Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [18.04.1269] Огнем, мечом, водой и кровью


[18.04.1269] Огнем, мечом, водой и кровью

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info][status]соль и копоть[/status]

http://sa.uploads.ru/q6pOu.jpg
Reise, Reise Seemann Reise
Und die Wellen weinen leise
In ihrem Herzen steckt ein Speer
Bluten sich am Ufer leer

Время: 18.04 –19.04.1269
Место: море близ Ан Скеллиг, в дальнейшем побережье и лес одного из незаселенных островов
Участники: Эредин, Цири
Краткое описание: Цири решает взглянуть в глаза прошлому и попросить помощи у людей, которые еще должны ее помнить, возможно, узнать и посодействовать в поисках. В мире осталось мало тех, кому Ласточка может всецело довериться, еще меньше, способных гарантировать хоть какую-нибудь защиту и имущих возможности. Жаль только, что нельзя выбирать, которому из прошлых суждено настичь.
NB! Кровавый эпик

Отредактировано Цири (13.06.2018 16:44)

+1

2

День не предвещал изменений, но все повернулось иначе, когда Дикая Охота напала на след Старшей Крови. След был четким и недавним. И вел в мир, который является родным для потомка Лары. Скрипит оснастка, Нагльфар начинает заваливаться на бок, скользя по волне, которая несет по стенке гигантской воронки. Эта переходная точка всегда доставляет сложности как для мореходства, так и для магической навигации. Бездонная воронка — вот что осталось после Сопряжения Сфер от торной дороги между мирами. И сейчас черный корабль по кругу стремится к темному зеву этой воронки. Вот только совершить переход им нужно будет до того, как Нагльфар провалится в бурлящую черноту, которая ведет куда угодно, но не позволит вернуться назад. Даже Дикой Охоте.

Через пару минут черные паруса растворяются в магическом вихре почти на самом краю пропасти. Портал приводит к знакомому миру и морю. Координаты оказались не слишком точны, так как Ласточки поблизости не было. Но её магический след все еще ощущался, поэтому команда начинает менять галс, чтобы двинуться за источником следа. Черный корабль поглощается утренним туманом, из-за которого не было видно островов, рядом с которыми они оказались. Сейчас корабль всецело полагался на показания магической разведки, когда обычные мореходы предпочли бы дождаться рассеивания тумана.

Эредин Бреакк Глас проходит по корме в полном доспехе, ожидая рапортов от командиров. Последние не заставили себя ждать. Судя по донесениям, Старшая Кровь все еще находится в этом районе. Присев на битенг, наблюдает за действиями команды корабля и приготовлением штурмовой группы. Как только будут получены точные координаты, Дикая Охота бросится туда на всех парусах.

+1

3

[icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][status]соль и копоть[/status][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign]Ледяные волны мерно разбивались о борт дрейфующего трехмачтового холька, рассвет занимался, как бывает в северных широтах, мучительно медленно; промозглый, неприветливый, как и здешние края. Небо поглотило звезды, но солнца не было и в помине, все тонуло в предрассветной серости: свинцовый затянутый тучами небосвод высился над сонным кораблем и командой, седой туман сыро стелился от ватерлинии до топ мачты, а вкруг плескалось мутное холодное безжизненно монотонное стальное море. Едва-едва перешептывались опущенные паруса.
В этих краях опасались сирен. И женское пение, созвучное с волнами, холодило жилы не меньше рева бури. Но эта мелодия была не громче дыхания.
  - Покрепче, моряк, вяжи узлы – беда идет по пятам.
  Вода и ветер сегодня злы, и зол как черт капитан.

Ветра, к слову, не было вовсе, а капитан «Эриберта Праведного» все еще сохранял стоическое благодушие, но и он несомненно вознегодовал бы, ежели услышал, что за мелодии реют над палубой.
В непроглядной туманной сырости нельзя было разобрать направления, – солнце и звезды скрыты, а Солнечных камней, кристаллов, которыми пользовались хозяева этих местностей, у цидарийских мореходов не было.
И они стояли.
Плюгавый матросик, надраивая палубные доски, то и дело косился в сторону носа, отпускал суеверные проклятья и так же суеверно и неприязненно сплевывал за борт.
- Не дело, не дело. Не к добру. Курву на борт брать, эт ш...
Сквозь марево можно было разобрать призрачный силуэт их единственной пассажирки.
Прильнув, прижавшись к левому борту, вперив взгляд в туман и море, недвижимо стояла тонкая фигурка, будто статуэтка, вытесанная из граба, светлые пряди ее, напитавшись солью, приняли подлинный цвет морской пены.
  - И нет отсюда пути назад,
  Как нет следа за кормой.

Тихое пение ее забирало море, а слова... слова она до селе не знала, вернее, не помнила, они сами рождались чернильным валом, вырывающимся из глубин памяти, памяти, которой, как она думала, уже давно не было. А ведь она же была... Была...
  - Никто не сможет тебе сказать,
  Когда придем мы домой.

Голос ее, с утра хриплый и едва различимый, потонул в плеске, глаза, растерявшие всю свою ядовитую зелень, побледневшие, обратились к ленивым перекатам в морской пучине.
  - Сам черт не сможет тебе сказать,
  Когда придем мы домой.
А ведь тогда ничто не предвещало шторма...

  Не верь подруге, а верь в вино,
  Не жди от женщин добра.
  Сегодня помнить им не дано
  То, что было вчера.
  За длинный стол посади друзей,
  И песню громче запой.
  Еще от зависти лопнуть ей,
  Когда придем мы домой.

- Dyabl, тише! Потом по Хельге пострадаешь. Сама дочь Модрон идет сюда, возмутится еще, что при ее ребенке распеваешь всякое.
- В глотке крокена я видел любое возмущение, хочу — пою.
Она смотрела под ноги. На деревянных мостках пристани валялись рыбьи головы и белые капли помета чаек, мокрые следы и зеленые червячки-водоросли.
- Он уже здесь?
- Да, ваше Высочество, князь Дани ожидает.

  Не мечтай, моряк, о чужой земле,
  Скользящей мимо бортов.
  Пускай ладони твои в смоле,
  Без пятен сердце зато.

Она смотрела под ноги и видела подол своего зеленого платьица, теплую ручку ее держала мягкая, нежная, любимая и холодная ладонь.
- Почему?.. Из-за чего... Где он?.. Подожди здесь, родная, звездочка моя, я поговорю с папой и вернусь.
Ее ладонь опустела, налетел ветер, а тонкий легкий стан дочери Калантэ отдалился, отдалился и исчез.
  Лицо закутай в холодный дым,
  Водой соленой умой,
  И снова станешь ты молодым,
  Когда придем мы домой.
–Уходите. Уведи ее, Клима, чтоб никто не увидел, Дани.. Он..
  Моряк, покрепче вяжи узлы,
  Беда идет по пятам.
  Вода и ветер сегодня злы,
  И зол, как черт, капитан.
  Пусть волны вслед разевают рты,
  Пусть стонет парус тугой.
  О них навек позабудешь ты,
  Когда придем мы домой.

Мягкий, быстрый, нежный, отчаянный, горький поцелуй в лоб.
- Будь послушна, Цири.
Руку сжимает сухая черствая рука няньки, но она больше не смотрит под ноги, только оглядывается, отчаянно, и зовет, тихо-тихо, так тихо, что Паветта ее не слышит. Она ее не слышит...
- Море зовет, малышка, когда мы не в нем оно плачет, – одноглазый высокий светловолосый то ли воин, то ли моряк подмигивает, или он так просто моргает? – Беда идет по пятам. Вода и ветер сегодня злы, и зол, как черт, капитан. Не реви, чего ты ревешь? Ты ж не море? Ну, хватит, внучке Модрон реветь не пристало...


Плещется то же море за бортом. Говорили, что оно плакало, метало и топило, когда гибли дочери Рианнон.
"Оно любило их? Поэтому оно забрало маму?"
  - Покрепче, парень, вяжи узлы -
  Беда идет по пятам.
  Вода и ветер сегодня злы,
  И зол как черт капитан.

Хольк и туман тронул ветер, нехороший, призрачный, от которого прошли мурашки по коже.
  - И нет отсюда пути назад,
  Как нет следа за кормой.
  Никто не сможет тебе сказать,
  Когда придем мы домой.*

Недвижимая девичья фигура у борта вздрогнула, обхватила руками плечи, всматриваясь в серую пустоту, соленые слезы ее скатывались, сбегали и уносились в соленое море, они становились морем. Старинная морская примета, гласившая, что женщина на судне – к беде, еще никогда не была столь правдивой.

*Александр Городницкий - Моряк, покрепче вяжи узлы

Отредактировано Цири (13.06.2018 16:48)

+2

4

«Найдена». Короткое слово пролетает по всему кораблю. Крутится рулевое колесо, ловя попутный ветер. Цель находится всего в пяти милях. Эредин встает и идет в рубку, где сидит Знающий, склонившийся над картой и магическим компасом. Карта зачарована лучшими магами Aen Elle и легко отслеживает все перемещения, скалы, рифы, а также течения: водные и воздушные. Любые человеческие капитаны убили бы всю свою команду, чтобы обладать такой вещью. Компас на карте имеет три окружности, вращающиеся независимо друг от друга. Компас показывает не только стороны света, но и ближайшие магические лей-линии, а также настроен на ориентиры в Спирали для межмировых путешествий. Эта вещь осталась эльфам от предков, которые еще только шли к их новому родному миру.

— Все готово? — Спрашивает Король.
— Мы готовы, поймали попутный ветер, дойдем за четверть часа. Старшая Кровь остается на месте, — отвечает Ведун. Эредин кивает и выходит на верхнюю палубу. За спиной услышал, что Ведун приказывает помощнику передать рулевому команду на смену галса.

Черный корабль тихо идет в тумане, все ближе и ближе к цели. Штурмовой отряд собрался полностью и выжидающе смотрит за левый борт. Именно он будет обращен к другому кораблю. Двадцать воинов в вороненных доспехах заранее обнажают оружие, некоторые сжимают арбалеты, чтобы открыть огонь, если на палубе противника кто-нибудь будет. Из нижней палубы поднимаются гончие, оставляя за собой морозный воздух и заледеневшие капли. Пройдена половина пути, четверть, вот уже осталось совсем немного. Из-за тумана Дикая Охота не видит корабль со Старшей Кровью на борту, но это работает и в обратную сторону. Рядом с Королем встает Имлерих и получает молчаливое согласие. По Нагльфару проходит наледь, на палубу начинает падать снег. Неожиданно морское пространство разрывает корабельный рог. Хриплый, протяжный вой раздается окрест, возвещая о начале Гона.

И сразу из тумана показываются очертания человеческого корабля, еще немного и Нагльфар равняется с ним, предварительно основательно встряхнув ударом соприкоснувшихся бортов. Рулевой Aen Elle точно подгадал момент, чтобы пристроиться настолько близко, что Нагльфар «прочесал» бок другого судна и тем самым погасил ход. Но это еще не все. Левые борта кораблей, направленных в разные стороны, стремительно начали покрываться льдом, не давая сбежать жертве. Снег начинает идти еще сильнее, но уже успевает окраситься в красный цвет. Щелкают арбалеты, болты прошивают моряков, следящих за морем, а также тех, кто успел подняться на верхнюю палубу. Следом через борта перепрыгивают эльфы, готовые к резне и поискам Aen Hen Ichaer. Рядом с ними прыгают гончие. Эредин и с другими командирами пока остается на борту Нагльфара.

+2

5

[status]соль и копоть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info]Над морем сквозь туман и по трепещущим жилам торгового парусного судна скользили неуловимые росчерки инфернального, никак не могли они быть здешними. Духи ли это моряков, чьи тела поглотила голодная бездна, а души навечно завязшие, заблудившиеся в сыром тумане, вожделели исхода и потому исходили бессильной опасной для всего живого яростью. Или то дыхание глубинного монстра, пронзительно впивающиеся в обветренную кожу, заставляющее тревожно вздрагивать.
Слишком длинное угрюмое утро, холод с севера, к смерти.
- Тихо.
Скрип досок от пары сапог показался ей оглушительно громким. Утопая во мгле, проступая бледнеющим пятном и отличимая от ростры лишь шевелением белесых волос, едва ли похожая на существо из крови, некогда княжна некогда свободной Цинты в мучительном мрачном отчаянье понимала, чего ищет злая сила. Этой самой крови. Цирилла через расстояния ощутила ход другого судна, все тринадцать узлов, которые при подобной погоде были почти невероятными даже для быстроходных местных драккаров. Не потому, что умела и не потому, что хотела, а потому, как остро в виски вколачивалась холодная страшная потусторонняя вибрация.

- Нет.. Нет... Нет, пожалуйста.

***
С тех пор как телепорт Шеалы де Танкарвилль спас девчонку Предназначения от древнего ветвистого уродства и вырвал из кольца отмороженных кадавров, Ласточка старалась силой Старшей Крови не пользоваться, перемещалась в пространствах только общепризнанными способами. Один лишь раз заметила кровавые разводы на небе, жуткий смех и холод в ветвях, и все. Однажды они прошли совсем близко, но не заметили, блуждали вслепую.
Еще тогда юная ведьмачка знала, что загонщики все равно не отступятся, найдут, пленят, а после выкинут содранную высохшую шкуру к старым костям за пределами барьера. А она ведь одна, совершенно одна.
Одной быть не хотелось, и потому драгоценные месяца передышки Цири потратила на то, чтобы добраться до знакомых с детства холодных земель, ютившихся в море. Слишком много памяти и чувств таилось в суровом крае, в ледяной воде, слишком много некогда любимых и любящих ее людей.
Думала ли она...

***
- Прошу, поверьте мне, нужно срочно сниматься, всем грозит смертельная опасность.
- Оракул? Глянь вокруг, туман же, никто нас в нем специально искать не станет да и не найдет, не выдумы...
- Сию же минуту! Это точно не простой корабль, боевой, на борту могут оказаться магики...
В следующий миг густой туман прорезал монструозный рев, принесший раскачивающиеся волны. Палуба слегка накренилась.
- Поздно...
Капитан глянул раздосадованно и невероятно серьезно, и свист его свистка в опустившейся гробовой тишине прозвучал неестественно. Отчаянно, вероятно.

***
Зажав виски, прерывисто выдыхая в стылый воздух клубы густого пара, девчонка с усилием пыталась сконцентрироваться, но все мешало. Звон и крики, приближающийся рык и проклятья.
Проклинали ее. Кого же еще, бедные моряки были справедливы. Она обрекла их, она приговорила. А сейчас собиралась трусливо сбежать, испариться, чтобы обречь не в чем не повинных людей на неминуемую смерть.
Даже не попытавшись помочь.
Не попытавшись...
Медленно отняла дрожащие пальцы от висков. Стиснула сырую рукоять. Повязала голову и лицо бурой тряпкой, чтобы не привлечь внимания.

Первый двухметровый и стремительно смертоносно атакованный все же узнал, по зеленым глазам, горящим в застывшем тумане.

Отредактировано Цири (13.06.2018 16:51)

+1

6

Штурм начался. Но это нельзя назвать таким громким словом. Это даже не абордаж, не захват или перехват. Всё начинается с резни и ею закончится. Вряд ли несчастные моряки были готовы хвататься за оружие прямо здесь и сейчас. Тем более против такого противника. Сначала разрядили арбалеты и сразу за ними через борт перемахивают первые воины в черных доспехах и гончие. Ветераны сотен сражений против испуганных dh'oine, чьи лица выражают лишь ужас. Они пытаются оказать сопротивление, но изменить судьбу не смогут. Возможно, самый свирепый и удачливый будет завербован в число всадников Гона, но основная цель — это Дитя Старшей Крови.

***

Удар меча разрубает человеческую шею, кровь щедро орошает палубу, поверхность которой покрыта толстой коркой рыбьего жира, соли и чего-то еще. Следом под руку попадается еще один, пытающийся ударить эльфа багром. Отточенное лезвие перерубает дерево и ударяет в руку. Следующий удар оказывается для моряка с длинной бородой последним увиденным в жизни. Aen Elle выдергивает острие из глазницы и замечает движение слева, слишком маленькое для кого-то из товарищей. Рука машинально выбрасывает меч, но атакующий знает о фехтовании не понаслышке и подгадал удачный момент. Эльф получает смертельный удар в сочленение доспеха, но успевает разглядеть глаза врага. Лицо скрыто тряпкой, но этот оттенок, этот меч и манера двигаться... Под шлемом эльф улыбнулся и набрал полную грудь воздуха.
— Zireael! — Единственное, что он выкрикивает до того момента, когда тьма пробирается в мысли. На имя оборачиваются все ближайшие воины, гончие ощериваются окровавленными пастями. Их цель в прямой видимости, даже если пытается скрыться. Две гончие в пару гигантских прыжков оказываются рядом с ней, чтобы вцепиться и повалить.

***

Сквозь крики и звон оружия до командиров по цепочке передают, что один из воинов опознал девушку. В одной из кают Нагльфара начинает гореть голубым светом камень в рост человека. Высеченный в виде восьмерки барельеф древнейшего змея показал бы случайному свидетелю начало действия особой магии. Замкнутый цикл Уробороса, и построенное на этой фундаментальной основе заклятье. Geas Garadh, успешно использованное в прошлом в Tir na Lia, сейчас вновь должно проявить себя в лучшем виде. Невидимый глазу шар магии накрывает пространство почти на полмили диаметром. Над водой и под ней. Заклятье, блокирующее перемещения, не должно дать Ласточке попытаться сбежать с помощью своего Дара.

А на верхней палубе Эредин спокойно стоит, смотря на бойню, словно чего-то ожидая. Либо не видит необходимости вмешиваться лично. А Ведун, склонившийся на картой в каюте Короля, подмечает, что Geas Garadh оказывает ненужное влияние на окружающую среду, буквально создав новое течение из ничего. И течение начинает потихоньку относить сцепленные корабли куда-то в туман. И пока только Aen Saevherne знает, куда именно.

+1

7

[status]соль и копоть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info]"Вот дьявольщина!"
В звенящем скованном холодом воздухе предсмертный рык вороненого великана для нее прозвучал почти оглушительно. Холодно и брезгливо ведьмачка вырвала оружие из валящегося врага, хищно отпрыгнула и заозиралась. Естественно, это было ошибкой, надо было уходить еще тогда, когда догадалась, что это они, может быть, Дикая Охота и не тронула бы цидарийский корабль. Если бы... Ласточка заметила взгляд двоих костоперых, потом его подхватили еще трое.
- Держитесь, демоны, подальше...
И будто заслышав, к Цири кинулись две инистые глыбины, чавкающие обагренными ртами. Быстро уйдя с линии атаки, благо гончие кинулись к ней с одной стороны, а не с противоположных и не застали подобным врасплох, девчонка припечаталась спиной к борту, оттолкнулась локтем и ногою и легким свистящим движением, усиленным поворотом корпуса, отсекла уродливую голову первой из напавших. Вторая прыгнула на грудь, успев поставить громадные лапищи на плечи, но до головы достать не смогла. Ласточка рванула застрявшим в брюхе магической твари лезвием, и в воздухе резко раздалась острая вонь гнили и серы, а на палубу повалились черные внутренности, заливаемые чернильной кровью.

Все, кто ее заметил, неплотным кольцом медленно наступали, заставляя отходить к борту, что было слишком опасным. И потому Ласточка, собравшись, мгновенно, без предупреждения метнулась к крайнему.
Этот удар он еще успел парировать.
С полуприседа подрезала сухожилия, почти мгновенно оказавшись за спиной, доспех не позволил Охотнику сманеврировать и во время обернуться, его время оказалось потерянным. Гвихир ровнехонько вошел в пространство между шлемом и кирасой, точно в затылок.
Остальные обернуться успели, кинулись разом, но Зираэль, легкая и юркая, быстро отбежав, ухватилась за сырой шкот и взвилась над окровавленной палубой. Как кошка забралась в непроглядный туман. На мгновение воины Аэн Элле растерянно переглянулись, всего на мгновение. Корабль качнуло.

Отредактировано Цири (14.06.2018 17:36)

+1

8

Эредин подходит как самому борту, смотря на то, как воины Дикой Охоты обходят кого-то полукольцом. Хоть из-за спин не видно, но там наверняка та, кого они ищут. Девчонка оказывает сопротивление и успевает подняться куда-то на верх мачты. За ней никто не последовал, так как обернуться птицей она не сможет, как и использовать перемещение в пространстве. А прыгнет в воду, окажется уязвимой. Несколько Aen Elle с арбалетами внимательно смотрят наверх, а остальные продолжают зачистку корабля. Большинство матросов, которые не погибли в первые минуты, решают запереться на нижней палубе. И тем самым лишь любезно помогли эльфам, зайдя в тюремную клетку и закрыв за собой дверь. В носовой части кучка моряков с топорами и баграми стоит спиной к спине, готовясь подороже продать жизни, но в толпу врезается Имлерих, выставив большой щит как осадная башня. Под таким напором строй защищающихся распадается и их тут же добивают, кроме двух матерых вояк. Имлерих отдает приказ схватить их живыми, Дикую Охоту можно убивать, но её ряды постоянно пополняются.

В это время Король поднимает палец наверх, показывая помощникам, чтобы следили за верхним такелажем Нагльфара, Ласточка может попробовать перепрыгнуть на снасти корабля Aen Elle и попытаться ударить в спину. Хотя, если она так сделает, что лишь облегчит задачу. Один в поле не воин. Устанавливается особого рода тишина, приходящая после боя. И в тишине слышно, как волны бьются о борта, а корабли начинает относить в сторону. Эредин провел сотни лет в седле и на палубе, и даже в тумане ощущает изменение курса. Рядом оказывается один из навигаторов, подтверждая эти слова. «Относит к острову неподалеку», — вот что слышит Ястреб.

— Выкурить её заклятьем? — Спрашивает чародей. Эредин качает головой, очень важно захватить живой и с минимальными травмами.
— Просто убери туман.
— Learter megg'ale rafuruaem. — Тусклый свет чар поднимается в воздух, очищая воздух над обоими кораблями. Но вот вокруг сцепленных кораблей туман остается на месте. Нужно посмотреть, куда делась девчонка. Все воины смотрят в оба, гончие прохаживаются на обоих кораблях.
— Мы можем закончить всё меньшей кровью, Zireael. Идем с нами, и мы оставим это несчастное судно в покое. — Эредин громко обращается в воздух. И при этом не лжет, никакого дела до человеческого корабля у Гона нет, нужна только Ласточка. Пойдет ли это судно ко дну, зависит от решения Дитя Старшей Крови.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (16.06.2018 11:47)

+1

9

[status]соль и копоть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info]Обняв холодное рангоутное дерево руками и ногами, вцепившись пальцами в ванты, Цири, не дыша, наблюдала, глаза ее не отрывались от творимой на палубе рубки. Охотники даже под слоями проржавевшей стали двигались быстрее и наносили удары точней и размеренней. Механика движений и рефлексы Старшего Народа всегда отличались необыкновенной необходимой и достаточной энергозатратностью, не зависимо от комплекции.
Они могли тренировать ее веками, доводя до совершенства, превращая владение оружием в истинное искусство. Но сейчас ничего возвышенно-благородного не происходило, вот ни разу. Запах крови тянулся даже сквозь клубящийся сырой туман.
С бака донеслись крики и неимоверный лязг. Один из Аэн Элле, массивный щитник, разнес обороняющихся, как бык ржаные снопы, вставших припечатал к борту двуручной булавой. Выживших куда-то тащили, моряки кричали. Бескровные губы сжались и стали еще бледнее, хотя казалось, что больше некуда.

Ее ярость, слишком сильная для тщедушного тельца шестнадцетилетлей девчушки, неистовство и гневливая одержимость, которые были впору мужчине, сотрясали все ее естество. Старшая Кровь слышала, как они собираются таранить каюту, где укрылись последние выжившие. Соленый ветер пахнул в лицо. И окружающий беглянку туман принялся растворяться, истаивал на глазах, делая воздух удивительно прозрачным. И просматриваемым.
Но Ласточке было уже глубоко наплевать. До нее донеслись крики оставшихся матросов, и как рассвирепевшая рысь, заслышавшая жалобный писк последних котят, щуплая фигурка рванулась по качающимся тросам вниз.
Голос единственного из вражеской стороны, которого она еще могла расценивать в качестве живого существа, а не кучи одушевленного металла, потому как в свое время представилась возможность лицезреть Бреакк Гласа без тяжести демонического амплуа, леденящий металлический голос настиг ведьмачку на пути к грот-стеньге.
"Как же. Только предварительно умоетесь собственной кровью, заплатите за все."

Цинтрийская княженка со свистом приземлилась на закорки с гвихиром наизготове первому, второй упал от легкого молниеносного выпада под забрало. И третий, и чевертый, и пятый.
Быстрая, неуловимая, как прогнанный заклинанием серый туман, Зираэль раз за разом взлетала по реям вверх, кидалась через считанные секунды соколом вниз на захватчиков.
Кровь снова закапала густой вишневой липкостью на грязные доски.
Громадный Элле с железной палицей на плече поднимался к ним, на полуют, застав бешеннствующую Ласточку еще на "земле". Цири прищурилась и вызывающе зашипела, выпластывая перед собой лезвие и разрезая потеплевший воздух замороченными мельницами и восьмерками.
Разумеется, она с ним сражаться не собиралась, одного удара его буловины хватит, чтобы отправить к праотцам целых пять Цирилл за раз. Заденет — раздробит плечо иль колено. Но, чтобы дойти до веревочного подъема, необходимо обмануть наступающего.
Ритуальным кольцом, танцем в крови и на трупах.
Волосы липли к разгоряченной коже, но Цири до сих пор следила за дыханием. Долго подобное не продлится, Эредину когда-нибудь надоест топтаться на своем мостике на Нагльфаре, и он просто отправит всех своих кудесников на "Эриберта Праведного" или прикажет пустить хольк ко дну.
"Он все равно потопит корабль. В любом из исходов. Надо добраться до каюты. Только вот отделаться от этого здоровяка..."

Отредактировано Цири (02.07.2018 03:55)

+1

10

Жаль, но беглянка не собирается сдаваться, словно собственная гордыня важнее жизней людей, которых её Предназначение отправляет к морским дьяволам. Как дикая кошка прыгает на воинов, как будто это что-то изменит. Девичья фигура всё время держится под прицелом арбалетов, если бы им был нужен труп, Ласточку уже нашпиговали болтами. Можно увернуться или отразить один, но не пять или шесть. Но арбалеты молчат, молчит магия, молчит и Ястреб. Убивать пока рано, да и времени на это не остается.

Имлерих загораживает проход девчонке, но атаковать не спешит, так как с Нагльфара раздается сигнал. Дикая Охота перебирается обратно на черный эльфийский корабль. Текущая позиция будет опасной и для Aen Elle, придется поменять место сражения. Эльфы забрали трупы павших, а также тяжелораненых, которых еще можно спасти с помощью магии. Остался только Имлерих, он обращается к Zireael:
— Всё могло бы быть по-другому. Жаль, что прислушиваться к гласу рассудка ты не можешь, — Рослый командир закидывает булаву на плечо и растворяется в морозной пыли, чтобы в то же мгновение оказаться рядом с Эредином. Лед на бортах лопается, освобождая человеческое судно от хватки Дикой Охоты. Может показаться, что эльфы просто отпускают цель, даже не попытавшись ударить в полную силу. Но человеческое судно уже обречено, время потеряно. Нагльфар начинает разворот, так как носом был обращен в море. Корабль людей продолжает движение вперед. Aen Elle уже знают все прибрежные течения и где поймать ветер при смене галса. Матросы-dhoin'e заметили бы опасность очень поздно, если бы сами не заперлись на нижней палубе. Но даже если бы сразу выскочили после отхода Нагльфара, ничего сделать не успели бы. Корабль налетает на прибрежные камни, течение с размаху ударяет судно так, что оно вздрагивает по всей длине. Трещат доски, камни пробивают обшивку, корабль идет ко дну в каких-то пятидесяти метрах от линии берега.

Нагльфар успевает развернуться и огибает камни по дуге, сохраняя корабль с Ласточкой в зоне действия Geas Garadh. Течение, созданное им, создает приливную волну, по которой Нальгфар несется к берегу. Aen Elle не боятся повредить судно. Во-первых, был выбран маршрут без прибрежный камней, а во-вторых, туман конденсируется на парусах и такелаже, морозное заклятье создает из прибрежных волн ледяной стапель, по которому корабль проскальзывает на берег, не увязая в песке. Ласточка вряд ли утонет и единственный выход для нее, это выбраться на берег, где будет поджидать Дикая Охота. На берег начинают падать первые снежинки.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (08.07.2018 09:41)

+1

11

Всё могло бы быть по-другому.
На лице ведьмачки на миг отразилась тень улыбки, насмешливой, холодной, злорадной. Могло быть все быстрее и плодотворнее, верно, но, вот, не вышло.
Могучий Elle растворился в пространстве, оставляя шлейф взвившейся изморози и запах человеческой крови. Цири позволила себе секунду на размышления, не могло быть все столь по простецки. Не могло.
Но думы не долго роились в серой головке, спустя полминуты княжна уже била носом сапога в дверь каюты, где закрылись последние из всей команды выжившие. «У них есть шанс, а, значит, шанс есть и у меня. Погоня не может закончиться. Должен быть выход. Обязан быть.»
Но, как и в жизни, наличие входа или выхода не всегда означало доступность или банальное желание освободиться. Моряки точно не собирались.
- О, черт! Откройте! Они убрались! Точно убрались, а это я, – Цири! И мы летим на рифы!
Что было чистой правдой. Эриберт Праведный действительно полным ходом, невзирая на съежившиеся паруса и отсутствие ветра, шел к торчащим, как зубы, прибрежным отпрыскам скал.
- Так это ты, песья девка? Из-за тебя...
Скрип отворившейся двери слился с деревянным стоном всего судна, которым ныне управляли подводные водовороты или же черти. Палуба вновь накренилась и посудина заскрипела, словно издавала крик ужаса, ибо во все глаза смотрела на приближающуюся гибель.
«За борт!»
Ласточка успела вспорхнуть и оттолкнуться каблуками от борта до встречи многострадального холька с оскалившимися камнями. Невыносимо долго пролетела в сыром холодном воздухе до оглушающей встречи с черной водой.
«Это конец?» тихо любопытно и отстранено промелькнуло в сознании, когда, скованная ледяными путами бездны, девочка перестала различать, где глубины, а где живительная поверхность морской глади.[status]соль и копоть[/status][icon]http://sd.uploads.ru/ekbCt.png[/icon][sign]воздыматься над нечистой пеной,
как корма демонического галеона.
[/sign][info]Возраст: 16
Раса: человек
Деятельность: ведьмачка, беглянка[/info]

Отредактировано Цири (14.07.2018 02:52)

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [18.04.1269] Огнем, мечом, водой и кровью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC