Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Аватар. Конец легенды.


Аватар. Конец легенды.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sh.uploads.ru/t/R1BDe.gif
Огонь. Вода. Земля. Воздух.
Сотню лет четыре народа жили в состоянии войны, которую развязал хозяин огня. В результате воздушные кочевники были истреблены, территории племени воды и царства земли оккупированы огненными захватчиками, а их обитатели жили в угнетении и  постоянном страхе. Лишь аватар, властелин всех четырех стихий мог вернуть миру равновесие. Но когда мир нуждался в нём больше всего, аватар Аанг, проиграл битву хозяину огня Озаю. Он был повержен, находясь в «состоянии аватара», что означало конец цикла перерождения и завершение эпохи аватаров. Тело Аанга так и не нашли. Озай объявил, что оно полностью сгорело в беспощадном пламени, порожденном невиданной мощью слияния энергий кометы Созина и личной силы самопровозглашённого Короля Феникса.
Прошёл почти год. Не было никаких вестей, о новом аватаре. Казалось, надежда покинула этот мир и равновесие уже никогда не будет обретено.

+1

2

…поначалу она требовала называть себя Хозяином Огня. Персонал клиники отчего-то отказывался, хотя лучшие лекари столицы по-прежнему относились к ней с почтением и находились у ее палаты неустанно; это всё ещё слабо напоминало покои правительницы и слишком сильно – темницу.
Потом она, постепенно, смирилась. Это напоминало постепенную попытку выйти из тьмы к солнечному свету – сначала нелепые, неаккуратные шаги, сбивающие с ритма стройных движений, так легко дающихся ей раньше и таких сложных теперь, но с каждым разом выходило немного лучше.
Свой шестнадцатый день рождения Азула встретила так же в больничной палате – в честь праздника ей принесли нормальную одежду и позволили несколько часов пробыть с развязанными руками. Главный лекарь оказался доволен – за это время сошедшая с ума принцесса вела себя настолько прилично, что даже никого не покалечила, а одинокая подпалина, лучом пересекавшая потолок, всё равно выглядела прогрессом по сравнению с тем, что Азула творила ранее, стоило её развязать.
Тем же вечером в длинном письме, направленном в Ба Синг Се, в много строк он детально расписывал то, какого прогресса достигли при лечении, и в конце отметил, что принцесса идет на поправку – если повезет, то к концу года услуги душевных целителей уже станут не нужны.
Неизвестно, прочитал ли тогда это письмо Озай  - в любом случае, Азула об этом не знала, и действительно понемногу выздоравливала.
Во всяком случае, так выглядело со стороны.
Это было похоже на слишком затянувшийся Агни Кай – когда, лишившись последних сил, невольно начинаешь идти на хитрость, не гнушаясь никакими методами. У Азулы было слишком много времени для размышлений – и бессонными ночами, привязанная к кровати, она думала о… всяком.
Прежде всего о том, что ей нужно отсюда выбраться – и бессонные дни, наполненные только светом из окна, и, изредка, отдаленным запахом гари, пробивающимся через оконные фрамуги, научили её выжидающему спокойствию. Принцесса не могла сама сказать, вернулась ли к ней выдержка, а вот злость… Злости всегда было в избытке, и сейчас она никуда не девалась.
Верховный целитель исправно писал письма.

То, насколько провальной оказалась тактика, Азула поняла далеко не сразу, а когда поняла – было уже слишком поздно. Накануне вечером к ней пришли целители и, поклонившись, попрощались – ей сказали, что она уже не нуждается в лечении и может отправиться домой, во дворец. Принцесса поначалу не поверила своим ушам – закутавшаяся в свое иллюзорное спокойствие, как в кокон, слабо улыбнулась, когда её уверили в том, что Король-Феникс самолично приказал приготовить для неё покои, которых она достойна.
Ох, если бы Азула знала, что стоит за этими словами!

Когда её встретили прямо у порога клиники, она не удивилась – десяток носильщиков и отряд охраны это то, чего принцесса заслуживала всегда.
Но плохо стало почти сразу.
Только сев в паланкин, она удивилась отсутствию подушек, и, высунув голову, хотела было кротко поинтересоваться, чья голова ответственна за происходящее и не желает ли она ответить за это, как вдруг её грубо схватили за руки и вывернули локти назад – Азула взвыла, попытавшись отбиться ногой, но её держали так крепко, что не оставалось никаких шансов. В больнице ей не разрешали практиковаться, так что тело отвыкло сражаться – движения были вялыми, словно в толще воды, и сквозь эту же воду, мутно и размыто, словно со стороны, она видела, как на руки одевают тяжелые железные кандалы, в которых невозможно пошевельнуть и пальцем.
Покои, как сказал один из стражников, наклонившись низко-низко над её лицом, которые вы заслуживаете, принцесса Азула, находятся в подземелье. Может быть, вы докричитесь до своего брата. Но вряд ли.
Тогда Азула опустила голову, понимая, что Озай победил.

Они думали, что она сдалась, не выдержав предательства; но истина состояла в том, что Азулу предавали слишком часто. Зуко, Мэй, Тай Ли, впоследствии целый её народ и весь дворец – тогда Азула действительно не выдержала, сломалась, оставшись совершенно одна.
Первой была мать.
Последним стал отец.
Она смирилась. Привыкла. И то, что последним стал отец, замыкало круг, став чем-то вроде символа – инь и янь, кусающий себя за хвост змей; мысля не вполне здоровыми категориями, принцесса познавала мир в немного других цветах, чем видела ранее, и это, наверное, придало ей сил. Её отволокли в подземелья – Азула не сопротивлялась, не удосужившись даже передвигать ноги, она сосредоточенно концентрировала всю ци, которая в неё оставалась, в одном-единственном месте – это будет очень больно, конечно, но всё ещё немного лучше перспективы провести вечность в застенках дворца, которым могла бы править.
Когда металл потек по предплечью, и она вытащила подпаленный кулак, уже начавший покрываться волдырями, из кандалов, стражники немного удивились. Их изумление продолжалось не так долго – пусть раньше Азула могла справиться с двумя десятками противников одновременно, у неё все еще оставались силы, и, швырнув комок жидкого огня прямо в прорези шлема, она искренне смеялась, не собираясь останавливаться.
Кое-кто должен был выжить – но следовало спешить, не потратив лишней секунды на то, чтоб добить – подчиняя непослушное тело сильному духу, принцесса заново училась управлять и собой, и огнем, догадываясь, что если заставит себя это сделать недостаточно хорошо, то этот раз станет ещё и последним. Потому старалась, как на экзамене, когда подпалила старому учителю все волосы на голове. Папа тогда смеялся, потом отправил его на каторгу – как и того, предыдущего. А сейчас за него смеялась Азула. Смеялась, впечатывая огненным ударом кого-то в стену, потом ещё и ещё, потом познавала собственную слабость, сползая по этой же стене, когда путь ей заслонил добрый десяток, а сил осталось на одного.
Врут, всё врут что для полного освоения Огня нужно познать гармонию. Для него нужна только злость – когда не остается ничего, она всё равно есть, и из неё красивыми лепестками прорастает огонь.
[nick]Азула[/nick][status]хозяйка огня[/status][icon]https://i.imgur.com/7lshiJs.png[/icon][info]Возраст: 16 лет
Деятельность: принцесса страны Огня, сбежавшая из лечебницы для душевнобольных[/info]

+3

3

Мир вокруг задрожал. Едва заметно, словно мелкая рябь пробежала по поверхности воды. Так бывало каждый раз перед её приходом. Так было и теперь. Она появилась из зияющей темноты пропасти, над которой он висел, держась на тонком шелковом шнурке, что связывал его волосы в те времена, когда он ещё звался «принц». Шнурок медленно тлел и юноша вглядывался в него, ожидая, что тот вот-вот растает, и он упадет. Он ещё не видел, но уже чувствовал её присутствие и не хотел вновь встречаться с ней. Не хотел так сильно, что разжал пальцы, не дожидаясь, когда этот треклятый, неожиданно упрямый и тугоплавкий шнурок оборвется. Зуко начал падать. Но она оказалась быстрее. Появившись из неоткуда, она по своему обыкновению притащила с собой целый мир. Темный, гнетущий: вспышки молний и порывы ветра, режущие плоть до костей, хлещущие по щекам, выжигающие глаза. Под ногами снова эта бесформенная субстанция, в которую не возможно ни провалиться, ни почувствовать, что стоишь уверенно. В этом мире ощущалось присутствие тысяч душ, напуганных, сметенных, дрожащих, как и он, молящих о помощи. Ощущение столь сильное и мучительное, что сводило с ума, выворачивало на изнанку, и не было от него спасения. Но каждый раз вокруг не было никого. Только она.
- Зачем ты опять пришла? Я видел всё это уже тысячу раз. Сколько ты ещё будешь терзать меня, мама?! – он стоял на коленях, опустив голову, глядя на свои руки, утопающие в сером пепле.
- Зуко, посмотри! Посмотри, что стало с миром, - голос Урсы был полон скорби, - Равновесие утеряно. Твой отец, уничтожит все живое…
- Оставь меня в покое! -  он оборвал её, не дав закончить. Он слышал эту обвинительную речь уже сотни раз. Зуко сжал кулаки и ударил ими, поднимая в воздух серую метель праха, порожденного огнем.
- Зуко,  ты - сын хозяина огня. Ты был другом аватара. Ты – племянник дракона запада! – Её голос звучал теперь, казалось, в самой его голове. Он посмотрел на неё. Губы не двигались, но её фразы вновь и вновь падали, словно молот ударял по наковальне. Он знал, что если заткнет уши или попытается убежать, это не поможет. Она не замолчит. Он начал кричать, пытаясь криком заглушить слова, боль, отчаяние, стыд:
-  Мне жаль, мне очень жаль! Я знаю, что не справился! Знаю, что не оправдал надежд. Я знаю, мне нет прощения!

- Зуко! Принц Зуко, проснитесь! Перестаньте кричать, вы привлечёте внимание.
Молодой охранник тряс его за плечо. Зуко усмехнулся, прогоняя остатки сна, и открывая глаза. Лицо знакомое, но он здесь явно новенький. В казематах дворца можно было обораться, но никому не было до этого дела. Он слышал столько криков боли, мольбы, но никто не подходил к страждущему, пока тот не оказывался для чего-то нужен Королю-Фениксу. Сам Зуко за все время заточения не издал ни звука. Лишь эти сны… Над ними  он был не властен. Да и какой он принц? Поостерегся бы этот новичок говорить вслух подобное, за такое можно и самому в соседней камере оказаться или того хуже.
Кандалы со щелчком раскрылись и упали на каменный пол, освобождая руки. Его по-прежнему приковывали, хотя находясь в казематах, Зуко не только не издал ни звука, но и не создал даже искры. Поначалу его тюремщики думали, что это всего лишь уловка не слишком умного пленника. Потом были месяцы, когда его избивали, провоцировали, всячески стараясь вызвать вспышку ярости и обычно сопровождающую её вспышку пламени. Но безрезультатно. Затем издевки, попытки самоутвердиться за чужой счет и переломанные кости двоих  охранников. Снова избиения и кандалы, и всё ещё ни единой магической атаки.
- Вставайте, нам нужно уходить. Времени мало.
Замки на ногах так же щёлкнули. За все время Зуко переводили из камеры дважды и оба раза руки и ноги его оставались в цепях, а конвоиров было минимум трое.
- Что происходит? Кто ты? – Слова дались удивительно легко. Лишь хрипотца первых звуков могла намекнуть на долгое молчание.
- Зовите меня Солнечный тигр. Я из сопротивления и я пришёл освободить вас.
- Какого ещё сопротивления? – Зуко резко вскочил.
«Должно быть, очередная провокация», - подумал он, принимая боевую стойку.
- Белый лотос, - ответил охранник, - меня прислали за вами, принц Зуко.
Дальнейшая беседа была не долгой. Сомнений и препирательств не было вовсе. Зуко решил, что это его шанс. Шанс погибнуть в бою, утащив с собой в мир предков больше скотов-провокаторов.
Солнечный тигр вел их по коридорам  дворца, умело избегая патрулей,  и ни разу не запутавшись в лабиринте переходов. Лишь раз на пути им попались караульные, но нарушителям удалось остаться незамеченными. Они вышли к огненной галерее – длинному парадному коридору, стены которого уже многие века несли на себе портреты хозяев огня прошлого. Вереница лиц, воплощение династии, гордости и чести, правопреемником которой должен был однажды оказаться он. Зуко помнил их всех. Имя, историю, время правления, жизнь каждого хозяина и хозяйки огня он в свое время должен был выучить наизусть, уделяя особое внимание их слабостям и сильным сторонам.
Шли неслышно, лишь тихое шипение пламени, горевшего вдоль стен, нарушало оглушающую тишину этого места. В этом шипении Зуко слышал шёпот, недовольный шёпот осуждающих его предков. Их взгляды, словно живые, давили грузом позора и неоправданных ожиданий не только семьи и династии, но и всей нации. Хозяин огня Созин, он как и ты, принц Зуко, водил дружбу с аватаром.  Азулон, до последнего вздоха он считал, что Айро, его первенец, по праву будет носить корону. О, как бы Зуко хотел, чтобы это было так. Только на смертном одре Азулон, повинуясь обстоятельствам, завещал престол младшему сыну. Это был чёрный день для их семьи и всего мира. А вот и сам Озай, собственной персоной, вечно довольный собой и никогда окружающими…
- Стоп, что это?
Ещё один портрет, завешан черной траурной вуалью. Тигр хотел было схватить его за руку, но не успел и вот уже ткань скользит вниз, открывая лицо того, кого недавно похоронили. Вернее, ту.
- Азула?!
Зуко смотрел на портрет сестры. Сколько раз он в гневе готов был убить её, несколько раз он в серьез желал ей смерти, однажды даже сбросил её с огромной высоты, упав с которой человек совершенно точно разбился бы. Кто угодно погиб бы…но не Азула, и он это знал. И вот сейчас она пополнила пантеон мертвых.
Нечто безумное и невыразимо болезненное застыло в его взгляде. Солнечный тигр, принялся вновь тормошить принца, не на шутку обеспокоенный, повторяя:
- Нет, это ошибка. Она жива. Её держат в лечебнице, но она жива.
- Да, это ошибка, - роняя слова, ответил Зуко, - это все чудовищная ошибка!
Одним рывком он сорвал со стены портрет сестры и ударил его об пол так, что щепки разлетелись во все стороны, а эхо удара разлетелось по галерее. В неистовстве он лупил остатками рамы и порванного холста по стенам, полу, чуть не приложил Тигра. Лишь когда истерзанный холст растаял на глазах, пожираемый пламенем, освещавшим коридор, Зуко, тяжело дыша произнес:
- Мы уйдем отсюда только с Азулой.
[nick]Зуко[/nick][status]Нелюбимый сын[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/gUAPv.jpg[/icon][sign]Азула родилась везучей, а мне повезло, что я родился.[/sign][info]Возраст: 18 лет
Раса: человек, маг огня.
Деятельность: принц народа огня.[/info]

Отредактировано Присцилла (10.05.2018 00:39)

+2

4

Азула в конкретно этот же момент тоже собиралась уйти. Отсюда - и, желательно, куда-то подальше. Она пробилась на первый ярус подземелий, проведя несколько неприятных минут в компании стражников, провернула один рискованный фокус и сейчас, шипя от ярости, пыталась понять, что делать дальше, выбравшись во дворцовые переходы. Земля под ногами пошатывалась – не допуская и мысли о том, что это пошатывается она сама, принцесса раздраженно трогала языком пошатывающийся надщербленный зуб и злилась на всех подряд. В основном на отца, но, встреть его здесь, она бы явно не вышла за пределы внутренних стен живой, так что даже хорошо, что Короля-Феникса в стране огня не было.
Видимо, предпочитал разделываться с врагами издали.
Азула до этой минуты о таком не задумывалась, но сейчас осознавала, карабкаясь наверх и изо всех сил цепляясь за возможность собственного свободного существования, что Озай был… трусом.
Да-да, самым настоящим. В детстве, когда Азулон пообещал ему убить его первенца, Озай тоже испугался – Азула тогда сочла это непоколебимой готовностью жертвовать ради страны чем угодно, но, по факту, это была жертва в угоду собственному страху. Если она сейчас, в свои шестнадцать, могла придумать с десяток хитрых планов, как бы обойти ярость Азулона, то вряд ли Озай не мог тогда придумать вдвое больше. И дело было вовсе не в личности Зуко – Азула не удержалась и фыркнула вслух – а в том, что КТО-ТО СОБИРАЕТСЯ ИСПОРТИТЬ МОЕ.
Дурь, в общем.
Сейчас Озай, вероятно, собирался избавляться от конкурента, которого видел в дочери. Иначе зачем было приказывать ее отправить в застенки? Азула понятия не имела, что с ней там собирались делать, в этой самой темнице – может, продержать до скончания веков, если папа найдет себе новую жену и наделает других детей, получше (а то эти, очевидно, испортились). Может, убить, если Король-Феникс открыл секрет бессмертия. Может, еще что-нибудь.
Еще одним аргументом в пользу свежей, гадкой теории, оставался тот факт, что Озай не убил Зуко позже, когда тот решил опять сбежать ради какой-то там своей безумной (Огонь, даруй наконец мозгов этому парню!) идеологии. Азула бы убила. Потому что одно дело, когда тебе приказывают сделать что-то, противное твоим планам, и другое – если угодно тебе самому, и без этого никак.
Короче, Озай, властелин мира, был трусом.
Утвердившись в этом мнении, принцесса, слившись с плясавшими от отблесков факелов тенями в стенной нише, подождала, пока пройдет патруль и совершила отчаянно рискованное сальто, перемахнув перила – утратившие сноровку связки застонали, а нога предательски подвернулась, но прыжок закончился благополучно. Теперь оставалась всего пара коридоров - и как-то пересечь двор.
Вот бы… снова, к примеру, явился Аватар со своей командой безумных идиотов, и навел шуму – уж она-то знала, сколько неприятностей от этих ребят! – и тогда, под надежным прикрытием дыма, пара и пафосных лозунгов, она бы благополучно сбежала.
Или хотя бы парочку дай ли.
Или хотя бы Мэй.
Или…
Принцесса упрямо тряхнула головой – уложенная утром церемониальная прическа так растрепалась, что волосы уже напоминали воронье гнездо, к тому же, слегка подкопченное – и решительно пошла вперед, как всегда, решать свои проблемы в гордом одиночестве.
Проблемы таились за поворотом – в количестве доброго десятка стражников, расслабленно шедших с пересменки и еще, видимо, не знавших о бегстве почетной гостьи. Они на мгновение замерли, не понимая, что делать – Азула вздернула нос и надменно произнесла:
- Что уставились?
Но всё представление, к сожалению, испортил недобитый паршивец, выскочивший откуда-то из-за спины и воплем раненной кошкосовы поведавший товарищам о том, что-де принцесса на самом деле не принцесса, а самая натуральная беглянка.
Азула, предчувствуя сложности ближайших минут, метнулась вбок и в сторону, пробежала по длинному коридору и второй раз за день совершила отчаянный прыжок через перила и приземлилась где-то… в начале портретной галереи огненного коридора, надо думать.
А думать-то было и некогда.
Запустив несколькими огненными всполохами в преследователей, она наконец повернулась к портретам лицом и обомлела: в сумрачной дали коридора стоят ни кто иной, как её родной братец, и при этом его пятки почему-то не мелькали.
Огонь, даруй наконец мозгов этому парню!
- Беги, идиот! – рявкнула Азула и последовала своему собственному совету первая.
[nick]Азула[/nick][status]хозяйка огня[/status][icon]https://i.imgur.com/7lshiJs.png[/icon][info]Возраст: 16 лет
Деятельность: принцесса страны Огня, сбежавшая из лечебницы для душевнобольных[/info]

+1

5

Все случилось так быстро, что Зуко  на минуту подумалось, будто это снова сон. Вполне логично, потому как только в мечтах и сновидениях его чаяния реализовывались с такой скоростью да ещё и сами собой.  Вылетевшая невесть откуда Азула, живая,  свободная,  была совершенно в своем репертуаре – совсем не так представляешь себе человека на принудительном лечении. Она стремительно приближалась. Зуко не мог бы связно сформулировать, что именно им двигало, будь у него и масса времени на раздумья, не говоря уж об имеющихся в распоряжении нескольких мгновениях. Он просто распростер руки, то ли желая заключить сестру в объятия, то ли сгрести в охапку, чтобы не вырвалась и не сбежала. Однако показавшиеся в дальнем конце коридора стражники с явными намерениями вступить в бой, и в количестве сильно превосходящим допустимое, чтобы можно было считать этот бой равным, вывели Зуко из оцепенения и дали понять, что он не спит. Азула была уже на середине галереи,  когда  ей в спину вылетел  рой огненных шаров. Вылетел россыпью, так что увернуться или отскочить здесь было не куда. Летел быстро, так что времени на ответный удар или защиту у Азулы не было, даже если бы  сейчас он крикнул ей и она бы, сразу послушавшись,  попыталась среагировать .  Солнечный тигр, о нем Зуко в этот момент совершенно забыл. Он видел лишь мчащуюся на сестру смерть. И противопоставить ему было не чего – стихия огня отвернулась от него, перестала повиноваться. Ничтожный и недостойный, он потерял всех и все, прощения ему нет, шанса на искупление, похоже, тоже уже не представится. Страха не было, как не было и бессильной ярости, отчаяния, стыда и скорби. Было лишь смирение и решимость.
Не сводя глаз с летящих в Азулу огненных сфер, Зуко рванул к сестре и в один прыжок оказался радом. Он обхватил её одной рукой, крепко вжимая в себя, так, чтобы у нее шанса не было даже нос высунуть из его медвежьих объятий, ставших сейчас для неё живым щитом. Сгруппировался, «заворачивая» Азулу в себя, одновременно делая полупируэт, чтобы развернуться вместе с ней, ставя свою спину между сестрой и пламенем. Он сделал замах свободной рукой, давая этим жестом своему телу дополнительный импульс для разворота.  Память подшутила над принцем, ему показалось, будто он вновь ощутил легкий толчок, как раньше, когда из его раскрытой ладони могло вырываться пламя. Но он не почувствовал знакомого тепла, всегда сопутствующего рождению огня, поэтому даже не стал оборачиваться. Он повалил Азулу на пол, удачно сбив её к месту смыкания стены и пола, так что с одной стороны принцессу защищали родные стены, с другой – родной брат.  Едва они упали, как за спиной у Зуко раздался треск, и тут же грохот и взрывы. На голову посыпались мелкие горящие обломки.
Застывший в боевой стойке Тигр смотрел, как вырвавшийся из ладони принца  Зуко сноп белых шаровых молний разлетелся по галерее. Часть электрических шаров, врезалась в летевшие в принцессу огненные сферы, взрывая их и разбрасывая в стороны брызги пламени и искры. Два шара попали в преследователей. Еще несколько прокатились по галерее, сшибая портреты и завершив свой путь черными подпалинами в потолке и полу, а ещё один -  обуглившейся по краям дырой в груди хозяина огня Азулона.
[nick]Зуко[/nick][status]Нелюбимый сын[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/gUAPv.jpg[/icon][sign]Азула родилась везучей, а мне повезло, что я родился.[/sign][info]Возраст: 18 лет
Раса: человек, маг огня.
Деятельность: принц народа огня.[/info]

+1

6

Азула родилась везучей, и раз за разом подтверждала свое звание любимицы фортуны – так и сейчас, потрепанная бедами последнего времени удача всё-таки повернулась к ней лицом.
За прошедший год Зуко, несмотря на убогое тюремное питание, вытянулся ещё больше – признаться, если бы не шрам, она бы в этом полумраке его вовсе могла не узнать, во всяком случае, у него уже была хватка взрослого мужчины, но счет за помятые рёбра она выставит потом, вместе со всем остальным ворохом претензий, злопамятно копившихся в головке принцессы, после встречи с обломками окончательно превратившейся в подобие вороньего гнезда.
- Ты… меня… задушишь! – едва сумела просипеть она, впрочем, без обычной издевки – не до того сейчас, и выбраться бы наружу.
В конце концов, как бы они друг друга ни ненавидели, как бы ни дрались – за игрушки, с каждым годом становившиеся всё сложнее и в конце концов ставшие чем-то вроде всего мира – Азула всегда его, пусть желчно, но прощала, несмотря не на что. Это казалось каким-то секретом мироздания даже для неё самой – ну вот вроде факта существования Аватара и того, что солнце заходит на западе и колдовать после этой минуты становится чуть сложнее. Точно такой же загадкой было то, почему он после всех её проявлений характера прощал её саму – но так уж повелось ещё с того времени, когда она едва-едва себя помнила, а брат казался очень-очень сильным и взрослым, и это, наверное, слегка расслабляло.
Хороши, конечно, они были, взъерошенные, опаленные пролетевшими слишком близко огненными снарядами, грязные и слабые – но всё ещё слишком не по зубам даже дворцовой страже, с затаенной надеждой думала Азула. В тюрьму она сегодня не отправится, нет.
Лицо второго мужчины показалось ей смутно знакомым. Он был в униформе тюремного стражника, но, вероятно, помогал Зуко сбежать – такой фокус они проворачивали ещё в тюрьме на Кипящей Скале, так что Азула уже не удивлялась ничему. Оставалось понадеяться, что он умеет чуть больше, чем просто стоять в боевой стойке и эффектно напрягать мускулы, прикрываясь от летящих обломков - раз сумел пробраться так далеко и почти что вытащить её непутевого братца.
А сестра, как в старые добрые времена, портила все его планы.
Сердито дунув на упавшую на лицо прядь, Азула оскалилась – почувствовав поддержку, она успокоилась, перестала паниковать и теперь пыталась размышлять трезво и здраво – скажем, Зузу не привыкать, если его оставят за спиной, и…
Зуко выглядел слегка растерянным. И почему, спрашивается, он не отбивается?
Ещё колеблясь, Азула с визгом плеснула целой волной огня, окончательно испортившей картинную галерею – гори они огнем, эти хозяева огня, если сейчас это превратилось в не более чем дурацкий фарс! Отца она всё ещё не простила за эту издевку, почти что подачку с барского плеча – и теперь со злорадством смотрела на то, как всё сгорает в огне, из которого родилось. Из синего он вырождался в белый, а белое становилось ало-бурым – в груди тоже что-то начало гореть и пощипывать, словно этим ударом она выплеснула не только ци, но и немного ли, а может, это выходила вместе с пламенем обида.
Незнакомец резко дернул её за руку, заставляя встать ровно, почти что рыкнул:
- Бежим! - и они побежали, уже втроем.
Гори оно пламенем.
Самым сложным было преодолеть внутренний периметр – стража поливала их огнем, но раз за разом удавалось избежать капитуляции, несколько мелких ожогов от раскаленного каменного крошева были совершенно не в счет – мужчина, сдержанно выругавшись сквозь зубы, помог Зуко взобраться на первый ярус стенных коридоров и следов втащил Азулу – она, вися в воздухе, увидела тень сомнения в его глазах и заранее разозлилась, предчувствуя обидное предательство, но после короткой заминки очутилась вместе с братом.
Чуть успешнее они взобрались на второй, он же последний ярус, и здесь можно было бы спрыгнуть наружу - если бы не мелкий нюанс в виде добрых ста футов свободного полета перед этим. Азула не чувствовала в себе сил суметь даже смягчить падение с помощью концентрированного огня – не после вот этого года в больнице для психически ущербных! А Зуко, насколько она могла с досадой заметить, почему-то вообще не торопился пользоваться магией – небось снова какая-то идиотская идея в голову пришла так некстати.
- Прыгайте! – крикнул незнакомец, оглядываясь и становясь так, чтоб прикрыть их спины.
- Ты что, кретин?! Мы разобьемся! – рявкнула Азула, но мужчина только отмахнулся – и тут объединенные силы стражей дворца огня наконец выдали такой залп, что, останься они на стене, то мгновенно бы сгорели так что и костей не осталось.
И тогда пришлось прыгать.

Это был самый странный полет в пропасть во всей её жизни – не имея ровным счетом никакого плана, Азула зажмурилась от холодного, липкого ужаса, пытаясь напоследок слепо нашарить руку брата в воздухе, и успела начать думать о том, что это лишь чуточку хуже пожизненного существования в тюрьме без возможности выбраться и увидеть солнце. Но вдруг её подхватили тугие струи свивающегося подобно плетеной корзинке воздуха – с изумлением открыв глаза, она увидела, что из блеклых кустов, проросших среди бурых скал, осторожно выглядывает незнакомый наголо выбритый человек.
Они не разбились.
Азула испуганно вырвала руку, сделав вид, что ничего не было. И бросилась вперед, краем глаза замечая то, что незнакомец, приказавший им прыгать, следует чуть сзади.
- Если ты не объяснишь мне, что происходит, Зуко, я не знаю, что с тобой сделаю! – пообещала она.
[nick]Азула[/nick][status]хозяйка огня[/status][icon]https://i.imgur.com/7lshiJs.png[/icon][info]Возраст: 16 лет
Деятельность: принцесса страны Огня, сбежавшая из лечебницы для душевнобольных[/info]

+1

7

[icon]http://sd.uploads.ru/t/Nc7to.jpg[/icon][status]Восставший из мертвых[/status][nick]Лу Тен[/nick][sign]Да свершиться равновесие[/sign][info]Возраст: 29 лет
Раса: человек, принц народа огня
Деятельность: лидер сопротивления[/info]

Когда он представлял себе, как все будет, то думал, что на него нахлынут чувства и воспоминания. На деле все оказалось иначе. Вернее, воспоминания были, но они не захлестывали, словно волны в шторм, а текли спокойным ручьем, меняя свое направление сообразно поставленной задаче. Он прекрасно помнил все нужные проходы и коридоры. Свой человек во дворце раздобыл  расписание патрулей и униформу стражника, что позволило Тигру почти беспрепятственно проникнуть во дворцовые казематы. Проблемы начались со встречи с венценосными детками. Они ничуть не изменились. По-прежнему взбалмошные и склонные к необоснованному риску, импульсивные и такие … такие дети. Они держались друг за друга. Именно сейчас, было как никогда важно сбросить весь балласт прошлого, шагнуть, нет скорее прыгнуть зажмурившись в новую жизнь, чтобы выжить. А они цеплялись за свои узы, что на  глазах грозили превратиться в кандалы. Но выбора не было, был только  долг.
Они оба вели себя странно и это настораживало. Зуко, который за все время их побега не совершил ни одной магической атаки, но спасая сестру, провел мощнейший магический прием. Азула, появившаяся из ниоткуда, якобы тоже пытавшаяся сбежать, да вот только по совпадению именно в тот самый день. Все это было подозрительно, а в купе с их буйным нравом ещё и опасно.
На  мгновение, когда он даже замешкался, держа свисающую со стены девушку:
«Может всё-таки оставить её здесь? Это её родные стены, её жизнь. Она не знает иного. Собственная мать сочла лучшей долей для дочери заточение в лечебнице. Что будет, когда Азула окажется в Убежище, когда встретит её?» Предательский комок сомнения и страха застрял в горле, и Тигру стоило огромного труда проглотить его, а уж затем подтянуть принцессу на стену не стоило ничего – исхудавшая за время сидения в психушке девчонка была словно пушинка.
- Не пускать мне больше ветры! Тигр, какое милое создание ты привел! И кто эта горячая штучка, прыгнувшая в мои воздушные сети?  – молодой мужчина, высунувшийся из кустов, когда они спрыгнули, улыбался беглецам кривозубой улыбкой.
- Позже будем знакомиться, Винг, поднимай Искорку!
- Ладно-ладно, - ответил лысый парень. Но перед тем как снова нырнуть в кусты его брови станцевали Азуле бешенный танец и он добавил, - Не хочу тебя пугать, красотка, но когда станет страшно, можешь не стесняться и хвататься за меня покрепче.

Сначала из зарослей доносилось пыхтение, странные звуки и ещё более странные команды Винга.
- У вас там что, летающий зубр припрятан? – ехидно спросил Зуко.
Кусты зашевелились, а земля задрожала. Из листвы поднялась ещё одна лысая голова, на сей раз покрытая чешуей, с янтарными змеиными глазами. Ещё через мгновение  вверх взметнулись огромные перепончатые крылья, и под ноги беглецам рухнул массивный чешуйчатый хвост.  Драконья морда развернулась к ним в фас и обдала стоящих внизу горячим дыханием и тихим, но грозным рыком.
- Познакомьтесь, это Искорка, - сияющий Винг похлопал дракона шее, - не бойтесь, она воспитанная девочка. Выглядит угрожающе, но летающий зубр слишком приметный.
- А дракон по-вашему не слишком? – Выпалил принц.
- Он умеет хорошо прятаться в полете. Сами увидите – отозвался Тигр.
- Эээ, Лу Тен, мы ещё кого ждем или можно уже сматываться отсюда? – протянул Винг, с высоты драконьего загривка взирающий на приближающийся к ним большой отряд дворцовой стражи.
В ответ Тигр только зло прорычал на своего подельника и не дожидаясь, пока дикая парочка обрушит на него пламя негодования, послал им в спины тепловой удар, сбивший венценосных детишек с ног, повалив прямиком под лапы дракона.
- Искорка, сон! – скомандовал он. Дракон тут же выдохнул на распластавшихся перед ним маленькое облачко сиреневого дыма, окутывая их сонным дурманом и погружая во временное забвение.
- Во имя Равновесия, Винг, до нашего возвращения не произноси больше ни звука, - скрипя зубами произнес Лу Тен, закидывая тела в большое перевозочное седло на спине у Искорки, -  Иначе  будешь добираться до Убежища не на драконе, а на собственной магии.
- Не так все  должно было быть, совсем не так… - тяжело выдохнул Лу Тен.
- Искорка, гип-гип!
Огромное существо грациозно поднялось в воздух под обезумевшие взгляды копошащихся внизу стражников. За свои жалкие, растерянные попытки сбить его огненными сферами, когда даже прямое попадание не причиняло никакого видимого ущерба, они были удостоены ленивого огненного дождя, после чего дракон скрылся в облаках, блеснув на прощание цветными переливами  чешуи.

+1

8

Прежняя Азула недовольно фыркнула бы, может, подпалила неосторожному шутнику, рискнувшему с ней попытаться – о, огонь! – флиртовать?! Но Азула нынешняя, сбежавшая из официальной жизни по пути из лечебницы для душевнобольных до тюрьмы, почти испуганно взглянула на этого мага воздуха, который совершенно точно не был Аватаром – уж лицо Аанга она успела выучить слишком хорошо – и подавила в себе желание, дождавшись брата, попытаться спрятаться за его спиной.
Что вызвало в ней такую реакцию, бунтующая принцесса не могла объяснить ни сейчас, ни потом – но сейчас все равно не было времени.
После она увидела что-то, что её невероятно изумило, потом – что-то, что её неприятно поразило, но этого, к сожалению, почти не осталось в памяти, потому что дальше наступил сон – тяжелый, глубокий, лишенный сновидений.

Пробуждение произошло на закате. Небо как раз меняло цвета с охряно-оранжевых на все оттенки розово-лилового, кокетливо переодеваясь, будто столичная красотка перед вечеринкой; Азула некоторое время бездумно смотрела в расчерченное несколькими голыми несмотря на пору года ветвями небо, потом рывком поднялась.
Всё произошедшее казалось сном, но им не было – Зуко оказался рядом, и сестра бесцеремонно потрясла его за плечо, зашипев:
- Просыпайся! Просыпайся!
Вокруг сновали люди – все они находились в укромной ложбине у подножья гор, постепенно сужающейся и превращающейся в ущелье. В отдалении, прикрытые густыми кустами, поблескивали отблески костра, и оттуда тянуло запахом похлебки: прежняя Азула бы недовольно фыркнула, а нынешняя почувствовала спазм в животе и нахмурилась, стыдясь своей слабости.
Принцесса поднялась, пока еще плохо понимая, что происходит, пытаясь осмотреться – в сумерках можно было рассмотреть слишком мало, а люди поглядывали на них, замолкнув стоило только подняться, но не спешили приближаться, то ли опасаясь, то ли… брезгуя?
Тут есть маги воздуха, напомнила себе Азула. Но ведь её дедушка истребил всех? Уничтожил последних, если не считать Аватара?
Ровным счетом ничего непонятно.
Она встревоженно и упрямо сложила руки на груди, хмуро глядя из-под отросшей челки на всех тех, кто глядел на них. Вскоре среди всех фигур она смогла разглядеть того, который помогал Зуко сбежать – какая-то мысль вилась в ещё окутанном дремой рассудке, но едва давалась в руки, и принцесса нахмурилась ещё больше. Ведь этого не может быть, верно?
Забытое имя.
Лу Тен.
Она всмотрелась, пытаясь в сумерках разглядеть его лицо – похож на отца? На младшего брата? На своего дядю? И ничего не высмотрела, едва слышно вздохнув, только, не отдавая себе отчета, ступила короткий шаг назад, то ли в надежде сбежать в подступающую темноту, то ли в наивной попытке снова за кого-то спрятаться, только истина состояла в том, что друзей тут, наверное, не было.
Ну, разве что дурачок Зуко опять её простит, но шансов мало. Не рассказывать же ему, что она исправилась и поменялась, тем более, что сама Азула за правду это не считала.
И что есть – это «тут»? Они попали в мир мертвых, все-таки сорвавшись со скалы? Спят? Бредят?
Вдруг по разреженной толпе проскользнул шепот, легким ветерком прокатился вперед, достигая венценосных брата и сестру, и замер, растворившись. Люди легко расступились, будто кто-то шел – но кто именно это был, Азула рассмотрела только тогда, когда его – точнее, её – ступня почти неслышно опустилась в подпаленную, иссохшую траву холмика, на котором они с Зуко стояли.
И вот в этот момент стало по-настоящему страшно, горько и жутко.
И тогда Азула сделала шаг назад и закрыла лицо руками.
[nick]Азула[/nick][status]хозяйка огня[/status][icon]https://i.imgur.com/7lshiJs.png[/icon][info]Возраст: 16 лет
Деятельность: принцесса страны Огня, сбежавшая из лечебницы для душевнобольных[/info]

+1

9

В наступившей темноте не было ничего. Сколько прошло с того момента как это ничто воцарилось, Зуко не знал. Он даже не задумывался об этом. Как и о чем-то ещё. Но вот в этом абсолютном, темном ничто что-то появилось. Запах. Сначала слабый и едва заметный, но внезапно ставший сильным, резким, обжигающим всё нутро: нос, легкие и  разум. Сознание нагрянуло вместе с сильным приступом кашля. Зуко рывком сел, с трудом разлепив глаза. Хотя в том, что все-таки разлепил, уверенности не было – тело было ватным и слушалось плохо, вокруг стало светлее, но он видел лишь бесформенные цветные пятна. Однако осязание оказалось быстрее зрения, и он уловил на своём лице движение сильного свежего ветра. Глубокий вдох и дыхание очищается, зрение становится четким. Лучше бы он этого не видел! Зуко в ужасе заорал и начал судорожно дергать руками и ногами, пытаясь ухватиться за воздух. Он сидел внутри конструкции, похожей на большое гнездо, дно которого было устлано мехом. Это «гнездо» парило среди облаков, на высоте такой огромной, что кроме белого пушистого моря и солнца, кажущегося совсем близким, ничего вокруг не было.
- Тихо – тихо, успокойся!
Только сейчас, повернув голову на голос, Зуко обнаружил, что в «гнезде» он не один. Молодой мужчина сидел рядом, закупоривая какой-то флакон. Ещё один, о первородный огонь, сидел верхом на облаке в метре от «гнезда».
- Хе, никогда не устану смотреть на этот момент! – прокряхтел тот через плечо, давясь от смеха. – Искорка, покажись ему не надолго, пусть полюбуется.
По воздуху вокруг прошла рябь. На несколько мгновений, облака под ними и по бокам стали будто выложены кусочками мозаики. Присмотревшись, Зуко увидел, что это были чешуйки. Внезапно этот узор вспыхнул, отразив солнечный луч, очерчивая четкий, узнаваемый силуэт.
- Дракон, - изумленно выдохнул юноша.
- Да. Искорка у нас – мастер маскировки! – гордо отозвался лысый парень, сидевший, как выяснилось, верхом на драконьей шее. Раздался тихий рык, и пробежала вторая волна, сделавшая тело дракона вновь почти не заметным на фоне неба.
Словно сквозь туман в памяти стали проступать недавние события. Зуко повернул голову к мужчине, сидевшему рядом.
-  Лу Тен?! Это ты?!
- Да, брат, это я.
- Как? Как это возможно?
- Долгая история, Зуко. Если коротко, то я был тяжело ранен во время осады  Ба Синг Се. Но меня нашли люди. Они меня выходили, дали новое имя и новую жизнь.
- Но кто…
- Зуко, я разбудил тебя не для того, чтобы рассказывать о моём прошлом - перебил его Лу Тен, - сейчас есть более важный разговор.
В голове ещё не отпульсировала ошеломительная мысль о воскрешении давно почившего родственника, а тут ему сообщают, что разбудили его не для болтовни о таком пустяке. За последние несколько минут мозг Зуко, похоже, полностью исчерпал лимит на испытывание эмоций, связанных с осознанием творившегося здесь безумия. Потому юноша лишь пару раз моргнул, захлопнул невесть когда раскрывшийся от удивления рот, сел, скрестив перед собой ноги и положив руки на колени и стал слушать.
- Место, куда мы летим, и те, кого вы с Азулой там встретите, навсегда изменят ваше представление о прошлом, настоящем и, возможно, будущем. Изменит настолько, что я не знаю, как вы отреагируете, - Лу Тен бросил взгляд на спящую принцессу и сипло выдохнул.
- Я разбудил тебя сейчас, чтобы по возможности подготовить. И предупредить. Я спас вас из тюрьмы, рисковал ради вас жизнью, но я не задумываясь убью вас обоих, если вы вздумаете навредить моей дочери.
Зуко снова захлопал глазами, уже совершенно ничего не понимая и лелея частью сознания мысль, что это все дурной сон. Лу Тен смотрел ему в глаза, взглядом полного непоколебимой уверенности человека и продолжал:
- Ей всего шесть лет и её зовут Урсула. Моя маленькая Су, она очень особенная девочка, и я люблю её больше всего на свете. Как и её мать…

Когда они добрались до места, Зуко был настолько раздавлен услышанным, что отчасти жалел, что не остался во дворце. А ещё больше о том, что его не убили во время побега. Хотелось рвать и метать, в ярости швырять молнии, плакать и выть, схватить Азулу и бежать, куда глаза глядят, забыть все услышанное от Лу Тена. Вот только не было сил ни на что, совсем. Когда они приземлились, он взял спящую сестру на руки, ссадил с дракона и уложил в тени под деревом. Зуко положил её голову  себе на колени и молча гладил её взъерошенные и подпаленные волосы. Лишь когда она начала ворочаться, подавая первые признаки скорого пробуждения, он бережно опустил её на мягкую траву и отсел в сторону. Ему подумалось, что очнись она у него на коленях, это может напугать её больше, чем толпа дворцовой стражи.
Её появление не было неожиданностью, лишь вопросом времени. Зуко мог бы и раньше увидеться с ней, наверное, мог бы. Но не хотел. Ещё утром он отдал бы все за возможность вновь увидеть её не во снах, а наяву. Но сейчас он хотел бежать отсюда как можно дальше. Азула не проронила ни звука, но закрыла лицо руками, прячась от увиденного, и отступила назад. Хозяйка огня, она никогда раньше не пряталась и никогда не отступала. Он сделал шаг к сестре и положил руки на плечи, очень бережно, как будто она вдруг стала самым хрупким созданием на свете, прижимая к себе. Сам Зуко смотрел прямо вперед, на шедшую им на встречу, ту, перед которой расступались и почтительно склоняли головы мужчины и женщины. Перед женой Короля Феникса, главой сопротивления, их матерью. Лу Тен шёл за ней следом. Эти два призрака прошлого шли к ним, будучи из плоти и крови, приближаясь медленно, но уверенно. Зуко почувствовал, что внутри закипает ярость. Ещё пара шагов и он спрячет от них за свою спину Азулу и тогда…
- Мамочка!
Худенькая девочка лет 6-7 выбежала из толпы и наперерез бросилась к Урсе и Лу Тену. Она подбежала к женщине, когда та была шагах в десяти от Зуко и Азулы, уткнулась в нее лицом, обнимая за ноги.
- Тише-тише, Су! – Лу Тен с бледным как мел лицом молниеносно выскочил из-за спины Урсы, подхватил девчушку на руки и нырнул в толпу. Женщина, тоже абсолютно  белая, подняла глаза лишь спустя несколько мгновений после того, как мужчина с ребенком скрылись из виду.
- Зуко… Азула… Здравствуйте, дети мои, - хрипло прошептала женщина.
[nick]Зуко[/nick][status]Нелюбимый сын[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/gUAPv.jpg[/icon][sign]Азула родилась везучей, а мне повезло, что я родился.[/sign][info]Возраст: 18 лет
Раса: человек, маг огня.
Деятельность: принц народа огня.[/info]

Отредактировано Присцилла (23.06.2018 19:25)

+1

10

Ну здрасьте, приехали.
Азула посмотрела на происходящее сквозь прислоненные к лицу пальцы, и её вдруг обуздала злость – происходящее напоминало самый дурацкий цирк, или какое-то театральное представление, которое так любил братец Зузу и их драгоценная мамочка, а сама принцесса всегда терпеть не могла всё это фиглярство.
Теперь вот обнаружилось, что у них есть не только мать, а ещё и младшая сестра. Прямо счастливое воссоединение семьи, впору плакать от счастья.
Одна-единственная слеза, слеза злости и обиды, действительно скользнула по щеке Азулы, и она досадливо смахнула её ладонью, отнимая руки от лица – следом раздраженным жестом стряхнула с себя руки Зуко, возомнившего себя, как ей показалось, каким-то прямо-таки защитником.
Смотри, штаны не потеряй, герой, чуть не сорвалось с её губ, но принцесса промолчала.
Она была уже взрослая и могла сдерживать свои порывы. Год в лечебнице научил её выдержке и терпению, а также тому, что побеждать над окружающими можно не только проявляя свой огненный нрав и грубую силу, а ещё и враньем и лестью, выжидая, обманывая и заставляя поверить в искренность собственных намерений.
- Здравствуй, мамочка, - елейно произнесла Азула, избегая встретиться с родительницей взглядом. Не смотрела она и на Зуко – тот всегда был маминым любимчиком, небось, сейчас смертельно горд и жаждет родственных объятий, слез, признаний – хороша из Урсы мать, ничего не сказать, бросила сына на столько лет, это же несомненный признак любви.
Дочери, как Азуле всегда казалось, у той вовсе никогда не было – было некое неудобное ей, непослушное чудовище - так что пусть сейчас подавится азулиной лживой вежливостью и будет сыта по горло.
Скорее всего, вторая дочка у неё вышла лучше – вот пусть обращает внимание только на неё.
- Я не понимаю, что тут происходит, но, несомненно, безмерно счастлива произошедшим и высказываю благодарность за свое героическое спасение из цитадели зла, - Азула хотела говорить со своим обычным недовольным ядом, но со стороны звучало жалко: речь измученного неприятностями, почти сломленного, уставшего и загнанного человека, - я вся в копоти, здесь есть где помыться? Выпить хоть каплю воды? Зузу, если ты вдруг захочешь что-нибудь рассказать, ищи меня у воды.
Царственно игнорируя и мать, и брата, и вообще всех, кто стянулся полюбоваться зрелищем воссоединения императорской семейки, Азула спустилась с холма куда-то в совершенно случайном направлении, искренне надеясь, что её уход не напоминает паническое бегство с поля битвы, бой на котором она вчистую проиграла.

На полпути её нагнал тот самый паренек, владелец дракона, существование которого представлялось Азуле настолько фантастическим, что обязано было оказаться сном – но вот мальчишка из сна, к сожалению, воплотился в реальность.
- Эй, - позвал он, делая какое-то страшное лицо.
- Что? – недовольно осведомилась принцесса, не прекращая решительно шагать.
- Меня зовут Винг, – вращая глазами, прошептал тот.
- Очень приятно, - язвительно ответила Азула, - так что тебе от меня надо?
- Ты не туда идешь, красотка! – заявил Винг.
- Тебя спросить забыла, - ещё более ядовито ответила принцесса, - я…
Закончить фразу она не смогла – на полушаге земля, покрытая высоченной осокой, пропала из-под ног, и уже спустя мгновение Азула, озадаченно отфыркиваясь, обнаружила себя по горло в мутной воде, от неожиданности упавшей на пятую точку в этом болоте.
Винг смеялся.
Она, разозлившись, бросила в него вязким комом плотного ила, попала прямо в голову – от второго удара мальчишка увернулся, демонстрируя непривычный для Азулы прием, с совершеннейшим изумлением она смотрела на то, что тот, кто повелевал драконом, отчего-то был знаком с тем же, с чем был знаком Аватар.
Что за чепуха?!
Азула решительно поднялась, чавкая, сделала несколько сложных шагов через болота, схватила Винга за воротник одежды:
- Или ты сейчас объясняешь мне, что тут происходит, - сердито сказала она, - или я тебя поджарю!
Винг снова хихикнул.
Азула зарычала от бессилия – мало того, что ее никто не воспринимал тут всерьез, так и ситуация вправду была совершенно непонятной.
- Зуко! – позвала она, стараясь, чтоб голос не звучал так жалобно, - Зуко!
[nick]Азула[/nick][status]хозяйка огня[/status][icon]https://i.imgur.com/7lshiJs.png[/icon][info]Возраст: 16 лет
Деятельность: принцесса страны Огня, сбежавшая из лечебницы для душевнобольных[/info]

+1

11

У Зуко было преимущество по сравнению с Азулой - он знал. Лу Тен все рассказал, когда они летели, собственно за тем и разбудил его, чтобы предупредить. А ещё за тем, чтобы по-родственному предостеречь: "не дури сам и не позволяй дурить сестре, не пожалеете оба". Только вот то, что должно было стать преимуществом, на деле оказалось тяжким бременем, стряхнуть которое сейчас было настоящим облегчением. Именно это он ощутил острее всего, когда Азула скинула со своих плеч его руки, по иронии судьбы не только избавляясь от его присутствия на своей территории, но и освобождая его самого из оков вынужденного молчания. Не смотря на свою осведомленность, Зуко не знал, что сказать, как реагировать, даже что чувствовать и думать. Не представлял тогда, когда каждое слово кузена, ударяло в него словно железный молот. И до сих пор. А ещё он не хотел узнавать это без присутствия Азулы рядом. Мир сошёл с ума - когда Зуко последний раз видел мать, она тоже спасла ему жизнь. Ценой за это был её уход. Много раз в голове он прокручивал события того вечера и ночи. Разговор с сестрой, о том, как собственный отец задумал убить его. Как  мать разбудила его со словами, что любит больше всего на свете и все что ей приходится сделать – это ради него. Много раз Зуко думал, что отдал бы все, лишь бы вернуться в тот момент, удержать её или уйти с ней. Сейчас ему хотелось убежать самому.
- Зуко, я – Урса сделала шаг к сыну.
- Спасибо, что спасла нас, - он поднял руку, жестом останавливая её порыв, - но сейчас ты должна дать время. Нам всем.
Призыв Азулы, судя по интонации, не предвещал трепетного разговора по душам, но как же Зуко был рад сейчас его услышать.
- Я должен идти.
Не дожидаясь ответа, он понесся вниз по холму вслед за сестрой. Обнаружив её совсем скоро, всю перепачканную, стоящую по колено в грязной воде в попытке задушить недавно спасшего её парня его же собственным воротником, Зуко подумал: «Да, это наша Азула! Кое-что в этом мире не меняется». Он улыбнулся собственным мыслям, и улыбка делалась шире, с каждым его шагом:
- Я смотрю хозяйка огня села в лужу. Не похоже на тебя, сестра. Подвинься,  это мое привычное место.
Зуко забрался в воду рядом с сестрой.
- И отпусти парнишку. Нынешние маги воздуха не то что Аанг, далеко не миролюбивые монахи, не обманывайся их лысыми головами.
- А ты смекаешь! – Ещё задорнее расхохотался Винг, - Но я не против. Люблю, когда красотки за меня цепляются.
- Винг!
По склону холма к ним бежал мужчина в сине-белых одеждах:
- Скорее! Патруль вернулся, банда Глыбы разорила драконье гнездо и пленили стадо летающих бизонов. 
Лицо Винга тут же стало непривычно серьёзным и сосредоточенным.
- Лечу! Прости, красотка, я бы ещё пообнимался, но мне пора в рейд.
- Что происходит? – Спросил Зуко.
- Браконьеры. Они крадут драконят и ловят бизонов целыми семьями, чтобы перепродавать и натаскивать для драконьих боёв. Мы боремся с ними.
- Возьми нас с собой! Мы пригодимся в битве.
Зуко бросил взгляд на сестру. «Из огня да в пекло, – думал он, - но все лучше, чем оставаться здесь. К тому же, это шанс сбежать и от освободителей».  Он ещё не решил, хочет ли бежать, куда и зачем. Но сама такая возможность если и не окрыляла, то позволяла расправить плечи под гнетом обстоятельств.
Несколько мгновений Винг переводил взгляд с принца на принцессу, потом ответил:
- Хорошо. Полетим на Искорке. Только , - он сделал паузу, во время которой легко, словно пушинка выпорхнул из собственной рубахи, оставив её свисать со стиснутого кулака Азулы. Оказавшись в одних шароварах, Винг встал сбоку от девушки, не стесняясь оглядел  её с ног до головы, - Искорка очень чистоплотная барышня. Она не потерпит седока в таком виде. Сэм, помоги, дама просила воды, чтобы привести себя в порядок.
- Это можно! – ответил недавно присоединившийся к ним. Парой изящных пассов он заставил воду в своей поясной фляге покинуть сосуд и прозрачной, поблескивающей на солнце лентой взвиться над головой Азулы. Ещё через мгновение «водяная змея» обрушилась на принцессу водопадом, смывая грязь.
- Теперь воздушное полотенце, - улыбаясь, произнес Винг, стряхивая с лица чистые капли. Ему товарищ тоже обеспечил совершение омовения, правда, не столь масштабное.
Резкое движение рук лысого парня и на Азулу обрушился стремительный поток воздуха.
[nick]Зуко[/nick][status]Нелюбимый сын[/status][icon]http://s8.uploads.ru/t/gUAPv.jpg[/icon][sign]Азула родилась везучей, а мне повезло, что я родился.[/sign][info]Возраст: 18 лет
Раса: человек, маг огня.
Деятельность: принц народа огня.[/info]

Отредактировано Присцилла (11.08.2018 07:56)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Аватар. Конец легенды.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC