Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [19.05.1268] И грянул шторм


[19.05.1268] И грянул шторм

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--
Время: Вечер
Место: Море, неподалёку от Новиграда
Участники: Цири, Виндхельм фон Ашенберг
Краткое описание: Неуспев толком сосредоточится Цирилла прыгнула меж мирами, и... промахнулась, попав не в то место, не в то время и не в тот мир. Она оказалась в целой сажени над океаном, да к тому же верхом на Кельпи, на счастье на горизонте виднелся приближающийся корабль, но ещё быстрее приближался шторм.
NB! не нормативная лексика, замкнутое пространство корабля, по прибытию в Новиград игра заканчивается, ах да чуть не забыл, дай волю фантазии игрок

Отредактировано Виндхельм фон Ашенберг (27.07.2017 10:01)

0

2

Корабль уверенно шёл по волнам, это было отличное корыто, крепкое и вместительное, идеальное торговое судно, даже не верилось, что какому-то идиоту, пришла в голову мысль назвать его «Толстый Кабан».
     Немного подумав, барон Ашенберг, вспомнил, что тем самым идиотом, был он сам, а также и то, что ранее судно называлось ещё хуже. Порывшись в памяти, Виндхельм, признал, что называть корабль по пьяни не лучшая идея, однако нынешнее название было лучше старого, не менее звучного имени «Морская Шлюха», которое ну ни как не подходило для торгового судна.
     Погода которая с утра была так себе, становилась всё более сырой, того и гляди пойдёт морось, а за ней и дождь не за горами. Вдобавок ветер усиливался, с одной стороны это хорош ведь он был попутным, с другой, старые моряки без конца болтали о том, что вот-вот подымится ураган, а швартоваться в порту во время урагана будет разве что конченный дибил.
     Торговое судно плыло в вольный город Новиград с не менее вольных островов Скеллиге.
     Отправляясь в путешествие, барон, не переставая ругался из-за того, что новую торговую сделку он должен был заключать сам, хотя обычно это была обязанность управляющего торговым домом, но что поделать если Ан Крайты предпочитали говорить с хозяином, а не с посредником, так что приняв во внимание будущую выгоду пришлось отправится в путешествие. По счастью в пути к ним не пристал не один пират и не потрепал не один шторм.
     Отправляясь обратно на большую землю, барон, не переставая ругался из-за того, что ему приходится покидать новых друзей и приглянувшуюся ему простую и суровую жизнь островитян, но что поделать, он не мог пить мёд у Ан Крайтов до скончания времён. К несчастью на обратном пути их дважды тормозили корабли островитян и дважды всем на корабле приходилось упиваться вдрызг с пиратами, которые слава богам служили дому Ан Крайтов.
     - Господин, за нами шторм, боюсь, мы можем не успеть в Новиград до его начала, - звонкий бас капитана отвлёк Хельма от раздумий и он в сотый раз удивился тому, что краснолюд смог стать капитаном корабля, да к тому же отличным. – Я думаю нужно отойти в сторону и переждать шторм в море, судя по тому, как ветер идёт, он, вряд ли будет сильным.
     - Вы в мореплавании понимаете больше моего, капитан Кантегерд, - ответил Виндхельм, который знал о приближающемся шторме с самого утра, ведь его нога болела так, что её хотелось отрезать. – Хотя ещё вчера говорил, что мы вряд ли успеем, нога болит зверски.
     - Хе-хе-хе, вы прям как, старый Вилли, тот тоже ногу повредил в бою, любую грозу мог предсказать. Эх, жаль, что старина сошёл на берег, но ничего не поделать годы у него были уже не те, - порядком седой, но при этом весьма крепкий, краснолюд любил повспоминать былые, а Виндхельм любил послушать его байки, за кубком вина. – Дам вам совет от, старины Вилли, выпейте чего покрепче, меньше будет болеть, а на ночь разотрите перцовкой, проверенный метод!
     - Знаю, сам так делаю каждый раз, но пока ещё постою, люблю, знаешь морской воздух, - вдохнув поглубже и посмотрев в сторону Новиграда, Хельм слегка помрачнел. – Не получится, наверное, выпить, быть пьяным в шторм самоубийство.
     - Ну если не будете выходить из каюты, то ничего не случится, и в сотый раз вас прошу, сидите в каюте во время шторма, мы ценим вашу помощь, но не простим себе если вас смоет за борт, - это был аргумент, не будет барона, не будет и денег за их труд. – Ну, вы пока наслаждайтесь видом, господин, а я пойду, покомандую этими ленивыми псами.
     - Ну давай, дерзай капитан, - улыбнулся, Хельм. – Стоит, раз дать смерду спуск и он сядет на шею, без плети они ни черта не понимают.
     - Это вы верно говорите, барон, но мне пора, не скучайте, - и развернувшись Кантегерд заорал во всю лужёную глотку. – Ну что рты раззявили бездельники! А ну за работу чёртовы лентяи! Шторм не за горами, а корабль ещё не готов! А ну шевелись псы помойные!
     Сказать, что речь капитана возымела действие, не сказать ничего, матросы не то, что забегали по кораблю, они чуть ли не летали, Капитана здесь все уважали и знали, что не стоит бояться от него тирании, он был душевным краснолюдом и отличным моряком, так что заслужил любовь команды. Другое дело, барон Ашенберг, за плаванье он пару раз наказывал тех, кого счёл бездельниками, и те ребята кому досталось, долго будут помнить то, как он умеет держать плеть.
     А тем временем вдалеке на горизонте стали виднеться тёмные, почти чёрные грозовые облака. Надвигался шторм.

Отредактировано Виндхельм фон Ашенберг (01.08.2017 09:34)

+1

3

Ошибиться может каждый, от этого никто не застрахован. Страшнее когда от неверного шага зависит твоя собственная жизнь. Или жизнь спутников, с которыми вместе прошли и огонь и воду, и эльфов с их косыми и недобрыми взглядами, и множество миров, которые были после.
Ей не дали времени, чтобы сосредоточиться, не оставили ни малейшего шанса, на то, то они благополучно скроются опять. Цири успела только вскочить в седло, Кэльпи отчаянно заржала, потому что уже слишком хорошо знала, что будет. Переходы давались ей труднее, чем наезднице. Девушка закрыла глаза, сосредоточилась и через мгновение ощутила, что падает. Под копытами вороной кобылы была пустота, а внизу, со стремительной скоростью, приближалась вода. Сил исправить ошибку не было, для очередного перемещения было еще рано, Цири бы точно снова засекли, и уже так просто было бы не уйти.
- Ну ничего-ничего, Кэльпи, бывало и похуже. Мы обязательно выплывем.
А дальше Цирилла уже ничего не успела сказать, погрузившись на несколько метров под соленую воду. Она плохо различала, где находится лошадь, да и мысли о верной подруге вытесняли инстинкты самосохранения. Отчаянно заработав руками и ногами,  Цири начала грести на поверхность, когда к ней вернулось ощущение пространства. Кажется, Кэльпи боролась за жизнь где-то рядом. В темной воде было не разглядеть как следует. Оказавшись на поверхности, девушка сделала глубокий вдох и отчаянно закашлялась. Когда приступ паники прошел, к ней вернулась способность здраво мыслить. Кэльпи нигде не было видно, и Цири несколько раз позвала кобылу. Было горько и обидно, что по такой нелепой ошибке, она лишилась верной подруги. Но подумать об очередной потере она еще успеет, сейчас надо было решать, как выбираться. Берега не было видно. А на горизонте сгущались свинцовые тучи, грозя обрушится проливным дождем. Цири, практически выросшая на островах, прекрасно осознавала, чем это грозит.
Ее опасение подтвердилось первой молнией, которая с треском пересекла небо. А потом раздался оглушительный гром. Везению Цири не было предела – она оказалась прямо в сердце зарождающегося шторма. Надежды на то, то Кэльпы выплывет, уже не было. Нелепо и совершенно по-глупому, Цирилла лишилась своей верной спутницы и винить могла только себя.
Оглядевшись по сторонам, девушке показалось, что она увидела вдалеке корабль. Доплыть до него казалось реальнее, чем держать путь в никуда. Или ждать чуда. То, что ее заметили, было практически невозможно. Цири все же надеялась, что смотрящий заметит человека в воде, и они предпримут хоть что-то, чтобы вытащить ее на борт. Хотя только сумасшедший направит свой корабль в сторону шторма ради спасения неизвестно кого. А она попытается максимально облегчить им задачу – уж плавать она умела хорошо. Главное, чтобы никакие морские чудища не решили ей закусить. Но может статься и так, что в этом мире и нет никаких чудовищ вовсе.

Отредактировано Цири (14.08.2017 20:01)

+2

4

Небо покрыли стремительно темнеющие свинцовые тучи, молнии раздирали небеса на части, а ливень шёл такой, что все моряки промокли на сквозь. Шквальные ветер поднялся такой, что затрещала мачта, однако капитан ещё не отдал приказ убрать паруса, для этого было пока рановато, нужно было подойти чуть ближе к земле, где волны будут слабее, но не слишком близко иначе их разобьёт о скалы. Кораблик прыгал по волнам так, что не будь груз привязан заранее, всё бы уже оказалось за бортом.

     Виндхельм помогал морякам натягивать канаты, вязать узлы он не умел, зато руки у воина были сильные, а ноки крепко держали его на палубе.

      - Барон, ради богов запритесь в каюте, скоро будет дуть куда сильнее, вас сдует в море! - Кантегерд не любил, когда на его корабле начиналось самоуправство, но приказывать хозяину он не мог. -  Если с вами что-то случится, мне башку отвертят!

      - Не волнуйтесь капитан, как только войдём в шторм, я тут же спущусь в каюту, - улыбка на лице Ашенберга говорила о том, что спорить бесполезно, человек был счастлив встречать трудности. – Вы же не против?! Это ведь ещё не шторм.

      - Эх… Дело ваше, но не забывайте, я несу за вас ответственность, - капитан отправился дальше по кораблю, раздавая тумаки и приказы.

     Тем временем ветер усиливался, ещё чуть-чуть и пора будет спустить паруса, ливень шёл такой, что ни черта не было видно, а гром стоял такой, что вопль вперёд смотрящего расслышали не сразу. Виндхельм закончив натягивать канат и ухватившись за сдерживающую бочки сеть, задрал голову вверх и прислушался, но не услышал ничего, раскат грома вновь заглушил отчаянный вопль.

      - Матрос, что он орёт? – обратился барон к одному из моряков. - Я ни черта не слышу из-за этого грома.

      - Как и я, милсдарь, - улыбнулся моряк. – Да опять какую ни будь хрень несёт, это ж старый Грем, вы же знаете Грема?

      - Нет, не знаю, - странным образом вместе с бурей поднималось и настроение барона. А что, с ним не так?

     Ответ на этот вопрос так и остался неизвестен, ибо потонул в волне грома, после которого наступила вязкая и маслянистая тишина, сквозь которую словно кинжал прорезался крик старого Грема, доносящий до команда самые страшные слова, которые можно было услышать в шторм.

      - ЧЕЛОВЕК ЗА БОРТОМ!!!

     Команда устремила взгляд туда, куда указывала рука старого матроса и сквозь ливень все увидели, как неподалёку от корабля в высоких волнах барахтался кто-то похожий на человека. Все моряки сразу поняли две вещи. Первая, человек не доплывёт до корабля сам в такой шторм, да и верёвку до него не добросить далековато. Второе, нырять за ним при таких волнах и ливне, почти самоубийство.

      - Капитан, какие будут приказания? – спросил кто-то из матросов. – Ведь утонет же!

      - Да ты посмотри на волны! – вторил ему другой моряк. – Сами ж потопнем! Если прыгнем!

      - Капитан? – спросил уже барон.

      - Парни правы, нырять опасно, а верёвку вряд ли докинем, попробуем, конечно кинуть, но шансов у бедолаги нет, - пока капитан говорил, человечек скрылся под водой, то ли нырнул, то ли начал тонуть. Капитан вздохнул и повернулся к барону, что бы подтвердить печальный факт. – Вы с умы сошли!!! Остановите его!!!

     Но было поздно, барон уже скинул сапоги и плащ и встал одной ногой на перила. Моряки кинулись к нему, но поймали лишь мокрый дождь и солёный воздух. Виндхельм фон Ашенберг, как истинный дворянин не был полным идиотом, но не простил бы себе того, что бросил человека в беде.

     Вода впилась в барона сотней тысяч, маленьких ледяных иголок, но закалённое с детство тело, не свела судорога и побарахтавшись под водой, он всё же выплыл на поверхность. Волны подбрасывали его как куклу и наровились утопить. Ноющая нога от холода онемела, но всё ещё работала и мощные руки рыцаря, начали загребать воду под себя.

     С корабля разносились крики команды, но он не слушал, понимал, что его зовут вернуться, но не слушал, он уже почти доплыл, да то исчезающего, то вновь скрывающегося под водой бедолаги.

     Наконец он приблизился к цели и набрав побольше воздуха в лёгкие, нырнул за скрывшимся под водой телом, вцепился в него с силой левой рукой. Худенькое, лёгкое, выбившееся из сил тельце молодой девушки с чертовски приятной на ощупь грудью, которую барон зажал в руке, стараясь удержать утопающую. Даже перед лицом смерти он оставался мужчиной.

     Волны топили его, но он продолжал работать свободной рукой и ногами изо всех сил, приближаясь к кораблю, а океан тем временем будто бы дёргал за ноги и топил их обоих. Когда руки и ноги уже устали и потеряли всякую чувствительность, а до корабля оставалось совсем чуть-чуть, он вдруг ухватился за что-то, что тут же натянулось. Верёвка! А вернее спасительный канат, за который их начали вытаскивать, ещё немного и он вместе со своим грузом рухнул на палубу корабля.

      - Дьявол вас побери, Барон, вы из ума выжили так рисковать!!! – вопил басом капитан.

     Но барон не ответил, не было сил, единственное на что его хватило, это только понять, что он ещё сжимает девушка за… интересное место, а потому он с чувством выполненного долга разжал руку и провалился в небытие, что бы через минуту очнувшись увидеть как их с девушкой несут в его каюту.

      - Её на кровать, меня, на лавку, - сказал он приходя в себя, и чувствуя как болит всё что может болеть.

      - Как скажете, - ответил кто-то из моряков.

+1

5

Страх и холод медленно, но прочно завоевывали место в мыслях и душе юной ведьмачки, так неудачно переместившейся в пространстве. Они, эти мысли, настойчиво оттесняли все другие,  Осечка, которая стоила жизни ее лошади. Впрочем, сама Цири тоже в скором времени распрощается с землей обетованной и отправится в какой-нибудь лучший из миров. Хотя теперь девушка сильно сомневалась, что он существовал вообще.  Она не успевала удивляться своим мыслям, слишком занятая добычей глотка воздуха, которого не хватало так, что казалось, ее легкие сейчас разорвутся.  Волны накрывали, давили своей мощью, заставляли нырять снова и снова – под водой хоть немного, но было проще бороться со штормом, пока хватало воздуха. Попытки переместиться Цири ставила уже давно, но не была уверена в том, сколько времени уже провела в тщетных попытках доплыть до спасительного корабля. Ей уже было все равно, что такие частые перемещения привлекут внимание Дикой охоты почти наверняка, но перспектива утонуть не радовала совсем. Вот только не выходило. Сколько Цири не пыталась сконцентрироваться, у нее не выходило. Не получалось даже того зеленоватого тумана, который придает ей скорость, как ведьмаку под какой-нибудь там Пургой. Ей особо не рассказывали про эликсиры, а библиотека Каэр Морхена, в которой находились эти фолианты, была всегда под замком. Но для бывшей княжны в нежном возрасте не существовало запертых дверей, поэтому немного она вычитала сама, особо не заостряя впрочем внимания на этих знаниях, больше разглядывая странные картинки в не менее потрепанной книжице. Сейчас-то она знала, что там были вовсе не ведьмачьи секреты, и при одном воспоминании о содержимом благородные барышни пришли бы в ужас. Или краснели не хуже полевых маков.
Цири наглоталась воды, выбилась из сил и уже почти потеряла надежду, когда ей показалось, что с корабля спрыгнул человек и уверенно двигался к ней. Вот только девушка понимала, что он не успеет. Ведьмачка уходила под воду. И ее последние мысли были о белоголовом ведьмаке и чародейке с ярко-фиалковыми глазами.  Не успела. Не нашла.
Она плохо понимала, что происходит. Только чувствовала сильные руки, держащие ее совсем не там, где следовало. Но Цири не собиралась возмущаться или строить оскорбленную невинность. Он спасал. А значит было можно все. И сейчас было не время задумываться , какие части тела при этом будут задействованы и как низко падет ее гордость. Впрочем, о гордости тоже можно было особо не задумываться. Такие проблемы могли волновать Цириллу, княжну Цинтры. Ведьмачку Цири подобное волновало мало. Да и в борьбе за жизнь все средства хороши, и девушка вцепилась в  руку так, чтобы уж наверняка он ее не потерял в пучине. А дальше она провалилась в сладкое ничто.
Очнулась Цири на полу, который качался слишком сильно. Она замерзла, ее лихорадило. Мокрая одежда неприятно прилипала к телу. С трудом девушке удалось подняться на ноги. В каюте царил полумрак, во вспышках молний можно было рассмотреть кровать, стол, пару стульев, несколько сундуков.  И лавку, на которой кто-то лежал. По обрывкам воспоминаний Цири могла предположить, что это тот самый,  который спас. Ведьмачка подошла ближе, опустила руку на грудь мужчины. Дышит. Но тоже замерз.
- Что ж Вас не переодел никто,  - вздохнула она. Вернулась к кровати, сняла с нее промокшее покрывало. Одеяло было относительно сухим. По крайней мере, гораздо суше, чем одежда на ней и на мужчине. Вернувшись с покрывалом к лавке, Цири не могла не удивиться, что мужчина не упал, в отличие от нее. Лавка была намного уже кровати.
- Вы меня слышите? Вам надо переодеться,  замерзнете. Нам обоим надо. На кровати достаточно места для двоих.
Ведьмачка не была уверена, понимает ли он ее. Не знала, в какой мир ее занесло на этот раз. Но кажется, что говорили они на знакомом языке. 
- Я Вам благодарна. Очень. Но не смогу сейчас отплатить Вам тем же, если Вы мне немного не поможете.

+2

6

Матросы заволокли их в каюту, корабль уже прилично качало, но моряки были к этому привычно. Стоило им только положить обоих в каюте, девушку на кровать, барона на лавку, всё как он приказал, началась катавасия. Не суждено было сбыться мечте матросов и полюбоваться перед возвращением красивой дивчиной, так же как не было суждено барону избавиться от высасывающей тепло мокрой одежды.

     Усилившийся шторм так тряхнул корабль, что несмотря на уже убранный парус треснула мачта, а привязанные грузы того и гляди полетели бы за борт. Маленький шторм превратился в адскую бурю. Морякам пришлось бросить девушку с бароном и бежать на палубу, спасать корабль, груз и жизни всей команды.

     Сквозь уходящее и приходящее сознание Ашенберг видел все манипуляции матросов, как их несли, как положили и как подпрыгнувший на волне корабль сбил всех с ног. Затем послышались крики капитана, ругань моряков и то, как все убежали наверх, видимо шторм усилился. В итоге он понял, их оставили одних.

     Уставший Виндхельм лёжа на лавке понимал, что нужно встать, нужно снять мокрую одежду, нужно… Да… Нужно раздеть девушку, иначе она тоже простудится и заболеет, а этого он ни ей ни себе не желал. Но сил не было, всё тело гудело, он устал, очень устал и будто врос в лавку. Нужно было отдохнуть, совсем чуть-чуть, всего лишь одну минутку.

     Хельм не знал, сколько он так провалялся, но чувствовал, как его пронизал холод. Холод и усталость стали его частью, сил не было не на что. Он был слаб и беспомощен, как младенец. Это вызвало в нём обиду и стыд, а вслед за ними пришёл и гнев, гнев на самого себя, ведь он вспомнил, что не один. Девушке была нужна его помощь. И тут, что-то твёрдое коснулось груди.

     — Вы меня слышите? Вам надо переодеться, замерзнете. Нам обоим надо. На кровати достаточно места для двоих, - голос был приятный, и девичий, а значит, девушка пришла в себя, нельзя больше валятся, его долг чести помочь ей. Он открыл глаза и посмотрел на неё. Пепельные волосы, красивое лицо с огромными и прекрасными зелёными глазами и шрам, что портил всю картину. Впрочем, у воина и самого их было немало. — Я Вам благодарна. Очень. Но не смогу сейчас отплатить Вам тем же, если Вы мне немного не поможете.

     -Кха, кха… Платить не надо, ты мне ничего не должна девочка, я просто исполнил свой долг, - он собрался с силами и сел на лавке. Усталость тут же, как рукой сняло, впрочем, это не удивляло, сквозь мокрую одежду было крайне отчётливо видно, что девушка ладненькая. Прав был Ксавье, ради быба у мужика всегда силы найдутся. Из вежливости он отвёл глаза. – Сейчас достану сухую одежду. Держись за лавку, а то навернёшься. Качка, что надо, видать наверху шторм.

     Он подошёл к прикреплённому к полу сундуку, открыл его и немного порывшись, извлёк на свет шерстяные штаны, льняную рубаху, тёплую кофту и белые вязаные носки. Одежда была довольно красивая и новая, он взял её на скеллиге, хотел подарить знакомой дворянке-охотнице, но теперь у этих вещей была другая судьба, да и девушке на вид они были в пору.

     - Вот возьми, сухое и тёплое, то, что надо, - он передал одежду девушке. Шерсть, конечно, кололась, но он надеялся, что она не будет привередничать. – Я отвернусь, переодевайтесь.

     Он отвернулся к сундуку, выгреб из него одежду себе по размеру, так же со скеллиге, но это он уже брал для себя. Он зашёл, за шкаф, в нём хранились карты и торговые бумаги, чтобы не смущать девушку. Стянуть с себя мокрое, было той её задачкой, но он справился и даже не упал, правда шишку таки набил. Одеться было проще, вместе с шерстяной тканью пришло и тепло, но этого было мало, стоило согреться и изнутри.

- Меня зовут, Виндхельм. Виндхельм фон Ашенберг. – Не поворачиваясь к ней, барон открыл не большой тайничок в шкафу и порылся в нём, перцовка подошла бы, но для девушки была бы крепковата, поэтому он достал ядрёное Каэдвенское вино и пару кубков. – Вы уже переоделись? Нужно выпить вина, а не то можем заболеть, вы ведь не против?

+1

7

Буря брала свое. Корабль качало так, что стоять на ногах становилось сложнее с каждой секундой. Цири не раз выходила в море, когда еще совсем маленькой девочкой гостила на Скеллиге. Она знала, что такое настоящий шторм. Но никогда не боялась. Раскаты грома чередовались с треском на палубе. Иногда доносились крики и ругань матросов. Но каюта была относительно далеко,  потому все звуки извне были достаточно приглушенными, чтобы не нарушать спокойствия обитателя каюты.  И не беспокоиться лишний раз из-за крепких выражений матросов. Впрочем, то не сильно беспокоило княжну – Крысы, бывало, выражались и похуже. То тогда у нее предательски краснели щеки, а сейчас-то чего.
Мужчина разглядывал ее, Цири чувствовала этот изучающий взгляд и чуть повела плечами, словно сбрасывая его с себя. Чуть качнула головой, чтобы волосы скрыли шрам на щеке, как привыкла это делать. Но они были мокрыми и слипшимися, и ее маневр не удался. Ну и ладно. Пусть смотрит. Девушка гордо вскинула голову, почти противореча себе.
- Вы уж определитесь. А то я сначала девочка, потом на «вы» ко мне обращаетесь… И не путайте меня с портовой… девкой. Вряд ли я смогу отблагодарить так же. Да и денег у меня нет. Только меч и остался.
Она кивнула на ножны за спиной и чудом уцелевший гвихир, который был дорог ей не меньше вороной кобылы. Хоть что-то судьба решила оставить ведьмачке.  И на том спасибо…
Цири понимала, что несет полную чушь, но остановиться не могла. Мужчина казался благородным и манерным. И ни на что не претендующим. Он же жизнь спас, в конце концов.
Мокрая одежда продолжала неприятно липнуть к коже, да  и судя по тому, как мужчина отвел взгляд, не скрывала ни единой подробности изгибов ее тела. Но и на то Цири тоже наплевала. Она слишком устала и слишком замерзла. И еще Кэльпи, которую было очень жаль. Девушка совсем не по-аристократски всхлипнула и вытерла нос рукавом.
Цири не успела удивиться или спросить, откуда у ее спасителя нашлись женские вещи. Она осторожно провела по ним рукой, оценивая качество. Да уж, подарок явно не из дешевых.
- Может еще и трусики батистовые завалялись в сундучке? – буркнула себе под нос девушка, и практически отлетела в другую часть каюты. Корабль опасно накренился, или подпрыгнул на очередной волне – она не могла бы точно сказать. Но вот похвастаться новой шишкой на голове очень даже сможет.
Кое- как переодевшись, Цири поняла, на сколько она замерзла. Пальцы плохо слушались, так что стянуть мокрую одежду было практически непосильной задачей.  Сухие, а главное – теплые вещи, приятно прилегали к коже и согревали.  Девушка снова шмыгнула носом, но на этот раз от вытирания  рукавом воздержалась.  Пошевелила пальцами в белых носках, чувствуя, как ноги тоже отогреваются.
- Спасибо, - ведьмачка вернулась к кровати и забралась на нее с ногами. – Я Цири.
Вот так. И наверно не стоит вдаваться в детали. Хотя вряд ли одного имени мужчине будет достаточно. Хотя, пока особым любопытством он не отличался. Правда, они и говорили-то всего-ничего. Будет сложно объяснить, как она оказалась в воде в преддверии шторма. Сколько до берега Цири тоже не знала. А придумать убедительную ложь не получалось. Не сказать же, что с неба рухнула – пусть даже это и чистая правда. 
- Переоделась. И да, я совсем не против доброго вина,  в подтверждении своих слов девушка чихнула, забавно наморщив нос и плотнее кутаясь в кофту, которая оказалась чуть великовата. – Болеть ну никак нельзя.

+1

8

Видхельм налил вино в кубок, дополнительно сыпанув в него немного перца и прочих специй, в таком составе оно лучше противостояло болезням и не так сильно било в голову, что-что, а спаивать девочку он не собирался.

     Он подошёл к Цири, активно и весьма успешно стараясь не расплескать, что со стороны, наверное, смотрелось забавно, и передал кубок девушке.

      - Для начала, я ещё не до конца отгоревал по покойной супруге, что бы крутить романы с молоденькими девушками, - начал причитать Хельм назидательным тоном. – Во-вторых, ты слишком красивая для портовой девки, ибо на этих самых девок трезвым глазом можно смотреть только лишь для того, что бы побороть в себе комплекс брезгливости.

     Барон снова доковылял да тайничка, попутно собрав все углы, налил остатки вина во второй кубок, приправив его ударной дозой перца и пряностей. Добраться обратно, не расплескав, судя по ощущениям, он бы уже не смог и поэтому отхлебнул пару глотков.

     С перцем он явно переборщил, горло прожгло огнём, желудок взорвало тошнотворным чувством, но вскоре неприятное ощущение прошло сменившись теплом и першащей резью в горле.

      - Что же до меча, - прохрипел Виндхельм. - Было бы интересно узнать, откуда у приличной с виду барышни такое оружия и как мне думается прилагающиеся к нему навыки мечницы.

     Мужчина прокашлялся и, о чудо, ни разу не споткнувшись, дошёл до лавки и сел перед девушкой. И глядя прямо в её огромные изумрудные глаза продолжил.

     - Для зерриканки ты слишком светлокожая, для циркачки, опять же, слишком грозная, - тихо, но уважительно произнёл он. - Я вот реданский барон и успешный предприниматель, а кто же такая ты, Цири?

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [19.05.1268] И грянул шторм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC