Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hell yeah Hallelujah


Hell yeah Hallelujah

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

http://i.imgur.com/jfXnOcv.jpg

- А сейчас ты скажешь "выключи это радио"
- Чёртово
- Что?
- Выключи это чёртово радио


Время: 2005 год
Место: захолустный Ривердейл
Участники: Нерис, Телор аэп Ллойд
Краткое описание: срань господня, какого черта нас послали в эту тёплую сраку, ведь здесь никогда ничего не происходит
NB! пасторали и пасторы, старый добрый дух Вайоминга

+3

2

В машине который час играло радио. Телор аэп Ллойд, старший детектив Бюро специальных расследований, не признавал ничего, кроме второсортного кантри, любую более современную музыку называл блядским выкидышем краснолюдского творчества и ещё долго не успокаивался, в красках перечисляя, где он это всё видел – и слышал.
Ещё в машине который час было – было бы – накурено, но старший детектив, бессовестно пользуясь служебным положением в меньшей, а в большей мере – пустым хайвеем, гнал так, что дым попросту не задерживался внутри. Это было к лучшему, потому что подобную задымленность мог с первого раза спокойно воспринять мало кто из людей, а пожарная сигнализация реагировала на это, как на пожар первой категории.
Они уже пересекли границы провинции и теперь направлялись в самое её сердце, ничем, впрочем, от границ не отличающееся. Несколько крупных озёр, бесчисленное количество водоёмов поменьше, тепло, довольно сыро, ни одного города свыше ста тысяч населения, леса, немного скал – это в принципе всё, чем можно было охарактеризовать Ривердейл, в котором, кажется, с самого сотворения мира не происходило ничего значительного. Он жил так же, как и столетие назад – погруженный в дрёму, сонный, скучный и скучающий, не желающий ни изменяться в угоду прогрессу, ни сохранять собственную самобытность, довольно, надо сказать, безликий и не имеющий ровным счетом ни единой достопримечательности.
Телор аэп Ллойд всё ещё был обижен на руководство, отрядившее его в такую задницу мира, ещё и под ручку с экспертом, хотя, по большому счёту, с таким плёвым делом он мог разобраться и сам – но то ли не доверяли ему, то ли не доверяли ей, то ли просто управлению грозила очередная проверка высокого начальства, и от мозолящих глаз персон с не вполне красивой репутацией в очередной раз решили избавиться. Временно, но всё же.
- …а я ей и говорю, мол, укатывай вместе со своим хахалем куда подальше, - закуривая очередную сигарету, продолжал старший детектив. Диалог ему вовсе не требовался, даже наоборот – потому что такие вещи, по-хорошему, требовалось рассказывать вовсе не эксперту из соседнего отдела, а лучшему другу за бутылкой темного эббингского пива, или на крайний случай штатному психологу. Но это, во-первых – ну да, было чревато диалогом, во-вторых, у штатного психолога в кабинете Телор не мог курить. Точнее мог, но потом – ну да, срабатывала пожарная сигнализация, поэтому госпожа штатный психолог его очень не любила, и это, надо сказать, было взаимно, потому что кроме всего прочего, она успевала в край его выбешивать своими советами, как надо жить.
Будто от жены – вот-вот могущей стать бывшей женой – он этого лет уже десять не получал в полной мере.
- А я тебе рассказывал про её сына? Да? Ну и хрен с ним, расскажу ещё раз. Знаешь, что он устроил четыре года назад? Клянусь, я тогда начал седеть.
Телор аэп Ллойд, если по правде, седым был, кажется, с рождения. Если и посветлел в процессе своей жизни, то уж точно не благодаря связи с семейством Лливедд, так что сейчас он сильно кокетничал. Тем более, что вышеозначенный сын уже года три как остепенился и даже, кажется, собирался жениться. По мнению Лливедд – снова на ком-то не том, но вроде там всё было даже лучше, чем могло ожидаться. Телор не вникал, считая оболтуса уже слишком великовозрастным как для того, чтобы лезть в его дела.
Кстати вот, если говорить о делах – мимо проплыла аккуратно побеленная церквушка, блестнувшая золотым солнцем на шпиле, - то здесь их ждало самое скучное из возможных дел, которые только могли попасть под юрисдикцию Бюро. Почему они такие вообще туда попадали, Телор, известный любитель устроить из каждого своего расследования полную arse, понятия не имел и иметь не желал. Дело было связано скорее с проверкой, чем с реальными подозрениями – всего лишь один донос, притом не подкрепленный особенными доказательствами, но надо проверить, сказало ему дорогое начальство. Вот и ехали… проверять. Всего лишь сомнительные денежные махинации – таким вообще была обязана заниматься обычная полиция, если бы не то, что это происходило в церкви. Всё, связанное с религией, традицией, уходящей в забытые века, было предписано заниматься Бюро, и на такие дела отправляли самых провинившихся.
Поэтому Телор продолжал курить даже когда остановил машину у здания, по карте значащегося как центральный городской храм. И не собирался нарушать привычек даже внутри, справедливо решив, что ни один донос не сможет опустить его ещё ниже в категории получаемых дел. Это было ещё хуже, чем выдавать штрафные квитки неправильно припаркованным машинам.
В городке, кстати, на удивление было много церквушек. По пути после знака городской черты Телор насчитал минимум три поблескивающих в лучах солнца, а здесь, в центре, была ещё одна.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:44)

+2

3

- Да разведись ты уже с ней, ради солнца, - выстрадано произнесла Нерис, - и перестань людям мозги трахать. Я имя "Лливедд" за последние два часа слышала чаще, чем моргала.
Она оказывалась на удивление хорошим слушателем - погруженная в разбор бумаг чародейка только кивала через равные интервалы, обозначая заинтересованность, и время от времени на одной ноте протягивала какой-нибудь гласный звук, чтобы выразить достаточно сильную эмоцию в том месте, где того от нее ждал собеседник; но к исходу второго часа даже ее терпение начало заканчиваться. Она не имела чести быть знакомой с супругой аэп Ллойда, но уже заочно на дух ее не переносила: во-первых, потому что у нее кроме шуток уже дергался глаз от звука ее имени, а во-вторых, потому что в рассказах Телора она представала дамой крайне неприятной - хотя, опять же, аэп Ллойд в этом вопросе был стороной ангажированной. Нерис подмывало спросить, зачем он убил десять лет на женщину столь сомнительных душевных качеств, но она воздерживалась - в основном оттого, что не желала провоцировать Телора на новый монолог.
Ей, как и аэп Ллойду, было совершенно ясно, что командировка их является фактически ссылкой: в Бюро ждали визита руководства самого высокого уровня - высокого настолько, что портить тамошнюю идиллию рожами находящихся в немилости детективов было как-то даже боязно, и тем, как надоедливым детям во время семейного праздника, вручили какую-то унылую игрушку и отослали возиться с ней в саду. Радости это занятие приносило примерно столько же, но Нерис была полна решимости провести дело по всем правилам хотя бы ради демонстрации собственной профпригодности.
И еще поначалу ей думалось, что, возможно, нежеланную командировку можно будет превратить в незапланированный отпуск, но глядя на докуривающего вторую пачку сигарет Телора, Нерис с печалью понимала всю тщетность своих надежд: рядом с аэп Ллойдом запросто можно было только скончаться от рака легких, все остальное требовало усилий. 
- Мормоны, - попыталась вернуть беседу в конструктивное русло чародейка, - мормоны. Так вот, их религиозная община выкупила эти земли примерно лет восемь назад, и с тех пор успела отгрохать десятка два домов, несколько ферм и, собственно, церковь.
Чародейка последовательно продемонстрировала напарнику фотографии милейших домиков, аккуратного амбара на фоне очаровательных в своей простоватости пейзажей, словно сошедших с пасторальных открыток "Посетите Ривердейл", и новенького костела, - подозрительного в этих картинках было не больше, чем в детском конструкторе. Типичная нильфгаардская глушь - сонная и бессобытийная; место, из которого бегут люди практичные, и куда рвутся натуры романтические - или фатально неумные: бескрайние поля, пыльные дороги, обшарпанные бензоколонки и вымирающие городишки, экономику которых не спасает даже приток мормонов в сельскую местность. Филь такое называла "навозной дырой" - и кривила при этом идеально накрашенные губки.
Мачеха звонила ей вчера, как по расписанию, ровно полгода спустя с момента последнего звонка. Справилась о самочувствии, посоветовала красную помаду, пить много жидкости и найти себе нормального мужика - и этот совет Филиппа давала со всем авторитетом дамы, в жизни устроенной: последнее, что Нерис слышала о ее личной жизни - это что мачеха крутит роман с каким-то жутко влиятельным реданским олигархом; однако, зная характер и пристрастия Филь, чародейка считала даже не месяцы, а недели до момента, когда реданского олигарха променяют на какую-нибудь знойную офирскую топ-модель.
- На какие средства - неизвестно, источники дохода они не разглашают. Официально - существуют на пожертвования, плюс ведут натуральное хозяйство и  немного торгуют собственной сельскохозяйственной продукцией. Но, как меня кто спросит, на эти деньги они только амбар бы и построили.
Аэп Тарн, сдавший дело Телору с Нерис, полагал, что мормоны деньги не просто тратят, а отмывают. Или выращивают коноплю - а это, кстати, законами провинции запрещено. Или выращивают коноплю, отмывают деньги и сдают кукурузное поле в аренду инопланетянам - короче, аэп Тарн был склонен обвинять мормонов во всех смертных грехах просто из-за неблагозвучности слова "мормоны" - но, опять же, аэп Тарн в Бюро был персоной только чуть менее одиозной, чем Телор, и Нерис не была уверена, что к его мнению стоит прислушиваться в полной мере.
- Да, есть кое-что еще.
Телор уже глушил мотор, когда чародейка вспомнила позабытую мелкую деталь дела - и моментально зарылась в бумаги, отыскивая нужную папку.
- Рыс Керидвен, - Нерис помахала фотографией мужчины типичной средненильфгаардской внешности, - пропал четыре года назад, по законам провинции объявлен погибшим - и, собственно, после этого всплыло его завещание, согласно которому он оставляет все свое имущество, движимое и недвижимое, этой самой общине. Не знаю, может совпадение - я проверяла, больше похожих случаев не зарегистрировано - но я на всякий случай взяла с собой его личное дело. Мало ли.
[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:40)

+2

4

Если ссыльным обеспечивали какие-никакие условия, а главное, политическую славу, то здесь не стоило на это и рассчитывать: судя по размеру командировочных, шеф явно собирался свести их с ума, заставляя проживать в мотеле с картонными стенами, а может, даже клопами. Телор отставать не планировал, в отместку (пусть начальство и не видит, однако обязано чувствовать) работая над делом спустя рукава, в свободное время щедро заливая себя всем, что горит. Да и дела, наверняка, никакого вовсе и не было, просто въедливая Нерис никак не могла позабыть про свое обострённое чувство ответственности. А может быть, тоже мстила – за разговоры о Лливедд. Телор её отчасти понимал, но прекратить не мог. И, пожалуй, не хотел – гнетущее молчание в машине нервировало намного больше метаемых глазами эксперта молний.
Двери машины хлопнули с мерзким звуком – водительская так и вовсе уже давненько едва закрывалась. Доехать до сервиса из-за всех этих перипетий с Лливед он забывал, может, хотя бы тут отвезти, раз уж всё равно будет нечем заняться.
Или все-таки есть чем?
- Здесь же жителей… хрен знает сколько, сотня тысяч наберется? – с подозрением осведомился аэп Ллойд, наподдавая по двери ногой, и та, не будучи не в состоянии спорить с таким грубым владельцем, капитулировала. - Даже если, допустим, у них тут всех до чёрта денег…
Он с тоской обозрел открывающийся пейзаж. Картины, хоть и не слишком отличались от лубочных фотографий из папки Нерис, о богатстве никоим образом не сигнализировали. Напротив, было опрятно, чисто, но довольно аскетично. Привычный к запоминанию деталей взгляд вырывал тут и там признаки бедности: покосившийся дверной косяк, сорванный наружный молдинг, облупившаяся дверная ручка, неровно стриженный газон. Нет, скромное богатство так не выглядит, нет.
Телор тяжело вздохнул: запотевшая бутылка пива - только из холодильника, какой-нибудь местный свежак - явно откладывалась. Пожелав господину аэп Тарну долгих лет жизни и тяжелой формы холеры вслух, он придавил окурок подошвой.
- Ладно, пошли. Заставим их понервничать, пусть бумаги все свои покажут.

Настоятель был до тошноты скучным типом. Глаза у него не бегали, с лицом было всё в порядке, визиту господ дознавателей, разумеется, был не так уж рад, но сохранял приветливость, был предельно корректен и вежлив, местами даже мил. Без лишних вопросов предоставил доступ ко всем квартальным и ежегодным финансовым отчетам, посетовал на погоду и то, что в это время года Ривердейл обычно демонстрирует намного более красивые пейзажи. Кто бы спросил аэп Ллойда, так век бы он ещё этот Ривердейл не видел, будь лето сухим или сырым, как сейчас, а вообще, завалился бы в кровать и проспал бы часов двенадцать. Его, разумеется, никто не спрашивал, от финансовых отчетов немилосердно тянуло в сон, а настоятель, оправдывая свою должность, очень настойчиво навязывал своё общество, разговаривая ни о чём. Точнее, о чём-то, но Телор едва слушал, и то, лишь по профессиональной привычке.
- …а через две недели у нас проходит ежегодная благотворительная ярмарка, - вещал тот всё тем же занудным тоном, - колоссальное событие для нашего города! Уже лет шесть, знаете, тут не происходит ровным счётом ничего более значительного, так что…
Ллойд с любопытством поднял глаза от бумаг, покосился на Нерис – та едва ли тоже не скучала, но вот разговор совершенно внезапно стал намного интереснее.
- А как же пропажа господина Керидвена? – осведомился он, со скрипом пододвигая раздолбаный стул, от такого энтузиазма едва не отправившийся к богам. – Только не говорите мне, что это был кто-то посторонний, я не поверю, потому что в его завещании…
- Господин Рыс Керидвен, - с мягкой улыбкой прервал его господин настоятель, - действительно был приезжим, не имеющим никакого отношения к нашей общине и городу. Однако, будучи гостем провинции, он с большим удовольствием посещал наши службы, и, видимо, его вера в Великое Солнце была крепка. Досадный несчастный случай.
- Да? – Телор ободрительно поднял бровь.
- Разодрали гризли, - не снимая с лица выражения доброжелательности, пояснил настоятель, - понимаете, у нас тут очень мирный городок, но все местные в курсе, в какой сезон нельзя ходить в лес без ружья. Нечастный господин Керидвен, его никто не предупредил. Знаете, с гостями города так иногда случается. О, не беспокойтесь, сейчас в лесу безопасно. Однако ведь господам дознавателям, вероятно, некогда любоваться красотами, и они отбудут в столицу, как только покончат с бумагами?

- …мне кажется, или он попросил нас покинуть город? – задумчиво спрашивал у напарницы Телор, закуривая очередную сигарету уже снаружи церкви. С бумагами, во всяком случае с просмотренными, всё было в порядке, но часть они благоразумно отложили на потом – дознавательское чутье прямо-таки орало, что всё тут не в порядке, и отбывать в столицу значило не разобраться ни в чём. – Эта история с медведем попахивает гнусно. Кажется, тут и вправду есть в чём покопаться.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:45)

+2

5

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Сотня тысяч? - Нерис насмешливо выгнула бровь. - Да тут во всей провинции дай Солнце если пять сотен наберется. Весь округ - тысяч пятьдесят, так что если только каждый из этих ребят не внебрачный сын Леуваардена, им нужно будет напрячь фантазию, чтобы правдоподобно объяснить источник доходов.
Кроме затрат на постройку, столь обширные территории предполагали определенные траты на содержание - та же ферма требовала немалых вложений, и чародейка не была уверена, что местные управленцы сумеют окупить их продажей молока: для этого даже предпринимателям требовался определенный талант - сельское хозяйство в провинции переживало упадок, молодые в поисках перспектив тянулись в крупные города, и по дороге  сюда Нерис с Телором проехали не один городок-призрак, на улицах которого в полдень не встречалось ни одного пешехода.
А это, в конечном итоге, все-таки религиозная община.
Но кто их знает.

Напрягать фантазию, впрочем, здешние жители не намеревались: убаюканная было монотонным бормотанием пастора Нерис живо проснулась, когда в голосе его появились неприятно знакомые нотки - чародейке в ее жизни довелось выслушать немало угроз облеченных в разные формы, и узнавала она их безошибочно.
- Ага, - задумчиво согласилась Нерис с напарником, - причем недвусмысленно - и вот это как раз очень настораживает. Или он настолько всесилен, что может позволить себе неприкрыто угрожать копам, или он совсем с катушек слетел.
Проходившие мимо благообразного вида дамы на несколько мгновений замешкались, чтобы наградить чужаков долгими пристальными взглядами, и неприятно удивленной разговором с пастором Нерис в этой пристальности чудилась враждебность.
Она пока не решила для себя, что ее больше беспокоит: смелость, с которой пастор угрожал им, или причина, по которой он вскинулся - из состояния благостного равновесия здешнего главного святошу явно вывело упоминание о Керидвене, что вкупе с загадочной смертью последнего вызывало неслабые подозрения.
- Он подставляется, - вслух рассуждала чародейка, - и значит, он или уверен в своей безнаказанности, или считает повод настолько важным, что решается спорить. Откуда у него вообще эта информация о медведе? В личном деле ничего такого нет. Рыс Керидвен признан умершим за истечением срока давности. Ничего про медведей. Ничего об обнаружении тела.
Из-за забора за ними напряженно наблюдала какая-то местная жительница, отчаянно делавшая вид, будто сгребает несуществующие листья, которые в июле даже не думали опадать - перехватив обращенный на нее взгляд чародейки, она поспешно отвернулась, засуетилась, скрылась в доме и за занавесками на первом этаже тут же возникло смутное движение.
- Надо попробовать пообщаться с местными. - предложила Нерис. - Есть некоторый шанс, что не все они разделяют позицию пастора, хотя, конечно...
Чародейка покривилась.
- ...если у них тут действительно тоталитарная секта, у нас могут возникнуть серьезные проблемы.

Проблемы у господ дознавателей возникли раньше, чем Нерис предполагала: хозяин единственного мини-хостела улыбался им с неизбывной нежностью, когда говорил:
- Простите, господа, но все номера заняты.
- Все?
- Да, мне очень жаль.
Чародейка кинула многозначительный взгляд на полностью увешанную ключами стойку и незаметно толкнула в бок Телора, предлагая посмотреть туда же - хозяин, проследив взгляды гостей, улыбнулся еще шире и пояснил:
- Сейчас все гости находятся на дегустации фермерской продукции. Простите, господа, что так вышло.
- Здесь больше нет отелей?
- Нет. У нас маленькая община, господа, и мы нечасто принимаем гостей. Вы можете поискать места в Ларами.
- Где это?
- В двадцати километрах отсюда. Вверх по шоссе.

Пятью минутами позже Нерис недовольно восседала на капоте машины и заслонялась от нещадно палящего солнца личными делами.
- Это все плохо пахнет, - констатировала очевидное чародейка.
Им обоим было ясно, что никаких мифических постояльцев в здешнем хостеле нет: единственной машиной, припаркованной рядом с ним, был потрепанный автомобиль аэп Ллойда, а добраться до общины как-либо иначе возможным не представлялось - даже до ближайшей станции пришлось бы идти пешком два десятка километров, и Нерис с трудом представляла себе такое количество интересующихся бытом мормонов, готовых проделать этот путь на своих двоих.
- Что будем делать? Ты командуешь.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:51)

+1

6

В ответ на этнографические изыски Телор только махнул рукой: масштабы всё равно были таковы, что эта история с пожертвованиями выглядела чертовски сомнительно, но бумаги, с бумагами-то всё было в порядке! Как так?
Маг задумался так глубоко, что даже забыл закурить.
- Одно из двух, - наконец сказал он, - или они уже имели дело с законниками и, хм, стрелянные воробьи, или за ними кто-то стоит. Кто-то настолько высокопоставленный, что чихать они хотели на нас, обычных дознавателей. Что само по себе паршиво.
Флематично проводив взглядом парочку местных жительниц, глазевших на приезжих так, будто они были по меньшей мере воплощением пришествия черного солнца, Телор подытожил:
- Одно ясно – нам здесь не рады.
Даже спиной чувствовал взгляды, и радушия в них не было. Удивительная согласованность. На мгновение он представил себе, что господ дознавателей могут через недельку тоже найти в лесу… разодранными гризли, разумеется.
Нет, нет, они не настолько идиоты. Какая-то жалкая кучка мормонов против них? Смешно.

…но видит Великое Солнце, они сильно старались. Телор даже с некоторым любопытством выслушивал владельца мотеля – тот врал настолько спокойно, что даже в голове слабо укладывалось. Серо-черные мундиры дознавателей по всей Империи вызывали… ну нет, не ужас, разумеется, но как минимум напряжение. Здесь же привычного пиетета не наблюдалось, даже наоборот – их открыто водили за нос, открыто не любили, открыто же противодействовали.
Нет, с этим можно было что-то сделать целиком законными путями, вот к примеру нагнать с два десятка младших служащих, пусть всё тут вверх дном перевернут и проверят каждый символ в бумагах. Если ничего не найдут, конечно, придётся долго оправдываться на ковре, но всё же это как минимум припугнет местных наглецов. Но чем дальше дознаватель размышлял над этим, тем больше убеждался в том, что следует действовать тоньше. Его чутьё говорило, нет, кричало о том, что не стоит игнорировать столь искренние попытки от них избавиться. Нет, если бы не было бы этих невнятных угроз, взглядов, открытых пожеланий уехать – они бы, возможно, провели все эти дни, едва сунув нос в бумаги и наслаждаясь пивом. Но чем меньше их хотели тут видеть, тем больше Телор начинал упорствовать.
- Так. Хорошо. Вставай, мы уезжаем.
Это несомненно вызовет множество вопросов – после всего-то, что было в этом городке, Телор бы просто показал в ответ на подобное предложение знаменитый краснолюдский жест – но оставалось надеяться на то, что напарнице, отдавшей бразды правления ему в руки, хватит смекалки не спорить на людях.
Маг подчеркнуто громко пояснил:
- Отправимся в Ларами. Тут всё равно ловить нечего, вернемся завтра… к обеду, возможно, и продолжим.
Он не знал, слушает ли их разговор кто-то, или, быть может, читает по губам, но перестраховывался, как только мог. Здесь, во всяком случае в текущих обстоятельствах, ловить точно было нечего.
На узких улочках города было очень мало машин, а все, что были – старьё как минимум прошлого века; домишки казались однотипными и блеклыми, аккуратно подстриженные газоны пожелтели от солнца, а редкие встречные провожали медленно едущую машину не слишком приязненным взглядами. Телор бы мог себя убедить в том, что здесь просто непривычны к приезжим - но не хотел.
- Ну и задница, - произнес он совсем не по делу, когда домишки остались позади: они выехали из города на шоссе, и дознаватель действительно повернул в сторону Ларами, но остановился буквально через версту.
- Раздевайся, - и пока ему не прилетело, пояснил: - мундир в машине оставь. Так мы привлечем меньше внимания. Я вот что думаю – надо найти кого-то, кто здесь тоже чужак, но находится в городе больше, чем мы, и, может, успел что-то услышать и увидеть. Эти чёртовы мормоны нам всё равно ничего не расскажут, так что надо искать нормальных людей. Заправщики, наемные работники… может строители. Не нравится мне всё это. Кажется, финансовые отчёты – только цветочки. Пойдем в город пешком, зайдем с той стороны, где нас ещё не видели, и будем держаться подальше от центра. А машину я сейчас отгоню в заросли.
Подумав, добавил:
- Может, и ночлег так найдем. Я не хочу в Ларами, слишком уж тут нескучно.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:45)

+2

7

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Обычно люди бегут от такого веселья, - заметила Нерис, послушно стягивая мундир, - отвернись.
На заднем сидении обнаружился комплект вполне повседневной одежды, захваченный наивной чародейкой на тот случай, если их поездка все-таки превратится в незапланированный отпуск.
Пока их поездка превращалась в черт-те что, но Нерис испытывала удивительно мало печали по этому поводу: во всяком случае миссия их выходила интереснее обычной экономической проверки, хоть и сулила много неприятностей в том случае, если события примут дурной оборот; поэтому чародейка поспешно переоделась, припрятала форму под сидение, сосредоточенно собрала рассыпавшиеся по заднему сидению папки с личными делами, и пока Телор отгонял машину в заросли, занималась тем, что пыталась утолкать огромную кипу бумаги в весьма скромных размеров сумку, не потеряв при этом ни листка и не превратив ценные документы в мятый ком.
Ветер поднимал маленькие пыльные смерчи над асфальтом, нестерпимо палило солнце и безмятежная тишина здешнего забытого богом края нарушалась только далеким гулом: где-то далеко, по новому шоссе, построенному в обход Ларами, из провинции в провинцию неслись машины; но тут, в стороне от шума и жизни, царило типичное для сельского Нильфгаарда сонное оцепенение. Жители Ларами сами проголосовали за строительство дороги в стороне от их тихого городка - и тем самым подписали ему приговор: теперь он, лишенный постоянного притока людей, ветшал, пустел и затихал; и на каждой второй пыльной витрине красовалась табличка со словом "аренда", а единственным процветающим бизнесом оставались обшарпанная бензоколонка на окраине и дешевый бар для местных в центре.
Нерис бросила долгий взгляд в ту сторону, где скрытый от глаз не умирал, но засыпал все крепче и крепче маленький городок, и из странной лиричной задумчивости ее вывело явление Телора.
Отбрасывая длинные тени, они пошли по пыльной обочине вдоль кукурузных и пшеничных полей, далеких ферм и яблочных рощиц, и чем сильнее они удалялись от большой дороги, тем более разбитым и потрескавшимся становился асфальт, более бледной - разметка и более ржавыми - знаки; лишь указатель "Община Свидетелей Великого Солнца Седьмого Дня" отличалась неуместной новизной и яркостью.
На короткое мгновение Нерис подумалось, что, возможно, мудрым решением было бы связаться с Бюро и запросить подкрепление, но мысль эту чародейка отмела почти сразу: если совершенно случайно окажется, что здешний пастор - просто заносчивый козел, имеющий обыкновение странно выражаться, то акции ее и аэп Ллойда в глазах начальства упадут окончательно. Репутация их на данный момент была такова, что обоим дознавателям приходилось скорее доказывать, чем подтверждать: связи с Риссбергской группировкой Нерис так и не простили - вслух этого никто не говорил, но между сухих строк рабочей переписки оно читалось предельно ясно. Чем перед начальством провинился Телор, чародейка представляла плохо - слухи ходили всякие, но им Нерис верила слабо, а прямо спросить как-то никогда не решалась. Они с аэп Ллойдом были близки ровно настолько, чтобы здороваться по утрам у кофе-машины, обмениваться впечатлениями от вчерашнего бейсбольного матча и одновременно думать "вот козел" про начальника, отлично осознавая при это синхронность своих мыслей; а вопросы о темном прошлом, с точки зрения Нерис, предполагали несколько иной уровень доверия.
Жалобы на Лливедд, к слову, чародейка выражением доверия не считала. Жалобы на Лливедд являлись скорее выражением степени отчаяния Телора - он ровно с той же откровенностью стал бы жаловаться на супругу любому малознакомому собутыльнику в баре.
С другой стороны, надо же как-то налаживать общение с напарником. Почему бы не воспользоваться умиротворенным моментом?
- Слушай, - позвала Нерис, поспешно чародея, что успел уйти вперед, пока она глазела по сторонам, - а правду говорят, что ты когда-то был заместителем де Ридо?
И поспешно добавила, чтобы не выглядеть излишне любопытной:
- Можешь не отвечать, если не хочешь.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:51)

+2

8

Телор на отпуск вовсе не рассчитывал, и вообще говоря, был весьма слаб в отношении планирования досуга на работе, ограничиваясь бесчисленным количеством методов утоления своих скверных привычек; впрочем, с энтузиазмом компенсировал это собственным весьма показательным раздолбайством, и для того, чтобы перестать напоминать мага-дознавателя и начать напоминать кого угодно ещё, ему требовалось всего лишь сбросить непосредственно мундир. Остальные положенные по уставу фрагменты формы Телор уже очень давно и уверенно игнорировал, невежливо огрызаясь в ответ на любые попытки привести его вид к положенному протоколами, приличиями и этикету. Старожилы даже не пытались, новички некоторое время совершали самонадеянные попытки, замешанные, в основном, на зависти и желании вести себя так же, но им достаточно быстро приходилось капитулировать, а засранец аэп Ллойд продолжал приходить на рабочее место в джинсах.
Этому были свои причины, и даже несмотря на понижение в должности и не слишком оптимистичные перспективы в дальнейшей карьере, у него все еще оставались кое-какие, практически бесполезные, но приятные с социальной точки зрения поблажки. И покровители, если так можно было выразиться, тоже оставались. Сомнительные в ровно той же мере, насколько была сомнительной вся его жизнь.
Некоторые в Бюро, знал Телор, были уверены, что его не уволили до сих пор только потому, что он стал местной достопримечательностью.

- Правда, - после довольно долгого молчания ответил дознаватель. Сам, кажется удивился этому ответу, но, единожды раскрыв рот, затыкаться было слишком невежливым даже для него.
Солнце, войдя во вкус, палило так, что впору было пожалеть об отсутствии форменных фуражек или какого угодно головного убора. Впрочем, традиционный для имперских служащих черный цвет послужил бы только гарантией приближающегося теплового удара, так что только и оставалось что выбирать дорогу, хоть слегка могущую побаловать путников тенью. Углубляться в заросли или в поле было решением неразумным - хоть в существование здесь гризли Телор не верил, оставались ещё змеи и ружье фермера, не испытывающего восторга от гостей из столичного управления, а на дороге они вроде как были в относительной безопасности. Хотя если местным тут пришло в голову угрожать дознавателям, кто знает, может станется и лужу крови от асфальта отмыть?
Впрочем, ему было не привыкать к работе в подобных условиях. Жизнь Телора всегда была полна чего-то, что скверно пахло и не могло гарантировать безопасности.
- Я работал в такой заднице, что тебе и не снилось. Что сказать – некоторые решения выглядят, как выбор между большим злом и охрененно большим злом. Я ошибся. Подробности, - затянувшись и с сожалением отметив, что пачка заканчивается – очередная, - и оставшейся сигареты до города не хватит, Телор скривил уголок рта, - подробности я рассказывать пока не готов.
Но послушно замедлил шаг, давая возможность напарнице, не пытаясь выплюнуть легкие из груди, поддерживать темп и больше не отставать.

Они зашли в город с другой стороны, как и планировали – ради этого потребовалось всё-таки свернуть с дороги, исколов ноги в летней обуви о колючий и зловредный кустарник, от ругательств, кажется, только приободрившийся, а потом с добрые четверть мили искать проход в высоком заборе, в конечном итоге, плюнув и убедившись в отсутствии зрителей, все-таки перелезть через него, радуясь, что адвентисты великого солнца не утруждали себя установкой электробарьера или банальной, но от этого не менее неприятной колючей проволоки. Колдовать без особой нужды не рисковали – по крайней мере, пока что, то ли планируя поберечь энергию, то ли в кои-то веки решив последовать служебным принципам, гласящим о непотребности использования силы в любых ситуациях, кроме предписанных уставом.
- В таких общинах не пьют, - демонстрировал чудеса знания социума Телор, - значит, бар отпадает. Или, как думаешь, здесь может есть забегаловка для приезжих, ну, тех, кто ещё не приобщился к Великому Солнцу и погряз во грехах? Я бы не отказался от пинты прохладного темного греха. А ты у нас по кадфе, да?
Они не углублялись в город, избегая даже вектора, направленного в центр, покружили по кварталу, примыкающему к полям, высматривая места, могущие оказаться перспективными, и наконец, кажется, обнаружили то, что искали.
Но даже если нет – здесь разливали и крепкую кадфу, запах которой витал в кондиционируемом воздухе, и грех - и светлый, и темный, на выбор. К правилу не пить на службе Телор тоже относился весьма гибко.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+2

9

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Найденная дознавателями забегаловка явно не пользовалась популярностью у местных: потрескавшаяся краска на стенах, исцарапанные столы, продранная кое-где обивка сидений и замызганная стойка - все тут говорило о том, что заведение или переживало не лучшие времена, или лучших никогда и не знало. Старенький кондиционер надрывался в углу, пытаясь хоть как-то охладить здешнюю пыльную духоту, но явно не справлялся, и обшарпанный вентилятор в центре зала лениво гонял тепловатый воздух и десяток мух. Вытертый шахматный пол пересекали косые солнечные лучи, рассеченные на полосы запыленными жалюзи; в углу пыхтел утомленный жизнью телевизор: под строгим взглядом Эвдопры Уинфри поп-кумиры миллионов, Лютик и Присцилла, в прямом эфире препирались за право опеки над своими детьми, и экран шел мелкой серой рябью, не выдерживая, видимо накала страстей. Древний, как вражда с Темерией, холодильник время от времени оживал, принимался отчаянно дребезжать бутылками с газировкой, а потом, будто бы утомившись, вновь впадал в старческую дрему.
В душном воздухе дешевой забегаловки разливалось ощущение упадка. Даже кадфа тут имела легкий привкус безысходности - ну, или была сварена из очень дерьмовых зерен. В кадфе Нерис разбиралась лучше, чем в людях - а в людях, надо сказать, она разбиралась неплохо, и оттого лишь печальнее было осознавать, что ошибаться в них она умудрялась в самый неподходящий момент.
Как говорят гномы, если вы такой умный, то почему-таки вы такой бедный?..
Кроме них двоих из посетителей здесь были только эльф совершенно наркоманского вида, непонятно как очутившийся в этих краях, и молчаливый низушек, сосредоточенно поглощавший свои макароны с сыром. Хозяин забегаловки заляпанным полотенцем мрачно растирал мутные разводы по стенкам стакана, и глядя на его усилия, Нерис кисло подумала, что, наверное, обедать здесь - не лучшее решение, но других вариантов у них, увы, не было. Кроме всего прочего, владелец заведения оказывался удивительно необщителен: жизнерадостная болтовня Нерис, обычно действовавшая безотказно на людей любой степени угрюмости, разбивалась о его мрачное лицо, как волны о причал - на все вопросы он отвечал односложно и нехотя, и после трех заходов чародейка с досадой бросила попытки его разговорить.
Вернувшись за столик к Телору, она принялась ковырять вилкой свой яблочный пирог - удивительно невкусный, надо сказать, для здешних краев - и исподволь разглядывать помещение и редких посетителей: эльф что-то яростно черкал на бумажных салфетках; низушек приканчивал вторую порцию mac'n'cheese, а спор между идолами поп-сцены перешел в ту фазу, когда на помощь призывались присутствующие в зале друзья друзей.
- Херово, - вполголоса выдала свое экспертное заключение госпожа криминалист, - не станет он с нами разговаривать. Если он со всеми клиентами так общается, то не странно, что его бизнес загибается.
Будто в ответ на упрек чародейки хозяин с грохотом швырнул на стойку тарелку с заказанными ею тако - от удара половина начинки рассыпалась по столешнице, но владельца это, очевидно, заботило мало, и он невозмутимо продолжил пачкать стаканы.
- А что, есть тут у вас работа? - как бы невзначай поинтересовалась у него Нерис, забирая свою порцию.
Хозяин одарил ее еще одним угрюмым взглядом, со стуком опустил на стойку мутный стакан и взялся за следующий.
- На своих не хватает. - неприязненно процедил он.
Нерис забрала тарелку с едой и вернулась за стол мрачная, будто заразилась угрюмостью от владельца забегаловки.
- Херово. - веско повторила она, причем относиться это могло одновременно к сервису, тако, пирогу, кадфе, положению семейных дел поп-четы и всей ситуации в целом.
Светить чародейством ей представлялось неразумным, и дело было даже не в должностных инструкциях: колдовство всегда привлекало слишком много внимания, и к самим колдунам люди, как правило, относились очень настороженно - дознавателям же сейчас отчаянно требовалось слиться с толпой мормонов, а эта задача, в свою очередь, предполагала бытие обывателем раза в три унылее среднего.
- ...молодожены, - излагала напарнику придуманную, как водится, на коленке легенду Нерис.
Окинула сомневающимся взглядом помятую жизнью физиономию аэп Ллойда, и повторила чуть менее уверенно:
- Да, молодожены - это чтобы не было странно, почему путешествуем вдвоем. Мормоны же, у них свои представления о морали. Из глубинки, откуда-нибудь вроде Гесо. Зарабатываем на свадебную поездку на Скеллиге. Горные курорты, все такое.
Звякнул колокольчик на двери, и вместе с порывом горячего, пыльного ветра в кафетерий ввалился новый гость - окинув взглядом все присутствующих, он поспешно направился к стойке и завел негромкий разговор с хозяином; и чародейка про себя с досадой отметила, что тот беседует с пришельцем гораздо дружелюбнее, чем с ней.
Низушек, окончив трапезу, направился будто бы к выходу - поглощенная наблюдением за новым гостем, Нерис не следила за его перемещениями, и оттого едва не вздрогнула, когда тот почти бесшумно возник рядом с их столиком.
- Вам работа нужна? - негромко спросил он. - У меня есть. Но, - низушек бросил встревоженный взгляд в сторону хозяина заведения, что сейчас был занят беседой с клиентом, - не здесь. Если интересуетесь, поговорим снаружи.
Нерис вопросительно поглядела на аэп Ллойда.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:50)

+3

10

Типичная для провинциального Нильфгаарда картина была изрядно сдобрена ощутимо чувствующейся недоброжелательностью, хотя, казалось, все отщепенцы города сего должны были объединяться на одном только условии отдаления от этого мормонства, которое за какие-то смешные пару часов уже засело у Телора в печенках. Нерис пыталась разговорить мрачного увальня как могла, однако даже её дипломатия, с которой умение Телора договариваться даже рядом не стояло – тот чаще всего по старой привычке скорее распоряжался, чем просил, чем заслужил репутацию крайне неприятного человека и вообще туссентца по состоянию души, а не по рождению, - не справилась с каменной стеной, в которую превращались все местные, стоило им лишь немного заподозрить чужаков в излишнем любопытстве, и, пожалуй, здесь тоже ловить было нечего, надеясь разве что на обрывки случайно услышанных разговоров и эхо когда-то работавшего, а ныне отдающего концы кондиционера.
Но, пожалуй, под летним солнцем даже было как-то уютнее – при условии отсутствия неприязненных взглядов. Не то чтобы господа дознаватели были к ним непривычны, но сейчас-то они без мундиров?
Присцилла на экране пошла мелкой рябью, а её мелодичный голос, отстаивающий права женщины на самореализацию, порядочно искажался шумом. То ли телевизор решил последовать вслед за кондиционером, то ли где-то был перебит кабель.
- Мне кажется, здесь просто местечко для своих, - заметил в ответ Телор. Пиво, с недружелюбной миной – в провинциях следовали практически зангвебарским привычкам, и улыбаться лишний раз считали проявлением дурачины – поданное ему, было теплым и удушливо отдавало порошковой синтетикой, притом налито, кажется, было с самого донышка кега, и пузырьков в нём вовсе не осталось. Впрочем, если это был хитрый план, как от них побыстрее избавиться, он не сработал, потому что маг-дознаватель за свою жизнь привык к разнообразному дерьму, и дрянное пиво было далеко не самым худшим вариантом времяпровождения подобного дня.
По крайней мере, лошадиной мочой вот оно не отдавало, как в какой-нибудь Редании. Хотя после третьего глотка Телор стал в этом уже сомневаться.
Снова окинул взглядом небогатое на детали внутреннее убранство забегаловки – низушек, дребезжащий холодильник, неисправный музыкальный автомат родом из прошлого столетия, Присцилла на пошедшем полосами экране, эльф, пальцы которого, длинные, нервные и пожелтевшими от курения ногтями беспрестанно двигались над столешницей.
Дознаватель даже вытянул шею, совершенно не скрывая своего любопытства относительно его записей, столь отчаянно фиксируемых на совершенно неподходящем для этого материале, но эльф был настолько погружен в себя, что Телору начало казаться, что у того трип.
Впрочем, открыто не колется, травой не тянет – притягивать его пока что не за что, хотя отчего-то хочется, следовало признать, что от простой агрессивной досады и того, что пиво слишком напоминает реданские помои.
Телор с определенных пор терпеть не мог Реданию.
Одно было хорошо – поперхнуться этим было вовсе не жалко. Не то чтобы легенда была плоха, просто Телору в очередной раз пришлось вспомнить Лливедд и все сцены, которые она ему закатывала, иногда - когда луна была в созвездии Серебряной Девы, не иначе - даже по причине наличия в Бюро молоденьких чародеек. Дьявол его разбери, когда госпожа ван Гельдерн, отчаянно отказавшаяся сменить после вступления в брак с ним фамилию, стала настолько ревнивой, но сейчас…
Да нет, сейчас её не не хватало. В самый раз сейчас было.
- Чтобы соответствовать представлениям о морали для мормонов, дорогая, нам потребуется разыскать ещё две-три девушки. Интуиция мне подсказывает, что, к примеру, госпожа ла Марш отлично подойдет для этой роли. Вскоре.
Скривившись, двумя глотками влил в себя остатки пива – скорее из упрямства, чем потому, что хотел здесь оставаться подольше и получал от этого удовольствие – и хотел было приступить к обсуждению плана, предложенного напарницей, но их прервали. В кои-то веки Телор не был против, когда его перебивают.
Переглянувшись с Нерис, он почти незаметно кивнул, и предприимчивый низушек, сделав вид, что перевязывает шнурки на ботинках – иногда они их не носили вовсе, но этот был то ли франтом и отщепенцем, то ли просто очень практичной личностью – последовал к выходу.
Чтобы не вызывать подозрений, они полюбовались на шедших полосками бардов, под овации толпы и выступающие на глазах почитательниц слёзы досады, обнимающихся прямо в прямом эфире – и Лютик, кажется, собирался сделать Присцилле очередное предложение, на памяти Телора это было уже третье, - а потом, показательно кривя рожи и перенимая у фанаток знаменитого певца досаду, неспешно последовали к выходу.
Низушек ждал их за углом, больше напоминающим подворотню, здесь было тесно и узко, стены были глухими, и это было чертовски хорошо, потому что подслушать было некому, и шикнул, когда они почти прошли мимо.
Телор смерил его с ног до головы испытывающим взглядом.
- Какого рода работу ты можешь предложить?
Низушек, кажется, нервничал.
- Коттедж я тут строю, - помявшись, он достал из кармана помятую пачку сигарет, оказавшуюся пустой, и с досадой отшвырнул её под ноги. Дознаватель, прищурившись, достал свою и угостил его – курящие низушки всегда выглядели забавно из-за своих размеров, но в этот раз что-то смеяться не тянуло, - идемте, я покажу.
Ему явно было здесь не слишком комфортно.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+2

11

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Приглашению низушка Нерис последовала с невиданной поспешностью: когда дребезжащая дверь забегаловки закрывалась за дознавателями, чародейка успела краем глаза поймать долгий, пытливый взгляд хозяина, обращенный в их сторону - и внутренне содрогнулась, потому что во взоре владельца кафетерия ей почудилась тяжелая, недвусмысленная угроза.
Может, она просто надумывает. Может, у него просто лицо такое, а на самом деле он добрый малый. Может, всему виной проклятая ривердейльская духота, от которой тяжело думалось даже теплолюбивой Нерис; может, даже в словах пастора не было ни угрозы, ни лукавства, а они оба просто искалеченные работой параноики, не зря заслужившие свою сомнительную репутацию в Бюро - на странное краткое мгновение чародейка усомнилась во всем, во что верила, и голова вдруг сделалась мутной и тяжелой. Это было похоже на наваждение, стряхнуть которое Нерис сумела лишь после того, как они уже на порядочное расстояния отдалились от приюта плохого кофе и дешевого пива: чародейка недоуменно мотнула головой, будто только поняла, где находится; зачем-то пощупала сумку с документами, проверяя их сохранность, и, обернувшись, бросила долгий взгляд на оставшуюся позади забегаловку, что теперь казалось ей почти зловещей.
Странное место. Странное и негостеприимное - затаенная враждебность тут будто бы разливалась в самом воздухе, и окружающая пастораль представлялась скорее обманчивой, чем умиротворяющей.
Нерис поспешно нагнала ушедших вперед спутников.
Низушек вел их какими-то окольными путями: с разбитой дороги они свернули в кукурузное поле, и долго бродили его лабиринтом, так что в какой-то момент настороженная чародейка успела было заподозрить неладное, но в конечном итоге вышли к стоящему на отшибе домишке - одинокому и недостроенному, окруженному явно временным забором. В свете солнца коттедж выглядел безобидно - как, впрочем, почти все в свете солнца - но Нерис поневоле представила, как он смотрится в сумерках: темный и безмолвный, глядящий на расстилающиеся внизу поля пустыми провалами окон - и невольно поежилась.
Под боком у коттеджа приютился крохотный трейлер, предназначавшийся, по всей видимости, для проживания рабочих - которых, кстати, вокруг видно не было; и молчавший до того низушек, перехватив взгляд Нерис, внезапно засуетился и замахал руками, будто прочитал ее мысли и желал рассеять сомнения:
- Вот, значит, дом-то. Надо что: докласть заднюю стену, окна вставить, двери тоже. Штукатурить - только снаружи, внутри - после того, как электричество проведут, а электрики приедут только когда стена будет, то есть от вас все зависит. Возьметесь?
- А других рабочих нет?
- Были да пропали. - мрачно ответствовал низушек; впрочем, беспокоило его отнюдь не благополучие строителей. - Побросали все и сбежали. Видать, перекупил кто-то, или еще чего... Тут не роскошно, конечно, но так-то все условия: электричество в трейлере, плита там газовая...
- А душ?
- Душа нет, но воды можно натаскать - колодец временный есть, пока воду не подведут. Так беретесь?
Чародейка бросила вопросительный взгляд на аэп Ллойда, но быстро отвела глаза.
- Я - Нерис, - сочла необходимым представиться она, - а это - Телор. - не вполне поняв, одобрил ли напарник ее рабочую легенду, она поостереглась называть его супругом, тем более, что низушку явно было все равно: сроки сдачи объекта определенно беспокоили его сильнее, чем нравственность малознакомых людей. - И цена вопроса-то какая?
Низушек подобрался: с деньгами представители его расы расставались всегда с большим неудовольствием, даже если речь шла о честной плате, и в способности сбивать цену с ними могли бы потягаться только гномы; но Нерис была полна решимости торговаться так, будто у нее в предках эти самые гномы были: во-первых, ради правдоподобия, а во-вторых, из чистого азарта.
- Двадцать. - посопев, вынес свой вердикт низушек.
Чародейка рассмеялась в голос.
- Краснолюдов за такие деньги ищи.
- А и найду, - упрямился "прораб", - лучше цены вам тут никто не даст.
- Ты в этой глуши больше никого и не найдешь. Сколько еще работа простоит? Месяц, два? У тебя же сроки горят, так?
- Двадцать пять.
- Сорок.
- С ума сошла?!
- За срочность. И жрать нам что, кукурузу ворованную? Телор, скажи!
Словом, если до того их потенциальный работодатель и мог усомниться в легенде о работягах из Гесо, то теперь, прочно увязнув в торгах с несговорчивой чародейкой, он просто не вспомнил бы о сомнениях - да и сложно было представить, что дознаватель Бюро стал бы рьяно выбивать из прораба флорен за флореном.
И тем не менее.
- Тридцать.
- Телор!

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:50)

+2

12

- А? – с очень уверенным видом переспросил Телор, отвлекаясь. Всё время, пока Нерис торговалась, он задумчиво любовался недостроенным коттеджем, - да, милая.
Потом моргнул, запоздало соображая, что вообще происходит, клыкасто и очень погано улыбнулся.

Сошлись по-мужски на тридцати пяти с условием обязательной компании при вечерних попойках. Это условие ставил Телор, вывернув их легенду так, что со стороны они теперь выглядели не иначе как парой маргиналов, возможно, это было несколько отвратительно, зато до зубовного скрежета правдоподобно. Нерис наверняка не нравилось новое клеймо любительницы спиртных напитков, но если бы он спрашивал мнение о себе всех своих напарников, наверняка не дослужился бы… до того, до чего дослужился.
Да что уж там – знал, что говнюк, порой гордился этим, но почему-то не в этом случае. Впрочем, после ненавязчивых разговоров о спиртном низушек успокоился окончательно – если люди думают, что знают твой грязный секрет, всем становится на тебя насрать. Лет двадцать назад Телор, ещё зеленый сопляк, услышал эту мудрость от шепелявой шлюхи-информатора из темерской провинции, поразился мудрости и накрепко запомнил, пронеся за собой сквозь года работы. Правило работало безупречно, о чём он шепотом, улучив момент, и поведал напарнице, не приведи великое солнце не извиняясь за легенду.
Низушек проводил эскурсию, с тоскливым превосходством оглядывая алкоголиков из Гесо, но, видимо, находился в настолько же безвыходном положении, как и они сами. На первый взгляд в работе не было ничего сложного, кроме обычных для такого рода деятельности физических нагрузок – но Телор все равно хмурился и пару раз намекнул, что за такое можно и пару флоренов, несмотря на торги, и добавить – тогда завязывался ленивый, ни к чему не приводящий спор, а потом они спотыкались о лаги или оставленное ведро с краской, и введение в курс продолжалось.
Самым паршивым в этом всем было, что поработать валиком и кельмой действительно придется. Вести следствие, судя по всему, тоже, и нельзя сказать, что это отнимет совсем немного времени, так что из бесконечно повторяющегося цикла человеческой жизни, видимо, следовало исключить сон. Но что уж там, Телор это успешно практиковал многие годы, может потому и поседел раньше срока.
- Так-то тут почти не пьют, - пояснял низушек, показывая, где лежат инструменты, - вам повезло найти единственный в городе кабак, где наливают пиво. Они же все тут эти, как их мать, мормоны. Десять жен, конечно, нелегально, поэтому не очень-то любят, когда в их дела суют нос. Так-то милейшие люди, - при этих словах он скривился так, будто в рот ему выжали целый офирский лайм, - культурные, по углам не пиз… не то что ваши гесовские. Эй, чувак, я без наезда!

Наконец низушек с напутствием о том, что можно приступать хоть прям щас, сам отправился за перфоратором – оформлять оконные проемы в готовых стенах. Судя по его озабоченному виду, действительно всерьез беспокоился о сроках, так что о том, чтобы филонить, дознавателям не стоило даже и мечтать.
От рабочих в трейлере было порядочно хлама, остались и рабочие спецовки, при виде которой Телор впал в пограничную адеквату радость – дело в том что в них, заляпанных краской и раствором, никто бы уже не опознал строгих высокомерных господ, приезжавших днем на проверку, приметная одежда строителей словно бы стирала из восприятия окружающих черты лиц и любые приметы, и на лучшую маскировку, пожалуй, они не могли и надеяться, это было несказанной удачей.
Перевязывая волосы покрытой плотной белой пылью банданой, Телор, поглядывая в крошечное окно, по случаю распахнутое для проветривания, пояснял:
- Думаю, чтобы все тут… отработать, нам достаточно нескольких дней. Придется не вызывать подозрений. Ты что-то руками делать умеешь? Или у вас в вашем Мехте все культурно?
В центральном Нильфгаарде, впрочем, всё было более чем культурно, но на каникулах юного Телора отправляли к дядюшке на ранчо, дядюшка был горяч темпераментом, любил выпить и по этому делу учить всех многочисленных молодых родственников настоящей мужицкой жизни, так что Телор умел доить коров, класть кирпич, чинить полупромышленные рефрижераторы и успокаивать пьяных; умел с переменным успехом, однако на несколько дней этого будет достаточно.
Оглядывая Нерис, рискующую в спецовке попросту утонуть, с каким-то непонятным отсутствием досады думал о том, что, разумеется, напарницу прикроет и если понадобится будет вкалывать за двоих – возможно, она сама в это время сможет делать то, чем занимается лучше всего – расследовать.
Если нет – заниматься этим по ночам даже лучше.
- И надо выяснить, какого cuach'a сбежали предыдущие рабочие.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+1

13

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Если сбежали, - уточнила Нерис, закатывая рукава спецовки, - потому что их могли сбежать. Как господина Керидвена. Если ты понимаешь, о чем я.
Выпрямившись, она поглядела на Телора с добродушной насмешкой: снисходительное "ты что-то руками делать умеешь" определенно требовало достойного ответа, и, чуть поразмыслив, чародейка пришла к выводу, что немного откровенности не повредит, тем более, что печаль по поводу этой главы своей жизни она изжила еще во время обучение в Лок Гриме и особой тоски при воспоминании не испытывала.
- Я родилась в Турне, - поделилась она, - это рабочий городишко на Вельде. Отец бухал, мать от него сбежала, меня время от времени забирала на ферму бабка, где лет до десяти я только тем и занималась, что что-то делала руками. Потом меня отобрали социальные службы, поместили в приют, оттуда меня забрала мачеха, а отец, я не знаю... спился, наверное. Меня как-то никогда не интересовало. В общем, кое-что я умею, да. А, и да, не стоит недооценивать годы обучения в Лок Гриме - мы жили в той части кампуса, где если ты не можешь сам отремонтировать себе проводку, то попросту кукуешь без электричества.
Она поправила сползающую с плеча куртку и вопросительно поглядела на аэп Ллойда.
- Идем?

Бригада из них, надо сказать, получалась довольно неплохая - настолько, что в какой-то момент запыхавшаяся Нерис подумала, что в случае увольнения они могли бы всерьез податься в сезонные работники. Большую часть тяжелой нагрузки, конечно, принимал на себя Телор, но чародейка тоже старалась не бездельничать: она замешивала раствор, разливала смеси, бегала с ведрами, и к тому моменту, когда на Ривердейл окончательно опустились сумерки, аэп Ллойд успел научить ее быстро и ровно выкладывать кирпичи, так что завтрашний трудовой день обещал быть еще более плодотворным.
Непривычное к столь долгим физическим нагрузкам тело капризно ныло, и последние силы Нерис потратила на то, чтобы натаскать в душевую воды из колодца: о теплом душе мечтать не приходилось, потому что прогревался резервуар солнцем, но неприхотливая чародейка была рада даже прохладному купанию - все, что угодно, лишь бы смыть с себя вездесущую здешнюю пыль.
Коттедж располагался на небольшом возвышении, с которого открывался вид на соседнее поле - когда Нерис выходила из сооруженной из брезента кабинки, там, вдали ей почудилось шевеление, и настороженно подобравшись к забору, она пристально вгляделась в вечерний сумрак, ожидая было увидеть следящего за ними пастора - сердце настороженно сжалось, и...
Тот самый эльф, что портил салфетки в забегаловке, бродил среди кукурузы, будто искал что-то, и недостроенный дом на холме его определенно не занимал. Чародейка задумчиво выпрямилась, потерла мокрые волосы вылинявшим полотенцем и рассеянно направилась к их времянке - на всякий случай рассказывать об увиденном Телору.
Ночь опускалась на Ривердейл под шум ветра и крики ночных птиц; издалека доносился собачий лай и мерный стук - обычный вечер в сельской глубинке, скучный, тихий и привычный. Жители здешней общины сейчас, наверное, сидят за столом и благодарят Великое Солнце за посланный им ужин.
Дознавателям Великое солнце послало пакет куриных наггетсов, пару банок консервированных помидоров, брикет масла, немного квелых овощей и месячный запас замороженного бекона, на который, видимо, были скидки в местном супермаркете. Нерис с сомнением оглядела это богатство, и, принимая на себя образ заботливой жены, попыталась изобразить из этого нечто похожее на южнонильфгаардское гымбо.
Очень, очень дешевый гымбо; но аэп Ллойд работал на стройке неприлично добросовестно для агента под прикрытием, и определенно нуждался в плотном ужине.
- Пупс, - объявила чародейка, водружая тарелку дымящегося варева перед Телором, - этот супчик я испекла тебе сама. Кушай, не обляпайся.
К счастью, трейлере нашлось еще дешевое пиво, запасенное, видимо, предыдущими работниками, и кофеварка, так что оба дознавателя отметили окончание рабочего дня любимым напитком по вкусу. Крошечный телевизор, приютившийся на холодильнике, кажется, был ровесником того, что висел в местной забегаловке и принимал только два канала - первый имперский и какой-то местный, по которому гнали бесконечные зерриканские сериалы - чародеи развлекли себя просмотром, не отказав в удовольствии покомментировать происходящее, а потом, когда свет за маленьким окошком погас совершенно, Нерис вдруг прервала очередной издевательский монолог на тему отношений главных героев друг к другу и к миру и серьезно поглядела на напарника.
- Ну что?..
После трех чашек кадфы спать ей не хотелось совершенно.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:50)

+2

14

- Идём, - легко согласился Телор, мигом сбрасывая с себя маску среднестатистического нильфгаардца, каждый вечер проводящего вот так – с бутылкой пива перед телевизором. Местная трансляция его изрядно удивляла, потому что зерриканские сериалы никак не могли быть образчиком нравственности даже с точки зрения обычного верующего в Великое Солнце, что уж говорить про мормонов.

Легенда совершенно неожиданно оказалась прилипчивой, как жевательная резинка марки «Ofir dope», и не отмывалась вместе с пылью и строительной грязью - в какой-то момент дознаватель поймал себя на том, что засранный трейлер уже не кажется ему отвратительным, присутствие Нерис рядом – чем-то чуждым и неправильным, а телевизор прекратил раздражать. Неплохая разгрузка для разума, надо думать, поэтому он с чистой совестью на время выбросил из головы размышления о несчастном Керидвене и разодравших его гризли, о сбежавших работягах и о том, что делает на кукурузных полях укуренный эльф, черкающий на салфетках круги и неизвестные символы, и даже о том, что Лливедд никогда в жизни ничего не сделала дома руками, судя по всему не просто не умея, но ещё и не желая учиться, зато требовала за двоих и не прощала ни малейшего огреха. Привыкнув к жизни с перфекционисткой, он сегодня за работой то и дело ловил себя на том, что пытается продавливать неизменную догму «делай либо идеально, либо никак», хотя, по сути, качество построенного коттеджа должно было интересовать их в самую последнюю очередь, а вот придирки ничуть не улучшат слаженность в работе и атмосферу в команде. Вовремя купировал каждый подобный порыв, изливая в окружающее пространство разве что ворчливые сетования относительно Лливедд. Напарнице это наверняка не принесло особого удовольствия, но по крайней мере удалось обойтись без конфликтов.
В работе, думал Телор, пытаясь стереть с лица судорогу после объявленного во всеуслышание прозвища, в работе точно так же, как и в межличностных отношениях, самое важное – уметь идти на компромиссы и договариваться, в том числе путем засовывания своего мнения куда подальше. Сейчас это было важно – пусть тогда, когда они вернутся в Бюро, Телор снова получит право быть злым ублюдком, сейчас от него требовалось опустить свою перекошенную рожу в миску и поблагодарить за ужин. Причем вовсе не Великое Солнце, как в этом городе было принято, и к тому же - это было на порядок лучше, чем готовила Лливедд.
В том числе ещё и потому, что никто не был ему обязан это делать.

Ночь в Ривердейле была полна шороха кукурузных листьев и голосов, доносящихся из распахнутых по случаю жары окон, слишком отдаленных для того, чтобы быть различимыми. Телор поначалу собирался приблизиться к домам, но потом передумал и повёл напарницу в противоположную сторону, в поля – подальше, так, чтобы никто из добропорядочных граждан не сумел разобрать, чем они занимаются. Темнота скрадывала что угодно, и даже если на них здесь наткнется случайный патруль, всегда можно было оправдаться тем самым, что мормоны всячески порицали.
Очень удобная легенда.
- Я надеюсь, носил её недостаточно долго. Было бы неплохо узнать, что случилось с предыдущим владельцем, - пояснил Телор, стаскивая с головы тряпку. Принялся продираться через вымахавшую на добрые семь футов кукурузу первым, прокладывая дорогу, - а в этих зарослях удобно будет провести поиски, только нужно немного углубиться так, чтобы…
Дознаватель присвистнул.
Приготовившись к длительному продиранию сквозь плотно сомкнутые ряды колючих, жестких кукурузных листьев, он был неприятно удивлен тому, что заросли слишком быстро закончились. Городишко на удивление скупо освещался, так что небо здесь было глубоким и очень темным. Звездного света совершенно определенно не хватало для того, чтобы оценить масштабы, так что пришлось зажечь захваченный фонарик. Кажется, в нём садились батарейки, но пользоваться магией Телор по-прежнему, по крайней мере до выяснения обстоятельств, не желал.
Заросли закончились довольно странно. Больше всего это напоминало круглую поляну – но все растения, согнутые у самого корня, были уложены правильной спиралью, сходящейся к центру, а по окружности на листьях были черные ожоги, словно их побило инеем.
Странная мысль как для середины лета. Тут невольно поверишь во все эти байки про инопланетных захватчиков.
- Только неопознанных летающих нам не хватает, - ворчливо произнес дознаватель, - никогда не верил в эти байки про круги на полях, а тут на тебе. Смотри, с той стороны тропа, кажется, тут недавно кто-то ходил, пойдем, посмотрим. Будет неловко, если он на нас выскочит посреди ритуала.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+1

15

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Да они сами их, небось, так уложили, - отмахнулась Нерис, которая в пришельцев из иных миров верила примерно так же сильно, как и в обещания де Витте отказаться от матершины, - откуда ты знаешь, может, среди них есть колдуны.
Последняя мысль, кстати, отчего-то пришла в голову чародейке только сейчас и заставила обеспокоиться: она понятия не имела, приветствует ли Община Свидетелей Великого Солнца Седьмого Дня чародеев в своих рядах - многие религиозные организации косо посматривали на владеющих магией - но если вдруг здешние мормоны обладали нетипичной для мормонов широтой взглядов, то это вдвойне усложняло работу дознавателей. Тем мудрее было не прибегать к колдовству, чтобы себя не обнаружить.
Масштабы рисунка, однако, весьма впечатляли: не имея возможности взглянуть сверху на творение неизвестных сил, Нерис могла только гадать, что именно изображает агроглиф, и поражаться его размеру - чародейка даже не представляла себе, часть это большей картины или она вся; и кем бы ни был создатель этого творения, он определенно попортил мормонам приличную часть урожая. Или они сами ее себе попортили - мало ли, может, это часть какого-нибудь ритуала прославления Великого Солнца: обряды и традиции менялись от общине к общине, и порой столь сильно, что в реставрационистах разных направлений не всегда можно было признать последователей одной и той же религии. Неизменной оставалась только символика Великого Солнца - Нерис попыталась представить, не его ли изображает агроглиф, и пришла к выводу, что вполне может; но тратить время на подробное изучение вопроса не стала - в конечном итоге, это было не так уж важно.
Уходившая в сторону тропа выглядела заросшей, но явно хоженой - видимо, ею пользовались нечасто или немассово - и уводила она куда-то в сторону и от полей, и от городишки, к плодовым садам, окружавшим общину; петляла в малиновых кустах и обрывалась внезапно небольшой поляной, где под сенью старых яблонь приютился трейлер, выглядевший еще более убого, чем временное убежище дознавателей бюро. Обшарпанный вагончик, кажется, помнил еще президента Фергуса, и его тонкие, поеденные ржавчиной бока не обеспечивали вообще никакой звукоизоляции - чародеи могли отчетливо слышать каждое слово, что внутри произносил, по всей видимости, радиоприемник - собственно, шипящую речь его дознаватели услышали раньше, чем вышли к поляне, и перемежающийся треском монолог, доносившийся из-за малиновых зарослей, звучал несколько даже жутко. Неизвестный диктор с надрывными интонациями обещал конец света и пришествие вечного холода - словом, в очередной раз мусолил древнее пророчество, не дававшее покоя всем впечатлительным и скорбным разумом, и накиданный вокруг трейлера строительный мусор заставлял предположить, что хозяин убогого жилища принадлежит скорее ко вторым. Рядом с вагончиком высились башни из старых покрышек, лежали штабеля фанеры, накрытые черным полиэтиленом, и горы какого-то металлолома неопределенного назначения.
Сам хозяин, кстати, не скрываясь бродил вокруг трейлера, выглядел ровно таким же побитым жизнью и занимался, видимо, описью своего сомнительного богатства; и в нем чародейка с удивлением узнала...
- Это ж укурок из закусочной, - шепотом озвучила очевидное Нерис, - эльф который. Он что, живет в этой мусорке?
Эльф, то ли вовсе не замечавший присутствия чародеев, то ли беспечно его игнорировавший, задумчиво попинал ногой нечто похожее на кусок шпалы, пометил что-то в своей замусоленной книжечке и перешел к следующей горе хлама. Чародейка двинулась было вперед, чтобы подобраться поближе к обители бомжа-пророка, но внимание ее внезапно привлекло шевеление в соседних кустах - и Нерис готова была поклясться, что это вовсе не ночная птица. Краем глаза она успела заприметить темную фигуру - явно человеческую - что поспешно скрылась в зарослях, едва дознаватель повернулась в ее сторону, и из-за малинника донесся шорох ветвей и частые удаляющиеся шаги - моментально потеряв интерес к эльфу-наркоману, Нерис дернула за руку Телора и кивнула в сторону исчезнувшего незнакомца.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:49)

+1

16

Телор только покачал головой, запрятывая платок куда подальше:
- Нет. Сама посуди, община не слишком богатая, все деньги идут на то, чтобы отгрохать ещё один храм – и они добровольно станут портить плоды, посланные на землю самим великим солнцем? Нет, дело в каком-то вредителе. Не говоря уж о том, что колдовство среди мормонов…
Не испытывая ровным счетом никаких сомнений относительно собственной правоты – и не тратя времени на рефлексии - он, махнув рукой, пошёл вперед, по тропе.
Здесь, пожалуй, было живописно, если бы не поднявшееся к ночи из сырых низин комарье, лезущая в лицо паутина и пара (десятков) царапин, оставленных развесистыми ветками малины. Очевидно, что ходили тут немногие, и им было наплевать, насколько путь не чищен – впрочем, обозревая тоскливое нагромождение хлама на поляне, Телор мысленно выдвинул несколько предположений относительно диагноза того, кто тут проживал – а потом рассмотрел и повторно уверился в том, что замешаны, очевидно, запрещенные вещества.
Эльф бормотал в пространство, иногда поднимал голову наверх и с тревогой смотрел куда-то в небо, и, совершенно очевидно, разумом пребывал в каких-то иных сферах. Однако, прежде чем дернуться в сторону неизвестного ночного визитера, Телор совершенно неожиданно наткнулся взглядом на ответный взгляд. Эльф смотрел на него едва заметно фосфорецирующими в темноте глазами, огромными, лишенными любых признаков красноты, и не высказывал никакого удивления.
- Заходите на чай, - ровно предложил он в спину дознавателям. Голос разрезал темноту так внезапно, что аэп Ллойд вздрогнул, но не оглянулся.
Они старались не шуметь, но в темноте на незнакомой тропе под ноги то и дело попадались ветки или прошлогодняя листва. Шум впереди отдалялся, совершенно очевидно незнакомец знал дорогу лучше и хаживал тут чаще, только зачем? Кто-то из друзей безумного растрепанного эльфа, пожелавший остаться неизвестным?
Размышлять особо времени не было – когда они, продравшись через малину, выбрались на освещенное луной пространство, фигура была шагах в двадцати и увеличивала дистанцию, решительно продираясь сквозь поле в одному ему известном направлении, и не забывая оглядываться. Преследование скрыть не удалось.
Телор беззвучно выругался и перешел на бег, насколько это было здесь возможно – заросли путались в ногах и норовили хлестнуть по лицу, а фигура то и дело терялась в тенях, но делать было нечего – показав свои лица, они не могли рисковать собственным раскрытием, и свидетеля требовалось… ну, не убрать, но как минимум догнать и отработать по стандартному протоколу.
Так что объявлять намерения и обещать не причинять вреда Телор не стал – во-первых, берёг дыхание, во-вторых, не хотел заведомо лгать. Открывать пальбу не хотелось, применять магию было всё ещё чревато, оставалось только поднажать, сетуя об отсутствии когда-то бывших в употреблении бесшумных пистолетов с жидким снотворным, разбавленным мелкодисперсной двимеритовой взвесью. Не то чтобы убегающий производил впечатление, будто он чародей, но никогда не знаешь заранее, где стоит перестраховаться.
Впрочем, эти штуки уже лет пятнадцать как запретили, сочтя неконвенционными и унижающими достоинство преступника. Спроси кто Телора, он бы высказал пару неконвенционных выражений по этому поводу, но его, разумеется, никто не спрашивал.
Погоня в лунном свете, возможно, выглядела бы поэтично в любом из фильмов, непрестанно крутящихся по тому каналу, который не первый имперский, но участникам было не до поэзии – вконец испортив любое воспоминание о достойном внешнем виде, дознаватель совершил отчаянный рывок напрямик, демонстрируя удивительное даже для самого себя умение не угодить рожей в пересохший ирригационный канал. Преследуемому не настолько повезло.
- Вот так сюрприз, - совершенно неконвенционно заталкивая упавшему в рот многострадальный платок, отметил Телор, - Нерис, у тебя есть наручники? Я свои, кажется, прое… в машине.
Причиной того, что он о них вообще подумал, как и о кляпе, было то, что упавший был на самом деле упавшей, а лицо её дознавателям было хорошо знакомо – но кто мог подумать, что благообразного вида дама, днём прогуливавшаяся неподалеку от места, где они беседовали с пастором, будет обладать такой прекрасной физической формой?
Даже умудрилась при оказании сопротивления попасть ему по носу, и, кажется, разбила его до крови. Так что эта возня заняла какое-то время, да и произвела немало шума – впрочем тут, среди полей, едва ли тому были свидетели.
- Телепатические допросы – моя любимая рубрика, - с удовлетворением отметил дознаватель, тяжело дыша.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+2

17

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Мало какие вещи в этом мире Нерис не любила сильнее бега - нормативы она сдавала через силу и на худший результат; но по-хорошему, беготня за преступниками была прерогативой оперативников, а не криминалистов, хоть и последним порой по долгу службы приходилось принимать участие в задорном спринте. Чародейка лишь немного замешкалась, чтобы наградить вопросительным взглядом хозяина обшарпанного фургона - тот, кажется, не проявлял совершенно никакого беспокойства по поводу происходящего и был равно безразличен и к явлению дознавателей, и к поспешному бегству неизвестного наблюдателя, не оставшемуся для эльфа незамеченным.
Странный тип. Может, и правда стоит воспользоваться его приглашением.
Эта короткая заминка оставила чародейку далеко позади Телора, стремительно скрывшегося в зарослях, и отчаянно пытавшаяся нагнать напарника Нерис теперь принимала на себя все удары колючих кустов, потревоженных пробегавшим дознавателем, что не прибавляло ей любви к драматичным погоням, малине, Ривердейлу и инопланетянам, которых чародейка за компанию со всеми остальными считала повинными в своих злоключениях. Устала она буквально через полминуты бега; на второй - захотела сдохнуть; малиновые ветви хлестали больно, и Телор, за темпом которого Нерис отчаянно не поспевала, совершенно пропал в зарослях, так что ориентировалась чародейка скорее на шум погони, поэтому внезапный конец малинника стал для нее сюрпризом - вслед за аэп Ллойдом вылетев к границе поля, она сама едва не свалилась в канаву, в которой чародей отчаянно боролся с преследуемым.
Нерис сложилась пополам, переводя дух. Сердце колотилось в грудную клетку так сильно, будто вознамерилось проломить ее; легкие превратились к огненную печь и каждый глоток воздуха раскаленным металлом обжигал гортань - к беседам чародейка в таком состоянии расположена не была, и оттого в ответ на просьбу лишь выдала Телору наручники, сопровождая свой жест выразительным пыхтением.
На всякий случай она таскала с собой все необходимое, так что если бы аэп Ллойду понадобились влажные салфетки, сменные носки или бальзам для губ - они у нее тоже были.
Нерис распрямилась, отчаянно стараясь восстановить сбившееся дыхание.
Ривердейльская ночь, хрустально-лунная, приторно-терпкая, напоенная ароматом полевых трав, щебечущая и звездная заставила бы чародейку замереть в восхищении, если бы она сейчас могла думать о чем-то, кроме боли в груди; но когда она наконец продышалась и смахнула с глаз набежавшую слезу, вниманием Нерис моментально завладел их пленник, оказавшийся внезапно пленницей. Поверженная, но явно не сломленная дама глядела на обоих дознавателей с крайне воинственным видом и что-то неразборчиво мычала в заботливо сунутую ей в зубы тряпку, и в планнице Нерис вслед за напарником узнала одну из местных жительниц, что с таким осуждением глядели на курящего рядом с церковью аэп Ллойда.
Вот же физподготовка у домохозяйки, она бы нормативы Бюро сдала на рекордные показатели.
Чародейка с сомнением поглядела сначала на кляп, потом на скованную даму, а затем на аэп Ллойда.
- У тебя нос разбит. - блеснула наблюдательностью она.
Потянулась было ладонью к лицу Телора, но вовремя вспомнила о конспирации и опустила руку.
- Потом, - мотнула она головой, - дома поправлю. Давай с этой пока разберемся... может, сначала по старинке?
По старинке как-то сразу не заладилось: пленница начала орать дуриной, едва ее освободили от кляпа, и вопли ее были не слишком информативными, зато очень, очень громкими, так что чародейка поспешила затолкать тряпку пленнице туда, откуда ее достала.
Вопли сменились мычанием.
- Ладно, - покорно признала свое поражение Нерис, - ладно. Давай телепатические допросы. Только будь с ней нежен и все такое, вдруг у них все-таки есть чародеи. Потрешь ей память об этом мелком недоразумении?

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:46)

+2

18

- Дома тоже не поправишь, -  ворчливо возразил Телор, слегка гундося, - потому что там за нами могут наблюдать. Потом, всё равно ведь зайдем куда-либо в лес, хотя я уже не уверен, что эта чертова тряпка сумеет нам помочь. Впрочем...
Даже если ритуал покажет передвижения не предыдущего владельца, а той, которая так щедро сейчас орошала тряпку слюной, это будет не хуже.
Подумав, добавил:
- Но за намерения спасибо.
Пленница продолжала сопротивляться, бесцельно извиваясь на земле и колотя ногами - видимо, поняв, о чем говорили дознаватели. Она их узнала даже без формы и в неверном ночном свете, возможно, по голосам, но тем было хуже для неё самой: ближайшие четверть часа будет неприятно, и ведь даже придется обойтись без милосердных заклинаний, притупляющих ощущения. Так, без них, наверняка будет казаться, что ей промывают мозги скользкими щупальцами из скеллигских ужастиков.
- Зажми её голову между коленей, держи кляп и следи, чтобы не теряла сознания. Я иногда увлекаюсь, - распорядился он, потом глубоко вздохнул и нырнул внутрь.
Телепатические допросы, вообще говоря, всегда были болезненными. Не потому что телепаты и псионики не умели влиять незаметно: просто, как и при каждой вынужденной беседе подобного толка, у дознавателей были свои рычаги устрашения и манипуляций. Здесь было много от примитивной психологии и чуть-чуть – от комплекса всевластия, неизменно владевшего каждым из чародеев.
«Если расскажешь, тебе станет легче» - мысленно обещал Телор, ласково, почти нежно, на пробу, прикасаясь к эмоциям. Немного страха, чуть задеть болевой центр, и слегка воззвать к страху неизбежной гибели. Вот она, близко, но дознаватель сможет оградить и отогнать, а взамен нужно всего лишь рассказать, что ты здесь делала, дорогая.

Спустя четверть часа Телор взмок и, не открывая глаз, вытер пот. Между бровей при этом замерла и никак не желала исчезать морщина удивления: для начала, дама отчаянно сопротивлялась, будто её кто-то этому учил, а ещё каждый клочок информации приходилось вырывать с боем, угрожая такими вещами, которые обычно применялись только к опытным преступникам. Кое-что он, впрочем, выяснил, но этого было удивительно мало – однако более длительное и мощное влияние могло быть замечено кем-то, кто тоже обладал талантом – а в отсутствии подобных личностей в общине маг уже начинал сомневаться.
- Псионика бы сюда, - заметил он невпопад, опуская ладонь ей на лицо. Под движением пальцев сведенные едва ли не судорогой черты разглаживались, под конец он погрузил даму в полусон-полуобморок, который должен был прерваться через несколько минут – больше снова-таки было бы заметно – осознанием того, что её вечерний променад неожиданно закончился падением в канаву и неприятным ударом в районе головы.
И, разумеется, никаких дознавателей. Но править что-либо большее он не рискнул, соблюдая конспирацию.

- …отчего-то следила за эльфом. Но я так и не смог выяснить, зачем, однако она не выглядит, как человек, страдающий F22.8 или схожими психозами, напротив, на редкость стройное и логичное мышление. Её бы на допрос, но тогда, боюсь, нам снова впишут жестокое обращение с свидетелями, а в этом месяце у меня и без того слишком много нарушений. Если без шуток… - он задумался, отводя с дороги молодую малиновую ветку, норовящую дёрнуть колючками волосы дознавательницы, - мне кажется, она не сама до этого додумалась. Сложилось впечатление, будто это было чьим-то приказом, но если это так – мы имеем дело с кем-то, кто пугает её больше, чем мои щупальца. А это уже серьезно. Я так подумал, может действительно стоит сходить к этому укурку? Видимо, на чай с… плюшками.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+1

19

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]В фильмах про агентов Бюро и разведки телепатические допросы всегда выглядели эффектно: окруженный магическим свечением дознаватель сосредоточенно хмурился под тревожную музыку, и светящиеся глаза его рассыпали синие искры, а прикованная жертва, отчаянно корчась, молила о пощаде и клялась в незнании. В реальной жизни всамделишная дознавательница сидела в траве, аккурат на краю канавы, зажимала коленями голову время от времени постанывавшей пленницы и отчаянно скучала, пока ее расположившийся рядом напарник сосредоточенно покрывался испариной. И ничего - никакой вам тревожной музыки, никаких визуальных эффектов; только трели сверчков и три человека, молча сидящие посреди чистого поля. От безделья Нерис глазела в восхитительнейшее звездное небо, распахнувшееся над Ривердейлом: столько звезд она, пожалуй, не видела никогда в жизни, и сейчас с каким-то детским восторгом отыскивала на небосклоне Серебряную Деву, которую раньше представляла себе только по астрономическим картам. Похожих по очертаниям созвездий она насчитала три, впала в некоторое замешательство, волевым решением объявила настоящей девой ту, что висела поближе к центру небосвода, и принялась высматривать дракона, столь же неразличимого среди сотен крохотных огоньков.
Как только астрологи отличают одно от другого, Солнце Великое.
От этого не слишком ценного занятия ее отвлекли слова аэп Ллойда, закончившего, по-видимому, свою до печального неэффектную процедуру - Нерис с некоторым неудовольствием перевела взгляд на напарника, коротко кивнула, поднялась с земли и размяла затекшие ноги, в которых немедленно закололо.
- Вызовем псионика, - пообещала она, - если найдем что-то веское. Мы тут первый день только.
Потом чародейка помогала Телору пореалистичнее разложить тело мирно посапывавшей пленницы в канаве - так, чтобы глядя на ее позу, действительно можно было поверить в то, что она упала, а не была сбита с ног рослым мужиком - и пару раз свалилась туда сама, потому что ривердейльская ночь была столь же красива, сколь темна.
Такого в фильмах про дознавателей, конечно, тоже не показывали.

- С плюхами скорее, ага. Укурок нам вряд ли расскажет что-то интересное, - с сомнением проговорила Нерис, благодарно обходя придерживаемый чародеем куст, - он в этой общине явно такой же чужой, как и мы, а ты уже видел, насколько эти ребята замкнутые. Да и слова укурка я бы делила на десять - если только ты, конечно, и его не попробуешь допросить тем же способом.
Умирающий фонарик горел тусклым рыжим светом, едва освещал путь на шаг вперед и время от времени мигал, обозначая желание скончаться. Чародейка сердито постучала им о ладонь, надеясь продлить жизнь батарейки еще шагов на десять, и пожала плечами.
- Но сходить можно хотя бы из любопытства. Слишком он выбивается из местной мормонской пасторали, забавный тип.
Найти обратную дорогу к жилищу местного пророка судного дня оказалось несложно, даже несмотря на умирающий фонарик: радио в ржавом трейлере вопило все так же громко и надрывно, а сама поляна, на которой приютился фургончик, была ярко освещена огромным количеством новогодних гирлянд, которыми были щедро увешены не только стенки трейлера, но и соседние плодовые деревья, горы покрышек и натянутый чуть поодаль тент.
На короткое мгновение Нерис задалась вопросом о том, как этот хиппи-Лебеда умудрился провести сюда электричество - наверняка же самовольно тянул от ближайшего столба электропередач; и если после этого еще убогая халупа не сгорела, значит, укурок был не таким уж укурком и кое-что умел.
Под тентом, кстати, ранее пустовавшим, теперь стояли журнальный столик высотой по колено чародейке, на котором дымился чайник без крышки, и три пластиковых стула разных цветов, определенно добытые порознь, на одном из которых безмятежно восседал хозяин всего этого богатства.
- Я знал, что вы вернетесь. - спокойно поприветствовал он дознавателей.
Фонарик в руке Нерис мигнул в последний раз и погас совершенно.
- Откуда вы знали? - настороженно поинтересовалась чародейка.
- Я знал это, - безмятежно ответствовал эльф, - потому что ваш приход был предсказан.
А, ну замечательно просто.
Нерис многозначительно поглядела на аэп Ллойда.
Не знаю, как у той тетки с психозами, - не удержалась она от комментария, - а вот у этого господина определенно F22.8, если не что-то позабористее.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:45)

+1

20

- F20, - уверенно возразил Телор, присматриваясь к эльфу. Тот выглядел умиротворенно и так величественно, словно находился не среди гор мусора и хлама, напоминающих сейчас дешевый триповый цирк, а, по меньшей мере, в королевском дворце. Только сейчас дознаватель рассмотрел, что трейлер был разрисован не обычными граффити, которым были покрыты стены домов всех неблагополучных кварталов каждого конца их необъятной родины, а чем-то сродни претензии на доисторическую живопись. Это, пожалуй, слегка напоминало бизонов, но точно Телор ручаться не мог.
Впрочем, с психически больными, альтернативно душевно травмированными, психопатами и бабушками, потерявшими своих дорогостоящих собачек, дознаватели иметь дело были приучены. Следовало, разумеется, быть готовыми ко всему, в том числе бить на поражение – но пока что эльф высказывал все признаки дружелюбия. В случае с прогрессирующими, не контролируемыми лекарственными препаратами синдромами это, конечно, не было показателем ничего, и настроение могло смениться в любой момент, так что маг присел на гостеприимно предложенный стул – тот, кажется, доживал свои последние дни и жалобно трещал - только тогда, когда присмотрел себе вблизи увесистый кусок арматуры.
Вопреки ожиданиям, радушный хозяин действительно угощал гостей чаем, а не наркотой – сквозь темноту красивой ривердейльской ночи, расцвеченной гирляндами, скорее мешающими, чем позволяющими что-то разглядеть, от него удушающе пахло бумагой, из которой делали самые дешевые пакетики, а на болтающейся бирке даже не было названия торговой марки. Что характерно, эльф проявлял все признаки скрытого педантизма, нити обоих пакетиков обмотав вокруг ручек ровно на три оборота. Это тревожило и сильно диссонировало с окружающим их бардаком, навеивая мысли о том, что диагноз был поставлен не так уж неверно. Так что к содержанию чашки Телор не притронулся – да и не больно-то хотелось, если уж честно.
Эльф печально глядел на них своими чуть раскосыми глазами и переплетал одну из длинных тонких косичек, стягивающих волосы на висках. Глаза в этом полумраке казались неприятными, почти белыми с чёткой темной каймой, и зрачки у него были изрядно сужены.
- Вы курите? – спросил он, и, получив уверенный отрицательный ответ, закурил сам, расслабленно выпустив в воздух клуб желтоватого дыма. Телор оказался прав – запах явственно сигнализировал о том, что это был не табак, но дознаватель сходу не смог вспомнить, разрешена ли в этой провинции марихуана, к тому же, это сейчас было меньшей из бед. Задумчиво разглядывая застеленную ореолом огней серебряную деву, почти перекрытую крышей тента, эльф пояснил:
- Я жду здесь прибытия тех, кто позволит мне разыскать Цириллу. Пророчества открыли мне, что вы поможете.
Это было достаточно внезапно.
- Если речь о пропавшей президентской дочке, - Телора невольно перекосило, - то я не знаю, причем тут мы, обычные рабочие из Гесо.
Эльф посмотрел на него так печально, что дознавателю стало почти что стыдно за обман. Снова затянулся, не спеша с ответами - эти долгоживущие суки вообще никогда не торопились.
- А что, если я вам помогу?
- Смотря чем, - настороженный маг не удержался от скептического хмыкания.
- Советом. Пророчеством. Остерегайтесь гостей с неба.
- Это всё? – не выдержав долгого молчания – оглушительно верещащие цикады действовали ему на нервы - уточнил Телор.
Эльф пожал плечами, не отводя глаз от неба. Дознаватель проследил за его взглядом – на горизонте, где-то очень далеко, мелькали голубоватые всполохи, видимо, шла гроза.
- Впрочем, вам будет достаточно той, что из земли, - негромко сказал эльф, - если выживите, то заходите на чай.
- Мне кажется, его заклинило, - посетовал Телор. Беседа с эльфом если не добавила вопросов, то, по меньшей мере, не преуменьшила их количество, так что пока что они попусту тратили свое время. И идея допросить его "тем же способом" с каждой минутой казалась всё более и более здравой.
А потом, спустя какое-то жалкое мгновение, Телора вышвырнуло наружу из эльфского сознания, как пробку от бутылки с игристым вином - больно было так, что разноцветные огни утратили всякую яркость, а лица собеседников расплылись невнятными кляксами. Если бы маг стоял, то наверняка сейчас не удержался на ногах.
- Я все слышу, - наставительно покачал тлеющей самокруткой эльф, не меняя положения. Вмешательство, кажется, его ровным счетом никак не утомило, хотя Телор считал себя без преувеличений опытным телепатом и с подобной реакцией сталкивался едва ли не впервые, - можно было просто вежливо спросить.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+1

21

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Нерис обеспокоенно взялась за плечо Телора, чтобы заглянуть чародею в лицо и убедиться в том, что с тем, все в порядке - не сразу поняв, что произошло, она осознала причину временной дезориентации напарника лишь после слов эльфа; и осознав, нахмурилась.
Что за дьявол. Этот местный хиппи определенно не так прост, как кажется - и бред его, очевидно, мог оказаться не таким уж бредом.
Хозяин трейлера глядел на настороженную чародейку с неподдельной безмятежностью.
- Вы не пьете чай, - посетовал он, - а он, меж тем, хорош.
- Я с незнакомцами даже воды не пью. - доверительно сообщила эльфу Нерис.
Тот поглядел на нее с хитрым прищуром, словно оценивая, стоит ли доверять ей столь ценную информацию, а потом протянул руку для пожатия.
- Креван.
- Нерис, - с готовностью сжала узловатые пальцы чародейка, - а этот любитель читать в чужих душах - Телор.
- Хорошие имена, - одобрил эльф.
- Спасибо, - так же серьезно поблагодарила чародейка, - мне его на день рождения подарили.
Это было шуткой лишь отчасти: удочерившей ее Филиппе имя приемной дочери казалось беспросветно провинциальным, а среди всех раздражающих Филь вещей беспросветная провинциальность была первейшей, поэтому бесхитростное мехтское "Лике" Эйльхарт сменила на более благозвучное "Нерис", оформив это как подарок на ее первый день рождения, дабы, видимо, подсластить пилюлю тортом. Приемная дочь позволила бы называть себя горшком, если бы ей пообещали не ставить ее в печь, поэтому смену клички восприняла спокойно, но самонадеянности мачехи даже немного позавидовала: та, видимо, или предполагала легко справиться с вероятным недовольством, или вовсе не допускала возможности его возникновения.
"Нерис" по разумению Филиппы означало "госпожа".
- Что за интерес у вас к президентской дочке? Вы что-то знаете о ее исчезновении?
- Разве это должно вас сейчас волновать? - Креван пустил дымок колечком. - Вы быстро забыли о цели своего визита.
- За ее обнаружение все еще обещана награда. - Нерис будто бы безразлично пожала плечами, но в голосе ее послышалась издевка, которую чародейка явно даже не пыталась скрыть. - А работягам из Гесо деньги никогда не лишние, ведь так?
Эльф глядел на нее долго - и Нерис так же долго не отводила взгляд. 
Пропажа президентской дочки была огромнейшим скандалом, пыль от которого не улеглась и по сей день. Винили всех по очереди: и зерриканских террористов, и реданских фанатиков, и саму Цириллу, что по молодости влипала в скандал за скандалом, так что побег на край света с небритым байкером из какой-нибудь Ривии даже не стал бы ни для кого сюрпризом. На ушах стояли все Нильфгаардские спецслужбы, но безрезультатно - сплетничали, что де Ридо несколько месяцев выходил из кабинета верховного с таким лицом, будто его весь час встречи пытали водой; потом скандал как-то поутих, задавленный новым, когда президент, едва выдержав полагающийся траур, внезапно женился на практически ровеснице своей дочери. Осадочек, тем не менее, остался - шутка ли, дочь самого вар Эмрейса исчезла совершенно бесследно - и желтые газеты время от времени радовали читателей и непричастных, просто прочитавших заголовок в витрине киоска, разоблачениями одно скандальнее другого. Кто-то - и среди них, видимо, был и их новый знакомый - всерьез винил в похищении пришельцев; кто-то полагал, что президент сам убил дочь и заставил спецслужбы скрыть преступление; то тут, то там появлялись "скандальные фото" замеченной в толпе Цириллы, которая, судя по времени и местам съемок, скакала по миру со скоростью ужаленной кобылицы, умудряясь за один день побывать и в Третогоре, и в Цинтре.
Словом, спекуляций вокруг случившегося была масса, а вот правды - ноль.
- Может, когда-нибудь вы ее получите. - наконец сухо высказался Креван. - Но пока собственная судьба должна занимать вас сильнее, поверьте. Она в ваших руках, и я могу помочь только советом.
- С чего вы вообще взялись нам помогать?
- Вы важны для меня, - просто пояснил эльф. - поэтому я хочу, чтобы вы выжили.
- Хорошо. - легко согласилась Нерис. - Хорошо. Давай свой совет и мы пойдем.
- Берегитесь орлов.
- Что?
- Берегитесь орлов. - терпеливо повторил эльф. - И пока это все, чем я могу помочь. Берегитесь орлов и заходите на чай.
И затушил косячок.

- Мда. - сказала Нерис. - мда.
Она стояла у крохотного окошка в их трейлере и сквозь покосившиеся, пыльные жалюзи вглядывалась в ночную темноту, перед рассветом сделавшуюся особенно глухой и непроглядной: сверчки давно умолкли, равно как и все ночные птицы, и полная луна, бледным светом озарявшая это абсолютное беззвучие, выглядела жутковато.
Нависавший над вагончиком недостроенный дом, казалось, разевал черный рот двери, пытаясь проглотить приютившийся у него под боком трейлер.
- Спать надо. - наконец проговорила чародейка.
И отвернулась от окна.
Свисающая с потолка лампа без абажура заливала их временное убежище рыжеватым светом, дарившим мнимое ощущение безопасности - и ветхий трейлер превращался в надежную крепость, где, казалось, их не достанут ни эльфские наркоманы, ни угрожающие мормоны, угроза от которых теперь представлялась особенно явной.
Ржавый замок на двери поддавался туго и нехотя.
- С тряпкой тогда до завтра подождем, иначе на утро будем так себе работниками. А вдруг уволят?

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:45)

+2

22

Встреча с эльфом оставила гнетущее впечатление и ощущение недосказанности – вдобавок, ещё добрый час у дознавателя звенело в висках, поэтому в доверительной светской беседе он почти не принимал участия, молчаливо пялясь на эльфа, как на срамную статую - плод современного искусства - и пытаясь понять, как этому чертову укурку удается это всё совмещать. Он был совсем не рядовым чародеем, но жил тут в дерьме, зачем? Не из-за президентской-то дочки, в самом деле.
Мысли вырисовывались не то чтоб самые радужные. Придя к выводу, что длинноухий приятель точно так же, как они сами, ведет здесь двойную жизнь, но зачем-то решил не скрываться перед ними – а это уже было плохо, потому что все знают, что делают со свидетелями – Телор окончательно приуныл и думать забыл про многострадальную повязку, вспомнив только тогда, когда о ней заговорила напарница. И делать что-либо было уже действительно поздно, даже сама мысль о том, чтобы переться куда-то за поля и до самого утра заматывать эхо ритуала в клубок, вызывала очередной приступ головной боли.
- Не знаю, как это переживу, - не сдерживая сарказма, Телор зевнул. Впрочем, даже из чистого упрямства портить такую удобную легенду было ни к чему, да и они прилично утомились – следовало выспаться хотя бы тот огрызок ночи, который им оставался.

Утро оказалось едва ли радостным – дознаватели тогда, ночью, ещё успели застать тот момент, когда полная луна садилась в далекие тучи, а к рассвету небо так и вовсе затянуло плотным бело-серым слоем облаков, и великое солнце проглядывало сквозь них блеклым диском. Было душно и сыро, в воздухе с самого утра вилась навязчивая, забивающаяся в глаза и рот мошкара, а птицы летали низко, предчувствуя дождь.
Низушек-прораб был хмур и сам зевал, поэтому залегшие под глазами дознавателей синяки легко были им списаны на сонливую погоду, а их неторопливость была воспринята без энтузиазма, но с определенным уровнем понимания.
- После обеда съезжу за материалами в Ларами, - сумрачно пообещал низушек, чью сложную фамилию - Гольцман - Телор никак не мог запомнить и называл его по имени, что Айзека невероятно раздражало, - а то финалка заканчивается. Не налажайте тут. Если припрётся кто-то из общины…
Было видно, что акт подобного общения был бы неприятен никому, так что сошлись на том, что хотелось бы, чтобы не приперлись – да и к чему вообще? Зачем?
Радио в пасмурную погоду работало с помехами, и советы о том, как следует проводить профилактику бруцеллеза у коров, прерывались шумом и довольно фривольными текстами ставшего этим летом невероятно популярного соул-исполнителя. Накладываясь друг на друга, они создавали забавную смесь и это позволяло держаться на плаву - без актов самовольного засыпания над кельмой и тазом с раствором.
Но работать все равно совершенно не хотелось, и любое занятие казалось монотонным и унылым.
- Надо будет в обед заглянуть в город, купить ящик энергетиков, - дознаватель в очередной раз зевнул в рукав, лениво ляпнул раствора и принялся без энтузиазма размазывать, и выходило из рук вон плохо, - не могу больше, давай перекурим.
В трейлере после длительных проклятий и воззваний к великому солнцу нашелся даже блок сигарет: они были чем-то очень дрянным, совершенно очевидно купленным только для того, чтобы выбросить табак за ненадобностью, но его собственные закончились ещё вчера, а без курения Телора ломало и он становился ещё более раздражительным.
Хотя куда уж.
- Может это чёртово радио долбануть как следует? Раньше только так и чинили такие штуки.
Он сделал несколько шагов к раздражающему помехами приемнику, но это оказалось не слишком правильным решением: стена – одна из старых, тех, что были не достроены, но ещё не ими, - вдруг покачнулась и стала медленно заваливаться внутрь.
Радио было раздолбано, кажется, бесповоротно, моментально будучи похороненным заживо под грудой мусора, по Телору ударило осколками пересохшей известки-праймера, рассадив кожу предплечий до крови. Огромных усилий стоило сдержаться, не дать годами отточенным рефлексам победить здравый смысл, не прикрыть таким привычным, приятным, удобным щитом их обоих – маг даже почти растерялся, потом вспомнил, что кроме магии у него есть ещё руки и голова, оттолкнул напарницу с линии огня, хотя основной удар пришёлся всё равно по нему, потому что он оказался ближе.
В воздух поднялась огромная куча пыли, за которой маги едва-едва смогли уловить что-то… не совсем понятное, если так можно было выразиться.

- Жопа, полная жопа, - констатировал Айзек, когда вернулся из Ларами. В воздухе ещё стояла пыль, он дышал через рукав – из-под манжеты виднелась татуировка, размытый якорь и надпись из четырех букв на незнакомом Телору языке - и мрачно осматривал масштабы разрушений.
- Это уже не в первый раз. Перед тем, как предыдущие разъебаи свинтили, одна из внутренних стен точно так же падала. Я уж было думал, что на доме какое-то проклятье, дак эти солнцепоклонники тут всё освящали, ну там, какие-то службы проводили, чтобы фундамент стоял и всё такое. Но вы же останетесь?
Покрытые пылью с ног до головы Телор и Нерис точно так же были мрачны.
- Останемся, - сделав вид, что отвечает скрепя сердце и вообще пребывает в крайних сомнениях, но на что ради лишней бутылки пива не пойдешь, Телор хмурился и цыкал зубом, - но может накинешь, шеф? За сложные условия труда.

Делать пристойную надбавку низушек отказался, и вообще был безмерно расстроен увеличением расходов. Зато отпустил их отмыться и перевязаться – явственно трусил, что работники обратятся в эмердженси, что ему, разумеется, вовсе не было выгодно, но те его убедили, что и сами всё могут, а бутылочка вискаря лечит любые раны.
Бутылочку пообещал принести к вечеру.
- Я не знаю, возможно, за нами таки следят. Может, увидели, что работа перестала стоять, - задумчиво предполагал Телор, отмывая руки в заляпанном застывшим раствором тазу, - а может, раскусили нас. Хотя если раскусили, брали бы чем покрепче – а тут очень слабый заговор, явно рассчитан на обычных людей, припугнуть. Но могло и зашибить. Зато теперь понятно, почему предыдущие работники сбежали. Осталось понять, какого черта местным – наверняка ведь они расстарались – не угодил этот коттедж. Не в том месте стоит? Не по зерриканскому феншую?
Он действительно располагался чуть на отшибе, прямиком среди полей, и община, возможно, была недовольна пусть незначительным, но уменьшением пространства для сельхозработ – хотя, спроси кто Телора, он бы сказал, что кукурузы тут и без того до жопы просто.
Что сказать, лексикон Айзека оказался очень заразным.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+2

23

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Если местные расстарались - то как? Ты чувствовал магию? Я не чувствовала. Все, давай руки.
Царапины на предплечьях аэп Ллойда были глубокими, но совершенно точно неопасными, и Нерис стоило ровно тех же усилий не залечить их два счета магией, что и Телору - удержаться и не поднять щит. Единожды привыкнув решать свои проблемы при помощи колдовства, тяжело было отвыкать даже на время: заматывая руку напарника пожелтевшим от времени бинтом, лишенная привычного инструмента действия чародейка мрачно ощущала себя хромой калекой, неспособной даже на простейшие манипуляции. Как люди живут вообще вот так? Это же словно левой руки лишиться.
Благодаря реакции аэп Ллойда, ее производственные травмы ограничивались несколькими ссадинами, мелкими настолько, что не стоили даже внимания, и единственное, что создавало сейчас неудобства чародейке - это вездесущая каменная пыль, которой Нерис была покрыта так же щедро, как мидинваэрнский кекс - глазурью. Ее, по всей видимости, ждал очередной холодный душ - солнце, словно обидившись чем-то на своих самых праведных последователей, пряталось за облаками, не спеша являть мормонам свой лик и работать водонагревателем для чародейки.
А колдовать, меж тем, все так же было нельзя.
Бинт Нерис обнаружила в аптечке, а ту, в свою очередь, отыскала в трейлере, в одном из кухонных ящиков, задвинутой почему-то за банки со старыми крупами, в которых дохлых жуков было больше, чем, собственно, крупы. В потрескавшейся красной коробке нашлись две упаковки бинтов - пропахших тяжелым лекарственным запахом, наверняка давно не стерильных, но чистых, чего в данном случае было достаточно. Телору процедура, может, приходилась не по душе, но Нерис оставалась непреклонной: возиться по локоть в грязи и строительных смесях с кровавыми царапинами - верный способ довести эти царапины до воспаления, а потом, как известно - гангрена, сепсис и смерть. Она так и сказала, подкрепив свою речь сотрясанием красной коробки, и, видимо, оказалась весьма убедительной, потому что теперь, присев у окна, осторожно накладывала благоухающую анисом и карболкой повязку и думала о каких-то странных вещах - к примеру, о том, что руки у аэп Ллойда оказывались внезапно слишком жилистыми для среднестатистического чародея - рассчитывали сотрудники бюро в первую очередь не на силу. Говорили - да, в общем, аэп Ллойд и сам не отрицал - что до назначения заместителем де Ридо у него была какая-то бурная полевая молодость, подробности которой представлялись Нерис крайне любопытными, но Телор еще вчера вполне однозначно дал понять, что беседовать об этом не намерен, и она сдерживалась, заставляя себя говорить не о личном, а о рабочем.
- Слушай, - внезапно произнесла чародейка, затягивая узелок на повязке, - а для кого вообще этот дом строится? Может, дело в имени заказчика? Гольцман явно торопится, значит, над ним есть кто-то, кто назначает ему сроки. Как бы вызнать, кто это? Эх!
Нерис досадливо поморщилась и раздраженно рванула бинт, отрывая еще кусок.
- Навести бы справки у наших, так ведь начнут спрашивать, зачем нам. А у нас тут вроде как... несанкционированное расследование, за которое нам влетит просто из-за наших фамилий. Давай вторую.
Потом она еще какое-то время молча бинтовала левую руку чародея и мысли ее - странные и неповоротливые, будто бы от предгрозовой духоты - бродили вокруг да около их дела, но ни на чем не задерживались долго.
- Попробую разговорить Айзека. - приняла решение Нерис. - Может, он чего интересное расскажет. Маловероятно, конечно, но пока единственный вариант. Ты постарайся повязку не мочить, хорошо? Со всем жидким я буду работать.
И выпрямилась, выпуская руку аэп Ллойда.

Дождь полил ближе ко второй половине дня - хлесткий, косой, он заливался в оконные проемы и работать в какой-то момент стало совершенно невозможно. Дознаватели спасались от него в трейлере, который, как выяснилось, протекал, поэтому просмотр зерриканских сериалов теперь перемежался со сменой тазиков по углам вагончика, наполнявшихся нескоро, но неумолимо. Трансляция шла серыми полосами, голоса актеров трещали - Нерис, последовав совету аэп Ллойда, аккуратно постучала по телевизору кулаком и печально вздохнула.
- Дождь экранирует.
К вечеру горизонт несколько расчистился - закатное солнце наполняло разметавшиеся по небосводу облака рыжевато-розовым светом, и сизое небо, проглядывывшее между ними, у границы с землей заливалось золотом. Выскользнувшая из импровизированной душевой кабины Нерис, невольно залюбовалась: остановившись на полпути к трейлеру она долго глядела на заходящее солнце, рассеянно выжимая мокрые волосы - среди ровных кукурузных рядов ей снова почудилось какое-то движение - и Нерис была почти уверена, что это неутомимый Креван снова бродит в полях, отыскивая следы Цириллы; но, приглядевшись, чародейка поняла, что ошибается.
Дети, наряженные в яркие желтые дождевики восторженно топали по раскисшей земле, прятались за кукурузой и заливисто хохотали. Странно, что их мормоны-родители позволяли им подобные вольности - но, быть может, они и не спрашивали позволения?
Солнечные лучи вспыхивали на мокрых листьях кукурузы, плясали в лужах, золотили мокрые деревья и сырой камень ступеней. На пороге дома приютилась бутылка виски - Айзек сдержал обещание, но общаться с работниками явно не желал; или у него просто не было сегодня времени на долгие алкогольные посиделки с работягами из Гесо.
После шумного ливня вечер казался каким-то особенно тихим.
- Ты никогда не думал бросить все это? - неожиданно спросила Нерис напарника, спиной ощутив его приближение.
И обернулась, глядя спокойно и чуть задумчиво - заходящее солнце ясно вычерчивало ее профиль на фоне удаляющихся туч.
- Бюро, дознавательство... вот это все. Никогда не хотел заняться чем-то еще?

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:45)

+2

24

Над обещанными гангреной, сепсисом и смертью Телор незаметно посмеивался, стараясь не подать виду – потому что чужая забота была отчего-то трогательной и приятной, и он, будучи в состоянии обойтись и без бинтов (бурная молодость несла за собой бурный же опыт, далеко не всегда ограничивающийся настолько мелкими царапинами), ничуть не сопротивлялся, с некоторым даже удовольствием позволяя госпоже воплощению медицины делать с ним всё, что она посчитает нужным.
- Да, давай так. Если не разговорится за бутылочкой чего покрепче – помнишь про виски, да? – я просто вскрою ему мозги. По пьяни не заметит, - легкомысленно предложил он, щурясь в окно мимо дознавательницы, потом перевел взгляд вниз, на распотрошенную аптечку, - смотри-ка, а тут, кажется, работали земляки нашего Айзека. Знаешь, как его зовут у него на родине? Изя. Только там ещё пользуются этой зеленой дрянью, она токсична. Хочешь, смажу тебе ссадины? Будет красиво, мама в детстве говорила, что у меня есть художественный талант, если вытащу руки из задницы.

Остаток вечера прошёл без происшествий, если не считать бурно разверзшейся грозы, после которой стало легче дышать. Работа проходила спокойно, низушек не появлялся на глаза, видимо, проводя время в тягостных раздумьях относительно целесообразности своей работы здесь, а может, что-то задумывал – Телор раньше не слышал о случаях проявления магического дара среди этого племени, но чем черт не шутит, может это вообще он всё подстроил? Дознаватель почти не херил советами напарницы, всего пару раз заляпав повязки раствором, добросовестно расчистил место завала, и даже на всякий случай прикинул время для восстановления стены – чтобы у Айзека не возникало лишних вопросов, но с производительностью у них сегодня всё равно было так себе.
Несколько минут короткой пробежки под дождём вынудили дознавателей промокнуть, и после такого горячий душ был бы очень к месту: если всё так пойдет дальше, они рискуют разболеться, так что оставленная низушком бутылка была весьма кстати - хоть что-то.
Только сам-то почему не пришёл, скотина мохноногая, а ведь у них, в свою очередь, было к нему столько вопросов.
С досадой цыкнув зубом, Телор забрал бутылку, поколебался, оставить в трейлере или откупорить прямо здесь, окончательно превращаясь из склонного к алкоголизму дознавателя в склонного к алкоголизму работягу из Гесо, но вместо принятия решения сощурился, глядя против света.
- Нет, - ответил на вопрос без колебаний, - сама подумай, кому мы такие нужны? Только не надо говорить про семью и детей, ладно? Лливедд таскала меня к психотерапевту, потому что считает, что у меня посттравматический синдром. А я считаю, что если утратишь реакцию – ты труп. Однажды я вел машину, и на шоссе ветром швырнуло выброшенный чем-то пакет, но это я понял поздно. Потом пришлось писать объяснительную и тратить половину аванса на ремонт, а Лливедд со мной неделю не разговаривала, дулась, решила, что я это специально. Ни в жизнь не поверю, что у тебя с головой тоже всё в порядке – ну, в том, который обычные люди считают правильным. Однажды придя на эту работу, ты с ней уже не распрощаешься. И для обычных людей мы становимся изгоями. Они любят безобидных чародеев, тех, кто делает им пластику и выправляет кривые зубы, а все те, кто спасает жизни – скоты драные и отщепенцы. Будешь?
Напиваться перед ночью, в которой расследование наверняка будет мало того что тяжелым, так ещё и противным – ливень превратил все окрестные земли в жижу – было бы ошибкой, но Телор считал, что глоток-другой крепкого горячительного вполне может отсрочить любые последствия не смертельного, но весьма неприятного переохлаждения.
Желтые дождевики появлялись между стеблей кукурузы то тут, то там, и их владельцам было наплевать на грязь, как, в общем-то, детям и положено. Тревожней было бы, если бы дети вели себя тихо, чинно и вежливо – даже Телор знал, что это могло быть признаком домашнего насилия – но, прислушавшись к тому, о чём болтали цветы жизни, он слегка поменял своё мнение, разом отбросив всю профессиональную тоску, в которую они вместе с Нерис приготовились шагнуть, продолжая нелегкий разговор.
Чёрт бы знает, чем он закончился – с бутылкой-то в руках.
- …а нам тоже надо разыскать желудь и окунуть его…
- …кровь…
- …а давайте будто взаправду приносим жер…
Дергались кукурузные листья, мелькали жёлтые дождевички.
- Ой, дядька! – одна из девочек вдруг подняла глаза и вперила их прямо в Телора.
- Да это бездомный какой-то, - очень громко шепнул ей низенький мальчик и дети, не сговариваясь, отступили в кукурузу. Цветущие верхушки покачивались, свидетельствуя о том, что они отдаляются от трейлера подальше.
- Чёрт бы побрал этот город, - выругался Телор, вручая напарнице бутылку, - схожу помоюсь, будем ползать по лесу чистыми.
Как относиться к услышанному, он пока не решил, но глубоко задумался.

Айзек не явился ни к закату, ни после наступления темноты. К ночи небо почти полностью очистилось, и проглянули звезды. Выждав достаточное время, дознаватели выключили свет и покинули трейлер, памятуя про тряпку, над которой ещё следовало провести ритуал – грязь не грязь, а дела не ждут. Было решено отойти подальше, притом не в ту сторону, где блуждал Креван – кто знал, что этому вечно пребывающему в трипе эльфу в этот раз придет в голову.
Лиственный то ли запущенный парк, то ли лес, был погружен в почти кромешную темноту – забыв сменить аккумулятор в фонарике, дознаватели были вынуждены блуждать почти вслепую, но возвращаться на добрые полмили назад казалось безумием.
К счастью, вскоре обнаружилась едва заметно белеющая, неплохо утоптанная тропа, и дела наладились. Кто знает, куда по ней ходили местные, но, рассуждал Телор, это происходило днём. Рассуждал он ровно до тех пор, пока, практически решив, что уже можно останавливаться и проводить ритуалы в ближайших кустах, дознаватели не заметили едва различимые между зарослями огоньки – можно было бы решить, что это просто местная молодежь, наплевавшая на царящие устои, устроила ночь костров и разврата, но располагались они слишком высоко, так, словно огонь был подвешен на дерево.
- Сходим посмотрим? – подобравшись, шепотом предложил Телор. Тропинка вела как раз в нужном направлении, так что пока что им везло, и ломать в темноте упавший валежник не пришлось бы.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:46)

+1

25

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]- Мы могли хотя бы попытаться, - проговорила Нерис, с прищуром глядя на заходящее солнце, - прикинуться нормальными. Да и мало ли людей с придурью? Где-то бы пригодились, какие ни есть - я постоянно копаюсь в кишках, разве не выправила бы зубы? Тогда, после Риссберга, мне предлагали переселение по программе защиты свидетелей - другая провинция, другое имя, другая работа; жизнь с чистого листа там, где тебя никто не знает. Частная практика, хороший заработок, достойное занятие. Никаких косых взглядов, никаких упреков, никаких ссылок в захолустье ради расследования налоговых махинаций мормонской секты. Я отказалась. Хотя знала, к чему это приведет. Нет, Телор, дело не в том, что мы больше нигде не нужны. Не ври себе. Дело в том, что нам больше ничего не нужно.
Кукурузные стебли подрагивали то там, то тут, обозначая движение детей, что теперь играли на почтительном расстоянии от "пары бездомных". Нерис проводила удаляющегося чародея взглядом полным печальной задумчивости; взвесила на ладони бутылку виски и со вздохом отставила ее в сторону - увы, но не сейчас: как бы ни хотелось сейчас затуманить разум, ясным он на их ночной вылазке пригодился бы больше.
Расплескавшийся закат золотом дрожал в лужах.

В правильности своего решения Нерис убедилась в тот момент, когда поняла, что ее подводит даже незатуманенный разум - надо же было забыть о севших батарейках! - и половину пути чародейка провела бормоча себе под нос неразборчивые ругательства в адрес себя самой, а подворачивавшиеся под ноги коряги только подливали масла в огонь ее раздражения. Ни раз и ни два она была близка к тому, чтобы ударить в ривердейльскую грязь лицом, и на ногах удерживалась то чудом, то помощью шедшего впереди аэп Ллойда; а потом дорога внезапно пошла в гору, и чародейка совсем приуныла.
И лес, и возвышенность, на которой он рос, возникали посреди Ривердейльских равнин крайне неожиданно, будто земля, подчиняясь какой-то неведомой силе, вдруг решила потянуться к небесам, но на полпути устала. Нерис подозревала, что это терриконник старых шахт, располагавшихся некогда на территории провинции: когда-то давно в Ривердейле добывали горючие сланцы, но пыль от шахт и их отвалов в какой-то момент начала угрожать сельскому хозяйству, являвшемуся основой здешней экономики, поэтому разработки быстро прикрыли, а терриконники засадили деревьями, чтобы меньше пылили - этой информацией, почерпнутой из краткой сводки о Ривердейле, Нерис по дороге щедро поделилась с коллегой, что не выглядел заинтересованным, но внимал вежливо и не перебивая.
Хотя в темноте точное выражение лица аэп Ллойда определить было невозможно.
Правда насчет шахт конкретно в этом месте чародейка ничего не слышала, но быть может, ее закрыли очень давно, а сводка была не настолько подробной, чтобы упоминать в ней каждую мелочь - в любом случае, появление внезапного холма никак иначе объяснить было нельзя. Лиственный лес, покрывавший его склоны, уходил ввысь, в темноту, но у вершины будто бы расступался - в темноте Нерис трудно было разглядеть, что там творится вверху, но ей казалось, что и там она различает какие-то смутные отблески пламени.
- Ага, - чародейка сосредоточенно кивнула в ответ на предложение напарника, - идем.
Тропа поднималась выше, петляла меж деревьев и следующие ею чародеи скоро вышли к явно рукотворной поляне - лес даже не расступался, а внезапно обрывался, открывая глазам немалых размеров прогалину, на которой творилось нечто, что чародейка затруднилась бы описать словами: притаившиеся в кустах дознаватели настороженно наблюдали за тем, как пятеро человек в темных балахонах сосредоточенно развешивали по ветвям фонари; еще трое стаскивали в центр поляны дрова и хворост; несколько человек носили корзины с фруктами, а у дальнего края поляны возводили нечто похожее на крупный шалаш.
Словом, по ночам мормоны не скучали.
- Может у них там карнавал, - шепотом предположила Нерис, - или какой-то праздник.
Что представлялось странным, конечно: главным праздником солнцепоклонников всегда было летнее солнцестояние, а до него еще оставалась такая прорва времени, что даже мормоны не начали бы готовиться настолько загодя; кроме того ни один из известных Нерис ритуалов во славу Великого Солнца не предполагал наличия...
- Это что еще за штука? - чародейка ткнула пальцем в сторону конструкции, более всего напоминавшей гигантскую клетку из ивовых прутьев, пустую пока, но Солнце знает, чем местные намеревались ее заполнить.
Один из людей в балахоах, стоявший ближе всего к кустам, скрывавшем дознавателей, встревоженно обернулся в их сторону, и долго вглядывался в темноту, но, так и не увидев ничего среди ветвей, снова вернулся к своему занятию.
Чародейка, зажавшая себе рот рукой, осторожно выдохнула и виновато поглядела на аэп Ллойда.
Прости. Что будем делать?

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:44)

+1

26

- Ага. Оргия, - мрачно буркнул Телор в ответ, настороженно присматриваясь к снующим теням. Люди не выглядели встревоженными, не выглядели озадаченными – всё, что здесь происходило, судя по коротким репликам и лаконичным диалогам, происходило не впервые. Каждый назубок знал свои обязанности, и со стороны это выглядело, как праздник с отлично отлаженной организацией. Вот чего не знал сам Телор, так это того, что, дьявол побери, происходит – и нет, он точно так же понятия не имел, к какому празднику это могло бы иметь отношение. Не то чтобы сам был истовым поклонником Великого Солнца, но кое-какие основы они обязаны были знать - хотя бы для того, чтобы не создавать прецеденты оскорбления чувств верующих.
Наскоро перебрав все более-менее имеющие вес даты, дознаватель покачал головой и замер, опасаясь быть обнаруженным. Тоже перешел на телепатию, стараясь и её сделать наиболее бесшумной и аккуратной – кто знает, может у этих фанатиков здесь и маг где-то припрятан. Он, конечно, всё равно вряд ли сможет что-либо почувствовать на расстоянии меньше, чем в пять шагов, однако следовало быть вдвойне осторожными. Случись что, то свое присутствие в кустах объяснить будет намного проще, чем свою магию.
Игра света и теней создавала дополнительные трудности в идентификации предметов, с которыми имели дело присутствующие. Не было разглядеть и лиц, и знаков различия на одежде, если те были – одно тревожило, праздничные одеяния солнцепоклонников обычно были белыми с золотом, а тут то ли решили, что повод недостаточно торжественный, то ли собирались переодеваться из ежедневных балахонов в праздничные сутаны только после того, как всё будет готово.
Пронаблюдаем для начала.
Стараясь устроиться в кустах поудобнее так, чтобы не произвести излишнего шума, дознаватель потратил прилично времени на поиск подходящего места и выгодного ракурса наблюдений, но после этого можно было следить и слушать, не опасаясь заполучить затекшие ноги, что означало бы полную невозможность бежать, когда возникнет нужда.
А нужда могла и возникнуть, чем дольше маг наблюдал, тем сильнее в этом убеждался. Всё, что тут происходило, ничуть не напоминало ни один из ритуалов, принятых в обществе верующих, зато веяло чем-то древним, варварским, позабытым уже добрые несколько сотен лет. И эта клетка… неприятные ощущения.
Телор проверил сохранность табельного оружия, с которым не расставался и во время сна – его было не так уж просто спрятать под рабочей робой, но в какой-то момент жизни просто начинаешь чувствовать себя неуютно без пистолета.
Знаешь, я как-то раз наталкивался на такое в интернете. Друиды и прочая языческая муть, и вроде как это стало модно среди молодежи, херова туча сайтов на бесплатном движке, полных рекламы про увеличение пенисов. Может и здесь дети решили пошалить, одного в толк не возьму – как мормоны допускают подобное, у них же с таким очень строго.
Некстати вспомнились обрывочные реплики детишек с кукурузного поля, и дознавателю стало до досады неуютно. Отлично и спокойно проверили налоговые декларации, надо думать, пристойно провели спонтанный отпуск.
- …каждый год их ждем, может, спустятся… - и ни единый обрывок разговора не напоминал о Великом Солнце, но в чём было дело, дознаватель понять не мог, только прислушивался, дав знак напарнице сидеть тихо, как мышке – успокоившиеся люди продолжали работу как ни в чем ни бывало, не боясь присутствия посторонних ушей.
Дело спорилось, и вскоре начал разгораться костер – высокий и мощный, жар от него достигал даже кустов, за которыми замерли дознаватели. Одежду загадочные любители странных ритуалов не сменили, так и оставшись в невнятно-коричневых балахонах, и Телору постоянно казалось, что обтрепанные края вот-вот займутся от огня, когда они собрались у костра, подступив к пламени вплотную.
В руках у двоих были плетеные корзинки с фруктами. Кажется, зимние яблоки, но точнее Телор сказать не мог.
- Из нашего пота, - произнес один невнятно и швырнул яблоки в костер.
- Из нашего пота, - повторил за ним другой и сделал то же самое.
- И из нашей крови, - сказал третий и вдруг резко и сильно полоснул себя по запястью; в руке ярко блеснуло.
Твою мать! – маг невольно дернулся, сюжетный поворот застал его врасплох. Адепт неизвестного культа стоял, сосредоточенно закусив губу, и кровь из надреза лилась прямо в пламя, шипя и пузырясь на горящих дровах. Один за другим люди повторяли странный жест, жертвуя собственную кровь огню.
Это нихера не солнцепоклонничество – Телор проявил похвальную наблюдательность, нахмурившись и подобравшись.
Впрочем, оснований для того, чтобы требовать подкрепление, пока ещё не было – ни один из законов не запрещал людям наносить себе увечья, совместимые с жизнью, а эти парни явно не собирались умирать – напротив, покончив с этим варварством, тщательно заматывали руки белоснежными бинтами, а один, отвернувшись от костра, украдкой залил порез чем-то темным вроде меркурохрома.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:47)

+1

27

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Естественно, это было не солнцепоклонничество; и теперь, кроме всего прочего, дознавателям предстояло прояснить, вся ли община разделяла эти альтернативные религиозные взгляды - вспоминая недобрый взгляд пастора и его завуалированные угрозы, Нерис рискнула бы предположить, что если и не вся, то некоторым просто не успели сообщить о смене веры. Творящееся тут уже походило на темный секрет, степень мрачности которого пока что была неопределима: может быть, адепты этого странного культа просто охраняли свою религию от посягательств извне, особенно со стороны истинных солнцепоклонников.
А может, религия их была и не такой мирной, как представлялось - Нерис не любила связываться с фанатиками любого рода, что вечно были полны если не неприятных сюрпризов, то тошнотворно нездорового пыла. Пока, тем не менее, происходящее на поляне выглядело почти благопристойно: добровольное жертвоприношение собственной кровью не нарушало ни один из имперских законов, и совершив его, культисты моментально разбрелись в разные стороны, возвращаясь к своим вполне мирным занятиям. Чародейка еще немного понаблюдала за тем, как фонари занимают полагающиеся им места на деревьях, а потом едва заметно качнула головой.
Пойдем выше.
Тропа, что привела их к поляне, вилась и дальше, хоть становилась гораздо уже - туда, очевидно, поднимались не так часто - и обрывалась дорожка внезапным сетчатым забором, что уходил в обе стороны на сколько хватало глаз. Безобидная преграда, на первый взгляд, преодолеть которую дознавателям не составило бы труда - если бы в перекрестьях проволоки магия не потрескивала так явно, что едва не рассыпала искры; и Нерис, даже не прощупывая защитное заклинания, могла бы предположить, что над снятием такой защиты они с аэп Ллойдом бились бы долго, даже решись они применить колдовство.
И это, кроме всего, означало, что...
- У них есть маги, - чародейка тревожно нахмурилась, - и, судя по всему, маги неплохие. Чувствуешь, как фонит? Там, наверху, видимо, спрятано что-то очень ценное. Что, интересно?
Они пошли вдоль забора, хотя надежда на то, что в столь внушительной защите обнаружится брешь, представлялась весьма призрачной - и, естественно, не оправдалась: дознаватели обогнули весь терриконник, лишь для того, чтобы убедиться - забор опоясывает холм целиком, и заклинание, кропотливо вплетенное в ограду, нигде не дает слабину. Кто-то очень постарался преградить путь наверх кому бы то ни было.
Жаль.
Лиственный лес, уходивший к вершине, был темен и тих - если на поляне ниже кипела работа, то там, кажется, не было ни души: чародейка долго вглядывалась в темноту, но не сумела приметить никакого движения среди ветвей. Значит ли это, что туда не поднимается вообще никто? Может это что-то вроде священной рощи, на которую вообще нельзя ступать смертным? Нерис встревоженно нахмурилась, обращая рассеянный взор к лежащим внизу пшеничным полям - со склона открывался отличный вид на окрестности, и погруженная в свои мысли чародейка не сразу обратила внимание на...
- Гляди, - тронула она аэп Ллойда за руку.
С высоты агроглиф, на который дознаватели наткнулись вчера, читался ясно и выглядел внушительно: огромный человеческий череп без нижней челюсти скалился в звездное небо и будто бы пытался высмотреть что-то среди набегающих туч. Нерис долго разглядывала монструозное творение неизвестного художника, а потом отчетливо спросила - будто бы у Телора, и одновременно у мироздания в целом:
- Да что такое тут творится?..

- Я позвонила Родри. - решительным тоном сообщила Нерис напарнику.
Никем не замеченные - вроде бы - они вернулись в свой трейлер, когда время уже давно перевалило за полночь; но размеры империи в этот раз играли чародейке на руку: там, где они оставили Зануду, время к полуночи еще только-только приближалось, а Родди, ко всему прочему, был законченной совой и оттого звонок поздним не считал.
- Попросила его узнать что-нибудь про заказчика строительства. В частном порядке, разумеется. Он парень хороший, вряд ли выдаст. Если только по глупости. Обещал отзвониться, как только что-нибудь найдет. Ужинать будешь?
Ужин их оставался все таким же убогим и наполовину состоял из бекона, безграничные запасы которого необходимо было как-то уменьшать; зерриканские сериалы сегодня ловились из рук вон плохо, и даже беспокойный Креван не бродил среди кукурузы - и в отсутствие развлечений, чародеям не оставалось ничего другого, кроме как отправиться спать.

Посреди ночи Нерис разбудило... что-то: сонная чародейка не сразу поняла, что именно потревожило ее сон, но едва поняв, обеспокоенно толкнула в плечо спящего у стены Телора.
Кровать в трейлере, увы, была одна.
- Телор. Телор? Проснись.
Рассекаемые жалюзи на полосы, по потолку трейлера метались огни будто бы от автомобильных фар - или словно кто-то ходил под окнами и светил в них ярким диодным фонариком. До утопленной в нише, располагавшейся под самым потолком трейлера, свет никак не дотягивался, и чутко замершая в безопасной темноте Нерис настороженно глядела на окно, силясь различить за ним хоть что-нибудь.
- Что это? - одними губами спросила она у аэп Ллойда.

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:43)

+1

28

Само собой, то, что здесь было, уже ни в коей мере не напоминало пристойную мормонскую общину, и в ночной темноте россказни про гризли и трагическую гибель господина Керидвена приобретали крайне тревожный оттенок – фактически, ему стоило попросту побывать где-то не там в не тот момент, при этом глупо попасться, не имея опыта в подобных вещах. Фактически, дознаватели тоже уже могли трагически погибнуть, и ни одна душа не докопалась бы до того, что это был не несчастный случай.
Словом, отпуск вышел что надо. Спать уже не хотелось – пока они сбивали ноги на холме, и потом, когда медленно шли в темноте, ведомые даже не зрением, а магическими чувствами, и череп, вытоптанный на поле, ложился в эту ночную тревогу, как родной – ну а что, в конце концов, могло быть на таком поле в такой общине? Не Великое Солнце, в самом деле.
Телор твердо решил назавтра, если ничего не выяснится, связываться с руководством и быть чертовски убедительным.

Про чёртову тряпку, принадлежавшую рабочим, он вспомнил только тогда, когда они возвращались через поля домой, в трейлер, с злой усталостью подумал, что на ней, вероятно, лежит проклятье – иначе чем объяснить всю ту arse, которой они любовались уже вторую ночь кряду, не имея ровным счетом никакого времени на личные развлечения вроде магии? Ему, вообще говоря, редко когда приходилось столько не колдовать – и от подобного маг становился нервным и раздражительным, словно магия была чем-то вроде никотиновой зависимости. Вот и сейчас, пока они искалывали ноги кукурузой, мрачно раздумывал, а стоит ли это всё вообще такой конспирации, ещё думал о том, что работать на стройке ему уже надоело, и ещё одно непонятное происшествие, и нужно возвращаться в машину за формой и наручниками, и устраивать то, что местные наверняка потом назовут дознавательским произволом: может, даже войдет в новости и его снова понизят, но что это по сравнению с неведомой хренью, с которой они обычными человеческими средствами сладить-то не могут? Хотя колдунам, особенно таких профилей, тут и вдвоем не сладить – нужно подкрепление, а для подкрепления требуются весомые основания. Что-то серьезнее подозрений, недоказанного покушения и того, что при ближайшем рассмотрении может оказаться простым чудачеством. В конце концов, законами проживание магов в мормонских общинах не запрещено, о чём он и сообщил напарнице.
Впрочем, консультация Родри действительно не помешает – задерживающийся допоздна на работе, тот мог никому не объяснять причины запросов и такой горячий интерес к истории захолустного края, но вот вызнает ли что-то без соответствующих разрешений и с самым низким уровнем доступа?
- Пусть копается, - ответил Телор, - лишним не будет. Я ему дам в ухо, если растрындит.
До конца ужина Зануда не перезвонил, то ли ничего не раскопав, то ли вопреки своим привычкам заснув, и магам только и оставалось, что тоже отправиться спать.

Дознаватель засыпал с плохим предчувствием скорого общения с шефом – человеком по-своему неплохим, но в лучшие годы Телор таких давил сапогом по пятеро за сезон, а сейчас, ишь ты, придется снова позорно вилять и применять дипломатию. На почве этих размышлений снилось невнятное, скомканное, неприятное, воздух в трейлере был холодным и удушливым одновременно, утопленная в нишу койка – тесной, поэтому, когда напарница ткнула его в плечо, вырывая из этого подобия сна, он вынырнул в явь с облегчением.
Огни метались так, словно на приземление заходил пресловутый небесный корабль пришельцев – неужто аэроглиф сработал в качестве ориентира? – но всё происходило в гнетущей, липкой и душной тишине, так что не могло быть ни корабля, ни машины. Замерев в темноте, в ответ на безмолвный вопрос – не будь этого скользящего сквозь щели света, он бы ничего не рассмотрел, - маг едва заметно пожал плечами. Следовало, как минимум, дождаться развития событий, не дергаясь, а после, если повезет, проследить за любопытствующим - или любопытствующими.
А потом решение «не дергаться» показалось ошибочным, потому что, по-хорошему, им вообще следовало бы очутиться подальше. Потому что за пределами трейлера находился маг, маг сильный и знающий толк в сканирующих чарах.
Их спасало то, что он толком не знал, что искать. «Смотрел» по площадям, бесцельно, по обрывочным сигнатурам – о толковом анализе сейчас, разумеется, не шло и речи, - становилось ясно, что их вот-вот накроет телепатической сетью, пока ещё скользящей в отдалении, и тогда дознавателям предстоит завидный выбор – закрывать мысли блоком, выдавая свою выучку, которую невозможно в таких случаях скрыть, либо же бесхитростно демонстрировать неизвестному все размышления. Оба варианта означали раскрытие, а третьего…
Телор судорожно вдохнул холодный и душный воздух, пытаясь найти решение. Не так давно пасынок приезжал в гости вместе со своей невестой – на тот момент она получала ученую степень на одном из дистанционных факультетов Лок Грим и с охотой рассказывала про тематику собственных исследований. Тогда Телор морщился, слова «духовная трансмутация» ему не говорили ровным счетом ни о чем, а готический вид девицы раздражал своей нескромностью, так что примерно половину он пропустил мимо ушей, а потом разразился тот жуткий скандал с Лливедд, потому что Кадваль отрастил длинные патлы и наотрез отказался стричься, и…
Конечно, она испугается. Потом, вероятно, даст по морде, не раз – и это будет целиком заслуженно. Обзовёт мерзкими словами, может, даже напишет докладную – тоже заслуженно. Страх, боль, неожиданность – эзотерические учения говорили о том, что это является сильными триггерами, и Телор избавляется от остатков этих связных мыслей, в душной темноте вжимая в простынь, накрепко сжав пальцы на запястьях, вдавливая до синяков.
Думай только об этом.
И когда телепатическая сеть достигает их, вызывая неприятную щекотку в районе затылка, накрывает вероятный крик губами - без насилия, почти извиняясь. Работа, в конце концов, не всегда повод быть грубым мудилой, а Нерис, несмотря на свой статус напарника, прежде всего женщина. Мягкая, хрупкая, очень беззащитная сейчас.
Думай об этом.

Это длится слишком долго, чтобы суметь сдержать себя в руках, и когда эхо удалившейся магии гаснет, ему едва достает воли разжать пальцы – увлекся, зараза, - и скатиться набок, стараясь не глядеть напарнице в глаза, но темнота упоительно позволяет все подобные слабости.
- Я, пожалуй, сволочь, - очень спокойно говорит дознаватель, - схожу, проветрюсь.
Ночной ривердейльский ветер швыряет растрепавшиеся волосы в лицо, уши улавливают шум мотора – машина с потушенными фарами и габаритами, шорох покрышек, номера не разобрать, а стрелять наобум в темноту – значит только похерить всю ту конспирацию, которая требует жертв.
Будь проклят этот Ривердейл, с досадой подумал дознаватель, ставя пистолет на предохранитель.
В конечном итоге этой ночью каждый остался при своем, а назавтра он свяжется с шефом и начнет втихую надирать задницы.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:47)

+1

29

[icon]http://s5.uploads.ru/aQE8X.jpg[/icon]Главной проблемой Нерис, хорошо известной ей самой и не раз озвученной ее мачехой, была привычка слишком много думать; и сейчас, лежа во мраке на смятой постели, отчаянно стараясь унять бешеное сердцебиение, чародейка невидящим взором глядела в потрескавшийся потолок и думала - сбивчивые, путанные мысли алыми всполохами прожигали темноту век.
Потом она спустилась вниз, зажгла настольную лампу - рыжую, едва живую от старости и пыли - достала из кухонного шкафчика свою папку с личными делами и с преувеличенной аккуратностью принялась раскладывать бумаги на кухонном столе. Лист ложился к листу: карты местности, снимки видов ривердейльской общины, короткие выдержки из рапортов, редкие заметки о происшествиях, финансовые отчеты, фотографии первых лиц здешнего захолустья - пастор, пара влиятельных спонсоров и активистов - и, наконец, материалы из дела о пропаже Рыса Керидвена, якобы съеденного медведями. Нерис выкладывала их, как пасьянс; так, будто в ее действиях была какая-то система; так, будто она понимает, что делает и чего пытается добиться этой бессмысленной возней; и когда последний лист занял свое место, чародейка, ссутулившись, тяжело оперлась руками о столешницу и прерывисто выдохнула.
Не прошло. Сделалось хуже, собралось в давящий комок в груди и осталось там - наливаться силой и болью, вызревать, чтобы в самый неподходящий момент прорваться отвратительной истерикой, злой и некрасивой, за которую потом будет очень стыдно.
Нет, так нельзя. Это может помешать работе - а у них, как говорила недавно сама Нерис, не было ничего, кроме нее; и если свои чувства не жаль запинать за грудину, запереть в реберной клетке и оставить там умирать в одиночестве, то работе мешать нельзя. Работа была больше, чем оба чародея вместе взятые; ее нужно было выполнить так или иначе, потому что если нет - на что они окажутся годными?
В ночную прохладу Нерис упала, как в воду - не трудясь даже отыскать обувь, босиком по траве она решительно направилась к чародею - едва различимый в ночной темноте, он немым изваянием замер у ворот, будто пытался высмотреть что-то за ними - и сердце глухо колотилось в груди, задавая ритм каждому ее шагу.
Левой. Левой. Левой. Левой.
Звонкая пощечина в глухой ривердейльской ночи звучала громко, как выстрел.
- Никогда больше так не делай, - отчеканила Нерис, в строгом взгляде которой было на удивление мало злости.
Глаза ее блестели сухо и ярко, как у больного лихорадкой.
- Я не знаю, как ты там привык работать, но здесь мы - напарники. Ты и я - это все, что сейчас есть друг у друга, хочешь ты этого или нет; и пока мы не поймем, что за дрянь тут творится, пока не прибудет подкрепление, все останется так. Если тебе неважны мои чувства, то думай об этом, как о вещи, которая может спасти наши шкуры в ситуации, когда промедление будет смертельным. Как о вещи, которая может утопить нас. Мы и так оба по уши в дерьме на работе, и если ты хочешь в нем остаться - это твой выбор, но не тяни меня на дно вместе с собой. Проклятие, да я тебе жизнь должна не бояться доверить - и я не боялась все это время! Не ломай этого, Телор. Может, твоя Лливедд была права, когда таскала тебя к терапевту. Может, у тебя и правда посттравматический. Может, она напрасно не потащила тебя еще и к психиатру. Может, тебе не зря прописали ежемесячное освидетельствование. Солнце великое!
Она выдохнула и закрыла лицо руками.
Правая ладонь горела - похоже, она самую малость перестаралась с силой удара - и ровно так же горело на губах послевкусие непрошеного поцелуя; и сдавленные запястья чуть немели - завтра на тонкой коже наверняка проступят синяки, а их не свести даже, потому что магией пользоваться нельзя, теперь, когда их явно ищут чародеи, - особенно. Обида, вспыхнувшая мгновенно и ярко, как сухой ельник, прогорала так же быстро, и отступающий адреналиновый всплеск оставлял после себя легкий озноб и мелкую дрожь. Нерис запустила пальцы в волосы, замерла так на несколько мгновений, обратив лицо навстречу прохладному ночному ветру, и глубоко вздохнула.
- Прости. - глухо проговорила она. - Прости. Я... мне не стоило, извини. Мне.. мне жаль, что я все это наговорила. Что бы ты ни сделал, ты все сделал правильно, и благодаря этому нас не заметили... и необходимость превыше... извини. Извини, пожалуйста.
Она замолчала и молчала какое-то время - сорвавшиеся с языка слова оставляли горькое, как полынная настойка, послевкусие.
- Когда мне было шесть, - ровно заговорила она, - отчим опять явился домой пьяным. Шумел на кухне, искал еще бутылку, я спустилась. Стала просить, чтобы он перестал, просила, чтобы не пил больше, ревела. Думала, слезы его разжалобят. А он схватил меня за руку, швырнул об стену...
Даже в темноте было видно, как она кривится.
- Врать не буду, ничего такого он сделать не пытался. Просто бил; да я и не думала тогда о таких штуках, но когда поняла - потом - вдруг сделалось так страшно. Сама мысль о том, что пожелай он, то смог бы сделать это с легкостью... Само это чувство бессильного страха и беспомощности... оно селится в тебе, и ты живешь с ним всю жизнь, и оно заставляет тебя обмирать каждый раз, когда кажется, что вот сейчас...
Она осеклась и замолчала еще ненадолго.
- А виски остался?..

Отредактировано Нерис (23.07.2017 16:43)

+1

30

Нерис все-таки была в чем-то удивительной женщиной. Привыкший жить с Лливедд с её бесконечными истериками и упреками, Телор довольно часто получал по морде, и не только по ней – в доме регулярно приходилось заменять двери на целые, а чёрные подкопченные пятна на обоях были уже чем-то вроде декора. И после всего, что произошло, реакция напарницы казалась ему на удивление рассудочной.
То есть он бы понял, если бы это был бы удар кочергой по затылку - просто потому что женщины терпеть не могут быть орудием личного эгоизма. Какие бы причины тому ни были.
Так что к середине её речи он почти проникся – ну, насколько это вообще применимо к куску бревна – и мысленно сам себе пообещал извиниться. К концу - уже не знал, куда себя деть, даже все слова, которые вместо извинения готовы были вырваться в качестве тупого, раздраженного возражения, перекрутились и встали в новом порядке, с совсем с другим смыслом, а потом и вовсе рассыпались.
- Остался. Пойдем, - глухо ответил Телор, не глядя сунув пистолет за пояс.
Щека горела.

Вечер откровений начался тяжело и нелепо, и магу было нечем отвечать на то, в чём призналась Нерис, таких вещей у него в жизни не было. Были другие – собственно, тем, кто сильнее тебя, совершенно неважно, какой у тебя пол, если можно попросту бить, бить со вкусом и много, но женщинам всё равно сложнее - по многим причинам.
- Ты спрашивала, что случилось перед тем, как меня сместили, - неровно, вроде как не по сути, начал Телор. Осекся, занеся бутылку над стаканом, потом плеснул не жалея. Стакан забрал себе, бутылку подтолкнул по направлению к напарнице, - так вот, было почти то же самое.
Нерис, в общем-то, права во многих вещах. У Телора было не всё в порядке с головой, но не из-за перенесенных стрессов, и птср был не при чем. Очень часто эта черта становилась причиной конфликтов или нелепых неприятностей, иногда – чем-то более трагическим.
- Ловили одного мудилу с севера. Гоэта. Если помнишь… хотя нет, дело до сих пор засекречено контрразведкой, кажется. Я руководил небольшой группой, мы его выслеживали очень долго, и наконец нашли, но он как-то почувствовал, что ему сели на хвост. Долго вилял, и сумел нас заморочить до того, что ему удалось взять заложников. Много… людей тридцать, кажется. Да не простых - госслужащие, и даже один член конгресса. Ридо тогда сказал, что придется идти у гоэта на поводу и выполнять все условия. Я отказался. Потому что считал, что его поимка – превыше всего. Нарушил приказ, повёл группу на штурм. Тогда он убил их всех, принес их в жертву, провел какой-то ритуал. После - убил моих парней, в живых нас осталось двое из десятка, и то чудом. А потом взорвал половину квартала, точное количество жертв так и не выяснили. В газетах, разумеется, списали все на теракт.
Телор едва удержался от того, чтобы не зажечь сигарету пальцами, щелкнул зажигалкой – пьеза сбоила, а может, просто пальцы не попадали куда надо.
- Патологоанатомы после вскрытия сказали, что у него был рак, четвертая степень, метастазы в печени. Он бы не жил долго, месяц-два максимум. Если бы я тогда выполнил приказ… то все бы выжили. Но я считал, что цена результата неважна. К чему это всё…
В плафоне рыжей настольной лампы с шумом билась крупная ночная бабочка.
- Необходимость превыше всего, да. И я сделаю это ещё раз, если возникнет нужда, сделаю многие плохие вещи. Это не значит, что мне это приносит удовольствие. Не значит, что я люблю демонстрировать превосходство, я не люблю. И это не значит, что ты не должна писать на меня рапорты и жаловаться шефу, или, к примеру, не должна обижаться и бить.
Слово «прости» никак не лезло на язык, хотя проявление гордости в данных обстоятельствах было полным мудачеством.
- Можешь дать по морде ещё раз, если тебе будет от того легче. Или высказать всё, что думаешь. Сейчас, когда от этого ничего не зависит. Заслуженно. Я не отвечу.
Одним глотком допив добрую половину стакана, дознаватель закончил:
- А потом все-таки схожу, поработаю с гребаной тряпкой. Поспи. Я нескоро вернусь.
Примерно до утра.
[icon]http://i.imgur.com/hDr2RUc.jpg[/icon][sign]абонемент на пиздец и большую картошку, пожалуйста[/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (17.07.2017 16:45)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hell yeah Hallelujah


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC