вопрос, нет ли работенки, зычно гаркнул, что место у них тихое. Нету ни нечисти, ни нелюдей.
Нету и не надо.
А сбоку голос прозвучал.
- А что ведьмак, станцуешь? За кошель монет.
Брэен обернулся на говорящего.
Помоями его частенько поливали, но вот таких он давненько не припоминал.
- Как тебе такая работенка? Все почище, чем по говнам шастать, - мужик как мужик. Одет небедно. Кошель и правда достал.
- За танцовщицами в бордель иди, - посоветовал Брэен. - Из ведьмаков плясунов неважные, отдавят что-нибудь ненароком, потом не подымешь.
Мужик к его удивлению расхохотался и примирительно руками развел.
- Не серчай, ведьмак, - произнес он. - Наслышан я про вас, да и судьба недавно с вашим братом столкнула. Надо сказать, если б не столкнула, тут бы я не сидел. А про танцы спросил - дюже уж любопытно, все вы как медведь по весне, или только тот особенный попался.
- Бывают еще как стрыга спросонок, - буркнул Брэен.
- Твоя правда, ведьмак. И нищие все. Да не серчай, говорю, не издеваюсь я. Возьми вот, - кошель, запущенный плавным движением руки перелетел через всю половину залу, чтобы быть пойманным рукой ведьмака. - Помоги мне отпраздновать мое счастливое возвращение в мир живых.
- Ну спасибо, коль не шутишь, - мужик не шутил, и Брэен повернулся к Киарану. Привычное “белка” чуть не сорвалось с губ. - Ну что, Златко, чего ты хочешь? Раз добрый барин нас угостить решил.

+1

4

Лежать доброму барину в глубокой канаве с распоротым брюхом если не поостережётся, думал Златко. Не в таких деревнях надо своё богатство на обозрение выставлять, не в таких захудалых и диких, где люди отродясь больше горсти монет за всю жизнь не видели. Откуда только взялся такой - щедрый, что забыл в паршивом трактире, куда держал путь, если и вовсе держал. А может, и не свои-то монеты подкинул двум незнакомцам, а чужие, не по совести нажитые, и придут ещё их владельцы по ведьмачью да эльфью души?

Холера с ним, как говорил Брэен, часто добавляя ещё крепкое словцо-другое. Об этом они подумают позже, когда неприятности привычной чередой соберутся вместе и найдут их, окаянных, вновь пытаясь то петлю на шее затянуть, то мечами по голове огладить, то в лесах втоптанной в травы грязью оставить. Тогда и не раньше - сегодня можно и забыть про судьбу лихую, людей добрых и тех, и других, про жёсткое верное седло и бесконечный путь впереди, протянувшийся от края до края.

Леший с этим мужиком, думал Киаран. Случится что или не случится, не их уже забота. Не им с котом этот свет спасать да выручать каждого встречного, другие для этого есть, охочие до внимания, славы, вечных приключений и влияния на судьбы мира. Его дорога была куда проще, а вместе с ней и желания. Эльф поскрёб щёку, посмотрел на тёмные полоски под ногтями, и бросил:
— Отмыться. Пожрать. Выспаться. На это позвякивающей доброты барина хватит?

+1

5

Нехитрые пожелания эльфа ведьмак полностью разделял и поддерживал - в той же последовательности, в который Киаран их озвучил. Те самые простые мелочи, которые из-за вечной дыры в кошельке нередко вдруг становились сложными как пляски с огром.
- Водится тут такое? - спросил Брэен уже у трактирщика.
Тот снова зыркнул - уже на кошель в руках ведьмака, но ответил, что и еда найдется, и баня в конце улицы по правую руку. А как вернутся, он им комнатушку найдет. И вещи, говаривал мужик, вещи они могут здесь оставить, чтобы с собой не тащить.
Промолчал ведьмак, а на лице бледном красноречиво читалось - хер тебе по всей роже, трактирщик. Не хватало еще им опосля бани добро свое по всей деревне искать, от вил да топоров отмахиваясь. Да Киаран скорее всех тут стрелой приласкает, чем расстанется со своим верным луком и колчаном.

Как и у краснолицего трактирщика, у банщика отзывчивость и разговорчивость поперли только при виде монет. Это и хорошо, думал про себя ведьмак, а то бывали и другие, принципиальные. Коли ведьмак или эльф, то и нет тебе ходу дальше порога. По счастью, принципы кметов чаще покупались монетой, чем у благородных господ.

Из предбанника дохнуло теплом и прелыми листьями. Брэен свалил на потемневшую скамью перевезь с мечами, сбросил сапоги и куртку. Размял шею, склоняя голову к плечам. Побитые жизнью кости просились в парную, посидеть на скамейке, пока жар совсем нестерпимым не станет.
- Как думаешь, припереть дверку на всякий случай, или если что вениками отмахаемся? - усмехнулся ведьмак. А шутка, как обычно, вышла с привкусом тлена.

+1

6

В банях лесной разбойник бывал не особо часто - белок, как и следовало ожидать, нигде не любили, и если признавали оных в ком-нибудь из нелюдей, то дружно и весело тащили до ближайшей виселицы, а коль таковой не было, то и на суку первом попавшемся вздёргивали. Оттого и попадать в бани Киаран стал, в общем-то, только в компании ведьмака - как бы не плевался люд, не признавал бесовщину, но двери время от времени открывал, и вопросов задавал гораздо меньше. Желания присвоить чужое, впрочем, от того не убавлялось. Знал это эльф хорошо и по собственному опыту, а потому, помолчав да подумав, всё же подхватил одинокую табуретку и поставил к двери. На всякий случай.

— Давай не в этот раз, - отозвался он ведьмаку, — Хочется посидеть по, кхм, человечески, а не трясти яйцами.
Лук с колчаном да сидельную сумку он и впрямь взял с собой. Лошадь, при всём желании, в скромное помещение не вместилась бы, и пришлось оставить её снаружи. С обещанием под ежа стрелами нашпиговать, случись что с кобылками. Не то мысленным, не то вслух произнесённым, иначе с чего у банщика лицо так скисло да сморщилось.
Вещи примостились рядом с ведьмачьими. Там же нашла себе место штопанная-перештопанная одежда, залатанные сапоги. Сапоги, думал эльф, разглядывая стёртую кожу, пора менять. Сразу как отмоются, поедят, и поспать смогут - такое встречалось ещё реже, чем добротная обувь.

Угли под камнями посвечивались красноватым. Осторожно, чтобы не обжечься, эльф ухватился за обёрнутую тряпьём рукоять и поворошил, сбрызнул водой, отшатнувшись от клубка пара. Покосился на веник, висящий на стене. И спешно забрался на лавку, с ногами. По бокам приятно припекало нагретое дерево. Киаран прислонился спиной к стене, чувствуя, как побежало тепло по коже, и даже попробовал расслабиться. Посидеть тут, думал он, погреться в первый раз за очень долгое время, вымыться в кадках с водой, что за стеной стоят, и мир будет не так уж и плох.

— Что, ведьмак, - глянет он на Брэена, — куда следом отправимся?

+1

7

Разогретый воздух ластился как неуклюжий, не знающий ласки дворовый пес, напоминал ведьмаку, что вон ту кость он поломал, когда от каэдвенского отряда солдат ноги уносил да неудачно с обрыва сиганул. На его счастье, ведьмаки - твари живучие. Неделя-две, и клинок из левой руки снова в правую переложил. А то без работы и сдохнуть можно от голода. Молчаливо соглашались длинные белесые шрамы на груди, отозвавшиеся на горячую воду - подарок на память от стрыжьей принцессы Адды. Все тело - как история его пути. Недолгого ли по эльфийским меркам или уже слишком длинного - по человечьим да ведьмачьим.

Брэен поежился, расправил плечи, шеей хрустнул. Потянулся к кадке - окатить себя черпаком-другим горячей воды.
Посмотрел на эльфа. Вздохнул. Был у него один вариант направления дороги, куда он совсем не рвался ехать, и которому Киаран наверняка не обрадуется. А промолчать отчего-то не получалось.

- В конюшне кмет брехал, что комендант, засевший в соседней деревеньке, собирает мужиков покрепче, охраной к обозу с пленными скоя’таэлями. Завтра должны их в город повезти.

Брехал кмет куда красноречивее и забористее, чем получилось в пересказе ведьмака.
Пошел бы Брэен за своими, кабы случилось такое чудо, и десяток представителей их братии посадили под замок да под охраной кметов с вилами? Ответ пришел сам собой - не пошел бы. А пойдет ли Киаран, эльф ему сам скажет.

+1

8

Тот промолчал. И где-то в очень далёком уголке души тяжело вздохнул - тёплые доски под спиной да пятками приятно прогревали, расслабляли, настраивали на мирный лад. В такой обстановке Киаран даже был готов мириться не только с извечной подлостью мира, но и безграничной глупостью его населяющих. Честный ведьмак, прямой и простой как добротная сталь меча, и, как на удивление оказалось и проверилось временем, болотами, вшивыми селениями, такой же надёжный. Может, и к лучшему, что сказал. Кто знает, какие знакомые лица там сейчас за прутьями клеток томятся.

Поднять себя с места оказалось сложнее всего. Дальше дело пошло легче, словно душа почуяла да поняла, что всё, нет пути обратного. Киаран помотал головой, разминая шею, сунулся в кадку прямо головой в воду, смыл осевшую за уже долгое время слоем грязь, отжал мигом промокшие короткие волосы.

— Где, говоришь, та деревня?

А с кметом, рассудил белка, он ещё раз посудачит. Как босыми ногами к одежде прошлёпает, оботрётся куском рваной ткани, что на лавке вдоль стены брошена, портки обратно натянет в предбаннике. Уловит из-за двери недовольный, приправленный крепким словцом возглас, тяжёлые шаги. Только вот помнят слишком хорошо уже его кости промозглые дни и ночи на барке, знают сырую от эльфийской крови землю, когда довелось не тому ведьмаку довериться, ноют, вспоминая, да на корню прогоняют малодушие остаться, помедлить, посидеть ещё немного.

— Завтра вернусь, - бросит Киаран коту, затягивая шнуровку истрепавшихся наручей. Кто знает, вернётся ли. Но белка всё равно повторяет, как обещание: — Завтра.

+1

9

Сказать-то Брэен сказал, да не учел одного - что эльф перед ним на голову немного ушибленный. Даром что ли тот, еще в седле едва держась, порывался разыскать Лоредо и шкуру с того спустить за все старые грехи, увесистые как камень на шее утопленника.

- Да чтоб тебя, - пробормотал Брэен, не двигаясь пока с места и наблюдая за скорыми сборами Киарана.
Разозлиться как следует не получалось, пока ведьмак с тяжелым вздохом не поднялся со скамьи, повторяя нехитрые приготовления эльфа. Накрылась задницей тролля и баня, и простецкое желание пожрать и выспаться от души, на кровати, о которой давно просили помятые жизнью ведьмачьи кости. Несправедливость бытия засияла с новой силой, а усугубляло ее, что это он, ведьмак, сам же все и пересрал - мол, греб среди ебанины, нехай и сворачивать. А то ишь чего ему захотелось.

- Куда ты рванул-то, мститель ушастый?
Вестимо куда - в соседнюю деревню, освобождать своих же ушастых головорезов. И леший же потянул ведьмака обмолвиться эльфу, когда он только пригрелся на лавке.
Да чтоб этих белок тролли сожрали, думал Брэен, затягивая перевязь с клинками. И белок, и болтливого кмета, что позарился на пару монет, и его самого.

- Курва, - обреченно вздохнул ведьмак про свою судьбинушку.
- Да погоди-ты, - бросил уже эльфу Брэен и в сердцах добавил, - лесной воитель хренов.
Ворчал кот еще долго. Ворчал или буравил хмурым взглядом протоптанную дорогу, уводящую в соседнюю деревеньку.

Отредактировано Брэен (28.04.2019 11:24)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Настоящее » [08.1271] Ai Vis Lo Chat


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC