Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [09.1115] Путь переменам


[09.1115] Путь переменам

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Следует остерегаться злоупотреблять милосердием.
Место: Аретуза
Время: начало сентября
Участники: Литта Нейд, Шеала де Танкарвилль
Краткое описание: Аретуза всегда славилась своими ученицами, выпуская в мир обладательниц блестящих и ограненных подобно бриллианту разумов, способных познавать непознанное, оттачивать неоттачиваемое и даже руководить целыми королевствами. А как так получается, причём тут новый спецкурс, некоторые проблемы, свойственные и несвойственные адепткам нежного возраста, и неприятные учителя - придется познавать на практике.

0

2

- …а она ей и говорит, если ты считаешь, что без этого можно нормально колдовать, то смею тебя разочаровать – пока твой цветок…
Адептки прервали перемежаемую смешками беседу, обернувшись в сторону скрипнувшей двери. В этой, самой старой части школы, всегда было немного небрежно – над каменными полами гуляли прохладные сквозняки, петли скрипели, а окна не всегда закрывались с первого раза, и госпожа смотрительница не раз роняла крепкие слова, пытаясь привнести немного больше порядка, но бардак вскоре возвращался, оседая толстым слоем невесомой пыли по углам.
- А ты что тут делаешь? Занятия для второго курса в другом месте, - чуть высокомерно протянула очень красивая – кажется, без гламарии не обошлось, не ей ли был посвящен дневной практикум в алхимическом отделе, после которого пришлось проветривать коридоры несколько часов? – адептка.
Шеала неловко прижала к груди два тяжелых гримуара, которые не успела занести в положенное им место, сделала два шага, запуталась в подоле тяжелого платья и едва слышно вздохнула. Взгляда не опустила.
- Я на третьем. И мне разрешили посещение спецкурса, - объяснила она, - я хорошо выполнила пробные задания. Экстерном.
Адептка снисходительно, с оттенком сомнения улыбнулась. Что было хорошо – их всех безупречно учили безупречным манерам. Что было плохо, степень этической изощрённости студенток от курса к курсу росла в геометрической прогрессии, и в компании старших на два-три года адепток Шеала мгновенно почувствовала себя, как в серпентарии. Но сдаваться не собиралась, упрямо поджав губы: для того, чтобы попасть сюда, на этот спецкурс, ей приходилось урывать время за счет и без того не всегда полноценного сна – иногда занятия проходили и по ночам – и зубрить, зубрить до мельтешения черно-белых пятен перед глазами, вглядываясь в гравюры, запоминая причудливые схемы и стараясь не запутаться в бесконечно однообразных m. compressor, m. depressor, m. extensor, и, конечно же, m. erector. На тридцатый раз это название перестало казаться ей смешным.
Анатомия была очень тяжелой, но она чем-то неуловимо очаровывала. И, узнав, что к осени госпожа Летисия де Венс набирает небольшую группу адепток на экспериментальный курс, который официально в бумагах значился как «паталогическая анатомия», а на деле обещал быть чем-то существенно более обширным и интересным, она долго уговаривала госпожу д’Эст хотя бы дать ей шанс, потратила всё лето на подготовку и наконец, под конец лета, всё же была допущена - в обход правил. Как верно заметила красивая адептка, студенток младших курсов туда не брали.
Но правильно проведенное – как же дрожали руки под тяжелыми взглядами госпожи Бианки, госпожи Летисии и самой госпожи Тиссаи! – вскрытие открыло ей дорогу и даже, можно сказать, окрылило. Проблемы притаились не там, где их ждали – в окружении подобного цветника, ощетинившегося при виде малолетней выскочки, будет сложно, но не для того она так старалась, чтобы…
- Это не ты во время весенних экзаменов единственная из потока не смогла даже наполнить водой стакан? – в устах адептки история казалась очень забавной, и сквозь каждое слово, не таясь, сочилось всё то же сомнение в возможности нахождения её здесь, - вот умора-то. Я, например, летом набрала целую купальню и ещё сил осталось - море.
Шеала прищурилась, чувствуя, как к скулам приливает кровь. Краснеть она не любила, считая то, что творится с её лицом в такие моменты, просто ужасно некрасивым. Возразила:
- Для патанатомии не нужна вода.
Кажется, в дальнейшем развилась бы занятная дискуссия на тему того, сколько сил и мастерства потребуется для курса «патанатомии», который на самом деле являлся ничем иным, как введением в генетически-анатомические экзерсисы, сопряженным даже, кажется, с базовыми элементами некромантии - курса формально запрещенного для изучения в рамках общей магической программы. Но по слухам, сама госпожа де Врие в этом году пересмотрела некоторые решения, мудро не собираясь лишать выпускниц возможности овладеть подобным под грамотным руководством, а не тайком, по карманному пособию, купленному на черном рынке.
Почти что уроки полового воспитания, надо думать. Впрочем, судя по обрывку услышанного ей разговора, гипотезы господина Стаммельфорда, антинаучные и пахнущие мужским шовинизмом, накрепко засели во взбудораженных гормонами умах, сводя на нет любые уроки. Может быть, поэтому теория господина Стаммельфорда и не смогла найти достаточно научно обоснованного практического подтверждения – мало кто из адепток к тому моменту, как большинство начинало осваивать сложные чары, могло похвастаться наличием того, что по мнению мэтра, вредило использованию магии, буквально наперегонки мчась к достижению высот магических искусств при каждой удобной возможности, потому, что, по мнению господина Стаммельфорда, не менее важной была и регулярность. Сама Шеала опрометчиво думала, что в подобных вопросах можно обойтись своими силами, но подобное мнение было непопулярным, а появление на горизонте любого обладателя штанов неизменно сопровождалось нездоровым возбуждением. Впрочем, в Локсии такое случалось очень нечасто, а малочисленные возможности вырваться на свободу были слишком малочисленными. Девушки варились в собственном соку и сходили с ума от нахождения в этой изысканной клетке.
Но занятной дискуссии не вышло, потому что госпожа Летисия явилась точно в срок, шурша складками на восхитительном платье и источая сложный запах, основными нотами в котором были, кажется, горький офирский апельсин и что-то не менее экзотическое вроде мускуса.
Госпожу Летисию, несмотря на её безупречно аристократическую внешность и показательную, буквально кричащую женственность, боялись до дрожи в коленках.
Госпожа Летисия, говорят, ставила провинившихся на гречку в углу и много и со вкусом порола. Тех, кто не провинился, тоже иногда порола, то ли ради профилактики, то ли получая противоестественное удовольствие – хотя какие вещи в магическом обществе вообще могли считаться противоестественными? Госпожа Летисия была красива холодной, ледяной красотой знающей себе цену женщины, носила иссиня-черные волосы убранными в высокую прическу и всегда смотрела на адепток сверху вниз, не просто так – никто из преподавательниц больше не мог похвастаться умением ходить на настолько ошеломительно высоком каблуке.
Лекторий, выделенный под спецкурс, был крошечным – несмотря на малочисленность группы, на всех едва хватило места, и уже речи не могло идти о том, чтобы сидеть подальше от старшекурсниц, на отдельной скамье. Шеала замешкалась, и выбора не осталось – ей досталось место рядом с алебастрово-бледной, рыжей и целиком покрытой веснушками студенткой. Поклонница теорий Стаммельфорда сидела в соседнем ряду справа, а любительница гламарии – прямо впереди, и её волосы лезли прямо на чистый пергамент для записей. Шеала раздраженно сбросила их рукой, но адептка тряхнула головой, и грива снова разлетелась по столешнице. «Если я их сожгу», - тоскливо подумала она, - «меня выгонят без права восстановления».
Обведя аудиторию строгим взглядом, жгущим не хуже куска льда с ледника, госпожа Летисия произнесла:
- Теории, я полагаю, у вас было и без того достаточно. Почему бы не проверить на практике, кто на что способен, девочки? Пара, справившаяся хуже всех, будет убирать лекторию, ну же.
Девочки, оценив тон, невольно сглотнули. На преподавательском столе, прикрытое белоснежной простыней и обмотанное искрящими цепями ледяных чар, лежало тело. Рука, видневшаяся под пузырящейся складкой, была неприятного зеленоватого цвета.
Специальный курс с самой первой минуты начал казаться совсем уж специальным.
[icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info][status]нет, я достаточно ядовита для этого[/status]

+1

3

Разговоры однокурсниц казались Астрид безнадежно унылыми - не тогда, когда речь шла о сомнительной корелляции девственности и возможности как следует колдовать, а в принципе. Почти всегда. Однокурсницам, в свою очередь, безнадежно унылой казалась Астрид, иногда переходя в группу возмутительных: последний такой раз был, когда она сказала, что столь беспокоящего всех состояния можно лишиться с помощью любого продолговатого предмета достаточно плавных очертаний - ну, чтобы без травм обошлось - с того момента ее перестали втягивать в дискуссии без острой в том необходимости.
И это абсолютно всех абсолютно устраивало, потому что уровень этической изощренности Астрид стремился к нулю таким образом, что на графике это было бы линией почти вертикальной, всё было плохо настолько, что большинство адепток всерьез считала, что это не отсутствие нужной “змеиности”, а некая новая ее форма, и не были так уж неправы.
Так получилось и среди кипящих за одно из последних мест на спецкурсе баталий: среди яда, сплетен, слежки друг за другом и войны интриг, за которой преподавательницы наблюдали со сдержанным одобрением, Астрид Литтнейд, дочь ярла Финна Медведя, преспокойно дождалась, когда определится победительница, заручившись перед тем обещанием госпожи Бианки непременно определить ее на свободное место, если таковое будет.
А потом дочь ярла Финна Медведя попросту подошла к празднующей свою победу Ференце и отвела ее в сторонку, обратно вернувшись уже довольной слушательницей курса патологической анатомии.
- И она сказала, что выбьет мне зубы по одному и сломает пальцы, - мрачно делилась потом Ференца с заклятой подругой.
- Но ведь ее накажут и исключат… к тому же, всё это можно вылечить. Хотя, пока вылечат, ты будешь ходить без зубов, хм.
- Да, именно так она и сказала. И потом я подумала, копаться в трупах - мне хватает этого на основном курсе медицины, и пусть остальной дохлятиной занимаются такие, как она.
- Ну да, конечно, - кивала подруга.
Страшной тайной Астрид являлось то, что на патанатомию она так рвалась вовсе не из-за насущной необходимости. И, кстати, не из-за статуса слушательницы спецкурса для избранных (чего так не хватало Ференце).
Ей отчаянно нравилась госпожа Летисия.
Госпожа Летисия была божественна, начиная с острых носков ее туфель и заканчивая гладкой прической цвета воронова крыла. У госпожи Летисии была безупречная кожа - в отличие от некоторых, да - и она двигалась так величественно, что ни одна королева не могла с ней сравниться. И, разумеется, за право любоваться ей беспрепятственно в течение лекций и семинаров, Астрид и в самом деле была готова выбивать зубы и ломать пальцы. Возможно, молотком.
Так что сейчас, поглощенная удовлетворением от достигнутого, она сидела тихо, оперевшись лицом о ладонь так, чтобы скрыть шрам, и даже забывала поглядывать на соседку-младшекурсницу, которую сюда принес какой-то черт, и, кстати, учитывая методы, какими здесь оказалась сама Литтнейд, было очень интересно, дошло ли до разорванных глоток.
Труп ее, в отличие от всех остальных, совершенно не беспокоил, и это даже не на фоне присутствия преподавательницы, которая, кстати, смотрела прямо на нее.
Или на младшекурсницу рядом.
- ...тело мужчины, определение возраста затруднено. Находится в эмфизематической фазе разложения, - бесстрастно сообщала аудитории Астрид, время от времени косясь на склоненную темную макушку соседки, с которой ее и вытащили вперед, - наличие странгуляционной борозды выше гортани возможно свидетельствует об острой смерти в результате асфиксии… если это действительно странгуляционная борозда, поскольку процессы гниения затрудняют идентификацию…
- Вот сейчас вы это и узнаете, - неожиданно заметила госпожа Летисия, запах духов которой совершенно терялся в трупной вони. Астрид так же неожиданно остро осознала, что совершила большую ошибку, - смотрите внимательно, дамы. Госпожа Финнбьорнсдоттир позволяет себе делать смелые предположения, едва откинув простыню. Госпожа де Танкарвилль вообще не должна была здесь находиться. Но мы ведь готовы дать им шанс, верно?
Смешки, раздавшиеся с задних рядов свидетельствовали, скорее, о крайнем облегчении. “Слава Богам, не нас”, - говорили эти смешки.
- Итак, у вас есть двадцать минут, чтобы определить причину смерти. Прошу комментировать ваши действия, здесь всем интересно.
Адептки, прижимающие к лицу платки, были “совершенно согласны”.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (24.07.2017 19:47)

+1

4

Как только чары ослабли, стало понятно, что спецкурс выдержат лишь самые стойкие. Было ли это тонким расчетом госпожи Летисии или же попросту дело оказалось в стоящей жаре, проникающей даже сквозь эти старые стены, выяснять было незачем – на результат это не повлияет. Чародейка должна быть сильной, и она была. Ну, по крайней мере старалась.
Хотя мутило, да.
Шеала покосилась на наставницу – та, несмотря на сильный запах разложения, не скривилась ни на миг, выдерживая на лице то самое, слегка ядовитое выражение высокомерия, мгновенно ставящее её на ступень выше даже относительно коллег по цеху, а ведь каждая из них всех смело шагала по головам обычных людей. Кто знает, какое количество сложных вещей пришлось пережить госпоже Летисии, чтобы добиться такого результата?
Шеала незамедлительно возжелала стать такой же, что бы для этого не потребовалось. Разглядывать лежалый, разбухший труп – пожалуйста. Тьху. Что может быть легче.
Сложности были – к примеру, необходимость работать в команде. Ей повезло больше, чем могло бы – ну, учитывая то, что в пару могла бы попасть задира, а не адептка с непроизносимым именем, благодаря репликам которой, кажется, всё только что стало сложнее.
Или нет, Шеала не смогла определиться, сглотнув на моменте, когда госпожа Летисия перевернула маленькие песочные часы. Это – ограничение по времени – было едва ли не самым страшным, что её могло тут ожидать, это парализовало и начисто пресекало все попытки логически размышлять. Но нельзя было тянуть на дно других, и опозориться в компании старшекурсниц тоже было нельзя.
Сыпется песок, время уходит, нужно что-то думать, а она… Шеала зажмурилась, потом ещё раз. Надо действовать.
Руки дрожали, но голос, как ни странно, звучал ровно.
- Мы действительно можем наблюдать нечто, напоминающее странгуляционную борозду, с левой и… - переборов отвращение, она, торопливо натянув перчатку на руку, прикоснулась к разбухшей голове, поворачивая ее так, чтобы рассмотреть подробности – и с правой, верно, не прерываясь сзади. А вот спереди, чуть правее гортани, мы можем наблюдать ее отсутствие, то есть прерывание. Если я правильно понимаю, повеситься так невозможно, ну, с петлей спереди.
Она подняла глаза на преподавателя, ища одобрения или хоть каких-либо подсказок, но госпожа Летисия, опираясь бедром о стол, щурилась крайне бесстрастно.
- Продолжайте.

Им пришлось осмотреть склеры, слизистые – это было особенно мучительно – состояние языка, потемневшую гортань. От запаха, идущего у трупа изо рта, хотелось незамедлительно умереть, отомстив окружающей действительности хотя бы так – пусть потом тоже помучается от таких запахов.  Песок сыпался, а госпожа Летисия смотрела так, что умереть – это было бы очень милосердным вариантом.
Но смерть всё никак не шла.
Тогда госпожа де Танкарвилль, внутренне содрогаясь от желания немедленно покинуть это помещение и больше никогда не возвращаться, откинула простыню полностью.
- Если я верно понимаю процессы, протекающие в человеческом теле, при повешении мы должны наблюдать скопление крови в конечностях, реже – в районе коленных суставов, если он не висел, разогнувшись. А мы наблюдаем…
Она запнулась. Сложно было что-либо понять на такой стадии, но крови - точнее, выразительного скопления трупных пятен - в нужных местах не виднелось. Зато виднелись раны, много – они усеивали предплечья и плечи, несколько было и на груди, и все они больше смахивали на царапины, чем на порезы. Довольно характерные, надо сказать – даже отсутствие практического опыта позволяло сделать совершенно конкретные выводы.
- …итого, - мучительно покраснев, произнесла Шеала, - можно предположить сердечный приступ вследствие… энергичного сношения.
- Почему вы сделали такие выводы? – всё так же щурясь, спросила госпожа Летисия, не меняя положения. В аудитории снова пробежали смешки.
- Его душили спереди, но язык не выступает из рта и не ущемлен зубами, нет перелома хрящей - нет же? Он не погиб от асфиксии, но видимых травм больше нет. А ещё у него тут есть специфические повреждения, царапины, которые…
Нервно стремясь продемонстрировать, что именно она имеет в виду, Шеала, как это часто у неё бывало, проявляла не точную координацию, а скорее ее отсутствие, поэтому удалось попасть не в царапины, а, случайно, чуть ниже – во вздутую брюшину.
И это стало едва ли не величайшей её ошибкой за всю жизнь.
[icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info][status]нет, я достаточно ядовита для этого[/status]

+1

5

Астрид как раз собиралась было перейти к своей части - немного сердясь на мелкую выскочку, которая взяла и всё сказала (почти всё), она хотела добавить, что душили определенно не руками, а свернутой в жгут тканью, возможно, полотенцем, или шейным платком, но тут оно и случилось.
И это была та история, над которой хорошо злорадствовать, только если тебе ее передали, предпочтительно, через третьи руки, быть ее участником, или даже зрителем - увольте, Литтнейд к белоручкам не относилась, соленой шуточки не чуралась (что скрывала от однокурсниц), однако были же какие-то пределы.
Впрочем, меланхолично думала она, отцовская дружина была бы в восторге, буквально в полном составе - примитивные умы обожали шутки с нечистотами, особенно, если достается всем, а тут и досталось. Раздутое брюхо покойного, Астрид была готова поклясться, что затрещало, как арбуз - и, как арбуз, перезрелый, конечно - лопнуло.
Она затруднилась, с чем сравнивать, то ли с фонтаном, то ли со взрывом, в любом случае, вышло отменно. Обеих “исследовательниц” припечатало так, что, будь за ними стена - на ней остались бы силуэты. Долетело даже до третьего ряда аудитории, что же произошло с первым, наверное, не было смысла даже смотреть. Во всяком случае, Литтнейд, никак не сменившая своей меланхоличной позы, поворачиваться не стала, тем более, что у нее перед глазами (ой, ну пошутите кто-нибудь про “перед глазом”) было куда более ужасное зрелище.
Госпожа Летисия медленно вытерла с безупречного лица то, что на него в итоге налипло. Одним пальцем.
Действие это было столь же бесполезным, сколь многообещающим. Астрид так же меланхолично пожалела, что пошла на этот спецкурс, что поступила в Аретузу, что… углубляясь и обобщая, следовало пожалеть, что родилась на свет, потому что если ты никогда не рождался, тебя не ждет позор и мучительная смерть в конце, задолго до выпуска и возможности… как бы это сказать… обрести истинное могущество, кажется, Фиренца так выражалась.
Наверное, думала Астрид, нужно возмутиться - того требовали неписанные правила выживания в этом сообществе: найти голову, на которую можно все свалить до того, как свалят на твою, тем паче, что здесь это было проще простого, и кто ткнул скальпелем не в то место - все видели. Наверное. Но, выбирая из кучки измазанных гниющим дерьмом куриц и одной не менее измазанной неудачницы, зато с мозгами, Литтнейд сделала выбор довольно просто: хрен вот с ними, с правилами. Она просто органически не переваривала куриц.
Ну и… умирать вместе веселее.
Госпожа Летисия задумчиво растерла в пальцах то, что только что сняла с носа:
- Устрицы, насколько я понимаю, - заметила она в гробовой тишине, - ваша версия насчет свидания получила неожиданное подкрепление. Итак, госпожа Танкарвилль и госпожа Финнбьорнсдоттир… ужасное имя, смените его, если доживете… были правы, и потому останутся в наших рядах. А еще они останутся приводить в порядок аудиторию. Руками. Остальные могут быть свободны.
Труп медленно истаял в воздухе обрывками, будто тлеющая зеленым бумага.
Астрид восхищенно вздохнула.

Литтнейд молчаливо и злобно драила скамьи, подоткнув подол платья - больше для того, чтобы не испачкать им только что отмытого - разговоры вести она не торопилась, да и в такой вони это было сложно. Кое-какого прогресса они, впрочем, достигли, но чем дальше продвигались, тем противнее было думать о неизбежном возвращении в спальни, вот прямо в таком виде, где, конечно, будут ждать. Не месть, так остракизм, или даже и то, и другое, и тут следовало бы подумать, как себя вести, чтобы…
Ой, фу.
- Эти дуры, - веско сказала Астрид, распрямляясь и откидывая со лба волосы, - к тебе наверняка полезут… придут объясниться. Ты не расстраивайся. Всякое бывает. Зато как шикарно им прилетело! И госпожа Летисия сказала, что мы правы и останемся. Можно сказать, хорошо всё кончилось.
Она плюхнулась на скамью и вздохнула, насмешливо разглядывая младшую.
- Ну и денек, ага?
[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (22.08.2017 19:47)

+1

6

Первым делом Шеала проверила книги – не попало ли ничего на обложки. Но с гримуарами было все в порядке – ох, как сейчас пригодилось по примеру наставниц распущенная буйная шевелюра выпендрежницы со старшего курса. Сейчас она, наверное, отмокала в бадье и тщательно отмывала волосы щелочным мылом, а Шеале оставалось только тщательно выскабливать дурно пахнущие остатки неудачливого любителя приключений из всех щелей, которыми изобиловала старая аудитория. Пожалуй, пришло в голову в конце первого получаса уборки, учитывая то мастерство, с которым госпожа Летисия избавилась от трупа… основной части трупа, скажем так, ей наверняка ничего не стоило расширить заклинание и на меньшую часть, размазанную тонким слоем по всему окружающему пространству.
Но, разумеется, это было бы непедагогично.
Подобные умозаключения – про педагогику - Шеалу практически будоражили. Ну, вот даже с учетом того, что она тут считалась пострадавшей стороной, по уши измазанной в последствиях поглощения устриц. От запаха ощутимо мутило, и спасало только то, что она не успела ни позавтракать, ни пообедать.
Поэтому самовольная передышка была воспринята с энтузиазмом – младшая адептка, правда, какое-то время терзалась молчаливыми размышлениями, не относится ли в ситуации что-то к присказке про попа и дьяка, и не будет ли воспринята её собственная остановка как бунт матросов, но в конечном итоге решила, что нехрен признавать свое положение слабейшей.
В конце концов, чем дольше затянутся их дела здесь, тем меньше времени до отбоя придется выслушивать комментарии. О том, что сокурсницы уже знают про произошедшее, Шеала не сомневалась – не сомневалась и в том, что сумеет отбиться; но тут как, неизвестно что неприятнее – отбиваться или же отмывать аудиторию.
- Вот ещё, - Шеала пожала плечами показательно безразлично. Неожиданная участливость пострадавшей по её вине… коллеги по спецкурсу, как-то так это можно было назвать, удивляла. Возможно, уже немало лет живущая в этом змеюшнике, она попросту хотела поделиться бесценным опытом, а может решила, что они в одной лодке, и слабый кормчий поведет их ко дну. Как бы то ни было, участие удивляло приятно, но расслабляться адептка не спешила.
- Я думаю, стоит набрать ведро… этого, и вылить на тех, кто к нам полезет, - мрачно и довольно максималистично закончила Шеала, тщательно выжимая тряпку. Тоже проследив, чтобы не запачкать юбкой уже вымытого, примостилась в углу, который они ещё не вычистили. Дышать тут было нечем, как, впрочем, и по всей аудитории - распахнутая створка окна совершенно не спасала ситуацию, мало того, обитатели соседних помещений, в которых тоже были открыты окна, наверняка уже сбежали куда подальше.
- Прости, что так вышло, - с заминкой произнесла Шеала. Извиняться она не любила и не умела, каждый раз с трудом выдавливая из себя любой подобный жест, но хорошее отношение требовало ответного хорошего отношения, - я знаю, нам запретили пользоваться чарами, пока убираем аудиторию, но может потом, как закончим, удастся натаскать воды… Я могу нагреть много - целую ванную, может даже две. Только надо найти какое-то место, чтобы никто не увидел. А эти… да ну их. Сами бы тут постояли. Денек вправду так себе. Слушай, - она вдруг наморщила лоб, - чёрт, я плохо запомнила твое имя. Я – Шеала. Так вот, слушай, может…
За неплотно прикрытой дверью аудитории, где всё это время царила тишина, вдруг донеслись отчетливые шаги. Коридор был высоким и гулким, с хорошей акустикой, и эхо выходило настолько удручающим, что даже вызывало холодные мурашки вдоль позвоночника. Адептка прикусила губу, едва удержав себя от желания втянуть голову в плечи – каблуки, судя по звуку едва не высекающие искры из пола, простучали мимо двери, но вскоре остановились.
Ещё мгновение – и она, наверное, заглянет в аудиторию, и, увидев, что работа не закончится, выдумает какое-нибудь изощренное наказание, не только жестокое, но ещё и очень педагогичное, и от этого не будет…
Пронесло. Не заглянула.
Но и не ушла.
- Клара. Как там? – голос госпожи де Венс казался удивительно тихим.
- В порядке. Ещё четверо за сегодня. Внизу, в той комнате, где договаривались. А как твои сегодняшние… дурочки? – голос ее собеседницы был Шеале незнаком, и говорила она почти шепотом.
- Терпение, - Летисия хмыкнула, - вся дюжина будет готова к сроку.
[icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info][status]нет, я достаточно ядовита для этого[/status]

0

7

- Ну, если облажаться, то вот так, - бессердечно резюмировала рыжая, - с огоньком. Так что прощаю и… нет, не забывай. Лет через пятьдесят, если доживем, будет, над чем посмеяться. Я - Астрид.
Идея с ведром была удивительно симпатична, но требовала доработки: как, к примеру, незаметно пронести все это в общую спальню? И не спровоцировать потом всеобщую драку, конечно, потому что за такое их точно вышибут, и не со спецкурса, а из школы. Астрид вряд ли выдадут после такого замуж, как обычно это проделывали с неудачницами на континенте, которым хоть и короткое, но все же соприкосновение с миром магии придавало дополнительного лоска. Скажем, одноглазая дочь ярла Финна вряд ли станет желанной невестой даже тем, кто хотел бы с ярлом породниться. И даже не потому, что одноглазая, просто…
Ой, и это еще даже не рассматривать тот факт, что замуж Астрид вовсе не собиралась.
Как ни крути, расклад отвратительный.
Слушать она была, без сомнения, готова, потому что мелкая говорила не удивление разумно и в стремлениях они, кажется, совпадали. Но последующее напрочь отбило у Литтнейд все ее злопакостные намерения, оставив исключительно сосущий под ложечкой ужас. Адептка его испытывала редко, и ни с чем бы не спутала, такой он был мерзкий, скользкий и холодный, что хотелось по-детски ухватиться за полузнакомую Шеалу, забиться с ней в угол, как с тряпичной куклой, которой малыши защищаются от темноты, и так сидеть.
Хорошо, что ненадолго.
- Хорошо, - сказала неведомая Клара и легкомысленно добавила, - встретимся вечером?
- Непременно, - хищная улыбка госпожи Летисии буквально слышалась в ее голосе.  Астрид не дышала, вцепившись в запястье сестры по несчастью и суеверно даже опасалась менять выражение лица - если она сейчас откроет… если откроет дверь… если…
Удаляющийся стук каблуков после затянувшейся паузы был ей ответом, но рыжая не отмерла, пока эхом не послышался шелест легких шагов в другую сторону.
Астрид медленно, очень медленно моргнула и задышала, разжимая пальцы.
- Извини.
Воцарилась тяжелая и долгая тишина, которую старшая же и нарушила, медленно, как моргала до этого, подбирая слова:
- Четыре. В подвале. Вчера отчислили четверых. Думаешь, совпадение? - ужас стремительно переплавлялся в то, к чему Литтнейд привыкла куда больше, - слушай, между прочим, в подвалах есть купальня, эльфская еще, воды могу я наколдовать, мне несложно. Греть вот… брр… а ты что, ну… с огнем, да? Поразительно. Давай закончим скорее и помоемся уже.
Вскочив на ноги, Астрид с двойным энтузиазмом взялась за тряпку. Всякое “надо посмотреть” и “что это такое тут творится” она благоразумно оставила висящим в воздухе: если напарница ее поймет, значит хорошо, если нет - так тому и быть, безопаснее жить будет, и минус риск быть преданной.
Внутренний голос что-то такое шептал о том, что не нужно интересоваться такими вещами, а нужно как можно скорее с любыми отговорками покинуть спецкурс. Кроме того, внутренний голос…
- Грустно, - с честностью, достойной лучшего применения, заметила Астрид, - выходит, мы остались не потому, что она нас признала. А потому что дурочек должна быть дюжина. Не знаю, как тебе, а мне обидно. Пойдешь со мной в подвал, крошка?
[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (24.08.2017 14:04)

+1

8

Впору было решить, что просто госпожу Летисию окружает аура ужаса, как некоторых окружает облако дорогих духов, и шлейф раскрывается только с временем. Сейчас отчетливо проступали нотки комка в горле и широко раскрытых глаз, а ещё – странного покалывания в кончиках пальцев, словно они были опущены в снег. Потом запоздало пришло несколько отстраненное удивление, и верхней нотой в нём была досада. Яркий такой запах, ни с чем не спутать.
Словом, да – Шеале тоже было обидно, что она является символом какого-то круглого числа. Это же Аретуза, где не место тупым деревенским суевериям. Светила науки, последние достижения прогресса – даже юбки на ладонь короче, чем носят обычные женщины, это удобно, это же что-то значит! Даже мылись они тут каждый день, а не как придется.
А тут какая-то дюжина. Что бы это вообще могло значить?
Хорошо, что двери не открылись – потому что, снедаемая глупыми подозрениями, Шеала по прямолинейной наивности наверняка бы спросила прямо и в лоб, и, вероятно, после этого бы простояла один-другой десяток лет в качестве пыльной статуэтки, подпирающей двери в спальню госпожи Летисии. И это в самом оптимистичном случае.
- Глупость какая-то! – драматическим шепотом отозвалась она, совершенно пропустив мимо внимания акт вежливого насилия со стороны товарки по курсу. Рефлекторно, впрочем, потерла запястье, - это может быть про что угодно. Четыре вазы, например. Четыре трупа для аутопсий, вот такие, как мы в ведро собрали. Четыре любовницы госпожи Летисии, - мрачно закончила она, - закованные в двимерит. Ну, знаешь, как в тех романах пишут.
Развивать мысль не стала, потому что план все равно имел свои положительные стороны. Время близилось к ночи – наставницы проверяли, чтобы адептки были в установленное время в постелях (а иногда даже выдергивали на ночные занятия), но до этого срока ещё было какое-то время, которые стоило потратить с пользой. Если там действительно была купальня – Креве, за купальню можно было смело продавать душу.
- Но надо проверить, - приведя внешние реплики в соответствие с внутренними, резюмировала адептка, после чего схватилась за тряпку, - пойду.
В принципе, из-за маячащей на горизонте неиллюзорной перспективы с шиком помыться остаток работы пролетел незаметно и был закончен очень быстро.
Даже обида от собственной «чётности» слегка отошла на другой план – ну тут ведь как, оставалось еще полсотни вариантов, что наставницы на самом деле имели в виду, и, слегка боготворя их всех, Шеала до последнего надеялась на что-то хорошее. Может, какие-то заклинания можно творить только вдвенадцатером, мало ли – да, число в чем-то слегка сакральное, но к людям это относится только тогда, когда надо их приносить в жертву, а уж этого-то с ними никто делать не будет однозначно…
Слова Астрид – те, про отчисленных адепток - не шли с головы. И от них становилось одновременно и жутко, и любопытно, и холодно – и аудиторию они почему-то покидали с таким видом, будто были ворами и прятались.
Впрочем, не попадаться в таком виде на чьи-то глаза – это было затеей не самой глупой.
Вылив остатки незадачливого любителя устриц в самом задрыпанном месте одного из внутренних двориков, в котором даже не стригли буйно разросшиеся эльфские розы, адептки, улучив момент, проскользнули к утопленному входу в подвалы. Их существовало великое множество, но это было создано ради удобства – почти все из них выходили в центральный коридор, по которому водили даже адепток второго курса. В подвалах находилась одна из алхимических лабораторий и склады, но основная часть была заброшена и заперта во избежание.
Замки, впрочем, были самые обычные – амбарные. Незачем запирать магией пустые помещения, верно?
- Мой кузен как-то раз сбил такую штуку с дверей кочергой, - поведала Шеала, - ну и у нас в замке двери потолще, чем тут. Думаю, должно получиться и ведром. Может быть. Замок выглядит хлипеньким.
[icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info][status] [/status]

+1

9

Ни за что в жизни Астрид не призналась бы, что не понимает, о чем идет речь, когда мелкая упомянула “те романы”, но у нее было богатое и живое воображение, которое внезапно выдало картины, скажем, куда более волнующие, чем рассуждения сокурсниц о мужских причиндалах и их применении, простора фантазии не оставлявшие. На пару секунд выпавшая из реальности Финнбьорнсдоттир тряхнула головой и уверенно заявила:
- Когда речь идет о вазах, не говорят таким тоном. А если это о любовницах в двимерите, то одной из… шестнадцати… тем более быть обидно, к тому же от двимерита тошнит. Госпожа Анабель приносила на лекцию оковы, так я еле удержалась.
Шутки шутками, но ужас никуда не делся. Он свернулся где-то внутри и кололся, подбивая что-то делать, но не давая вообще никаких идей насчет того, что именно, от этого было очень нервно.
Астрид, продышавшаяся, наконец, в дворике с розами, задумчиво разглядывала замок, обкатывая в голове довольно очевидную мысль.
- Подвалы обширны, - медленно заметила она, - где проверять-то? Ниже они переходят в подземелья, мы можем за годы ничего не найти, если не знать, в каком направлении искать… так, ладно. Сначала мыться.
От преследующего их запаха вообще не просто становилось дурно, но еще и почти в буквальном смысле вышибало мозги. С этого момента рыжая готовилась плевать в лицо тем, кто скажет, что чем бы ты ни пах, к этому быстро привыкаешь. В общем, если бы не вот это, Астрид бы трижды подумала перед тем, как сбивать замок, или иным способом проникать в помещения, в которые неизвестно, можно ли проникать, но есть вещи, которые подстегивают не хуже плети.
- Дай, - отобрав деревянное, окованное железными обручами ведро, старшая адептка задумчиво взвесила его в руке. Ну, тяжелое. Но всё еще не кочерга.
Взвесила и поставила на пол, вместо этого положив руку на замок, в котором раздались быстрые металлические щелчки - раз, другой, третий - пауза - раз, другой - пауза - раз, два, три, четыре…
- Готово, - что-то в этом смущало. В замке, в коридоре, в который они ступили, буквально проскользнув в едва открывшуюся дверь - она была, может, и не эльфская, но уж точно древняя, тяжелая и темная, распахнуть ее ни у одной из них сил бы не хватило, да и петли…
- Не скрипят, - хмуро заметила Астрид, шагая в темноту, - так, Хильдегарда говорила, что это прямо, до второго поворота и направо. А ты правда жила в замке? То есть, ты из знатных? Не похоже что-то, извини уж.

Хильда не соврала. Между прочим, явление редкое. Глядя на утопленную в полу мраморную чашу, совершенно гладкую внутри, а у бортиков покрытую резьбой, от которой белый мрамор начинал больше походить на кость, Литтнейд подняла повыше “светлячок” и отправилась потрогать желоб, из которого раньше вытекала вода - то есть, его остатки. Из отверстия торчал кусок чего-то черного, то ли оторванный, то ли отбитый… Серебро?
Интересно, почему вода ушла? Вряд ли пересох источник, это же остров, и местные колодцы наверняка уходят в какому-то водяному пласту, если вообще отсюда пресная вода вытекала, а не морская. Скорее всего, ее что-то поднимало наверх, и это что-то перестало работать.
Своды и стены купальни терялись в темноте, но так, наверное, даже лучше.
Интересно, Шеала и правда сможет нагреть?
Еще Астрид думала, что в этой гладкой полусфере будет, наверное, не слишком удобно, и вылезать из нее тоже, да и плевать.
- Вытираться нечем, - грустно сказала она, обернувшись к Шеале, - так что не очень шикарно получится. И еще, знаешь, что? Одежда грязная. Но давай, ты готовься.
Тут бы самой приготовиться.
Встав на колени, Литтнейд прижалась щекой к мраморной резьбе у желоба - поза эта была продиктована исключительно суровой необходимостью, если на практикумах нужно было издеваться над собой и героически стоять, пока низ живота завязывает в узел, здесь оно не требовалось. Можно себе позволить.
К моменту, когда струя - да черт возьми! - морской воды чуть не сбила ее с ног, показалось уже, что этот момент никогда не наступит.
- Высоко, - буркнула рыжая, поеживаясь, - если у тебя не получится, я готова мыться в холодной.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (24.08.2017 15:36)

+1

10

- Может… магия? Мы сможем почувствовать магию где-то внутри, - неуверенно предположила Шеала, наблюдая за процессом взлома. В присутствии намного более уверенной старшекурсницы она то и дело пыталась затеряться и слиться с окружающей обстановкой, и удерживало от этого только напоминание самой себе о том, что в жизни нужно пробиваться наверх, иначе утонешь. И не в море, нет.
- Петли могут смазывать просто потому, что здесь хороший управляющий, - предполагала она и дальше, шепотом, глядя себе под ноги и осторожно ступая по на редкость не покрытым пылью камням, которые заменяли здесь полы, - у нас в замке даже у потайных ходов петли не скрипели. Правда, потому, что ими часто пользовались – так тут может быть то же самое. Только зачем, лаборатория-то далеко…
Она задумалась, поджав губы.
- Да, я из знатных. Но у меня шесть старших сестер – просто представь, что это такое. Думаю, не все из родственников вообще в курсе, что я выжила.
Впрочем, за года, проведенные вдали от дома, наболевшее постепенно истаивало, и собственно переставало быть таким наболевшим - и развивать тему она не стала.

Купальня выглядела очень старой, очень припыленной, но подходящей для того, чтобы смыть с себя эту дрянь. Подходящим на самом деле было что угодно, во что можно было налить воды и залезть потом внутрь без постороннего наблюдения, так что произведение эльфского искусства было очень даже роскошью.
Главное, чтобы без подводных камней.
- Одежду можно прополоснуть потом, - задумчиво предложила Шеала, - а я ее попытаюсь высушить. Знаешь что? Я лучше дойду до спальни в мокром, чем в этом… этом.
Сплетя пальцы в воздухе, она наблюдала за тем, как работала Астрид – было видно, что задание оказалось не таким уж простым, даже на какой-то миг почудилось, что сколько ни пытайся, ничего не выйдет.
Но вышло – притом с таким напором, что от неожиданности Шеала забыла все заклинания, которые знала, и с растерянностью смотрела на брызги, промокающую в них Астрид и гладкую чашу, постепенно наполняемую водой.
Огонь. Нагреть. Да, надо, вспоминай – не дело мыться в холодной, потом лечи сопли четыре месяца.
Все, что она могла делать с водой – брать из нее силу. Это было просто и легко, словно черпать ту же воду горстью из реки, и, в отличие от воды, она не утекала между пальцами, а оставалась в них, покалывая подушечки и заставляя кожу неметь с непривычки.
На самом деле, она была совсем не так сильно уверена в успехе нагревания больших количеств ванн, как озвучивала вслух, но, по личному мнению, лучше было пробовать и возможно достигать успеха, по крайней мере пытаться, чем сложить руки и увериться в собственном бессилии.
Работа с огромными массами была похожа на восхождение по вырубленным в скале ступеням, покрытым льдом и снегом, а сверху еще и дул ветер – тяжело, сложно, но если забыть про гордость, встать на колени и передвигаться крошечными, но уверенными шажочками…
Сморщившись, как от офирского лимона, Шеала договорила заклинание, замкнув компоненты, и тут же поняла, как ошиблась в расчетах. То-то было так тяжело, практически неподъемно.
От воды повалил пар, но все ещё текущая из желоба вода немного спасала положение – в конечном итоге они наверняка получат с одной стороны почти кипяток, с другой – холодину, но может удастся помыться где-то в середине…? Или, в конце концов, помешать чем-то.
- Прости, - сконфужено покаялась Шеала, чувствуя покалывание в висках, - неправильно прикинула переменную.
Даже с сильным головокружением желание помыться затмевало любое другое, и адептка, опершись спиной о какие-то завитушки, флегматично ослабляла шнуровку на платье, задумчиво рассматривая темные пятна на борту чаши.
Не то чтобы очень осознанно, просто зрение стало каким-то медлительным.
- Такое ощущение, что тут тоже какой-то труп взорвался, - поделилась наблюдением она с неглубокомысленным смешком, - забавно, правда?
[icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info][sign] [/sign][status] [/status]

+1

11

Шесть сестер, какой кошмар. У Астрид была всего одна, и их стычки сотрясали остров, так что она не совсем понимала, стоит завидовать или сочувствовать, но на всякий случай промолчала вовсе.
- Никогда так не говори, - она поднялась, чертыхнувшись, осознала, что заработала пару синяков на коленях, и задумчиво уставилась на исходящую паром воду. От смешения кипятка и прибывающей откуда-то из подземных пещер ледяной воды пара было еще больше, но так даже неплохо. Походило на женскую баню дома. А если приложить усилия, то вообще можно вообразить себя даже какой-нибудь знатной эльфкой тех времен, когда они здесь еще были.
- Никогда. В таких случаях нужно делать вид, что так и задумано, тем более, что оно и правда к лучшему. А во-вторых - да она почти кипит! Ты там живая вообще?
Глупый вопрос, мелкая была ну, может, слегка пришиблена собственным заклинанием, но вполне жива и в собственном рассудке, а это значило, что не нужно орать, колдовать, приводить в порядок, а можно расслабиться и распустить шнуровку, что Литтнейд и сделала, с превеликим облегчением переступив через тряпку, в которую превратилось ее пусть и простенькое, но неплохое так-то платье.
- Что смотришь? - мрачно поинтересовалась она. На самом деле Шеала и вовсе, кажется, смотрела куда-то в воздух перед собой, но Астрид была готова защищаться превентивно и собиралась сразу обозначить свое отношение к проблеме, - веснушки это. Бывают не только на лице. А у Хильды вообще горб, и что.
И повела рукой над чашей, сосредоточенно перемешивая водяные слои.
- Ну… в старинный камень легко въедается всякое. И остается иногда на века, у нас в основании крыльца общего дома лежит валун, так на нем мой прадед брата зарубил. До сих пор пятно! Так что, может, тут эльфок резали. Или вообще вино разбрызгано, - отмахнулась рыжая, опускаясь в воду - все еще довольно горячую, но это было просто отлично. Божественно было, если подумать. Настолько, что даже страх временно убрался куда подальше, оставив легкую эйфорию и восхищение собственной - и, конечно, сестры по несчастью - находчивостью.
- Вообще-то, нужно будет еще раз сюда забраться, - вынырнув, заявила Астрид, - Фрейя, как хорошо-то! Так вот, главное не проболтаться. А в следующий раз взять чистые простыни, какие-нибудь травы и мыло. Будет неописуемо. А ты чего стоишь? Мы здесь поместимся обе. Давай, давай, раздевайся.
Раздеваться-то Шеала, вроде, и раздевалась, но как-то медленно, так что рыжая решительно оперлась руками о резной бортик и с плеском вылезла на сушу, без всякого, надо сказать, изящества, прошлепав до мелкой те несколько шагов, потом вгляделась в бледное лицо и расширенные зрачки:
- А. Ясненько. Давай-ка, держись за меня… да держись, ну! - и без тени сомнения рванула шнуровку жестом, с ходу выдающим выбранную специализацию, - я помогу, потом пойдем потихоньку в воду, и тебе полегчает, главное, не колдуй. Ничего себе ты бледная, как из подвала… мне бы так... И холодная. Ужас.
Вода, между тем, казалась какой-то странной, и дело даже не в пятнах. Но, ведя Шеалу к чаше, Литтнейд обращала мало внимания на окружающее, в основном, чтобы случайно не навернуться на гладкий камень.
- Вот. Теперь спускайся. Осторожно.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (25.08.2017 18:45)

+1

12

- Да все мы тут… - адептка слабо повела в воздухе рукой, - дефективные.
Признавать это было неожиданно легко.
- У твоей Хильды горб, у тебя веснушки, у меня вот – оспины, а еще есть ожог, - поведала она, вяло продолжая попытки лишиться платья и по-прежнему не отрывая взгляда от пятна на эльфской ванне (просто так меньше вело), - просто ужасный. Просто… его обычно не видно.
Попытавшись отделиться от опорной колонны, адептка поняла, что поторопилась с попыткой ходить, но Астрид, к счастью, решительно пришла на помощь.
Ощущение того, что тебя кто-то раздевает – ну, без принуждения и насилия – неожиданно оказалось достаточно… интригующим. Возможно, конечно, это просто был холод вкупе с влажностью, и любые физиологические реакции объяснялись простым перепадом температуры.
Стесняться, впрочем, не пришло и в голову – попробуй тут постыдись чего-то, когда сначала всю жизнь живешь в замке, полном женщин, в обязательном порядке раз в неделю устраивающих коллективную баньку, а потом проходишь отбор в школу чародейства, где тебя битые несколько часов пристально рассматривают несколько весьма суровых дам, притом осмотр иногда проходит в самой неприятной форме.
В ожог ей тогда, по меньшей мере, ощутимо так потыкали пальцами. Но пообещали все исправить и довести до состояния младенческой кожи - разумеется, только в качестве поощрения за отличную учебу.
С помощью Астрид наконец добравшись до воды, адептка, задержав дыхание, нелепо скатилась по неудобно наклоненной стенке купальни, едва не погрузившись в горячую воду по макушку, но вовремя уцепилась за бортик рукой, зашипев: удар как раз пришелся по подпорченному огнем хребту.
Тогда наконец-то стало очень хорошо.
Вода мгновенно стала грязной – все-таки на них прилично, видимо, попало – а потом отчего-то покраснела. Адептка потерла глаза, решив, что это сосуды в глазах не выдержали слишком сильного заклинания и решили устроить своей хозяйке изощренную месть, на всякий случай также закрыла один глаз и нажала пальцем на второй – в ее краях считалось, что так можно избавиться от любого видения и рассмотреть истинное за иллюзией, потому что всё настоящее будет двоиться, а иллюзия останется цельной.
Не помогло. Двоились края купальни, красная вода и веснушчатая Астрид, только-только успевшая залезть внутрь. Потом под спиной и ляжками мелко задрожало, и Шеала с облегчением решила, что просто временно сошла с ума – о таких последствиях их всех предупреждали еще на первом курсе.
- Если у меня из ушей пойдет кровь, - произнесла она, - прошу похоронить меня где-нибудь тут. Можно за розарием. Мамочки, Астрид. Мне кажется, что тут всё сейчас развалится к херам собачим!
Тряхнуло сильнее – так, что пришлось снова схватиться за бортик, ударившись локтем, а потом все неожиданно затихло, но измокшей голове стало холодно, потому что откуда-то дул ветер. Сильный такой. Но не свежий.
Испуганно повернувшись, адептка имела сомнительное счастье узреть открывшийся в казалось бы монолитной стене проход, из которого веяло гнилью. Переведя испуганный взгляд на сестру по несчастью, Шеала увидела, что вода успокоилась и снова очистилась.
Ну, до какого-то предела, потому что они с рыжей все-таки были пристойно перемазаны.
Вроде как больше ничего не происходило, но желание подольше поваляться в горячей воде почему-то исчезло.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

13

При виде ожога Астрид едва удержалась - едва удержала язык за зубами и руку от прикосновения - почему-то очень хотелось положить сверху ладонь, может, чтобы убедиться, что вот это - оно настоящее. Спрашивать, как так вышло, было ну очень невежливо. По правде, спроси кто ее про глаз, она бы ноги на макушке узлом завязала.
- А если она пойдет, но ты выживешь, все равно похоронить? - ядовито - больше от страха - уточнила Литтнейд, тоже ухватившись руками за край эльфской ванны и глядя в открывшийся проем. От холодного ветра хотелось поглубже уйти в воду и не выходить, что она временно и сделала, погрузившись по шею. Но да, приятная расслабленность мгновенно пропала.
А запах придавал всему еще более зловещую окраску.
Потому что, ну, будем честны, кто и когда видел, чтобы вонь разложения предвещала что-то хорошее? Помимо прочего, старшая адептка считала, что за сегодня нанюхалась ее уже достаточно, а потому велик был соблазн проигнорировать это все и продолжить мыться - назло всему миру и вопреки здравому смыслу, но тот же здравый смысл говорил, что, возможно, самое страшное скрывается на за той вот дверью, а за первой, из которой они пришли сюда.
Ну потому что из нее же придет делегация озадаченных преподавательниц, которым будет интересно, что здесь вообще происходит.
В общем, по всему выходило, что приятный вечер накрылся…
- Bloede arse, - уточнила рыжая, быстренько сполоснула волосы и сурово наказала Шеале, - сиди тут! Никуда не лезь! Не с твоим головокружением.
Выходить из воды было ну очень неудобно. Неясно, кто это вообще придумал - драли бы его на том свете лишайные волколаки в задницу - но ведь наверняка был какой-то другой способ изначально, а не необходимость подтягиваться на бортике и, странно раскорячившись, подниматься с четырех конечностей с риском навернуться в лучшем случае на мрамор, а в худшем - головой о резной лиственный узор.
Мгновенно покрывшись гусиной кожей, приплясывая от холода и тихо матерясь на родном языке, Астрид направилась к проему. Одеваться не стала - и толку было мыться вообще, если прямо сейчас натягивать на себя изгвазданные в дохлятине тряпки?
Впрочем, последующее укрепило ее в мысли, что есть вещи и похуже.
Когда-то там, наверное было место для хранения. Возможно, эльфы искусно использовали естественное углубление в стене, расширили его и облагородили, или вообще вырезали сами. Для чего служили каменные полки по периметру стен, неизвестно, может, вино, может, сыры, или даже лекарства, но уж точно не то, что глянуло в лицо Литтнейд уже высохшими и от того белесыми глазами.
Она медленно развернулась к Шеале - как всегда в такие моменты глаза отчего-то цепляли какие-то дурацкие мелочи, мурашки на плечах у мелкой, неотмытое пятно на лбу, свисающую с потолка прядь паутины, трещину в полу. Огромную трещину между полок - это из нее, видимо, дул ветер.
- Быстро одевайся и бежим. Быстро, - зачем-то безуспешно пытаясь загородить спиной проем, сказала Астрид. Она очень хотела сохранить спокойствие, но неприятные звенящие нотки в голосе выдавали с головой, - это не вазы.
Ей казалось, что белесый взгляд недавно отчисленной Магдалены упирается ей в затылок.
- Давай я тебе помогу, - вот это, пожалуй, дало бы силы держаться, но как раз в тот момент, когда она уцепилась за запястье Шеалы, послышался знакомый звук.
С таким, вероятно, приближается смерть. Каблуки у смерти высекали из каменного пола искры, эхо гулко разносилось под сводами коридора.
- ...замок?
- ...наверное я в прошлый раз, да и какая беда…
Убедившись, что младшая твердо стоит на ногах, Астрид в панике огляделась.
- Тряпки! - беззвучно вопила она, указывая на разбросанную одежду и краем глаза замечая, как вода - раз!  - и исчезает со звуком, будто кто-то всосал ее через соломинку.
Дверь “кладовой” заскрипела.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (01.09.2017 16:37)

+1

14

Шеала, конечно, не послушалась, но из-за головокружения – к счастью, постепенно исчезающего (словом, похороны под кустом роз откладывались) – замешкалась и не успела толком разглядеть то, от чего и без того абсолютно алебастровая – ну вот если не считать веснушек – Астрид, кажется, побледнела ещё больше и едва ли не стала светиться в этом полумраке. Синеватым таким светом.
Вытянув шею и встав на цыпочки, она силилась рассмотреть, что же так не понравилось старшей адептке. Кое-что таки рассмотрела, и зрение вкупе с обонянием не оставило ровным счетом никакого простора для фантазии.
Шеале стало очень-очень холодно и очень-очень страшно. От страха отнялась речь, но это было даже хорошо – потому что вслед за зрением и обонянием подключились и звуки. И звуки, между прочим, были намного страшнее увиденного за потайной дверью.
Ну, потому что чего ждать от трупов, Шеала в общем-то уже знала, и перспектива измараться второй раз за день была на порядок лучше того, что сделает с ним госпожа Летисия, если увидит.
Ну, так было бы даже без контекста, а уж в контексте мёртвых девочек…
Молча, и наверняка тоже побледнев как поганка, Шеала схватила разбросанные по полу грязные тряпки и метнулась вперед, к Астрид. По многим причинам – но больше всего потому, что хотела быть подальше от преподавательницы, любящей красивые числа, а не знания. «Дурочки», ну надо же было такое придумать.
Очень хорошо, видимо, легло умозаключение рыжей ей в голову.
Каблуки не спешили, и это было хорошо. Забившись куда-то в самый темный угол «кладовой», прижав к себе грязные платья, Шеала молилась Креве, святому Лебеде и курве матери, чтобы госпожи сиятельные мэтрессы в сумраке не заметили мокрых следов, ведущих к потайной двери, и не отправились проверять целостность трупов. Изощренность эльфских механизмов пока что не занимала ее голову – разве что в том аспекте, что двери закрывались слишком, чертовски медленно, а помогать им колдовством она не могла по многим причинам. И они, разумеется, почувствуют, и тогда лежать им с Астрид прямо здесь…
Холодная рука свешивалась прямо ей на голову, и безжизненный палец щекотал лоб. Это, впрочем, сейчас было самой меньшей из бед – от страха почти что отнимались ноги, а мысли бегали быстро-быстро, но никак не могли найти правильный алгоритм спасения.
Выхода из кладовой не было.
Потайная дверь закрылась вовремя – но не полностью. Присмотревшись, можно было понять, что хитроумные эльфы были не только великими мастаками в придумывании изощренных триггеров для срабатывания рычага, но и предусмотрительными сукиными сынами.
И извращенцами, разумеется.
Во первых, в стенной нише виднелись два больших, витиеватых, покрытой зеленой окисью внутренних рычага. Пока двери закрывались, один из них двигался, а вот второй оставался нерушимым, и, вероятно, блокировал двери – изнутри? Зачем? Мысль казалась глупой ровно до того момента, как оказалось, что в двери есть приличного размера щели, позволяющие подсматривать – и подслушивать, разумеется.
Всё ещё будучи неспособной проговорить ни единого слова, Шеала жестами в практически кромешной темноте – для этого пришлось ощутимо пнуть рыжую по голой лодыжке – объяснила, что собирается сделать. Ситуация была из разряда «пан или пропал» - и, зажмурившись, она подползла к недвижимому рычагу и дернула.
Ничего не произошло.
Это не могло не радовать.
- …жаль, нельзя никого из учениц заставить тут убираться, - холодно заметила, судя по голосу, госпожа Летисия, - сплошная грязь.
- Ничего, Летисия, все скоро поменяется, - улыбка говорившей Клары слышалась отчетливо.
Сейчас они уже не старались говорить тихо.
- Не говори «гоп», - все так же прохладно ответила госпожа де Венс, - подготавливать наше мяско придется ещё долго. Редкостные кретинки. Нос выше неба, гонору тоже – а вот умений…
Каблуки простучали совсем близко от двери, потом послышалось постукивание.
- Да что же такое, - с недовольством произнесла Летисия так близко, что адептки невольно отшатнулись от двери, - что, неужели механизм снова сломался?
- Это не я, - торопливо ответила Клара, - когда я тут была в последний раз, всё было целое.
- Ненадежное место, я же говорила, - госпожа Летисия, кажется, рассердилась, - всё, довольно. Надо перенести их туда, о чем я говорила ещё в прошлый раз. Довольна, Клара? Теперь на несколько часов всё откладывается.
- Я… я пришлю сюда Фреви. Она разберется. Всё будет быстро. Только не сердись.
- Не обижайся, Клара, - Летисия, кажется, снова сменила гнев на милость, сделала несколько шагов – каблуки простучали по полу угрожающе и страшно.
Потом послышался звук звонкого поцелуя.
- Все будет хорошо. У нас всех скоро все будет хорошо.
Шеала не могла видеть эту улыбку госпожи де Венс, но она хорошо представлялась – такая хищная, и страшная, как сама смерть.
Что-то тут во всем этом было настолько глубоко неладно, что даже присутствие четверых адепток рядом казалось чем-то ну вот совсем невинным.
Шеала зажмурилась, хотя в темноте это все равно не помогло, и отчего-то вцепилась в руку сокурсницы.[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

15

Астрид было так страшно, что она даже не тряслась. И даже не была уверена, бьется ли у нее сердце, или тоже замерло, как она вся - на холодном полу, опасаясь шевельнуть даже пальцем. Только пальцы мелкой, впившиеся в ее локоть, разрушили этот морок, и тогда она взялась за Шеалу обеими руками, притянув поближе.
И так они сидели.
Слушали.
Дрожали в унисон - почему-то, все звуки, доносящиеся из-за неплотно прикрытой каменной плиты, вызывали не любопытство, вполне нормальное для юных адепток, и вовсе не логично следующий за этим интерес. И даже совсем не отвращение, которое, в принципе, тоже имело право существовать.
Им было страшно.
Так страшно, что в какой-то момент рыжая поняла, что против воли плачет, во всяком случае, вот это щипание в глазах и текущие по лицу горячие капли было ни с чем не спутать, но это оказалось даже к лучшему, хоть что-то во всем окружающем было горячим. В какой-то момент ей показалось, будто они здесь замерзнут, и вот это и есть ужасная смерть, которая обеим грозит - глупо впасть в анабиоз на ледяном камне среди трупов своих неудачливых сверстниц.
Когда стук каблуков затих, а потом в коридорах потерялась легкомысленная песенка, которую напевала довольная Клара - в мыслях Астрид у Клары почему-то были светлые волосы и вздернутый нос - они не спешили рвануться с места.
Не раньше, чем удостоверились, что и в самом деле остались одни.

- ...Во-первых, нас никто не пустит к госпоже ректору, - мрачно систематизировала Литтнейд вслух, - а если рассказывать преподавательницам, то откуда мы можем знать, что они не в… не с ними? Кому вообще это можно рассказать? А оставлять нельзя, я не хочу… туда на полку. И ты не хочешь. Эти дуры - да бес бы с ними, кое-кого я бы сама туда положила, но…
“Но” было слишком звучным и затыкало все конструктивные порывы. От поразившего ее состояния, похожего на нервную лихорадку, рыжая адептка, не переставая терла собственное платье под струей холодной воды, щелкая зубами и еле произнося слова. Еще немного, кажется, и в ткани появятся дырки - одно хорошо, холод воздуха она чувствовать почти перестала.
В конце концов удалось прерваться, и тогда Астрид сердито шлепнула об пол мокрой тканью, разглядывая уже почти синеющую Шеалу - вот ну не заставлять же ее снова нагревать воду - и махнула стертой рукой:
- Иди сюда. Я тебя погрею. Ну, в смысле…
До нее быстро, но все же запоздало дошло, что может подумать мелкая после всего, что они слышали.
- … в смысле… ничего такого, - сказала Литтнейд, уже сама в этом не уверенная, потому что если такие мысли вообще приходят в голову, то это, наверное, неспроста, -  Холодно же, а пока высохнет - умереть можно. Иди.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (03.09.2017 19:38)

+1

16

Всё произошедшее уместилось в голове Шеалы по одной простой причине – её сознание в какой-то момент отказалось бояться дальше. Перейдя какую-то черту, она снова стала спокойной и собранной – методично оттирала пятна на платье в ледяной воде, потом так же методично поняла, что целиком помнит заклинание, которое могло бы всё высушить, однако после всего увиденного колдовать тут нельзя было совершенно.
Ну, чем больше магии, тем скорее они – преподавательницы теперь ей казались какими-то бабайками из сказок, которые иногда по вечерам читала ей нянюшка, если не напивалась (а это бывало редко), то есть созданиями, вырванными из реальной жизни и человеческих имен не заслуживающими - её почуют и вычислят их по характерной манере.
Проблема была в том, что к госпожам всё равно придется по этим именам обращаться, но это будет завтра, когда голова немного успокоится. Жалости же, сочувствия или каких-то схожих вещей, а уж особенно благоговения она не испытывала уже вовсе, и вряд ли когда-то сможет. Какими не были планы взрослых чародеек, реализовывать их за счет столь ценного материала, как адептки, казалось сущей глупостью.
- Можно было бы просто набрать девок по окрестным деревням, - очень спокойно и собранно, и, что самое важное, тихо, говорила Шеала, прижавшись к подруге по несчастью. Видимо, их обеих, несмотря на внешнее отсутствие истерики, несло, просто в разные стороны, - тогда всё было бы лучше. Если бы они не пытались нас использовать…
Пора было восславить богов за то, что они обе, оказывается, были собранными.
И за то, что Астрид оказалась очень стойкой, потому что без неё Шеала бы впала в ступор и, наверное, замерзла бы здесь, в подвалах. Она была теплая и об неё можно было греться, это было неплохим аргументом, а он, в свою очередь, вскоре вернул возможность жить.

К ректору их действительно не пустили бы. Позже, размышляя над происходящим более трезво – сон в ту ночь не шел, так что она почти до утра недвижимо лежала на своей кровати с открытыми глазами, бездумно глядя в темноту – адептка пришла к неутешительному выводу, что они были слишком мелкими пигалицами, чтобы что-то доказать госпоже де Врие. Своему преподавательскому составу она верила на порядок больше – нужно было быть слепой, чтобы не видеть того доверия, с которым они общались тогда, на вступительных экзаменах. Да и инцидент с трупом мог послужить против них – мало ли что могла нафантазировать две студентки после того, как решили, что преподавательница их обидела? Несколько подобных случаев происходили на её глазах, и всегда обнаруживалось, что адептки бессовестно врали. Вдруг «обнаружится» и в этот раз? А следом – полочка в неуютном и холодном подвале.
Шеала оттирала лоб так, будто на нём могли остаться следы мертвечины.

С Астрид весь следующий день они не виделись вовсе – только раз, углядев знакомо лисью шевелюру, мелькнувшую и сразу же спрятавшуюся за угол, Шеала выдохнула почему-то с облегчением. Одна страшная тайна на двоих заставляла опасаться за жизнь… напарницы? При любой мысли о совместной борьбе против этого по хребту пробегал неприятный холод.
Самое паршивое, что спецкурс проходил дважды в неделю, а это значило, что спустя день-два их снова соберут в тесной аудитории и будут заставлять демонстрировать свои знания.
Потому что госпожа Летисия их к чему-то готовила.
К чему?

На второй день, предшествующий тому, в который (в этот раз занятия были назначены на поздний вечер) должен был проходить спецкурс, Шеала не выдержала и отправилась разыскивать Астрид, чтобы выложить ей все свои размышления. Насчет безопасности и всего прочего.
Вообще говоря, адепткам не разрешали заходить в эту часть дворцовых садов, но запрет был не строгим. Сады ступенями спускались прямо к морю, и на краю одного из уровней, у подпорной стенки из светлого камня с прожилками, было глухое местечко, которое в свое время она разыскала. Там, если выдавалась минутка, скрываясь от наставниц и сокурсниц, Шеала безуспешно тренировалась в опытах с водой.
- Я так и не придумала, что делать, - говорила адептка, опустившись прямо на землю. К сожалению, не удалось захватить ничего, что могло бы послужить подстилкой, это было бы довольно подозрительно, - но я подумала, что нам нужно оставаться на спецкурсе. Это, можно сказать, гарантия того, что мы не очутимся в списке отчисленных. Ну, ты поняла, о чём я.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

17

Астрид по непонятной причине мелкую избегала - то есть, как, избегала встречи, но таскалась следом, пару раз из-за этого чуть не опоздав на лекцию, потому что ей просто жизненно необходимо было удостовериться, что всё в порядке. Сама она за это время успела испытать некое подобие остракизма в общей спальне и заодно пояснить, почему остракизм - не выход.
Рыжую, конечно, наказали. Весьма болезненно. Однако ночной горшок на голове Фиренцы забудут не скоро, если вообще когда-нибудь это произойдет. По неизвестной причине рыжая собиралась проделать то же самое с однокурсницами Шеалы, если вдруг начнется, но с этой стороны проблем почти не было.
Потом только до нее дошло, что и не стоило, потому что это по сути в обществе будущих чародеек хуже ночного горшка, однако, жажда нести справедливость и насилие никуда не делась.
И страх тоже.

Устроившись на пригревающем солнце, Астрид одобрительно обозревала этот тихий уголок. Во-первых, отсюда было отлично видно море, и, если она не ошиблась, потрясающие закаты тоже. Во-вторых, о нем никто не знал, а если и да, то Шеала с ним ни разу не столкнулась. Подслушать и подкрасться незаметно тоже никак.
Хорошее место. Тихое.
- Никто нас слушать не станет, это понятно. Но своим-то глазам они поверить могут? - задумчиво сказала рыжая, подвинувшись, чтобы освободить место рядом, - если бы можно было сделать так, чтобы их ну… застали за тем, что они собираются делать. И тогда нам точно нужно остаться. Чтобы понять, что они будут делать и когда, но я не знаю, как.
Выдохнув эту речь, Астрид пошевелила пальцами и шепотом добавила:
- ...я бы сказала - проследить за ними. Или бумаги посмотреть как-то… забраться на кафедру… но это же почти самоубийство. И вот еще что, кто такая Клара? Ты какую-нибудь Клару знаешь? Я всех перебрала, у нас есть одна, и на старших курсах… мм… две, если считать Клариссу. Но это не они.
То есть, суровая дочь Скеллиге и так в любовь-то особенно не верила, но в преподавательницу, чья внешность и манеры приближались к божественным, и которая влюби… ладно, которая спала (если можно так выразиться) с кем-то вроде Клары ван Ло - и вовсе нет. И если Клара была просто бледненькой застенчивой девицей с зубами бобра и кривым носом, то Кларисса (из Мурривеля, добавляла она всегда) своим видом могла заставить молоко свернуться, и нет, это не было злобной метафорой, которую легко может выдумать одна семнадцатилетняя девица о другой. Среди совсем уж старшекурсниц, чью внешность уже исправили, и даже среди юных практиканток, из тех немногих, что остались здесь помогать в преподавании, не было никого с таким или подобным именем.
Всё это Литтнейд изложила мелкой, стараясь особенно не упирать на отношения госпожи Летисии с этой вот незнакомкой. Не потому что берегла тонкую душевную организацию Шеалы (если таковая вообще существовала), а потому что ну… потому что опасалась впасть в излишний интерес к предмету. Пока ей было достаточно бессонницы и странного состояния, в котором Астрид до сих пор не находила себе места. Оно было определенно связано с … напарницей?.. И до сих пор рыжая считала, что это беспокойство за ее благополучие, тоже неясного происхождения, но хотя бы понятное.
Но когда Шеала опустилась рядом, стало только хуже.
- Так вот, ее бы найти. За госпожой Летисией следить страшно и опаснее. И навести на нее кого-либо сложнее. А на эту Клару можно было бы попробовать - там уже из ее головы всё что нужно вытащат, и это будем не мы.
Литтнейд помолчала, замялась и выдохнула:
- Как ты? Ну, после.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (07.09.2017 22:52)

0

18

- Значит, нужно придумать что-то ещё.
Шеала поджала ноги. Здесь было не так уж просторно – для одного раздолье, двоим уже тесновато, но после всего пережитого личные границы как-то стерлись. Что уж там, последние несколько дней она чувствовала себя неуютно, была немного не в себе, а компания Астрид это чудесным образом нивелировала.
Может потому, что один на двоих жуткий страх сближал.
- Мне кажется, что госпожа… что Летисия будет использовать всех, кто подвернется под руку, - почему-то после речи Астрид стало досадно, - и речь не идет о том, чтобы она потом возвела помощниц с собой на вершины. Я не знаю, кто такая Клара, но она выглядит глупой. Я бы на месте Летисии таких использовала.
Их учили тому, что чародейка – пусть даже несовершенная, как они – всегда должна действовать, должна принимать решения. Страх парализовал, но он же заставлял думать – стирая границы этики, потому что на что только не идешь ради собственного выживания. Если для этого придется мыслить подло – что же, она готова.
- Нужно рассуждать от противного. Во-первых, она не в нашей группе, потому что нас двенадцать, и она собралась готовить к чему-то всех. Во-вторых, у половины адепток ненастоящие имена – по разным причинам – поэтому это может быть кто угодно, кроме нас. То же относится к преподавательницам. И да, их нужно подставить, ты права.
Адептка поерзала, вытягивая из-под ног складки жесткого платья. На собеседницу не смотрела – не моргая, не отрывалась взглядом от морского горизонта. Рядом с большой водой всегда было легче думать.
Если говорить о том, как ей было «после» - то Шеала пребывала в каком-то странном отстраненном оцепенении. Возможно, это было защитной реакцией сознания, попыткой не свалиться в неконструктивную истерику, не паниковать – и очень нужно было сейчас занять чем-то мысли.
- В-третьих, прости… если мы говорим о том, что Летисия её трахает, это должно быть видно. Если кому-то из адепток удается потерять девственность, умолчать они об этом не могут. Даже если это произошло, ну…
Шеала почувствовала, что щеки краснеют, досадливо прижала к ним ледяные ладони и закончила:
- В общей спальне и самостоятельно. Или у вас курс поумнее и никто не хвастался кровью? Мерзость. Если нам удастся как-то сделать вид, что мы лояльны… восхищены, влюблены в предмет, возможно, они расслабятся и допустят ошибку. Я не знаю. Это всё звучит глупо, да? Как из какого-то романа, понятия не имею, как вышло так, что мы в это вляпались.
Судорожно вздохнув, Шеала наконец перевела взгляд на подругу по несчастью. Какое счастье, что это можно с кем-то обсудить – в одиночестве она бы стремительно сошла с ума, а в компании было почти терпимо.
- Я нормально. Нормально. Знаешь, даже никто не тыкал пальцами. Только разлили какую-то дрянь на  книги, но я почти вычислила, кто это, и через неделю сделаю какую-нибудь гадость. Так чтобы никто не догадался.
В очередной раз нервно потянув за ткань – складки никак не хотели лежать ровно – она неловко уточнила:
- А ты… в порядке? Я слышала, была драка. Ну, этого стоило ожидать, конечно. А завтра, видимо, будет что-то ещё хуже. Знаешь, я бы не хотела, чтобы Летисия нас выделяла среди остальных. Но и нельзя допустить отчисления. Очень сложно всё… Даже возвращаться теперь не хочется. Может, Клара где-то в соседней кровати спит. Посидим тут ещё, до заката?
Ветер срывал первые сухие листья и относил их под стену. Там, внизу, звучали чьи-то голоса – очень далеко, вероятно, на дальнем ярусе садов, но Шеала, до смерти последние два дня напуганная, всё равно чутко отреагировала – дернула рыжую за рукав, жестом призывая спрятаться в орешнике.
Если это и была трусость, то, по крайней мере, оправданная.[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+2

19

Астрид внимательно выслушивала младшую, время от времени кивая - Шеала была совершенно права, в том числе и с именами адепток, разве что тогда оставался открытым вопрос: как найти эту таинственную…
- Э…
Литтнейд училась на том курсе и была в том возрасте, когда разговоры такого толка в норме перестают быть неловкими и становятся… если можно так выразиться, воодушевленными. Всех до такой степени начинает интересовать предмет, что в какой-то момент разговоров, даже на вкус самых заинтересованных, становится слишком много, а дела слишком мало.
Вот тут и наступают неловкие моменты.
Хуже только вот этот.
- С точки зрения анатомии, - на выдохе начала рыжая, которая покраснела так, что совершенно слилась с собственными веснушками, - совершенно необязательно… я плохо представляю, как это происходит между женщинами, но мне кажется, что… ох, Шеала! Кроме того, по-моему, хвастаться связью с преподавательницей - самоубийство, даже если это не госпожа Летисия.
Какая-то смутная мысль бродила в ее голове, но Астрид никак не могла ухватить ее за хвост, а та, вспугнутая то ли предложением посидеть до заката, то ли странным умиротворением, за этим пришедшим, и вовсе куда-то скрылась.
Здесь, должно быть, очень красиво, когда солнце опускается в воду. Литтнейд уже предвкушала - не умея точно сформулировать, что именно, но там было это всё, и золотой свет, и шуршание сухих листьев под ногами, и тишина. Может, не совсем: она было собиралась негромко спросить у мелкой, почему бы ей не распустить волосы, ведь красиво же, но жизнь, как обычно, внесла коррективы.
И за это старшая из адепток почти на эту самую жизнь обиделась - ей, может, впервые захотелось говорить о каких-то малозначимых вещах, лениво и размеренно, слушать ответы, вдыхать запах моря и умирающей сентябрьской листвы - удовольствие, до сих пор ей малознакомое, но почему-то желанное. Астрид могла бы даже молча сидеть рядом и читать, не стало бы хуже.
Но вместо этого пришлось пригибаться вдвоем и чуть ли не падать под куст орешника, чтобы внизу не заметили их торчащих над балюстрадой макушек.

- ...Летисия весьма честолюбива, и ее планы на этот спецкурс, я бы сказала, что за гранью разумного. Но ведь ты позволила?..
- Летисию, - холодный и резкий голос госпожи Тиссаи невозможно было спутать с чьим-то еще, - сводит с ума ее собственное имя. Она считает себя второй Летисией Шарбоннэ и очень ошибается. А я жду, когда она ошибется окончательно - ради этого можно даже пожертвовать ее группой.
- То есть, ты хочешь, чтобы она довела до конца…
- Да. Именно это я хочу.

Астрид беззвучно задохнулась, прижимая к истертой мраморной плитке Шеалу. Всё это звучало очень страшно. Это звучало, как смерть, если честно - потому что было совершенно ясно, что имеет в виду могущественная чародейка, когда говорит “пожертвовать”. Это звучало, как отсутствие всяческой надежды. И, пока голоса удалялись прочь, теперь ведя какую-то малозначительную беседу, она стояла, замерев и опираясь ладонью о камень в мягкой пыли, а другой рукой вцепившись в руку Шеалы.
- Я вспомнила, - отчего-то шепотом сказала рыжая, смахивая волосы с единственного зрячего глаза, - вспомнила. Я подумала, если кто-то… наверное, я… буду рассказывать, как влюблена в госпожу Летисию. Сыграю восторженную дуру. Может, дойду до, знаешь, фантазий вслух. Меня никто не осудит. Но эта Клара должна обозлиться. С ума сойти от злости. Это будет понятно.
Она села и задышала, осторожно разжимая пальцы.
- Прости. Теперь, - почему-то Литтнейд не пришло в голову, что “теперь всё”, - госпожа Тиссая сказала, что ждет ошибки. Возможно, не понадобится доводить до… конца. Но сначала Клара.
Руки, надо было девать куда-то руки, да что ж такое - и тогда, едва отряхнув ладони, Астрид зачем-то потянулась поправлять темные волосы, вытирать с белой щеки полосу пыли:
- Погоди, вот тут еще… Как тебе идея с Кларой?

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+2

20

От того, чтобы не умереть прямо здесь – в принципе, раз уж финал предрешен, зачем тянуть время и бездарно тратить время окружающих людей – Шеалу удерживало только постыдное осознание того, что предваряющая это безобразие беседа не только не была доведена до логического завершения, но ещё и дошла до апогея взаимного неловкого непонимания, потому что она имела в виду совсем не то и не так.
Такие темы, несмотря на обширные медицински-анатомические практикумы и полнейшее отсутствие пиетета перед интимным (как и было положено будущим чародейкам), в этом возрасте и вправду были слишком животрепещущими, но в данный момент это было даже к лучшему – потому что иначе стало бы совсем гнусно. Так оно обычно и бывает, если слышишь нечто, что однозначно декларирует твою скорую погибель без малейшей надежды на помощь сильнейших.
Тиссая говорила размыто, и поэтому не таилась – в принципе, а зачем скрывать что-то, если никто из адепток не в курсе происходящего? И только они с Астрид, посвященные в поганые секреты, могли сложить два плюс два и прийти к неутешительным выводам относительно того, что, ну да, их готовы пустить в расход.
Ну уж нет, думала Шеала, вдыхая ноздрями особенно сейчас острый запах земли, перемешанной с опавшими ореховыми листьями, чародейки не сидят сложа руки, ожидая собственной кончины. Чародейки действуют.
Пока голоса затихали в глубине садов, она замерла, и, если так можно было выразиться, думала. Желание куда-то забиться, закрыв лицо руками, а потом проснуться и понять, что это все – всего лишь кошмар, было настолько сильным, что в какой-то момент она осознала, что отрешенно смотрит на происходящее словно со стороны, а страх остался вместе с этой смешной адепткой, которая пряталась в саду, и не имеет к Шеале никакого отношения.
- Это хороший план, - ответила она, досадливо поправляя растрепавшиеся волосы вслед за рукой Астрид. Для девочки, выросшей в такой обстановке, что всем всегда было слегка не до неё – охотнее следили за старшими и здоровыми, а ей, вечно словно стоящей краешком ступни в ином мире, вечно недоставало ухода – чужая забота, пусть нервная и лихорадочная, казалась чем-то настолько чужеродным, что вызывала искреннее недоумение. Но, наверное, так правильнее, чем все, что она видела до того?
Шеала несмело протянула руку и убрала из лисьих волос опавшие листья. Пожалуй, хорошо обладать пристойной долей эгоизма – вслушиваешься в свои сиюминутные ощущения так, словно это не тебе предрекли скорую кончину.
Впрочем – они предупреждены, это ли не возможность ещё подергаться, попытавшись обмануть судьбу и не стать пешками в руках магистров?
- Но, кажется, нужно не переусердствовать. Нам навязывают аскезу, чтобы мы думали только об учебе, а не… всем остальном, так что это легко может превратиться в то, что они просто вымочат розги и посадят тебя в карцер - и неизвестно, куда ты попадешь после этого и своими ли ногами, - продолжила Шеала немного не своим голосом. Это состояние отрешенности помогало думать так кристально ясно и чисто, насколько она вообще могла, - может нужна ещё одна история, о которой будут больше и чаще говорить те, кому плевать на вас с этой черной курвой. И только Клара останется уязвлена, и тем самым выдаст себя. А вот нам нельзя выдать себя, поэтому завтра надо взять себя в руки и быть на практикуме. В конце концов, если Летисия хочет чего-то добиться с нашей помощью, она будет давать нам взаправдашние знания. Может, взорвем ещё один труп? Тут-то их наверняка теперь навалом.
Она нервно рассмеялась, но вовремя оборвала себя.
- А я послушаю ещё, кто так любит теории Стаммельфорда и уверен, что стал колдовать намного лучше. Я это имела в виду. Самомнение. Это будет заметно. И… подобрать бы где-нибудь их волосы. Её или Клары. Мы можем заняться дивинацией.
Пожалуй, покачнувшись над пропастью и осознав, что надеяться больше не на кого – только на себя – начинаешь быть смелым и размышлять о… всяком. В том числе о том, что, раз отступать дальше некуда, было бы неплохо как-нибудь устроить так, чтобы ошибка Летисии была для неё последней. Дерзкая, совершенно невозможная для пусть и загнанной в угол, но обычной адептки мысль. Но ведь даже мышь сможет победить слона, если сильно постарается? А их тут, таких мышей, двое – это ли не залог двухсотпроцентной вероятности успеха?
Шеала вдохнула воздух – пропитанный запахом сухой листвы и моря, он почему-то ударил в голову, как настоящее крепленое вино. Отступать некуда, так необходимо ли бояться чего угодно?
Она протянула ладонь вперед и переплела свои пальцы с чужими – наглеть, так уж до конца.
Вдвоем у них все получится, иначе быть не может.
- Будь осторожна, хорошо? И… давай все-таки тут посидим. Вдруг на этот день неприятностей уже достаточно, и солнце не свалится нам на голову.[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+2

21

- Я буду, - тихо пообещала Астрид, - я буду очень осторожно.
И ведь правда - собиралась, хотя до сих пор сама идея осторожности была ей поперек горла, и то, что приходилось о ней помнить, не означало, что рыжей что-то подобное нравится. Она была родом из тех мест, где принято идти напролом и прошибать головой стены, здесь приходилось воспитывать в себе терпение и умение ждать, обычно она утешалась тем, что таким образом наращивает броню, чтобы потом можно было справляться со стенами потолще.
Но в этот раз просто хотелось сделать, как просят - и совершенно непонятно было, почему значение имеет просьба Шеалы.
- Если оно упадет, сделаем уборку, подумаешь, - сглотнув комок в горле, сказала Астрид, - будто в первый раз.
И нервно рассмеялась, устраиваясь обратно на ступенях.
Так они сидели до заката, и потом, когда Литтнейд брела в общую спальню, по неизвестным причинам едва волоча ноги, она вообще не могла вспомнить, о чем говорила с напарницей по несчастью, и говорила ли. Помнила только, как с неохотой выпускала тонкие пальцы, а было это почти в темноте.

- Не понимаю, что вы в этом находите, - Хильда выпрямилась, насколько вообще может выпрямиться горбунья, но тут дело было в долгой практике и большом желании. Хильда вообще не одобряла разговоров, которые в этом году даже Астрид стали казаться невыносимыми: подумать только, еще прошлой зимой она со стоном утыкалась в книги, услышав очередной взрыв паники (или энтузиазма) по поводу семинара или курса лекций, и так же тысячное по счету обсуждение того, кто кому дала списать, почему не выучила, и какие же нудные эти “Основы магической безопасности”. Сейчас рыжей казалось, что лучше выслушать обсуждение “Основ”, или даже несколько лекций из этого курса.
Только не навязшее в зубах…
- ...пф, тебе не понять. Знаем, знаем, зелен виноград, или как там. Просто ну, с твоей внешностью и шансов нет, будем честны, - махнула рукой Фиренца, - так что я тебе, Хильда, даже завидую. До выпуска можно расслабиться.
- Зато у нее есть шансы на выпуск, - не выдержала Астрид, не поднимаясь с холодного мраморного пола у кабинета дивинаций, - а у тебя только внешность. Выгонят - тут тебе и пригодятся все твои познания. В пенисах, я имею в виду.
- С языка сняла, - невозмутимо кивнула горбунья, выражая тем самым одновременно и благодарность и, по-видимому, досаду, но села рядом, разворачивая пергамент, - мозг, к сожалению, на выпуск не подарят, а ведь до него еще дожить надо.
От последней реплики Литтнейд было дернулась, но тут же поняла, что это просто фигура речи, а не намек - однако, здесь был удобный момент, чтобы развить тему.
- Пенисы! Кошмарно несуразная штука, это вообще можно обсуждать всерьез, кроме как на общей анатомии? Это можно хотеть? Мужчины в целом - вы вообще их видели? Я не знаю, о ком там в романах пишут, наверное, это какие-то сказочные существа, - весело разглагольствовала Астрид, заложив пальцем нужную страницу, - только Фиренца может всерьез верить, что такие есть. Поверьте, сестры, я выросла среди мужчин, они волосаты, колючи и воняют, даже если моются. И про любовь начинают говорить только тогда, когда им нужно в кого-нибудь сунуть пенис, а заканчивают ровно тогда, когда сунули. Ну, так говорили моя мать и сестра, и у меня нет причин им не верить, мне вообще кажется, что любовь - это то, что придумали женщины, и только женщины в этом что-то вообще понимают.
- Что, прости? -теперь и Фиренца, и Хильда, и еще пара однокурсниц смотрели на нее со странным выражением лица. Литтнейд вздохнула и подумала, что теперь-то терять нечего:
- Ну что, что… Женщины не колются и приятно пахнут. Вот вы вообще помните духи госпожи Летисии?
Общий восторженный вздох был ей ответом.
- Так вот, - мечтательно начала рыжая, - у какого мужчины может быть такое совершенное…

...а тормозить пришлось в Шеалу, которая входила в дверь последней. Опоздание могло быть фатально, однако, начиная, Астрид понятия не имела, чем всё обернется, а жаркая дискуссия, между тем, затянулась и выявила несколько любопытных вещей, одной из которых была яркая и прирожденная способность Хильды быть арбитром в спорах. Заодно сама Литтнейд явно обзавелась клеймом извращенки, хотя ее оды женской красоте однокурсницы слушали весьма заинтересованно, и, по правде говоря, Астрид начала опасаться, что только что дала им пищу для размышлений и идею, как унять гормональные бури. Или направить их в русло… скажем, в таких масштабах сомнительное.
Ну, то есть, едва ли это сомнительнее использования подручных предметов.
Нет, мелкой не стоит это знать. Точно не стоит.
- Я начала, это очень весело, - не сбиваясь с шага, шепнула она на ухо Шеале, - но пока непонятно. Сядешь со мной?

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (21.09.2017 21:09)

+2

22

Одна на двоих тайна, кроме того что пугала – чуточку будоражила. Если говорить о тех моментах, когда они забывали о холодных и мутных открытых глазах мертвых адепток, о загадочном подземелье с эльфийской чашей – тогда было терпимо и даже слегка интересно. Сложная загадка, тяжелая головоломка – главное не думать о том, что ошибка может стоить жизни.
Просто иногда не думать.
Этот вечер вышел именно таким – в конце концов, солнце ни на кого не упало, просто тихо опустилось в море, напоследок закутав сады осенним, чуть горьким туманом. И ночью адептке не снились кошмары, а случалось это довольно редко.

Если такими темпами пойдет дальше, думала Шеала, пока поднималась по ступеням, а потом шла по узким коридорам к крылу, в котором проходил спецкурс, у нее будет самая тонкая талия на курсе. С самого утра кусок не лез в горло, от переживаний она не чувствовала вкуса еды и проливала воду мимо рта – за что была подвергнута насмешке и неприятной характеристике от сокурсниц, но это вовсе не волновало. Пожалуй, то, что она совершенно не отвечала на подначки и не реагировала на издевательства, давало ей до времени какую-то защиту – это в дальнейшем должно было стать провальной стратегией, но пока что, в компании сверстниц, работало. Во всяком случае, на неё не обращали внимания, в отличие от той же Астрид, которая была колючей, как речной сомик, притом настолько, что её ежедневные приключения иногда доходили до младших курсов в качестве баек. Шеала не была уверена, что всё из слышанного – правда, а даже если так, то имеет ли это отношение к Астрид в принципе, но на всякий случай никого не затыкала. Репутация сумасшедшего человека иногда бывает полезна, хотя быть никем не замеченной – тоже ценно. И она постарается этим воспользоваться точно так же, как рыжая пользовалась всеми своими навыками. Что значило это вот «очень весело» - Шеала догадывалась. Интересно только, обошлось ли без ночного горшка, надетого кому-нибудь на голову.
Задержав шаг, Шеала, не поворачивая головы, кивнула. Было бы неплохо разыскать в этот раз места подальше, мало того – попытаться не высовываться всё занятие, ради разнообразия отдав лавры первенства кому-либо ещё. Возможно, Летисия забудет их провал… или хотя бы лица.

Сегодня здесь снова было тело. Шеала вздрогнула, увидев его, прикрытое приглушенно мерцающими чарами. Ступни неприятного цвета были совершенно определенно женскими и маленькими – на мгновение показалось, что сейчас из-под простыни покажется лицо одной из адепток.
- Сегодня у нас очередная сложная задача, - госпожа Летисия даже слегка улыбалась, - впрочем, схожая с предыдущим разом. Тогда кое-что пошло не так, - она одарила взглядом сытой людоедки пытавшихся слиться с мебелью Шеалу и Астрид, - но сегодня всё будет иначе. По нескольким причинам. Я не хотела переходить к этому шагу так быстро, но, пожалуй, вы способные девочки и сможете все усвоить в сжатые сроки.
Да она спешит, вдруг поняла Шеала. Несмотря на внешнюю доброжелательность, в ее плане что-то пошло не так, и двенадцать адепток, которые ей зачем-то нужны, оказались нужны ещё быстрее. Но это ее не расстраивает, а, напротив, веселит.
Неясно только, было ли это весельем того же толка, что вчера вечером побуждало их с Астрид рассказывать сомнительного качества истории и смеяться над похабными глупостями. Правда, возможно, это Шеале приснилось – когда к ней не приходили кошмары, спокойные сны были на удивление реалистичными и порой дополняли реальность.
- Интересно, что сегодня будет, - шепнула она подруге по несчастью, не поворачивая головы. Кто бы ни услышал эту реплику, наверняка счел ее проявлением вполне закономерного в таких обстоятельствах любопытства, и только они обе знали, что на самом деле она значит.
Летисия ленивым движением мизинца в воздухе сбросила с тела простыню. Адептки повытягивали головы, одновременно и желая, и не желая видеть, что в этот раз будет происходить на столе.
Это была молодая девушка – к счастью, незнакомая им – и выглядела она так, словно смерть наступила очень недавно. Если присмотреться, можно было увидеть намечающиеся трупные пятна, но это и всё.
- Вы, возможно, спросите, почему я не даю теории, девочки, - с ленцой заметила она, закладывая ногу за ногу, - это для того, чтобы вы учились думать сами. Принимать решения так, словно вам никто не помогает. Уметь в нужный момент сделать правильные выводы и встать на нужную сторону. Ну, кто осмелится?
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

23

Что, вот что мы можем “усвоить так быстро”, думала Астрид, старательно глядя в книгу и благодаря - ну, пусть будет, судьбу - за то, что госпоже Летисии не приходит в голову копаться у адепток в мозгах. Что мы можем усвоить, если она ничего не дает? Одни разглагольствования насчет обучения, способностей и великой тайны, которой мы вот-вот причастимся, пустой треп и цирк со вскрытиями. Начала патанатомии. Чушь. А все верят.
И самое обидное, что все действительно верили, или все еще верили и ждали, что сейчас-то и случится самое интересное, а если кто успел разочароваться, то ни в жизнь не показал бы вида, а вдруг самое интересное начнется, как только их выставят за дверь? До последнего веришь в таких случаях. Ужасно только то, что самым худшим случаем все адептки считали бы потерянное время.
А не потерянную жизнь.
Голос Изольды, сухо докладывающей, как по конспекту - стадия разложения, отсутствие видимых повреждений, предполагаемое время смерти (с поправкой на время хранения) - звучал фоном к мыслям, и очень скоро рыжая перестала улавливать отдельные слова. Если бы не было так страшно, она бы отчаянно скучала и давно попыталась бы переписываться с Шеалой на восковой табличке, но не под взглядом же василиска это делать.
Приходилось сидеть и бесстрастно пялиться в столешницу, молясь, чтобы этим никто не заинтересовался.
- ...да, к сожалению, мы не всегда можем получить необходимую информацию таким образом, - изменившийся тон госпожи Летисии заставил Астрид очнуться. Судя по всему, аудитория от него расслабилась, потому что преподавательница неожиданно прекратила замораживать всё вокруг одним своим присутствием и вместо наказания и насмешек для Изы, краснеющей у прозекторского стола: похоже, она так и не сумела определить причину смерти.
И в этот момент с каким-то мерзким чувством в животе Литтнейд поняла, что именно этого госпожа Летисия добивалась. Именно это ей было нужно - а они в прошлый раз всё сорвали. А она приберегала вот эту реплику, вот этот тон, чтобы поразить своих слушательниц и…
И что?
- ...иные способы считаются неэтичными и небезопасными. Впрочем, каждая чародейка должна, в первую очередь, уметь верно оценивать для себя уровень необходимого риска и делать выбор между этикой и эффективностью…
Рыжая не сменила бы выражение лица, даже если бы захотела, потому что понимание, зарождающееся в ней, напрочь парализовало все лицевые мышцы.
Как и следовало ожидать, когда преподавательница удалилась в блеске своего великолепия, в аудитории всё еще была тишина. И в этой тишине избранные, участницы спецкурса и будущие чародейки, а потому - интеллектуальная элита, тихонько собрав книги и восковые таблички, не поднимая глаз, принялись расходиться. У каждой в голове созрел гениальный план и, насколько Астрид знала себя и себе подобных, у всех один и тот же.

- Ты понимаешь, да? Ты понимаешь? - шипела рыжая, пытаясь не трясти Шеалу от избытка чувств, - они сейчас все будут думать, что им намекнули, и нужно пойти и попросить о настоящем спецкурсе. И пойдут! Я не знаю, зачем ей это нужно, но она явно заманивает всех в… не знаю, во что… некромантию? Только вряд ли будет ее всерьез преподавать, но там сейчас каждая думает, что такая вся избранная. Мы тоже должны пойти и попросить! Потому что иначе не узнаем…
Астрид прервалась буквально на вдохе, и вовсе не потому что не нашла слов, а потому что столбом рухнула на пол, не в силах понять, где верх, а где низ.
- Лучше тебе попросить пощады, - слащаво посоветовала Фиренца откуда-то сверху, - может быть, я ничего не сделаю с твоими волосами и с тобой. И этой маленькой тварью.
Рядом угодливо хихикнула Изольда, которая то ли жаждала сорваться на ком-то за провал (и вот отличные кандидатки), а то ли просто решила заключить новый военный альянс.
- Слишком много говоришь, Литтнейд. Зажимай в углу свою убогую и не смей пялиться на госпожу Летисию, ясно?
Астрид кое-как сфокусировала взгляд - ненадолго, потому что встреча ее лица с между прочим дорогой туфелькой Фиренцы оказалась скорой и болезненной. Видимо ради этого эффекта, подумала она, лицо и не парализовано.
- Это, - шипела однокурсница, наклонясь, пока Иза с размаху впечатывала в стену Шеалу, - я придумала, ясно? Тоже мне, знаток женской красоты! Ну, давай посмотрим, что такого ты здесь нашла, а? Посмотришь с нами? Иза, снимай с убогой ее тряпки.
И пнула еще раз - теперь Астрид дернула головой и удар пришелся куда-то в ухо - но треск ткани она услышать еще успела, еле нащупывая - довольно бесцеремонно - чужие мысли
снимай, снимай, снимай
И было это вовсе не о платье.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (02.10.2017 01:03)

+2

24

Шеала и сама бы верила. На самом деле, думала она, пока продолжалась эта комедия, это довольно просто – внушить всем собравшимся девочкам мысль о собственной исключительности. Прошедшие сложный отбор, густое сито вступительных экзаменов, преодолевающие сложности учёбы – им постоянно внушали мысли о собственной уникальности, точнее о том, что они её обретут, прилежно обучаясь всему, что предлагали госпожи мэтрессы. Такие идеи легко ложились в головы ненужных дочерей, отщепенок общества, которым больше никуда не было ходу – даже жреческие храмы всепрощающей Мелитэле не брали уродок и калек, и они были готовы следовать за теми, кто их принял, и выгрызать себе свободу, власть и красоту любыми методами.
Просто они не знали, что это приводит всего лишь к смерти. Глупой и абсолютно лишенной красоты.
Шеала вздрогнула и до конца занятия не поднимала глаз на преподавательницу.

Это требовало немедленного обсуждения. В висках снова колотил страх, руки сковывало ознобом – лишь бы она не догадалась, лишь бы ничего не произошло, как смотреть Летисии в глаза, как суметь просить так, чтобы всё выглядело правдоподобно, что делать?
Почти стреноженная этими размышлениями, она могла только вяло поддакивать – соображай, соображай быстрее! – и в который раз поражаться простоте расчета госпожи преподавательницы, закинувшей столь грубую, но такую эффективную наживку стайке слишком молодых пираний. Эта хищница видела их всех насквозь – вот как, как суметь обхитрить её, обвести вокруг пальца, самим закинуть наживку и подсечь вовремя?
Потому не успела отреагировать, только смертельно испугалась, увидев, как падает Астрид, словно подкошенная – неужели отравили? Неужели Летисия догадалась каким-то образом?
Но это была всего лишь надменная адептка. Точнее, стайка – нетрудно было понять, кто являлся лидером. Шеала совершенно отстраненно заметила, что причиной происшествию стала банальная ревность. Астрид только начала реализовывать свой план – выходит, так быстро взошли плоды? Несказанная удача, да только удача ли, а не совпадение?
Она не могла сейчас сказать, что узнавала чей-то голос. Но неведомая Клара говорила спокойно, а здесь воздух почти трещал от злости, агрессии и чьих-то там претензий, замешанных на чаяниях. И, разумеется, изрядная доза гормонов, куда уж без этого.
Второе в её жизни раздевание, совершаемое при помощи чужих рук, было не настолько же приятным, как первое – точнее сказать, Шеала довольно быстро ощутила нечто, напоминающее бешенство. Это происходило с ней не так уж часто – считавшаяся тихоней, она попросту в обычной жизни адептки редко сталкивалась с вещами, способными напугать, разозлить или раздражать по-настоящему. Рождение и жизнь в её фамильном замке могли закалить любые нервы, но то, что происходило сейчас, со спокойной душой следовало назвать из ряда вон выходящим.
Тогда Шеала, испуганно прищурившись, сделала то, что могла – в конце концов, ей действительно погано удавалась магия, дававшаяся остальным адепткам в руки так же легко и просто, как прикормленный птенец идет за едой, но это было к лучшему, потому что против того, что она делать могла, у остальных было не так уж много средств. А главное - они не были к такому готовы.
- Боги! Боги, она в меня плюнула! – Изольда отшатнулась, шокированно ощупывая обеими ладонями лицо, потом заорала, с полуслова сорвавшись в плач: - кислотой! Это кислота! Печёт!
Конечно, о кислоте даже речи не шло, но ожог был гарантирован, и в этот момент Шеала даже чувствовала некоторую гордость из-за своих склонностей. Потом, страдальчески сморщившись и не обращая внимания на сползающее с плеча разорванное платье (вот суки), взметнула руки вверх и сняла.
Как могла – но заклинание затрещало по шву так же, как только что трещала ткань, и свалилось с Астрид.
Можно сказать, ответила взаимностью, заметила Шеала с известной долей самоиронии – телепатия давалась ей необычайно легко, так что мысленные диалоги практически не требовали сил.
Потом Изольда очнулась и дала ей пощечину – это было больно и обидно настолько, что на глазах проступили слезы, тогда адептка окончательно вышла из себя и вцепилась ей в щеки ногтями, даже, кажется, укусила за что-то – со стороны свалка наверняка напоминала драку в квартале удовольствий, и смотрелось наверняка смешно, но что теперь поделать…
И как доказывать наставницам, могущим заглянуть на поднявшийся шум с минуты на минуту, что пострадавшая сторона – как раз они две, а не эти хитрозадые…
- Курвы! И шлюхи, - подумав, добавила Шеала, воспользовавшись паузой: растрепанные и побитые, как бойцовые петухи, они на мгновение замерли, чтобы отдышаться.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

25

Астрид немного полежала, чувствуя, что не совсем ориентируется в пространстве: вдыхать было больно, ухо пульсировало, но дело было даже не в этом - она бессовестно выжидала момент, когда противницы отвлекутся.
А тогда она восстала, готовая нести справедливость во имя… во имя чего бы то ни было. Или не справедливость вовсе, а просто боль, страдания и угнетение. Дочь Асгейр и Финна, выросшая в компании семи двоюродных братьев, к своим семнадцати годам уже поняла, что побои не решают все вопросы, но кое-какие все еще остаются - к тому же Литтнейд кроме этого поняла еще и то, что в чародейской школе среди чародеистых чародеек и чародейского зазнайства от чародейки же довольно странно получить хороший удар правой в нос.
А между тем, стоило бы ожидать.
В конце концов, адептка должна быть готова ко всему.
Поскольку Астрид и сама колдовала, то к этому году уже неплохо представляла, какие трудности можно обеспечить сестре по ремеслу, чтобы она потеряла способность ответить заклинанием, и потому, как только выросла за спиной у Изольды, дружески пожала ей руку - передернувшись от хруста.
А потом уже взвыла, как баньши, вцепляясь в Фиренцу.
Дальнейшее и впрямь походило на драку курв и шлюх, и вторая часть оказалась куда красочнее первой - да так, что в высоком упоении боя, между прочим, на Скеллиге практически священном, Литтнейд даже позабыла изначальную цель всего предприятия… ну, если какая-то вообще была. Поэтому, когда их разметало по углам, стянув довольно болезненными парализующими чарами, это было похоже на довольно неприятное пробуждение.
- Что. Здесь. Происходит? - тоном госпожи Летисии можно было замораживать не только воду, но и всю жизнь на земле, так что рыжая, у которой от страха - даже не так, от инфернального ужаса - комок подкатил к горлу, если и была бы способна ответить, не смогла бы всё равно, по причинам на этот раз субъективным.
А пока она лежала у стены и пыталась не поскуливать, глядя на преподавательницу, зло постукивающую об пол каблуком.
Но рассудок работал, и работал быстро, может, дело было в страхе, может, в том, что адептка должна быть готова ко всему, и главное, она была уверена, что ее поддержат - потому что Шеала тоже понимала эту маленькую правду.
Она вообще ловила всё на лету. Даже переглядываться, наверное не надо.
- Они обозвали нас и вели себя высокомерно, - ябедничала Фиренца, - а Танкарвилль испортиа Изольде лицо, и тогда…
- Ничего подобного, - действительно высокомерно поджать разбитые губы, когда не можешь пошевелить и пальцем, довольно трудно, но Астрид справилась, - мы как раз шли к вам, чтобы задать вопросы, а эти двое…
И эти двое тоже понимали. Соглашайтесь, говорил взгляд рыжей, соглашайтесь и не потеряете лицо.
- ...давно завидуют тому, что мы попали на ваш спецкурс. Подстерегли нас и напали. Вот и всё.
Соглашайтесь, и тогда, Клара, тебе не придется в лицо госпоже Летисии при всех говорить, что именно случилось, и почему.
Потому что ты ведь знаешь - будет хуже.

- Тьфу.
Рыжая разогнулась и с ненавистью взглянула в котел.
- Если бы я знала, что буду это чистить, никогда бы не стала есть эту кашу, какая же дрянь, Фрейя…
К вечеру ей стало казаться, что с кухни они не выйдут никогда - а руки, отвыкшие от таких упражнений, Астрид стерла себе в первые же пару часов, и сейчас размокшие мозоли непрерывно саднили, напоминая, что всё в мире имеет свою цену. Но, по крайней мере, оно того стоило.
Госпожа Летисия была в бешенстве, и бешенство ее было направлено на Фиренцу. Им даже не пришлось разыскивать ее и придумывать, как попроситься на индивидуальные занятия.
Осталось только отбыть наказание.
- Я уже даже не знаю. Может, было бы приятнее на месте этих двух дур постоять пару дней статуэтками, - предплечьем смахнув с лица волосы, Астрид глянула на Шеалу, - ты как? Если хочешь, посиди, я сама закончу.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (08.10.2017 00:22)

+1

26

- Нет, - запротестовала Шеала, - нет, не нужно.
Подумав, хотела добавить, что работа отвлекает от излишних жутких размышлений – но нет, будь она проклята, под конец такого вечера невольно начинаешь завидовать не только статуэткам, но ещё и мёртвым. Им что – лежи, да и только.
Пожалуй, в ближайшую неделю, а то и две придется обойтись без расцарапывания лиц – неравная борьба с котлами лишила ногтей и постепенно лишала пальцев, которых младшая адептка уже не чувствовала. Кухаркам наверняка отдавали приказ не следить за стряпней, дабы было чем по вечерам занять нерадивых адепток – но в их наказании по-настоящему хорошим было то, что отбывали они его в почти полном одиночестве. В такое время, приближающееся к полуночному, прислуга замка клевала носом, и предпочитала не выполнять роль надсмотрщиков и стоять над плечом, контролируя работу, так что занятие занимало руки, но не голову, и этим все-таки отличалось от бытия статуэтками на полочке в спальне госпожи Летисии в выгодную сторону. Хотя Шеала всерьез сомневалась в том, что грозная преподавательница исполнит свою угрозу – наедине она так ворковала с Кларой, что едва ли наказание зайдет дальше розог и стояния на гречке.
Вот что вызывало удивление – так это то, что Летисия сделала ставку на семнадцатилетнюю, притом не самого первого ума адептку. Вот при всем желании – после той-то сцены, что она устроила – невозможно было поверить в то, что Клара всерьез могла рассчитывать на сколько-нибудь светлое место в мире после того, как перестанет быть полезна в качестве рук для черновой работы. Выходит, ставки-то и изначально не было, а было… что? Анализируя происходящее, даже Шеала со всем своим отсутствием житейского опыта могла прийти только к тому, что Летисия руками учениц пыталась достичь своих целей, и, выходит, воспринимала их исключительно как расходный материал. И просчиталась. Во всяком случае, в отношении Клары, которая совсем не Клара.
- Не могу поверить, - буркнула адептка с плохо скрываемой тревогой, - что всё вышло… так глупо, надо же.
Со стороны их беседа наверняка выглядела достаточно естественно: даже если кто-то подслушивал (в чем Шеала сомневалась, но и прекратить подозревать мир в каких угодно подлянках тоже не могла), то ни за что не мог бы ничего заподозрить и просто обязан был убраться отдыхать разочарованным и с заклинившей от зевоты челюстью ещё с час назад. Поэтому, наскоро прикинув шансы того, что их кто-то будет слушать, она решилась.
Труд действительно отвлекал, и мысли, не сдерживаемые ничем, ползли в чужое сознание осторожно – это как второй раз стирать грязь с чужой щеки, уже не столько переживаний, но всё ещё немного страшновато.
Фразы от волнения получались рублеными.
Она будет мстить, когда её отпустят. Скоро – Летисии нужны рабочие руки, а Клара годится только для этого. Чинить замки и таскать трупы. Зачем ей столько трупов? Точнее, не так – что она сказала Кларе, чтобы это всё оправдать? Что-то о мировом господстве с двумя королевами?
Шеала закусила губу и принялась оттирать упорно не поддающееся чистке донышко с удвоенной силой.
Может удастся как-то… заставить Клару засомневаться в этом. Пусть приревнует свою госпожу к тебе. Даже если Клара спросит прямо, Летисия ей не ответит, потому что зла на неё. Знаешь выражение «ебала жаба гадюку»?
Мысленно такое произносить было намного проще, так что не пришлось даже краснеть.
И нам нельзя идти на «индивидуальные занятия» в числе первых. Нужно как-то подстроить, чтобы оттянуть это, проследить за событиями, и как-то узнать, что с теми, кто сходил раньше нас…
Тут Шеала вздрогнула от пронзившей ее догадки и подняла глаза от котла, на мгновение прервав работу.
- Сейчас осень, - сказала она вслух, не отрывая взгляда от лица Астрид, - я слышала, что у третьего курса будет практикум по ночным дивинациям. Может, как-то напросимся?
В конце концов, трупы из подвала наверняка уже убрали, но что-то же от них могло остаться.[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

27

Астрид продолжала сосредоточенно тереть котел, внешне ни на что не отвлекаясь. Тряпка с песком мерно ходила вверх-вниз - шурх-шурх - и под этот звук запросто было впасть в не то, что медитативную прострацию, но и в летаргию вовсе. Из этого состояния рыжая вытаскивала себя каждый раз со всё большим усилием.
Можно считать, что это тоже способ закалить характер и тело. Между прочим, если тебе никогда не нужно было после занятий до глубокой ночи чистить котлы, а утром отвечать на семинаре, или, того хуже, показывать работу по зачарованию, то ты никогда не научишься выкручиваться, рассчитывать свое время и включать вот эту особенную чародейскую уверенность в том, что нет неисполнимых обязательств и непреодолимых обстоятельств.
Есть только особенно ужасные исходные.
И, к слову, если до того госпожа Летисия ее преизрядно пугала, то сейчас не меньше - злила, медленно осознавая, как глубоко должна быть ей (и Кларе-Фиренце) за всё происходящее благодарна, Литтнейд сидела, мерно терла котел и так же медленно закипала.
Черт с котлом, но завтра ведь практикум по целительству.
С такими руками.
- Да, если успеем, можно попробовать. Я спрошу, - снова шурх-шурх и тишина.
Твой план хорош, я попробую. И еще - у меня есть идея.
Кажется, всего минута прошла, но почти вечность.
Это очень плохая идея, крошка. Но плевать, меня тошнит от этих котлов. Так вот, крошка, наша дорогая Клара сейчас села в лужу. Гадюка на нее зла. Наверняка отлучит. От тела и от всего сразу - понимаешь? То есть, ненадолго, но тут появляемся мы.
Астрид шумно выдохнула сквозь зубы.
Так вот, мы восторженные, восхищенные, с горящими глазами, и демонстрируем ум, но такой, знаешь… ослепший от восхищения. Мы ненавидим всех, кто подходит к ней ближе. Мы готовы бегать хвостом. Не знаю, ну… это… меня только пугает необходимость с ней спать, но возможно она и не захочет этого от нас, в конце концов, Клара тупая, но умеет больше. Так вот, угадай, откуда удобнее всего бить.
Тишина.
Я понимаю, это страшно. Но что-то я очень злюсь.
Вторая тряпка на мгновение остановилась.
Это отвратительно, - честно призналась Шеала, крепко зажмурившись. Потом с усилием вернула лицу нормальное выражение, а рукам – подвижность. - Не знаю, выйдет ли. Но у нее нет причин нам не верить. Нужно пробовать.
Вверх-вниз, песок уже почти бурый.
И… ты не выше меня, не дразнись.
Я не дразнюсь.
Астрид вздохнула.
- Это… не дразнилка… это… наоборот, - вслух сказала она, оттирая пятно на стенке особенно яростно, - вот так. Пойдем прополощем его, он последний. А потом знаешь, что. Я вылечу нам руки. Они сказали, чтобы работали без магии, но ничего не сказали о том, что после.

Стиснуть зубы и работать - вот был единственный выход, а между тем приходилось еще рассказывать всем о красоте и величии госпожи Летисии, ну, то есть, не всем, а тем, кто точно мог донести. И работать не просто так, а чтобы заметили все, кто может заметить.
К среде Астрид казалось, что мир ей снится. Она пошла поговорить об этом с Шеалой, и очнулись обе в оконном эркере к концу следующей лекции, причем не помня, был ли какой-то разговор вообще, или хватило сесть рядом. Почему-то рыжую сильно беспокоило, не храпела ли она случайно, уснув в такой неудобной позе. Удача, однако, сопутствовала им пока: преподавательница дивинаций приняла извинения Астрид и охотно разрешила “отработать” с третьим курсом, обеим сразу.
Оптом, так сказать.
Из-за этой спонтанной паузы к ночи их почти не шатало. Почти. Но зато в нужное состояние впадали со скоростью, заставляющей предположить, что находились в нем изначально, так что удостоились парочки весьма двусмысленных похвал.
Но это ничего, говорила Астрид подруге, и это до нее донесут. Разве не замечательно? Кстати, я видела тебя с каким-то чародеем, и его подбородком можно было колоть орехи. И еще какие-то пещеры с мертвяками. И дракона. Но мне кажется, что это просто бред какой-то, потому что мы не выспались, еще и не то привидится. Ну просто - чтобы ты связалась с таким лощеным придурком? Само собой, бред.
Про себя Астрид, впрочем, подумала и решила это лицо запомнить.
На всякий случай.
- Три часа ночи, Фрейя, три часа… Я умру.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (14.10.2017 20:45)

+1

28

Спать хотелось постоянно. Шеала обнаруживала себя посредине коридора, с удивлением пялящуюся на возникающие в тенях фигуры, которых там быть не могло, и сама себе в такие моменты клялась, что плюнет на любые риски и в этот-то раз точно поспит - но всегда находились более важные дела.
К примеру, отчаянно напрашиваться на курс лекций, на который ее пустить не могли и не хотели. Вот прямо оббивать порог кабинета госпожи Бианки, настаивая на том, что эти зёрна знаний, посеянные рукой госпожи Летисии, обязательно взойдут правильно. Получить отказ и прилюдно вроде как расстроиться, попутно научив двух случайно проходящих мимо первокурсниц одной северной устойчивой конструкции, бывшей в употреблении в её краях.
Театральное представление проходило с умеренным успехом.
По ночам приходилось зубрить не только то, что нужно было для основного курса учебы, но и ещё то, что, по наивному мнению, могло создать иллюзию глубокой заинтересованности в специализации Летисии. От этого изрядно шатало и даже тошнило, хотя в любое другое время предмет мог бы выглядеть интересным. В промежутках между занятиями требовалось многозначительно хмыкать, задирать подбородок и ходить мимо всех причастных старшекурсниц с таким видом, будто мировые истины если и не открылись, то вот-вот откроются.
Вместе с чем-то ещё, от мысли о чём Шеалу передергивало каждый чёртов день. Соглашаясь с Астрид, она ещё не предполагала, что всё настолько плохо – теоретически прекрасно понимая, что каждая чародейка не гнушается ради достижения личных целей пользоваться любыми методами, в том числе и теми, что касаются постели, не могла себя заставить даже думать об этом.

Пока обходилось, за что она была безмерно благодарна мирозданию и каким угодно богам, в которых не верила. И в эти самые пресловутые три часа ночи, вдоволь наприкасавшись к тонким сферам, была озабочена в основном тем, что ещё несколько дней в таком темпе – и они с Астрид попросту свалятся, и тогда дерзким планам наступит конец. У всего есть свои пределы.
Я тоже тебя видела, - подумав, она в свою очередь решила признаться, - с каким-то страшным седым типом. Подбородок-то у него не лощеный, весь в шрамах, и всё бы ничего, но… знаешь, две минуты это как-то не очень.
Хмыкнула, извиняющимся жестом пожимая плечами – что ты от меня хочешь в таком состоянии вообще? Недосып позволял прощать и себе, и другим очень многое. Например, то, что собираешься похерить строгий запрет наставницы относительно самостоятельных дивинаций, ну просто потому что очень надо, и эта идея до сих пор кажется неплохой. И пока остальные адептки, подогретые успешными (а у кого и не очень) опытами друг на друге, разбредались по спальням, две безумные девки осторожно пробирались сквозь залитый лунным светом сад к пресловутой дверке в подвал.

Очевидно, Клара то ли манкировала своими обязанностями, то ли попросту побоялась гнева Летисии, но замок висел на дверях старый – вот тот самый, сломанный Астрид изнутри. Разумеется, дверь только выглядела запертой, и это было к лучшему - едва ли они были сейчас способны на какую угодно магию свыше жизненно необходимого.
У Летисии сейчас ночной практикум. На который меня, разумеется, не допустили, хотя очень хотела, - Шеала подавила зевок рукавом, - ну и тебя тоже, я же не одна просилась. Надо будет, пожалуй, часа через два заглянуть туда под двери, пусть заметит. Мы же успеем? Дьявол, как эта эльфская дверь вообще открывается, ты поняла?
Невольно в голове проскользнула мысль о том, что а вдруг снова придется купаться. Шеала даже зажмурилась, на мгновение представив это – горячая вода, и не нужно никуда бежать и оббивать чьи-то пороги, и можно даже снова поспать друг у друга на плече, сквозь дрему слыша только тихое дыхание у уха.
Выглядело так прекрасно, что смахивало на знатное извращение.
Адептка зябко растерла ладони и толкнула дверь, сжимая в руке заготовленную загодя свечу. Та распахнулась без скрипа. Возможно, в купальню таки придется снова набирать воды – но совсем не для того, чтобы понежиться. Всего лишь нужно повторить сегодняшний подвиг и заглянуть в прошлое.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

29

- Я надеюсь, это что-то политическое, - от души испугалась вслух Астрид, которая тоже не имела практического опыта, но уже была рада похихикать над двумя минутами. Кое-как осмотревшись среди теряющихся во мраке каменных стен, она поежилась и вполголоса добавила:
- Нет, не поняла, но можно повторить всё в точности с самого начала, так хоть какие-то шансы есть. Вряд ли она открывается только в определенные ночи при определенном положении луны. Иначе эти не стали бы… там… хранилище устраивать. Так что давай я воду призову, а ты нагреешь, только не как в следующий раз, ладно? Но сначала…
Рыжая похлопала себя по платью, залезла в сумку, переворошила таблички и даже успела пару раз бессильно выругаться, поминая загадочную “ее”, которая куда-то делась, пока, наконец, не выудила триумфально хорошо запечатанную баночку.
- Вот! - Литтнейд вложила ее в руку Шеалы, - ешь. Я стащила ее у одной нашей общей подруги. Я-то всё думала, откуда эта дрянь сладкое берет. Там, если не ошибаюсь, орехи в меду, самое то, чтобы подкрепиться перед тем, как колдовать. Придется пальцами, наверное, но всё равно потом мыться, какая разница.
Она, конечно, в глубине души надеялась, что мелкая оставит ей совсем чуть-чуть - ну разве что маленький кусочек, но где-то очень в глубине, потому что испытывала совершенно незнакомое ощущение - радость кому-то что-то отдать. То есть, не кому угодно, а мелкой, но...
Рядом с этим меркли даже орехи.

Во второй раз воду почему-то звать вверх было проще, то ли маршрут уже знаком, то ли рассчитала правильно - поток с шумом хлынул в чашу, в едва рассеиваемой полутьме почти белый, принес с собой запах йода, соли и мертвых водорослей, почти как дома на побережье.
Литтнейд, скидывая одежду, подумала, что выпустится и будет жить непременно у моря, и попробует кто помешать - главное ведь что? Главное дожить.
- Теперь ты?
Через какое-то время Астрид с сомнением потрогала воду ногой:
- Тогда она еще не открылась. Открылась, когда мы вдвоем забрались, и… давай я помогу тебе снять платье.
В этом, возможно, не было никакой необходимости - впрочем, Астрид могла ее и придумать, после нагревания воды Шеала может снова нетвердо стоять на ногах… но не хотелось. Было лень. Вместо этого она с преувеличенной осторожностью распустила шнуровку и потянула платье вниз.
По совершенно непонятным причинам сердце колотилось где-то в горле.
- Пойдем. Держись за меня, - теперь рыжая почему-то разговаривала шепотом, и среди мечущихся в пару теней это казалось уместным. Или она просто опасалась того, что кто-то войдет и всё испортит - всё, что здесь сейчас происходит, чем бы это ни было.
Астрид даже глаза закрыла, потому что зримое тоже казалось ей неуместным. А вот поверхность ожогового шрама под пальцами вполне вписывалась в необходимую реальность.
Нужно было двигаться к воде, но она так и стояла, осторожно поглаживая этот самый шрам, едва касаясь, и стараясь дышать очень тихо, тише гулкого стука, отдающего в виски, тише чем кажущийся шорох, с которым покрывалась мурашками кожа.
И вряд ли сказала бы, сколько времени прошло, пока не очнулась:
- Пойдем. Там… теплее.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (22.10.2017 00:04)

+1

30

- О, - отупевшим взглядом глядя на баночку, младшая адептка даже не сразу поняла, что это такое, но как только поняла, очень обрадовалась. Не совсем по причине сладкого, хотя глюкоза истерзанному мозгу была просто необходима – и даже не потому, что подарки ей, даже такие, дарили возмутительно редко.
- По-моему, эту штуку нужно потом затолкнуть в трубу – как думаешь, по размеру вроде подходит? Чтобы не пришлось набирать воду во второй раз, ну, для дивинации – помнишь, как её в тот раз быстро всосало? Раз и нет. М-м, офефено, у меня ас зуфы раффолелись.
Засунув испачканный палец в рот, Шеала неловко протянула орехи:
- Ты тоже ешь. Нам нужно.
Потом вытерла ладони о платье – вот плевать уже на то, что поутру её снова наругают за неопрятный вид – и приготовилась помогать.

На самом деле, наверняка эти нашли метод попроще, чем каждый раз купаться в эльфийском бассейне, но об этом Шеала подумала уже позже, когда, не в силах остаться на ногах, прижималась животом к холодному камню, покрытому подозрительными пятнами, и нагревала воду. Предыдущий успех повторить не удалось, и вообще говоря, вышло так себе – не попаришься, хоть и не околеешь.
Поэтому удовлетворение от того, что о шнуровке заботился кто-то другой, можно было объяснить вполне рациональными причинами, но, конечно, не стоило врать.
На самом деле – ну вот стоило себе честно признаться – Астрид, сама того, наверное, не понимая, обеспечивала Шеале первые шаги в мире чувственных переживаний. Это было неожиданно, странно и очень стыдно, и Шеала скорее откусит себе палец, чем признается в таком вслух. Ей было достаточно даже этих неловких дружеских жестов – выбранных листьев из волос, опущенной на плечо головы или пойманных в пальцы пальцев, это всё было чуточку не так, как должно было быть, Шеала в этом очень сильно винила себя, свой возраст и свою неопытность, и все эти рассуждения о теориях Стаммельфорда, сексе с преподавательницей и прочих животрепещущих двухминутных темах, но ничего не могла с собой поделать. Вот вообще ничего.
И постоянно становилось только хуже – и сейчас она замерла, очень-очень осторожно разрешая себе думать о том, что вообще происходит. Конечно, это было простым любопытством со стороны Астрид, ничем большим – Шеала и сама подолгу пыталась рассмотреть, как там её спина поживает, нащупывала пальцами края и пыталась гадать, пройдет ли когда-то болезненная чувствительность испорченной кожи.
- Однажды, - сказала Шеала, - я застала своего кузена с сестрой. Они трахались в одной из гостевых комнат, а она должна была через пару недель выйти замуж, конечно, не за него. Они зачем-то попытались заставить меня молчать, ну, навсегда, он толкнул меня в камин, а потом я подпалила ему череп. Этими самыми руками. Не люблю эту историю.
Обнаглев, перехватила узкую ладонь рыжей в свою, другой рукой подобрала волосы – по ночам в замке становилось холодно, так что не хватало ещё простудиться на обратном пути.
- Пойдем.
Перспектива собирать случайно оброненные волосы и частички кожи и крови, ползая по холодному камню, прельщала чуть менее, чем полностью, так что ванна выглядела неплохой передышкой.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [09.1115] Путь переменам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC