Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [12.09.1271] Сказ о моряке, кровососе и бабьем бунте


[12.09.1271] Сказ о моряке, кровососе и бабьем бунте

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/t/ZMXvB.jpg

Время: вечерело.
Место: где-то в бескрайних лесах на юге Каэдвена.
Участники: Коркют, Регис.
Краткое описание: чаще всего можно получить бабу в обмен на монеты. Но иногда получается и бабу обменять на монет! Коркют решил не побрезговать и воспользоваться чудесным случаем. Забавно, как велик шанс встретить в дремучем лесу славного защитника девичьей чести! Но обо всём по порядку.
NB! Баба реально буйная!

Отредактировано Коркют (12.07.2018 01:20)

0

2

Весело насвистывая какую-то простенькую мелодию, Коркют уверенно вёл лодку по безымянной лесной речке. Погода для сентября стояла отличная, хоть уже и начинало холодать. Но предвкушение скорой наживы приятно грело душу, а потому пират был готов мириться с некоторыми неудобствами. Особенно в прелестной компании.
Девица в грязном зеленом платье ворочалась у изголовья, постоянно пытаясь перевернуть скромное судно офирца. Офирцу это не нравилось и он лишь изредко угрожал ей дать по лбу веслом, после чего она мигом затихала. Бабенка, надо сказать, была славная: молоденькая, фигуристая. Да и личиком приятная. Тем интереснее выглядело его мероприятие. А обстояло оно так. В таверне Ард Каррайга к пирату подсели незнакомцы. Говорят, мол, знаем мы тебя, шельма бородатая. Посулили денег. А делов-то: схватить какую-то сельскую девчонку, да свезти её в деревушу Малые Васюки на границе.

— Ну что, птенчик, поворковать не хочешь?
— Я с вами говорить не желаю, мерзавец.

Коркют молча пожал плечами. Желание дамы — закон. Однако, обстоятельства были странные. Сдалась она без всякого сопротивления, даже не орала раненой кобылой. Вы, сударь, похититель? Милости просим! Хотя для верности пират её все же связал. Удивляло и её спокойствие, перемежающееся с вспышками какой-то животной ярости. Но сильнее всего удивляла её … Вежливость. В сельским бабах, видит Вечный Огонь, Коркют толк знал. Только ни одна из них не выражалась, как бывалая студентка Аретузы. А эта вот — выражалась. Наверняка за заказом стояла какая-то интересная и шокирующая история. Только пирату было всё равно. За сплетни ему не платили. А за это очаровательное создание в зеленом платье — монетами не самого малого номинала. А уж в борделях или корчме он потом соврет, что была то баронская дочка со стражей из сотни достойных мужей. Которые, вероятно, не раз с ней роль мужа и выполняли. Коркют похабно улыбнулся.

Причалив к берегу, пират по-шутовски поклонился девице и закинул её на плечо. Ночью плыть по незнакомой реке, пусть и мелкой, не было никакого желания. Выбрал полянку поприличнее, Коркют привязал дамочку к дереву и улёгся на траве. Подперев голову рукой, он свистнул:
— Птенчик!
— Отстаньте, я с вами не желаю говорить.
— Да и , милочка, не дока в диалогах. Тогда давай вот как: сначала я съезжу тебе по морде. Вы, северянки, это любите. Потом порву твоё миленькое платьице. Сама глянь: сиськи так и просятся наружу! Ну а там уж ты поймешь, какой я молодчик и отдашься мне на грязной засранной поляне, — сверкнув золотым зубом в закатном солнце, пират улыбнулся. Насиловать её, конечно, он не собирался. Но почему бы не раззадорить девицу? Пусть хоть поплачет для приличия. В конце концов, её похитил злобный и три дня не мывшийся офирец. Хотя, конечно, выглядела она соблазнительно и свежо. Но может так статься, что заказчик не оценит его любовных стремлений. А ведь обещанная сумма достаточно велика, чтобы перетрахать потом половину шлюх Аэдирна. Коркют считать умел. И тут, увы, рынок молвил своё слово: эта зазноба выходила дороговато для простого пирата.

Девушка поморщилась. А Коркют лишь шире улыбнулся. Но резко вскинув голову, она пристально вгляделась в глаза пирата. Да таким взглядом, что офирцу аж не по себе стало. Это был взгляд убийцы, злобной бесовской твари. Что уж точно никак не вязалось с милой девчушкой в платье:
— Я, ишак, тебя через сраку наизнанку выверну. Буду купаться в крови, раскидывая кишки. Твой череп — моя добыча. И жизнь твоя окончена, — пират удивленно вскинул бровь. Вот чего-чего, а такого он точно не ожидал. Прошли годы, когда кто-то последний раз покушался на его сраку, особенно таким злодейским способом. Рука сама метнулась проверить метательные ножи. Все на месте. Значит, девчушка ничего не уперла и не планирует, когда он уснет, перерезать путы, а потом и его глотку.
Блеф. Это так мило.
Сразу же после тирады, девушка опустила голову и замолкла. Стала такой, какой и ожидал видеть её Коркют: пусть и испуганной, но все же гордой. В общем, ничего не изменилось. Разве что поглядывал теперь на неё пират с ноткой тревоги.
— Спи, дура. Выходим на рассвете.
Хотя спать совсем не хотелось.

+1

3

Живя на этом свете уже не одну сотню лет, и даже побывав некоторое время на свете том, Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, а для друзей и личностей близких исключительно коротко – Регис, знал, что стерпится – слюбится. Или, как говорят бородачи-краснолюды, то, что на соплю не склеить, то удержит клепка.
А ещё Эмиель Регис прекрасно знал, что если не совать свой нос в чужие дела, то проживешь намного дольше. Вот только интерес от такой скучной, малодушной жизни будет весьма и весьма сомнителен. Наверное, именно поэтому на старческую голову то и дело сваливались приключения разной степени тяжести.
Сказать честно, будь Регис чуть-чуть умне, то он бы остался лежать в зарослях ивняка, слушая шелест запоздалых цикад и посвисты укрывавшихся на ночь в своих гнездах птиц. Остался бы любоваться вспоротого алыми всполохами заката неба, дождался бы ночи, растворяясь в её летней прекрасной, нежной до одури темноте без остатка.
Но вместо этого Эмиель Регис, заслышав шепот волн о борт лодочки, приподнялся, высовывая гордый любопытный нос из ивняка. А затем поспешно скрылся от прозорливого взгляда, внимательно разглядывая причаливших к берегу.
Что-то подсказывало, что лучше скрыться отсюда побыстрее. Глядишь, разрешится всё само-собой, полюбовно. Но некое дрянное чувство, поганое, как теплый самогон, не отпускало высшего вампира, заставляло его недовольно скрипеть зубами и морщить старческий лоб. Кто бы мог подумать, что, прожив на свете не одну сотню лет, тебя загрызет собственная совесть.
И Регис уже был готов выйти из зарослей, обратиться к незнакомому похитителю и его жертве, предлагая решение конфликта самым банальным способом, на который только способен человек, но несчастная жертва, внезапно, разразилась такой тирадой, что Эмиель едва не уронил себе под ноги челюсть. К слову, случись такая оказия, то высший бы вампир очень бы жалел.
Жертва, как оказалась, была жертвой необычной. А дело приобретало самый невероятный оборот. И Эмиель Регис не был бы самим собой, если бы не покинул убежище, выходя на засыпающий берег.
- Добрый вечер, милостивый сударь и милостивая госпожа, - Регис деловито поправил сумку с аптечными травами, собранными этим вечером. Пахнуло чемерицей, ласточкиным зельем и базалисом. – Я заплутал в лесах, а бродить на ночь в одиночку – затея дурная. Не возражаете, если я пережду ночь с вами?
Зная, что его сейчас пошлют – емко и недобро – Регис неспешно потянул завязки сумки, не глядя запустил в нее руку и извлек на свет глиняную бутыль.
- Для согрева, - пояснил вампир. – Спиртовая перегонная настойка на корнях мандрагоры. Попросту говоря, самогон.

+1

4

Хрустнули ветки и Коркют резко подскочил. Вот знаете, это определенно форма насмешки Предназначения. Можно сколько угодно бродить по лесу и не встретить ни одной живой души. Но стоит ступить на чудную полянку в компании похищенной бабы, как тут же начинается! И это ещё хорошо, если не егерь. Но как знать — может быть и хуже.

От сухого высокого незнакомца нестерпимо воняло. По отдельности запахи может и представляли собой изысканный букет трав, но в общей мешанине только раздражали нос пирата, привыкшего к соленому морскому воздуху. Но сильнее удивляла … Безучастность этого гостя. Крайне сложно было не заметить надежно привязанную к дереву девку. А ему, казалось бы, совершенно безразлично.
— Шел бы ты, дядя …, — незнакомец Коркюту не нравился. Начиная от взгляда и заканчивая седыми бакенбардами, он выглядел здесь совершенно ни к месту. Но пират быстро сменил гнев на милость, — Но, впрочем, чего тут по лесам блуждать? Оставайся, милсдарь, гостем на поляне будешь.
В Офире много поверий, всю нелепость которых Коркют смог осознать только здесь, на Севере. Но одну он помнил всегда: никогда не заговаривай с ночными путниками. Скользящие в ночных тенях коварные мариды с удовольствием растерзают и пожрут любого, кто вздумает обратить на них внимание. Детская сказочка, которая волшебным образом накладывалась на действительность: может демонических духов встретить и не доведется, но вот разбойников и убийц — запросто.

Но он не тянул на убийцу. Да и разбойника. Коркют прислушался — засады не было слышно. И даже щебетания птиц, казалось лес замер. Разве что речка продолжала журчать как ни в чем не бывало. Цокнув языком, пират извлек дорожные стаканы. Приняв от незнакомца глиняную бутыль, он в два стакана плеснул пойло. поляну тут же накрыло запахом спирта. Однако, с пикантными нотками — видимо корешки были особым ингредиентом, добавляющим напитку более яркую палитру вкуса. Немного подумав, в свою стопку пират льванул немного воды из дорожной фляги. Надо же и распробовать неожиданный гостинец.
— НУ-с, чудесный незнакомец, раз пришел с дарами — наслаждайся нашем гостеприимством в полном объеме. Чего изволишь? Есть травка примятая, мох мокрый. А хочешь — девку на ночь предложу. Для согрева, — похабно улыбнувшись, Коркют отсалютовал незнакомцу стопкой. Но тут же посерьезнел, — Но не хочу смущать дорогого гостя! Можешь начать с рассказа кто ты и откуда, да путь куда держишь.

Перегонная настойка, пусть и была разбавлена водой, мигом прожгла внутренности Коркюта. Пират довольно поморщился и с шумом выдохнул. Самогон был крепок, как удар боевого коня по роже. С примерно таким же эффектом. Пусть пират и не захмелел, но мигом ощутил прилив тепла. Опасное состояние: в таком хочется или упиваться дальше, или озорничать. Но озорничать чревато, особенно в компании незнакомца. Пить — тоже. Что не остановила пирата от того, чтобы снова налить себе этого дикого пойла.

Девка дернулась, чем и привлекла внимание Коркюта. Истерично перебирая ногами, она пыталась освободиться от пут. Сопела, кряхтела, но молчала. Пират с ухмылкой подивился: вот она, цена слова! Сказала, что общаться с ним не желает, вот и не общается. Но вскоре она затихла, тихонько ухнув под нос. Это становилось всё страннее, да странее. Но какая разница, если есть самогонка и собеседник, пока не покажется солнце?
— Вот, скажи же, одни проблемы с девахами, а? Завтра весь день ещё ноги топтать, а она буйствует. Хотя могла бы сидеть себе, посапывать, — в этот раз Коркют сильнее разбавил самогон, а потому пился он на редкость приятно. Незнакомец решил пока не обращать внимание на девку, а пират и рад. Значит, он может ответить тем же и почитать её состояние привязанности к дереву как совершенно нормальное и естественное, — Удивительное дело. Леса здесь — дремучее некуда. И глаз сомкнуть страшно! Боишься, что чудь какая из лесу полезет.
Коркют лукаков взглянул на собеседника. Тот пока никак себя не проявил жуткой чудью из страшных сказок, но время ещё есть. Пусть он с виду и спокойный, пират всегда помнил главное правило.
Не заговаривай с ночными путниками.

+1

5

Иногда следует отказываться от своих принципов и идеалов. И пусть после в приличном вампирском обществе станут говорить, что Эмиель Регис - чудак и отшельник, снова пил со своими людьми самогон собственного производства, но сейчас высший вампир ни капельки не сожалел о разлитом по дорожным чаркам перваче.
Мандрагора была как всегда великолепна, прохладно обжигающий напиток юркой змейкой скользнул в желудок, а в носу приятно задергало, засвербило, защекотало. Эмиель Регис довольно поморщился, вдыхая аромат ночи, наполненной задремавшими травами и сыростью прибрежных водорослей. Сейчас, когда алкоголь приятным теплом разливался по его телу, а тьма всё больше вступала в свои права, несчастный пришелец с дурными намерениями и не менее дурными предложениями даже не знал, как близок он к собственной погибели. Ведь окажись на месте Эмиеля некто менее порядочный, то быть беде. А так... покажет время.
- Зовут меня Эмиель Регис, и я - цирюльник. Врачеватель. Лекарь. Как угодно, - высший вампир добродушно пожал сухими плечами и пододвинул ночному собеседнику стопку. - Собираю травы, готовлю притирки, припарки, настои и снадобья.
Скупая улыбка скользнула по мертвенно-тонким губам, не размыкая и не обнажая зубы.
- Например, как то, что мы имеем честь пить.
Высший вампир прикрыл глаза, дожидаясь, пока его нежданный собутыльник наполнит стопки. А затем, взяв предложенную, задумчиво поводил ею из стороны в сторону, взбалтывая содержимое.
- И если уж я представился, а напиток, сдается мне, не такой уж и отвратный, то с кем имею честь его уничтожать? Откуда путь держите и кто эта милостивая государыня, что мерзнет в стороне? Быть может, нальем и ей? Для согрева.
Регис сочувствующе посмотрел в сторону девушки.
- Да и, не сочтите за наглость, я бы её от дерева отвязал. Замерзнет, простудится, затекут суставы и спина, на утро будет кричать так, что сюда сам Хенсельт прибежит, а за ним и вся королевская рать. Но это лишь совет глупого старика.

+1

6

— А я, Регис, Коркют — капитан и покоритель морей!, — отсалютовав стаканом, офирец снова приложился к настойке. Ну до чего же хороша, главное распробовать. Уже совсем стемнело и незнакомец, который поначалу в немалой степени напряг пирата, оказался славным малым. К тому же, лекарем. Пусть Коркют и был рожей весьма нечестных правил, лекарей он уважал. В конце концов, не раз они ставили его на ноги после какого-нибудь неудачного абордажа.

Продолжая пьянствовать, пират нет-нет, да и поглядывал на девку. Та уже совсем присмирела, только изредка поднимала голову и смотрела на двух замечательных во всех отношениях людей, спокойно обсуждающих её не самое простое положение. Это даже нравилось: тишина, покой и никаких странных угроз, которые не сулили ничего хорошего или приятного. Но такое смирение со своей судьбой не только удивляло, но и заставляло задуматься. Почему, куль её за ляжку куси, девчонка не пытается договориться или, на худой конец, не зовет на помощь Региса? Такой поворот событий Коркюту был по нраву из-за своего удобства, но совершеннейшим образом бесил из-за некоторого налёта скуки. Какое же это похищение и приключение, если он в итоге больше похож на посыльного, таскающего, к примеру, коробочки?
— Видишь ли, друг мой Регис, не могу я её развязать. Эта самая государыня, уверен ты слышал, совсем недавно обещала со мну … Мне, звиняюсь, — Коркют отрыгнул, — В общема, ничего хорошего со мной сделать не хотела. А я по очевидным причинам не хочу, чтобы меня через сраку наизнанку выворачивали.
Пират пожал плечами. на его вкус, объяснение вполне себе удобоваримое. Действительно, такое мало кто в свою сторону захочет. Не выдержав, офирец громко расхохотался.
Нет, ну было в этом что-то бесконечно прекрасное! Эмиель явно не так прост, если позволяет себе наблюдать за страданиями девчушки. Поднявшись, пират шутовски поклонился цирюльнику:
— Ну всё, всё! Чертяка … Убедил. Развязать не развяжу, но сугреть бабенку надобно. А то ведь и в самом деле околеет, куда её потом такую?, — шатаясь на неровных ногах, Коркют приблизился к своей пленнице. И с каждым шагом становилось всё тревожнее. Особенно сейчас, в ночи. Подойдя на расстояние вытянутой руки, пират по-молодецки свистнул, — Эй там, за бортом! Девочка, ты с нами? Водочки будешь?

Девочка не отвечала. будучи личностью нежной и кое-где даже ранимой, Коркют со всей хмельною силой обиделся: вот ты со всей душой, а она тут из себя барышню строит. А за пределами борделя, где каждый слой приличия с склизким звуком бесстыдства сдаётся перед очередной монетой, пират такого отношения не терпел. Он, в конце концов, себя тоже не из лужи выловил. Ухмыльнувшись, офирец выплеснул из дорожной фляги воду на лицо девушки. Та наконец обратила на него внимание. Увы, не в той интимной форме, в какой хотелось бы старому капитану.
“Так, мохнатые сиськи барсучихи, это ж бесота какая-то”, — попятившись, Коркют упал на зад и озадаченно склонил голову. То на офирца, то на цирюльника смотрела пара огромных глаз-бусинок. Девка, если это ещё можно было называть девкой, несколько раз дернулась. Платье расходилось по швам, а её тело набухало и росло, что булка на дрожжах. И ведь верно же про мохнатые сиськи подметил: все тело пленницы было покрыто короткой черной шерстью. Морда вытянулась и обнажила исполинских размеров резцы. И не успел Коркют успеть до усрачки испугаться, как смотрела на него огромная крыса. Размером с эдак тройку лодок, установленных друг на друга.
“Всё, допился, старый. Нахерачился мандрагоры, лежишь где-то на полянке, да ссышься под себя. Вот же ж цирюльник, а таким приличным показался, морда”, — пират глупо хихикнул. И только когда крыса пронзительно взвизгнула, Коркют резко вскочил на ночи:
— А, ни хера не допился! Эмиель, беги!, — следуя своему же совету, офирец петляя рванул за деревья. Он не был уверен, что цирюльник услышит его, но на всякий случай Коркют все же прокричал, — Через сраку вывернет!

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [12.09.1271] Сказ о моряке, кровососе и бабьем бунте


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC