Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Море и рыбки


Море и рыбки

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

История о том, как Валь из назаира и магистр Шеаллах де Танкарвилль попали на типичную южную свадьбу с типичными южными семейными разборками, порчей, сглазом, домашним вином и неприятностями.
Корабль до Баккалы отменяется.
Море всё еще теплое.
В принципе, отличный отпуск, если бы не пара нюансов.
[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (18.06.2018 14:52)

+2

2

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Родное южное солнце прекрасно, когда холодными зимними вечерами с тоской вспоминаешь о синем-синем море у берегов порта Баккала и поющих в винограднике цикадах. Беспощадная реальность, включающая в себя раскопки в дне пути от побережья, полмесяца лежала на них испепеляющей жарой, головной болью и ослепительными бликами на осколках белого мрамора. Ночью едва-едва становилось лучше, но с каждым разом призывать пресную воду становилось все сложнее, и по окончании раскопок Валь вздохнула с несвойственным себе облегчением.
До Гроттамаре добирались верхом: идея принадлежала коллеге, который, похоже, переживал период обострения отношений с Капитулом, а развлекательную часть взяла на себя Валь, приободрившись от мысли о недолгом пребывании на побережье, она даже легко пережила дорогу, расщедрившись на прохладный ветерок и неспешное обсуждение найденного, пока лошади шли в белой пыли, среди поросших ежевикой остатков каменной кладки.
Тогда ей казалось, что день не кончится.

- Вы вернулись, госпожа чародейка! - хором высказались Лусита, Лучита и Луччана, тройняшки, одна из которых выходила замуж завтра вечером, но Истредд так и не смогла запомнить, которая именно, хотя представляли каждую подробно и витиевато. Сейчас сестры что-то торопливо нарезали и раскатывали во дворе под орехом - надо думать, в рамках подготовки к свадьбе. Неизвестно, спали ли они вообще, потому что Валь, проснувшаяся на рассвете, встретила их под тем же орехом по пути на море, а сейчас солнце поднялось достаточно высоко.
Было жарко, сонно и всё лень. Учитывая, каким образом они с коллегой оказались в гостях у почтенного семейства купца Веспуччи, следовало бы находиться настороже, но не тут-то было - каждый глоток воздуха призывал поспать в тени, и сложно было даже вспомнить, что прошлым вечером сам купец буквально валился в ноги заезжим чародеям, притом, обращаясь к Шеаллаху и явно считая его земляком, умолял остаться и присмотреть за ходом свадьбы, потому что, значится, враги и конкуренты, а еще у женишка семейство одни змеи, наверняка все испортят, говорят, там ведьма на ведьме, и подкладов на смерть молодым они уже неисчислимо нашли.
Даже, вроде, иголки в невестином платье.
Целительница здорово подозревала, что их там забыла швея, но для родителей это были иглы из мертвецкого савана, и никак иначе. А еще, конечно, бабка Розина - а она знает! - сказала, что лицо невесты говном на стене не просто так нарисовали, а со злым умыслом.
Выражение лица магистра Танкарвилля в этот момент Валь не унесет с собой в могилу, ибо это было только начало.
Так как у жениха тоже были обеспокоенные родственники.

- Вам, госпожа, жарко наверное с непривычки, - соболезновала Лусита (или Лучита, пойди их пойми), наливая мятный чай в расписную чашку, - как же вас сюда занесло, в наши края, у вас, поди, вовсе лета не бывает?
- Я из Назаира, - Валь едва приоткрыла глаза. Белая рубашка одной из сестер, которую она использовала вместо платья, была ей, минимум, на три размера велика, и потому не только создавала приятное ощущение прохлады, но еще и позволяла не держать осанку непрерывно, в отличие от нарядов, к которым чародейка привыкла. Так что сейчас она почти дремала, закинув на стол ноги.
- Вот и я говорю, - закивала девица, для которой это было один черт глубоким севером, - а правда, у вас там все белое, даже совы? А там все вот так картинками разрисовываются? А что это значит?
- Значит, что я злая ведьма и ем людей, - грустно сказала Валь в надежде избавиться от расспросов, но вызвала только восторженный писк, который тут же стал еще восторженнее.
Потому что на каменном крыльце показался магистр Танкарвилль, видимо, привлеченный ароматом завтрака, который по-южному готовили во дворе. Надо полагать, для него и расстарались, ибо купеческие дочери явно считали его дьявольски привлекательным, а “дикую северную” его коллегу, к счастью, не рассматривали в роли конкурентки, а то, надо думать, она уже нашла бы у себя в туфлях какую-нибудь могильную землю.
Потому как, если верить родителям жениха, ведьмой здесь была каждая баба, вышедшая из младенческого возраста.
- Доброе утро, коллега, - чародейка нехотя сняла ноги со стола и свернулась в кресле, - море сегодня теплое, вы еще можете успеть до полудня.

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (18.06.2018 16:28)

+2

3

- Доброе утро, - сумрачно отозвался коллега, прямо на ходу дозатягивая ленту на волосах. Педантично одернул рукава рубашки, украдкой зевнул в ладонь и снова невольно припал взглядом к пейзажам.
Пожалуй, это было одной из причин задержаться тут.
Море, занявшее полгоризонта, переливалось всеми оттенками серебра и бирюзы, и, привыкший к совсем другим водам – ну вот таким, в которых после минуты отнимает от холода руки - он оказался гипнотически заворожен этим разнообразием красок, так разительно отличавшемся от тысячи оттенков серого, присущих его родине.
Капитул со своими проблемами, конечно, тоже сыграл не последнюю роль в принятии решения, и от мысли о возвращении к делам Братства между лопатками пробегала неприятная дрожь – потому магистр де Танкарвилль с необычайной стойкостью переживал местную жару, для обитателя холодного Крейдена ощущавшуюся настоящим пеклом, и как-то даже поделился со своей спутницей откровением насчет того, что начал находить в ней своеобразную прелесть.
И враньем это было лишь отчасти.
Тем не менее, комментарий коллеги всё равно ощущался добродушной издевкой – спроси кто магистра, он бы заявил, что теплое здесь абсолютно всё и всегда, и иногда даже чересчур. Теплым было море, теплым был воздух, ночью – всего лишь как парное молоко, днем он раскалялся так, что возникало ощущение, будто вдыхаешь песок; теплыми было вино, постель и вода для умывания, и даже собственные мозги представлялись неким разжиженным от жары варевом, по этой причине отказавшись воспринимать всерьез абсолютно что угодно. Шеаллах не мог избавиться от ощущения, что вся эта история со свадьбой является ничем иным, как фантазией разомлевшего в послеполуденной дреме собственного разума, потому даже не пытался запоминать ни имен, ни деталей, ежеминутно ожидая, что проснется. На перекрестные обвинения обеих сторон предстоящей свадьбы магистр иронично улыбался в ладонь, даже не пытаясь удержать лицо, всё остальное слушал вполуха, а магический фон даже не проверил, потому что в таких местах, как ему казалось, не могло происходить ничего такого - просто потому что не могло. Рассудите сами, сказал он Валь вчера вечером, любая бабайка, проникни сюда – и та бы расклеилась, закинула ноги на стол и проживала дни в бесцельной лени, впадая в дрему ожидания между завтраком и обедом, и изредка спускаясь к морю в бесплодной попытке охладиться - как максимум, пошла бы воровать соседей вино из подвала, потому что там оно холоднее, но ничего серьезнее.
Местные, упрямство которых могло спорить по твердости с каменным деревом или скалой, всё же пребывали в стойкой уверенности, что если пока что даже ничего и не произошло, то обязательно что-нибудь произойдет – Шеаллах, чьи южные корни начинались и заканчивались исключительно генетикой, хотел было по своему северному обычаю рявкнуть и заткнуть обе стороны разом, но тут как раз принесли восхитительно ледяное вино, и он забыл.
Что действительно подкупало – их тут кормили, притом отлично, и какими бы ни были причины такой расположенности (магистр де Танкарвилль испытывал какие-то смутные подозрения), грешно было бы не принимать эти внезапные дары мироздания.
И никаких угрызений совести.
- Мэтр! – обрадовалась та, что была то ли Луситой, то ли Луччаной, - на юге взаправду ходят люди с волчьими головами?
Чародей опустился в плетеное кресло - перед ним мгновенно возникла чашка с чаем, которую он принял с рассеянным кивком.
- А действительно если пойти в полночь на холм голышом и позвать по секретному имени, из-под земли выскочит суккуб и ну… это?
- А если нож в подоконник забить, от нечисти защитит?
- А это правда, что мэтресса людей ест?
За годы затворничества абсолютно растеряв умение общаться с кем угодно, кроме некоторых коллег, магистр испытывал некоторые затруднения с поддержанием беседы, потому принял решение промолчать, однозначно зная ответ только на один из заданных вопросов. Дрянные шутки воспринимались местной публикой до изумления успешно – может, в целом оно было и к лучшему, но в этот самый момент Шеаллах тщательно давил все пришедшие в голову мысли про осенний коллегиум и то, как эта спокойная женщина сожрала троих магистрантов с потрохами.
Во-первых, дело было сугубо интимным.
Во-вторых, ей, как и любой уважающей себя чародейке, никогда не составляло труда, бросив укоризненный взгляд, жрать первого попавшегося под руку ближнего, притом иногда исключительно из педагогических соображений. Со стороны зрелище завораживало, вблизи непредсказуемо вызывало определенный азарт - Шеаллах, сам себя за него упрекая, неизменно раз за разом приходил к выводу, что сам-то разумеется не собирается рисковать, и потому вел себя с Валь подчеркнуто прилично, хотя бы вот просто из уважения к её опыту, силам и личности в целом.
Пауза затянулась, и почтенный магистр с некоторым усилием отвел брошенный искоса взгляд.
- Это всё очень скучно, - с прохладцей произнес он, уверенно глядя сквозь сестер, - давайте я лучше расскажу про закон положительного притяжения якоря к тангенциальным структурам заклинаний раннего периода черных сеидхе?
- Вы вот такие умные слова знаете, мэтр, - с упреком произнесла то ли Лучита, то ли Луччана, - а про то, что подброшенная на порог заговоренная земля со свету сживает, и не знаете!
Мэтру парировать было нечем.

- На самом деле я не собираюсь ничего проверять, - несколько извиняющимся тоном объяснял магистр Танкарвилль, в качестве жалкого подобия искупления своей вины предложив локоть для опоры, - просто так сказал, чтоб они отвязались. С простыми людьми так сложно, забьют себе голову какой-то дурью и маются, везде выискивая не подклады, так проклятья, не проклятья, так чертей и оборотней.
Он совершенно позорным образом сбежал, прихватив с собой коллегу, и теперь убеждая себя в том, что тем самым спасает ее от ужасной участи быть заболтанной всякой чепухой насмерть; истина же состояла в том, что в этой прогулке они, если повезет, не сдохнут от жары, и едва ли этот удел будет меньшим из зол, но если выбрать путь на тенистой части кипарисовой аллеи и не высовывать нос на солнце…
- Нашла! – родственница со стороны жениха вывалилась на них, как привидение, прямо из жестких зарослей лавра. Чародей, не ожидая такой подлости, даже вздрогнул, и с некоторым усилием разжал рефлекторно собравшуюся в открывающий боевое заклинание жест ладонь. На улыбку, даже кривую, не было никаких сил, но для очистки совести он все-таки осведомился:
- Что нашла?
- Подклад! – шепотом взвыла женщина и сунула мэтру под нос что-то, в чем он спустя минуту опознал грязный обрывок тряпки, - на женской крови!
Магистр предусмотрительно задержал дыхание.
- Настоянной на кладбищенской земле! – торжествующие закончила тетушка и еще раз помахала прямо перед глазами.
Шеаллах, собирая остатки терпения и закрыв глаза, бросил первое, что пришло ему в голову, в надежде отвязаться:
- Мы с коллегой как раз собираемся на жальник, узнать, какие ритуалы там проводили.
- Так я вас это, провожу! – с энтузиазмом поддержала инициативу заинтересованная сторона.
Мэтр, вздохнув, пришел к прискорбному выводу, что ему вообще лучше с людьми не разговаривать - и мысленно извинился перед спутницей ещё и за это.
[icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

4

Ходили слухи, будто магистр Танкарвилль компенсирует гнусным характером от природы невысокий рост. Если бы кто спросил магистра Истредд, то она бы честно сказала, что считает эти слухи пущенными самим магистром Танкарвиллем, дабы хоть чем-то себя оправдать. У нее лично, впрочем, характер магистра никаких отрицательных эмоций не вызывал, более того, к ней Шеаллах всегда был так подчеркнуто вежлив и доброжелателен, что Валь заподозрила бы подвох, не будь тому подвоху уже несколько лет плодотворной совместной работы. Ее все устраивало, и прогулка эта тоже: коллега говорил, она загадочно молчала, ощущая себя той самой бабайкой, которой лень есть что-либо, кроме салатов - ну, может, еще не отказалась бы от стакана ледяного вина и персика. К объяснениям чародея Валь отнеслась более, чем благосклонно, если считать за отношение рассеянный кивок и не менее рассеянный перебор пальцами по локтю.
- Великое солнце, неужели мы и правда туда пойдем? - с печалью спросила она пустоту, когда тетушка (или бабушка?) жениха бодрой ланью ускакала вперед, - коллега, вы будете мне должны.
Ну вот хотя бы за перспективу таскаться по неведомым кустам босиком. Кроме того, она считала, что жальников с нее хватило за последние недели на восемнадцать лет вперед, неважно, что они эльфские и им многие сотни лет.

Приветствовал их многоголосый хор насекомых в траве и скачущие во все стороны из-под ног кузнечики. Валь наклонилась, чтобы пройти под веткой дикой сливы, наступила на несколько упавших плодов и тихо выругалась под нос. Тропинка в пожелтевшей траве вела их вглубь, между покосившимися каменными надгробиями, с одного из которых на нежданных гостей смотрела разомлевшая от жары малиновка, а с другого весело блестели улиточьи дорожки.
- Не знаю насчет ритуалов, но рецепты у них здесь интересные, - лениво сказала чародейка, с печалью разглядывая свое полное отсутствие маникюра, прямиком от лучших мастеров лопаты и щетки, - надеюсь, внутрь не употребляют. У меня нет столько сорбентов… у меня их вообще с собой нет.
Вот что еще было ценно в Шеаллахе, так это то, что он безусловно понимал то, что сама Валь считала шутками, и даже поддерживал - до сих пор подобное она привыкла видеть исключительно от сына, но там, конечно, виноваты генетика с педагогикой, а тут, не иначе, природная совместимость, идеальная для совместной научной работы. Так что можно было расслабиться и не обмахиваться белым платочком.
Будто бы она это когда-то делала.
- И какого дьявола, позвольте спросить, - вытирая ногу об траву, поинтересовалась чародейка, - мы собираемся…
- Вот! Нашла! Кошмар! Ужас! - раздался вопль из-за полынных кустов. Валь сорвала сливу, неспешно обтерла об “платье” и надкусила, не без демонстративности.
- Хотите, дам половинку?

“Кошмар и ужас” взирал на них пустыми глазами осьминога с двери чьего-то склепа. Магистр Истредд откашлялась:
- А вот это, коллега, помните, мы говорили о неожиданных заимствованиях из атрибутики древних прибрежных культов? Разумеется, местные жители не понимают, о чем идет речь, и считают эти знаки…
- Да что тут не понимать-то! - возмутилась бабушка (или тетушка?) жениха, - это ж Веспуччев этих склеп-то! Все знают, что они нечестивые и морскому дьяволу продались, потому и восьминог у них везде! А тут вона жертвы приносили! Мертвякам своим, значит!
Справедливости ради, на пороге склепа действительно лежала собака.
С грубо распоротым брюхом.
Валь сделала шаг назад, чтобы не наступить в подернутую пленкой кровавую лужу - магией здесь, ясное дело, и не пахло, но дураку было ясно, что никто этому не поверит.
“Коллега, есть идеи?”

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

5

Есть. Есть идея, что все вокруг – дегенераты.
Магистр мрачно посмотрел на собачий труп, над которым вились жирные зеленые мухи, тоже остановился и с аппетитом надкусил предложенную половину сливы.
Тетушка чуть позеленела и подарила им полминуты тишины – которые, между прочим, были потрачены на философские раздумья насчет того, отчего никогда ничего не идет так, как хотелось бы. А казалось бы – солнце, море, что ещё нужно для счастья?
- Нет, ну это без сомнения ритуал, - признал Шеаллах, вернув себе этой репликой половину утраченного было доверия со стороны тетушки жениха, но целью это, разумеется, не ставя - просто констатировал очевидное, потому что, что бы там не происходило с магическим фоном на самом деле, местные совершенно однозначно трактовали собственные действия как наведение порчи или наговор. Самым поганым являлся тот факт, что некоторые области магии, к превеликому сожалению, не подчинялись строгим рамкам здравого смысла и при должном желании со стороны обуянного чрезмерным энтузиазмом, но совершенно неумелого проклинателя все же воплощались в жизнь. Прмяо-таки гоэтия по карманному руководству, только ещё хуже. Расследовать такие случаи представлялось проклятьем само по себе – попробуй разберись в хитросплетениях интуитивно накрученной фиготы так, чтобы не сойти с ума, еще и получи при этом результат.
Шеаллах поморщился.
Потом холодно осведомился:
- Уважаемая, а ты, случайно, эту собаку сама сюда не подбросила? Больно уж быстро нашлась, уж прости за подозрение.
Тетушка от возмущения замолкла, и пока она набирала в легкие побольше воздуха для гневной отповеди, Шеаллах бегло рассмотрел повреждения, пришел к выводу, что вспорото больно уж криво - не то ножом, не то отжившим свой век серпом (что представлялось более вероятным, потому что инструмент более угрожающий и почему-то оттого считается в народе более ритуалистичным) - и едва подавил в себе желание вытереть испачканные в соке пальцы о подол тетушки.
Ну а что – свою одежду портить не хотелось, платье коллеги еще послужит для других слив, к слову, удивительно сладких для дички, а добрая женщина все равно изъявляет желание помочь, так что пусть каждый служит для того, на что годится.
- Знаете что, - засопела тетушка, подбоченилась и уложила ладони на крутые бедра, - я вам ни флорена не заплачу, вы, шарлатан…
Магистр без спешки все-таки вытер пальцы - пока протестующий визг нарастал от контральто до меццо-сопрано – потом одним коротким жестом прервал это всё (вместе с панически нарастающей волной возмущенных мыслей) и сел на ближайшее надгробие.
- Сорвите еще пару слив, пожалуйста, вам ближе.

Спустя час весь Гроттамаре уже знал, что на кладбище что-то случилось. Мнения различались – кто-то утверждал, что лично видел там Белую Даму, кто-то – что своими глазами наблюдал настоящего высушенного упыря, наиболее циничные предрекали нашествие расхитителей могил, сама же госпожа Грассо, ничего не помня, тем не менее утверждала, что нечистая сила затянула её на жальник с целью обесчестить и потом в момент слабости вызнать, где хранится фамильное серебро и набор золотых ложечек для десертов. И совершенно все приходили к выводу, что знак волнующий - и как бы предстоящая свадьба не сорвалась.
Никаких следов проклятий чародеи не нашли – ни на кладбище, ни около; где-то за пределами города чуть подрагивали нити силы, но слишком слабо, чтоб это можно было считать даже колдовством знахаря-самоучки. Нервное напряжение разрасталось подобно грибам после хорошего дождя – у одной из тройняшек случилась истерика, две других разругались, кто-то обнаружил на невестином покрывале мелкую дыру и теперь, трагически причитая, пытался замаскировать следы зашивания на грязном столе, намного более заметные, чем, собственно, был заметен дефект, и сохранять спокойствие посреди всего этого с каждой минутой было всё тяжелее.
К обеду обнаружилось, что в комнату чародея подбросили мертвого дрозда с черной лентой на ноге.
- Я, конечно, польщен, - ядовито прокомментировал магистр де Танкарвилль, - но это переходит все пределы разумного. Такое ощущение, что они соревнуются, кто наколдует больше. Почтенные мэтры остаются не у дел.
Брезгливо подцепив птицу за кончик когтя, он вышвырнул ее назад в окно, и  из кустов под ним тут же донесся перепуганный вопль.
- Я следил, - оправдывался младший брат тройняшек, - чтоб никто порчи не наделал!
- Ты, - ласково ответила мать невесты, держа в руках осколки разбитой необычайно красивой фарфоровой гусятницы, которой уже было не суждено украшать свадебный стол, - ирод проклятый! А ну иди сюда, я тебе уши поотрываю!
- Это совершенно невыносимо, - констатировал чародей с досадливым вздохом, - абсолютно. Как насчет того, чтоб выследить тех, кто это делает, и оторвать им всем уши?
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

6

- Яйца, - мрачно сказала Валь, в некоторых вопросах бывшая типичной чародейкой, но совершенно без типично чародейского лоска, - я предлагаю оторвать им яйца. А у кого нет, тем пришить и оторвать.
У нее были свои условия если не для счастья, то для хорошего отдыха. Они включали море, солнце и еще две позиции, одной из которых был покой, а вот с покоем не сложилось. Что касается второй, то после расставания с Йеном Валь думала о ней исключительно с тоской и досадой человека, который стоит перед неприятной дилеммой.
Довольно сложно жить, когда мир состоит из коллег и пациентов, а с теми и другими иметь дело ты зарекалась в равной мере. Приходится искать другие плюсы, и от того еще обиднее, когда их отнимают.
Если были способы качественнее испортить Валь настроение, то она их навскидку вспомнить не могла.
Дрозд, разумеется, никакой магией даже и не пах, обычная дохлая птица, судя по характерно потрепанным перьям и свисающей набок головке - задушенная котом. Мрачно сдвинув брови, магистр Истредд даже раскинула над владением Веспуччи тонкую сеть чар, чтобы определить, не завелось ли тут вдруг какого-нибудь очередного городского юродивого с даром, но всё было тихо, если не считать трепещущих обрывков очень древних чар на тех золотых украшениях, что они с Шеаллахом выкопали всего дней шесть назад.
Или…
Валь открыла глаза и в упор посмотрела на коллегу - слегка насквозь. Не соскочивший с языка вопрос был, по сути, риторическим, при совершенно любом раскладе она не могла представить себе ситуацию, в которой  Шеаллах де Танкарвилль зачем-то разделяет артефакты на две части и одну уносит куда-то вглубь двора.
Истредд молча опустилась на чужую постель, позабыв извиниться, и так же молча передала снятую проекцию - одним из приятных моментов совместной работы была возможность о таких вещах не предупреждать.
Было невероятно тоскливо и досадно.
- Давайте проверим по списку, - предложила она после длинной паузы, хотя и в том, что кто-то их хозяйских родственников украл парочку артефактов, тоже сомневалась.

Как и следовало ожидать, всё лежало на месте: и два широких браслета, и диадема, украшенные геммами из редкого минерала, меняющего цвет в зависимости от освещения - сейчас геммы были желтые и походили на злые глаза - и даже рассыпавшийся на звенья тяжелый пояс из золотых пластин. Чем они были когда-то зачарованы, всё так же было не определить на первый взгляд, да и на второй тоже, а распутывать то, от чего осталось практически одно воспоминание, следовало совсем не здесь. Чары, буквально истлевшие, тонкие и хрупкие, будто старинное иссохшее кружево, будто паутина, были одновременно и едва ощутимы, и очень узнаваемы, вызывая непроходящее желание постоянно прикасаться к ним, как к собственным, вымытым и расчесанным, волосам.
Их ни с чем было не спутать. Все они были здесь - и одновременно дрожали паутиной на солнце где-то в зарослях за кипарисовой аллеей, может быть, в винограднике, или в крапиве рядом.
- Ничего не понимаю, - нехотя заключила чародейка.
Прогулка по кипарисовой аллее в полдень, думала Валь, что может быть самоубийственнее? Только поход в виноградник. Впрочем, если все будет так же, как начиналось утром, то почему нет.
- Давайте возьмем вина? - вздохнула она, - Я заморожу.
Первая попытка отдохнуть, и вот так бездарно...

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

7

- Какая отвратительная мысль, - с тоской глядя в раскаленный полуденным зноем, почти светящийся воздух, честно признался магистр, но быстро поправился: - я имею в виду перспективу идти по такому пеклу на поиски, но что поделать. А насчет вина идея отличная, я сейчас спущусь и позаимствую бутылку – если не вернусь через минуту, можете считать, что я сошел с ума от этого бедлама, или меня там сожрали. Как люди по своей воле соглашаются на подобные мероприятия? Это же еще хуже, чем осенний коллегиум. Не забудьте про туфельки.

- У меня нет никаких предположений, - задумчиво, подправив душевное здоровье с помощью двух глотков чего-то сливового, невероятно украшенного навыками госпожи Истредд, Шеаллах оглядел фронт работ через звенящее жаркое марево, уверенно игнорируя чьи-то окрики со спины. Явление еще одной дохлой твари он бы перенес только с том случае, если бы ей оказался зачинщик мероприятия, снимать очередное проклятье поспешил бы методом тесного контакта лопаты с головой просящего, подклад бы засунул первому попавшемуся под руку человеку в совершенно не предназначенные для того отверстия, а ни на что другое их звать не могли - и потому ради всеобщего здоровья следовало сделать вид, будто чародеи внезапно лишились слуха.
Кипарисы расчерчивали резкими черными тенями неровную каменистую дорогу - слева от нее до горизонта тянулись виноградники, справа в украшенных отцветшим аконитом зарослях крапивы и диких роз оглушительно стрекотала саранча, и где-то во всем этом великолепии совершенно случайно завалялись древние артефакты эпохи ранних черных сеидхе. Стоило укорить себя за недальновидность, вот проверь они с Валь магический фон ещё вечером – сейчас бы уже всё нашли, и плевать на эту свадьбу.
Если вчера вечером было что искать.
В этом, после всех вскрытых собак и дохлых птиц Шеаллах не был точно уверен – с местных, подумал он, осторожно разворачивая платок с облегчающим поиск артефактов артефактом, станется притащить сюда какую-нибудь убийственную штучку в качестве очередного подклада.
Или, с той же вероятностью, ею просто подпирают дверь летней кухни.
Настоящая тонкая магия не имела ничего общего с красочными ритуалами, сопровождающимися если не потреблением крови девственниц, так с искрами или дождем – со стороны они выглядели, как двое подергивающих пальцами блаженных, замерших над мутным опалом в потемневшей филиграни; спустя десять минут безмолвия и бездействия Шеаллах открыл глаза и с досадой констатировал:
- Не выходит. Давайте по старинке.

Вино из подмороженной бутылки изрядно скрашивало существование тогда, когда все-таки пришлось сначала идти по аллее, поднимая невесомое облако песка даже самым легким шагом, потом разворачиваться и все-таки уходить в сторону, в виноградники - здесь они наконец-то избавились от пристального любопытства скучающих глаз, скрывшись за могучими лозами целиком. Цикады тут совсем обезумели и звенели настолько оглушительно, что можно было с легкостью сойти с ума, а комья давно не потревоженной дождем земли рассыпались в бурую пыль под ногой – и единственным неудобством, кроме жары, была полнейшая невозможность найти то, что они искали. Все магические средства, казалось, только сбивали с пути – кое-как пробираясь (а изредка даже продираясь) между рядами, чародеи кружили, пока не вернулись к своим собственным следам.
Феномен интриговал - если бы не то, что вино неумолимо заканчивалось.
- Ничего не понимаю, - неосознанно повторив реплику коллеги, высказанную получасом ранее, Шеаллах остановился и отдал бутыль Валь, - даже если оно закопано, детекторы должны давать более точную информацию. Разве что там рядом валяется что-то еще, что сбивает все чары. Куча металла, чистое серебро или что-то вроде того. Давайте вернемся и возьмем еще? Я отказываюсь переживать эту вакханалию в трезвости.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

8

Угу, мрачно подумала Валь, туфельки. И добавила кое-что еще, тщательно закрыв мысли, чтобы не оскорблять коллегу и, вероятно, друга, неожиданной лексической редупликацией. Если бы у нее с собой были туфельки…
Однако, Шеаллах был прав, и потому пришлось переодеваться - нижняя рубашка невесты с сапогами в комплекте выглядела бы слишком эклектично. Таскаться же по жаре в том, в чем они копали руины, оказалось тяжело - вот поди пойми, что человеку в жизни надо.
Судя по тому, как быстро кончилось вино, человеку (людям) надо было хорошенько выпить: чародейка устала стращать себя и коллегу коварной простудой и отдалась, так сказать, на волю случая - чему вино особенно помогало. Так что к этому моменту она была настроена более, чем философски.
Ну не нашли - и не нашли. Завтра найдем. А если нет - вообще наплевать. Не то, чтобы их жизнь или репутация от этого зависела.
- Мы что-то не с того начали, - печально сказала Валь, но вместо какой-нибудь гениальной идеи поиска добавила, - всё это ваши северные привычки, кто же пьет винсанто до заката?
Она лично в такую жару и после не рисковала бы: то самое “со сливовым вкусом” вино, сделанное из подсохшего на солнце винограда, било в голову и более подготовленных, а пить его неохлажденным можно было исключительно в мороз. Как его употребляли местные, для Валь до сих пор оставалось совершеннейшей загадкой, примерно такой же необъяснимой, как неуловимый след от присутствия древних артефактов.
Но ее еще в Аретузе научили, что понижать градус - последнее дело.

Во внутреннем дворе было пусто: даже в преддверии праздника и перед лицом необходимости к нему готовиться, местные чтили традицию послеполуденного отдыха, и потому поместье Веспуччи выглядело так, будто вымерло. Над столом, липким от пролитого утром сиропа, жужжали осы и, в принципе, больше ничто не нарушало тишину.
Чародейка нехотя убрала руку с локтя магистра Танкарвилля - в последние пару минут ей казалось, что вся эта конструкция создана исключительно, чтобы подпирать друг друга и не оставить в беде товарища - и многозначительно подняла палец:
- Вино придется брать самим.
Звучало тоскливо, и Валь с несвойственной себе печалью добавила:
- Я бы лучше на море сходила, а тут броди по этим зарослям. Ну почему мы всегда находим себе работу, даже когда не собирались?
Воздух терпко пах этолийским орехом и травами. Дверь погреба не была заперта, и оттуда тянуло сухой прохладой винных подвалов, стоило ее чуть приоткрыть - спустившись на ступеньку вниз, магистр Истредд типичным отточенным жестом еще не смертельно, но уже почти пьяного мага, повесила в воздухе “светлячок”.
И замерла.
- Так… слушайте, коллега, это может быть здесь, внизу, - она обернулась, стараясь фокусировать взгляд на резком силуэте Шеаллаха, который как раз рисовался на фоне дневного неба - будто тушью, серьезно, - просто глубоко, а не зарыто, вот мы и путались. Там ведь земля, потом балки, и воздушные пустоты, а от них всегда сбоит.
И еще, думала Валь, бесстыдно разглядывая ряды бочек, раз уж они сюда пришли, следует устроить кое-кому экскурсию, чтобы впредь не приносил винсанто в такое время. Мысли о градусе ее уже не беспокоили совершенно, что же касается древних артефактов, она находила это чем-то, вроде возможной награды - по правде, до сих пор не до конца веря в то, что это не какая-нибудь затейливая аберрация.

… - Это, - хорошо поставленным голосом прирожденного лектора вещала Истредд, передавая Шеаллаху ледяную чашу, - прошлогоднее атири, белое сухое, если уделить немного внимания послевкусию, то вы обнаружите нотки жасмина - то есть, так говорят имперские сомелье, и у меня нет причин им не верить, но по-моему, жуткая кислятина, им только моллюски и запивать. А вот это аидани, выдерживается всего три месяца, и… да черт возьми, где красное? Коллега, вы не поддержите меня на пути вон к тому повороту? Кажется, я видела там что-то, подписанное, как…
Она остановилась.
Вдохнула.
- Это здесь. Вот там. За бочкой?

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

9

- Знаете, - проникновенно ответил Шеаллах коллеге, чародейке, и, вероятно, другу, - я пребываю в глубочайшей уверенности относительно того, что после трех-четырех бокалов на жасмин становится глубоко… наплевать.
Прогулка от виноградника к подвалу хоть была и достаточно кратковременной – потому что путь был проложен напрямик во имя госпожи Истредд и её желанию покончить с зарослями поскорее – но основательно так подпекающей, и потому то, что в зимний вечер едва-едва бы скрасило беседу, не нарушив ни прохладной вежливости интонаций, ни четкости дикции, ни выверенности движений, сейчас натворило дьявол знает что, хотя, как в очередной раз вздохнул про себя магистр, этот шаг был совершенно осознанным.
В подвале стало легче – но не лучше. Прохлада совершенно не прочищала мозги, а начав пить, в такие дни уже было сложно остановиться – потому магистр Танкарвилль кротко кивал, покорно слушал объяснения и совершенно не пытался вникнуть в букет – в основном потому, что уже не чувствовал вкуса.
Печаль, в которую впали оба чародея, только ухудшала обстоятельства, потому что отметала любые причины прекратить хулиганить – потому Шеаллах, аккуратно поддержав госпожу чародейку под локоть, сначала наполнил холодную чашу, лед на которой, о чудо, уже не требовалось обновлять каждую минуту, красным из указанной бочки, и галантным жестом, лишь чуточку подпорченным отсутствующей координацией, подал её спутнице, а уж потом опустился на глиняный пол, истоптанный сотней ног.
Подвал был очень старым.
Без шуток – пожалуй, в нем можно было даже потеряться, и тем более забавным казался тот факт, что бесценный артефакт, зачарованный чародеями погибшей сотни лет назад цивилизации, валяется не то чтоб у входа, но близко, и буквально просто так, заботливо завернутый в шерстяной платочек с нелепой вышивкой, в даже не запертой деревянной шкатулочке, вышедшей из-под резца какого-то местного мастера, судя по четкости линий и симметричности фигур, тоже не чуждого греху винопития.
Артефактом было тяжелое ожерелье – Шеаллах поморщился, пытаясь не нарушить тонкой вязи заклинаний, но все-таки как следует рассмотреть – кем-то бездарно и грубо переделанное в намек на монисто, и только чудом не утратившее своей силы.
Самым сложным в этом всём казалось встать – голова, и без того гудящая от событий начиная со вчерашнего вечера, наконец наполнилась приятным ненавязчивым звоном, нарушать тональность которого чародею показалось настоящим кощунством. Отдых, в конце концов, напомнил себе почтенный магистр, потому хулигански махнул рукой на все, что там надо, и устроился прямо на полу, подтянув ноги под себя на офирский манер.
- А самым интересным является то, - с азартом произнес он так, будто продолжал только что прерванную речь, - что тут явно было что-то ещё, причем весьма недавно. Вот.
Он продемонстрировал шкатулку, в которой лежал и второй платок, форма расположения которого явственно намекала на совсем недавнее существование чего-то более массивного, ныне оставившего только воспоминание о себе.
- Я чувствую флер заклинаний, едва заметный, но всё же. Мы не первые расхитители подвала, кто-то был тут до нас и унес эту вещь совсем недавно. И у меня в связи с этим только два вопроса, госпожа Истредд – помните ли вы путь назад, и не стоит ли нам не трезветь до самого утра, пока всё не поуляжется? Меняю предложение сходить искупаться ночью на еще одну чашу красного.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

10

Госпожа Истредд думала, что если верить словам архимагистра Рансант, то замутненный алкоголем и иными веществами рассудок - первейший из врагов уважающего себя исследователя. Если верить поступкам архимагистра Рансант, то она с врагами своими не просто примирилась, но и завела бурный роман, причем, совершенно не мешающий ей ни жить, ни исследовать. Да и вообще, без врагов ни один серьезный проект в Риссберге не обходился.
С другой стороны, ей еще никогда не приходилось проводить в таком состоянии больше трех часов подряд, и это тянуло на интересный эксперимент - так думала Валь, сидя на полу и в упор разглядывая изуродованную безделушку. Рассудок попытался было вскинуться, но всухую проиграл сухому красному (что-то из любимых шуток Нейрина), и чародейка достигла, наконец, того самого просветленного состояния, в котором уже пребывал магистр де Танкарвилль.
Вставать было катастрофически лень, потому она просто протянула руку и отправила чашу по воздуху до бочки, не особенно интересуясь тем, когда это действие станет невозможно.
- А так ли важно ее помнить? Неужели я уговорю вас войти в море? Да еще и ночью? - Валь была ну разве что самую малость саркастична, по правде говоря, Шеаллах и ночные купания у нее в голове плохо складывались в стройную картину. Впрочем, она не исключала, что и сама тоже так себе ассоциируется с гедонистическими порывами, однако же посмотрите на обоих, кто это тут сидит на полу в погребах и беззастенчиво употребляет все подряд чужое вино, которое смог найти?
Возможно, думала Валь, это просто срыв.
- Мне, как женщине… не вздумайте даже улыбнуться, коллега, - угрожающе добавила она, - так вот, мне, как женщине, непонятно. Это ведь явно комплект украшений. Был. Был комплект… пока не растащили… так вот тиара, браслеты, пояс, ожерелье… что еще там быть могло? Серьги? Судя по… форме тиары… им там некуда помещаться и не будет видно, так что нет, не серьги. Перстни? Ножные браслеты?
Чародейка задумчиво сделала еще глоток, передавая чашу - ей уже казалось, что по кругу:
- И что должно произойти, если это собрать. Ну, кроме грыжи позвоночника, потому что таскать на себе столько золота - это нужно быть очень физически развитой, да.
Вопрос, что всё это здесь делает, вообще не поднимался: ну а что его поднимать, он и так стоит. Во весь рост.
Истредд мучительно поморщилась и слегка покраснела от стыда - в такие моменты ей становилось понятно, в кого уродился сын, и нет, вовсе не в отца, приходилось с печалью признать, что шуточки в лучшем стиле ярмарочных балаганов, блестящие метафоры и восхитительные обороты, делающие мучительно неловко любому, кто это услышит, за любого, кто это произнесет, всегда жили внутри нее и продолжают там жить, выползая на запах алкоголя.
Она искренне надеялась, что Шеаллах мыслей сейчас не читает, потому что чувствовать, так ли это, уже не могла.
- Давайте мы встанем, и пойдем, потому что знаете, что? Нам нужно это чем-то закусывать. А по дороге сморозим какую-нибудь х… наврем что-нибудь про ритуалы очищения. Как вам мысль?

Жара чуть не сшибла их с верхней ступени лестницы обратно, так силен был удар - раскаленный воздух буквально придавил обоих: Валь со стоном решала, что делать сначала, распускать шнуровку рубашки окончательно (хотя куда уж дальше), распускаться самой или наколдовать по куску льда каждому, чтобы хоть как-то прийти в себя. После того, как первый кусок со свистом раскололся о плитку у ее ног, решила этот опыт не повторять.
- У вас всё в порядке? - Лучана (да, точно, это Лучана!) отвлеклась от чистки моллюсков на традиционный свадебный пирог, - ой! Вы нашли его, вы нашли! Мама!!!
Верещание невесты (или нет, вот этого Истредд не помнила совершенно), чуть не заставило ее презреть собственную гордость и заветы дружбы с эффективным сотрудничеством, проще говоря, прикрыться Шеаллахом от звукового удара. Но вышло только тихое:
- Тсс, не шумите, пожалуйста…
- Да как же не шуметь! Вы ожерелье нашли, свадебное! Да мы ж думали, оно совсем пропало! Да счастье-то какое! Идите все сюда!
- Солнце, - еле слышно пробормотала Валь, вспоминая, что чаша с вином всё еще послушно плывет за ними, - за что это всё… Шеаллах, давайте выпьем, я торжественно отрекаюсь от рассудка. Пожалуйста.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

11

Ступив за порог блаженно прохладного погреба – стоило бы забиться обратно и не высовывать нос наружу хотя бы до ночи – чародей болезненно поморщился, очень аккуратно, но упрямо отстраняя чрезмерно развеселившуюся девушку от них обоих, да и от артефакта – тоже, отдернув руку со шкатулкой подальше.
Поднял палец вверх.
- Одну минуту, - пообещал он Луччане, - подождите с овациями, мы сейчас тут закончим.
Движением, выдавшим смертельную степень опьянения, стремительно накрывшую их обоих после возвращения в жестокий и жаркий мир, Шеаллах развернулся к коллеге, немного дискоординированно склонился над её рукой и церемонно поцеловал самые кончики пальцев.
- Восхищен экскурсом, - уверил он, поднимая голову и глядя затуманенным взором в упор, - и всем остальным тоже. Это было великолепно, можно в следующий раз вслух.
Потом распрямил спину, словно сбрасывая с себя что-то, и совсем другим, очень неприятным тоном, четко артикулируя, произнес, обращаясь к Луччане:
- Теперь мы все вместе пойдем в дом, сядем, и вы расскажете, откуда у вас эти вещи и какой не хватает. Иначе свадьбы не будет, клянусь своим дипломом магистра огненной магии, я тут сожгу всё к херам собачим и ничто меня не остановит. Я доступно изъясняюсь?
Магистр Танкарвилль презирал шовинизм, и потому избегал любого проявления физической силы, когда речь шла о взаимодействии с женщинами, и лишь оттого сейчас не взялся за воротник, заменив это, впрочем, не менее неприятно убеждающим актом телепатии.
Так что спонтанное семейное собрание случилось спустя какую-то минуту - к счастью, в тени.

Конечно, никто всерьез не собирался портить торжество, но виновнице, ее сестрам и родственницам пока что знать об этом было не просто необязательно, а совсем невозможно с точки зрения педагогики. Хотя, судя по всему, они и без того отнеслись к угрозам недостаточно серьезно.
Шеаллах сидел в кресле с невероятно хмурым выражением лица и задавал вопросы, а семейство Веспуччи на них многословно не отвечало. Речь шла о чем угодно – о коварных ворах, ненавистниках со стороны семейства Грассо, об многочисленных желающих сорвать помолвку, и почему-то о прабабке, которая кончилась не то от маразма, не то от белой горячки – тоскливо выслушивая это всё, магистр Танкарвилль отчаянно жалел о том, что вообще выбрался из подвала. Двое из тройняшек, присутствовавшие при беседе, все это впремя сдержанно, то и дело бросая на чародеев опасливые взгляды, попискивали над ожерельем и понемногу, видимо от переживаний, таскали с приготовленного для вечернего пиршества блюда орешки в меду и сыр.
Добиться хоть какой-либо конкретики было возможно, но тяжело – следовало телепатически прорываться сквозь все эти причитания, ворошить память и складывать все фрагменты воедино, что в нынешнем состоянии магистра представлялось немалым испытанием. Потому магистр принял тактическое решение выждать - благо, даже угрозы не могли помешать этим радушным людям внести предложение перекусить перед полдником, раз уж такое дело.
То есть вопрос закуски временно был решен, ради этого можно было немного потерпеть.
- …так вот, - говорила мать семейства, - прабабка-то моя, когда помирала, завещала ожерелье хранить и беречь, прятать накрепко, чтоб ничей дурной глаз не видел. На свадьбу надо надевать, чтоб детишки побыстрее родились, росли здоровыми и крепкими, не болели. Молодые девки к нему ходят, чтоб фигуру не попортить до свадьбы… мужики ходят, чтоб, значится…
Она, несмотря на наличие множества детей, так мучительно краснела, пытаясь обойти скользкие моменты, что Шеаллах невольно заподозрил, что сюда тоже добрались жрецы церкви Вечного Огня, пропагандирующие отказ от плотских удовольствий и полное отсутствие полового воспитания.
- То есть вы хотите сказать, - вкрадчиво спросил он, дослушав сбивчивые объяснения, - что всей семьей десятки лет натираете пояс, зачарованный на хрен знает что, но явно не на контрацепцию и восстановление потенции, и это работает?
Все втроем одномоментно кивнули.
- А Грассо нам завидуют, - доверительно сообщила мать, - и давно на него зубы точат, потому что они сами-то странные, у них дети с песьими головами рождаются, им-то надо для того чтоб проклятие снять… Вот и крали!
Куда делась третья сестра, Шеаллах понял мгновением позже, когда снаружи донесся какой-то шум, а после чей-то зычный голос выкрикнул:
- У вас есть товар, а у нас – купец!
Это произвело эффект разорвавшейся зерриканской бомбы. Воздух наполнился приглушенными воплями, писком, суетой, кто-то обронил злосчастное блюдо, в котором уже к счастью почти не осталось еды. Со второго этажа, взволнованная и раскрасневшаяся, выглянула невеста, уже облаченная в платье. Её сестры заметались - одна подперла дверь, вторая выдернула ожерелье из шкатулки и принялась торопливо, путаясь в застежках, надевать его прямо поверх фаты, что вызвало очередной всплеск бестолковых писков и.
- Безумие, - флегматично заметил Шеаллах, поджимая ноги так, чтоб не отдавили, и не совершая ни малейшей попытки отобрать артефакт. Сделал еще один глоток вина, чтоб не приведи Креве не протрезветь ни на каплю, и перешел на телепатию:
- Признаться, все эти бредни про подклады мне совершенно неинтересны, но вот собрать весь комплект – очень. Как вы думаете, сумеем собрать?
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

0

12

Мысль о том, что еще и когда в ее голове прочел коллега, пока сама Валь была занята другим и не могла этого осознать, замерла на полувыдохе.
Чародейка, пренебрегая неписанным этикетом чародеек, требующим сказать что-нибудь ядовитое и вздернуть подбородок, судорожно сжала руку и спрятала за спину. Надо выпить, срочно надо выпить - именно поэтому во время семейного совета, проводимого под председательством и прокурорством магистра де Танкарвилля, Валь занималась исключительно тем, что пила. После похода в погреб ей совершенно не требовалось идти туда снова, и для столь грубых магических манипуляций, как простейший телекинез, сознание тоже практически не требовалось. Поэтому чаша время от времени поднималась в воздух и улетала за новой порцией ледяного аидани - как мысленно комментировала Истредд, очень похожего одновременно на молодой имлак и выдержанное шардонне де кастельдачья.
Набор ее беспокоил в самый раз, как игрушка для ума, временно не обремененного иными загадками, потому, лениво выхватывая то, что пропустил Шеаллах, она таки успела выдернуть картинку, очень отчетливо вставшую перед мысленным взором одной из сестер.
Кажется, она очень хотела эту сережку.
- Смотрите-ка, я ошиблась, - задумчиво сказала Валь вслух, снова закидывая ноги на стол, - всё-таки серьги. То есть, одна серьга. Второй, похоже, они никогда и не видели… Гляньте, какая… Может, кольцо в нос?
На мысленный вопрос отвечать она не стала, потому что нашла это излишним. И без того понятно, что отказаться она попросту не может, даже если и очень хочет - потом будет кусать локти, когда протрезвеет и окажется в местах, где температура воздуха позволяет думать и функционировать.
- ...у вас подушка - у нас сундук! - заунывно тянула делегация от семейства Грассо. Если бы Истредд интересовалась местными перипетиями, то непременно спросила бы, какого черта два явно враждующих семейства решили поженить своих детей, - у нас ключ, у вас замок!
- А у нас пиздец какой-то, как обычно, Великое Солнце ненавидит меня.
На коллегу Валь не смотрела во избежание какой-нибудь еще случайной мысли, какая только может возникнуть при виде мужчины, вполне достойного быть арт-объектом, и развалившегося в кресле в лениво-угрожающей позе, за которую следует благодарить скверное настроение и очередную порцию аидани со льдом. Питая страсть к красивому и угрожающему, она считала, что на то людям и дарован рассудок, чтобы определить для себя приоритеты, а, определив, придерживаться.
И потом, в конце концов, острые вещи ранят.
- Чтоб в семье был мир и лад, дарим теще мирмилад! - скандировали сваты, заставляя поднимающуюся из кресла Валь дергать глазом.
Поэты, чтоб их холера.
- Пойду, - сказала она, отдавая чашу в безраздельное владение Шеаллаха, - переоденусь. Это решительно невыносимо.
Она еще просто не представляла, что такое “невыносимо” - успев облиться водой, на беду немного протрезвев, она увлеклась раздумьями о ранней культуре Черных Сеидхе, и немного заблудилась в коридорах, в эту пору заполненных тишиной и приятной прохладой. Выйдя к небольшой галерее, наконец, спустилась во двор, поняла, где находится, и вот тут…
- Госпожа! Госпожа, беда! - вылетевшая из-за угла Лучана спугнула двух бабочек и разморенно дремлющего на солнце кота, - беда! Спасите нас!
Валь подобралась. Имея неофициальной специальностью, если можно так выразиться, травматологию, она отлично представляла, что может случайно произойти с людьми на, казалось бы, безобидных семейных праздниках - но там, во дворе, уже потчевали сватов всяким и раздавались здравицы. А панические вопли не раздавались.
- У них ведьма с собой! С собой притащили! Я ее знаю! - отрывисто выпаливала Лучана, - так и смотрит на Луситу, как бы беды не наделала! Это жениха ее, Марио, тетка, все про нее знают, что у нее глаз черный, и…
- Девочка, - с приличной дозой алкогольной жалости сказала чародейка, - а я-то тут при чем?
- Да как при чем! Лучане тоже тетка-ведьма нужна!

Шеаллах, спасите меня. Нет, даже так, спасите их.
Покачиваясь на стуле, Истредд стеклянными глазами созерцала действо, время от времени что-то отвечая на вопросы бабушки Милены, сидящей рядом и норовящей выяснить степень родства Валь с почтенным купцом Америго Веспуччи, который только что заявил, что во это - сестра его, настоящая чародейка (и при этом с превосходством воззрился на сватов), приехала ажно из самой столицы, чтобы, значится, племянницу замуж выдать и не допустить, чтобы вражины проклятущие свадьбу сорвали.
У тетки жениха действительно был черный глаз. Один. И, в принципе, больше никаких признаков магического дара.
- ...а ну оно и понятно, - сочувственно кивала то ли мать, то ли бабка жениха, - оно когда своих-то нет, то племянники как родные. Несчастная баба, ты гляди на нее, как винище глушит.
- Это все от одиночества! - пускала слезу матрона Веспуччи, - а вот детишек бы нарожала, щас бы, может, внуков нянчила уже…
Валь представила себе детей Нейрина и… и неважно, кого, главное, что это будут дети Нейрина, и мысленно взвыла. И запила это стаканом лимонной.
Помощи она не ждала, по большому секрету Лусита сообщила, что коллегу утащили на мальчишник, где строят какие-то коварные планы, то ли похитить невесту, то ли выкупить ее.
- А вот я однажды порчу с целого семейства сняла, - торжествующе сообщила тетушка Грассо, кося черным глазом на Валь. Та вздохнула и вытряхнула в стакан последние капли чего-то, подозрительно напоминающего вишневую наливку: местные вино почему-то делали, но особенно не употребляли, предпочитая что покрепче.
- А я однажды мертвяков ходячих жгла. А потом нашла того, кто их поднимал, и оторвала ему голову, - угрожающе сказала она в тишине, полной ожидания. На лице всего семейства Веспуччи медленно проступил восторг, - так что если кто мою конфетку обидит, холерой не отделается. Да, конфетка моя?

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (28.06.2018 18:01)

+1

13

Шеаллах, прождав переодевающуюся коллегу добрые четверть часа, почувствовал, что у него сейчас из ушей пойдет либо кровь, либо вино, потому снялся с места и отправился искать то ли её, то ли место потише.
И ему в обоих вещах не повезло.

- …и что вы хотите от меня? – без любопытства глядя одним глазом сквозь пальцы прижатой к лицу ладони, другой рукой чародей вцепился в свою чашу так, будто это было единственным предметом, хоть как-то сохраняющим его в рассудке. В принципе, эта идея была слишком недалека от правды, а причиной тому было…
- Ну так, - немного растерянно пояснили друзья жениха, - надо чтоб красиво было.
Для важного разговора все собрались в пустующей в этот час купальне, при этом один из дружков остался на шухере и его макушка сейчас маячила в приоткрытой двери. Сгрудившиеся внутри были на порядок трезвее чародея, но все равно достаточно навеселе, и с веселыми смешками хлопали жениха по спине.
Сам жених стоял с приспущенными штанами.
Вообще говоря, мальчишник в представлении Шеаллаха должен был выглядеть совсем не так. Он, так уж сложилось, ни в одном толком не участвовал, знал как все происходит исключительно из досужих сплетен, которые и выслушивал-то в лучшем случае вполуха, но был как-то уверен в том, что тот должен обязательно содержать интересные компоненты вроде распутных женщин и моря выпивки.
И теперь с тоской видел что-то совсем другое. Женщин вблизи не наблюдалось, выпивку все принесли в основном внутри себя, а та, что в чаше, уже почти закончилась – там оставалось ровно на два глотка. Сделав один, Шеаллах, не отрывая взгляда от предложенного ему предмета, уточнил:
- Так что я должен сделать?
- Сделайте так, чтоб во! – не сумев подобрать выражения, дружка развел руками и выпучил глаза, показывая ладони, что именно «во», - ну, праздник же! Чтоб невеста осталась довольна!
- И прыщи убрать, - чуть смущенно вставил жених, - вот эти, видите.
Повисла неловкая пауза.
- То есть вы мне сейчас предлагаете прибавить работы моей коллеге, - от злости даже почти не заплетаясь языком, спустя добрую минуту спросил Шеаллах, - которая просто мечтает о том, чтоб зашивать вагинальные разрывы? Знаете что? Идите на хер.
- Мы ж не это… мы с самыми лучшими намерениями! – возмутился дружка, - ну куда вы?
- Можете в осиное гнездо засунуть, говорят, помогает, - ядовито ответил магистр, решительно прокладывая себе путь наружу, - и вот зачем это тебе вообще? Хочешь, чтоб он встал, а ты лег?
- Ну так это… порадовать, - вконец растерялся жених, - бабы ж любят, когда это…
- Просто помойся, сынок, - так и не убрав ладонь от лица, посоветовал Шеаллах, - женщин чаще всего радует именно это.
Оставив за спиной раздосадованных собеседников, каждый из которых был выше на голову, вдвое внушительнее в плечах, и выглядел, дай Креве, хотя бы сверстником, магистр предпринял было попытку все-таки прийти на зов Валь, но не слишком преуспел.
- Не, ну хотя бы фейерверки устройте, вот что! – дружка поймал его под руку, стоило сделать только один шаг за порог, - или юбку кому подпалите, а мы девок возьмем и в реку кинем, вот всем будет весело!
Шеаллах скрипнул зубами.
Жгите, дорогая. Тут нечего спасать.
- Фейерверки это запросто, - вкрадчиво согласился он, - это я могу.
Сделав второй и последний глоток вина, он от души выдохнул себе под ноги – ощущения не подвели, и парам спирта понадобилась непростительно малая капля магии, чтоб превратиться в эффектное облако огня. Мужчины отпрыгнули кто куда, от неожиданности ругаясь на разные лады, и принялись торопливо шлепать ладонями по одежде - искры разлетелись куда попало, но особенно досталось штанам. Откуда-то слева донесся восторженный девичий визг, и в воздухе потянуло паленым волосом.
- Вот мудила!
Магистр раскланялся, и, не испытывая никаких угрызений совести от своего неуместного мальчишества, уже без проволочек достиг стола, у которого чародейка так неожиданно обретала свою семью.
Опустил локти на спинку стула почетной гостьи.
- Ну что, тут все спокойно, без порчи пока обходитесь? – осведомился он в гнетущей тишине, окинул всех тяжелым взглядом над плечом Валь, потом без стеснения протянул руку за отодвинутой подальше бутылкой чего-то почти чёрного, налил сначала коллеге, а после и себе. - У меня вот вся порча уже снята. Вместе с штанами. А когда будут конкурсы?
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+2

14

Ну, вы штаны наденьте-то, конкурсы еще не скоро, - не удержалась Валь, которая ненавидела, когда к ней заходят со спины. Ей вслух вторил почтенный Америго:
- Так завтра! - поспешил он заверить чародея, - завтра как молодые повенчаются, так все и будет, мы ж лучшего тамаду наняли.
По его мнению это должно было успокаивать, но что-то как-то нет, Валь запаниковала, пораженная, как нормальный целитель, опасениями не только за свой рассудок, но еще и за жизнь и здоровье участников, а потом за репутацию Шеаллаха и его правовой статус в империи Нильфгаард.
- А это кто еще? - подала голос тетушка Грассо, пытаясь отобрать у Валь бутылку. Она просто никогда еще не пробовала отбирать что-то у заинтересованной чародейки, а та, наконец, нашла вино своей мечты, и потому не сдавалась, прикидывая, как превратить “ведьму” в ледяную статую, но чтобы с возможностью последующей разморозки без вреда для организма. До сих пор все ее исследования сводились к тому, что идея это утопическая, законы природы резко против, но кто знает, вдруг достаточное количество алкоголя приведет к научному прорыву?
Под эти мысли присутствие коллеги за спиной даже начало смахивать на приятное. Истредд откинулась на спинку кресла, чтобы посмотреть тому в лицо, и окончательно убедилась, что мальчишник свернул не в ту сторону. А последние пара глотков пробудили в ней доселе неведомые чувства - например, острой жалости - потому Валь, игнорируя почтенное собрание, опустила руку на ладонь коллеги и нежно сказала:
- Не огорчайтесь, Шеаллах. Давайте лучше еще выпьем.

От желающих общения родственников они все же удрали (если можно так назвать процесс осторожного перемещения от одной опоры к другой), но солнце к этому моменту уже садилось. Стол даже не опустел, и не потому что гости и хозяева ничего не ели - вовсе наоборот, сожрали они столько, что Валь, будь она трезвой, наверняка прочла бы пару лекций об умеренности в еде. А будучи пьяной считала, что не имеет права даже заикаться о какой-либо умеренности.
Но не пить было невозможно. Как уже говорилось, “родственники” желали общения, слова “коллега” не знали, а если бы и знали, то их все равно не интересовало, бедного магистра де Танкарвилля немедленно записали в то ли женихи, то ли полюбовники, а разговоры понимали исключительно как нездоровый интерес к личной жизни и уровню доходов. Это давало простор нездоровой фантазии магистра де Танкарвилля, подогреваемой винсанто, для которого как раз настало время, так что чародейка не совсем понимала, что же хуже, но поняла, что их репутация стала очень своеобразной.
Блестящей, но своеобразной.

Зайдя за угол, Валь расплела косу механическими движениями человека, не чувствующего собственных пальцев, и вздохнула, подтягивая нити заклинаний.
С неба на нее со свистом обрушился поток ледяной морской воды, задел краем Шеаллаха, превратил шелковое “платье” во что-то очень сомнительное и заставил слегка протрезветь. Ровно до того, чтобы относительно твердо стоять на ногах.
Истредд сняла с носа прядь водорослей и напоследок передернулась.
- Хотите так же? Очень бодрит. В общем, я так поняла, что серьгу эту кто-то украл. И ожерелье хотел украсть, но почему-то спрятал в погребе. И Веспуччи хором подозревают происки новых родственников, - она запнулась, - ох, коллега, зачем я только встала?
За спиной нетрезвый хор затянул “эх, этолийка молодая”.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

В ответ на предложение заглядывать глубже Валь вовремя закашлялась, и потому не смогла заметить ничего о том, что выбрала бы акушерство, имей такое желание - эти вот замечания были хороши в своей гендерной компании коллег, в которой такого рода замечания были не только золотым стандартом, но и непременным атрибутом, а Шеаллах мог решить, будто собеседница злится, чего доброго. Но, и в самом деле, зачем? Зачем они родились?
- Обязательно, обязательно, - покивала чародейка. Завтра ей будет стыдно, а сейчас она даже немного огорчилась - впрочем, какой еще следовало ожидать реакции от коллеги на невольную, но все же провокацию? Спасибо, что прикрыться не предложил, потому что она не собиралась. Было отлично. И физически, похоже, у нее было всё куда лучше, чем у магистра де Танкарвилля, ибо шла она прямо и даже успела как-то поддержать споткнувшегося Шеаллаха. А вот с разумом была совершеннейшая беда, и чем дальше, тем хуже - Валь стремительно теряла уверенность в том, что им не следует попросту пойти спать, потому что туман в голове и шум в ушах лишали возможности что-либо планировать.
- Я больше... никогда не смогу носить жемчуг, - печально заметила она, - а я его так... любила. В любом случае, это праздник введения… да что ж такое… введения в эксплуатацию другого места. Эти все ритуалы вокруг девственности и ее лишения, придуманные мужчинами, чтобы контролировать то, чего они контролировать не могут по определению. Знаете, что? Идемте к морю. Я сегодня утром видела там отличное место под скалой. Там можно… прийти… в себя, и…
Язык неумолимо заплетался.
- И строить планы.

Путь вниз оказался очень долгим, утром было легче. Сначала они блуждали между белых домов и каменных заборов, вдоль зарослей ежевики, которая как раз созрела: Валь, кажется пыталась поделиться собранным, а потом вытерла руки о платье, презрев все правила личной гигиены. Что-то она несла отвлеченное, кажется, историю появления на свет Нейрина - это вот к вопросу о ритуалах - потому что к определенному возрасту уже имеешь свой набор анекдотов на каждый случай.
- ...и вот он за каким-то ...чертом является на мой порог, излучая чистейшую тупость, и заявляет - мы с мамой всё решили, я женюсь на тебе, потому что негоже ребенку расти без отца. А что ты чародейка, так это ты б...росай. Знаете, коллега, я, признаться, первым делом за...заин...тересовалась… когда это он перешел со мной на ты. А потом... превратила в лягушку. Хотите еще ежевики?
Потом они шли по тропинке, зигзагами спускающейся с обрыва, мимо кустов сухой травы, горько пахнущей ночью, и Валь изредка открывала глаза, чтобы увидеть висящие над обрывом звезды, которые зачем-то путались в полыни. Шла она всё так же твердо, но предпочитала не смотреть, куда, изредка указывая дорогу. Море шептало все ближе, почти спокойное в маленькой бухте, где она плавала утром, рядом с темнеющей в скале расселиной и остатками каменных ступеней, уходящих под воду.
- Не споткнитесь, здесь крупные камни на песке, - чародейка с облегчением опустилась у воды, - я пока не буду пить, но могу… призвать вам еще. Ну и… на всякий случай. Перед тем, как мы завтра будем совершать кражу века. Если будем… в состоянии.
Эта мысль была почему-то очень веселой. Опустив руку в воду, Валь наблюдала собственные печати, мерцающие синим сквозь волну, линии их двоились и дрожали.
- Попробуйте окунуться, здесь неглубоко. Если не плавать вон к тому гроту.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (29.06.2018 17:55)

+1

15

- Заглядывайте глубже, коллега, - меланхолично отозвался Шеаллах, - зачем мы вообще родились?
Вот так, в отдалении от людей, было почти терпимо – оглушенный местным обществом, от еды и питья развеселившимся так, что любой коллегиум Братства зеленел от зависти, магистр впал в философское настроение, и был по-прежнему не готов трезветь. Наивно считая, что такие бурные приготовления и громогласные выкупы означают то, что выдавать молодую в замужнюю жизнь будут именно этим вечером, он строил планы соответственно, но чуть позже повторного знакомства с винсанто узнал, что гуляния растянутся на добрую неделю, а то и больше, и всё самое страшное ещё впереди вместе с настоящим мальчишником, девичником и прочими милыми гендерными развлечениями, а всё прозошедшее было ещё цветочками.
- Нет, не хочу, - спустя короткий миг раздумий ответил он, - мне кажется, что если я начну что-то соображать, станет намного хуже.
Очень старательно глядя ровно между потемневшими от воды бровями и ни на дюйм ниже, чародей, кашлянув, произнес:
- Если вы теперь вдруг замерзнете, дайте знать. Что-нибудь придумаю.
Проявив сверхъестественную силу воли, он отвел взгляд, сумев не опустить глаза, и без малейшей заинтересованности принялся разглядывать пылающий всеми оттенками холодного алого закат. Шелк наверняка был очень тонким, и будь на месте коллеги кто угодно ещё, он бы даже не пытался удержаться от того, чтоб не взглянуть хотя бы украдкой, но к ней - той, которая так хмурила брови, называя себя женщиной, магистр прежде всего испытывал чертову бездну уважения, и, будучи в курсе некоторых сложностей её жизни, проявлением этого самого уважения считал в том числе и догму всегда обращаться на равных, полностью забыв про различия и не пользуясь мгновениями беззащитности и слабости.
Иногда - вот как сейчас - это было очень сложно.
Шеаллах вздохнул, жестом предложил локоть для опоры и шагнул вперед по пыльной дороге.
- Знаете, Валь, чего я не могу понять? Дьявол с ним, с этой свадьбой, хотя я в душе не чаю, зачем устраивать из торжественного момента введения хера в эксплуатацию настолько шумное событие, - отстраненно произгнес он, - впрочем, в этом всем углядываю определенный маринистический стиль – представляете, hirsuties papillaris genitalis во всей красе, бери и собирай жемчуг. А не понимаю я, как это всё сюда попало. Сложно представить, чтоб предками этих милых людей были черные сеидхе… скорее, не знаю, расхитители гробниц? Морские пираты, нечестивая смесь русалки, кальмара и колченогого рыбака? Серьгу, я так понимаю, мы сможем без труда разыскать по фрагментарным сигнатурам заклинаний – скорее всего Веспуччи правы, и, есть смысл совершить налет на владения Грассо тогда, когда оно останется без охраны и все будут пировать тут. Ожерелье придется умыкать позже, когда с невесты уже снимут свадебное платье – хоть по уверениям местных хорошей приметой является не переодеваться хотя бы три дня, думаю, вдвоем с вами мы сможем провести достаточно убедительный ликбез по личной гигиене.
Чародей споткнулся, чудом удержался на ногах – вопреки достаточно гладкой речи, его физическое состояние оставляло желать лучшего, и потому все решения принимались как-то самотеком практически без участия разума.
- …словом, позаимствуем для изучения, соберем вместе, посмотрим, что будет. Ещё, конечно, забавным будет выяснить, как именно зародилась эта клановая вражда, и почему они наконец решили породниться – понятия не имею, как у этих людей всё это укладывается в голове, но ладно. Не удивлюсь, что их общие предки когда-то не поделили этот самый комплект и с тех пор самой главной забавой является его время от времени друг у друга воровать.
Шеаллах подумал несколько мгновений.
- К слову о воровстве – я собираюсь вас своровать до глубокой ночи, потому что в противном случае вас обязательно затащат на девичник оберегать горюющую о своем девичестве невесту от сглаза, и посадят пить водку между этими старыми девами, которые могут затрахать мозги кому угодно, - печальным тоном сказал он, - я полагаю, что это будет наилучшим исходом для здоровья окружающих, благо, выпивку мы сможем раздобыть и сами, совместив её употребление с прикидками на сигнатуры заклинаний. План не без подводных камней, но я в настолько ужасном состоянии, что едва могу думать. Спасибо преподавателям Бан Ард за отличную дикцию, надо будет за них выпить.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

16

В ответ на предложение заглядывать глубже Валь вовремя закашлялась, и потому не смогла заметить ничего о том, что выбрала бы акушерство, имей такое желание - эти вот замечания были хороши в своей гендерной компании коллег, в которой они были не только золотым стандартом, но и непременным атрибутом, а Шеаллах мог решить, будто собеседница злится, чего доброго. Но, и в самом деле, зачем? Зачем они родились?
- Обязательно, обязательно, - покивала чародейка. Завтра ей будет стыдно, а сейчас она даже немного огорчилась - впрочем, какой еще следовало ожидать реакции от коллеги на невольную, но все же провокацию? Спасибо, что прикрыться не предложил, потому что она не собиралась. Было отлично. И физически, похоже, у нее было всё куда лучше, чем у магистра де Танкарвилля, ибо шла она прямо и даже успела как-то поддержать споткнувшегося Шеаллаха. А вот с разумом была совершеннейшая беда, и чем дальше, тем хуже - Валь стремительно теряла уверенность в том, что им не следует попросту пойти спать, потому что туман в голове и шум в ушах лишали возможности что-либо планировать.
- Я больше... никогда не смогу носить жемчуг, - печально заметила она, - а я его так... любила. В любом случае, это праздник введения… да что ж такое… введения в эксплуатацию другого места. Эти все ритуалы вокруг девственности и ее лишения, придуманные мужчинами, чтобы контролировать то, чего они контролировать не могут по определению. Знаете, что? Идемте к морю. Я сегодня утром видела там отличное место под скалой. Там можно… прийти… в себя, и…
Язык неумолимо заплетался.
- И строить планы.

Путь вниз оказался очень долгим, утром было легче. Сначала они блуждали между белых домов и каменных заборов, вдоль зарослей ежевики, которая как раз созрела: Валь, кажется пыталась поделиться собранным, а потом вытерла руки о платье, презрев все правила личной гигиены. Что-то она несла отвлеченное, кажется, историю появления на свет Нейрина - это вот к вопросу о ритуалах - потому что к определенному возрасту уже имеешь свой набор анекдотов на каждый случай.
- ...и вот он за каким-то ...чертом является на мой порог, излучая чистейшую тупость, и заявляет - мы с мамой всё решили, я женюсь на тебе, потому что негоже ребенку расти без отца. А что ты чародейка, так это ты б...росай. Знаете, коллега, я, признаться, первым делом за...заин...тересовалась… когда это он перешел со мной на ты. А потом... превратила в лягушку. Хотите еще ежевики?
Потом они шли по тропинке, зигзагами спускающейся с обрыва, мимо кустов сухой травы, горько пахнущей ночью, и Валь изредка открывала глаза, чтобы увидеть висящие над обрывом звезды, которые зачем-то путались в полыни. Шла она всё так же твердо, но предпочитала не смотреть, куда, изредка указывая дорогу. Море шептало все ближе, почти спокойное в маленькой бухте, где она плавала утром, рядом с темнеющей в скале расселиной и остатками каменных ступеней, уходящих под воду.
- Не споткнитесь, здесь крупные камни на песке, - чародейка с облегчением опустилась у воды, - я пока не буду пить, но могу… призвать вам еще. Ну и… на всякий случай. Перед тем, как мы завтра будем совершать кражу века. Если будем… в состоянии.
Эта мысль была почему-то очень веселой. Опустив руку в воду, Валь наблюдала собственные печати, мерцающие синим сквозь волну, линии их двоились и дрожали.
- Попробуйте окунуться, здесь неглубоко. Если не плавать вон к тому гроту.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (29.06.2018 17:57)

+1

17

- Вы меня так опекаете, - иронично отозвался чародей, - теперь неловко признаваться, что умею плавать. У нас на севере тоже бывает лето, вот те три дня в июне.
Он сделал несколько шагов уже босиком по прохладному мокрому песку – волна лениво набегала на берег, и морская пена слабо фосфоресцировала в упавшей на побережье, по-южному густой послезакатной темноте. Желание поплавать могло закончиться фатально – что же, философски подумал Шеаллах, тогда коллега хотя бы сможет наловить крабов на свежего утопленника – потом выбросил из головы все, включая способность мыслить, и без плеска ушел в воду.
Море было теплым, лишь чуть холоднее воздуха – можно было представить, что его нет вовсе, и это сам мир раскачивается, подталкивая волной под затылок, и загадочно задевает из своей глубины водорослями и всякой гадостью вроде медуз.

- Любопытный факт, - непринужденно усаживаясь на камни неподалеку от коллеги, Шеаллах неясно зачем отжал волосы: с него текло ручьями, так что жест был бесполезным, - эти ступени очень старые и продолжаются на добрые сто пятьдесят футов, дальше я просто не смотрел. Такое ощущение, будто море раньше стояло намного дальше, и когда-то здесь был город. Ну, или местные жители, отчаявшись пытаться контролировать то, что не могут по определению, перешли на устриц и создали себе все удобства для этого.
Вот так, когда ветер взъерошил мокрый затылок и окатил волной прохлады от прилепившейся к телу одежды, стало намного лучше, и голова слегка прочистилась. В принципе, можно было купаться голышом, и вряд ли это сделало бы кому-то неудобно, но Шеаллах решил попросту поддержать коллегу. Как известно, если чародейка желает гулять в насквозь мокром платье – у нее есть на это причины, и упаси боги кому-то возразить ей, а тебе остается только принимать мир таким, как она сделала, не удивляться, и по возможности посылать лучи холеры всем, кто посмеет предложить прикрыться.
Пить, в свете отсутствия раздражающих факторов, пока расхотелось.
- Хотел бы я посмотреть на ритуал торжественного введения в эксплуатацию сознания адепта магической школы, - со смешком продолжил чародей, - а мы с вами, выходит – почетные феодалы с правом первой ночи.
Сидеть было всё ещё сложно, тогда он просто растянулся на песке, закинув ладони под голову – и надо сказать, оно того стоило, потому что на потемневшей сфере неба звезды мерцали ещё ярче.
- Мне всё же как-то дико смотреть на все эти обычаи. Наше общество, несмотря на формальный примат сознания над физиологией, остается примитивным. Мужчины считают, что обязаны обладать всем, до чего способны дотянуться, иначе утратят свою маскулинность, а женщинам остается либо покоряться, либо быть покоренными насильно, и некоторые умудряются в этом всём ещё и усмотреть какое-то свое предназначение. И при этом контроль над собой считается чем-то вроде слабости.
Он, вопреки собственным рассуждениям о самоконтроле, не удержался, всё же скосил взгляд из-под ресниц, понадеявшись, что в темноте будет лучше – но оно не было. Сейчас её печати слабо светились – везде, из-под ещё мокрой, обтянувшей все тело ткани тоже, и она вся целиком – стройная, изящная, из-за вина лишь чуть менее строгая - напоминала произведение искусства, эльфскую статуэтку из беломорита.
- …но не буду портить этот вечер неуместной философией на примерах, всего лишь выскажу надежду, что отец вашего ребенка был хотя бы красивым, и вам понравилось. Потому что мозгами Нейрин явно удался в мать. Знаете, - неожиданно печально закончил Шеаллах, чувствуя, что его несет куда-то не туда, - если бы я мог делать вашему сознанию непристойные предложения каждый день, я бы делал. Моя физиология считает его до одури привлекательным.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

18

Тишина довольно долго висела над берегом, нарушаемая только шелестом волн, прежде. Чем Валь обронила:
- Я посмотрю на лестницу.
И ушла в воду вместе с морской пеной.
Мое сознание, хотела сказать она находит до одури привлекательным ваше, а уж о физиологии и говорить нечего, да что там, мое сознание находит привлекательным даже то, как вы заполняете журнал наблюдений, и, главное, совершенно непонятно, когда это произошло, ведь было же всё прекрасно, спокойно, с нужной долей понимания и прохладного дружелюбия, необходимого в совместной работе. Все испортила, сама всё испортила, и теперь несет, как лодку к водопаду.
В подводной темноте оказалось даже сложно понять, что это всё еще ступени, только наметанный глаз выцеплял форму и неизвестные знаки в проплешинах между водорослями: ступени уходили вниз, судя по всему, в тот самый грот, до которого от берега было еще плыть, и в котором бодро плескались утром детишки под предводительством самого младшего Веспуччи.
Сложно сказать, от чего было так тяжело, может, слишком надолго задержала дыхание.
Уважение, дружелюбие.
И осторожность. Так вышло, что у нее уже был коллега и друг…
...и так я поняла, что мужчина, когда он твой друг, и когда он любовник - два совершенно разных человека, коллега. И так я поняла, что покоряться ради удовлетворения чужих амбиций - не просто унизительно, но еще и бессмысленно, потому что в конце эту жертву всё равно растопчут ради легенды, в которой тебе нет места. А что касается отца Нейрина - да, он был красив, чародейский ген, тщательно отобранная семья, подтвержденная фертильность, и нет, мне не понравилось. И не должно было.
- Я бы принимала каждое из этих предложений, - сказала она вслух, выныривая из воды и опираясь на камень, на котором магистр де Танкарвилль восседал, изображая эльфскую статую.
Вовсе не то, что сказать собиралась.
- Хотите еще вина?

- И вообще, вы так говорите, будто ни разу не были на защите диплома, - устроившись по пояс в воде на обломке каменной плиты, чуть ниже, чем сидел Шеаллах, Истредд небрежно дирижировала чарами, подтягивая две бутылки с невыясненным содержимым с праздничного стола, - я имею в виду церемонию введения в эксплуатацию сознания. Не хочу говорить о лестнице и артефактах, но это было бы безопасно. А я не хочу.
Бутылка удобно легла в ладонь и тут же заледенела. Может, зря, ветер стал казаться прохладным.
- Винсанто, - заключила Валь, сделав глоток. Затем второй, - а это… мм, какая редкость, вишневое! Я хочу верить, что ничего лишнего вам не говорила, а для этого нужно еще выпить.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

19

- Бросьте, - Шеаллах небрежно махнул рукой в темноте, перед тем как цепко ухватить бутылку, - к дьяволу условности. Я хочу, чтоб вы знали, что в моей компании можно говорить лишнее, цинично шутить, превращать людей в лягушек, засыпать за лабораторным столом, думать скабрезности и пить без меры, и это всё будет безопасно. Мало того, если вы вдруг решите провернуть что-то подобное с кем-то ещё, я нивелирую последствия в меру своих сил – в качестве безвозмездной глубокой признательности за приятную компанию и годы отличного сотрудничества.
Так, с этого ракурса, она напоминала русалку – беломорит, белый турмалин, осколки льда, серебро и запутавшийся в жемчужных волосах жемчужный звездный свет. Лениво обкатывая в голове возникающие образы так, как волна обкатывает гальку, он еще какое-то время думал о затронутых вопросах – ритуалах, социальным и личностным догматам, и том, отчего коллега, подобно многим чародейкам, всегда слишком собрана и чуть напряжена, как полувзведенный арбалет – и для того, чтоб выстрелить, нужна одна только секунда.
Но ничего такого говорить вслух не стал, конечно – потому что хмельная образность могла сыграть дурную шутку, и в лучшем случае мир узнает еще с полдесятка скабрезных шуток, а в худшем она обидится и вечер станет окончательно неловким – этого не стоило допускать, и так уже наломал дров. Вместо этого протянул руку:
- Становится прохладно, - заметил чародей, - раз уж у нас теперь есть холодное вино, давайте выбирайтесь и садитесь рядом, подсушу вам платье. А то так недолго досидеться до болячек - тогда у вас окончательно испортится настроение, вы разрушите всю деревню до фундаментов и никто не будет готовить нам закуску. Это будет очень прискорбно.
Поразмыслив, добавил:
- Жаль только, ткань от соли все равно испортится. Оно вам шло.

Потом они сидели на камнях, пили вино, передавая бутылку друг другу по очереди, говорили – не очень много, непринужденно перескальзывая с темы на тему, то вспоминая особо отличившихся магистрантов Братства, то снова возвращаясь к артефактам, лестнице и местным обычаям. Шеаллах, испытав укол гордыни, решил не отставать от коллеги и применить телепортокинез, намереваясь вдогонку к вину достать легкую закуску, но преуспел только с третьего раза – первые два вызвали озадаченность, чье-то нижнее белье в руках, брезгливо сожженное по щелчку пальцев, и множество ядовитых комментариев как относительно мастерства заклинателя (в основном, со стороны самого магистра), так и того, как это всё очутилось на праздничном столе вместо тарелок.
Было просто отлично.
Было просто отлично – так что, совершенно не торопясь снова надраться, Шеаллах лениво оглаживал пальцем старинное блюдо с виноградом и мечтал о том, чтобы все вечера проходили так же спокойно и размеренно. Под ноготь попадала затейливая фарфоровая лепка – неумышленно раз за разом повторяя движением завитушки, он в какой-то момент даже заинтересованно опустил глаза.
- Гляньте-ка, - весело сказал чародей, - и тут тоже.
Подняв блюдо с колен, он продемонстрировал то, что его заинтересовало – в прекрасно сохранившемся произведении кухонного искусства, явно достающемся только по большим праздникам, даже при лунном свете можно было без труда разглядеть осьминогов, кальмаров и прочих морских гадов, причудливо завитых друг вокруг друга. Заимствования из атрибутики древних прибрежных культов здесь явно были в почете.
- Даже любопытна природа такой нежной любви к осьминогам, но, боюсь, спросить завтра будет не у кого, - философски заметил Шеаллах, - просто потому что все будут не в состоянии. Предлагаю такой план: сейчас допьем, потом идем спать, потом утром заклинание детоксикации и вернемся еще раз к ступеням. Или сразу начнем поиск серьги, плевать, главное чтобы голова не разболелась.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

20

Было просто отлично, и раньше, и позже того момента, когда чужие чары окутали теплом, от которого стало так хорошо и уютно, что моментально начало клонить в сон. Это потом оказалось развеяно беседой, такой же спокойной и теплой, почти как если бы она ничего не испортила - память об этом заставляла изредка нервно сжимать бутылку.
- Осьминоги… осьминоги, - бормотала она, - что-то держится в голове, но никак не поймаю. Да, это хороший план, в любом случае. И… спасибо. Это была прекрасная ночь.
Приподнявшись с песка всё-таки поцеловала. В самый острый угол острой скулы, соленой от морской воды.

Утро было гораздо хуже. Во-первых, Шеаллах упустил из виду местные особенности, и не принял во внимание, что для жителей Гроттамаре ночные возлияния не являются поводом для того, чтобы не готовиться к свадьбе, так что все вскочили ни свет, ни заря, носились, как заведенные, таскали столы, скамьи, бочки с вином, шумели и переговаривались. Их будить никто не стал.
Утро было гораздо хуже, так что Валь сползла с кровати со стоном, осознавая, что попытка наколдовать себе пресной воды для мытья будет последней совершенной в жизни глупостью, и попыталась кое-как привести себя в порядок с помощью рукомойника и обнаруженной под креслом расчески. Стало немного легче, если не считать того, в какой колтун от соли превратились волосы.
- Я не выйду, - мрачно думала она, глядя в зеркало, - не выйду отсюда, и всё тут.
Но тут ее настигло явление: буквально полминуты влетевшая в комнату Лусия (Лучия?) замерла в дверях, осторожно выдохнула и тихо спросила:
- Тетушка, может, помочь чем?

Через пару часов Валь поняла, что семейство Веспуччи ей определенно нравится. И выдумка их странная не так плоха, и они ее, по крайней мере, придерживались: чародейка подозревала - из опасения, что кто-то донесет Грассо, но это не беспокоило. Зато сестры нашли время, чтобы принести воды, помочь расчесаться и даже сварить ей кадфу, половину которой Истредд приберегла для коллеги. Рубашку она после этого сама привела в порядок, как раз совпав в моменте с появлением бледной и заикающейся невесты.
Лусита (гляди-ка, она почти начала их различать) открыла дверь так медленно и аккуратно, что сразу стало ясно - что-то случилось. Сестры молча переглянулись: Лучана прижала к пышной груди кувшин для умывания и вопросительно уставилась на будущую новобрачную. Та вздохнула раз, вздохнула второй и отчаянно заревела в голос. Признаться, тогда Валь перепугалась, и в голову ей, между ударами мигрени в виски, пришло всякое, от безвременной смерти почтенного Америго (или юного Марио) до отмены свадьбы, неожиданно начавшегося конца света или повальной дизентерии у всего семейства Грассо. Реальность оказалась куда милосерднее, правда, к тому моменту она успела послать за Шеаллахом, водой, кадфой, своими седельными сумками, и намешать стакан обезболивающего, половину которого всучила коллеге, когда он показался в дверях, дабы по достоинству оценить восхитительное зрелище, которое чародейка к тому моменту созерцала уже минут этак пять, раздумывая, какого, собственно, хера, и что с этим теперь делать.
Появление магистра де Танкарвилля она почему-то почувствовала спиной, несмотря на жестокое похмелье.
- Выпейте, я вам оставила. Смотрите, какая прелесть… Да не реви!
- П… простите, тетушка, - покаялась Лусита и попыталась всхлипывать потише и не смотреть на свое венчальное платье - точнее, его остатки - свисающее с крюка в стене. Прикоснуться к этой инсталляции никто не решался, потому как, судя по всему, перед тем, как его сюда повесить, неизвестный художник пару раз утопил его в сортире.
И Валь до сих пор не стошнило только по причине того, что, как любой целитель, она обладала очень стойким к перипетиям желудком.
И всё бы ничего, но частью инсталляции был также младший брат тройняшек, который лежал на полу, раскинув руки и, насколько уже определила Истредд, беспробудно спал. В прямом смысле - беспробудно, и паутина чар, окутывающая его, не походила вообще ни на что.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

21

Магистр де Танкарвилль целителем не был.
Магистр де Танкарвилль не был целителем, хуже того – с самого момента возвращения в неласковую явь его неиллюзорно тошнило, и потому, с полминуты понаблюдав расфокусированным взглядом кладбищенского упыря всех присутствующих и представленное ему зрелище, очень аккуратно отставил стакан на первую попавшуюся поверхность и исчез – подышать свежим воздухом.
По возвращению лучше не стало. Испытывая безграничное уважение к труду коллеги, потративший какое-то количество времени, сил и реагентов на обезболивающее, только на нём и держался - и со всем этим в комплексе, включая случившуюся катастрофу, поставившую всё торжество под угрозу, следовало срочно что-то решать: так что ещё пять минут магистр потратил на мучительные размышления.
А уж решив, Шеаллах никогда не останавливался, методично воплощая в жизнь все плены.
Мальчишку следовало оставить на самый конец - слишком странными были чары, опутавшие его, и на это следовало посмотреть внимательнее. Рассказы местных про колдунов, ведьм и черные глаза в свете обстоятельств уже не выглядели такими смешными и абсурдными, но распутывать этот клубок в непосредственной близости к подвенечному платью было чревато усугублением ситуации. Четкостью чар магистр сейчас похвастаться не мог, потому использовал примитивы - капля телекинеза для того, чтобы безвекторно снять объект творчества неизвестного злопыхателя с крючка, и ещё горсть силы для того, чтобы всё вместе вспыхнуло и сгорело, превращаясь в щепотку пепла и несколько клубов сырого, дурно пахнущего дыма.
Невеста взвыла с новыми силами, окончательно прощаясь с мечтой – болезненно изломав брови, Шеаллах сжал ладонь в кулак, обрывая надрывный плач, потому что на ласковые методы воздействия на людей, в отличие от сердобольной Валь, в таком состоянии был просто не способен.
- У нее есть хоть одно пристойное платье схожей длины? – сумрачно спросил он у остальных двух сестер, и, дождавшись согласного кивка, распорядился: - несите сюда и помогите ей переодеться.
Другого варианта он не видел – торжество в любом случае нужно было как-то спасать, потому что, во-первых, в таком состоянии они с Валь не имели никакого желания и возможности драпать от целой толпы вооруженных вилами разозленных деревенских жителей, решивших, что чародеи не отработали свой гонорар и не спасли свадьбу от предугаданных порч и проклятий, а во-вторых, несмотря на сотрясающее основы мира похмелье, после вечерней беседы пребывал в каком-то весьма странном, но определенно милосердном состоянии.
Опасаясь того, что Истредд пожурит его за необходимость накладывать швы после того, как он ударит сопящего парнишку обо что-нибудь неуверенной левитацией, Шеаллах оттащил того на лавку руками без применения магии. Пока Лучана отмывала пятна с досок, задорно по-деревенскому ругаясь, а Луччана натягивала на оцепеневшую и онемевшую уже не из-за чародейского вмешательства, а благодаря потрясению Луситу добротное, даже почти не застиранное платье, чародеи стояли над сопляком, пребывая в состоянии глубокой задумчивости.
- Нет, - наконец со вздохом произнес магистр, - это какое-то безумие. Заклинание сплетено на удивление надежно, но логика структуры противоречит всему, что я вообще видел. Надо искать колдуна или ведьму, и это не шутки. Пусть пока поспит ещё, а сейчас…
Он развернулся на пятках, со скепсисом посмотрел на заплаканную невесту.
- Значит, так, - спокойно сказал чародей, - сейчас мы пойдем в какую-нибудь хорошо пахнущую комнату все впятером, ты успокоишься, закроешь глаза и будешь сильно-сильно вспоминать, как это платье на тебе выглядело. А мы с коллегой постараемся придать твоему платью нужный облик, можешь помолиться Великому Солнцу, чтоб у нас всё вышло, но молись быстро. В полночь платье снова превратится в тряпье, так что постарайся увлечь своего принца в койку до этого момента. Всё ясно?
Тройняшки слажено кивнули.
Драгоценная, ваши навыки иллюзии существенно сильнее моих, вы же не откажете этому несчастному миру в милосердии? Я обязуюсь кропотливо ассистировать и вручить в ваши руки море силы.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

22

“Драгоценная” звучало ничуть не хуже, чем “коллега”, и во имя ночной беседы Валь сдержала ядовитый укус - а еще, во имя всё того же милосердия, которого мир требовал гораздо меньше, чем несчастное лицо Шеаллаха, на котором золото уходило в благородную зелень. Если кому здесь и было по-настоящему плохо, так это ему, потому чародейка для начала протянула руку и кое-что сделала - штука эта была весьма спорной, имела право только на временное существование, да и вообще являлась, по сути, не больше, чем качественным обманом организма, иллюзией, если можно так сказать. Абстиненция никуда не девалась, просто благополучно разминулась с мозгом магистра де Танкарвилля до выяснения обстоятельств и возможности вывести токсины без того, чтобы причинить непоправимые повреждения его гордыне.
Правда, магистр де Танкарвилль настолько напоминал кота, что магистр Истредд всерьез сомневалась, может ли что-то ранить его чувство собственного достоинства, пока по всему выходило, что почтенный магик даже оказавшись по уши в той самой субстанции, буквально ли, фигурально ли, небрежно отряхнется и пойдет дальше, убедительно сделав вид, что так всё и было задумано изначально.
Ну вот как коты, да.
Вы торопитесь, радость моя, - не удержалась Валь вернуть “драгоценную”. Впрочем, вышло вовсе без яда, и мысленная речь ее скорее ласково гладила по вискам, - еще рано, незачем тратить столько сил на иллюзию, что полдня провисит в шкафу. Если вам угодно раздавать такие щедрые обещания, то давайте разбудим мальчика, а потом, обещаю, я верну вам возможность наслаждаться жизнью.
- Так что делать-то? - грустно спросила Лусита, на всякий случай стоящая у открытого окна. Толку было мало, потому как дело неумолимо двигалось к полудню, и о ветре Гроттамаре забыл примерно до заката. Валь обмахнулась веточкой тамаринда, наспех вытащенной из вазы и задумчиво сказала:
- Не слушайте дядюшку Шеаллаха. Что мужчины понимают в свадьбах? Идите, чтоб к одеванию невесты был готов ворох роз, любое платье, паутина и старые тапочки. Будем делать красиво.
Судя по круглым глазам сестер, они решили, что тетушка впала в маразм, но спорить побоялись.

Госпожа Веспуччи причитала очень недолго, в аккурат до момента, пока на кухне снова не понадобилась ее помощь - а случилось это быстро, она даже “на кого ж ты меня покинул, ирод, вот проснешься, убью” закончить не успела, и вопила уже на бегу, филигранно превращая это в “ничего без меня не могут, олухи”. Младшенький, отмытый наспех, возлежал на кровати и явно ему было хорошо, потому что иначе пришлось бы фаршировать гусей, колоть орехи, или расставлять праздничную посуду: на мальчишник его, по причине возраста, брать отказались, и таким образом парень был единственным, кто отлынивал от работы.
Если не считать чародеев.
- Вам лучше, Шеаллах? - мягко спросила Валь вслух, - может быть, сядете в кресло? Воды? Льда?

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (02.07.2018 23:45)

+1

23

Всё сразу, чуть не ответил Шеаллах, и еще немного этой прохлады с неощутимым оттенком яда на виски, тогда станет значительно лучше. Как всегда в моменты слабости, его отчаянно тянуло отдаться кому-то в руки - и как всегда, во избежание проблем, он давил в себе эти порывы и рано или поздно овладевал собой.
Тут было – рано. Магистр хотел было осведомиться, почему это – полдня, потому что никак не мог уложить у себя в голове неторопливый и размеренный порядок торжества, но до вечера вправду оставалось прилично времени, и полуденный зной, проникающий в окна, неиллюзорно намекал на то, что прохлада не придет ещё долго – оставалось капитулировать и признать правоту коллеги, расписавшись в полном собственном гендерном непонимании всех свадебных процессов, и отправиться туда, где он понимал хоть что-то.
- Нет, но спасибо, - вежливо ответил Шеаллах.
Он даже сдержался от язвительного вопроса о том, когда она сама успела начать разбираться в свадьбах с её-то образом жизни – и даже не столько ради сохранения собственного здоровья, а скорее во избежание неприятных казусов вроде сломанных о черенок лопаты (в свою очередь, сломанной о чей-то хребет) ногтей и прочих прискорбных явлений, которые весьма печалят чародеек, оставшихся на усеянном костями излишне любопытных пепелище.
И, немного – во имя её прохладных чар, обещание которых внушало не только смутную надежду на возвращение в мир живых, но еще и предвкушение пяти минут внимания, направленного исключительно на него самого. Даже не сказать, что из этих двух вещей обнадеживало больше.
Тогда, болезненно поморщившись и небрежно-раздраженным жестом изгоняя остаток головной боли и головокружений куда-то туда же, куда с четверть часа назад изгнала абстиненцию Валь (потом, всё это потом), он присел не в кресло, а прямо на кровать к младшему Веспуччи, и занялся делом.
Запутанность чар сейчас до подозрительного напоминало то, что творилось у него самого в голове – моток мокрой перепутанной шерсти, причудливые узлы в необычных местах, и полное отсутствие понимания, к чему это всё должно вести. Пожалуй, колдовал шизофреник, повторно признал вслух Шеаллах спустя пять минут распутывания этого безумия.
Спустя ещё две, когда мальчишка пошевельнулся, выходя из фазы глубокого сна, сравнимого с обмороком, в сон здоровый и поверхностный, и перевернулся, в подкатанном рукаве его рубахи обнаружилось несколько игл – всё ещё будучи скептически настроенным относительно непосредственной связи подобных вещей с колдовством неизвестного злоумышленника, магистр не мог не признать очевидную корреляцию явлений, возможно случайную, но это требовало пристального изучения.
- И ещё – начищенной рожи того, кто посмел это устроить под носом у двух магистров, - мрачно дополнил он, путая пальцы в остатках колдовства, цепляющихся за них, как паутина, - руки бы ему в задницу засунуть и так и оставить.
Искоса бросив взгляд на коллегу, уточнил во избежание вспышки присущей целителям циничной иронии:
- Его собственные в его собственную. И зашить.
Наконец-то выпутанный из заклинательской сети мальчишка недовольно засопел, перевернулся на другой бок, пробормотав что-то вроде «еще пять минуточек» - нельзя сказать, чтоб Шеаллах его не понимал, придерживаясь мнения, что в таком климате спать следовало днем, а развлекаться уже в ночной прохладе, но исключительно из персональной зловредности не стал ждать ни одной.
Не пожалел ради этого даже стакана теплой воды.
Отплевываясь, юноша поведал миру, что прикорнул всего-то ничего, не заслужил подобного обращения и очень прискорбно огорчен происходящим – со стороны это звучало как череда невнятных, по-детскому смешных ругательств, перемеженных парой недетски крепких выражений, на которые магистры серьезно покивали, потому что мир этим утром вполне их заслуживал.
И больше не сказал, в принципе, ничего. Мысли его путались, произошедшее ночью начисто выпало из головы – то ли парень где-то втемную нализался домашней настойки, пользуясь невнимательностью взрослых, то ли неизвестный колдун подчистил ему память.
Шеаллах не отличался излишним оптимизмом и предчувствовал худший вариант.
- Давайте выпьем еще кадфы, - тоскливо предложил он, - и пойдем искать то, что мы хотели искать, пока это ещё кто-то не нашел. Когда надо вернуться, чтоб сделать платье?
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

24

Ногти у Валь и так закончились примерно к первой неделе раскопок, поэтому ломать там было нечего, так что дело вполне могло дойти сразу до побоев, но повод, с ее точки зрения, был довольно мизерный - в конце концов, она могла бы поведать коллеге тысячу и одну историю о том, куда зовут чародейку-целительницу благодарные горожане, и почему. Если пересчитывать по пальцам все свадьбы, на которых Истредд бывала, и всех детей, которым лично давала имя (довольно часто бывших результатами этих свадеб), то заходить придется даже не на третий круг, и это - включая пальцы на ногах. Среди других коллег было хорошим тоном отказываться от приглашений, а кого-то и не приглашали даже, но Валь одевалась по моде центрального Нильфгаарда, к одобрению городских матрон закалывая камеями высокий воротник, характер демонстрировала не менее сдержанно и вежливо предоставляла людям заниматься своими делами, пока те давали ей делать своё - то есть, очень редко вмешивалась в городское управление, да и то без стука кулаком по столу.
Правда, был один случай. Но кто старое помянет…
- К закату нужно вернуться, - отвечала она, закатывая шелковые рукава, - погодите, мне нужно привести вас в порядок. Откиньте голову на спинку кресла.
Все время, пока Шеаллах распутывал чары неизвестного безумца, она молча наблюдала - он не звал присоединиться, а они, по общему негласному договору, всегда ждали приглашения, если дело не принимало срочный оборот. Да и наблюдать было… в общем, Валь любила видеть отточенное колдовство, оно, по ее мнению всегда оказывалось гораздо привлекательнее чего угодно, чем принято гордиться среди мужчин. И женщин, что уж там.
Ну, впрочем, длинные пальцы магистра де Танкарвилля требовали особого внимания.
С некоторым сомнением, она эту мысль даже открыла, прежде, чем взялась изгонять из него продукты разложения алкоголя, со всей возможной осторожностью, в которой себе с утра отказала, проведя не самые отвратительные полчаса в своей жизни, но явно где-то в первой пятерке. Между родами и защитой диплома.
Магистру грозила исключительно перспектива выжимать рубашку от пота.

К середине дороги чародейка прокляла свою жизнь и держалась только на крайнем удивлении: как они сюда ночью дошли? Почему смогли спуститься, не переломав ноги и не сдохнув по дороге? Белая пыль казалась раскаленной, дорожка походила на сковородку и место для тренировки юных ведьмачек одновременно, а чуть пониже, где-то между кустом полыни и терновым кустом у Валь заложило уши от перепада давления.
А вот местные ребятишки, похоже, были здесь с утра и совершенно счастливы. В количестве не меньше двух десятков.
Истредд тяжело опустилась в тень у скалы, некоторое время созерцала творящуюся в прозрачной воде вакханалию, а потом махнула рукой.
- Идемте в воду. С меня невидимость, с вас воздух.
Рубашка с шелестом упала на камни, там, где она должна была войти в воду, плеснула волна и дернул в сторону любопытный краб.
- Жду вас.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

25

Шеаллах после целительного вмешательства ожил настолько, что дорога к морю почти не казалась преисподней – да, для прогулки они выбрали не самое лучшее время, но близость нагретой солнцем воды всё делала лучше.
Ребятня бесстрашно плавала к дальнему камню и обратно и швыряла друг в друга горстями влажного вязкого песка и беззлобными прибрежными медузами – на мгновение задержав взгляд на лазурной кромке горизонта, чародей стащил рубашку через спину и тоже вошел в воду, на ходу сплетая сеть чар.
Я буду следить за тем, чтоб воздуха хватило, но если почувствуете головокружение, дайте знать. – привычным рабочим тоном сообщил чародей, уже ныряя.
Вода была великолепной.
Кто бы спросил магистра, то ей стоило бы быть чуточку прохладнее, но главным было не это, а то, что взбаламученное детскими играми легкое облачко донного песка, несмотря на легкую волну, держалось у берега, а стоило отойти на десять футов в море – и вода становилась практически кристально прозрачной, оттого ступени были видны почти так же четко, как если бы её не было вовсе.
Валь – тоже была видна.
Один раз позволив себе смотреть, он отчего-то никак не мог остановиться; пусть события предыдущего вечера путались в памяти, казались неверными и размытыми, в неудобных, делавшие всё сложнее признаниях можно было, вдруг что, обвинить чёртов винсанто, а невесомый мягкий поцелуй на щеке казался не то шуткой, не то хмельным видением - но потом наступило утро, и вместе с ним пришли эти странные слова и мысли, осторожные и трезвые.
Которые объяснить шуткой было намного сложнее.
Потому он смотрел на то, как соскальзывали с невидимой кожи едва заметные пузырьки воздуха, как возникали легкие завихрения воды вокруг тела после каждого сильного гребка, как от движения прозрачной руки стайками разлетаются в стороны серебристые рыбы – это было еще хуже, чем если б невидимости не было, потому что глаза закрыть можно, а воображение – уже нет.
Поэтому тот факт, что ступени как-то не собираются заканчиваться, магистр уловил не сразу.

Они остановились там, где солнечный свет стал проходить сквозь толщу воды с некоторым трудом, перекрашивая лазурь в лазурит, и из темноты между камнями стали выглядывать совсем другие, бурые и колючие рыбы, и влажно блестевшие угри. Путь дальше грозил отяготить чародеев звоном в ушах и проблемами, несовместимыми с вечерним торжеством.
А лестница уходила ниже – обкатанная волной, заросшая водорослями, она все равно поблескивала белым мрамором среди анемонов. Встретились и несколько причудливых резных колонн, сломанных штормами или другой неведомой силой, но ещё хранящих остатки великолепия – на барельефах, покрытые подводным мхом, угадывались все те же осьминоги, и создавалось такое впечатление, что…
…будто бы там в глубине еще один город
Предположение было высказано с известной долей иронии, но проверять то, насколько он ошибся, и где все-таки заканчивается эта странная полого уходящая в темноту композиция, Шеаллах не планировал. Возможно, тут когда-то была долина и Гроттамаре тогда был почти горным поселением, имеющий такое вот красивое сообщение с какими-то эльфами-морепоклонниками, или же это вовсе создал какой-то безумный магик, поймавший в море бутылку с последним в мире д’йином, и лестница не имеет не только конца, но еще и смысла.
Последнее он с досадой высказал мысленно, останавливаясь и зависая в колеблющейся толще воды, и чувствуя, как начинает закладывать уши.
Вы видите ещё что-то интересное?[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

26

Вообще да, сосредоточенно откликнулась Валь, вижу.
Ей очень сильно не хватало хотя бы восковой таблички для записей и зарисовок. Не обладая эйдетической памятью, чародейка опасалась, что забудет часть увиденного - поэтому пришлось дополнительно колдовать: молочно-белый шар, почти невидимый в солнечных лучах, достигающих этой глубины сверху, проплыл между колоннами, задержался у барельефов и резьбы и отправился вниз по ступеням, пропав во мраке. Спустя несколько секунд вынырнул обратно и завис где-то у виска.
Истредд развернулась в воде: в полутьме было сложно угадать даже едва видимые очертания магистра де Танкарвилля, и в первый момент показалось, будто его нет здесь вообще. Эту мысль, короткую и пугающую она отбросила сразу, с внутренней досадой отправившись ближе к колоннам, чтобы убедиться в наличии надписей. И не ошиблась.
Всё. Теперь можно подниматься.
Здесь, в темноте, всё-таки было слишком холодно, кажется, даже солнечные лучи, падающие на дно, и те холодели по дороге - насколько лучше казалось ближе к поверхности, и, вынырнув, Валь какое-то время качалась на волне в попытках согреться. Проследив дорожку следов по раскаленным камням, она устроилась рядом, с облегчением подставляя солнцу плечи и самую малость завидуя напарнику, который в таких случаях только превращался из золота в бронзу.
- Это не культура сеидхе, - заметила Валь, перестав стучать зубами, - очень много признаков, характерных для расы, которая считается вымершей: помните находки из Бремервоорда? Там, правда, кметы утверждали, что ни черта они не вымерли, но госпожа Рансант не верит кметам, а потом туда принеслась еще и Дора на крыльях заботы о вымирающих видах… в общем продолжить исследования мне никто не дал. Тем не менее, мы с вами вот сейчас стоим лицом к лицу с находкой, которая перевернет современную историю.
Она тяжело вздохнула и добавила:
- Будто это кому-то интересно. Итого, прибрежные жители, вероятно, насмотрелись на барельефы и осколки, что находили у берегов, вот и лепят всюду осьминогов. Сюда нужна отдельная экспедиция.
Хотелось предложить “может, останемся?”, но Истредд не нашла в себе сил. Солнце поднялось к полудню, и малолетние ныряльщики уже удрали домой, только парочка самых стойких  пряталась в тени под нависшей скалой и, кажется, ловила там крабов - с неизвестными целями. Валь подбросила на ладони вишневый, обкатанный волнами, сердолик и решила, что сделает это позже. Как только продумает аргументацию и логистику. Для нее всё равно других вариантов не оставалось, ну не бросать же такое… такое.
Хоть вовсе переезжай.
- Я, кстати, предлагаю применить гидромантию для поиска серьги, - лениво заметила она и перевернулась на живот, пользуясь случаем погреться. Ну или хотя бы чтобы равномерно прожариться со всех сторон и последующее страдание было полным, - и ходить далеко не нужно, вон целая бухта. Но потом вы поставите портал, поскольку идти вверх пешком я отказываюсь. Мне лень. Я натерла ноги об камни. И всё еще недоумеваю, почему мы находим работу везде, куда придем - у вас это не вызывает иногда легкой досады, Шеаллах?
Валь подумала и добавила уже привычное:
- Как насчет холодного вина?

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

27

- А давайте, - тоже подумав, ответил Шеаллах.
Подводный холод отступал до досадного стремительно – по правде, чародей не был уверен, что находиться на таком обжигающем солнце в такое время суток было безопасно, но жара вкупе с новыми открытиями выбили из головы все лишние мысли. В конце концов, им, кажется, уже давненько напекло голову – а чем ещё можно оправдать добровольное согласие участвовать в вертепе, который местные отчего-то звали свадьбой?
По-хорошему, действительно стоило бросать эти развлечения, и открывать портал не в спальню госпожи Истредд ради её сбитых в кровь ступней, а сразу на север, в Риссберг, потом несколько месяцев выбивать финансирование, ничего не добиться, плюнуть, вернуться сюда на свои и нырять в море до тех пор, пока не вырастут жабры. Останавливали всего три вещи – собственно, сбитые в кровь ступни госпожи Истредд, неизвестный колдун и холодное вино.
Шеаллах, пользуясь тем, что никто не видит, лениво потянулся.
- Давайте по паре глотков, и пойдем колдовать, только куда-то в тень. А то расплавимся.

Единственным местом, где тень простиралась больше, чем на два квадратных дюйма, была как раз та самая нависающая над пляжем скала. В этот раз вино было белое, чуть кисловатое и сухое – бессовестно отогнав ребятню, чародеи переместились на холодные, подернутые солевым налётом плоские камни. В их подножье вода проточила узкое отверстие, и теперь волна гулко и утробно клокотала где-то внизу, и ритм прибоя почти убаюкивал: потому к поискам серьги Шеаллах приступал тоже с какой-то ленцой, раздумывая над тем, что обычаи местных спать после обеда основаны на мудрости многих поколений и не лишены рациональной нотки.
Но точно знал, что спокойно спать всё равно не сможет - примерно до того момента, как во всей округе не закончатся все загадки, не будут сняты все истинные проклятья и не переведутся колдуны, просто потому что нечего создавать нездоровую конкуренцию.
- А работу мы находим везде, куда придем, - возвращаясь к неотвеченным, пусть и риторическим вопросам, с оттенком грусти произнес чародей, - потому что, вот давайте смотреть правде в лицо, мы не можем без неё жить. Вот вы сейчас наверняка – и я не читаю ваши мысли – уже представляете примерный план экспедиции и источники финансирования. Я уверен в этом, потому что занимаюсь тем же, и это всё – вместо того, чтобы махнуть на всё рукой, открыть телепорт прямо в спальню, поспать, потом пообедать, потом веселиться на свадьбе до утра, снова спать, есть, веселиться. Как надоест – сесть на лошадей и убраться в Баккалу, выбросив всю эту историю из головы. Мы трудоголики, Валь.
Эта печальная истина заслуживала того, чтоб выпить ещё немного – после этого Шеаллах, щелкнув пальцами, сосредоточился и потянул из дышащего, лениво волнующегося прямо у ног моря силу.
Скосив глаза, взглянул на детей – они разыскали для крабов какую-то приманку и теперь сосредоточенно привязывали к нему запутанную леску, которую море выбросило на камни. Со стороны здорово смахивало на дохлую псину.
- Давайте начинать, - возвращая себе рабочую сосредоточенность, сказал чародей. И добавил привычное: - я держу.
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

28

Да, думала госпожа Истредд, телепорт прямо в спальню был бы кстати. Никакого, что характерно, эротического подтекста в ее мыслях не было, если не считать почти эротической мечты о холодной пресной воде, прохладных простынях и паре часов здорового сна - правда, она сомневалась, что это вообще возможно в такой знаменательный день. Но следовало признать, что магистр де Танкарвилль совершенно прав, и они оба действительно трудоголики. Того неприятного рода, который просто не задумывается, что есть какой-то вариант, кроме, как работать.
Раз уже начали, сложно остановиться, потому пришлось отбросить как мечты о прекрасном, так и сложные размышления над организацией экспедиции, на которых магистр  де Танкарвилль ее так ловко поймал: единственное, с чем Валь не была согласна, так это с попытками выбить у Братства финансирование, попросту из-за того, что не собиралась делиться с остальными, которые налетят тут же под предлогом участия в раскопках, а в этом случае их не выпереть, и придется иметь дело с Советом, ежечасно спрашивающим, на что идут гранты, и еще - вот не дай Солнце! - явится Дора, а это уже серьезная заявка на, простите за Старшую Речь, дебаты, местами переходящие в прения.
В общем, черта лысого. Лучше уж она возьмет кредит у Джианкарди, или опустошит свой счет у него же.
С этой мыслью скользить в воду было чуть сложнее - но Шеаллах, как обычно, держал, золотые сплетения его сетей дрожали на полуденном солнце, сливаясь с лучами, то ли блики на воде, то ли марево над камнями, но прочные, такие, каким золото не бывает. Она привычно затаила дыхание, прикасаясь к ним - и непростительно затянула прикосновение.
Медленно, очень медленно вплела серебряные нити, зацепилась за них и так же неспешно оперлась на чужое заклинание, как на его руку при входе в воду.
Держите.

Всё это просто обязано было закончиться как-то глупо, и интуиция не подвела - Валь вынырнула из темноты прорицания с выражениями, которых постеснялись бы даже архимагистр Висент и ее уважаемый коллега Асгейр, а последний знал толк в витиеватых оборотах. Где-то с минуту чародейка последовательно припоминала все, что от него слышала, закончив невразумительным:
- ...черный, мать его, глаз! Да я ей его на arse натяну!
В общем и целом, тетушка Грассо, как пояснила Истредд, продышавшись, и была тем самым воришкой, который увел семейное ожерелье и серьгу, а заодно ее же авторству принадлежала инсталляция из трупа собаки у семейного склепа Веспуччи. Увы, выяснить причины такого поведения с помощью гидромантии было невозможно.
- Значит, нужно спросить, - хищно заключила Валь, поднимаясь с места и натягивая “платье”. Вначале о себе напомнили ноги.
Потом печальная мысль, что на праздник идти катастрофически не в чем, если не пользоваться теми же уловками, что она приберегала для невесты.
Настроение испортилось мгновенно и окончательно. Может, к лучшему, для допроса потребуется.
- Одевайтесь, коллега, - с сожалением сказала чародейка, - идемте работать.
Утешало одно, что по крайней мере вместе.

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

+1

29

Шеаллах с некоторым сожалением оделся, снимая с себя чужие чары, как снимают одолженный по случаю дождя плащ – аккуратно и с легким оттенком благодарности, чуть дольше положенного задерживая ладонь в ладони.
Гидромантия настроила на меланхолический лад, щедро замешанный на досаде: пока Валь ругалась, Шеаллах печально размышлял про то, что колдовать не в пример приятнее, чем думать о том, кто кому каким врагом приходится и зачем эти нелепые кражи все-таки были совершены, и основным вопросом по-прежнему остается то, как в эту семью попали артефакты, и то, согласятся ли они их продать за вменяемую сумму.
Что-то подсказывало, что нет.
Вариант с банальной кражей, к сожалению, ввиду предстоящей экспедиции отпадал совершенно – люди злопамятны - телепатическое вмешательство тоже могло быть чревато, а следовательно, оставался только тяжелый и тернистый путь дипломатии, угроз и неприкрытого шантажа.
- Хорошее представление, - лениво заметил Шеаллах, открывая телепорт, - на кладбище, я имею в виду. Теперь даже колеблюсь – вторая тетка Грассо, та, что с двумя глазами, она знала обо всем изначально, или просто удачно угадала место и до сих пор считает, что ритуал совершен Веспуччи? Без бутылки тут не разобраться.

То, что происходило в обиталище Веспуччи, напоминало защиту магистранток Аретузы, скотобойню и бродячий цирк разом: хаос проникал даже в пустую спальню госпожи чародейки, просачиваясь сквозь щели прикрытой двери и распахнутое окно, ввинчивался в уши многоголосьем взволнованных голосов, окриками и понуканием нерасторопных родственников. Как бы не пришлось выбирать между допросом и наведением иллюзий, с всё той же досадой отметил про себя Шеаллах, подавая коллеге руку для того, чтоб она смогла добраться до собственной постели.
Потом, уже на пороге комнаты стряхивая с рукава прилипший песок, коротко уведомил:
- Я сейчас приведу её сюда, так будет удобнее. Делайте пока компрессы, нам еще танцевать этой ночью.
Возможно, на пепелище или костях врагов – сумрачно размышляя обо всех досадных перипетиях сегодняшнего дня, Шеаллах постарался выскользнуть из дома как можно незаметнее, но был обнаружен, отловлен и пойман за рукав рубашки почтенным купцом Америго Веспуччи.
- Бабы с ума посходили! – трагическим шепотом поведал он, - с самого утра ревут и орут! Мать меня поварежкой стукнула! Меня!
- Я тут причем? – привычно отозвался чародей, пытаясь выдраться, но почтенный купец без боя не сдавался.
- Заколдуйте их! – горячо предложил он, - пусть хотя бы орать перестанут. Или глаза им как-то отведите, я было думал к погребу наведаться, а тут на тебе, поварежкой! Мол, до вечера нельзя!
Магистр подумал.
Потом подумал еще раз.
- А давайте, - вкрадчиво предложил он, - я раздобуду вам бутылку винсанто, а вы мне за это поможете?

Почтенный купец Америго Веспуччи от перспективы одноглазую ведьму Грассо пришел если не в восторг, то в благодушное настроение, и с возложенными на него обязательствами справился блестяще, винсанто пили наскоро и вдвоем, прямо под солнцем, перед тем, как отец семейства отправился опять получать поварежкой, а Шеаллах – открывать портал. Бабка плевалась через дыру во рту – пары зубов у нее не хватало уже давно – обещала неземные проклятья, холеру, кровавый понос и…
- …шоб кишки в трубочку свернулись и сквозь хер вышли! – вопила она от ужаса, вываливаясь из овального окна на дощатый пол спальни.
Дальнейшая её реплика была лишена любых внятных слов, но в этой тарабарщине чародеи с удивлением узнали до невозможности перековерканную формулу Агнесс из Гланвилля, которая в таком исполнении, конечно, да без соответствующей жестикуляции не сработала.
Видимо, это сакральное знание и позволяло считать себя ведьмой.
Магистр оперся ладонью о балку, качнувшись не столько от стремительного применения силы, сколько от неудачной пропорции солнца и вина: обоих было слишком много и слишком быстро.
- Натягивайте, коллега, - с сумрачным весельем произнес он.
Потом, сменив тон, обратился уже к Грассо:
- Где серьга?
- Какая серьга? – взвилась тетка, - знать не знаю!
[nick]Шеаллах де Танкарвилль[/nick][status]тать черноглазый[/status][icon]https://i.imgur.com/tHNwgr4.jpg[/icon][info]Возраст: 172
Раса: человек
Деятельность: чародей[/info]

+1

30

[nick]Валь из Назаира[/nick][status]шитье по живому[/status][icon]http://s5.uploads.ru/g4EMv.jpg[/icon][sign]Главное, не обернуться вниз.[/sign][info]Возраст: 122
Раса: человек
Деятельность: чародейка, целительница[/info]

Коллега, оставшись в одиночестве, тоже не скучала - разумеется, без компрессов не обошлось, хотя они, как главный метод лечения, не рассматривались, зато приятно.
Главным методом лечения, хоть и очень спорным, была бутылка вишневого вина, которую принесла ей тайком Лучана: главное, совершенно бескорыстно. Вообще, по ощущениям, было похоже, будто Веспуччи напрочь забыли, что их вранье - собственно, вранье, и стало это окочательно ясно, когда матушка Веспуччи заглянула с деловитым вопросом, не может ли дорогая кума (то есть, легенда уже обрастала подробностями) проверить еду и питье на предмет порчи и всяческого сглаза, и не одолжить ли ей платье “приличное” на праздник. И, заодно, не хочет ли она вставить штыря непутевому братцу, который шляется невесть где, диавол бы его побрал, все мужики такие, ни помощи от них не дождешься, ни поддержки, всё бабы сами должны делать, и по дому, и с детьми, и колдовать, вона, тоже. А братец, скотина, опять бухает, ирод пархатый, да не один - “только что с твоим, кума, его видела, да промолчала. Чароплет, вроде, ученый человек, а туда же! Сказано, мужик”.
- ...ты не стесняйся, - напоследок добавила Розина, - стулом его, стулом. А сломаешь, так невелика потеря, починим. Дело-то благое.
Валь очень серьезно кивала и благодарила. Потом вино кончилось и начался Шеаллах с подарочком, а подарочек визжал, проклинал и плевался, что водяная баба… или что там грязью метко кидается? Дора знала, но как-то было недосуг настраивать мегаскоп только чтобы спросить у знатока, верна ли метафора.

Архимагистр Рансант, думала Валь, сейчас устроила бы маленькое представление, демонстрируя жалкой смертной, насколько они в разных мирах живут, и почему. Была бы грозна, прекрасна и в особой чародейской манере отстраненно ядовита. Завидуя бывшей наставнице, Истредд, сколько ни прожила, так и не сумела эту маску не то, что к себе прирастить, но даже надеть так, чтобы не криво, а когда пыталась, выходило смешно и глупо, потому Валь предпочитала другие методы. Авторские.
- ...ты мне, сволочь, голову не морочь, - тут было главное выдержать очень ласковый тон в сочетании с материнской улыбкой, - а то ты меня о холере еще на коленях попросишь. Я сейчас до трех считаю, и ты говоришь, где серьга. И откуда формулу знаешь.
- Какую еще форму? - взвилась тетка Грассо, - никакой формы, и про сережку не скажу, нате, выкусите, проклятые!
И продемонстрировала жест, который женщине ее положения даже знать не положено, а напоследок вообще задрала юбку. Не то, чтобы магистры раньше морщинистых задов не видывали, но…
- Понятненько, - грустно констатировала Истредд, опуская покров тишины, - а хотела по-хорошему.
И проклятия немедленно переродились в истошный визг.

- Так, давайте сначала, - Валь без всякой жалости пошевелила ступней лежащую на полу старуху, - ожерелье и серьгу она украла, потому что считала, что без них Веспуччи дочь замуж не выдадут. Ожерелье бросила потому что “страшные сны”, а серьгу на память уволокла.
В ушах позванивало, но это быстро лечилось пением цикады за окном, время от времени аккомпанируемой задушевными руладами Розины Веспуччи, объясняющей мужу, какой-он болван, а слугам, какие они никчемные идиоты. Подготовка к свадьбе проходила практически мимо чародеев, и ничто не могло обрадовать больше.
Истредд удобнее устроилась  на кровати, подложив под спину подушку, и прямо сейчас, после отличного допроса, чувствовала себя примерно так, как описывают северных чародеек их южные коллеги. Настолько, что перед напарником было почти что стыдно.
- ...но, насколько я поняла, к тому, что мы утром распутывали, не имеет никакого отношения. Да и не могла, нет у нее дара, ровно никакого, а то страшно представить, что могло получиться, начни она это заклинание орать в таком виде и с такой жестикуляцией… Коллега, вы не могли бы подчистить ей память? И есть какие-то идеи, как достать серьгу?
Валь отчаянно зевнула в ладонь и печально подумала, что их ждет долгая, долгая ночь.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Море и рыбки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC