Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [13.07.1268] Бойся темноты


[13.07.1268] Бойся темноты

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: летний вечер и ночь
Место: Нильфгаард, недалеко от Баккалы
Участники: Летис Гвенллиан, Петра ван Баккер (нпс)
Краткое описание: одно из первых, на первый взгляд плевое задание для начинающей карьеру чародейки - одна нога там, другая тут, поймать предателя на горячем и душевно по-магически допросить, да ещё и под чутким руководством более опытной коллеги из Бюро.
Но как всегда что-то идет не так, потому что одна нога там, а другая - тут, и вот здесь ещё что-то такое висит неприятное.
NB! сцены насилия, убийств, расчлененка

+1

2

Болезненно сощурив глаза, магичка следила за Великим Солнцем, неспешно плывущим в летнем небе. До заката оставалось меньше часа, тени уже удлинились и скромно приобретали ночную синь, а свет из ослепительно-белого становился золотым. Хорошо, что на дело её отрядили к ночи – кое-как приведя себя в порядок к этому времени, сейчас дознавательница чувствовала себя вполне приемлемо и была готова не посрамить честь Бюро перед сотрудниками внешней разведки.
Ну, пусть и с едва-едва оперившимися, как ей рассказали.
Задание с виду выглядело не слишком сложным, можно сказать, рутинным и не предвещающим ровным счетом никаких проблем. Различий между ним и обычной своей работой Петра тоже не чувствовала – какая разница, допрашивать поехавших крышей дворяшек, вбивших себе в голову, что некромантический гримуар с севера – это просто отличный повод начать свергать императора, или же допрашивать обычных, пусть и вооруженных людей, надумавших совершить то же, но методами чуть более простыми и известными уже не первую сотню лет.
То есть, дело, разумеется, было вовсе не в покушении на Его Императорское Величество, но тесную дружбу с северянами после войны империя не жаловала. И нет, речь шла, разумеется, не о простых посиделках с соседями под бутылочку лимонной, но деталей ей не рассказали, предоставив разбираться прямому специалисту. Петра была поддержкой на тот случай, если что-то пойдет не так, пленник заупрямится или их будет больше, чем ожидалось – словом, в каждой бочке затычкой, но так, чтобы не перенапрягаться.
Даже место встречи назначено было словно на отвали - никакой тебе конспирации, подвалов Бюро или чего похуже, откуда даже портал неприятно открывать.
Великое Солнце медленно клонилось к горизонту, заслоняемое невысокими крышами, и гладкая черепица на них в косых лучах казалась красной и расплавленной. Магичка сидела на парапете чьей-то клумбы с ослепительно яркими в этом свете алыми цветами, но владелец, даже если был против, свое мнение высказывать не рисковал. В отличие от всего остального, мундир Петра всегда держала в идеальном состоянии и никогда не пренебрегала использовать его как особую привилегию.
Когда чародейка из разведки появилась на горизонте, дознавательница как раз задумчиво обрывала уже третью по счету настурцию. Ей не представляли заранее напарницу на сегодняшний вечер, предоставив женщинам срабатываться самостоятельно, но Петра узнала её сразу же, и поднялась навстречу.
- Ну курвы, - расстроенно и хмуро прокомментировал владелец сада и клумбы, как только в воздухе закрылся портал. Сказал тихо и оглянулся: не услышал ли кто. С колдунами из Бюро никто не хотел иметь проблем.

Портал вывел их на скромную поляну посреди леса. Координаты были прикинуты заранее, и до небольшой и полузаброшенной деревни, в которой будет происходить встреча, было около четверти часа энергичной ходьбы, и им было велено подбираться со стороны леса так, чтобы не увидели случайные прохожие, хотя в их потенциальном существовании Петра вообще сомневалась.
А если и да - то что, сложно память стереть? Хотя превышения полномочий в подобных случаях шеф не жаловал.
- А теперь – привет. Петра ван Баккер, маг-дознаватель Бюро Особых Расследований, буду сегодня с тобой работать. Судя по карте, нам – туда, и смотри под ноги, в этих лесах хер знает какая гнусь водится.
Затягивая традиционно растрепанную гриву уставной черной лентой, дознавательница пояснила:
- Мне про дело рассказали в двух словах, так что нужны подробности. Сама-то как, не дрейфишь?[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+2

3

Встреча с напарницей в условленном месте, знакомство – но это опционально, можно обойтись и ничего не значащим обменом имен, - дорога к полуразрушенной деревне, выбранной для грязных делишек, «совершенно безобидные» беседы и по домам. План казался до безумия простым и, следовательно, легко выполнимым, однако же, почему Летис тогда вышагивала по мостовой на ватных ногах, постоянно замедляясь и растерянно осматриваясь по сторонам, боясь свернуть не на ту улицу? Почему она то и дело останавливалась и судорожно вспоминала всё, что ей сказало начальство перед тем, как направить на задание? И ведь раз за разом она мысленно повторяла всё слово в слово, но уверенность всё равно не приходила.
«Зачем так переживать? Что вообще может пойти не так? Сказали же, всё элементарно и любой справится, но я-то лучше непонятного любого».
Взять себя в руки, пусть и не полностью, удалось. Летис, глубоко вздохнув, вытянулась по струнке и, выбросив из головы лишние мысли, быстрым шагом направилась к месту встречи – опаздывать не хотелось.
«В принципе, если перестать придумывать жуткие картины разгромного вылета из разведки после первого же задания, ничего страшного и сложного сейчас не происходит и вряд ли произойдет. Разве что с коллегой может не повести, но это тоже сомнительно. Сложно вообразить, насколько невыносим должен быть человек, чтобы захотелось невзначай скинуть его в яму». За легкими размышлениях о малозначащих глупостях прошел остаток пути, который Летис – она даже не заметила – пролетела за считанные минуты. Свою напарницу она увидела еще издалека и узнала сразу, пусть на подробное описание никто и не расщедрился. Впрочем, не узнать ее было сложно: бледный и довольно помятый вид, дополняемый растрепанной светлой шевелюрой, сразу наталкивал на мысль, что несчастные цветочки обрывает именно сотрудник Бюро. Хозяину клумбы стоило посочувствовать, ведь пришла магичка куда раньше Летис и успела как следует прополоть цветы.
«Гадала, любят ее или не любят?»

Портал, закрывшийся за спиной, ясно дал понять, что пора окончательно забывать про свои переживания и полностью погружаться в дело.
- Думала мы так в молчании и будем всё делать. Привет, - задумчиво произнесла аэп Рыс, вспоминая, что и сама при встрече молча кивнула в знак приветствия и даже не попыталась представиться. – Рада знакомству, я Летис Гвенллиан, - на этом и закончила, решив, что всё остальное известно, а если неизвестно, то значит к лучшему. Наверное. Может быть. Летис сейчас сомневалась во многом.
- Сойдет, - махнула рукой южанка, внимательнейшим образом смотря под ноги, -  надеюсь, что никто не передумает и не заблудится. Мы, надеюсь, тоже. – О своих переживаниях, волнениях и страхе аэп Рыс умолчала, не желая падать в грязь лицом. Собственно, во избежание контакта с грязью она и смотрела под ноги.
- Моран вар Янссен оказался не слишком умным человеком, что нам на руку, конечно же, и довольно легко был уличен в готовящейся измене. Сам он ничего не может, подозреваю, что и не умеет, но обзавелся интересными нам друзьями с холодного Севера. Сегодня они встречаются недалеко отсюда, однако для каких именно целей мне неизвестно. Мы должны это выяснить, а также личности нордлингов, я еще склоняюсь к мнению, что всем им очень понравится допрос с пристрастием. – Информации было не так много, но вполне прилично, чтобы иметь представление о ситуации и даже спрогнозировать результаты визита на тайную встречу.
- Но могли бы выбрать место и поближе.
Пробираться по лесу, сквозь кроны которого наверняка не пробивались солнечные лучи, было то еще удовольствие. Говорить тихо, не наступать на ветки и не колдовать почем зря, привлекая к себе внимание, было сложно, жуть как хотелось легкими движениями рук значительно упростить себе задачу, однако начальство строго-настрого запретило не только эффектно появляться в деревеньке, но и пользоваться известными тропами, ведущими к месту назначения. И потому дорога растянулась в целую бесконечность, полную надоедливых ночных насекомых, шорохов неизвестного происхождения, ночной прохлады и сырости, присущей густым лесам.
- Очень надеюсь, что мы уже близко, - прошептала Летис, взглянув на Петру, заведующую картой.

+3

4

- Ага. Ясно, вар Янссен, отлично. Допросы с пристрастием всем нравятся, - ненадолго сбившись с шага, Петра сорвала относительно молодой побег сосны, прикусила: - не хофу дыфать на нордлингов нафей столифной лимонной.
Иглы были просто ужасающе горькими, но скрашивать удручающе однообразный путь было больше решительно нечем – дознавательница было шепотом завела длинный и пространный рассказ о том, как однажды они с напарником ловили предателей родины в одном из борделей Города Золотых Башен, а там как раз проводился, судя по всему, день открытых дверей для разных гнусных извращуг, и аэп Росса перепутали с одним из обслуживающих мальчиков, на беду, одетых в очень схожую форму.
Но до кульминации не довела, вдруг замерев на половине пути. Нахмурилась, подняла палец вверх, призывая к молчанию.
Вечерний лес всегда был полон разнообразных звуков. Птицы, и без того к закату соловевшие, окончательно притихали, заслышав их шаги, и в страхе взлетали из густых и тяжелых крон, услышав сломанный под ботинком сучок или ветку. Где-то справа, довольно далеко, журчал ручей – на карте, кажется, была обозначена приличных размеров река, но летом всё мельчало и пересыхало. Гудел высоко в ветвях ветер, падали ветки, бродили в густом порыжевшем от жары подлеске звери. Но ухо дознавательницы, кажется, уловило что-то ещё – что-то, подозрительно похожее на вопль, но сколько она не прислушивалась повторно, ничего больше не доносилось.
- Показалось, - с досадой шепнула она, - пойдем дальше. Уже недолго.
Кажется, они немного заплутали, не будучи опытными следопытами, и вывернули к деревне с чуть другой стороны, впрочем, своих планов при этом не нарушив и даже не попавшись никому на глаза.
Спрятавшись за густым барьером кустарника, резко обрывающегося на подступах к деревне, магички некоторое время наблюдали за деревней, которую скорее можно было бы назвать хутором – четыре домишки, два сарая с покосившимися крышами, один – судя по разросшейся крапиве – несколько лет назад сгоревший остов, в центре круга, образованного строениями, возвышается высокий хищный журавль над колодцем. На его вершине сидит сорока, и косые солнечные лучи, чудом проникшие сквозь листья, раскрашивают её перья в почти кровавый цвет.
Закат в этот день был очень красным.
- Где-то пролилась кровь, - озвучила Петра набившую всем оскомину истину, пошевелилась, стараясь прихлопнуть на щеке комара как можно тише, но старалась не слишком усердно – никого из жителей все равно не было видно.
Где-то за одним из домов, скрытая стеной, всхрапнула лошадь, и дознавательница тревожно замерла, наплевав на затекшую ногу.
- Вообще какой идиот решил назначить встречу в таком месте, - ворчливо поделилась в пространство она, пытаясь отогнать уже следующего кровососа, - вроде уже должны были приехать? Подберемся поближе?
Ежесекундно рискуя быть обнаруженными, они перебежали за поленницу и спрятались в её густой тени, скрытые с одной стороны высокой крапивой, с другой – зарослями жесткой отцветающей золотистой мальвы, вокруг которой гудели запоздалые, уже сонные шмели. Лес нависал темной громадой, и от него веяло уже ночной прохладой.
Петра прокралась чуть дальше вдоль стены, сделав знак следовать за собой, подобралась к высоко расположенной и возмутительно маленькой отдушине – впрочем, с таким количеством комаров большие окна тут скорее вредили – и прислушалась.
Тихо, как на кладбище.
Они подождали ещё немного, но в деревне - кроме фыркающей лошади - словно все вымерли.
- Что за cuach’ня, - Петра нахмурилась, поморщилась: - у тебя как со сканирующими чарами? Это не мой профиль. Давай посмотрим, где живые вообще собрались-то, может мы не там слушаем.[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+3

5

У новой знакомой, полагала Летис, было куда больше опыта работы и вполне вероятно она уже отмотала не первый десяток километров по погрузившемуся во тьму и сырость лес. Во всяком случае очень хотелось верить, что Петра ориентируется в лесных массивах лучше и быстрее аэп Рыс, а потому не мудрено, что стоило магички остановиться и с опаской посмотреть по сторонам, прислушиваясь к неизвестно чему, как Летис сию же секунду напряглась, подобралась и выжидательно уставилась на коллегу. Чародейка и сама пыталась услышать звуки надвигающейся угрозы, однако ничегошеньки у нее не получалось, а потому только и оставалось, что возложить все свои надежды на госпожу ван Баккер.
"Ну... Хорошо. Очень не хотелось бы попасться на глаза и всё завалить или усложнить на столь раннем этапе. Arse, это был бы сокрушительный провал, избежать бы его".
- Да, идем, хотелось бы уже увидеть их лица и послушать, что интересного они могут нам рассказать, - кивнула южанка и, взглянув на разросшийся неподалеку кустарник, направилась за напарницей навстречу работе. Хотелось верить, что она будет интересной. Еще больше хотелось верить, что беседы с предателем родины и его северными друзьями принесут много полезной информации.
Раз в пять-шесть осторожных шагов возникала мыслишка завести с Петрой задушевный разговор о.. чем-нибудь. В принципе, отсутствие темы и останавливало. Необходимость сохранения тишины во благо Империи, конечно, тоже играла немалую роль.
- Кажется, мы потерялись, - нашлись, впрочем, довольно быстро, пусть и с другой стороны деревни, но это ведь не так важно, главное, что быстро! Осмотрели те три с половины постройки, названные начальством таким емким словом "деревня", прячась в относительно надежном укрытии; прислушались к царившей в округе тишине.
- Каждый день проливается кровь, - пожала плечами госпожа Гвенллиан.
Дурное предчувствие мертвой хваткой вцепилось в чародейку и не желало отпускать. Летис усиленно выкидывала из головы неприятные мысли и образы, но они быстро возвращались и продолжали съедать изнутри и отвлекать. Легкий летний ветерок, лениво приподнимающий пряди волос, казался чем-то неестественным для этого места и подозрительным. С одинокой запряженной лошадью ему, конечно, не сравниться.
- Явно недалекий, есть много более интересных мест, но нет, всем хочется забраться в самую глушь, - сварливо заметила Летис. Она читала отчеты - добраться до них было не просто, пришлось не один раз доказать начальству, что с документами чародейка общается на "ты" - и сразу отметила этот выбор многих мелких предателей. - Судя по лошади кто-то сюда всё же приехал, странно, что ничего не слышно, да и не видно тоже, - говорить аэп Рыс старалась как можно тише, чтобы ни в коем случае не быть услышанной кем-то еще, кроме Петры.
Перебегать за напарницей старалась не менее тихо и аккуратно - очень не хотелось показаться непрофессиональной растяпой. От этого дела зависело слишком много, чтобы расслабляться!
"Да где же вы, arse?! Мы, я так точно, не можем уже ждать".
На вопрос Петры южанка лишь кивнула. И как она сама не догадалась воспользоваться тем, изучению чего посвятила несколько лет своей жизни?! Это огромным промах, заставивший Летис забеспокоиться; перед внутренним взором запестрили картины грандиозного окончания еще не начавшейся карьеры.
- Дай мне минуту, - шепнула аэп Рыс. Прижавшись спиной к стене дома, девушка сделала глубокий вздох, принуждая себя успокоить взбушевавшийся вулкан переживаний, и закрыла глаза, сосредотачиваясь исключительно на поиске. Потребовалось куда меньше минуты, однако оговоренное ранее время Летис всё равно потратила - проверила несколько раз и пришла к неудовлетворительным результатам.
- Тут никого нет, кроме лошади, - вынесла свой вердикт Летис Гвенллиан и, не боясь быть обнаруженной, выпрямилась и пошла к углу дома. - Я проверила несколько раз, - сразу дала ответ южанка на возможные вопросы.
Буквально тридцати секунд, нескольких шагов и одного поворота за угол было вполне достаточно, чтобы явить миру хороший и вкусный полдник, подаривший Летис несколько приятных и радостных моментов.
- Вот дерьмо! - После незапланированного избавления от не до конца переваренной пищи девушка не могла не выругаться, описывая увиденное. - Что с ним стало?! - Неуверенно подойдя к покосившемуся заборчику, Летис, прижимая к губам ладонь, осмотрела зацепившуюся за забор ногу и намотанные на нее кишки. Что это было: чистая случайность, совпадение, перфоманс или способ что-то сказать миру оставалось только догадываться. И блевать, пусть и очень не хотелось. Полдник был слишком сытным - по правде, это был вполне себе ужин.
Летис, с трудом справившаяся с реакциями организма, не привыкшего к таким жутким видам, вытерла губы и продолжила осмотр. Вот тут - в траве - аккуратно лежали пальчики, а вон там - на дереве - висела голова, зацепившаяся за ветку волосами.
- Ну.., - нахмурившаяся чародейка старательно подбирала слова. - Есть две новости: плохая и очень плохая. Плохая - переговоры накрылись, а очень плохая - с вар Янссеном мы уже не поговорим.

+3

6

Петра, прикрыв глаза, наблюдала за творящейся магией, подмечая узлы и особенности структуры. Недавняя выпускница Лок Грим сдала бы зачет на отлично, хотя и место проведения чар, и время не то чтобы располагали идеальному протеканию всех процессов. Тем страннее был результат: нахмурившись, дознавательница собралась уточнять у мироздания, как так могло произойти и куда делись все живые.
Мироздание отозвалось очень живо. И очень красочно.

Работа дознавателей означала регулярный просмотр – изредка демонстрирование – разнообразных гадостей. Не так уж редко им приходилось иметь дело с трупами различной степени испорченности, с фрагментами тел, оставшимися после кровавых ритуалов, иногда – с тем, что осталось от человека, который по неосторожности, руководствуясь карманным пособием, проводил инвокацию демонов и сам становился энергуменом до тех пор, пока твари из другого плана не станет в нём слишком скучно. Так что с нервами у неё было получше, чем у молоденькой аэп Рыс, но увиденное продрало даже её. Позеленев ещё больше, хотя, казалось, куда уже, Петра поблагодарила Великое Солнце за идею ничего не жрать последние сутки.
Потом, обогнув напряженную напарницу, и сама принялась за осмотр. Композиция удалась колоритной, растянувшись на добрые три сажени, а то и больше. Поначалу даже не удалось понять, один человек это был, или несколько – кишечник выполнял роль гирлянды, распространяя благоухание, а над конечностями, кажется, поработала какая-то неведомая молотилка.
Это очень тревожило.
Характер травм – конечно, сюда бы коронера – ничуть не напоминал те, которые наносились обычным человеческим оружием. Хотя, может, если ударить молотом с невероятной силой, а потом добавить варварской северной секирой… Петра покачала головой, рассматривая грубый скол кости – та была скорее разможжена, чем перебита, и это тоже очень тревожило.
Это всё ещё не благоухало падалью, хотя погоды стояли жаркие, а значит, неприятное происшествие произошло совсем недавно. Дознавательница какое-то время любовалась ещё не помутневшими глазами на висящей голове, потом потрогала ногу.
Она была ещё теплой, теплее, чем окружающее пространство.
- Дерьмо, - вынесла вердикт магичка, - скоро сюда, вероятно, напрутся трупоеды. Утверждают, конечно, что их уже всех вывели, только…
А ещё были лесные звери и бродячие собаки – и против их оравы у этих венцов человечества, чародеев, было не так уж много оружия, так что следовало избежать встречи. А ещё где-то тут находился тот, кто сорвал им операцию и устроил весь этот беспредел, где-то тут неподалеку, но не в самой деревне, иначе чары бы его разыскали.
Громада темнеющего леса, нависающего над хутором, кажется, приобрела угрожающие очертания – надо же, а ведь они спокойно могли встретиться с неизвестным или неизвестными убийцами, пробираясь к деревне через подлесок, и только чудом не пересеклись, потому что те тоже наверняка отступали не по тракту.
Петра передернула плечами, чувствуя, как между лопатками выступает холодный липкий пот. Связаться с начальством? Так аэп Ллойд по головке не погладит, ему же неважно, по какой причине операция была провалена. Что скажет де Ридо – тут даже думать не надо, а госпожа практикантка потеряет своё место работы, толком и не начав.
- Ты видишь где-то его одежду? Ну, то что осталось, - Петра озадаченно оглянулась, внутренне разрываясь между желанием свалить куда подальше и необходимостью разобраться в происходящем.
Подавливая сухой спазм тошноты, без энтузиазма порылась в остатках тела, прошла по кровавому следу на несколько саженей вперед. Рытвины, оставшиеся в плотной глине, не напоминали ей след ни одного известного оружия – разве что подобное могло остаться от каких-либо вил, если бы те делали размером примерно вдвое больше.
След прерывался, но в зарослях под одной из стен нашелся сапог. Один, пустой и явно ношеный. Магичка поморщилась, швырнула его обратно в крапиву.
- Дерьмо, - повторила она ещё раз, намереваясь дать происходящему характеристику поточнее в лучших привычках недовольных дознавателей, но любые слова застряли в горле.
Потому что вдруг завыло. Не в лесу, мрачном и веющем холодом, а прямиком за последним из сараев, в противоположной стороне от колодца, журавль на котором, как оказалось, был заляпан кровью – мамочки, это же добрые десять футов, как попало-то?!
Выло творчески, перетекая из октавы в октаву, выло с знанием дела и внушая безотчетный, животный, очень такой ощутимый ужас.
- Валим! – не зная, говорит она вслух или только беззвучно открывает рот, магичка зажмурилась.
Полное дерьмо.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+2

7

Следовать примеру Петры чародейка не желала, иными словами она не собиралась прикасаться к человеческим останкам, боясь очередного рвотного приступа, который определенно точно доведет ее до белого каления. Коронером – в который раз убеждалась аэп Рыс, разглядывая еще один оторванный палец, - у нее всё же стать не получится, не ее это, не может она с интересом, азартом и некоторой любовью ковыряться в разлагающейся плоти. Первое же дело наглядно показало, что Летис сделала свой выбор правильно – бумаги рвутся не настолько отвратительно, как тела.
- Ага, но все мы знаем, что это далеко не так, - южанка точно не знала, собственными глазами трупоедов не видела, но очень уверенно предполагала. Еще она хотела бы плюнуть на всё, открыть портал и свалить куда подальше, лучше сразу в страстные объятия Каберне Шато де Конрад, которое было припрятано на особый вечер.
«И всё же жаль, что считать переговоры сорванными нельзя. И очень жаль, что нельзя принести руку, объявить, что предатель пал смертью нехрабрых и на этом закончить».
Если бы всё так просто.. если бы так просто. Без информации, которая и была целью чародеек, перед начальством можно было даже не показываться. С другой стороны, если жизнь не мила и хочется самоубиться с изыском – о, собственно, начальство, - то можно и появиться.
- Зачем тебе его одежда? Если она и осталась, то столь скудных размеров, что ничерта мы не увидим в этом месиве. – Летис, конечно, признавала авторитет более опытной коллеги, а потому нехотя начала рассматривать украшающие покинутую деревеньку части тела.
«Ничего тут нет. Arse. А если и есть,  то стало одним цветом с кровью и этой темной.. оу, печенью. А ты, вар Янссен, вел не сильно здоровый образ жизни», - поверхностных знаний с первого курса Академии оказалось вполне достаточно, чтобы сделать определенные выводы. В деле они, правда, ни капли не помогали.
- Мы в полной заднице, - безрадостно произнесла чародейка, подойдя к напарнице и найденному сапогу. Она всецело разделяла настроение Петры, прямо-таки физически ощущала, насколько ей хочется махнуть рукой и вернуться в город. Проследив взглядом за коротким полетом сапога в заросли жгучей крапивы, аэп Рыс тяжело вздохнула. Что делать дальше и как выжать из ситуации максимум полезного она представляла довольно смутно.
- Пиздец, - коротко и емко охарактеризовала Летис завывания, уставившись на сарай, за которым скрывалось нечто, близкого знакомства с которым очень хотелось бы избежать. Тем не менее, девушка стояла на месте как вкопанная, не могла оторвать взгляда от стены сарая и почти даже не дышала, однако сопоставить жуткий вой и раздробленные кости смогла.. и стало по-настоящему страшно. Это было не глупое волнение перед экзаменом и даже не боязнь вредного и дотошного профессора, это было нечто иное, поднимающееся из самых глубин. По спине пробежался холодок, зашевелились волосы, а ноги предательски подкосились. Летис неуверенно и до безумия медленно повернулась к Петре, словно та могла мановением руки решить все проблемы, и уставилась на нее взглядом, вобравшим в себя весь испытываемый девушкой ужас, всю ее неуверенность, непонимание. Что им делать?
Валить.
Не задумываясь, аэп Рыс срывается с места и бежит прочь, постоянно поглядывая на напарницу и следя за ней краем глаза, чтобы  Петра ни в коем случае не пропала. Возвращение без предателя – или с несколькими фрагментами, - информации и напарницы сулило куда большие проблемы, нежели простое увольнение.
- Что это такое?! Какого черта?! – Орала во всю глотку Летис, перепрыгивая поваленное дерево. Дыхания не хватало, а ноги начинали гудеть – подобные нагрузки и чародейка были совершенно несовместимы. Однако она всё равно бежала, потому что очень не хотела составить компанию вар Янссену, она преодолевала любые преграды, на ходу творя заклинания и без сожаления применяя их: доставалось кустарникам, которым не посчастливилось оказаться на пути чародеек, уничтожались паутины, отлетали в стороны ветки.
- Беги! Беги.., - кричала аэп Рыс то ли Петре, то ли себе, то ли обеим.
И они бежали, не оглядываясь назад и не сильно прислушиваясь к звукам. Они спасались бегством и ради спасения собственных задниц забрались в самую глушь, где уже не было видно золотисто-алых лучей заходящего солнца, где не пели птицы, не гулял теплый летний ветерок, и не было видно троп. Люди здесь не ходили уже несколько лет.
- Вро.. вроде.. это.. arse.. от.. оторвались, - задыхаясь, Летис прижалась к дереву и закрыла глаза. Ощущение, что вот-вот она помрет, становилось более выраженным и отчетливым.

+2

8

Обычно в таких случаях, когда наступает полная жопа, если выражаться словами одного коллеги, о страстных объятиях думаешь меньше всего. Но, чувствуя, что таки рассекла щеку острой веткой, Петра тоже думала именно о них. Каберне совиньон, терпкие смородиновые ноты, но лучше – сразу лимонная горечь и никаких полумер.
На случай явления Неизвестной и Непознанной Херни у Петры было несколько методов. Первый заключался в том, чтобы спрятаться за спину напарника, второй – открыть портал. Но аэп Росса тут не было, а открытие портала было чревато тем, что в Бюро по её душу очень быстро появится Известная и Познанная Херня, и неясно, что хуже.
Словом, оставалось только мечтать.
- Не ори! – экономя дыхание, Петра была лаконичной. Шуму конечно они вдвоем производили предостаточно и без воплей. Эмоции новенькой можно было понять – если честно, старенькая-то и сама едва удерживалась от того, чтобы не крыть всё происходящее, свое начальство и само Великое Солнце разнообразными конструкциями. Кажется, суеверно считала, что последние услышат и вломят ещё больше.

Они потеряли направление, и карта уже была бесполезной. Пытаясь избавиться от белых пятен перед глазами – нечасто приходится столько бегать, дознавательница уперлась ладонями в колени и следила за собственным дыханием. Вдох и выдох – поздно уже, конечно, если до того пыхтел, как необученная лошадь, но так можно хотя бы вернуть способность произнести пару связных слов.
Зря она не переплела косу, возможно, волосы тогда удалось бы спасти – а так она оставила где-то в ветках порядочный клок, и кожа на голове теперь саднила. Возможно, до крови, но было ли это большей из бед?
- Ты видела что-то? – наконец переведя дыхание, Петра разогнулась. Пожалуй, они обе сейчас являлись красочным подтверждением теории, что у страха глаза велики – потому что никто ничего так и не увидел – но вот если бы не эти развешанные по плетню кишки…
Лес погружался в сумерки и тишину. Птицы затихли, испугавшись то ли двух полоумных девок, то ли – неизвестного чудовища. Но по их следу никто не шел – или, по крайней мере, делал это очень тихо.
Борозда, пропаханная ботинками магичек в лежалом, плотно свалявшемся многолетнем слое перегнивающей листвы и валежника, была здесь единственным, что можно было бы назвать дорогой. Если приглядеться, можно было заметить несколько звериных троп, как и положено звериным тропам, начинающихся и заканчивающихся резко и необъяснимо – таких узких, что на них не поместится и ступня.
- Пойдем. Надо идти. Чуть дальше, не оставляя следов, - сделав последний тяжелый выдох, дознавательница дернула спутницу за рукав, - давай заберемся вот туда, где камни, хрен кто потом след поднимет. Смахивает на возвышение, может, выберемся на поляну и осмотримся.
Местность и вправду немного поднималась, камни, покрытые влажным мхом, скользили под подошвой, но вскоре стало легче, потому что мох закончился и высох. Иногда хорошо, что в этих широтах такой жаркий климат.
- Ллойд меня вздернет, - причитала Петра, - нет, хуже, люди виконта… Летис, нам полный пиздец, это же надо так всё провалить. Никто же не будет слушать, что это не мы, полный…
Стоило им немного подняться – деревья тут росли немного реже и стали чуть пониже, так что сквозь кроны начали проникать остатки солнечного света, кажется, светило все же закатилось за горизонт – как вой донесся снова. Отдаленный, он казался не менее страшным, а ветер и эхо превращали его в что-то ещё более угрожающее. Кажется, неведомая херня так и осталась вблизи деревни, и магичкам пока что ничего не грозило.
- …но я туда не вернусь, - закончила Петра, чувствуя, как под мундиром проступает холодный пот, а по хребту бегут мурашки. - Я понятия не имею, как с этой херней бороться. Мы что тут, боевые маги его величества? Ударная бригада? Да я ему покажу вообще, будет знать, как псиоников в такие места отправлять, Великое Солнце, Летис, это просто жопа. Мне срочно надо выпить.[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+2

9

Предполагалось, что сейчас Летис перестанет нежно и с любовью обнимать дерево, выплевывая на него легкие и прочие внутренние органы, выпрямится по стойке «смирно» и выложит как на духу всё, что видела да в самых мельчайших подробностях. И Летис очень хотела бы так сделать, однако и от дерева не имела желания оторваться, и дыхание отказывалось приходить в норму, и видела чародейка целое ничего, кроме кустов, но они мало кого заинтересуют.
Говорить аэп Рыс не шибко могла, а потому на вопрос Петры лишь отрицательно качала головой, силясь припомнить хоть что-то полезное, однако провал по всем фронтам, она не видела ничего… Совсем. Магички бежали от бешеной и опасной твари, которую даже не могли описать. В отчете Летис обязательно опустит этот момент, чтобы никто и никогда не узнал правды.
«Надо прекращать это дерьмо».
Южанка собрала волю в кулак, откашлялась и отошла от своего деревца, выступившего в этот сложный момент в качестве надежной поддержки и опоры.
«Ой нет, постою тут еще немного», - и снова девушка вернулась к своей поддержке. Перед глазами – наконец-то – перестали мерцать звезды.
- Ладно, да, идем. Ты права, - конечно, хотелось бы еще немного отдохнуть, однако непонятная и непредсказуемая угроза в лице неведомого чудовища никуда не делась и по-прежнему нависала над чародейками. И нужно было что-то с этим делать. Вариант развернуться на сто восемьдесят градусов и отправиться на рандеву с воющей тварью Летис отвергла сразу же. Разбираться с такими проблемами было не в ее компетенции.. и силах. Что бы там не планировало начальство, боевым магом аэп Рыс не была, и менять специализацию не спешила.
- Тут и переломать себе всё можно.
Ноги соскальзывали с влажного мха, постоянно норовили упасть в щели между камнями и одарить южанка открытым переломом. Подарок сомнительный и малоприятный, однако если выбирать между серьезным разговором с недовольным начальством и сложным переломом, то Летис, наверное, отдаст предпочтение второму.
- Вздернет, да конечно, - чародейка остановилась и с кислой миной посмотрела на Петру. – Бери выше, всё будет куда хуже. Да, Петра, нам с тобой пиздец.. Пиздец, - чуть тише произнесла Летис и продолжила подниматься по камням. – Знаешь, я не удивлюсь, если он поджидает нас аккурат за этой горой, которую мы с тобой решили покорить, - снова остановившись, девушка перевела дух, со страхом посмотрела на темный лес, откуда они только что прибежали, и продолжила путь. Откуда брались силы аэп Рыс и сама не представляла.
Преодоление очередного препятствия оказалось непростым, но, в принципе, вполне по силам, да и принесло немного хорошего в это проклятое невезение, сопровождающее магичек. Во-первых, открывался не такой удручающий вид, во-вторых, стало известно, что чудовище осталось там, где чародейки его и нашли – в деревне. Новость была расценена Летис как отличная.
- Да к черту это всё, Петра. Я туда тоже не сунусь, ни за какие деньги, я не хочу, чтобы меня потом опознавали только по голове, намотанной на ветку, - девушка скривилась, вспоминая, что стало с вар Янссеном. Картина – и это печально – очень крепко засела в голову Летис и покидать ее не планировала. – И если ты вдруг потащишь меня туда, то сама тебя и вздерну, - даже под угрозами пыток аэп Рыс ни за что не вернется туда!
- Да, arse, самые умелые, передовики, боремся со всеми видами тварей! – Поймать волну возмущений было не сложно. – Особо преуспели в борьбе с Шардонне и лимонной. Arse, тоже выпила бы. И послала бы к черту всю эту работу и вообще всех, - после страха пришло раздражение и вымещать его Летис совсем не боялась.
Спуск оказался едва ли не тяжелее, чем подъем. Мелкие камушки перекатывались и уходили из-под ног, пару раз мисс Гвенллиан умудрялась съехать на пятой точке, затем с помощью чуда и крепкого словца подняться. Потом, собственно, повторить первый пункт. Такой способ передвижения жутко выводил из себя. Плюнув на всё, чародейка воспользовалась левитацией и избавила себя от новых синяков и травм. 
Когда аэп Рыс шла по вымощенной улице на встречу с Петрой, она приняла решение не растрачивать силы на пустяковые заклинания. Сейчас загадочным образом всё забылось и вспоминаться совершенно не планировало.
- Пиздец, - продолжала негромко причитать Летис. – Когда я шла в разведку, то думала, что буду работать с бумагами и людьми, а не в условиях этого, - она махнула рукой в сторону злополучной деревни, - пиздеца.
Замолчала буквально на пять секунд.
- Да лучше репу выращивать! Или баклажаны. Петра, пойдем в фермеры, к ебеням такие «элементарные» задания!
Магички тем временем вышли на небольшую поляну, которой касались уже последние лучи. Несколько мгновений наблюдала за алым светом и, когда солнце окончательно зашло за горизонт, погрузив лес во тьму, Гвенллиан повернулась к напарнице.
- Дойдем до тракта и в город самоубиваться о начальство?

Отредактировано Летис Гвенллиан (29.06.2017 17:49)

+2

10

- Куда там, - мрачно отвечала Петра, - я сама туда уже ни ногой, и тебе не позволю. Потому что это – не наш профиль. Служебные предписания не хером писаны. На такие случаи у нас выезжают совсем другие группы. Я не собираюсь… Эх, жаль что сумку мы его не нашли. Вернулись бы в город с какими-нибудь документами, может, и пронесло бы…
Попеременно то причитая, то молча выслушивая аналогичные причитания, перемешанные с ругательствами, магичка мрачнела.
Природа вокруг них, несмотря на то, что они выбрались из густо заросшей низины, точно так же мрачнела – дело шло к ночи.
- Пф. Кто тебе рассказал всю эту чушь? – фыркнула чародейка, когда до неё в полной мере дошёл смысл очередного стенания более молодой коллеги, - знаешь, когда меня забирали в Лок Грим, то тоже рассказывали, что буду чуть ли не на бархатной подушке сидеть, в красивом кабинете, варить разные полезные зелья. Потом, после экзаменов, стали рассказывать, что подушки будут шелковыми, а все, чем я буду заниматься – так это подписывать лицензии на практику. Скучное занятие, подумала тогда я, хочу жить ярко, с приключениями, как знаменитые мэтры из россказней. Тьху, блядь, - она сплюнула под ноги, - Бюро особых расследований его императорского величества, мечты сбываются! Получи приключения и сдери себе задницу на этих чертовых камнях… ну твою же мать!
Она поскользнулась повторно, ссадив уже ладони до крови. Поднялась, с досадой отряхивая лодыжки в узких форменных брюках от налипшей грязи - пополам с перегнившей хвоей и листьями. С большим энтузиазмом подхватила предложенную тему:
- Правильно, надо всего лишь завалить переаттестацию и нас отправят на пенсию пинком под зад. Лично я буду выращивать репу и брюкву. Буду заниматься благотворительными вояжами в северные королевства, значит, спасать от голода голодающие варварские столицы… Да даже если меня по пути в Новиград раздерут местные разбойники пополам с обезумевшими низушками, вооруженными запальными… - она примолкла и прищурилась, разглядывая что-то, что в свете дня наверняка было чем-то достаточно оформленным и выбивающимся из темной громады распростершегося леса, а сейчас глаз уловил это чудом, лишь по привычке очень внимательных людей вырвав непривычный контур из ряда похожих - почти таких же.
Это, если честно, смахивало на фрагмент стены. Хорошо, что они остановились на этой полянке и смогли осмотреться по сторонам. На ходу, вероятно, никто ничего не заметил бы.
- Смотри, - сменив тему беседы без предупреждения, Петра взяла коллегу за руку и указала на то, что привлекло её внимание.
Среди теней было сложно снова разыскать взглядом неподвижный абрис, но, однажды зацепившись взглядом, уже невозможно было развидеть. Глаз вырывал из сумрака новые контуры – едва заметно белели среди стволов фрагменты колоннад, обломки баллюстрады, мутными светлыми пятнами виднелись среди листьев потрескавшиеся плиты.
- Я не видела ничего похожего на карте, - с сомнением произнесла магичка, невольно шагнув с поляны чуть вбок, в сторону этих неизвестных развалин, - понятия не имею, как далеко мы ушли от деревни, но не буду льстить нашей физической подготовке – не очень далеко. А этой штуки на карте в окрестностях все равно нет, у меня хорошая память. Постой…
Послюнявив пальцы, она снова развернула небольшую карту, сосредоточенно скользнула пальцем по отметкам.
- Я могу ошибаться, - медленно произнесла она, - но, возможно, это руины какого-нибудь эльфского строения. В любом случае, это не наше дело, ты права, идем на тракт и потом – совершать героическое самоубийство.
Дознавательница, сама в своих глазах воплощая все возможные для дознавательниц добродетели вроде покорности внутреннему уставу и здравому смыслу, в последний раз оглянувшись на руины, шагнула обратно, потом сделала ещё несколько шагов, вперед, снова под плотный свод крон.
- Надо сообщить кому-нибудь про эту штуку, - беспечно продолжила она, - пусть археологи поковыряются. Опасное это занятие, археология, я как-нибудь тебе расскажу, если появится возможность.
Стоило ей совершить девятнадцатый шаг от поляны, как, чуть прикрытый кустом, им явился натуральный пример того, насколько.
- Ну блядь, - невнятно и грустно констатировала Петра, прижимая руку к рту. Пример уже несколько подпортился, одна из ног была порчена лесным зверьем, но в руке – в руке он сжимал прекрасный образчик эльфийской культуры, фрагментарно покрытый плотным слоем глины.
Образчик – для тех, кто обладал даром – ощутимо пульсировал текущей по замкнутым структурам силой.
- Ну блядь, - вздохнула дознавательница, - а вот это уже совершенно определенно моя сфера работы. Придется идти смотреть.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+1

11

Ах, эти сладкие мечты о не менее сладкой брюкве! Летис уже представляла себя во всей красе и с тяпкой, кхм, то есть в грубой льняной рубахе, пропитанной потом, пыльных штанах и сношенных сапогах. В ее фантазиях был и урожай хороший да щедрый, и сладкая сахарная свекла, и крепкая дружба с Петром – фермами, - и долгие, но увлекательнейшие поездки на холодный Север вместе с подругой, где грязные глупые варвары с удовольствием примут свеколку, репу и, конечно, баклажаны. Последние для нордлингов, скорее всего, редкость, а репу они и сами выращивать умеют, но.. Но дареному коню в зубы не смотрят, так-то!
И всё в этих мечтах было прекрасно, если не брать во внимание тот факт, что Летис не любит ковыряться в земле и испытывает крайний дискомфорт, сталкиваясь с грязью.
«Нет, фермерство не для меня. Но вдруг это только сейчас, а вот потом.. Пото-о-ом!»
Конечно, она не собиралась при первой же трудности всё бросать и убегать подальше, аэп Рыс не видела своей жизни без документов, магии, чужих секретов. Она еще, как говорится, пороха не нюхала, но уже очень любила свою работу. Бросать ее было глупо, даже если вар Янссен двинул кони и своими кишками испортил всё дело.
Петра, кажется, считала также. Ибо как еще объяснить, что она выцепила в темному неведомую постройку - сию же секунду заинтересовавшись ей - и поспешила показать ее менее внимательной коллеге? Идти изучать еще и руины мисс Гвенллиан не спешила, ее подозрительный взгляд долго рассматривал кусок стены, после Петру, а потом карту в ее руках, после цикл повторился.
Что еще эта женщина задумала?!
- Ты ведь не думаешь, что нам надо еще и по руинам погулять? У нас с тобой сегодня очень неудачные прогулки, а археология это совсем не мое, я даже толком не слушала, что по этому поводу в Лок Гриме вещали.. Было неинтересно. – Самоубийство о дикий взгляд, например, виконта представлялось чародейке чрезвычайно болезненным занятием, но более увлекательным и запоминающимся, чем ползание по старым эльфским постройкам, которые еще и обвалиться могут! Кому-то такие риски нравились, но аэп Рыс в число этих людей не входила.
- Не сомневаюсь, столько археологов не вернулось. Я, конечно, не эксперт, но думаю дело в руинах, куда и суются все археологи, часть из которых не возвращается. – Девушка нахмурилась, представив себя зажатой или сразу раздавленной древними камнями. Приятного в постоянном страхе быть убитой обычным куском потолка до боли мало. Впрочем, работа в разведке тоже предполагала постоянные риски и страхи. – Ты еще и археологом побывать успела? Петра, тебя хоть раз направили на дело по твоему профилю?
Какой профиль? А-ха-ха, вот тебе руины и труп.
Блядь. Труп! И занимательная вещица в его руке, не почувствовать которую чародейка не могла, однако хватать неизвестный артефакт не решилась, помня главное правило археологии – не хватайте всё руками, идиоты малолетние, иначе не успеете моргнуть, как словите проклятие или еще какую cuach`ню. Это единственное, что девушка вынесла с занятий, но зато какое полезное.
- Какого же хера? – Вселенная не ответила, какого такого хера – и чьего – магички наткнулись на очередного мертвеца. – Я бы поблевала, но, пожалуй, не стану. Этот не такой отвратительный и, в целом, довольно целый, - Летис, поняв, что сморозила, негромко усмехнулась. Печеночка и и прочие интересности вар Янссена закалили характер и желудок аэп Рыс.
- За эту arse, в которую мы сейчас идем, нас должны как минимум не убить, потому что мы сдохнем здесь, - из чародейки прямо-таки изливались оптимизм и шутки-минутки.
Идти наощупь, руководствуясь лишь звуками, темными разводами перед глазами и тем, что попадется под руки Летис, мягко говоря, боялась. Так ведь можно случайно потрогать еще какой труп и даже забраться пальцами в его рот! Пережить такое аэп Рыс уже не сможет.
- По темноте не пойду, - пояснила Летис свои несложные манипуляции – создание бледно-голубого огонька. Он летал вокруг девушек, временами уплывая вперед на десяток шагов, разведывая обстановку, а потом возвращаясь назад.
- Итак.., - заговорила мисс Гвенллиан, когда они забрались внутрь по узкому проходу и оказались под сводами старого эльфского сооружения. Забрались магички в довольно большие руины: лабиринты коридоров; комнаты разных размеров; где-то обвалившиеся стены и потолки; где-то далеко тихонько журчала вода. Пахло мокрой землей, гнилью и, кажется, даже разложившейся плотью, но это не точно. Летис уже все запахи идентифицировала как «трупный».
- Итак.. Мы еще живы, это хорошо. Надо осмотреться, поискать.. Что мы ищем-то?  Или кого? – Аэп Рыс неуверенно осмотрелась и медленно пошла по коридору. – Давай только не разделяться, это плохая идея в таких условиях.

+1

12

- Я тоже так думаю, - немногословно отозвалась Петра, поверхностно осматривая труп, - в любом случае, раз уж наше задание провалилось, я обязана, а ты, так вышло, сходишь следом.
Выглядело всё так, словно он умер сам по себе, потому что кроме следов укусов зверья, похоже, посмертных, травм больше не было. Рожа у него была перекошена – можно было списать на посмертное окоченение, можно было – на присмертный испуг, коронера бы сюда… или некроманта. Дознавательница вздохнула, разогнула спину и пошла вперед, ведомая голубоватым огоньком.

- Разделяться – очень хреновая идея. Я объясню, почему, - ответила она негромко, прислушиваясь к тому, какое глухое эхо создают коридоры, - потому что если ты упадешь и сломаешь ногу, я туда же наступать не буду. Или, к примеру, возьмем ловушки. Если из стены вдруг вылетит отравленный дротик, а ты будешь идти спереди, то…
Она замолкла и остановилась, но совершенно не потому, что из стены вылетел отравленный дротик. Как-то резко похолодало, словно в руины, прикрытые лишь слегка обрушенными стенами от всех ветров, залетел порыв не по-летнему холодного боры, несущий с собой едва ли не снег с далекого севера. В других обстоятельствах любой нильфгаардец, привыкший к жаркому лету, но тем не менее неизменно от него страдающий, порадовался бы прохладе – но сейчас ощущалось очень… жутко.
Даже голубой огонек, кажется, съёжился, а его искристые лучи стали короткими и потускнели, и в этом неверном, слегка мертвенном свете всё казалось жутким, поэтому обе чародейки оказались подготовленными к тому, что увидели спустя минуту напряженного молчания.
Вслед за волной холодного и затхлого воздуха, пахнущего земляной гнилью и Великое Солнце знает чем ещё – мертвечиной, что ли? – расступилась и темнота, явив взглядам нечто плазматически колышущееся, фосфорически светящееся и очень, очень неприятное.
Пока Петра формулировала очередное короткое «бежим», очень уместное в данной ситуации, но ситуацию общую для обеих магичек только усугубляющее, призрак проплыл мимо, не обратив на них внимания, и пропал в противоположной стене высокого коридора.
- Бесовщина! – шепотом прокомментировала дознавательница, несмело делая полшага вперед. Призрак пропал и больше не появлялся, следы, оставленные им в материальном мире, светились, как гнилушки в безлунную ночь, и переступить их оказалось чем-то вроде точки невозврата.
- Сначала тут валяются трупы и артефакты – теперь неупокоенные, - Петра поежилась, от страха на неё нападал приступ желания говорить, так было проще, - сюда бы отряд опытных капелланов… и парочку экзорцистов, может. Хотя понятия не имею, поможет ли, мне кажется, эта тема ещё недостаточно изучена, слишком редкими представляются явления. Может тот, который там, снаружи, помер, тоже пытался изучать, но не успел сбежать. Или этот призрак – просто цветочки, а там внутри что-то похуже, что-то, что погналось за ним и гнало почти до дороги. Бррр. Меня к такому не готовили.
Непрестанно жалуясь на жизнь, Петра оставляла маячки на стенах, которые позволят им в случае чего найти путь наружу – видимые только магическим зрением, рунические вариации первого символа её имени слабо светились лиловым.
- …смотри. Бюро в том числе занимается любыми магическими аномалиями, неучтенными артефактами, любым подозрительным проявлением магии. На самом деле я бы сюда в здравом уме не поперлась, если бы не эта херня с деревней. Что ж нам так не везет… Знаешь, не удивлюсь, если мы тут найдем ещё трупы. Что-то у меня задница так чует.
Петра кокетничала, конечно, потому что чем дальше они заходились – тьма окончательно сгустилась, и пришлось вызывать ещё несколько магических огоньков, чтобы не переломать себе впотьмах ноги – тем хуже становился воздух. Ветер, как назло, улегся, а слабые сквозняки не спасали окружающее пространство, напротив, усугубляя ситуацию – потому что откуда-то из глубины доносился запах гниения, довольно свежего. Глупо было надеяться на то, что это забрела какая-то несчастная корова и сама по себе издохла - и решение спуститься вниз с каждой минутой начинало казаться всё более ошибочным.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+1

13

Можно было развернуться и уйти, оставив Петру наедине с ее работой, которая к Летис как такового отношения не имела. Можно было даже важным тоном заявить что-то вроде «это не мое дело и ходить за тобой хвостом у меня нет времени», умолчав, что на самом деле до чертиков страшно. Но совесть… arse, эта проклятая совесть не позволяла оскотиниться и бросить напарницу совсем одну в чрезвычайно опасном и жутком месте.
«Мудакам, наверное, живется куда проще, да и не приходится им рисковать жизнью в таких местах ради не пойми чего».
Летис, тяжело вздохнув, постаралась взять себя в руки. По правде, в руки хотелось взять бутылку и бокал, но у чародейки была только она.  Царившая в руинах атмосфера давила и вызывала сильнейшее беспокойство, спертый воздух, тяжелый и казавшийся почти материальным, пугал сильнее прочего. Что таит в себе это место? Что ждать от него? К чему готовиться и сдюжат ли чародейки?
- Мне это не нравится, - тихонько озвучила аэп Рыс очевиднейшую вещь, слегка наклонившись к Петре. Явившийся из самой arse призрак не обратил ни малейшего внимания ни на присутствие живых и незваных гостей, ни на слова Летис. Это и удивляло, и радовало, и пугало одновременно. Девушка завороженно наблюдала за плавным и беззвучным перемещением духа, почти не дыша и даже не обсуждая происходящее со своим внутренним голосом.
- Я всегда думала, что никогда не столкнусь с этим.. ну.. со всем этим, - она махнула рукой в сторону стены, в которой только что растворился призрак.
Увиденное взбудоражило, да так сильно, что аэп Рыс взглянула на Петру и с воодушевлением произнесла: «Валим отсюда прямо сейчас».
И плевать на все артефакты, которые могут здесь храниться и которые, несомненно, заинтересуют Бюро; начихать на тайны и загадки, которые, вероятно, и привели труп у входа к тому состоянию, в котором чародейки его обнаружили. Самые ужасные и неприятные мысли поселились в голове Летис и на фоне этого самоубийство о начальство уже не казалось чем-то ужасным и неприятным. Куда более страшно было окунуться в неизвестность и остаться в ней навсегда.
Но работа превыше всего. И потому магички, трясясь, жалуясь друг другу на жизнь и матерясь, пошли дальше маленькими и неуверенными шажками.
- Петра, у тебя не задница чует, а нос. D'yaebl, здесь так воняет, еще немного  и меня опять вывернет. Не уверена, что вообще хочу знать, от кого так может нести и как далеко это от нас находится. – Вопреки своим желаниям чародейка шла дальше.
- Я бы хотела, чтобы вся эта cuach’ня была простым испытанием, иллюзией там. И чтобы за этим углом сидел какой чародей, который сейчас скажет нам, что испытание мы прошли, что мы большие молодцы и можем идти дом.. лучше в кабак. – За тем углом, про который вещала Летис, чародеек и правда ожидал сюрприз. И это.. бинго, труп!
Гвенллиан, наткнувшаяся на мертвеца первая, вскрикнула от неожиданности и, испугавшись собственного голоса, зажала рот ладонями. Вдох, выдох, вдох, выдох.
- Может валим отсюда вот прямо сейчас? – Жалобно проскулила аэп Рыс. Ее нежная натура не привыкла к таким подаркам судьбы. – А, пиздец, - она махнула рукой на свои жалкие попытки уговорить Петру бросить всё. Эта женщина являла собой матерящуюся, упрямую и почти неприступную скалу.
- Я, конечно, не профессионал в этом деле, но мне кажется этот человека не пытался выбраться наружу, - озадаченно заметила чародейка, разглядывая стену, вдоль которой двигались магички, и тьму, в направлении которой лежал труп и в которую вот-вот планировали заглянуть и неудачницы по жизни. И так совпало, что именно из этой тьмы тянуло тошнотворным запашком.
- А насколько глубоко ты хочешь погрузиться туда, в эту arse? – Поинтересовалась Гвенллиан, осматривая тело. Самым пугающим в нем было отсутствие каких-либо ранение или переломов, он совершенно не выглядел мертвецом, скорее как уставшим и задремавшим человеком, если бы не бледность, лишь подчеркиваемая тусклым и холодным светом магического огонька. Из-под бедра виднелся кожаный ремешок сумки. Достать ее из-под тяжелого мертвеца было сложно, но упорность и щепотка магии творили самые настоящие чудеса.
- Если мы идем дальше, где скорее всего помрем, то я хочу хотя бы знать за чем шел этот бедолага и что ему тут нужно. – Летис показалось, что будет правильным объяснить Петре своё любопытство к чужим вещам.

+1

14

- Это был бы слишком простой экзамен, - укрепляя заклинание света, негромко отозвалась Петра, - у нас, знаешь, в Бюро таких даже на праздники не бывает. Вот, скажем, если тебе говорят, что отправляют на учебное задание, а потом оказывается, что оно нихера не учебное, труп перед тобой совсем не муляж, а те трое мужиков с мечами…
Она шла медленно и осторожно, ежеминутно проверяя стены на предмет магических ловушек, но им везло. Руины были девственно чисты в отношении недоверия к гостям, ступающим под эти своды, правда, дохлятиной разило все сильнее. Где-то на уровне затылка гуляли сквозняки, но эта вонь казалась слишком стойкой для того, чтобы они могли ее разогнать.
- …или, к примеру, тот случай, когда в мертвецкой труп восстал, - продолжала делиться ужасными байками с работы Петра. Немного рисуясь перед новенькой, ну как же, мы все в Бюро такие с стальными нервами, - а парни ржут. Я и подумала, что это они подстроили, давай делать вид, что не знаю как с этим справляться. А потом оказалось, что там сигиль в нем торчит. Хрен знает откуда взялся. И они думали, что я это всё устроила и над ними глумлюсь. Глупо вышло, в общем.
Остановившись над трупом, Петра некоторое время пристально изучала его, не спеша наклоняться. Только опустила «светлячка» чуть ниже, заставляя его скользить над телом. Он действительно не выглядел, как ищущий спасения – если говорить о том, что осталось от его лица, то там угадывалось подобие мечтательной улыбки, а поза больше напоминала ту, в которой люди чаще всего отдыхают. При этом на теле не виднелось видимых следов насилия – ну, его уже подточили крысы, так что судить было в общем-то сложно, мелкие раны можно было таким образом и пропустить. Но кто будет улыбаться, когда его режут ножом, а?
- Итак, мы имеем два трупа, магическую херню и развалины с призраками. Выглядит как неплохой отчет, особенно если в конце будет что-то про триумфальные выводы и нейтрализацию угрозы. Все окрестные мужики с этого дня будут в безопасности, эльфские развалины благодаря старанию двух тружениц отныне очищены от всякой дряни. Звучит неплохо, да? – подбодрив таким образом напарницу, которая, судя по тому, что ещё не сбежала, хотя явно хотела, но в итоге ещё и вполне логично обосновывала этот феномен, действительно годилась для такой службы, на которой инстинкт самосохранения порой должен отходить на второй план, Петра перешагнула через труп и пошла дальше, вперед в темноту.
- Даже если вы попали в полную arse, у вас есть два выхода, - философски заметила она, - знаешь эту северную пословицу?
Запах усиливался по мере продвижения вглубь – ходы шли вниз, под землю, иногда даже перемежаясь ступенями.
- Возможно, это один из старых эльфских храмов. Очень, очень старых, - Петра говорила вслух, в основном потому, что, как бы она не бодрилась, в действительности в такие места не стоило лезть компанией в таком составе, и только желание хоть как-то оправдать провал операции удерживало её от того, чтобы не отложить исследование руин до того момента, как прибудет подкрепление вот хотя бы в лице ее напарника. Она с легкостью могла вскрывать чьи угодно мозги, но никогда не была сильна в атакующих или защитных чарах – если честно, удавалось вообще через раз, и силовую часть на себя всегда брал аэп Росс. Но перед юной магичкой выдавать свои страхи, разумеется, было нельзя.
- Меня вот только одно интересует, почему нас никто не предупредил о том, что тут пропадают люди, и вообще кто-то интересуется этими развалинами. Ничего такого, - продолжала псионичка, аккуратно переступая через камни, вывалившиеся из свода. Больше им не попадалось ни трупов, ни останков, но пахло по-прежнему просто ужасающе.
Вдруг путь самым нелепым образом прервался.
- Обвал.
Стало понятно, откуда взялся тот камень. Ещё было понятно, что за обвалом что-то было – иначе почему в сторону вел ход, который выглядел так, будто был кем-то прокопан?
- Смотри, чья-то кирка. Видимо, тут велись типа археологические работы. Наверное, ученые. Ну, храни их Великое Солнце в посмертии, - заключила Петра, пригибаясь и загоняя «светлячка» внутрь, в темноту лаза. Видимо из-за экономии ресурсов он оказался низким и узким.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+1

15

- Ничего интересного, - с сожалением заметила Летис, вытаскивая из сумки вещи мертвеца и бросая их за ненадобностью себе под ноги. – Я думала у него хоть какие-нибудь записи есть.. об этом месте, о своих целях, хоть пара слова, но нет, arse.
Госпожа аэп Рыс тяжело, даже горько, вздохнула. Так хотелось разобраться со всем здесь, недалеко от выхода, но удача сегодня была явно не на ее стороне. Если у Летис получится выбраться из этой истории живой – про «невредимой» можно уже и не вспоминать, - то, видимо, уже никогда не сможет говорить нормально, не матерясь через слово.
Дальнейший путь чародейка продолжила молча, идя след в след за Петрой иногда несчастно вздыхая, чем, вероятно, безумно раздражала напарницу. Где-то в глубине души Летис это понимала, но, Великое Солнце испепели, как не вздыхать грустно да обреченно, когда такие ужасы творятся?! Непонятные кровожадные твари, трупы, руины с трупами, призраки и снова трупы! В Лок Гриме как-то позабыли именитые профессора рассказать, что работа в Бюро и с людьми из Бюро это такой… Пиздец.
Не выдержав долгого молчания, юная чародейка продолжила жаловаться и сокрушаться.
- Петра, если я напишу сейчас завещание на те жалкие гроши, сиротливо хранящиеся в банке, то оно будет иметь сила? Не то чтобы я не верю в тебя, себя и нашу удачу, но тут так несет разложившейся плотью, что я уже и сомневаюсь – помрет мы точно, - настроение, упавшее куда-то вниз, подниматься не планировало, да оно и неудивительно. Мало найдется людей, которые будут с щенячьим восторгом бегать по старым и опасным руинам, в котором полно трупов разной степени разложения.
- И найдет ли наши тела? Хотелось бы, конечно, чтобы нашли, но эта arse не нанесена на карту, так что даже и не знаю, сунется ли сюда кто-нибудь. – Летис замолкла ровно на полминуты, чтобы затем с тревогой в голосе продолжить: «Слушай, а вдруг здесь много трупоедов? Почему мы не подумали об этом перед тем, как оставлять того мертвеца в одиночестве и идти дальше?»
Со злостью, но всё равно очень осторожно и слабовато, пнув небольшой камень, аэп Рыс нахмурилась.
- Знаю я это пословицу, да что-то мы всё равно пробираемся в самую глубь, arseчто за испытания по наши души, - она легонько пнула еще один несчастный камень. – А может всем наплевать на пропадающих людей? Или они начали лишь недавно промышлять подобным. Пока семьи, если они вообще есть, спохватятся; пока придут на поклон с дурными вестями и догадками; пока подождет возвращения этих умельцев – а вдруг всё-таки не пропали, а просто загуляли? – и только потом напишут бумажку; пока это дойдет до нужных людей; пока.. в общем ты поняла, о чем я. Может мы первые увидели тут этих.. хм, можно даже гордиться, послушай как это звучит! Первооткрыватели глубокой arse! Звание на века, сука.
Аккурат за пару шагов до обвала Летис и замолкла. Озадаченным взглядом оценила находку, пуще прежнего нахмурилась и, скрестив руки на груди, повернулась к Петре.
- Нет-нет-нет, Петра. Ты ведь не собираешься лезть в эту дырку и тащить за собой и меня?
Кажется, собиралась. Arse.
- Безумная женщина! В своем ли ты уме? D'yaebl, как тут узко. Наверное, когда так говорит мужик, то ему очень приятно, но мне что-то ничерта.
На той стороне обвала они оказались довольно быстро и без происшествий, если не считать ворчание Летис, уверяющей, что у нее клаустрофобия, и она вот-вот помрет вот прямо здесь, происшествием.
- О, смотри, да мне везет на всякие сумки! – Принадлежала она, по всей видимости, одному из ученых, как и лежащая рядом кирка. Летис методично потрошила сумку, вчитываясь в каждый листок, однако пока все писульки были бесполезны.
- Мне так жаль его, ладно, нет. У него тут есть какая-то Вальма, о-о-о, Петра, если мы покажем виконту или аэп Ллойду письма этой страстной и явно умелой женщины, они смилостивятся над нами? – Подсознание подсказывало, что нет, поэтому Летис отбросила письма эротического содержания себе под ноги.

+1

16

- Если ты напишешь сейчас здесь завещание, его никто не прочтет, - резонно заметила Петра. – Если мы тут сдохнем, нас хер найдут. Потому что никому в голову не придет.
Она тоже дышала тяжело. Перемещаться в этом лазу было сложно, и, если честно, магичка совершенно не была уверена в том, что стоит это делать. Ворчание Летис не добавляло уверенности и радости в целом, но к такому поведению, раздражающему, но неизбежному, Петра относилась с определенной долей фатализма.
Она ещё научится, а сейчас чего попросту пендели выдавать? И так в полной жопе.
По ту сторону завала оказался просторный подземный зал. Больше это смахивало на святилище – Петра к стыду своему понятия не имела, кому молились её эльфские предки, но вероятно, её слегка оправдывало то, что происходило это уйму времени назад.
Возле прохода, рядом с кучей ещё сырой, но уже покрывшейся плотной коркой земли, действительно были разложены вещи, судя по всему, археологов. Пока Летис мародерствовала – и эта привычка была правильной, потому что кому, как не разведке, знать про то, что находится в сундуках любого очутившегося на территории империи человека? – Петра осматривалась по сторонам.
Зал был настолько большим, что светлячки не могли его осветить полностью – искристые лучи выхватывали из сумрака несколько колонн, высокий потолок, укрепленный балками, а всё остальное утопало в темноте, из которой смердело особенно уж сильно. Но то ли они принюхались, то ли количества ебани на сегодня было уже достаточно – этот факт не вызывал какого-то особенного удивления и реакции в целом.
- Покажи письма? – вдруг заинтересовалась она, призывая одного из «светлячков» поближе – пусть висит над правым плечом.
Подобрала выброшенное коллегой письмо – качество оставляло желать лучшего. Ясное дело, что не всем хватает дохода на веленевую бумагу для любовных посланий, однако это были в прямом смысле обрывки.
Петра любопытства ради вчиталась, и текст заставил её нахмуриться. Наклонившись ещё раз, она резким, нетерпеливым жестом позвала чародейку последовать своему примеру.
- Скажи, тебе же объясняли методы шифровки донесений?
Почесав взмокший лоб и начисто позабыв про возможные трупы в темноте, Петра покрепче уперлась коленями в холодные плиты. Взбудораженно развернула ещё один свиток, и ещё один. Принялась складывать в одном ей ведомом порядке:
- Смотри. Вот тут предложения повторяются, видишь? А здесь вот эта фраза – ключевая. Текст вокруг неё просто пустышка, но писавший спешил, поэтому не очень подходит по смыслу. Вчитайся. Такое впечатление, что писавший обкурился офирской дури. Фу, ну и смердит здесь. Есть ещё письма?
Дознавательница принялась шарить по аккуратно разложенным сумкам, нетерпеливо отогнав мешающий огонек из-под плеча чуть дальше, чтобы не слепил и не лез под руку.
Тот послушно отплыл, замерев на расстоянии в десять шагов и радушно вырвав из темноты чьи-то сапоги.
Сапоги были, разумеется, не пустыми.
С сожалением оторвавшись от писем, Петра поднялась, отряхнула колени, сделала несколько шагов. Магический свет плыл рядом.
- Великое Солнце…
Трупов было едва ли не больше десятка. Разбросанные в разнообразных позах, изрядно искалеченные, залитые темной, уже запекшейся и высохшей кровью, они выглядели жутко даже при слабом свете магических огоньков. Одежда на них была местами разодрана, а на плитах, покрывавших пол, виднелись немалых размеров царапины, словно тот, кто тут бушевал, обладал когтями размером с неплохую саблю.
- Кажется, они выкопали кого-то не того, - глубокомысленно отметила очевидный факт Петра.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

0

17

Подозрительно долгое время жизнь не подбрасывала неожиданные – и, разумеется, неприятные – сюрпризы. И даже стойкий запах разлагающейся плоти уже не так пугал, да и верная спутница – тошнота – покинула Летис. Иными словами девушка привыкла, хотя еще некоторое время назад была абсолютно уверена, что никогда не сможет выносить более минуты дикую вонь.
У этих руин, по всей видимости, была некая особенность, заключающаяся в закалении характера всяк сюда входящих и изменении взглядов на жизнь. Если раньше Летис рвало от развороченных людей, то сейчас даже кома в горле не наблюдалось. Да и в целом неприятная обстановка ничуть не мешала сидеть рядом с Петрой и внимательно следить за ее на первый взгляд хаотичными движениями.
- Arse, - уже скорее по привычке выругалась чародейка. – Я ведь совсем не обратила внимания на глупый текст, - в голосе прозвучали нотки разочарования. – Я, конечно, только начала изучать способы шифровки и дешифровки, буквально месяц назад, но черт. – Желая хоть чуточку поднять в собственных глазах, аэп Рыс принялась усиленно всматриваться в строчки, отмечая фразы и слова, на которые указала напарница – нужно было самое пройти по нелегкому пути расшифровки, пусть он и был известен.
- А может он не обкурился, а просто без ума от женского чтива, от которого мокнут платья? И да, признаю сразу, читала! Исключительно ради научного интереса, не могла же я оставаться в стороне, когда все сидят по углам и обсуждают. И я думала это поможет мне понять люде.. женщин. – Говорить о том, что женские романы в целом пусть и глупые, но всё равно понравились, Летис не стала, они ведь с Петрой не так близко знакомы, чтобы обсуждать всякие влажные истории!
- Жаль он не написал среди этого бреда конкретику, так было бы проще.. эх, мечтать не вредно, никто и не говорил, что будет легко, - смысл зашифрованного понять было не так просто, честно говоря, вообще невозможно, во всяком случае, в столь стрессовой ситуации и Летис, которая была пока довольно слаба в этой науке. – Думаю, ммм, здесь говорится о какой-нибудь, например, книге или записях, - фактами южанка не располагала, а потому приходилось фантазировать, импровизировать и излагать исключительно догадки. Внутренний голос вопил от возмущения, но так уже хотелось докопаться до истины и свалить подальше. – О чем-то очень важном и без чего наверняка нельзя совершить какой-нибудь ритуал в древних таинственных руинах. Звучит складно, но я не уверена, - скрыть это от Петры в такой сложной ситуации Летис не видела возможным. Пусть коллега будет в курсе, что фактов сегодня не завезли.
Твердости и уверенности не хватало и в ногах. Голубые огоньки, с озорством летающие над изувеченными трупами, открывали взору аэп Рыс картину, от которой спирало дыхание и подкашивались ноги.
- Пиздец… Они что, пришли сюда, вырыли тоннель и совершили ритуал, оживив непонятную тварь? – Дрожащим тихим голоском обратилась Летис к своей напарнице. – И теперь это чудо сидит в деревне и наверняка обгладывает гости.. Пиздец, - последнее слово прозвучало едва слышно.
Ходить между трупов и разглядывать их госпожа Гвенллиан, конечно, не желала, но если эти олухи и правда совершили некий ритуал, то было бы неплохо найти доказательства их самонадеянности и глупости.
- Валить бы отсюда и не оглядываться. Это существо, видимо, отсюда как раз свалило и возвращаться не хочет, может и не это, но что здесь, что в деревне похожие отметины от когтей.
Аккуратно перешагнув разорванного пополам человека, Летис потопталась, поглядела по сторонам и пошла к самому поврежденному на ее взгляд месту. Древние камни показались рыхлой землей – с такой легкостью мощнейшие когти разворотили каменные плиты.
- Ты что-нибудь видишь? У меня тут пока только кровь, конечности и.. фу, гадость какая. – Наморщив нос, девушка подняла с пола чью-то кисть, сжимающую пожелтевший от времени листок. Впрочем, сейчас он был бурым от крови, нежели желтым. Держа находку двумя пальцами и на вытянутой руке, Летис показала ее Петре.
- Не хотела бы я закончить также.

+1

18

- Пф. А кто не читал. Мы всю запрещенную литературу перед уничтожением читаем, - рассеянно отозвалась Петра, внимательно рассматривая окружающий мрачный пейзаж.
Постепенно картина начала вырисовываться.
Насчет того, был ли здесь действительно совершен какой-либо ритуал, Петра не была уверена полностью. Вполне возможно, что среди черных копателей – или черных археологов, ведь скорее об этом говорила достаточно серьезная амуниция, нынче покрытая плотным слоем высохшей земли, больше похожей на плотную пыль или даже прах – был кто-то, кто был тесно знаком с методами, применяемыми разведкой. Кому, как не человеку пытливому и внимательному, под силу собрать множество информации и докопаться до того, что в каких-то Великим Солнцем забытых руинах хранится нечто важное?
Петра аккуратно взяла протянутый Летис старый листок. Она не была специалистом и не смогла бы сказать, сколько ему лет – сотня, или, быть может, два года. Но руны, которые были на нем накарябаны, она почти не узнавала.
- Возможно, это на их северном всеобщем. И почерк какой-то… - с сомнением протянула она, запрятывая листок за пазуху. Потом, в Бюро, наверняка найдется кто-то, кто это сумеет прочитать.
Оглядываясь по сторонам – да, тут было прилично останков, выходит, здесь обосновалась целая немаленькая компания, и никто не был в курсе, не донес?! – Петра задумчиво постучала каблуком по грунту.
- Итак, мы имеем старый храм, археологическую экспедицию, использовавшую шифрованный метод переписки – от конкурентов что ли спасались? – и неизвестное чудовище, которое они то ли выкопали, то ли вызвали к жизни, проведя пока ещё неизвестный ритуал, - подытожила дознавательница, - знаешь, на что это смахивает? Нет, не на задницу. На то, что мы вернемся в управление и не получим разнос.
Она поскребла нос, отковыривая мелкую лесную грязь, прилипшую к лицу во время их панического бегства из деревушки. Поморщилась:
- Да уж, придется вызывать группу. Нам нужно определить хотя бы примерный размер этого чудища, чтобы понять, можно ли его уничтожить, и как. Магических следов я не чувствую, так что, может, обойдемся десятком крепких парней с рогатинами. Смотри, какие здоровенные следы, и, похоже, у него огромные когти.
Интерес, звучавший в её голосе, смешивал в себе любопытство и брезгливость.
- И кусается он, видимо, дай Великое Солнце как. Помнишь, как красочно выдрал кишки и отодрал голову? Бес его знает, что это. Но у нас в архивах вроде было что-то про тварей такого размера, с когтями, зубами, и любящих спать сотни лет под землей в эльфских развалинах. Если найдешь ещё письма или бумаги – прячь, всё отдадим на расшифровку, возможно, здесь какой-то преступный сговор, не могли же эти парни такой большой группой тут прятаться просто так. Может, на самом деле тут есть сокровища, принадлежащие Империи. Или что-то ещё.
Потоптавшись ещё какое-то время по неприятному пейзажу, магичка поежилась – и огоньки дрогнули вместе с ней.
- Знаешь, чего бы я не хотела? Очутиться здесь, если эта тварь нажрется теми, кто остался в деревне, и вернется сюда снова спать. Боюсь, во второй раз мы не убежим. Так что предлагаю устраивать тактическое отступление, а тексты отчетов придумаем позже. Лично я не смогу чувствовать себя спокойно, пока не открою портал в столицу.
[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+1

19

Листок с неизвестными каракулями оказался у Петры и Летис, уже почти прекратив морщиться, откинула кисть куда-то в сторону. Она упала с глухим звуком – попала на тело и не факт, что хозяина – что не удивительно. Здесь было так многолюдно, что, как говорят в народе, яблоку негде упасть. Чародейка, задумчиво разглядывая археологов и считая их количество, вдруг подумала, что лучше трупы, чем толпа невесть на что настроенных мужчин. С мертвыми, так-то, вообще проще и спокойнее, пусть они ничего и не расскажут.
- Двенадцать человека. Один у входа, еще один с той стороны туннеля и останки двух в деревне, но не уверена, что ли связывать вар Янссена и его друга с этим местом, - девушка задумчиво почесала подбородок, от размышлений на лбу появилась пара складок. – В любом случае, четырнадцать трупов у руин и два в деревне. Придется здесь как следует попотеть.. Хвала Солнцу не нам, - разгребать завалы мертвечины и изучать характер повреждений, а потом еще и отлавливать неизвестную тварь, к великому счастью, к компетенции что Летис, что Петры не относилось.
- А вывод, знаешь, приятный, - южанка слабо улыбнулась. – Я еще слишком молода, что умирать. – Конечно, убивать за провал на первом же задании никто не будет – и не из-за аэп Рыс оно провалилось-то – однако не всё так однозначно и полной уверенности не было.
- На мой скромный взгляд, - ответила Летис, пыхтя над трупом, который пыталась перевернуть. – Оно пиздец огромное. Хорошо я его не видела, но это всё равно не помешает мне залить психические травмы вином или лимонной.
Устав от физической работы, Летис психанула и перевернула тело простеньким заклинанием. Череп ударился о пол с громким неприятным хрустом.
- Ой, я случайно, но всё равно какой неженка, не так уж и сильно он ударился, - да и плевать на его голову, куда важнее исследовать карманы – особенно внутренние – и сумку. И так приходилось поступать с каждым. Летис ворочала тела, обшаривала их и собирала любые бумажки, будь то письма, записки или просто чистые листки. Она так спешила закончить с этим неприятным делом, что даже не вчитывалась.
- Мне еще не приходилось чувствовать себя мародером. Это странное ощущение. Наверное, я должна к нему привыкнуть.
Последний оставшийся труп был удачно обыскан и, отряхнув руки, чародейка похлопала себя по карману.
- Немало они с собой бумаги принесли, писатели чертовы. – Наличие большого количества разнообразных записей, тем не менее, не могло не радовать. Как сказала Петра, теперь их не ждала публичная жестокая расправа и во много благодаря именно записям.
- Так говоришь, как будто в любое другое время и в другой компании ты очень хотела бы здесь оказаться,  - не выдержав давления судьбы, то бишь всей той arse, в которую свалились чародейки, Летис пнула чью-то ногу.
- Это чудовище вообще не особо похоже на голодное. Если оно жило здесь и долго не видело мяса, то от этих несчастных должно было остаться куда меньше. Как в деревне, там лишь фарш, но не бросила же тварь всех этих страждущих и не отправилась на пир невесть куда? Хотя может эти археологи недоделанные невкусные.. не мылись давно, например.
Оставаться здесь в ожидании очередного неприятного сюрприза Летис не хотела. Она, так-то, и без того пережила слишком много, что срочно требовалось залиться алкоголем да желательно крепким, да в хорошей компании. Подрагивающий абрис портала, открытый прямиком в столицу, манил своей тьмой и некой неизвестностью. Устоять аэп Рыс не могла.
И наконец-то мольбы были услышаны и они действительно уходят прочь.. аккурат на порог Бюро. Выпить безусловно хотелось, но избавиться от бумаг и снять с себя груз ответственности хотелось куда сильнее.

+1

20

- Ход мыслей правильный, - поразмыслив, согласилась Петра, - сначала капельку лимонной, потом отчет и доклад. Или наоборот.
Она тоже прошлась вдоль разбросанных как попало тел, уже пристойно испорченных, проверяла за Летис, обшаривала карманы и манжеты, зная, как иногда хитро умеют прятать письма люди, объясняла свои действия вслух вполголоса, практически рефлекторно и неосознанно; в целом, это действительно был какой-никакой улов.
Хотя наверняка процесс отделения зерен от плевел будет мучительным и принесет лишь малые крупицы истинных результатов. Шифрованное письмо может не нести в себе ничего интересного Империи, копатели могут оказаться простыми шарлатанами с непомерными амбициями и попытками устроить Непомерно Секретное Мероприятие – обычно таким грешили сыночки богатых родов, настоящей жизни не нюхавшие, но здесь что-то на них не слишком походило.
Петра как следует запомнила место, справедливо полагая, что, вероятно, ей придется вернуться сюда позже – и не забыть бы захватить с собой смоченный духами платок, а то дышать с каждым днем здесь будет сложнее и сложнее.
- В такой работе важно не поддаваться эмоциям и выполнять все правильно, - прищурившись, Петра решила по первах простить новенькой излишнюю экспрессивность, - ну да, противно, чувствуешь себя великое солнце знает кем, трупы снова-таки обшаривать. Но смотри, если тебе попадется какой-нибудь с окоченением, не думай о том, что ему может разорвать брюшину со скопившимися там газами от любого прикосновения, а о том, что в пальцах он может сжимать что-то важное, и ты не достанешь это, пока их не сломаешь. Такова жизнь.
Пожав плечами, она, закончив обход, зачем-то отряхнула руки. Вслепую пошарив у пояса, затянула волосы протокольной черной лентой. Для внезапного общения с шефом она предпочитала подготовиться заранее.
- Идем, да?
Напоследок окинув взглядом печальный пейзаж, едва-едва вырываемый из темноты, Петра приготовилась с толком и расстановкой колдовать. Портал в Бюро всегда следовало открывать с осторожностью, чтобы не произошло ничего из того большого списка причин, по которым его глава эти самые телепорты терпеть не мог.
Правда, шорох, внезапно донесшийся из темноты, свел все эти попытки на нет – и Петра только запоздало поняла что, возможно, это была летучая мышь.

Они буквально свалились посреди главного коридора здания. Спасало ситуацию только то, что было уже далеко за полночь, и, чисто гипотетически, их позора вообще никто не должен был видеть. Но, к сожалению, на практике везло далеко не всем, и за феерическим падением с высоты трех футов – не так высоко, сколько обидно – с мгновенно проявившейся ехидной усмешкой наблюдал Родди, замерев на безопасном расстоянии и любовно прижимая к себе какую-то бутыль.
Зная Нудилу – отнюдь не с лимонной.
- Я позову шефа, да? – деловито уточнил он, впрочем, не собираясь выслушивать ответ.
- Да дай минуту привести форму в порядок! – рявкнула Петра уже ему в спину, потом поморщилась от боли в копчике, встала первой и протянула молодой коллеге руку:
- Ну, с первым пошедшим не по плану делом тебя. Но самое интересное только начинается.
И, с горестным вздохом подхватив в руки все бумаги, которые только у нее были, поспешила в глубь сумрачных коридоров вслед за Родри.[nick]Петра ван Баккер[/nick][status]баньши с бодуна[/status][icon]http://i.imgur.com/aKkJig0.jpg[/icon][info]Возраст: 39 (25)
Раса: человек
Деятельность: псионик Бюро Особых Расследований
Особые приметы: высокий рост, хриплый голос, абсолютное отсутствие женственности, средоточие всех возможных пороков.[/info]

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [13.07.1268] Бойся темноты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC