Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Шрёдингер, убийца чудовищ


Шрёдингер, убийца чудовищ

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sa.uploads.ru/t/QCH7R.png

Имя:
Шрёдингер из Бругге

Раса:
Человек, мутант

Возраст, дата рождения:
93 года, 13-ый день Бирке или 12-е Мая 1179 года. На вид: немного за пятьдесят.

Род деятельности:
Убийца чудовищ из Школы Кота

Внешность:
Чуть выше среднего роста (что-то около 182-183 см), крепкого сложения, поджарый, - как и все ведьмаки, - человек. На теле многочисленные следы зубов и когтей разной давности. Среди всего этого присутствуют шрамы от стрел или оружия ближнего боя. Лицо слегка вытянутое, с впалыми щеками, широкими округлыми скулами, широкой челюстью и узким острым подбородком. Плоские губы относительно толстые. Как правило, носит короткую густую бороду и пушистые усы темно-русого цвета, похожие на кошачьи. Над всем этим торчит картошкой крупный нос. Густые изогнутые брови придают лицо слегка грустное выражение. Глубоко посаженые глаза имеют желто-зеленый цвет. Зрачки вертикальные. На правой скуле старый короткий шрам. Носит темно-русые волосы (с проседью) до плеч или распущенными, или в конском хвосте.
Одет, в основном: в льняную или шерстяную рубаху, зеленого, серого или белого цветов , узкие штаны из сукна со вставками из мягкой кожи, кожаные сапоги с фронтальной шнуровкой. Поверх рубахи – приталенная кожаная куртка, длиной чуть ниже пояса, с высоким воротником  на шнуровке. Поверх куртки: приталенная запашная бригандина на кожаной основе (выглядит как кожаная безрукавка со множеством мелких заклепок), с застежками спереди и длиной до пояса, и наручи из вываренной кожи с серебряными шипами, также укрепленные стальными полосками. На руках: короткие кожаные перчатки.
Из оружия: два полуторных меча (один серебряный, другой – стальной) в ножнах за спиной справа, нож в ножнах, спрятанный в правом сапоге.
Дополнительно: на ремне через грудь висит простая кожаная ташка, а на шее болтается медальон в виде ощерившейся кошачьей морды.
Имущество: серый шерстяной плащ, ремни, ташка, бритва, кусок серого мыла, кавалерийское седло, седельные сумки, удила, кривая железная игла, моток дратвы, моток лески и грубый костяной крючок, кожаный бурдюк с водой, маленький чугунный котелок, деревнная ложка, сундучок со склянками, наполненными эликсирами и тощий кожаный кошель, а так же буланый конь по имени Кысь.

Характер:
В целом, обладает скверным характером.  Вреден. Своеволен. Если ему что-то не нравится, он не станет этого делать или сделает по-своему. Бывает упрям. Зол, редко удерживается от колкостей или сарказма. Злопамятен. Добро творит редко, а если творит, - то не задаром. Исключением могут послужить лишь собратья по цеху, да и те не все.  Достаточно скрытен. По крайней мере, о себе говорит редко и неохотно. Не испытывает особой любви к людям, эльфам… да и вообще ко всем. При этом страшно обидчив, но редко показывает это другим, прикрываясь «каменным» лицом и без эмоциональным голосом.  Тем не менее, заказы на разумных существ берет неохотно, а если берет, старается их прогнать, а не убить. Это связано с некоторой ленью в отношении к бою. Если можно физически не напрягаться, то почему бы не воспользоваться этим? Часто конфликтует с людьми, но до драки старается дело не доводить. Если выхода не остается – защищается, но, как правило, результатом самозащиты становятся большие человеческие жертвы. Больше всего любит общество себя самого в тесном помещении. Он может часами лежать на полу или кровати, находясь в полудремотном состоянии. Однако делает это редко, потому как своего жилья у него нет, а на содержание комнаты нужны деньги. Так что, Шрёдингеру приходится постоянно путешествовать в поисках работы, как и многим другим ведьмакам. Заказы на людей он не принимает, опять же по причине нелюбви к излишним телодвижениям. А люди (как, впрочем, и другие разумные существа) бывают хитрее, - а потому и опасней, - отчего подвергать себя лишнему риску Шрёдингер не желает.
Несмотря на все колкости, которые он допускает в разговоре с кем-либо, он не задирист. Это просто некая защитная реакция, нацеленная на то, чтоб от него отстали. Из-за дополнительных мутаций, проведенным над ним, а так же из-за характера, нередко бывает раздражительным, но не слишком агрессивным. Испытывая странную, но страстную любовь к валерьянке, он периодически пьет отвары из этого растения, которые делают его спокойней, а настойки из корней валерьяны вызывают у него сильные галлюцинации, как от «Черной чайки». Также поднятию настроения способствуют молоко и молочные продукты, к которым так же испытывает большую любовь. Шрёдингер не обделен чувством юмора, однако шутки у него, по обыкновению, мрачные. В целом, не самый приятный тип, однако надежен и умеет держать язык за зубами. Если бы не его ненависть к политике и связанной с ней играми, он мог бы стать хорошим исполнителем воли какого-нибудь князя или короля. Вот только, прикрываясь «ведьмачьим нейтралитетом», во все это не лезет, а потому все еще живет.

История:
Шрёдингер родился весной 1179 года. Ему не очень-то повезло с семьей: восьмой сын обнищавшего рыцаря рода Шрёдингеров где-то в Редании (или Каэдвене, - он и сам плохо помнил). Впрочем, это по счету он был восьмым, а на деле – третьим. Большинство его старших братьев и сестер умерли, не дожив и до шести лет. И надо ж было случится, что однажды во время охоты, его папаша, будучи в свите своего сюзерена, угодил в логово главоглаза. Пришел бы ему конец, если бы ведьмак с медальоном в виде злой кошачьей морды не случился рядом. Спас он стареющего рыцаря, да потребовал взамен «отдать то, о чем еще не знаешь, но уже имеешь». Ну так что же? Застал славный рыцарь Эрвин Шрёдингер дома родившую жену и маленького сына. Вопреки опасениям, мальчик родился здоровым и крепким (хотя всякие знахарки твердили, мол, за годы организм матери ослаб, ребенок не родится живым или родится уродом). Да вся беда была в том, финансовый вопрос у семьи стоял довольно остро, а потому, когда через семь лет ведьмак приехал снова, мальчика отдали без зазрений совести. Ну а чего кормить лишний рот, да еще и такой прожорливый? Сам же Шрёдингер о своем детстве никогда не вспоминал. Вычеркнул из памяти то, как с ним обошлись. Даже имя, данное ему родителями, выкинул из головы. Да и, почему-то, по имени его в ведьмачьей крепости никто никогда и не называл. Может, потому что фамилия, оказалась более вычурной, чем имя и само по себе переросло в прозвище? Все может быть. В общем-то, Шрёдингеру было все равно. Иногда в его голове всплывали детские воспоминания, как он играл с детьми замковой прислуги, но не более. Похоже что отец заранее знал, что избавится от младшенького, а потому относился к нему как к паршивой овце.
Последующие годы Шрёдингер, как и многие другие «несчастные», провел в ежедневных изматывающих тренировках, зубрении книг о монстрах и мечтах выйти на большак. Игры кончились. На их место ступили сумасшедший бег, купания в холодных горных озерах, упражнения с мечом, копьем, топором, кистенем, кинжалом, луком, арбалетом и без оружия. Пусть главным оружием ведьмаков был меч, учитель Шрёдингера всегда твердил, что «ведьмак должен уметь  драться с любым оружием в руках». Так же его научили правильно ездить на коне, грамоте, счету, основам истории, медицины и основам многих других наук. В том числе и магии. Шрёдингер неоднократно оставался с вывихнутыми пальцами, силясь воссоздать тот или иной Знак. В конце концов, у него получилось. Также он изучал природу проклятий, как их накладывают и как снимают. Словом, он получал все необходимые профессиональные знания и умения.
Когда время пришло, его подвергли Испытанию Травами, которое он перенес очень хорошо, в связи с чем, над ним были проведены дополнительные испытания, последствиями которых стали еще более ускоренный метаболизм и регенерация тканей. Правда, ценой всему этому стала слегка расшатанная психика, любовь к валерьянке и молочным продуктам. А затем последовало дальнейшее обучение, завершение которого ознаменовало Испытание Медальона. После него Шрёдингер, и еще один молодой ведьмак были выпущены на большак. Первое время, ему нравилось то, чем он занимался, нравилась стезя, по которой он шел. Шрёдингер был куда более весел и доверчив. Но это только первое время. Потом работа ему приелась, люди, то и дело стремящиеся обмануть, опротивели и ведьмак начал замыкаться в себе. Он понял, что от того, улыбается он работодателям или нет, разговаривает с ними вежливо или хамит, не зависит размер оплаты и не увеличиваются гарантии того, что ему вообще заплатят. Он перестал показывать всяческое дружелюбие. Вместо этого, демонстрировал лишь холодный профессионализм.
Поворотным моментом в жизни Шрёдингера стало нападение и разрушение крепости школы. Он был там, видел все это, сражался за свою жизнь и жизнь своих товарищей. И выжил, вопреки стремлению погибнуть за все это. После чего он возненавидел людей. И хотя он не показывал свою ненависть, она точила его разум. С каждым отказом оплатить работу, она давила на него все сильней и сильней. И когда это чувство становилось невыносимым, он уходил в глушь, дабы успокоиться и собраться с мыслями. Это было дешевле, чем маленькая комнатушка в какой-нибудь корчме, и не было главных раздражителей – людей. Так он и жил последние годы: от заказа к заказу, от ненависти к ненависти, от безумия к безумию.
Время от времени он задумывался, насколько вообще необходимо ему быть ведьмаком? Может, у него таланты в кузнечном деле? Или в торговле? Но он всегда приходил к тому, что едва ли пригоден к другой работе. И даже если бы его тогда, много лет не забрал с собой ведьмак, он все равно бы шатался по дорогам и продавал свой меч, свое мастерство тем, кто готов был за него заплатить. Единственно, в чем была бы разница, так это в том, что тогда бы его не называли «паршивым выродком». Но и это не огорчало ведьмака. Напротив, даже веселило. Веселило осознанием того, что люди говорят это из страха перед ним, и его способностями, открытыми мутациями. А потому он ни о чем не жалел, не проклинал ведьмачью судьбу, а просто шел по своему Пути. Пути, конец которого Шрёдингер стремился отсрочить.

Способности, навыки, особенности:
Из-за проведенных мутаций, а так же длительных тренировок, превосходно владеет ведьмачьим стилем боя на полуторных мечах и без оружия. Относительно неплохо владеет копьем, топором и кистенем, однако практически никогда этим оружием не пользуется, а полученные знания помогают эффективней противодействовать против врагов, вооруженных именно этим. Так же относительно неплохо стреляет из луков и арбалетов, но, опять-таки, пользуется этим оружием крайне редко. Гораздо лучше владеет ножами и кинжалами, что, вкупе с большой силой, ловкостью, скоростью и молниеносной реакцией, делает Шрёдингера опасным противником. Умеет накладывать Знаки, но их сила зависит от состояния ведьмака. Такой знак, как Игни, Шрёдингер может наложить только будучи очень злым. Помимо этого, хорошо ездит верхом на лошади, плавает (хотя, из-за нелюбви к воде, не делает этого без особой необходимости), способен управится с небольшой лодкой. За годы странствий, научился штопать одежду, готовить (из разряда, горячее не может быть сырым) и рыбачить. Хорошо умеет лазать по деревьям и скалам (опять же, спасибо мутациям,  долгим странствиям и выслеживанию чудовищ). Грамотен. В своей области, обладает большими знаниями в анатомии, медицине (ученые называют такую науку «судебной медициной») и алхимии (умеет изготавливать ведьмачьи эликсиры). Умеет делать приманки и ловушки на чудовищ (ну и некоторых животных, как то куропатка или кролик). В общем и целом, в состоянии оказать первую помощь раненому. За счет острых зрения, слуха и обоняния, как и все ведьмаки, отличный следопыт.   Совершенно не умеет пользоваться щитами и тяжелым оружием. Находится в психологической зависимости от валерьянки.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост:

Его трясло. То ли от холода, то ли от адреналина. Его всегда трясло перед боем, особенно когда врага не было видно. Но он чувствовал, что его противник где-то рядом. Нет, не только благодаря трясущемуся медальону. Еще и загривком, нутром, шестым чувством или еще каким другим местом. В сапогах засела сырость. Провощенная кожа не спасла от глубокой лужи, раскинувшейся перед входом в старый склеп, где охотник за чудовищами должен был выполнить свою работу. Благо, старые шерстяные носки, несмотря на свою мокроту, продолжали греть. Впрочем, ведьмаку на это было наплевать – было дело важней мокрых ног.
Воздух в склепе холодный, густой, как кисель, наполненный запахами сырости и разложения. Вкупе с кромешной темнотой, человеку могло бы показаться, что он стоит на месте, ибо даже звук терялся в этом спертом мраке. Впрочем, ведьмак не был обычным человеком. Он слышал свои шаги и видел, свои движения. «Кошка» - смертельно ядовитая для простых людей – помогала видеть в кромешной тьме склепа, словно бы и сюда, под землю, заглянуло солнце.
Мутант шел неторопливо. Он не держал в руках оружие и не проявлял никакого беспокойства кроме, конечно же, озноба. С каждым шагом монстробой все дальше уходил от входа и с каждым шагом сильнее ощущал Его присутствие. Тишину склепа, словно нож, разрезал звук упавшего камня. Человек бы не понял: то ли звук донесся прямо из глубины коридоров, то ли за спиной. Но ведьмак понял, что это из за угла. Очень резко и сильно дернулся на шее медальон.
Тварь напала. Налетела быстро, неслышно, прямо с потолка. Но ведьмак уже давно не был новичком в своем ремесле. Он знал, что это был за монстр, знал его повадки, а потому, едва ощутив прямую угрозу, он нырнул в сторону. В широком коридоре для него было пространство для маневра. Так же как и для чудища, которое, промахнувшись, заверещало. Верещание, само по себе способное омрачить сознание жертвы, многократно усилилось в коридоре. И оно тут же потонуло в грохоте.
Сразу после уворота, ведьмак, сложив пальцы в знак Аард, ударил. Удар не причинил существу никакого урона, кроме как заставил заткнуться. И пока противник выходил из замешательства, убийца чудовищ достал свой инструмент, свое оружие. Свой меч. О, что это был за клинок! Он не выглядел вычурно, не был украшен ни золотом, ни каменьями, хотя любой знаток отдал бы все свои сбережения, лишь бы обладать этим оружием. Простая рукоять, длиной на две ладони, прямое скругленное перекрестие, плоское цилиндрическое навершие с выгравированной мордой кота. Но самое главное – это лезвие. Сталь, покрытая серебром. И самым ценным являлось не серебро, а именно сталь. Любой гном и краснолюд объяснили бы, что сталь, ушедшая на это лезвие, имеет метеоритное происхождение. А раз так, то она содержит в себе большое количество никеля, из-за чего ее обработка стоила немалых усилий. И за счет этого же, сталь получилась твердой и крайне острой. А потому удар таким мечом способен разрезать рыцарские латы как раскаленный нож масло, не говоря уже о плоти.
Монстр кинулся в атаку. Удар когтистой лапой, за ним последовал второй, но мутант, обладающий реакцией лучшей, нежели люди, уворачивался от них. И, более того, наносил ответный удары, один из которых, сколь молниеносный, столь и сильный, отрубил несчастной твари одну из лап. Монстр отшатнулся, завыл. Он привык быть охотником, но не добычей. Но теперь, все изменилось: этот человек был быстрее и сильнее всех предыдущих его жертв. Следовательно, и опасней. А потому монстр, хотя и не обладал интеллектом, понимал, что следующая его атака может стать последней. Но это его не удержало. Привычка убивать, рвать плоть и пить кровь в нем была сильнее инстинкта самосохранения, а потому новый удар уцелевшей лапой должен был быть решающим. И он им стал. Когтистая лапа рассекла густой воздух да и только. А человек, мгновение назад находящийся на расстоянии удара, вдруг исчез, испарился. Чудище краем глаза заметило его появление справа от себя, но сделать уже ничего не могла: меч быстро впился в ее плоть, разрезая кожу, разрубая позвонки. Миг – и тело бестии упало на каменные плиты склепа, лишенное головы.
Ведьмак посмотрел на тело чудовища, бившееся в конвульсиях. Больше оно никому не навредит. Аккуратно вытерев тряпицей кровь с лезвия, охотник сунул его в ножны, а платок бросил на пол. Дело сделано. Схватив уродливую башку монстра, и насадив его на поясной крюк, мутант пошел к выходу из склепа, мягко ступая по камню. Его больше не трясло.

- Что это за дрянь? – спросил бургомистр, указывая на серокожую клыкастую морду.
- Фледер, - спокойно ответил ведьмак. Желтые глаза с вертикальными зрачками пристально следили за тем, как городской голова прикладывает к носу надушенный платок, пытаясь перебить трупный запах, а заодно и скрыть дрожащие губы.
- И что теперь? – спросил чиновник, оторвав взгляд от отрубленной башки и вперив его в мутанта.
- А ничего, - пожал плечами монстробой. - Тварь мертва, склеп безопасен и теперь безутешные родственники могут спокойно посещать своих усопших.
- А если еще кто заведется? – пробубнил из-под платка бургомистр.
- А заведется, - снова меня позовете, - бесстрастным голосом ответствовал ведьмак.
Глава города что-то еще пробурчал и придвинул поближе к краю стола увесистый кошель.
- И башку эту забери, - напутствовал он. Охотник за чудовищами взял кошель, взвесил, хмыкнул и, прихватив с собой голову вампира, вышел из кабинета бургомистра, а спустя лестничный пролет и короткий переход через зал и вовсе покинул ратушу. Голову он оставил в ближайшей канаве. Плевать что случится потом. Этот жирный индюк даже «спасибо» не сказал. А хотя мог. Впрочем, заплатил – да и хрен с ним.
Порыв ветра сбросил капюшон с головы ведьмака, обнажив длинные волосы и короткую пушистую бороду. Мутант торопливо накинул капюшон обратно и поплотнее закутался в плащ. Моросил мелкий дождь, а в воздухе стояла легкая дымка. То ли от печей, то ли от луж. Но о природе этой дымки ведьмак не задумывался, он спешил в трактир, чтобы помыться, выпить чего покрепче и отправиться дальше, в Путь.

Отредактировано Шрёдингер (13.04.2018 22:15)

+3

2

Список личных достижений

Пациент скорее жив, чем мертв...
Неизвестный коронер.
Было сказано незадолго до смерти, случившейся после попытки вскрыть тело неизвестного ведьмака.

1272
[02. 1272] Не все спектакль, что на сцене [Присцилла и Шрёдингер; Нильфгаард, княжество Туссент, Боклер] в процессе

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Шрёдингер, убийца чудовищ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC