Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [01.1272] Искусство вербовки


[01.1272] Искусство вербовки

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s5.uploads.ru/t/PvH0o.png

Время: Январь 1272
Место: Новиград, Редания
Участники: Киган де Руйтер, Сиги Ройвен
Краткое описание: Разыскиваемый за измену и дезертирство реданский офицер прибывает в культурную столицу для того, чтобы разыскать возможно оказавшегося в беде близкого человека, даже не подозревая, кого он может встретить в Новиграде и чем это закончится.

+1

2

Зимний тракт, связывающий Новиград и Третогор, находился в превосходном состоянии, даже в более лучшем, нежели в некоторые летние месяцы, когда движение значительно затрудняли нескончаемые ливни, размывающие дорогу. С погодой также достаточно сильно повезло - обошлось без метелей и даже практически без снегопадов. Он любил зиму, любил звук хрустящего под копытами лошади снега, любил то, что в это время года большинство разбойников и чудищ сидели в своих норах, и конечно же любил зимнее очарование окружающих мест. Перед тем, как покинуть реданскую столицу, Киган приобрёл за значительную сумму тёплую меховую куртку с капюшоном, о чём в последствии ни капли не пожалел.
Большую часть накопленных за жизнь крон он хранил на счёте в банке Джианкарди, открытом на имя его погибшего товарища, с которым они были похожи как две капли воды. О существовании этого счёта знали только сам Киган и управляющий филиалом банка в Третогоре, с которым Де Руйтера когда-то познакомил его наставник Офест Мэзро. Краснолюд, управляющий филиалом, в деталях разъяснил Кигану, как в случае чего выдать себя за владельца счёта и смочь снять наличные в любом другом филиале банка.
С собой у Кигана были лишь два небольших мешочка с кронами, которые он думал потратить на снятие комнаты в какой-нибудь более менее пристойной корчме, минимум еды и конечно же на приобретение информации. В комнате, которую Хелен снимала в Третогоре, Киган нашёл записи, свидетельствующие о том, что целительницу что-то вынудило немедленно поспешить в Новиград, но куда именно — он не знал.
В плане оружия де Руйтер ограничился сигилём, без коего чувствовал себя немного неполноценным, совсем маленьким кинжальчиком, аккуратно спрятанным в рукаве, и чуть более весомым кинжалом в правом сапоге.
Естественно, ничто во внешнем виде не выдавало в нём реданского офицера, все знаки отличия и солдатскую амуницию он оставил в Третогоре, надев в путь личные лёгкие доспехи, выкованные на заказ несколько лет назад у эльфийского бронника. Киган очень надеялся, что не встретит никого знакомого в Новиграде. Конечно, он понимал, что его не будут искать как особо опасного преступника и навряд ли он увидит своё лицо на городских стенах с припиской «разыскивается», однако также он знал, что внутренние службы короля Радовида не дремлют и при случае с удовольствием схватят его для показательной кары.
Наконец увидев на горизонте заснеженные крыши новиградских домов, Киган позволил себе ощутить утомлённость и голод, мысли о которых подавлял весь путь. Решив, что с сигилём, перекинутым через плечо, он будет привлекать к себе излишнее внимание, де Руйтер остановился в корчме «Семь котов», находившейся в пригороде культурной столицы Редании.
Оставив лошадь в конюшне, Киган вошёл в здание, сразу договорился с корчмарём о снятии комнаты для себя и стойла для кобылы на несколько дней. Немного утолив голод порцией каши со свининой и кружкой обычной воды, которая оказалась с привкусом ржавчины, прошёл в комнату и удостоверившись, что в случае чего быстро дотянется до оружия, довольно таки быстро заснул.
Проснувшись ранним утром, Киган аккуратно отодрал от пола одну доску, просунул в образовавшийся тайник обмотанный шкурами сигиль и мешочек с кронами, из которого ещё ничего не потратил. Вернул доску на место и удостоверившись, что найти тайник будет не слишком просто, де Руйтер покинул «Семь котов», заранее продумывая легенду, которую расскажет стражникам, если тем он покажется подозрительным. Интуиция подсказывала Кигану, что в первую очередь про Хелен стоит поспрашивать в лазаретах и лавках, владельцы которых продают травы и другие различные медикаменты.
Присматриваясь к каждому встречному, он начал блуждать по лабиринту новиградских улиц в поисках нужных мест.

+1

3

- Де Руйтер? Младший? Ты точно уверен?
- Да, милсдарь Ройвен, уверен. Я тогда в полевом госпитале работал, когда битва под Бренной случилась. Нам таких штабелями привозили. И имя каждого у нас помнят. Большинство  из них мы схоронили. А тех, кто выжил, не только имена в память врезались, но и лица. 
Сиги Ройвен одобрительно кивнул, откидываясь в кресле и скрещивая на груди руки, отчего казалось, словно два кашалота пристроились на ките.
Корчма «Семь котов», была одним из множества заведений вольного города, что существовали исключительно благодаря воле и протекции Ройвена. И как все подобные заведения, помимо очевидных функций выполняла  ещё и не столь очевидные, но не менее значимые.  И выполняла  хорошо, а потому не прошло и часа после того как Киган де Руйтер вселился в свою комнату, а Ройвен уже знал о его присутствии в вольном городе и времени, в течении которого Руйтер собирается своим присутствием город чтить. Опальный герой войны, вынужденный спешно оставить службу и спасаться бегством из-за высказанного вслух неодобрения в адрес действий короля Радовида; племянник скандального посла – персона, заслуживающая не только комнаты без клопов, но персонального эскорта, приставленного к указанной персоне незамедлительно, но крайне ненавязчиво. А потому уже к обеду следующего дня Ройвен знал о цели прибытия Кигана в Новиград. Знал имя этой цели, род её занятий и по характеру действий Руйтера догадывался о природе их связи. Не став мешать герою войны в его променаде по городу, он дождался, пока от эскорта придет весточка о том, что  гость культурной столицы двинулся в сторону своего временного пристанища и тоже выдвинулся на небольшую прогулку. Приняв свою излюбленную позу обнимающихся на ките кашалотов, восседая на чудом не развалившимся под его весом стуле в комнате Кигана, Ройвен ожидал скорого возвращения хозяина сей скромной обители.

Отредактировано Сиги Ройвен (10.06.2018 23:36)

+2

4

Киган возвращался в «Семь котов» в несколько дурном настроении, ещё не до конца стемнело, а никакого желания продолжать свои начинания, конечно, если скитание по улицам культурной столицы можно было так назвать, у него уже не было. Целых 10 часов де Руйтер не оставлял попытки установить местонахождение Хелен, найти хоть крупицу информации о ней, но так ничего и не узнал.
В первые часы, когда ещё толком не рассвело, а большинство лавок не успело открыться, Киган просто всматривался в вывески, надеясь найти что-то, связанное с медициной или магией. Он полагал, что если кто-то и поможет ему, так это будут коллеги Хелен по цеху, к которым она могли обращаться за помощью. Какого же было его удивление, когда он узнал, что всех владельцев магазинов и лавок, хоть немного связанных с магией и алхимией, «попросили» закрыть свои заведения, а тех, что противились, попросту кинули в темницу.
Киган конечно же знал, что по всей Редании набирают обороты гонения на чародеев и нелюдей, но почему-то думал, что здесь, в «вольном городе», всё обстоит иначе.
Блуждая по докам, Киган отметил, что в зимнее время года на улицах куда реже можно встретить «самостоятельных» представительниц древнейшей профессии, лишь около «Хромоножки Катарины» он увидел девушек, зазывающих прохожих в своё заведение, где они обещали «согреть» всех, кто способен заплатить кронами за их услуги. Рекламирующие заведение девушки были довольно таки смазливыми, в связи с чем Киган посчитал, что куртизанки, ожидающие клиентов в самом борделе, несколько менее привлекательные.
Внимания стражников он не привлекал, было довольно холодно, потому человек с накинутым на голову капюшоном не вызывал особых подозрений. Однако помимо солдат в стандартной реданской амуниции, Киган частенько видел патрули в довольно необычном одеянии, у некоторых из них он видел знаки отличия реданского специального отряда. Перед этими все прохожие спешно расступались, в их глазах де Руйтер видел страх того, что если на них обратят внимание, то могут обвинить в чём угодно. Немного пораскинув мозгами, Киган догадался, что это знаменитые охотники за колдуньями, организация, которая была создана по личному указанию короля Радовида.
В полдень Киган набрёл на «Зимородок», который показался ему достаточно пристойным местом. Заказав у корчмаря обжаренную рыбу, пару кусков хлеба и яблочный сок, он какое-то время внимательно слушал выступавшего на сцене барда. Покончив с трапезой, перекинулся парой слов с одним из поэтов, сидевшим за соседним столиком, затем покинул заведение.
В течении следующих пяти часов де Руйтер с кем только не разговаривал, кому-то только не вручал горстки крон, дабы освежить память, но успеха так и не добился. Чтобы скинуть накопившееся напряжении он даже хотел заглянуть в «Пассифлору», но его вновь ждало разочарование — все деньги оказались потрачены, было необходимо возвращаться в корчму, чтобы достать из заначки второй мешочек с кронами.
Когда Киган входил в «Семь котов», то сразу почувствовал что-то неладное, но подумал, что это сказываются вновь набирающие силу чувства голода и усталости. В корчме, помимо уже знакомого ему хозяина, было несколько подозрительных личностей, которые сидели довольно скромно для такого места — не хлестали без устали выпивку и не орали, как полагается в подобных заведениях. Кивнув корчмарю в знак приветствия, Киган прошёл к двери комнаты, которую снимал, ловко отворил замок и протиснулся внутрь, закрыв за собой дверь.
Развернувшись, он встал как вкопанный, можно было подумать, что кто-то применил на него сковывающее заклинание.  Человек сидел в углу комнаты, лицом к де Руйтеру. Киган понимал, что дотянуться до кинжала в сапоге он никак не успеет и придётся воспользоваться его миниатюрным аналогом из рукава. Но потом понял, что что-то здесь не так. Если бы его хотели убить, то уже сделали бы это.
Почти не дыша, он всмотрелся в лицо человека, который сидел на единственным стуле в комнате, который был явно мал для него. Всмотрелся и окончательно убедился в том, что дела его плохи. Киган знал этого человека, впервые в жизни увидел его в Ковире, когда охранял дядю Рудольфа, потом не раз видел своего нынешнего гостя в Третогоре, при самых разных обстоятельствах.
- Граф Дийкстра? - Кое-как выдавил из себя де Руйтер, одновременно пытаясь припомнить, что отец говорил об этом человеке, - Вы? Здесь? В самом сердце Редании?

Отредактировано Киган де Руйтер (11.06.2018 10:38)

+2

5

- Я теперь такой же граф Дийкстра, как вы - офицер реданской армии Киган де Руйтер, - ответил Ройвен, пристально глядя на вошедшего. «Ощетинился, но в угол не забился и суетиться не начал – прекрасно, значит изгнание его закалило, но не сломало», - отметил про себя Ройвен, вслух же продолжил:
- Давайте опустим прелюдию в виде удивлений, обмена любезностями, подозрений, попыток наделать глупости и перейдем сразу к делу. Я знаю, зачем вы прибыли в Новиград, правильнее даже сказать, за кем. Полагаю также осмотр достопримечательностей не прошёл для вас в пустую, и вы успели ознакомиться с той из них, что действительно заслуживает внимания – патрулями охотников на ведьм. Помнится, вы были не глупым юношей. Есть основания надеяться, что  за годы военной службы вы это качество не растеряли. И думаю, уже поняли, что в одиночку  своей цели не добьетесь, вернее, её не отыщите.
Решив не искушать более судьбу, Сиги Ройвен расцепил руки и грузно поднялся с облегченно скрипнувшего стула. Прошёлся по комнате, выглянул в окно, вновь скрещивая перед собой лапищи, развернулся к собеседнику.
- Я могу вам помочь, Киган. Истинные патриоты Редании должны держаться вместе, не так ли?

+2

6

Он вспомнил. Покойный граф Кобус де Руйтер, отец Кигана, как-то сказал своему сыну, что с Сигизмундом Дийкстрой лучше никогда не иметь ничего общего, потому что это самый ярый патриот своей страны, вот только никогда не предугадаешь, что он посчитает лучшим для Редании.
На секунду в голове Кигана промелькнула мысль, что это может быть допплер или созданная магией иллюзия, но он отбросил её подальше, решив, что это не имеет никакого смысла. «Те типы, что сидят в общем зале, наверняка в его подчинении, только вот на солдат они совсем не похожи, скорее на бандитов, так на кого же он сейчас работает?», - в голове Кигана проскакивали самые разные мысли, которые хоть немного объясняли бы тот факт, что ему собственной персоной нанёс визит никто иной, как Сигизмунд Дийкстра, в прошлом главарь тайных служб Редании.
Де Руйтер внимательно слушал своего гостя, не упускал ни слова. «Значит, вербует меня? Но зачем? Неужели такая потребность в агентах? Нет, тут скорее всего имеет значение моё происхождение, род де Руйтеров один из славнейших и известнейших в Редании, скорее всего для него важно именно это, вот только что именно он задумал?», - все эти размышления занимали не более пары секунды реального времени. Пытаясь понять, что к чему, Киган совсем позабыл о том, что ещё десять минут назад он был голоден и хотел отдохнуть.
Когда Дийкстра встал во весь рост, Киган незаметно сглотнул. Бывший шеф реданской разведки был выше его на голову, если не больше, при желании, наверное, мог раздавить Кигана как таракана. Де Руйтер быстро подавил в себе нарастающее чувство дискомфорта и сосредоточился на другом.
«Почему бы и нет? Если кто-то протягивает руку помощи, надеясь в будущем использовать, нужно соглашаться, ведь кто знает, наступит ли это самое будущее в другом случае? Тем более, если свою могучую руку протягивает Сигизмунд Дийкстра, вот только не оказалось бы так, что сейчас я навсегда продаю ему свою душу»,  - подумал Киган, затем ответил:
- Верно, так и должно быть. Я искренне желаю, чтобы для Редании наступили светлые дни, без охотников и гонений на нелюдей. Что Вы хотите получить за оказанную мне помощь, граф? - Не зная, как ныне следует величать Дийкстру, Киган, несмотря на слова, сказанные самим архишпионом, решил продолжать именовать его графом.

Отредактировано Киган де Руйтер (11.06.2018 18:21)

+1

7

При очередном «граф» Ройвен заметно скривился. «Видимо, без обмена любезностями обойтись не удастся», - мысленно изрек он, вслух же, как это водится, произнес иное:
- Сиги Ройвен, предприниматель, меценат, честный налогоплательщик и добропорядочный житель Новиграда. Рад знакомству, господин…? – Закончив свое балаганное представление, Ройвен с выражением наигранного вопроса на лице замолчал, предлагая Кигану сообщить и свое новое имя. Послушать, что там за сказочку заготовил де Руйтер для прикрытия, было не лишним. Да и подкорректировать её в случае необходимости самое время, раз уж молодой человек внял призыву не творить глупости и выразил готовность к сотрудничеству. Выслушав ответ, Ройвен кивнул: 
- Возвращаясь к теме общих интересов, рад слышать, что мы так схожи в своем стремлении к наступлению светлых дней Редании. От себя же добавлю, что приложу все усилия к тому, чтобы прекратились несправедливые гонения не только на нелюдей, но и на достойных людей, готовых самоотверженно служить своей стране.  И под этой службой я понимаю, прежде всего, длительное плодотворное сотрудничество. Хотя разовый акт патриотизма тоже приемлем. 
Прежде чем приступить к обсуждению технической стороны вопроса  спасения мазели в беде, Ройвен хотел посмотреть, как Киган отреагирует на предложение встать под его знамена. Де Руйтер старший, помнится, всеми силами старался обходить эти знамена стороной. И потому за сыном бывший шеф реданской разведки наблюдал сейчас с неподдельным интересом.

+2

8

«Порази меня Катриона, получается, что один из королей новиградского преступного мира — Сигизмунд Дийкстра? Воистину, хочешь спрятаться действительно хорошо — сделай это у всех на виду, в придачу взяв себе имя, похожее на настоящее. Ещё в Третогоре я слышал о большой новиградской четвёрке, последним в которую вклинился некто Сиги Ройвен, но чтобы понять, кто это такой, нужно было знать архишпиона достаточно близко. Во всём этом несомненно чувствуется отточенное годами мастерство», - пронеслась мысль в голове Кигана.
- Бросьте, из меня такой же конспиратор, как из Вас скоя`таэль. Тем, кто спрашивал, я просто представлялся странствующим купцом, на ходу выдумывая всё остальное, а если бы кто-то попытался меня схватить — живым меня бы не взяли, - отмахнулся Киган, сам прекрасно осознавая, что никакого плана до сих пор у него не было, - Всё, что я хотел — прибиться к первому встречному отряду наёмников, шедшему на войну с чёрными, наступающими с юга.
Выслушав следующее предложение «добропорядочного жителя Новиграда», де Руйтер сразу знал, что он ответит. Возможно, сказывалось краснолюдское воспитание, из-за которого Киган принимал решения очень быстро, более того, он считал, что обдумывать подобное предложение несколько дней или даже часов — неуважительно к собеседнику. Торговаться по поводу собственной выгоды и ломаться он считал унизительным прежде всего для себя самого.
- Длительное плодотворное сотрудничество будет мне по душе. Если Вы поможете мне найти, нет, даже просто убедиться, что с тем, кого я ищу, всё в порядке, то я дам своё слово, что поддержу, как смогу, - слегка улыбнувшись, произнёс Киган, - Не сомневаюсь, что у Вас заготовлен план, скажем так, и по поводу опухоли, засевшей в самом сердце Севера, и на счёт той, что надвигается с юга?
Киган на секунду задумался о том, как же нелепо всё это выглядит со стороны — быший архишпион и бывший офицер обсуждают план свержения короля в какой-то придорожной корчме, более того, в комнате для приезжих, в которой чаще всего останавливаются кметы, не способные себе позволить апартаменты в самом Новиграде. Также он подметил, что Дийкстра выбрал идеальное время для вербовки нового агента, встретившись с Киганом в тот момент, когда бывший офицер не знал, куда податься, да при том ещё и лично, чем произвёл хорошее впечатление. Де Руйтер также не сомневался, что его собеседник знает о нём практически всё, но в первую очередь то, что Киган никогда не бросал слов на ветер.

+1

9

Ройвен почтительно кивнул Кигану, однако прежде, чем он успел что-либо ответить по теме несносных реданских хворей, до его чуткого во всех смыслах уха донеслись крайне неприятные звуки. Называя себя плохим конспиратором де Руйтер и не догадывался, насколько он прав. Впрочем, вопреки расхожему заблуждению, которое бывший глава разведки, правда, усиленно поддерживал, будто  Сигизмунд Дийкстра знает все обо всех, об этом не знал и он. А потому раздавшийся из основного помещения корчмы шум был для него неожиданностью. Звуки боя медленно, но верно перемещались к комнате де Руйтера.
- Похоже, к вам гости, – произнес Ройвен, доставая из кармана кастет и надевая его на руку, - Готовы их встретить?
Можно было бы попробовать скрыться бегством, и эта попытка не была бы лишена смысла, ибо если оставленные внизу люди Ройвена не смогли сдержать нежданных гостей, то силы были основательно не равны. Но Сиги Ройвен не любил бегать, ещё больше он не любил, когда его перебивают. Да и любопытно было взглянуть на рожи тех наглецов, что осмелились это сделать.
Дверь едва не слетела с петель от сильного удара и рожи не замедлили показаться в дверном проеме, мерзкие и размалеванные.

+2

10

Едва заслышав звон скрещиваемых клинков, Киган кинул вопросительный взгляд на Дийкстру, и, увидев мину недоразумения, молнией метнулся вытаскивать из пола нужную доску, ничего не объясняя своему гостю. Он сделал это настолько быстро, что содрал кожу с кончиков пальцев, из-за чего противно сморщился и выругался по-краснолюдски. Пошарив рукой под соседними досками, он вытащил свой сигиль, резво размотал меха, защищавшие лезвие, и кинулся к входной двери, прижался к стене по правую сторону от входа. Мотнул головой, указав тем самым архишпиону, что тому в данный момент следует оставаться на месте и ничего не предпринимать. Ждать непрошеных гостей долго не пришлось, дверь слетела с петель спустя пару минут после того, как Киган занял свою позицию, однако даже за это время, помимо того, чтобы сосредоточиться, он успел кое о чём подумать:
«За кем пришли? Неужели даже местный гарнизон меня ищет и кто-то сумел проследить аж до самой корчмы? Облава стражи? Или всё-таки это по его голову явились и я вляпался в самую жидкую кучу дерьма, какая только была в этом городе?»
Первый вошедший, увидев Дийкстру, немного замялся, что стоило ему жизни. Ни раздумывая ни секунды, Киган рубанул с полу разворота. Невероятно острое лезвие сигиля соприкоснулось с человеческой шеей с одной стороны и вышло с другой, не встретив абсолютно никакого сопротивления, словно разрезало воздух. Краснолюдская сталь резала жестоко и беспощадно, не оставляя никаких шансов тем, кого касалась. Кровь хлестанула на одну из стен комнаты, также обильно попав и на самого Кигана. Срубленная голова покатилась по полу, закатившись под кровать. Ловко уйдя от рубящего удара второго нападавшего, де Руйтер моментально контратаковал колющим выпадом, проткнул человека насквозь, затем вытащил сигиль обратно, отталкивая уже мёртвое тело обратно в дверной проём.
- По чью они душу, граф? - Стоя спиной к Дийкстре, вполне спокойно и даже холодно спросил Киган, - Кто это, Вечный Огонь их поглоти, такие?
Секунд двадцать де Руйтер всматривался в разрисованное лицо вывалившегося в проём убитого, ошибочно решив, что эти явно пришли не за ним. Действительно, откуда тогда он мог знать, что это люди Ублюдка Младшего, который, в свою очередь, был пешкой в руках Радовида и прочих ныне правящих в Редании личностей, одной из коих был его старший брат. Не мог он также знать и того, что именно нынешний граф де Руйтер «спонсировал» поиски своего брата-дезертира, которые должны были закончиться смертью последнего.
Киган принюхался, почувствовал, что поблизости начинается пожар, а звуки боя всё ещё доносятся с нижнего этажа корчмы.
- Какой план, милсдарь Ройвен? - Продолжая стоять спиной к архишпиону, всё так же холодно спросил де Руйтер, - Нужно как можно скорее отсюда скрыться, даю руку на отсечение, что сюда уже спешат толпы стражников, однако ваши люди всё ещё продолжают биться, поможем им?

Отредактировано Киган де Руйтер (13.06.2018 10:29)

+1

11

«Опять это «граф», да ещё и «вечный огонь» помянул в соседней фразе – о, этот молодчик только заступил  на службу, а уже испытывает моё терпение. Но дерётся он с огоньком, надо признать», - промелькнуло в голове Ройвена, всё участие которого в битве ограничивалось пока брезгливым тычком носка сапога одной из поверженных де Руйтером рож. На теле рожи он обнаружил специфическую татуировку – знак особой бригады Ублюдка Младшего. Эта находка позволяла окончательно исключить возможность, что перед ними лишь скудоумные,  заблудшие, овцы, забредшие на чужой лужок, привлеченные тугим кошельком де Руйтера, которым тот беспечно размахивал весь день напролет, пытаясь купить информацию. Свою особую бригаду Ублюдок Вилли спускал с цепи только для важных поручений. Ройвен злобно сощурился. Подозрения о том, что в Большой Четверке завелась радовидовская крыса, уже какое-то время посещали голову бывшего шефа разведки. Валявшиеся на полу мертвые рожи, уложенные дерущимся с огоньком де Руйтером это подтверждали.  К стати об огоньке, в корчме начался пожар.
- Вам следует бережнее относиться к своим конечностям, юноша. Стража сунется сюда не раньше, чем остынут угли на пепелище, что останется от этого клоповника. Но вы правы, выбираться отсюда нужно поживее, но сначала закончим дело.
С неожиданной для его комплекции прытью Ройвен выскочил из комнаты. Перешагивая через тела своих и чужих, оценивая ущерб, нанесенный людьми Ублюдка и разгулявшимся пламенем, он простраивал тот самый план.
- Разделимся. Помогите моим людям, нужно убрать всех лишних свидетелей и свидетельства, - сказал он, хватая с полки бочонок факельного масла и начиная поливать им ещё не объятое пламенем дерево, - Когда закончите, выбирайтесь отсюда. Встретимся в полночь в городских банях. Покажите привратнику вот это, он проведет вас ко мне.
Ройвен протянул Кигану орен с изображением принцессы Фальки, «орен смутьянки», как называли его в народе. Затем развернулся и двинулся к очагу,  швырнул в него опустевший бочонок, от чего вспыхнувшее стеной пламя начало расползаться по стенам и полу с новой силой, натянул на голову капюшон и, прикрывая рукавом  лицо, нырнул в дверной проем черного хода.

+1

12

Киган принял из рук Дийкстры орен, подобных которому никогда раньше не видел, засунул его в правую перчатку, незадолго до этого натянутую до упора. Убирать лишних свидетелей, если конечно те не собирались вставать на его пути, он намерен не был, потому накинул на голову капюшон, в котором в поглощаемом пламенем здании было невероятно жарко. Тем самым он надеялся на то, что те, кому он успеет помочь — не смогут как следует его разглядеть. С острия сигиля на пол продолжали одна за другой стекать капли крови.
Когда архишпион принялся пробираться к чёрному ходу, Киган следовал за ним, намереваясь в случае опасности прикрыть его отход. Постояв несколько десятков секунд около двери, он удостоверился, что никто не пойдёт по следам Дийкстры. Прежде чем ринуться обратно в пекло, он вспомнил, что второй мешочек с кронами остался в его комнате, которую уже полностью поглотило пламя. Выругался он так, что даже поживший немало краснолюд позавидовал бы его знанию матерных выражений.
Киган был искренне благодарен Дийкстре и его людям за то, что перед тем, как организовать встречу, они выгнали всех посторонних из здания корчмы. А если кто из таковых здесь и был, то наверняка покинул «Семь котов», как только начались бойня и последующий пожар. Архишпион был прав и на счёт того, что никакой стражник не сунется в полыхающее здание, которое в любую секунду может обвалиться. В главном зале, где обычно после тяжёлого рабочего дня выпивали по кружке реданского лагера кметы, лежало множество трупов, Киган насчитал пятерых «разрисованных» и семерых, одетых, да и выглядевших иначе, которых де Руйтер посчитал людьми Дийкстры.
Перешагивая через тела и рассматривая их лица, Киган услышал звон стали в дальнем углу корчмы, незамедлительно метнувшись туда. Двое «разрисованных» шаг за шагом прижимали к углу какого-то молодого паренька, который невероятным образом отражал все атаки наступающих на него громил.
Киган свистнул что было мощи, оба бандита обернулись с ухмылками на белых лицах, они явно получали удовольствие от того, что не спеша выматывали парня, у которого против двоих не было никаких шансов. Они переглянулись, тот, у которого были длинные волосы начал постепенно приближаться к Кигану. Обеими руками вцепившись в свой длинный меч, он вырисовывал в воздухе различные фигуры. Видимо, решив, что имеет дело с далеко на самым сильным и умным человеком Дийкстры, он улыбался, даже не подозревая, что через несколько секунд встретит свою смерть.
Когда между оппонентами осталось около пяти метров, они с яростью кинулись друг другу на встречу, сверкнула сталь. Силой Киган уступал «разрисованному», поэтому отскочил назад, едва уйдя от следующего выпада почувствовавшего своё превосходство бандита. Ухмыляясь, разбойник пошёл в ещё одну атаку, которую Киган уже не отразил, он проделал невероятно ловкий кувырок вперёд, оказавшись за спиной оппонента. Сила, с которой «разрисованный» атаковал Кигана, не позволила ему своевременно обернуться, благодаря чему де Руйтер незамедлительно окончил поединок колющим выпадом в спину. Киган давно не проделывал ничего подобного, потому сейчас достаточно сильно устал, однако времени на отдых не было.
Увидев, какая судьба постигла его товарища, второй бандит со всех ног рванул к выходу из корчмы. Гнаться за ним не было ни сил, ни желания. Подойдя к парню, который едва стоял на ногах, Киган наконец понял, как тот смог сдерживать двоих убийц. Он оказался эльфом, именно поэтому де Руйтеру принял его за молодого парня — как и у большинства эльфов, у него были красивые черты лица, позволявшие ему выглядеть моложе, чем есть на самом деле.
- Эй, ты чего? - Киган подскочил к эльфу, который выронил свой меч и едва стоял на ногах, - Давай выматываться отсюда, всё сейчас рухнет.
Подхватив эльфа, который был лишь немного выше де Руйтера, они поковыляли к чёрному ходу, через который не столь давно смысля Дийкстра. Пока они вновь пересекали главный зал корчмы, Киган нахмурился, потому что увидел хозяина «Семи котов», которому перерезали глотку. Всё таки без случайных жертв обойти не удалось.
Им очень сильно повезло, что стояла уже непроглядная темень, которую освещали лишь полыхающая крыша корчмы и факелы людей, наблюдавших за этим зрелищем с безопасного расстояния. В их числе были и стражники, не предпринимавшие ничего для устранения пожара.
Идти напрямик в Новиград через южные ворота они не могли, стражники заметили бы, что и Киган, и эльф, с ног до головы перепачканы кровью. Эльф, который потихоньку приходил в себя и уже мог идти самостоятельно, повёл де Руйтера через снежные сугробы по направлению к деревушке Аретт, из которой, как он сказал, легко проникнуть в Новиград минуя стражу.

У входа в городские бани Киган оказался даже несколько позже полуночи. Добравшись до примыкающей к Новиграду деревушки, эльф показал де Руйтеру безопасный путь в город, предварительно засунув подальше свою гордость, поблагодарил Кигана, а сам остался зализывать раны в Аретт. Спрашивать о том, где находятся бани, де Руйтер не решился, поскольку не был до конца уверен, был ли эльф человеком Дийкстры или же просто случайным свидетелем, оказавшимся не в то время и не в том месте. По городу он передвигался настолько скрытно, что даже архишпион похвалил бы его за бдительность. Киган избегал любых источников света и человеческих голосов, пережидал патрули за снежными сугробами и в тени высоких новиградских домов.
Нервно постучав в входную дверь, Киган наконец осознал, насколько сильно он промёрз. Едва сдерживая дрожь, он около пяти минут ждал, пока за дверью кто-то появится. Продемонстрировав охраннику орен, де Руйтеру было позволено пройти внутрь, где он с радостью скинул свою одежду, под личную ответственность отдал пристально наблюдавшему за ним привратнику свой сигиль и два других кинжала. На лезвии краснолюдского произведения искусства было немало запёкшейся крови, которая ничуть не смутила человека Дийкстры.
Покончив со своей одеждой и доспехами, Киган, обмотавшись полотенцем, прошёл в главное помещение городской бани, где надеялся в первую очередь как следует согреться, а уже потом продолжить разговор с архишпионом...

Отредактировано Киган де Руйтер (14.06.2018 15:09)

+2

13

До времени назначенной де Руйтеру встречи было ещё несколько часов, но до того у Ройвена была запланирована ещё одна. Лучшая защита – нападение, лучше нападение – застать врасплох. Но действовать нужно было наверняка, слишком уж высоко поднялись ставки. Выбравшись из корчмы незамеченным, Ройвен, сделав небольшой крюк, вернулся к полыхавшему уже во всю заведению и протиснулся в толпу, занимая наилучшее место для обзора. Как и ожидалось, лучшие места в «зрительном зале» облюбовала и городская стража. Подставлять шеи под горящие балки и разборки местных банд они не спешили. Ройвен рассчитывал, что Кигану хватит ума не соваться через основной выход, а потому его диалог со стражами порядка, инициированный звонкой монетой, был примерно следующего содержания: «Каждый выходящий из горящего дома – преступник и поджигатель. Его необходимо задержать. Если при задержании негодяй будет убит, ответственный блюститель закона получит премию». Когда последняя размалеванная рожа нашла свою смерть, наткнувшись на меч стражника, Ройвен удовлетворенно ухмыльнулся. Лишь когда почерневшие стены корчмы рухнули, сложившись как карточный домик, он решил, что можно уходить.
Потребовался тройной объем горячий воды, пара и пены, а также полдюжены умелых женских рук, чтобы Ройвен отмылся от запаха гари. Он переоделся и успел сделать ещё несколько распоряжений, прежде чем отправиться на встречу. В особняке Ублюдка Младшего  его не ждали, но отказать в аудиенции не смогли. Роль оскорбленной невинности Ройвену весьма удалась. Вынужденный опровергать обвинения в попытке отжать себе кусок чужой территории и развязать войну, Вилли не заметил, как дал Ройвену куда, больше, чем хотел. Во-первых, за причиненный его людьми ущерб теперь он должен был своему конкуренту и оба понимали, что когда придет время, тот взыщет этот долг с хорошими процентами. Во-вторых, репутация. Под напором Ройвена Ублюдок извивался, как уж на сковородке, но так и не дал внятное объяснение того, почему его люди отважились перейти дорогу Ройвену. Он процедил что-то про тайного заказчика и левочок своих подчиненных, о котором самому Ублюдку не было известно. Сиги эту байку охотно проглотил вместе с извинениями, после чего сам пообещал, что самоуправство людей Ублюдка не сломает равновесие вольного города. Скормленная ложь Ройвену настолько понравилась, что он непременно поделится ею с остальными членами Большой Четверки, ибо такая эффектная демонстрация слабости и неспособности держать на цепи своих сторожевых псов – явная заявка на уменьшения Большого Числа на единицу с последующим разделом освободившейся территории. И, наконец, главное – то что Ублюдок пошёл на такие жертвы, ради сохранения в тайне причин нападения на де Руйтера могло означать лишь то, что раскрытие этой тайны грозило Ублюдку верной смертью. А именно это ждало любую крысу, пробравшуюся в Новиград. Более того, именно по этим крысятническим делам и притащились люди Вилли в комнату Кигана. Что ж, с одной стороны, это была весомая подсказка в направлении поисков де Руйторовской мазели. С другой, делало эти поиски в разы опаснее.
Меж тем, как ни старался Ройвен уклониться от  физкультуры, но вся эта беготня по городу не замедлила сказаться на его многострадальной ноге. А потому, не смотря на столь поздний час, хозяин лучших в городе бань вновь приказал нагнать в купальню пара, горячей воды и девок, дабы поправить состояние здоровья. Правда, в связи с прибытием де Руйтера объем лечебных процедур пришлось сократить до пара и горячей воды, заменив девок на бутыль хорошего вина и сервированного прямо на бортике большой мраморной ванны подноса с закусками.
- Угощайся, - предложил Ройвен, наполняя кубки, - пустой желудок и озябшие пятки мешают думать. А подумать есть о чем. Наши разукрашенные друзья приходили по твою душу по поручению кого-то весьма влиятельного и не здешнего. Думаю, это был привет из самого Третогора. И хотя все пошло не так, как было задумано, можешь не сомневаться, весть о том, что ты в Новиграде, и чем здесь занимаешься, очень скоро достигнет столицы. В городе тебе оставаться нельзя, поэтому сегодня ешь, пей, отдыхай, но будь готов выдвигаться на рассвете. Про свое барахло забудь. Оружие, так и быть останется, но одежду получишь новую. И вот ещё что, - Ройвен сделал глоток, опустошивший его приличных размеров кубок почти на половину, - скорее всего, твою подругу ищем не только мы. Возможно, её уже нашли и будут использовать как приманку. Ты уверен, что хочешь продолжать поиски? Если есть хоть какие-то сомнения, лучше скажи об этом сейчас.

+3

14

Шаг за шагом погружаясь в невероятно приятную для замёрзшего тела горячую воду, Киган едва сдерживал эмоции от получаемого удовольствия. Как никак, а скрывать свои истинные чувства от кого угодно, де Руйтер умел мастерски, раскрываясь лишь тем, кому доверял абсолютно беспрекословно.
Ещё до начала беседы с экс-шефом реданской разведки, он подметил, что помимо их двоих и привратника, в банях абсолютно никого нет. Да, конечно же, час был поздний, но Киган знал, что связано это в первую очередь с приватностью их беседы.
Слоняясь по ночному Новиграду во время поисков городских бань, он много думал о том, что вместо того, чтобы вступить в обычный отряд наёмников и сражаться с чёрными за Темерию, ему было суждено сыграть ещё не до конца известную ему роль в политических играх Севера. Де Руйтер не знал, следует ли радоваться этому или лучше плакать.
Слегка улыбнувшись предложению Дийкстры угоститься вином и закусками, Киган про себя отметил, что вкус у архишпиона что надо. Туссентский Эрвелюс был сказочным на вкус, а выбранная им куриная ножка выглядела невероятно сочно. Несмотря на то, что он был невероятно голоден, внешне это никак не проявлялось, помогала справляться всё та же выдержка, которой Киган научился за время службы в реданской армии. Внезапно ему вспомнилось, то, что он слышал давным-давно. История эта была про то, что узниками печально известного Дракенборга по личному указанию его нынешнего собеседника поставлялось вино, которое быстро приобрело название «Сухой Дийкстра».
Внимательно выслушав того, кого ныне следовало именовать Сиги Ройвеном, Киган на несколько минут задумался. Он знал, что единственный, у кого есть железный мотив избавиться от претендента на титул - был его старшим братом, который ныне являлся одним из советников короля Радовида. Знал, но не хотел об этом думать, поэтому сосредоточился на другом.
- Да, хочу, - уверенно ответил Киган, - Я знаю, что в обиду себя она не даст, потому… Потому что она не совсем обычная целительница или знахарка. У неё есть магические способности, которые она не афиширует. Настоящие способности, а не дешёвые фокусы. В связи с этим у меня были опасения, что она могла попасть в руки охотников.
Устроившись в воде немного поудобнее, Киган осмелился продолжить незаконченный в корчме разговор самостоятельно:
- Я понимаю, что оставаться здесь становится довольно опасно, но и бежать мне некуда, - де Руйтер внимательно следил за лицом Дийкстры, - Куда я буду держать путь, господин Ройвен?

+3

15

«Лучше бы попала к охотникам, - мысленно изрек Ройвен, - потому что если ей занялся лично Ублюдок …» Он не хотел додумывать эту мысль до конца. Даже мысленно прикасаться к деяниям садиста-психопата Вилли, которые он творил с попавшими к нему женщинами, было отвратительно. Но тревожить этим знанием де Руйтера он не собирался.  Не потому что сопереживал, а потому что, во-первых, бессмысленно, а во-вторых опасно. Пока ещё Ройвен не был уверен, не наделает ли Киган глупостей,  узнав все подробности.
- Магичка значит, - произнес Ройвен, после того как вторым глотком осушил свой кубок и принялся наполнять его по новой, - Это расширяет круг поисков. Месяц назад из Новиграда был совершен массовый побег чародеев. Возможно, она была в их числе. Им удалось скрыться от преследователей и залечь на дно, но думаю, я смогу найти способ связаться с ними. Но прежде, необходимо отработать более опасные и требующие скорейшей проверки версии. А потому, милсдарь де Руйтер, на рассвете ты отправишься в Третогор. Удачное место, чтобы спрятаться - на виду, а под самым носом так просто идеально. Встретимся через четыре дня в деревушке под названием Крутогор, она находится в стороне от тракта. Я проверю ещё одну зацепку в Новиграде и догоню тебя. И так, четыре дня, - повторил он, поднимая наполненный кубок, - через четыре дня ты либо воссоединишься со своей целительницей, либо мы отправимся соваться в пасть льва.

+2

16

Киган пробыл в банях ещё около часа, наслаждался горячей водой, сказочным вином и изумительными закусками. Несколько минут он даже витал в воспоминаниях о детстве, полном замечательных эмоций и хороших людей. Однако расслабляться слишком долго де Руйтер себе позволить не мог, он вполне ясно осознавал, что с этого дня ступил на крайне опасный путь, способный завести его куда угодно.
После окончания водных процедур, привратник показал Кигану койку, рухнув на которую, он заснул практически мгновенно. Проснувшись, он ещё долго пытался вспомнить свой сон, но так и не смог, почему-то ему казалось, что в нём было что-то важное. Как только рассвело, тот же самый привратник выдал доспехи и тёплую одежду, глянув на которую, Киган одобрительно кивнул, в таких мехах в пути ему холод точно страшен не был. Также человек Дийкстры выдал де Руйтеру немного провианта и мешочек с кронами, который, отметил про себя Киган, весил куда меньше того, что остался в сгоревшей корчме. Полученный назад сигиль, для коего за ночь люди архишпиона где-то раздобыли новые ножны, немного поднял настроение готовящемуся в путь Кигану, всё ещё пытавшемуся вспомнить свой сон.
Паренёк лет четырнадцати, ожидавший у выхода, провёл Кигана по Новиграду так, что де Руйтер ни разу не увидел никого из стражи, да что уж там, он вообще ни единой живой души не увидел, пока наконец не покинул стены культурной столицы. Мальчонка указал новоиспеченному агенту Дийкстры на лошадь, ожидавшую около одного из домов новиградских предместий. Де Руйтер отблагодарил своего проводника несколькими кронами, после чего тот скрылся, словно его и не было. На какое-то мгновение Кигану показалось, что это вовсе не паренёк, а девочка.
Сначала он поехал по тракту, ведущему в Оксенфурт, и лишь удостоверившись, что за ним нет хвоста, наконец двинулся в сторону Третогора. Де Руйтер не раз бывал в деревушке, где архишпион назначил ему следующую встречу, однако до того момента у него было в запасе целых четыре дня, на которые он имел свои планы...

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [01.1272] Искусство вербовки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC