Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [27.12.1267] Каждый народ заслуживает своего правителя


[27.12.1267] Каждый народ заслуживает своего правителя

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/4/16/3f1410f90a092dc3517e96cdcf01270c-full.jpg
"Могущество обрел он Божье, но не обрел умение Творца, и мир стал гибнуть.
Каждый, кто пытался преградить ему путь, был лишь ступенью к пьедесталу Богов.
И сейчас, когда гибнет мир, я оглядываюсь назад и понимаю: ничто не могло остановить его."
Последнее Испытание

Арт

Alex Alekseenko
John Wallin Liberto

Время: утро 27 декабря
Место: дворец Тир на Лиа, Зал Старейшин
Участники: Аваллак'х, Эредин Бреакк Глас, старейшины Aen Elle
Краткое описание: Со дня смерти Ауберона прошел месяц. Aen Elle делят власть и распределяют роли.
NB! -.

Отредактировано Аваллак'х (16.04.2018 12:50)

+1

2

Правление Ауберона принесло стране твердый порядок, а вместе с ним безмятежность и благополучие. Процветала экономика, культура, наука и магия... Мир, который эльфы считали своей тюрьмой, наконец стал для них домом, и вместе с тем были сделаны первые уверенные шаги на пути к "освобождению". В народе говорили, что лучшего правителя Аэн Элле не знали, и вряд ли кто-то сможет сравниться с Королем Ольх. Но для Смерти все равны и ее рука не жалеет даже великих.
Кончина архонта потрясла Тир на Лиа. Аваллак'х напрасно надеялся, что его народ поведет себя мудрее людей и выберет для себя лучшее, не запутавшись в чужой жажде власти и гордыне. Но не успели саркофаг Ауберона накрыть тяжелой плитой, как сильнейшие из Тир на Лиа начали решать: что дальше. Старейшины выбрали претендентов на трон. По улицам города еще тянулись вереницы скорбящих, желавших возложить цветы на могилу правителя, когда послы поспешили в провинции для проведения народных собраний. Три кандидата, и страна разделилась на три части, с одной преобладающей... Чаще прежнего звучали гордые слова о непобедимом народе Аэн Элле - покорителях миров, забывших, что их "дом" - клетка. Устав от тирании над и без того покорными рабами и мелких междоусобиц, молодежь возжелала настоящей войны, и избрала вождя, который мог их жажду утолить.
Когда Старейшины собрались под хрустальным куполом Зала Совета, все уже было решено. Послы сообщили волю народа, распределив голоса между ЭрединомБреакк Глас и Ге'эльсем. Поняв, что не будет ни первым, ни последним, Ге'эльс отдал свои голоса Эредину, заручившись местом по боку военачальника. Большинство из собравшихся за круглым столом последовало его примеру, оставив в меньшинстве Десельдара - избранного со стороны альянса Ведающих. Мало кто из народа становился на сторону скрытных Знающих, предпочитая понятные ценности, которые предлагали другие лидеры. Но Десельдар сдаваться молча не собирался, поставив под сомнение, может ли Ге'эльс вообще отдавать кому-либо свои голоса.
"Может или не может, это все равно ничего не решит", - думал Креван, задумчиво вертя в руках чернильное перо - подарок Тэльитиль. Удивить Ведающего, у которого было все, непросто, но златовласой девушке это удалось уже словами, с которыми она презент вручила: "Маленькая вещица, описывающая одну главу нашей истории от начала и до самого конца". На всех сторонах полой ручки были искусно вырезаны танцующих эльфы и единороги, окруженные цветами и ольхами. Ирония была в том, что материалом послужил рог единорога. Дружба перешедшая в ненависть и кровопролитие. Креван преклонялся перед талантом мастера, но сомневался, что творец вложил в композицию тот глубокий смысл, который нашла в ней юная Итиль...
Аваллак'х был одним из немногих, кто еще не отдал свой голос, и делать этого вовсе не собирался, предпочитая сохранять нейтралитет. Чародей жалел, что когда-то позволил затащить себя в Совет. Политика его не интересовала - прежде всего он был ученым и чародеем, интриги не были его сильной стороной. Будучи идеалистом, он брезговал этой темной стороной Тир на Лиа. Но Ауберону был нужен в Совете "свой", которому можно было верить. Теперь его присутствие в зале потеряло смысл.
- ...Что Вы пытаетесь добиться войной? - спросил Десельдар, обращаясь на этот раз непосредственно к Эредину. Вопрос был интересный. Те, из собравшихся, кто посвятил жизнь пути меча, и не находивших себе применения в спокойном мире Аэн Элле, могли бы найти тысячу ответов непонятным Знающим. - Чего нам здесь не хватает из того, что может предложить Континент? Dh'oine, которые уже показали, на что способны, почти истребив АэнСеидхе?
Статуи бывших владык Тир на Лиа, молчаливо взирали на происходящее за круглым столом. Среди них был и Ауберон, чью фигура из белого мрамора дотошный скульптор пока прикрыл легкой тканью. Немой призрак возвышался над двадцатью Старейшинами. Креван был уверен, что не он один чувствует на себе тяжесть этого живого взгляда.

+3

3

Утро приносит с собой важные известия. Как и предполагалось, в гонке за властью вышли три финалиста. Ге'эльс, опытный управленец, Десельдар — опытный чародей. И он сам, Эредин Бреакк Глас. Опытный полководец. Еще до заседания Совета знает, что победа будет его, за века он сосредоточил в своих руках больше влияния, чем кто-либо из соперников. Хотя бы просто потому, что прикладывал к этому недюжинные усилия. Ге'эльс легко сложит с себя ответственность за судьбу народа. А Десельдар будет бежать от нее как от огня. Его дело — сидеть за книгами и наблюдать за звездами. Он не захочет изменений в привычном укладе. И только поэтому будет пытаться выставить Эредина в дурном свете.

Эльф улыбнулся отражению в зеркале, поправил красный плащ и широкими шагами покидает комнату. Еще до заседания Совета у него много дел, но когда знаешь что делать и как, всё получается легко и быстро, к заседанию он успевает. Он спокоен, учтив и смотрит на присутствующих уже как король, хоть официально решение будет объявлено гораздо позже. Ге'эльс поступает так, как и нужно Эредину, и займет пост его наместника, второго по власти эльфа в Tir na Lia. Его примеру поступают другие. И вот она, победа. Уже ничего не может изменить ход событий, только слегка подпортить.

Дасельдар высказывается против того, чтобы голоса передавались тому, кто их не получал. Но был урезонен простой логикой, что «те, кто доверил Ге'эльсу право быть королем, не могут не доверять его способности выбрать лучший путь». Ведун не сдается и пытается поднять обсуждение о вопросе войны. С невозмутимым видом Эредин кивком благодарит Десельдара за вопрос и берет слово. Пора расставить все точки в данном вопросе.

— Война? О какой войне вы говорите? Мы строим мосты, а не сжигаем. Последняя воля короля Ауберона, последнее дело, которое он хотел воплотить в реальность — воссоединение эльфийского народа. И я приложу к исполнению завета Ауберона все свои силы. — Эредин оказался в своей стихии, он умеет вести за собой. Неважно, схватка ли это на мечах или на словах, он никогда не уступит.

— Вы говорите, что мы здесь живем в достатке. И это так. В отличие от Aen Seidhe, которые угасают в другом мире, которые скоро будут истреблены кроме тех, кто полностью смешает свою кровь с людьми. Которые по некоторым прогнозам вообще вымрут вместе со всей разумной жизнью того мира. Настало время разделившимся народам слиться обратно. Вновь образовать Aen Undod. Мы не войну несем в другой мир, а спасение. Но одним из препятствий является как раз наличие людей, которые ведут очередную войну между собой. Мы не сможем помочь без военной силы, но и не стремимся уничтожить людей под корень. Скажи мне, Десельдар, у Знающих есть иные способы осуществления задуманного? Или, быть может, предлагаете напрочь забыть о своем наследии и, нежась на перинах, обильно осушать вино?

+1

4

Именно это Десельдар предлагал: пусть лучше дети Аэн Элле отсиживаются на теплых перинах, чем рискуют своими бесценными жизнями ради чужих. За тысячу лет, которые народ Ольх оставался в неведении относительно судьбы собратьев, Аэн Сеидхе стали для них именно чужаками. Их больше не связывали общая история, судьбы, ценности и стремления. Время разрушило братские узы, как тихий ручей незаметно измельчил камень. Эльфы на Континенте постепенно становились тем, с кем вели войну, и это было главной причиной, почему упоминание о едином народе звучало как шутка. Тех, кто мог гордиться чистотой крови оставались единицы; полукровки и квартероны продолжали называть себя эльфами. Даже у Аваллак'ха с его убеждениями о ценности каждой жизни это вызывало презрительно усмешку... Это была новая раса, которую уже мало что связывало с великим народом Аэн Ундод. Слабые, глупые, дерзкие, они не заслуживали пролитой крови Высших.
Креван понимал Десельдара, но становиться на сторону проигравшего не спешил. Все осознавали, что в эту минуту уже не решается, кто получит венец власти, но то, какую ступень во дворце займет тот или иной из Старейшин... При упоминании об Аубероне Лис перевел взгляд со статуи мертвого правителя на Эредина. Взгляд Ведающего пронзал, как жало осы-наездника, наблюдая не за лицом нового архонта, а глядя гораздо глубже сквозь глаза полководца.
Бреакк Гласу следовало отдать должное - он был прекрасным ритором. Когда Эредин говорил, слова переставали иметь значение, непоколебимая уверенность в его голосе завораживала слушателя. Этому сильному, харизматичному, уверенному в себе воину хотелось верить. Ястребу легко удалось окружить себя молодыми последователями, готовыми идти за ним и в огонь, и в воду, и в чужой мир - Кревана это не удивляло. Но для того, чтобы заручиться поддержкой проницательных Ведающих нужно было что-то большее.   
-  Мы не считаем, что такие глупости вообще стоит осуществлять. - ответил Десельдар, - Аэн Сеидхе сами виноваты в том, что случилось. Люди - чума, которой они позволили распространиться по миру и заразились этой болезнью по собственной воли. Их уже не спасти.
Десельдар - старейший из Знающих - сменил возмущение на холодное спокойствие проигравшего пытающегося сохранить достоинство. Только что его обвинили в эгоизме и бесчувственности - это не задевало главу анклава Знающих, но также не выставлял его в лучшем свете перед окружающими. И все же рядом были двое - не считая Аваллак'ха - учеников, готовых стать на защиту учителя: 
- И как по вашему это воссоединение народов будет происходить? - спросил один из них, темноволосый эльф с живой улыбкой и острым взглядом светло - зеленых глаз, - Нам просто помочь им в борьбе за их права, согнать дх'ойне в резервации?.. Какой в этом смысл если, как вы говорите, их мир обречен? Или, может, нам забрать их в наш мир?
Сидевшая по левую руку от Десельдара изящная, как золотая ящерка, эльфка издала короткий смешок,  соглашаясь со словами коллеги:
- Очень плохая идея. Из Аэн Сеидхе получатся непокорные поданные и норовистые рабы. Да и их гены совершено непригодны.
Достаточно было немного знать народ Ольх, чтобы предугадать развитие событий после "воссоединение". Сейчас все искали сходства между двумя эльфийскими народами, но позже все обратят внимания на отличия. Рано или поздно гордые Аэн Элле укажут своим "братьям" на их второсортность - Знающая только что подтвердила это, своим презрительно тоном. Равновесие, которое Эредин нарушит войной, должно будет восстановлено другой, возникшей между Истинными Аэн Ундод и "отродиями дх'оине". Аэн Сеидхе быстро разочаруются в своих избавителях, разделив участь единорогов. 
Креван отложил перо в сторону, обвел Ведающих взглядом.

+1

5

Эредин спокойно выслушивает контраргументы, он знает всё, на чем могут попытаться продавить Ведающие. Они никак не смогут ему помешать, но принцип этикета сейчас требовал победить их словами. Ведуны все равно сделают всё, что Ястреб прикажет. Единицы их них имеют достаточно гордости и храбрости, чтобы уйти в добровольное изгнание и выживать отдельно от народа. Ни этот мир, ни мир народа Гор, ни все остальные ближайшие миры никогда не были безопасными и не будут. Выживать там могут только сильнейшие — Дикая Охота. И, возможно, Лис. Эредин замечает взгляд Кревана, улыбается уголками губ и снова обращает внимание на Десельдара и его «подпевал». Сторонники же Эредина наблюдают за происходящим молча. Король, которого они признали задолго до смерти Ауберона, никогда не просит помощи в дуэли.

— Вами играет гордыня, страшная сила, которая погубила множество империй. Мудрые Знающие, — Ястреб еле заметный поклон в сторону Десельдара, — Наверняка, таковых видели не мало на своем веку. И еще больше сведений зафиксировано в хрониках. Я не уверен, когда вы в последний раз видели Aen Seidhe, и покидали ли вообще Tir na Lia за последние века, но могу вас заверить — Народ Гор все еще жив и здравствует. Среди них есть те, кто активно борется с людьми, расплачиваясь за ошибки предков. 

Эредин начинает обходить присутствующих по кругу, продолжая отражать нападки оппонентов:
— Рабы? Гены? Должно быть вы шутите. Мы не испытываем большой подробности в рабочей силе. А единственные гены, которые заткнут за пазуху все наши вместе взятые, сокрыты отнюдь не в нас с вами, а в Старшей Крови. Которая, на минуточку, находится в человеке. Aen Hen Ichaer может стать ключом, который откроет Врата для нас, как это было до Конъюкции. Загонять людей в резервации? Они скорее перебьют друг друга сами.

Ястреб проходит мимо Лиса, замечает, что тот следит не только за дебатами, но еще и погружен в какие-то свои мысли. Эредин подходит к Десельдару и встает рядом, ловко вклинившись между ним и растерявшимся учеником.

— Однако, Мировые Врата не являются единственной тропой. Aen Seidhe в своем мире построили много Врат меньшего масштаба. Врат до сих пор активных и ждущих навигационных команд. И знаю я это как раз потому, что я прикладывал усилия, рылся в архивах, путешествовал по миру Aen Seidhe, мечом и словом добывал знания. Я знаю, что нужно делать, я вижу будущее отчетливо. И буду рад видеть Знающих, которые приложат свои обширные знания и большую силу на благое дело.

Эредин покровительственно кладет руку на плечо Десельдара. Теперь, когда они находятся рядом, всем присутствующим стало удобнее за ними наблюдать.

— Aen Elle тоже угасают, — неожиданно произносит Ястреб. — Мы уже не можем и четверти из того, что могли наши предки тысячелетия назад. Да, можно винить несовершество вселенной, Сопряжение Сфер, Предназначение и прочие вещи, над которыми мы не имеем власти. Но не стоит при этом забывать, кто мы есть на самом деле, как мы покоряли Lychlyd, которую коллапс свернул в Спираль. Мы тоже родились в грязи и познали гнет силой обладающих, но получили свой шанс и воспользовались им, став одной из самых процветающих цивилизаций. Мы покорители и исследователи. А воссоединие Aen Undod — это всего лишь малый шажок на нашем еще долгом пути.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (04.05.2018 21:44)

+1

6

- Мы никогда не сомневались в Вашем уме и способностях добывать знания словом и тем более мечом, - фыркнул Десельдар. Он не отстранил от руки Эредина сразу, но на его лице отразилась плохо скрытая неприязнь, - Поэтому и удивительно, что этот безумный план принадлежит именно Вам. Если бы Вы оставили нас спокойно продолжать эксперименты, а не собирали лучших навигаторов в этот бессмысленно поход, через несколько поколений нам бы удалось вернуть утраченное...Но, как говорится, свою голову не приставишь.
Старейшин скинул руку война со своего плеча и жестом приказал молчать ученику, который собирался продолжить полемику.
- Я не отдам Вам свой голос, Эредин Бреакк Глас, даже если это ничего не изменит. Не хочу, чтобы в событиях, которые будущие поколения назовут самой большой ошибкой Народа, винили и меня. Также я позабочусь о том, чтобы никто из Ведающих Вам не помогал...
- Нет нужды быть столь категоричным, Десельдар, - раздался мягкий голос Лиса.
Десельдар бросил на Ведающего испепеляющий взгляд, но Креван остался спокойным. Он уже очень давно не был учеником, и поставить его на место одним движением руки бывший наставник бы не смог. В отличии от двух подручные Десельдара, занимавший места в Зале Совета, Аваллак'х не боялся гнева главы анклава. Знающего из него делает вовсе не звание и чье-то покровительство. Даже если Десельдар решит пойти на крайние меры, теперь уже анклав нуждается в нем, а не он в анклаве.
- Мы ведь не люди, у которых корона считается частью правителя, а бремя власти снимается с плеч только с головой... Если благородные цели Эредина Бреакк Гласа начнут оборачиваться, как Вы говорите, "самой большой ошибкой", Совет его власти может лишить. Должно быть, уважаемый глава Знающих об этом забыл, что не удивительно - несколько столетий у Совета не возникала необходимость это право применить. Архонт наделен большой властью, но не неограниченной. Как и глава анклава, который не может решать, кто кому будет помогать.
Голос Аваллак'ха звучал уверено, хотя он сам не доверял тому, что говорил, но доводить заседание до ссоры и ставить в немилость всех Знающих, ему казалось излишним. Он не знал, чего ожидать от Эредина, столкнувшегося с прямым протестом, но догадывался, что этот эльф, однажды добравшись до власти, уже не пустит ее из рук. С такой поддержкой, какой сумел заручиться Ястреб, пытаться сместить его было лишь напрасно тратой сил.
- Я охотно отдаю свой голос за надежду Аэн Сейдхе. И предлагаю Бреакк Гласу свою помощь, если таковая ему понадобится, - тон Кевина был как всегда доброжелательный, но в нем не чувствовалось излишнего дружелюбия, как и хитрых ноток. Он взглянул на Ястреба. Знающий слегка склонил голову, демонстрируя смирение.
Десельдар отвернулся, он все сказал. Его не удивляло предательство Аваллак'ха - во время истории с дочерью Лары они с Эредином, похоже, неплохо спелись.   
- Если больше никто не хочет высказаться, думаю, Эредину пора выйти на балкон и поприветствовать свой народ, - поставил точку в заседании Аваллак'х, - Публика снаружи уже заждалась своего нового правителя.

+1

7

Ястреб и не надеялся, что Десельдар уступит. Сейчас напоминает обидевшегося ребенка, который не предоставил ни одного весомого аргумента против и просто занял позу. В этом смысле Лис оказался более сдержанным, спокойно напомнив присутствующим возможность смещения Короля с трона. Такой исход действительно возможен, но Эредин никогда его не допустит. Пока на его стороне сила, Совет никогда не примет такое решение. Для этого требуется в противники кто-то очень напоминающий самого Ястреба: безжалостный, умелый и амбициозный. Среди присутствующих таковых нет. Аваллак'х точно не стремится к власти, несмотря на то, что возможность получить её у него была. И он единственный, кого нужно склонить к сотрудничеству в первую очередь. А Десельдар первым же указом будет поставлен перед выбором: делать что скажут или добровольно оставить не только пост, но и Tir na Lia. В отличие от того же Лиса, который не держится ни за власть, ни за блага безопасной жизни. На голос и предложение помощи Эредин кивает, хоть сейчас и не до конца понимает всех мотивов того, с кем знаком столько лет.

— Мы ничего не добьемся, сидя в лабораториях. Ресурсы не бесконечны, а мы не бессмертны. Ранее мы исследовали и завоевывали. И это позволило нам добиться всего этого, — Эльф проводит рукой по залу заседаний. — Мы услышали тебя, Знающий. Твой голос остается с тобой, твое право. Итак, на этом можно считать, что все высказали, что хотели?

Ястреб выдержал продолжительную паузу, обводя взглядом каждого присутствующего. Никто больше не высказался против или за. Значит, на этом по количеству голосов новым Королем официально становится Эредин Бреакк Глас. И эльф пользуется напоминанием Аваллак'ха и выходит на балкон дворца вместе со всеми членами Совета. Перед ними на площади взволновалось цветное море: сегодня Aen Elle отдали предпочтение ярким одеждам красного и голубого оттенка, даже мелькали полностью белые одеяния. Здесь собралось почти все свободное население Tir na Lia. Несколько тысяч мужчин и женщин, детей и стариков, смотрели на членов Совета. Еще больше толпилось за пределами площади. Эредин с силой сжал ремень, надеясь, что этого никто не заметит. Оставаясь внешне невозмутимым, он волновался. Никогда прежде не приходилось выступать перед таким количеством эльфов. Несмотря на преобладание военной подготовки, Ястреб никогда не преуменьшал значение изучения магии, истории, риторики и других дисциплин. Aen Elle еще не знают, кто именно из стоящих новый Король. По обычаю провозглашает Король не сам себя, поэтому Ге'эльс ловит взгляд Эредина, чуть кивает и выходит вперед, чтобы сообщить о том, что Эредин Бреакк Глас отныне продолжает путь, оставленный Аубероном. Толпа разражается приветственными криками, хоть среди них и были те, кто хотел бы видеть кого-то другого в качестве Короля.

Теперь вперед выступает сам Король со своей первой речью в новой роли:
— В этот славный день, согласно древнему закону при поддержке и одобрении, я даю свое согласие на принятие долга и ответственности перед нашим народом, — Эредин сначала произносит ритуальную фразу. Его голос не дрожит, а взгляд спокоен, хоть рука под накидкой еще сильнее сжала ремень. — Многие из вас уже слышали о том, что для важно, но я готов повторить. Наш народ все еще не достиг вершины, которая нам была уготована. Силы, которые мы не можем контролировать, забрали у нас возможность исследовать и покорять совокупность миров. Мы оказались заперты, а оставлена была маленькая щелочка, в которую мы еще можем проходить, чтобы искать и защищать наше государство. Но кое-где наши собратья из Народа Гор оказались в еще худшем положении и почти растеряли свое великое наследие, которое когда-то было общим для нас всех. Но еще не все потеряно! Мы можем вновь распахнуть Врата для себя и спасти наших братьев и сестер. Воссоединения Aen Undod — вот что хотел Ауберон, и я продолжу его последнюю волю. Это будет трудный путь, для нас многое изменится, но когда мы начнем идти, то увидим совершенно новые горизонты для покорения ради славы и процветания эльфов!

Эредин замолкает и его сторонники бурно поддерживают его из толпы, а за ними подхватывают все остальные. Все новое страшит, и Эредин постарается, чтобы изменения не были слишком резкими.

— А сейчас могут выступить остальные члены Совета, если кому-то есть, что сказать, — Эредин жестом пригласил встать рядом с собой любого из Совета. Даже Десельдара, ему должно хватить достоинства не опускаться до подножек в этот момент.

+2

8

Стоя за плечом архонта, Аваллак'х наблюдал за пестрой толпой у подножья дворца. Любой на месте Эредина почувствовал бы себя неловко, но полководец справился блестяще, и его волнения никто не заметил. Зрелище было впечатляющим: ученые и фермеры, ремесленники и философы, маги и солдаты - все, подчиняясь инстинкту стада, с ликованием проглатывали каждое слово Ястреба. Целый день в городе будет играть музыка, на улицах поставят столы с угощениями, чтобы каждый мог выпить за здоровье нового правителя. Возможно, завтра, отойдя от всеобщей эйфории, кто-то поймет, что кричал "ура", когда новый правитель обещал увести на войну его сына, брата, друга, соседа...
Больше никто не захотел взять слово, и даже Десельдар не решился выступить против Ястреба при таком количестве слушателей.
"Да здравствует Эредин Бреакк Глас!", - воскликнул Ге'эльс.
"Да здравствует Эредин Бреакк Глас!", - зарокотала толпа.
"Да здравствует Эредин Бреакк Глас!", - вторили им Старейшины. Все кроме Десельдара и двух его учеников, которые покинули дворец сразу, как только представила возможность. Праздник продолжался без их участия.
В дворцовых садах, где для важных гостей был подготовлен раут, Эредина ждала другая нетерпеливая  публика. Здесь собрались все, чье имя что-то значило. В отличие от простого народа, оставшегося за стенами замка, эти эльфы уже давно знали, кто займет место Ауберона - по всей стране у них были глаза и уши, а собрав информацию, подсчитать было несложно. В чем-то этот странный слой эльфийского общества напоминал знать на Континенте: высокомерная группа населения, поражающая любую систему,  где существуют слова "прибыль" и " выгода". То есть в совершенно в любой системе.
Когда слуги распахнули перед Старейшинами двери, тишина взорвалась от аплодисментов. Каждому из разодетой толпы хотелось лично поздравить Эредина. Авалллак'х поспешил отойти в сторону, уступая место охране. Выражение почтения, напоминало попытку в приступе обожания разорвать и сожрать Ястреба. Кревану даже стало немного жаль Беракк Гласа - стремиться к власти, чтобы не пробыв архонтом и получаса быть растерзанным собственными поданными... Кто-то произносит тост на нового архонта. Раздается звон хрусталя и начинает играть музыка.
Когда гости натешатся обществом нового владыки, расслабятся под действием вина и музыки, им с Эредином представится случай спокойно поговорить, а пока Знающий отошел к своим коллегам, встревоженным отсутствием главы анклава. "Должно быть, у него возникли срочные дела", -  отмахнулся от расспросов Знающий. Врать Кревану не хотелось, но сеять раньше времени панику было неразумно. Ответ чародеям, конечно, не показался убедительным, и вызвал некую долю волнения. Но портить вечер разговорами о ворчливом Десельдаре никому не хотелось, и тема плавно перешла на результаты последних генетических экспериментов.
Иногда было полезно выйти в свет, посмотреть на других эльфов - так Креван обычно успокаивал себя, пытаясь набраться терпения. Во время таких мероприятий обычно он ждал минуты, когда можно будет вежливо откланяться. Подхалимы охотились не только за Ястребом, птица поменьше их тоже интересовала. Желающие поговорить с Ведающим ( гораздо соблазнительней им казалось его чин советника, чем ученый статус) прервали интересный разговор с коллегами. Иногда, он всерьез рассматривал глупый вариант сбежать от очередного скучного собеседника в портал и одно время даже искал в книгах заклинание бесшумно перемещения. Не найдя во всей библиотеке дворца ни одного заголовка вроде "подстольный портал" или "как открыть трехметровый портал и остаться незамеченным" , Аваллак'х решил просто учиться терпению. Ему удавалось выглядеть невозмутимо, приветливо и держаться вежливо со всеми. Эльф старался запомнить даже имена тех, кто только взобрался на пьедестал, не забывать когда к кому приглашен на банкет и не тратить на одного собеседника более десяти минут. На светские приемы было полезно брать с собой спутницу, которая бы лишила его необходимо говорить со всеми. Итиль справлялась с этой задачей прекрасно. Красуясь рубиновыми украшениями и длинными ногами, мелькавшими в высоком разрезе легкого платья, она явно получала удовольствие от внимания и искренне интересовалась чужими проблемами. Кевин пригласил ее на первый танец, чтобы ни у кого не оставалось сомнений, к кому следует обращаться, если сам Ведающий неожиданно исчезнет. Когда музыка стихла, чародей подарил девушке очень сдержанный поцелуй, и поспешил ретироваться прежде, чем музыканты заиграет вновь или Тэльитиль придет в голову публично демонстрировать нежные чувства.
Раздобыв кубок с вином, он собирался вернуться к другим Знающим, и на полпути столкнулся с виновником торжества.
- Поздравляю, - вежливо сказал чародей, - Твой пример всех нас вдохновил. Приятно знать, что мечты сбываются хотябы раз в триста лет.
В сборище опытных подхалимов Эредин мог быть более чем приятным собеседником. Креван был уверен, что Ястреб по крайней мере не станет льстить или часами рассказывать о здоровье своей прапрапрапра...прабабушки. В связи с долголетием эльфов это, кстати говоря, не было такой уж редкой темой.
- Не злись на Десельдара. Я его неплохо знаю: проветрить и примет верное решение

+1

9

После Эредина никто из Совета не захотел выступить, да и это не было обязательным. Толпа скандирует: «Да здравствует Эредин Бреакк Глас», а сам виновник события сдержанно улыбается тем, кого уже может назвать подданными. Очень странно думать теперь о других в таком ключе. Да, он занимал руководящие должности и до этого, но тогда он был командиром для своих отрядов и никогда не называл их подданными или подчиненными. Когда он хотел обратиться к воину, он без труда мог вспомнить его имя. Желая высказаться о всех, хоть вслух, хоть про себя, он мог прибегнуть к «товарищам» или «братьям». Но стоит быть честным, в боевой обстановке Ястреб чаще всего сразу переходит к сути, опуская приветствия и обращения.

Через некоторое время Эредин и Совет покидают балкон. Сегодня в Tir na Lia и других городах будет большой праздник, эльфы будут ходить в праздничных одеждах до рассвета следующего дня, пить и танцевать на площадях. Официальный банкет также собран и во дворце. Все влиятельные члены эльфийского общества сегодня собрались здесь, чтобы узнать о новом Короле, принести поздравления и начать налаживать связи. Да, Эредин принял тот факт, что еще не скоро ему удастся выйти из обступивших вельмож, военачальников и чародеев, которые имеют мнение, отличное от мнения Десельдара. Ну что же, это тоже часть его новой работы. Ястреб с улыбкой приветствует каждого, справляется о делах, даже вставляет иногда осторожные шутки. Многие сейчас пытаются выделить себя перед новым Королем и получить его расположение. С многими Эредин уже давно нашел общий язык и получил их голоса. С некоторыми эльф встречается впервые, например, главами мирных гильдий, землевладельцами и целителями. Со всеми теми, с которыми долг не требовал пересекаться в прошлом.

Играют музыканты и льется вино. Эредин лишь пару раз пригубил кубок и только во время торжественных тостов в свою речь. Ему рано расслабляться, требуется быть на ногах, поддерживать разговоры и знакомиться с новыми представителями той или иной сферы Aen Elle. Прошло немало времени, прежде чем Эредин сумел обойти почти всех присутствующих и наткнулся на Лиса, который тоже принес свои поздравления. Эредин удивился, думая ранее, что Знающий уже покинул банкет. Если Эредин верно помнит, Аваллак'х такой же не ходок по светским мероприятиям, как и сам Ястреб.

— Благодарю тебя, друг. Как тебе банкет? Пойдем на верхнюю террасу, хочу подышать свежим воздухом.
По пути Эредин кивает на слова Знающего о Десельдаре. Злости эльф на представителя эльфских Знающих не держит, прибегая к простому правилу, что нельзя тратить душевное равновесие на тех, кто пытается его нарушить. Злобу и обиду стоит оставлять тем, кто пытается тебе её передать. Но это не значит, что новый Король закроет глаза на потенциального противника своему авторитету. Ему нужен единый в стремлениях народ.

— Разумеется, примет. Он не может переть против всех Aen Elle. И к тому же, многие чародеи и Знающие уже оказывают мне полную поддержку и будут делать это, даже если Десельдар открыто запретит это. Неповиновение принесет в его размеренную жизнь большие изменения, а изменений он боится как огня. Не так ли? — Эредин усмехается. — А что намерен делать ты?

+2

10

Аваллак'х искренне улыбнулся Эредину, хотя от слова "друг" ему стало не по себе. Любой на месте Кревана был бы польщен такому обращению из уст архонта, но Лис, будучи чем-то похож на Ястреба, знал, что этим словом они, чаще обозначают особу, которой легко можно воспользоваться для достижения цели, оправдывающей средства.
Знающий охотно проследовал за Эредином не террасу.
- На мой вкус слишком много гостей, друг. - честно ответил Знающий.
Он был рад возможности на время скрыться жужжания голосов ведущих бесполезные разговоры и назойливого звона музыки. Оказаться на воздухе было приятно.
- Конечно, боится. - согласился чародей с самоуверенным Ястребом. - Для него, как и для всех, чья жизнь целиком и полностью принадлежит науке, день, проведенный за пределами кабинета, без книги в руках равносилен муке. Тем более возраст... Десельдару было несколько сотен лет уже тогда, когда ты получил первый игрушечный меч, а я был зеленым студентом, - чародей усмехнулся. Это было так давно, что даже не верилось, что и он когда-то мыл реторты в лаборатории учителя, - Даже если он покинет Тир на Лиа, то вернется, не пройдя с задранным носом и десяти шагов.
Аваллак'х говорил шутливо, но без цели обидеть Десельдара. Несмотря на темперамент упрямого Ведающего, Креван относился к нем с симпатией, и Лису не хотелось, чтобы  гордость и обстоятельства вынудили учителя думать об изгнании.
- Я посмеиваюсь над ним - это маленькая привилегия бывшего воспитанника, почти семейная... Но тебе не следует недооценивать Десельдара. Ауберон не зря дал ему место в Совете и звание Главы анклава он получил не просто так. Честно говоря, на его место лучшего кандидата не найти, и в твоей цели он может оказать тебе недюжинную помощь.
Эльф сделал один глотов вина и отставил кубок в сторону. Все чародеи, которые могли с гордостью себя назвать "могущественными", были так скучны, что даже на светских вечерах пили только воду. Большая сила требовала большую ответственность и трезвую голову. Знающий отплясывающий на столе трактира с пинтой эля в руках, щедро делящийся с окружающими тайными знаниями и удивляющий заклинаниями дезинтеграции - хороший, но неправдоподобный анекдот.
- Я, Эредин, не сильно отличаюсь от остальных Знающих. Мои планы покажутся тебе скучными: изучать, набираться знаний, делиться знаниями, возможно, снова отправлюсь в путешествие. Конечно, если только не понадоблюсь своему архонту и своему народу. Я не забыл, что должен тебе за спасение от единорогов. Помнишь? И по-прежнему жду, когда ты потребуешь вернуть долг... К тому же странно говорить обо мне, когда весь Тир на Лиа интересуется, что будет делать Эредин Бреакк Глас.

+2

11

Лис поддерживает инициативу отдалиться от толпы гостей. По его словам, шумные празднества действительно не для него. Поднимаясь на террасу, они продолжают беседу.

— Возраст не оправдание отрицательных качеств. С его количеством прожитых лет он должен быть мудрым наставником: безупречным и решительным. Но увы, он не такой. Он избрал легкий путь. Я осознаю, что как ученый, чародей и преподаватель, он хорош, но как политическая сила не представляет из себя ничего стоящего, даже по сравнению с Ге'эльсом, который умеет вести переговоры, делегировать полномочия и эффективно руководить самыми разными подчиненными. До сих пор не понимаю, как он рассчитывал вести за собой народ, просиживая зад в рабочем кабинете за книжкой.

Собеседники останавливаются у перил открытой террасы на верхнем уровне дворца. В Tir na Lia уже зашло солнце, из города доносится музыка, разноцветные огни украшают дома, улицы, водопады и Easnadh. Эредин не стал дальше продолжать мысль, так как Аваллак'х, по его мнению, всё прекрасно понимает без лишних слов. Ястреб зарабатывает авторитет силовыми методами, Ге'эльс отличный дипломат и распорядитель, а вот Десельдар хороший ученый, но никудышный Король.

— Я предложу ему хорошие условия и обставлю всё так, чтобы он не терял при этом лица. Думаю, ему этого хватит.

Но не глава анклава Знающих сейчас больше интересует Эредина, а собеседник. Аваллак'х говорит, что его интересы не сильно отличаются от коллег. Эредин не может раскусить Лиса, возможно, это действительно так, а может лишь уклончивая полуправда, если не четверть.

— Да, я помню это, тогда ты был с этой... — Эльф сделал небольшую паузу и сделал максимально безразличное лицо, — Носительницей генов Лары. Что же, у тебя будет еще возможность вернуть должок.
Эредин сдержанно улыбнулся и пригубил вина, а вот Лис и вовсе отставил кубок.

— О своих планах я уже рассказывал. Я впервые посетил мир Aen Seidhe больше двухсот лет назад, еще молодой и неопытный. И посещал часто, чем даже породил сказки среди людей, уже относящихся к разряду народных. Я внимательно следил за происходящем там, искал любопытные детали. И однажды нашел способ связать наши миры Путями. Прямыми и безопасными. И колеса нашего прогресса с каждым годом вертятся все быстрее. Однажды, я думаю, мы сможем проложить новые Пути, как это делали еще до Сопряжения Сфер. А вместе с этим, кто знает, каких высот мы еще достигнем? Не хочешь ли помочь мне в этом? Я уверен, такого научного проекта у тебя еще не было.

+2

12

Аваллак'х слушал Эредина удивленно приподняв брови. Креван не был согласен с его словами, не только потому что Десельдар был ему учителем. Сомневаться в главе альянса Ведающих, все равно что подвергать сомнению способности всех Знающих. Должно быть,  Бреакк Глас позабыл, что Знающие не просто какие-то книгочеи. А насчет характера Десельдара... Аваллак'ху самому было интересно, что так разозлило наставника и понимал, что ему следовало бы  завтра же переговорить со Знающим.
Эльф отвернулся, глядя на разгорающийся золотом огней город. Как драгоценный камень в изысканном обрамлении.
- Если бы от правителя требовалось просто вести за собой стадо, нам было бы достаточно посадить на трон простого пастуха. Но кроме умения управляться с  армией и решать дела экономические, архонт должен уметь выбрать безопасный путь для этого большого неповоротливого корабля, - он обвел рукой панораму Тир на Лиа, хотя, конечно, имел в виду гораздо большее. Всю страну Аэн Элле,  - Для этого, лучше если ты знаешь, какой шаг приведет его в шторм, какой к земле; какие рифы можно обойти, а что неизбежно. То есть было бы хорошо, если бы ты умел предсказывать будущее и видеть суть вещей с первого взгляда, как Знающий.
Лис говорил спокойно, на этот раз не тая от полководства своих мыслей. Мудрый правитель оценит правду,  а если нет, внизу его ждет толпа льстецов, которые убедят его в том, что все хорошо, даже если за его спиной город будет охвачен пламенем..
- Каждый из вас по-своему был бы хорошим правителем. И в то же время никто из вас на эту роль полностью не подходит. Увы, такие как Ауберон, те кто мог бы справиться со всеми тремя сторонами правления, рождаются раз в тысячу лет... Аэн Элле не выбрали Десельдара, потому что не хотят видеть дальше собственного носа. Им даже не нужно богатство и процветание, которое им мог бы предложить Ге'эльс. Они хотят самоутвердиться за счет чужого несчастья и даже вспомнили, что история их предков - это история войны и завоевания. Поэтому они выбрали тебя, Ястреб, и этот выбор мы будем уважать, даже если у кого-то из ведающих возникают сомнения на твой счет. Все-таки каждый народ заслуживает своего правителя. Подвергать сомнению тебя все равно что подвергать сомнению выбор целого народа. Ге'эльс, наверняка, уже изъявил желание помочь тебе с "хозяйственными" вопросами, а я, как и другие Знающие, будем оберегать тебя от неверных шагов. Главное, чтобы ты умел слушать и слышать и не недооценивал, тех, кто годами точит ум, а не меч.
Лис внимательно посмотрел на Эредина. Он надеялся, что архонт поймет его правильно. Прежде всего он служит своему народу, и пойдет за Ястребом не из-за личных выгод, будет ему служить до тех пор, пока архонт так же, как и он служит Аэн Элла,  а не своим личным целям.
- Пути прямые и безопасные? Которые не пытаются разорвать тебя на кусочки и вместо таверны выкинуть прямо в пасть земляного червя? Звучит интригующе.

+2

13

По словам Аваллак'ха Эредин мог бы допустить, что собеседнику не понравились его слова. Но допускать и угадывать не в привычке Ястреба, когда нужно, он готов сказать всё прямо и услышать такой же прямой ответ. На слова о пастухе эльф улыбнулся.
— Я тебя обидел?

Ястреб редко облекает слова в приятные и обтекаемые формы, которые не способны оскорбить, даже критикуя. Это требуется для важных переговоров, торжественных речей, но никак не для беседы наедине.
— Я понимаю, что Король должен быть сведущ во всех областях, и можешь мне поверить, я потратил на подготовку очень много сил и давно уже не иду вслепую. Экономика, история, право. Путешествие по различным мирам, погружение в неизведанные воды. — В какой-то момент Эредину захотелось даже что-то рассказать чародею, но он сдержал порыв, не время и не место. — Даже магию, теоретическую и практическую, пусть и смиренно смотрю глазами неофита на любого чародея. И не нужно быть Ведуном, чтобы видеть, слышать и мотать себе на ус. Предсказание будущего? — Король делает жест, как будто пытается пощупать туман. — Ты лучше меня знаешь, прорицание не абсолютное знание, а подчас губительно ошибочное. И к тому же, все же остается вера в то, что Предназначение можно изменить. Но!

Эредин поворачивается всем корпусом к Лису и раскидывает руки:
— Если ты скажешь, что ждет это место через сто лет или меня, я приму знание без иронии. И запомню его навсегда.

Эредин вновь пригубил вино, возвращая серьезный взгляд Аваллак'ху. Знающие были ценным ресурсом, цветом магического сообщества Aen Elle. Эредин никогда не думал преуменьшать их значимость, но некоторые из них часто забывают, что подвержены мелочным порокам как последний пастух. И это не добавляет им ни знаний, ни почета. Насчет того, что подвигло сторонников поддержать именно Эредина, эльф не стал сейчас обсуждать. Война — да, такие идеи витают в воздухе, но Эредин ищет вовсе не крови и сможет остудить горячие головы, если чья-то жажда покорения станет мешать общему делу.

— Но одну вещь ты подметил точно. Мне действительно нужна поддержка: Ге'эльса, чародеев и твоя. Одна голова хорошо, а тысячи способны достать рукой до звезд. Или прокинуть мосты через такое, что идя по такому мосту будешь бояться смотреть через перила. Да, Пути, доказывающие, что наши собратья ничем нам не уступали поначалу. Я уже нашел пару ключей от тайных дверей, хоть пока и не могу ими воспользоваться. Представь: отправиться в другой мир, как перейти улицу, никакого прорыва через разнообразные опасности, никакого гадания по звездам в ожидании, пока полюса Сил сойдут в нужном месте. По щелчку пальцев, — Ястреб звучно щелкает пальцами, звук пронзает ночную прохладу. — И я буду рад, если ты в будущем поможешь мне кое с чем разобраться, если будет возможность.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (14.06.2018 18:27)

+2

14

Обида - странное слово. Скорее Креван испытал разочарование - как оказалось, новый Король Ольх любит махать кулаками после драки, да еще и за спиной оппонента. В своем короле всегда хочется видеть идеал, который не опустится до поведения дворовых кухарок. Вопреки всем надеждам, Эредин понял его не до конца.
- Обидел? - удивился Аваллак'х, - Ни сколько. Я просто попытался сказать тебе, что не стоит быть слишком самонадеянным. История зафиксировала достаточно случаев, когда великие идеи закончились провалом только потому, что лидер переоценить себя или недооценил врагов и союзников. А сейчас ты будто пытаешься убедить меня, что только ты достоин носить корону Короля Ольх... В этом нет нужды, я прекрасно знаю, через что тебе пришлось пройти и чему научиться, чтобы сегодня выйти на балкон победителем - конце концов мы знакомы не первый день.
По крайней мере, Эредин признавал, что тебе нужна поддержка.
Чародей кивнул, будто бы соглашаясь с мнением Ястреба о прорицании. Не соглашался. Подобные слова он слышал достаточно часто, в большинстве своем от тех, кто был далек от анклава Знающих. У Аваллак'ха не было привычкой переубеждать скептиков и тем более предсказывать им будущее - он не фокусник с новиградского рынка. Даже если бы сейчас Лису было открыто будущее Аэн Элле и их архонта, а Эредин действительно мог принять его слова без иронии, время и место сейчас было не подходящее для того, чтобы делиться тайными знаниями. 
- Прежде, чем предсказывать что-то столь важное, как судьба правителя и его страны, мне следует заглянуть в свой хрустальный шар и посоветовать с коллегами-гадалками.  Если через несколько дней поток льстецов, желающих тебя поздравить, иссякнет, приходи ко мне, я погадаю тебе по руке, а ты расскажешь мне конкретнее,  - с шутливой ноткой ответил чародей.
Он поклонился, снова демонстрируя покорность.
- Я собираюсь уйти прежде, чем господа внизу начнут петь песни, а дамы мелькать голыми ляжками.
Или наоборот...

+2

15

Прохлада приятно висит в ночном воздухе, но скоро придется возвращаться к другим празднующим. Эльф внимательно выслушивает собеседника, чуть заметно кивая собственным мыслям.

— Да, самонадеянность — порок, так что я приложу все усилия, что она подкреплялась реальной силой. — Эредин улыбнулся в кубок. Продолжать щекотливую тему сейчас не очень хочется, что в свою очередь делает и собеседник. Несколько хорошо знакомых Aen Saevherne традиционного склада ума не согласились с мнением Эредина относительно своих способностей. Это выливалось в очень занятные дискуссии, где одна сторона растекалась мыслями по древу глобальной магофизики, а другая в лице Эредина давила общепринятой логикой причин и следствий. Запас сакральных знаний у Ястреба не такой великий как у Ведунов, либо они лишь пытаются его в этом убедить, но пока ни один из них не смог безошибочно предсказать, какими гранями упавшие игральные кости будут смотреть в небо. В этом простом тесте шулерский телекинез помогал им больше, чем видение будущего, что вызывало бурное веселье у ловящих их на этом трюке.

Лис решает отшутиться от предсказывания будущего прямо здесь и сейчас, а Король настаивать не будет, все же ему не своя правота больше нужна. Знающий намекает, что хочет уйти прежде, чем банкет потеряет лицо. Винить за это Эредин не может, сам бы лучше отправился на конную прогулку или проводил ежедневный ритуал ухода за оружием.

— Уж будь добр, натри хрустальный шар как следует и то же передай коллегам. Если у меня получится заскочить к вам, я принесу вам пару куриц и бутылку пива. Не обманули же меня dh'oine, говоря, что к колдунам нужно с дарами, — Эредин поддерживает шутку Аваллак'ха, возвращает поклон как равному и уходит в сторону лестницы, чтобы вскоре услышать в свой адрес еще пару дюжин тостов, улыбаться заплетающимся шуткам и скромно обходить места, где некоторые гости решили предаться похоти. Уже завтра все из дворца будут выдворены, а вход закрыт для всех, за исключением членов Совета, с которыми будет проходить обсуждение дальнейших шагов народа Aen Elle.

Эпизод завершен.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (27.06.2018 18:55)

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [27.12.1267] Каждый народ заслуживает своего правителя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC