Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [11.1271] Шпионка с амнезией - проблема для принца


[11.1271] Шпионка с амнезией - проблема для принца

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s7.uploads.ru/kQhsH.gif
Время: действие продлится не меньше двух недель
Место: Нильфгаард, владения принца Морврана Воорхиса
Участники: Йеннефер, Морвран Воорхис
Краткое описание: Она появляется во владениях принца при загадочных обстоятельствах. Странная женщина, которая немного не в себе. Она кажется безобидной и очень красивой. Но так ли это на самом деле? До сих пор пока Морвран Воорхис не знает о том, кто попал в его руки, он спокоен. Но как только поймёт - увидит большую проблему.
NB! Пока не знаю, если что-то проявится, внесу изменения в этот пункт.

Отредактировано Йэннефер (11.03.2018 02:51)

+1

2

С губ женщины сорвался бессмысленный крик новорожденного. Окровавленного, склизкого младенца, изумлённого переходом из тепла в холод, из уюта материнской утробы во враждебную чужеродную среду. Не зря же появившиеся в этом бренном мире оглашают свой приход плачем! Женщина чувствовала сходные ошеломление и шок, вот только не рыдала и не требовала удара по голой попке. Она самостоятельно исторгла громкий протестующий крик. опль её огласил густой смешанный лесок, которого уже коснулось дыхание надвигающейся зимы.

Темноволосая женщина появилась из ниоткуда. Она разрезала пустое пространство, став центром мироздания для высоких исполинских-дубов, гибких и кокетливых сосенок, вечнозелёных елей, стройных и  надменных берёз. Она вернулась в этот мир в позе зародыша — свернувшись калачиком, беззащитная. Только голову прикрыла руками в защитном жесте взрослого человека, знакомого с опасностью. Прохладный ветер обдал бледные ноги, оголившиеся во время перемещения. Женщина поёжилась, одёргивая разорванный подол чёрно-белого платья. Она услышала шорох, но никак не отреагировала. Она понемногу собирала себя по частям, не обращая внимания на заинтересовавшегося лисёнка, который двигал чёрным влажным  носиком, высовываясь из-за куста.

Вид женщины выдавал внутреннее мучение. Её напряжённое лицо было бледным, белее лилий. Фиолетовые покрасневшие глаза остекленели. Капилляры лопнули во время перемещения, придав женщине зловещий вид. Наконец её взгляд просветлел. Кажется, она приняла какое-то решение и начала подниматься с видимым трудом. Сначала села, пошатываясь. Не верящими дрожащими руками инстинктивно ощупала своё тело. Целое, невредимое, живое. Она не ранена, не истекает кровью. Все кости в порядке. Инстинкт целительницы требовал проверить, не валяется ли сзади её собственный скальп. Не валялся. Женщина кивнула скорее глубинному пониманию, чем оформленным мыслям, которые не могла собрать воедино. Тряхнув головой, она медленно поднялась на ноги. Пригладила волосы, оправила платье в инстинктивном жесте.

Оглянулась, изучая окрестности. Лес казался тихим, спокойным. Деревья терпеливо ожидали прихода зимы, звери хлопотали, чувствуя приближение суровых деньков. Птицы робко издавали прощальные трели. Здесь не было жутких монстров, не водились разбойники.  И всё же инстинкты подсказывали, что нужно поскорее убираться отсюда. Где-то вдали каркнула ворона. Женщина резко поднялась и пошла прочь. Она быстро ступала по белому снегу, пошатываясь, расставляя руки, нелепо балансируя, словно акробат на ярмарке. За спиной её серый заяц прыжком пересёк следы тонких каблуков. Оглянувшись на косого, который испугался её внимания и дал стрекача, она почувствовала как сердце ёкнуло. Она принюхалась, силясь что-то учуять или вспомнить. Не помогло. Но что-то внутри перевернулось.  Сердце заколотилось как сумасшедшее, переполненное животным ужасом. Женщина резко сорвалась с места и побежала.

Она неслась как безумная. Ветви кустов цеплялись за юбки, лицо царапали случайные лапы елей. Пару раз женщина споткнулась о корягу, но удержалась на ногах. В третий раз не справилась со своим телом. Неудачно подвернувшийся пенёк не заметила и завалилась на ствол тополя, рухнувшего в осеннюю грозу. Несколько секунд лежала на земле, пачкая дорогой красивый наряд. Ушиблась, больно оцарапала ногу сучком, но боль и тонкая струйка крови не могли пересилить инстинктивный страх. Дурацкие каблуки мешались. Она стащила с себя туфли, которые в своё время выбила у надменной эльфийки, устроив каверзное пари. Она не помнила об этом и легкомысленно выкинула замысловатое изделие в ближайший овраг, чуть не попав в голову карликовому кабанчику. Впрочем, женщине было не до кабанчиков, не до изумлённых птиц и лесных зверей, которые не привыкли, что через их лес панически ломятся люди.

Эти животные знали охотников, которые не испытывали панику. Они появлялись стройными отрядами на откормленных лощёных конях. Они брали с собой стаи породистых собак, специально обученных птиц. За охотниками следовали хорошо обученные слуги, которые разжигали костры, подогревали для господ вино, готовили и подавали дичь. Да, в этом лесу с давних пор охотились представители рода Воорхисов. Они подходили к охоте благородно и возвели аристократическое занятие в ранг искусства.

Конечно, женщина не знала о том, что в данный момент находится во владениях нильфгаардского принца Морврана Воорхиса. Также она не имела понятия о том, что пересекла границы его охотничьего заповедника. Ей повезло или не повезло оказаться здесь именно когда принц заскучал и решил устроить вылазку. Ослеплённая паникой она неслась вперёд, оставляя следы босых ног на белоснежном снегу. Когда же откуда ни возьмись из-за кустов вылетела свора гончих собак, это стало огромной неожиданностью. Твари были небольшими, но очень шумными, слаженными. Они казались одним организмом —  угрожающе лающим и рычащим, наскакивающим и отступающим. Женщина со стоном закрыла глаза, заткнула уши, но она всё равно слышала и чувствовала, как твари дёргают её за подол платья, тыкаются под колени своими чуткими носами, напирают и готовятся напасть. Она зарычала громче самого голосистого представителя своры, вызвав у собак внезапный страх и прорвалась на волю. Прорвалась, чтобы чуть не попасть под копыта величественного тёмно серого коня. Всадник успел осадить животное, она увидела копыта, мелькнувшие над головой, подалась назад, падая на заднюю точку. Механизм нарушился, завод закончился. Изящная чёрно-белая кукла обмякла, временно покидая театр активных действий.

– Охота, – пробормотала она, прежде чем отключиться.

Отредактировано Йэннефер (11.03.2018 04:02)

+2

3

Звук горна, донесшийся из березника провозгласил призыв всем желающим не пропустить ничего интересного, немедленно двинуться в его сторону.
- Собаки взяли след! Наконец-то! Вот бы это была лиса!
- Или волк!
- Труби же, Морвран, сейчас твоя очередь!
Двое молодых охотников, мальчик и девочка, оба на вид лет 7-8 нетерпеливо елозили в своих сёдлах. Мальчик дунул в охотничий рог исторгая из него хриплым звук, который при всем желании нельзя было назвать ответным сигналом. Скорее, он был похож на предсмертный вопль мартовского кота.
- Дай я попробую!
Девочка со светлыми волосами, с легким пепельным оттенком, васильковыми глазами и точеным профилем выхватила горн из рук мальчика и тоже попыталась извлечь из него подобающий звук. У неё получилось не многим лучше.
- Дети, думаю, даже таким бравым охотникам как вы, ещё есть чему поучиться. Ваше Высочество, дадите урок? – красивая молодая женщина, заметно повзрослевшая копия  маленькой беловолосой охотницы, сидела в седле грациозно и с тем особым достоинством,  которое бывает только у вымуштрованной годами нахождения при дворе нильфгаардской знати. Она чуть склонила голову на бок и улыбнулась принцу, принимающему охотничий рог из рук девочки. Все её движения были элегантны и сдержаны – идеальное сочетание соблюдения строгого этикета и уместности.  Даже в столь далекую от императорского двора обстановку, как густой лес, пребывающий все ещё во власти суровой по меркам юга зимы, женщина вписывалась идеально. Как и во множество других, самых неожиданных и далеко не всегда комфортных обстановок, в которых она оказывалась за последние месяцы в обществе принца и по его же инициативе. Воорхис улыбнулся ей и протрубил долгий и по своему мелодичный ответный «Позыв»,  с привычной легкостью заставив горн повиноваться своей воле, что  вызвало сильнейший восторг у начинающих охотников.
- Чего же вы ждете? Скачите не медля, а то зверя без вас загонят, - Воорхис кивком указал им направление, одновременно давая добро нетерпеливым всадникам сорваться с места.
Сам же он остался при своей спутнице, давая ей возможность определить их дальнейшее участие в охоте, затеянной, прежде всего, с целью порадовать детей и отчасти чтобы показать гостье владения, которые очень вероятно скоро станут и её домом тоже.
- Надеюсь, это и впрямь лиса, - заговорщицки сказала женщина, -  Вот бы была черная. Я как-то видела черную лису, а  кончик хвоста у  нее был белый. Ох и долго же мы гонялись за этой хитрой черно-белой бестией, но так и не поймали, - женщина рассмеялась прелестным смехом, так походящим за перелив колокольчика.
- Софи, первая же черно-белая лиса, которую я поймаю – ваша. Что желаете, чтобы мой портной сделал из нее? Воротник, муфту?
- Пусть лучше ваш ловчий соорудит для неё удобную клетку. Уверена, дети будут в восторге от возможности повозиться с такой игрушкой.
«Как же вы хороши, моя дорогая! И как убедительны. Я уже почти поверил вам. Вы врёте лучше любой из тех, кто был до вас. И врете чертовски правильные вещи! Я уже хочу вам верить, очень хочу».
- Ваше Высочество, вы о чем-то задумались , - лукаво взглянула на него женщина, - Охота не место для глубоких дум, она для того, чтобы горячить кровь. Догоняйте же!

Подъехавшие к месту сбора всадники обнаружили совсем не то, что ожидали. Суетящиеся егеря столпились над чем-то; двое  удерживали собак, отведя их подальше, ещё один в стороне держал под уздцы лошадей с парой маленьких встревоженных седоков.
Воорхис спешился и направился в людскую гущу.
- Что здесь?
- Да вот, Ваше Высочество, собаки нашли.
Морвран присел на колено в снег, склоняясь над бездыханной женщиной. Хотя нет, кажется, она дышит, просто без сознания.
- Отец, она жива? – раздался готовый сорваться в плач детский голос за спиной у  принца.
- Отец, я не хотел, я не видел её, правда! Собаки её окружили, а она вся такая в белом, как снег и черном, как сухие ветки. Я спешил обогнать Элис и не заметил!
- Это правда, Ваше Высочество, - вторил не менее взволнованный голос девочки, - Я тоже не увидела, хотя была всего на полкорпуса позади от Морврана. А ещё собаки прыгали на неё, загораживая обзор.
- Вы ни в чем не виноваты, - отозвался Воорхис, -  она жива, просто без сознания. Скорее, поднимите её.
Пока слуги осторожно, но расторопно поднимали тело женщины из снежной постели, Морвран скинул с плеч  походный плащ из грубой, но теплой шерсти и с широким собольим воротником.
- Мы возвращаемся в замок, - скомандовал принц, укутывая незнакомку, протаскивая плащ меж поочередно перехватывающих её тело, поддерживающих  рук. Коня уже подвели, и через мгновение Его Высочество был в седле, - Подавайте её мне. Осторожно, вот так. Хорошо. Едем!
-  Ваше Высочество, - бледное лицо главного ловчего на фоне снега казалось белым, как мел, - она кое-что повторяла, прежде чем полностью потерять сознание. Только я не понял, что это значит. На другом языке … кажется.
- Ты можешь повторить?
Немного усилий и всего пара попыток понадобилось, чтобы принц понял, какое слово пытается воспроизвести ловчий.
- Это на старшей речи. Означает «охота».

Отредактировано Морвран Воорхис (13.03.2018 15:32)

+2

4

Она просыпается медленно, тяжело. Что-то удерживает в королевстве грёз, не желая отпускать. Красивые нечеловеческие лица, всполохи красного, дикий хохот, разнузданные оргии, страшные погони, пляски вокруг призрачных костров… Неизвестные леса и кровавые ручьи, странные деревья и страшные замки с чёрными пальцами башен...  Какие-то тени и силуэты, но ничего конкретного, ничего запоминающегося. Во сне женщина пытается ухватиться за образы, которые мелькают слишком быстро. Легче удержать в руках туман. Пробуждается она со вскриком, резко садится на ложе.

Марта, полная средних лет сиделка в добротном платье едва не подскочила. Она задремала. Впрочем, судя по всему странная незнакомка только что проснулась. Нужно сообщить его высочеству об этом. Принц Моорвран Воорхис приказал тут же сказать, когда женщина очнётся. Марта качает головой. Странные дела… Не к добру. Уж знакома со слухами о странной незнакомке, ринувшейся под копыта коня маленького принца. Может убить хотела? Или сглазить? Всё-таки не к добру появляются в охотничьих угодьях босые женщины в лохмотьях. Ну как лохмотьях… Платье то незнакомка выбрала отличное, в этом сиделка толк знала. Мать её давно уж подгоняла наряды знатным леди, поэтому Марта знала и стиль, и фасон. Но только наряд был не в порядке, как и женщина была не в порядке. Металась во сне, бредила, что-то бормотала на незнакомых языках. Потом приподнялась, не открывая глаз, да так и села. Неподвижная, бледная как мертвячка и с закрытыми глазами.  Тут бы сиделке и конец, сердце от такого испуга разорваться может. Особенно если это диво дивное встанет и пойдёт на тебя, как какой-нибудь мертвец оживший. Но нет, женщина посидела так, потом опустилась на ложе и забылась. Марта думала, нужно сказать об этом его высочеству. Он не спрашивал, но раз решил позаботиться о незнакомке, то видимо захочет знать. Сиделка была мудрой женщиной. Не лезла не в свои дела лишний раз, но обязанности выполняла исправно.

- Подежурь ка тут Порша, - сказала она девчонке лет тринадцати, - Да смотри, если гостья что захочет, подай ей. Только её одну не оставляй и не давай её вставать. Тут вон вода, молоко, если захочет пить. И хлеб есть. Потом на кухне надо справиться, чтобы бульон сделали. А я пойду доложу его высочеству.

Она удалилась, вздыхая и что-то бормоча. Знала, что у всех знатных людей свои причины и если чего-то не понимаешь, лучше просто молча сделать. Не лезть. Наверное, поэтому когда происходили важные вещи, звали именно её. Она же ухаживала и за больными принцами, принцессами. Знала толк в помощи больным. Только опыт говорил Марте, что этой женщине так просто не помочь. Уж это она чуяла.

Женщина действительно нуждалась в помощи. Она и сама чувствовала, что с ней что-то не так. Она уже не паниковала и не испытывала животный ужас, поэтому могла сосредоточиться на себе и окружающей обстановке. Из леса её переместили в богатые покои. Она понимала, что сейчас находится у облечённого властью и богатого человека. Судя по всему в положение гостьи, а не пленницы. Выделенная ей комната была просторной и комфортной. Мебель из дорогих пород дерева, камин, в котором медленно шелестело пламя, огромное окно… Вид правда был женщине недоступен. Она откинула тонкую, но тёплую ткань покрывала, которое ласково обнимало во сне. Спустила ноги на пол и нащупала изящные домашние туфли из плотной ткани. Расшитые тёмно зелёными и алыми камушками туфли намекали на богатство и щедрость хозяина, который мог выделить такие незнакомке. Женщина зябко повела плечами. Ночная сорочки из белоснежной плотной ткани сменила её безнадёжно испорченный наряд. Женщина улыбнулась, неожиданно испытав странное наслаждение от безупречной белизны обновки. Туфли она обула с меньшим удовольствием, но они были удобными, по размеру. Знает ли её тот, кто привёз сюда и разместил с роскошью, достойной королевы?

- Госпожа, вам лучше не вставать!

Женщина удивлённо посмотрела на какую-то девчонку. Нескладную, невзрачную. С лягушачьим большим ртом и тонкими руками-палочками. Видимо служанка. Под взглядом фиолетовых глаз девчонка испугалась, замялась.

- Где я? - спросила женщина.

Девчонка явно испытывала неудобство, не зная точно, что можно говорить, а что нет. Инструкций по поводу общения с гостьей ей не давали. Лучше подождать сиделку.

- Тётушка Марта придёт и тогда скажет, - затараторила девчонка, не облегчая женщине ситуацию, - Я не могу говорить, не могу. Не имею права.

- Ну так уж и не имеешь? - усмехнулась женщина, - Ладно, я пока не буду вставать, а ты мне пояснишь кто же меня приютил. Должна же я знать, кому обязана. Или я пойду любоваться видами, чтобы понять, где же я и у кого. Мне возможно станет плохо и тебя за это выпорют розгами, - она злорадно улыбнулась.

Девчонка задрожала. Не то чтобы её обижали здесь. Никого тут просто так не наказывали. Но если уж провинишься, могли.

Женщина вздохнула, наблюдая за глупыми мучениями бестолковой пичужки. Она не злилась на служанку. Наверное потому что здесь в отличие от леса чувствовала себя куда спокойней. Неприятный страх тоже отступил.

- Ну так как же? - она настойчиво вскинула чёрную бровь.

Впрочем, скрип двери избавил служанку от тягостного выбора. Женщина обернулась, даже не беспокоясь о том, что вид у неё весьма домашний. Приём посетителей в постели, почему бы и нет?

+1

5

Его Высочество сидел у камина, в удобном кресле, на стоимость которого можно было  купить пяток деревень в предместьях  Гесо, потягивал вино, букет которого был столь изысканным, что на простое перечисление всех присутствующих в нем нот понадобилось бы пара страниц убористого почерка. Напротив сидела прекрасная женщина, однако, мысли принца были далеко. Он думал о той, что находилась в спальне на верху. Его не покидало ощущение, будто нечто ускользает от него. Он не узнал её, но что-то в ней было знакомо, и эта мысль не давала принцу покоя. «Пока с большой долей вероятности можно предположить лишь то, что она аристократка, - размышлял Воорхис, -  В пользу этого свидетельствовует  её наряд, сейчас истерзанный, но некогда роскошный и  её знание старшей речи. Может я даже видел её мельком на каком-то приеме?»
- Вы думаете о ней, Ваше Высочество? – окликнул его нежный голос, возвращая его к реальности и привлекая должное внимание к его обладательнице, - О незнакомке, что сбил Морвран. Знаете, мне кажется я догадываюсь, кто она.
Воорхис с неподдельным интересом взглянул на свою собеседницу.
- Прошу вас, Софи, продолжайте.
- Вы знакомы с господином аэп Керроном, нашим военным аташе в Мехте?
- Да, конечно.
- Не так давно от него ушла жена. Сбежала с любовником, каким-то актером или бардом. По слухам, последний раз её видели в этих краях.
- Вы знакомы с этой  особой? Женщина, из леса  похожа на неё?
- Я не знала её лично, Ваше Высочество, мне лишь описывали её как весьма привлекательную брюнетку.
В комнату вошла сиделка, поклонившись благородным господам она обратилась к принцу:
- Она очнулась, Ваше Высочество.
- Благодарю.
Задержав взгляд на удаляющейся служанке, Воорхис думал о том, как лучше обставить встречу с незнакомкой. В такое время мужчине появляться в покоях дамы было плевком в лицо этикету. Однако, предстоящий разговор по причине, которую он сам не мог себе объяснить, принц предпочитал не доверять чужим ушам. Морвран перевел взгляд на собеседницу: «Что ж, дорогая Софи, похоже, тебя ждет очередное испытание. Стать принцессой не просто. А быть ей по сути, а не по титулу – ещё сложнее. Ты ведь понимала, на что шла, верно? Что тебя тут ждут проверки посерьезнее, чем поспать пару ночей на горошине. Как, в прочем, и ту, что последние несколько часов бессовестно крадет у тебя мое внимание. Но мы те, кто мы есть и нам приходится делать, что должно».
- Простите, Софи, но я вынужден покинуть вас на время. Необходимо как можно скорее разобраться, что за добычу мы принесли с  охоты.

Войдя в гостевую спальню, Воорхис увидел её, сидевшую в постели. Густые локоны, в очаровательном беспорядке разбросанные по хрупким плечам, укрытым тонкой белой тканью, на этом цветовом контрасте казались не просто черными, а отдающими в синеву.  Но цвет лица уже был посвежевшим. Вскинутая бровь и отчетливо читавшийся во взгляде вызов весьма прозрачно намекали на то, что гостья не только проснулась, но и уже вполне освоилась. 
- Благодарю, можете идти, - Его Высочество отпустил прислугу, оставаясь наедине с одетой в одну сорочку незнакомкой в спальне, которую сам же ей выделил.  Нильфгаардские стандарты благопристойности не просто окончательно покинули это помещение вместе со старой служанкой и её помощницей, но и закрыли за собой дверь. Однако, что-то подсказывало принцу, что его незванная гостья не из тех, кого могли бы сильно смутить подобные обстоятельства.
- Приветствую, сударыня, вижу вам уже гораздо лучше. Я Морвран Воорхис, хозяин этого замка и того леса, откуда вас перенесли. А теперь, когда я представился, окажите мне ответную любезность и сообщите свое имя, а так же что привело вас в мои владения.

+3

6

Взгляд женщины без памяти не был зашорен. Лишние мысли не тревожили очаровательную головку. Она недавно очнулась, чувствовала растерянность и дезориентацию. Для анализа ей предоставили просторную спальню. Да, по ней можно было сделать некоторые выводы. Хорошо, что окна не зарешечены, не хотелось бы чувствовать себя девицей из сказки, отрезать волосы и ослеплять принцев…

Она не успела подумать о личности хозяина, когда он пришёл, спугнув служанку, исчезнувшую с поклоном и испуганным писком. Роскошные хоромы могли принадлежать и утончённому аристократу, и богатому торговцу сырами, и бывшему убийце. Многие на чужой крови и слезах строили потрясающей красоты замки, обставляли дорогой мебелью в соответствии с веянием моды и эпохи, украшали покои изящными произведениями искусства и окружали себя прикупленными красавицами.

Драгоценные камни в туфлях, потрясающей красоты пейзаж на стене, тяжёлый бархат штор… Обстановка говорила об обеспеченности и хорошем вкусе. Вряд ли это торговец сырами, выбившийся в люди. Да и охота — увлечение аристократии. Вероятно она находится у какого-нибудь князя или графа, владельца земельных угодий и деревень. Мысль женщину не смущала. Кем бы она ни была в прошлом,
в барской обстановке не терялась.

Судя по всему она вообще редко терялась. Появление незнакомца в спальне и первое знакомство почти в неглиже… Нет, не смущает. Она очаровательно улыбнулась, раздвинув бледные розовые губы. Фиалковые глаза цепко осматривали мужчину. Он ведь изучал её взглядом, а она оказывала ответную любезность. Внешность хозяина ни о чём ей не говорила, как и имя. Мужчина средних лет, одетый в изящный, но не вычурный наряд. Породистое лицо, уверенный взгляд, приказные нотки в голосе. Привыкший повелевать. Единственное, что его делало человечным во всём этом великолепие благородства, манер, бархата и атласа — грустные глаза. Да, у него был взгляд человека, который вроде бы участвует в событиях, а зачастую их создаёт, но при этом он немного в своём мире. Немного в стороне, где-то в себе. Женщина решила, что у него произошло какое-то горе. Неожиданная необоснованная мысль. Просто пришла и воцарилась в мозгах.

Он почему-то не озвучил свой титул. И как же к нему следовало обращаться? Ваше сиятельство? Ваше высочество? Сударь? Женщина немного задумалась над таким парадоксом. Обычно власть имущие всячески подчёркивают свои титулы и регалии. Но не этот.

- Благодарю вас за гостеприимство, милорд, - сказала она на высшей речи. - Мне жаль вас разочаровывать, но мне так же хотелось бы узнать ответы на эти вопросы.

Она вздохнула со сладким сожалением. Беспомощно посмотрела на мужчину. Если и играла, то совсем немного. Толика артистизма никогда не помешает. Женщина прикрыла глаза на мгновение. То, что власть имущие не любят, когда им противоречат она тоже откуда-то знала.

- Я ничего не помню. Не помню себя. О, мне так страшно чувствовать себя никем!

Последняя фраза вырвалась с неожиданным пылом. Она не кривила душой. Хватая туман в голове, не способная поймать обрывки воспоминаний женщина испытывала безмолвный ужас. Не хватало ей чего-то. Стержня? Себя? Понимания, что с ней произошло и будет происходить? За одно она цеплялась — за свой острый ум. Ещё были инстинкты. Что-то сообщало, что её могли бы переместить в тюрьму,  несмотря на любезный приём.

- А теперь простите меня за нарушение этикета. Хочу полюбоваться видом из окна на случай если вы отправите меня туда, где мало воздуха и света за то, что я неспособна ответить на ваши вопросы.

Она дерзко улыбнулась, выбираясь из кровати. Ах к чёрту! Возможно, пейзаж прояснит ситуацию или она просто вдохнёт полной грудью! Голова кружилась, она чувствовала себя беспомощным оленёнком, впервые вставшим на дрожащие ножки. Пошатнулась, но удержалась на ногах. Незнакомец был выше на добрых две головы.

+2

7

Эти глаза. Таких глаз Морвран не видел никогда и нигде, а повидал он многое. Темно-синие, даже фиолетовые и такие, что в них можно было… На мгновение ему показалось, будто в этих глазах вспыхнули пурпурные и белые искорки, словно звезды на небе, таком далеком, что для него уже не существует ни дня, ни ночи, ни добра, ни зла, ни черного, ни белого… черное и белое. Воорхис моргнул и сделал резкое движение головой, стряхивая с себя наваждение.
За те пару фраз, что успела произнести незнакомка, он сделал для себя следующие предварительные выводы. Во-первых, она не коренная уроженка Нильфгаарда – еле уловимый акцент  выдавал это. Что именно за акцент, сказать Морвран пока не мог. Во-вторых, речь её определенно была речью знатной дамы. Потому, хоть и мало вероятный, но допустимый вариант, что перед ним обычная воровка, уведшая дорогой наряд у прежней владелицы, можно было исключить. В-третьих, женщина была не из стыдливых. Более того, этикет и опасения, что хозяин осудит её, сочтя вульгарной, она без колебаний отодвинула, словно пнула валявшуюся под ногами и мешающую рухлядь. Но это все были мелочи, любопытные, но не более. Внимание заслуживало то, как легко женщина приняла перспективу оказаться в заточении. И откуда в её голове вообще возникли такие мысли? А её утверждение, что она о себе ничего не помнит… Словам Морвран не верил, а вот жесты и поведение он был   склонен считать более весомыми аргументами. Из поведения пока выходило следующее. Незнакомка явно не стеснялась, напротив, вела себя откровенно вызывающе, что в купе с её запоминающейся внешностью никак не походило на человека, желающего быть неприметным. Скрывайся она от кого-то, куда более логичным было бы придумать правдоподобную историю, которую сложно проверить, чем подогревать интерес к своей персоне, заявляя, что ничего о себе не помнишь. И наконец, последнее по порядку, но не по значимости. Его имя в Нильфгаарде известно даже ребенку с окраин Гесо, а у незнакомки не дрогнул ни один мускул, когда она его услышала. Либо перед ним величайшая актриса, либо все же женщина с потерей памяти. Слишком уж было много логических сценарных нестыковок в её роли для столь высокого уровня актерского мастерства, поэтому, вариант с потерей памяти был принят, как один из претендующих на истинность.
Морвран метнулся, чтобы поддержать потерявшую равновесие женщину, но она прекрасно справилась и без его помощи. Её стоические качества он для себя отметил, однако, внешне решил их проигнорировать.
- Позвольте, я провожу вас. Путь до окна хоть и близкий, но в вашем положении может таить в себе много опасностей, - сказал он, укладывая руку женщины на свое предплечье, призывая опереться о него. «Кожа на руках совершенно гладкая, мороз и ветер не повредили её. Значит в лесу она пробыла не долго. Волосы пахнут не дымом, а чем-то цветочным, видимо, духи. Значит костра не разводила. Что же ты делала в моём лесу, черт побери?» - думал про себя принц, сопровождая незнакомку к большому окну и отдергивая тяжелые шторы, позволяя свету взошедшей уже луны ворваться в комнату.
- Прошу, полюбуйтесь,  вид из окна, действительно, хорош. Мне правда, больше всего он нравится на закате, но это дело вкуса. Впрочем, вы и сами сможете сравнить, ибо покуда вы не решите причинить зло кому-либо из обитателей этого замка, я не намерен ограничивать вас ни в свете, ни в воздухе, ни в чем либо ещё. К стати, не желаете, чтобы я ненадолго открыл окно? Вечерний воздух в этих краях необычайно свеж и приятен, даже в такое время года.

+2

8

Женщина без имени бросила на него еще один взгляд своих необычных глаз, словно оценивая, сможет ли она принять его помощь и не потребует ли он за это для нее какой-то платы потом. Но, очевидно, решение было принято в пользу принца, и незнакомка оперлась о его руку, подходя к окну, смотря на небольшой парк за ним.
Не трудно было понять, что, несмотря на сон, женщина еще очень слаба. Ее выдавала дрожь, которую он ощущал через прикосновение ее руки.
Выслушав его предложение, она согласно кивнула и впервые чуть улыбнулась.
- Думаю…пока я даже муху обидеть не в силах… - она повернулась, теперь смотря мужчине в глаза. – Сделайте милость, мне хочется немного свежего воздуха…тут душно
Когда он выполнил ее просьбу, женщина жадно вдохнула морозный воздух, не обращая внимания на прохладный ветерок, и позволила себе слегка опереться о его плечо.  Учитывая, что на ней была лишь тонкая сорочка, она должна была мерзнуть, но странная женщина как будто ничего не ощущала, будто давно привыкла холоду. Хотя очевидным был факт что, не найди они ее в лесу, скорее всего к утру незнакомка бы насмерть окоченела. 
- Милорд… я вынуждена спросить у Вас о том, где я нахожусь…   я имею в виду город, страну… - тонкие пальцы немного нервно скользнули по ее лбу, убирая упавшую прядь, но голос ее звучал также ровно и уверенно, что выдавало привычку владеть собой. Она опустила взгляд и сейчас изо всех сил пыталась действительно выглядеть спокойной, понимая, что любые отчаянные попытки вспомнить хоть что-то, не приводят ни к чему.
Она снова глубоко вдохнула воздух и покачала головой. Стало понятно, что ей ни о чем это не говорит.
- Я помню собак…лошадь и мальчика…он чем-то на вас похож, – припомнила гостья, стараясь хоть что-то в своей голове привести к подобию порядка.
В коридоре послышались шаги, и на пороге возникла девочка-служанка, робко пройдя и ставя на стол поднос с бульоном и горячий хлеб. Только сейчас она ощутила голод. Вдохнув запах привычной пищи, женщина вдруг ощутила, как комната снова резко начала кружиться, так что снова пришлось невольно опереться о своего гостеприимного хозяина.

Отредактировано Йеннефер из Венгерберга (18.04.2018 11:29)

+1

9

Вопрос о местонахождении казался таким логичным, а незнакомка такой искренней и уязвимой. Воорхис ответил на чистейшей старшей речи. Ответил развернуто, можно даже сказать многословно. Не потому что ему хотелось прочесть этой женщине маленькую топографическую лекцию, вовсе нет. Он вновь прощупывал почву. Одно дело бормотать в бреду отдельные слова на древнем языке, которые по какой-то причине могли врезаться в память, даже если она не знала их значения. Другое, по-настоящему владеть им. И похоже, незнакомка владела прекрасно.
Он всматривался в каждый её жест, выражение лица.  Сейчас в лунном свете она выглядела такой бледной. И такой хрупкой. Когда она опустила глаза, спрятав их глубокую синь под густыми ресницами,  ему почудилось, будто перед ним не живой человек, а лишь  портрет, эскиз. Впрочем, нет,  то, что он видел, слишком хорошо, чтобы быть всего лишь наброском. Все же портрет, законченный и почти совершенный, только черно-белый – прекрасное творение руки искусного мастера.
Для завороженного этим образом Морврана было неожиданностью, когда портрет вдруг ожил и заговорил. А потом он вновь увидел её глаза.  В этот миг мир вокруг снова обрел краски. Странно, он только сейчас заметил, что стоило женщине отвести от него взгляд, все стало каким-то тусклым. «Фиолетовые. Это игра света или они действительно фиолетовые? Разве такие глаза бывают у обычных людей?» - вошедшая в комнату служанка заставила наваждение исчезнуть. Мысли Его Высочества вернулись в привычное русло.
- Простите, что помешала, - начала девочка, потупив взгляд, - Её Сиятельство сказала, что госпожа, должно быть, голодна. Ещё сказала, что госпожа, наверное, слишком слаба, чтобы спуститься в столовую  и приказала принести еду в комнату.
- Ты все правильно сделала, Фрида, - Воорхис улыбнулся девочке, - Её Сиятельство совершенно права, - добавил он, почувствовав, как на сей раз стойкость все же изменила незнакомке. Однако, Морвран прекрасно понимал, что скрывается за внезапным радушием его гостьи: «Софи-Софи, ты меня разочаровываешь. Сыграно тонко, элегантно – в лучших традициях этикета и придворных интриг. Но неужели ты  думала, я не догадаюсь, зачем на самом деле ты оправила сюда служанку? Ты что в серьез увидела в этой особе соперницу? А во мне, кого ты видишь во мне, если считаешь, что меня нельзя оставить наедине с незнакомой женщиной? Но, похоже, поесть ей действительно необходимо. Вопросы подождут».
- Сударыня, давайте я помогу вам вернуться в постель, - сказал он, подхватив незнакомку за плечи, невольно прижимая её к себе и вдыхая запах её волос, - Фрида подаст еду туда и поможет поесть, если понадобится. Она весьма способная и аккуратная девочка.
«Сирень. Точно, это сирень. И что-то ещё…»

+1

10

Позорного падения все же удалось избежать. Ее злила эта слабость, но она ничего не могла с этим поделать. Когда сильные руки обхватили ее, женщина непроизвольно вся сжалась, словно ожидала, что мужчина рядом позволит себе нечто большее и облегченно выдохнула, когда он всего лишь предложил ей помощь. Она обругала себя за подобное проявление слабости, но память тела была сильнее. Что так ее напугало, кто мог обращаться с ней так, что она запомнила лишь то, что нужно опасаться?  Следующим сюрпризом вдруг стали тихие, но отчетливые слова в голове, явно сказанные голосом ее радушного хозяина, хотя тот смотрел сейчас на служанку
«Софи-Софи, ты меня разочаровываешь. Сыграно тонко, элегантно — в лучших традициях этикета и придворных интриг. Но неужели ты  думала, я не догадаюсь, зачем на самом деле ты оправила сюда служанку? Ты что в серьез увидела в этой особе соперницу?»
Похоже, от голода и усталости у нее начались слуховые галлюцинации. Нет, с этим нужно было разобраться и как можно скорее. Но сначала, все же отдохнуть. Не хватало только и так без памяти угодить в центр какого-то скандала. Меньшее, чего бы ей сейчас хотелось.
Однако, как бы там ни было, женщина вновь выпрямилась, показывая ровную спину, и уверенно развернулась к Морврану, снова отозвавшись на старшей речи
- Благодарю Вас, милорд…пожалуй, длительные прогулки пока мне не под силу, но я непременно хочу чтобы Вы показали мне Ваш дом завтра…надеюсь, Вы найдете для меня время? – несмотря на усталый вид, в глазах женщины блеснул свет и желание действий.  Что бы с ней не произошло, она явно была не из тех, кто склоняет голову перед ударами судьбы, а уж сейчас свое положение она оценивала как «хуже уже почти некуда»
Ожидая, что на первый раз их маленькое знакомство окончено, женщина снова устроилась в постели и осторожно принялась за еду, отказавшись от помощи. Она не знала, чем и как привыкла питаться раньше, но сейчас еда показалась ей безумно вкусной, настоящей, словно каким-то кусочком мозаики, который был важен.
Оставшись со служанкой наедине, незнакомка предприняла еще одну попытку, надеясь, что эта не такая шуганная, как предыдущая девочка.
- Фрида…скажи, а кем является милорд Воорхис здесь в Нильфгаарде? И… - она помедлила, но все таки когда служанка убирала посуду, решилась и добавила. – И скажи-ка, у Вас гостит женщина по имени София?
Чуть позже, обдумывая ответ, женщина все же позволила себе лечь, ощущая, что ее начинает клонить в сон и, позволив себе подумать о Морвране. Сейчас можно было судить лишь по первому впечатлению, но интуиция подсказывала, что пока стоит сделать все, чтобы не испортить с ним отношения. Сейчас она была полностью от него зависима, и нужно было умело себя держать. Обдумывая этим мелочи, она не заметила, как провалилась в сон.

+1

11

- Его Высочество - принц, - роняла слова Фрида, не веря своим ушам. «Великое Солнце, как можно этого не знать?! Видно, госпожа совсем хворая», - подумала изумленная, но хорошо воспитанная служанка, а потому уже через мгновение она перестала таращиться на женщину и нашла занятие рукам, удачно скрывающее смятение и демонстрирующее деловитость. 
- В замке гостят герцогиня София вар Осберг  с дочерью, - продолжила девочка, - это она распорядилась на счет еды для вас.
Бедная Фрида, деловито, но бессмысленно поправлявшая скатерть, облегченно выдохнула, увидев, как странная женщина устраивается на подушках, что означало окончание всех этих чудных расспросов. Она собрала посуду и вышла из комнаты, с чистой совестью оставив задремавшую гостью отдыхать. Но прошло не более пяти минут после её ухода, как за дверью раздался шорох и шёпот.
- Ну же, Морвран, стучи!
- А вдруг она спит? Голосов не слышно.
- Мама сказала, что твой отец там, значит не спит. Ты же сам хотел её увидеть, чего мы теперь под дверью топчемся?
- Я не знаю, удобно ли сейчас.
- Так давай зайдем и выясним. В конце концов, ты же хозяин дома. Либо мы сейчас входим, либо я отправляюсь в постель – у меня уже мурашки от холода!
- Какая ты мерзлячка, Элис! Ладно, я стучу.
Стук получился тихим и неуверенным. Но все же  ворвавшийся в распахнутое окно сквозняк, хозяйничавший  теперь в спальне , посчитал, что время для визитов вполне подходящее и радушно приоткрыл  перед детьми чуть скрипнувшую дверь.
В комнату вошли двое, мальчик и девочка. Оба в черных бархатных домашних халатах с тонкой золотой отстрочкой, одетых поверх белых ночных сорочек. Мальчик, темноволосый, с большими распахнутыми от волнения глазами и румянцем, явственно заметным в лунном свете. Девочка, простоволосая, зябко куталась в черный бархат. Мягкий полумрак преобразил её: светлые волосы приобрели пепельный оттенок, а васильковые глаза теперь казались зелеными. Съежившаяся, она напоминала нахохлившуюся ласточку. Обнаружив, что в комнате никого, кроме загадочной лесной гостьи, мальчик растерялся. Маленькая «ласточка» пришла ему на помощь.
- Сударыня, вы спите? – спросила она чуть слышно, посчитав, что спящая даже не услышит её, и они смогут спокойно уйти.  Приличия будут соблюдены, Морврану придется унять свое беспокойство до утра, а она вернется, наконец, в теплую постель.

+1

12

Его Высочество — принц,
Прокручивая эти слова в голове прежде чем уснуть, женщина все больше утверждалась в мысли, что следует взвешивать и дважды обдумывать каждое слово, сказанное при нем. Внешность бывает обманчива, и даже если сперва это человек показался ей достойным доверия, совсем не означает, что дальнейшее его поведение будет таким же. И еще эта София. Она могла поклясться, что прежде не слышала этого имени и не видела этой женщины, но голос в ее голове, произнес совершенно четко. Бред, неужели она обладает способностью читать мысли? Надо просто подождать…слишком много вопросов без ответов, слишком.
Спасительная дрема еще без снов и кошмарных видений, к сожалению, продлилась недолго. Сперва она даже не поняла, что вырвало ее из сна, за дверью кто-то был. Темноволосая женщина резко вскочила на постели, спуская босые ноги на пол, и сжала в руке подсвечник, благо свечи горели и высветили предмет ее тревоги. Дети, в такое время?
Гостья перевела взгляд с девочки на мальчика и вернулась обратно к малышке. Что-то было в ней такое…знакомое. Эти волосы, зеленые глаза. Такая маленькая, беззащитная, как робкая птичка. Юркая…как, как ласточка.
- Zireael… - тихо выдохнула на старшей речи одними губами женщина, делая шаг к детям и только сейчас разобрав вопрос мальчика.
- Уже нет, мой юный гость…сегодня ко мне заходит положительно много посетителей…чем я обязана таким вниманием? – он прошла мимо детей, зажигая свечи, так что бы не беседовать в потемках, и поправила бретельки сорочки, видя, что это жест не укрыл от мальчика. Она уже догадалась, что девочка, скорее всего, является дочерью той самой герцогини, но странное видение не отпускало ее и она поняла, что должна задержать их тут, в надежде докопаться до сути.
Она кивнула детям на кресла, в котором они легко уместиться вдвоем, а второе заняла сама положив ногу на ногу и внимательно посмотрела на мальчика, вспоминая.
- Это ведь тебя я видела в лесу, надеюсь, я не сильно тебя напугала? – в мягком голосе женщины послышалась легкая шпилька. Настоящего мужчину, даже юного, трудно было напугать женщиной, но почему-то именно сейчас ей захотелось подразнить сына Морврана, а в том, что это именно он, она не сомневалось, выдавали схожие черты лица и отличные манеры.

+1

13

Видение дамы с подсвечником было … неожиданным. И не смотря на свою воинственность, радостным. Морвран младший  испытал облегчение, гнетущие доселе тревога и чувство вины уступили место любопытству. «Zireael» -  юный принц взглянул на свою подругу, словно впервые увидел. «А ведь и правда! Здорово подмечено!» - мысленно восхитился мальчик. Сын своего отца,  он дождался, пока вжавшая голову в плечи его спутница, отчего-то утратившая свою обыкновенную бойкость, села в кресло, сам же встал подле.  Но дети есть дети, даже хорошо воспитанные и, подобно многим поколениям своих предков, следование этикету почитавшие одной из первейших добродетелей. А потому он простодушно не сводил глаз с незнакомки. Юный принц пребывал в том нежном возрасте, когда суждения о женской красоте ещё не сформированы, но женщина напротив будоражила его ум. То, как она держала себя – никогда раньше он не видел подобного. От её вопроса мальчик вмиг сделался серьезным. Возраст и отцовское наследие  - через эту призму юный принц не разглядел в словах женщины колкость, но воспринял по-своему:
- Очень напугали, сударыня. Вас могли загрызть собаки, я мог бы не успеть сдержать коня. Наш лес – охотничьи угодья. Вас могли подстрелить. В таком наряде находиться в заснеженной чаще во время охоты очень опасно! Зачем вы так рисковали? Вы от кого-то прятались? 
Воорхис младший обрушивал на женщину свои вопросы, не отрывая строгого  взгляда от фиалковых глаз. Девочка, сидевшая в кресле, казалось, забыла о холоде. Прямая как струна, она крепко сжимала в замок руки, переводя испуганный взгляд от Морврана к незнакомке.

0

14

Женщина слушала мальчика, слегка склонив голову, и пламя свечей отражалась в ее глазах, наполняя их необычным свечением, учитывая их необычный фиалковый оттенок. Ответ юного принца ее повеселил, и она впервые улыбнулась искренне и открыто, отчего черты ее лица смягчились.
- Тогда, прошу простить меня, милорд, я не хотела стать причиной Вашего беспокойства… - она помолчала, тихо вздохнув, тоже вполне искренне, теперь посмотрев на девочку.
- Я не помню, что так напугало меня и как я очутилась на Вашем пути…но я рада, что Вы так умело справились  с ситуацией…а также, мне приятно, что Вы пришли справиться о моем здоровье…  - снова угадала причину появления этой парочки в такой поздний час гостья и откинула темную прядь с плеча.
- Мне гораздо лучше, так что Вы можете быть спокойны, милорд…однако, я бы хотела знать, как мне следует обращаться к Вам …и Вашей прекрасной подруге? – она слегка подмигнула дочери Софии, снова неуловимо пытаясь вспомнить, что такого во внешности девочки не дает ей покоя. Откуда-то возникло странное желание коснуться этих мягких волос, провести по ним рукой. Она моргнула и вдруг снова перед глазами на миг встала картинка -  она поставила на траву плетеное кресло, удобно устроившись там. Она изучала книги, читала письма, которые получала через странных посланцев, в основном – птиц. Иногда просто сидела, уставившись в даль. Одной рукой задумчиво теребила свои черные блестящие локоны, другой гладила по голове девочку, которая сидела на траве, пристроившись к ее теплому упругому бедру. Вот она подняла голову, а она опустила взгляд, чтобы заглянуть ей в лицо, но не успела. Видение вновь растаяло, не успев закрепиться, и женщина вздохнула, сжав тонкими пальцами подлокотники кресла.
- Уже довольно поздно, милорд, я Ваша гостья и буду рада увидеться с Вами, когда Вы пожелаете? – словно вспомнив о том, что на дворе ночь, отметила женщина, спустя какое-то время.

+1

15

Маленький Морвран слушал женщину очень внимательно и все более ей поражался. «Не помнит что делала в лесу? Разве так бывает?»  - но более этого, его поразил  факт, что незнакомка открыто говорила. Взрослые крайне редко признавали свою слабость и неуверенность, особенно, перед детьми. Мальчику сразу вспомнились слова отца: «Способность признать свою слабость – признак огромной силы». Юный принц не понимал до конца смысл этих слов, ведь когда он делал окружающим подобные признания, его считали маленьким, а не сильным. Эта мысль пока была слишком неподъемна для детской головки, которая в сей поздний час уже в серьёз нуждалась в свидании с подушкой. Поэтому он решил додумать её утром. А пока..
- Как вам ко мне обращаться.. – задумчиво протянул он, - Если следовать этикету, то мы все запутаемся, ведь мы с отцом полные тезки.  Кажется, я знаю! – Мальчик радостно просиял, - Отец говорит, что закон гостеприимства превыше светских правил. Поэтому на правах хозяина я могу позволить своему гостю звать себя просто по имени. Зовите меня Морвран. А это Элис, маркиза вар Осберг, дочь герцогини Софии Вар Осберг, - он указал на девочку, - но думаю раз вы обе наши гостьи, тоже можете называть её по имени. Ты не против, Элис.
Девочка отрывисто закивала, скорее, нервно, нежели одобрительно.
Морвран хотел было спросить, как зовут их гостью, но не стал. Он знал, что акцентировать внимание на неудобном положении другого – не вежливо. Надо будет уточнить у отца, что приписывает этикет на подобный случай. Но это тоже завтра. Мальчик  почувствовал, как зевота прорывается сквозь размышления о правилах приличия и крепко сжал челюсти, чтобы не выдать себя, лишь моргнул сонно.
- Думаю, на сегодня мы закончим беседу, даже приятное общение требует умеренности, - выдал он одну из заученных фраз для подобных случаев, - Доброй ночи, сударыня. Я рад, что вам лучше.
Элис словно с облегчением встала, слегка замешкалась перед тем, как сделать короткий реверанс, и произнести тихое «доброй ночи».  Уже в дверях мальчик вдруг обернулся, чтобы высказать предложение. Всего лишь несколько слов, совершенно простых с виду, но таких сложных для Морврана младшего. Ребенка, у ног которого лежала величайшая империя, но самое желанное было недостижимо или, быть может, затерялось так далеко на её просторах, что обрести это юный принц почти отчаялся.
На следующее утро Воорхис младший суетился в столовой вместе с прислугой, сервирующей стол к завтраку.
- Сюда. Хотя нет, из окна может дуть. Тогда сюда. Тоже нет, слева от отца сидит герцогиня. Может здесь, рядом со мной. Но тогда получится, что она сидит справа, а её светлость и Элис по левую руку от отца. С другой стороны, мы ведь не знаем титула, а сажать за дальнем концом стола было бы не вежливо.
- Что происходит, Ваше Высочество?
Герцогиня Софи и Элис вошли в комнату. Женщина приветливо улыбалась.
- Вчера ночью вы похитили из постели мою дочь, а сегодня устраиваете переворот в доме. Неужели на замок готовится нападение нордлингов? – женщина непринужденно рассмеялась.
- Нет, миледи, - ответил Морвран густо покраснев и бросив взгляд на Элис, которая тоже выглядела смущенной от слов матери, - Я просто пригласил женщину, что мы нашли в лесу, спуститься к завтраку.
Лицо аристократки чуть дрогнуло, но она взяла себя в руки и улыбка вновь обнажила её идеально ровные, белые зубы.
- Мой юный принц, вы весьма радушный хозяин, но есть одна сложность. Её платье безнадежно испорчено, а выходить к хозяевам и их гостям в ночной рубашке себе не позволит ни одна приличная женщина. Да и потом, стоит поберечь, - герцогиня сделала короткую паузу, явно пытаясь подыскать подходящее слово, но не смогла выдавить из себя ничего лучше, чем – эту особу. Выход в общество сейчас может отрицательно сказаться на её самочувствии.
- Я велел подобрать ей что-нибудь из одежды мамы. Уверен, она бы одобрила это. По крайней мере, именно так сказал отец, когда я рассказал ему, - ответил мальчик с дрожью в голосе, которая однако быстро сменилась в уверенностью, - Я не знаю, спустится ли она. Вчера вечером она выглядела гораздо лучше, но конечно, все будет зависеть от её состояния сегодня. К тому же отец лично будет сопровождать её и если ей станет хуже, он поможет ей вернуться в свою комнату.

С одной стороны Воорхис очень гордился сыном. Его способность преодолеть скорбь и тоску, которые порой разрывали сердце им обоим, вызывала в отце искренне восхищение. Но сам он не был уверен, хватит ли у него выдержки остаться невозмутимым, когда он вновь увидит, как шёлковый корсет её платья туго охватывает тонкую талию, но принадлежащую другой женщине ,атлас её блузки струится по чужим хрупким плечам, а парча её юбки шелестит, лаская ноги, такие же стройные, но не её. С непроницаемым лицом, но неспокойным сердцем Его Высочество постучал в дверь гостевой  спальни.

Отредактировано Морвран Воорхис (27.05.2018 21:29)

+1

16

Общество сына Морврана не было ей в тягость, но как примерная гостья в чужом доме, она не собиралась держать детей без ночного отдыха, а потому поднялась первой, провожая визитеров. Она уже хотела в ответ пожелать мальчику доброй ночи, как тот вдруг обратился к ней с неожиданной и вроде не совсем логичной просьбой. С чего бы ребенку приглашать ее к завтраку? Кто она вообще такая?
Взгляд фиалковых глаз обратился к девочке, которую он представил как Элис и та, как ей показалась, испуганно сжалась. В голове волей-неволей опять всплыли воспоминания упомянутой отцом Морврана графини. Что ж, теперь в ней вдруг проснулось любопытство. К тому же за завтраком есть все шансы побольше разузнать о хозяине дома и об обстановке вокруг.
- Я с радостью присоединюсь к Вам завтра, милорд …Доброй ночи, – улыбнулась очаровательно темноволосая незнакомка и слегка кивнула ему. – Доброй ночи, Элис… - добавила она тише и снова оглядела девочку, снова отчаянно пытаясь понять, что же в ее внешности не дает ей покоя.
Когда дети ушли, она забралась в постель и на удивление крепко уснула. Ближе к утру ей даже начал сниться какой-то сон. Там была та самая светловолосая девочка, что-то жалобно вещающая про сарайчик, но стук в дверь развеял грезы и она резко села на постели, пытаясь пригладить встрепанные после сна кудри.
- Доброе утро, сударыня, – на пороге снова возникла Фрида, держа в руках кувшин воды, а через другую руку был переброшено черное платье.
- Что это? – женщина поднялась с кровати, умываясь и проходя к зеркалу, придирчиво оглядывая себя.
- Молодой господин приказал подобрать для вас вещи взамен испорченных, Вы ведь собирались спуститься к трапезе? – уточнила служанка и, увидев короткий кивок, только вздохнула. Все таки, ей было странно видеть незнакомку здесь, хотя она уже поняла, что хозяин и его наследник благоволят ей.
- О, раз юный господин Морвран так любезен, я просто обязана явиться…я справлюсь сама…мне помощь нужна – качнула головой женщина, довольно отмечая, что вместе с платьем ей принесли все необходимые принадлежности, поскольку ужасно захотелось скрыть следы вчерашних приключений. Рука уверенно сжала черный карандаш, скорректировав линию бровей, подведя глаза, а легкие румяна придали бледному лицу живой цвет.
- Кому принадлежали эти платья? – поинтересовалась женщина, когда служанка, пожав плечами на отказ от помощи.
- Покойной супруге принца…матери господина Морврана – коротко бросила женщина. - Позвольте все же помочь с корсетом…
Гостья задумчиво кивнула ей и провела тонкими пальцами по ткани, задумавшись о том, какой была та женщина, отчего она умерла, и возможно именно поэтому взгляд принца вчера показался ей столь печальным. Однако платья действительно были прекрасны, а ходит в рубашке ей порядком надоело, так что женщина воспользовалась помощью служанки, давая затянуть тело в корсет, и оглядела себя в зеркале. Наряд был выдержан в черной гамме, однако рукава были расшиты бисером и сделаны из легкого шелка. С волосами она не стала ничего делать, лишь расчесав их и оставив лежать по плечам.
- Не хотите ли подобрать иное украшение…не думаю что ваша бархотка… - попробовала вставить служанка, с опаской косясь на женщину, точнее на камень, который странно поблескивал, словно звезда.
-  Нет! – резко ответила женщина, хмурясь. – Ступай!
Почему-то попытка лишить ее украшения вызвало в ней такую волну злости, что она готова была выцарапать дуре глаза, но вовремя сдержалась. Едва женщина вышла, в дверь снова слегка постучали, и она бросила на себя последний взгляд в высокое зеркало, поднялась навстречу гостю, приветливо улыбнувшись и легко ступая в туфлях, которые тоже пришлись ей в пору.
- Доброе утро, милорд – она слегка кивнула Морврану, словно давая, как следует, себя рассмотреть и шагнула ближе.
- Вы верно уже знаете, что Ваш сын проявил ко мне особое участие, и я хотела бы поблагодарить его лично… - продолжила женщина,  показывая, что готова идти и больше не производя впечатления беспомощной беглянки, словно вместе с этим нарядом к ней вернулась уверенность.

платье на Йеннефер

http://i.playground.ru/i/69/20/61/00/file/content/sw0mvrrf.jpg

+1

17

Это платье никогда ей особенно не нравилось, как большинство нарядов для официальных приемов, выдержанных в строгих тонах. Адель всегда было мало черно-золотого с редким вкраплением столь же сдержанных цветов, вроде белого или серого, которые диктовала нильфгаардская мода. «Не столь патриотично, зато куда более жизнерадостно», - говорила она и обезоруживающе смеялась. Воспоминания нахлынули Воорхиса, но не смешались с реальностью, а потому плотина самообладания устояла.
- Вам очень идёт, - произнес он с легкой улыбкой, - Надеюсь, чувствуете вы себя хотя бы в половину так хорошо, как выглядите.
Он протянул ей руку, предлагая опереться на него. В этом не было, похоже, столь острой необходимости, как прошлой ночью, но это был тот редкий случай, когда учтивость соседствовала с удовольствием, а потому пренебрегать ей было бы вдвойне преступно. По пути в столовую принц устроил своей спутнице небольшую экскурсию. Попытки совместить приятное с полезным и разговорить незнакомку наводящими вопросами о её прошлом Воорхис оставил сразу. Тут бы самому не взболтнуть лишнего, ибо и без того мысли путались.
Морвран младший встретил их ещё у входа в столовую. На правах не только хозяина дома, но и распорядителя завтрака, с почтительным «вы позволите?», мальчик перенял эстафету у отца и проводил гостью за стол. После долгих и мучительных раздумий во время подготовки, было выбрано место подальше от окон и сквозняков, по правую руку от Воорхиса старшего, сразу после самого младшего принца. Герцогиня с дочерью уже сидели напротив. И хотя Её Светлость держалась безукоризненно с точки зрения этикета, хорошо знавший её Морвран старший отметил для себя, что этот завтрак даётся ей куда сложнее, чем их нежданной гостье.  И хотя к страданиям уязвленной гордости герцогини Его Высочество сочувствия не испытывал, странное смятение маленькой маркизы вызвало его озабоченность. А вот юный принц, казалось, всецело наслаждался плодами своего организаторского труда. Он буквально атаковал гостью вопросами, начав с обычного «как вам спалось?» уже через пять минут он с упоением рассказывал, как этим летом объелся дикого меда и хотел знать, какой любимый десерт предпочитает она.  В какой-то момент он вдруг замолчал, ненадолго опустил взгляд, собираясь с мыслями, а потом глядя прямо в фиалковые глаза незнакомки сказал:
- Знаете, я сегодня всё утро думал, как это должно быть страшно так потеряться. Совсем. Даже для самой себя. В этом доме вы гость. Закон гостеприимства гласит, что хозяева должны предоставить гостю все необходимое. А как же можно обойтись без имени? Aen Woedbeanna – это на старшей речи значит «Девушка из леса». Сокращенно Беа. Что скажете?
Едва Морвран договорил, как в столовую влетела Марта, домработница, что вместе с Фридой ухаживала за незнакомкой, пока та была без сознания.
- Ваше Высочество, помогите! Фрида! Фрида обварилась! Опрокинула на себя чан с кипятком!

+1

18

Женщина с легким кивком приняла комплимент и вложила тонкую прохладную ладонь в руку принца, спускаясь с ним вниз, уже в дверях сталкиваясь взглядом с графиней, физически ощущая, как в воздухе прошел легкий разряд. О, да, она не обманулась в своих размышлениях. Аристократка явно не желала ее присутствия, а тем более так близко к Воорхису. Это почему-то вызвало желание ее подразнить, хотя это могло лишь прибавить ей проблем. Кто знает, на что способна благородная, уже поставившая свою очаровательную ножку на порог этого дома и явно уже приготовившись разгуливать тут на правах хозяйки.
Поприветствовав женщину и ее дочь на старшей речи, она улыбнулась девочке, а следом юному Морврану, заняв отведенное ей место, и без смущения или страха принялась за еду, найдя ее весьма вкусной, попросив передать комплименты повару.
Казалось, гостья всецело очаровала юного наследника, но охотно отвечая на его вопросы, и даже позволила себе от души рассмеяться его рассказам, снова смотря на дочь графини украдкой, словно та ей кого-то очень напоминала. Кислая мина ее матери  только веселила, но когда та все же позволила себе в свою очередь справиться о ее самочувствии, и осведомилась о помощи в поиске ее родных, темноволосая красавица вежливо ответила, что пока о ней заботится принц, она ни в чем не нуждается и легонько подмигнула мальчику, чем знатно пошатнула спокойствие герцогини.  Но реакции не случилось только потому, что Морвран снова привлек внимание гостьи.
- … А как же можно обойтись без имени? Aen Woedbeanna — это на старшей речи значит «Девушка из леса». Сокращенно Беа. Что скажете?
- Woedbeanna… - повторила женщина и взгляд фиалковых глаз встретился с глазами принца, прежде чем она посмотрела на мальчика. – Мне нравится, Ваша милость….
Она хотела что-то еще добавить, но тут же вздрогнула, когда на пороге появилась служанка.  Услышав тревожную новость, женщина нахмурилась, а в голове словно что-то щелкнуло.
- Ваша милость…нужно послать за лекарем, а пока, позвольте взглянуть, может, я смогу быть полезной… - женщина уверенно поднялась, спокойная и собранная, не паникуя и не охая, словно четко знала, что нужно делать.

+1

19

Родовой замок Воорхисов был местом иного рода, нежели родовой особняк Воорхисов в Городе золотых башен, или летняя резиденция в окрестностях столицы, родовое имение в Боклере или ещё чем-то, что начиналось бы со слова «родовой» и относилось к месту обитания вековой и могучей династии. Именно этот замок, был крепостью не только в плане архитектуры, но духа, теми самыми родными стенами, которые помогают. И потому незначимых людей здесь не было. Прислуги было немного, и каждый человек был не только на счету, но на счету очень хорошем и о таком человеке было принято заботиться. Вот почему, вместо того, чтобы выгнать кухарку, позволившую себе ворваться к хозяевам , что было бы весьма ожидаемым для семей уровня власти и знатности подобных Воорхисам, Его Высочество тут же оставил трапезу, поднялся из-за стола, на ходу решая, кого из людей лучше сейчас же послать за лекарем. Но не успел он отдать распоряжений, как его окликнула гостья. Не только озвучивая его странные с точки зрения нильфгаардской знати мысли,  но и предлагая помочь. Он удивленно взглянул на нее. Нет, она не спрашивает разрешения, это лишь форма, в которую она облекла слова. Она встает и решительно идет делать то, что задумала, не дожидаясь дозволения: «Кто бы ты ни была, Aen Woedbeanna, но ты совершенно точно не жена военного аташе!» Этот её порыв дал ему пищи для размышлений больше, чем все прошлые их беседы вместе взятые. Но эту пищу он употребит позже, сейчас нужно позаботиться о девочке.
- Где Фрида, на кухне?
- Да, Ваше Высочество, уложила её на лавку прямо там и сразу за вами.
- Морвран, быстро собирайся, поедешь за мэтром ван Герром. Возьмешь моего Альбуса – он самый быстрый и кроме меня хорошо слушается только тебя. Марта, велите седлать коня.   
Домработница и младший принц без единого слова быстро проследовали из столовой каждый в свою сторону. Воорхис вновь перевел взгляд на «девушку из леса»:
- Делайте все, что сможете, чтобы помочь пострадавшей.  Идти будем быстро.
Последнюю фразу он договаривал уже обхватывая её талию и беря её под руку – никому не будет лучше, если во время спешного хода по лестницам очень волевая, но все же не вполне оправившаяся женщина, подвернет ногу или упадет от внезапной слабости.
Через пару минут они были в кухне. Ещё одна молодая служанка, сидевшая рядом с пострадавшей,  при их появлении тут же отошла чуть в сторону, освобождая место, но не выпуская руку девушки.
- Держись, Фрида, держись, Его Высочество уже здесь.
Воорхис ослабил хватку, давая спутнице свободу, и  приблизился к Фриде. Она лежала на спине. Мокрое платье облепило большую часть её тела. Не прикрытые тканью лицо, шея и правая рука были красными. Глаза девушки закрыты, она хрипло дышала, то и дело срывалась на стон боли.
Они его ждали, они на него рассчитывали. А он, сейчас он рассчитывал на своего сына, что не щадя коня, мчался за лекарем. А ещё, по необъяснимой причине, он рассчитывал на Беа.

Отредактировано Морвран Воорхис (17.06.2018 23:57)

+2

20

Поднимаясь, она увидела на себе прожигающий взгляд графини. Она могла поклясться, что слышит, как ее голос шипит « Да как ты смеешь…выскочка, замухрыжка, да что ты можешь, кроме как задом крутить»
Внутри снова проснулось злорадство, но она не успела подумать ни о чем, опираясь о руку Воорхиса, приподняв подол платья и следуя за ним, невольно успевая скользнуть взглядом по окружающему пространству, пытаясь запомнить. Сейчас, не имея никаких воспоминаний, хотелось сохранить в памяти как можно больше деталей. Оказываясь на кухне, она легко кивнула, выпуская руку принца и неспеша подошла, присев рядом с пострадавшей, осматривая ее и отмечая, что на коже уже вздулись белые пузыри. В голове снова что-то как будто щелкнуло.
Найдя взглядом служанку, женщина тряхнула черными волосами, приказывая.
- Давай сюда ветки барбариса сухие и теплое молоко…
И то и другое точно было на кухне, поскольку вкус ягод она ощутила в поданном мясе. Когда служанка подала искомое, она быстро измельчила сухие стебли, смешивая и делая кашицу, дожидаясь чтобы та чуть подостыла. Следом она осторожно склонилась над пострадавшей служанкой, взяв ножницы и разрезая рукав платья, чтобы лучше видеть кожу. Она молча нахмурилась, а затем принц разобрал, как тонкие губы гостьи что-то шепчут скороговоркой. Возможно, ему показалось, но вдруг синие огоньки сорвались с тонких пальцев Беа и Фрида затихла, спокойно вздохнув и будто уснула.
Женщина же осторожно зачерпнула кашицы, нанося на обожжённую кожу, следом вытирая руки и вставая.
Служанка наблюдала за ее действиями и не выдержала, всплеснув руками.
- Вы прямо волшебница, госпожа!
При этих словах гостья Морврана слегка пошатнулась, словно ей сделалось дурно. Возможно, это было всего лишь следствием того, что женщина рано поднялась с постели, а в кухне было душно и жарко, а может и нет.

+1

21

-Вы прямо волшебница, госпожа!
При этих словах Воорхис, до того пристально наблюдавший за каждым движением черноволосой красавицы точно прозрел. В одночасье все сложилось в единую картину. И внезапное появление посреди леса, и вся эта образованность, утонченность, знание старшей речи в сочетании с небывалой для светской дамы свободы в манере держать себя. Вся эта магия удивительных фиалковых глаз, куда более мощная, чем простые женские чары.
Его Высочество бывал на севере и не понаслышке знал о тамошних чародеях и чародейках, так отличавшихся от своих южных коллег по цеху. Конечно, он был знаком далеко не со всеми, но  черно-белой ведьме частенько ходила молва даже в среде высокопоставленных нордлингов и гостей северных королевств. Да и разве что глухой не слышал знаменитых баллад барда с каким-то цветочным именем, в которых тот подробно и красноречиво описал чародейку, возлюбленную ведьмака. «Какая дерзость!» - Воорхис стиснул зубы и сжал в кулаки руки за спиной, стараясь удержать в узде гнев, не определившись, на кого сильнее гневаться: на вероломную северную шпионку или на себя – идиота. Появление  в кухне сына, тащившего  за руку пожилого врача,  заставило его взять себя в руки.
Дальше он лишь делал вид, что внимательно слушает деловитое ворчание доктора, причитания служанки, перемежающиеся восторгами по поводу «настоящего чуда», щебетанием юного Морврана. Мысли Его Высочества находились сейчас не слишком далеко,  но были основательно прикованы к его письменному столу, а именно к шкатулке, где хранились памятные ему вещи, в том числе подаренное когда-то его женой кольцо из двемирита. Адель, испытывала настоящий суеверный трепет перед магами, и это кольцо должно было по её мнению оградить Морврана от злого колдовства.
- Ну полно те, наша кудесница едва на ногах стоит. Мэтр Герр, я вверяю нашу Фриду вашим заботам, а мне нужно позаботиться о  гостье. Пойдемте, Беа, вам стоит прилечь.
И он вновь подхватил её под руки и спешно повел по коридорам и лестницам, роняя слова благодарности,  уводя женщину подальше от своих близких, по пути отдавая распоряжения встречным слугам, отсылая их на помощь доктору, отправляя как можно дальше, где, как он надеялся, ничего не подозревающие люди не попадут под чары шпионки-колдуньи, понявшей, что её раскрыли. Казалось, что она действительно ослабла, совершив свой ритуал, а может просто хорошо играет или не ожидает угрозы от него. Воорхис был готов в любой момент стиснуть хрупкие плечи железной хваткой, но это не понадобилось.
- Что-то вы совсем побледнели. Мой кабинет совсем рядом, давайте вы передохнете немного, а потом продолжим путь, - после этих слов они проделали ещё  несколько шагов и Воорхис распахнул боковую дверь. Войдя в кабинет он усадил женщину на кушетку, а сам принялся рыться в ящиках стола, спокойно и уверенно, стараясь не вызывать подозрения комментируя свои дейтвия:
- Где-то здесь у меня было лекарство. Когда моя супруга плохо себя чувствовала, она дышала его парами, и ей становилось лучше.  О, кажется нашёл.
Воорхис взял в руки шкатулку, открыл. Убедившись, что кольцо по-прежнему на месте, он, держа в руках резную коробочку, стал приближаться к женщине, не сводя с неё глаз, ловя малейшие изменения в ней. Он знал, что двемирит не просто лишает чародеев способности колдовать. Он причиняет им сильное недомогание, порой даже боль. И эффект тем сильнее, чем ближе находится металл.

+1

22

Женщина сделала несколько не совсем твердых шагов, сперва даже не обратив внимание на выражение лица принца, иначе бы так легко не дала себя увести. Уже на полпути она поняла, что он не ведет ее назад в ее комнату. Первый тревожный звоночек дал о себе знать, но Морвран словно это ощутил, сообщая своей гостье, что намерен дать ей передышку.
- Не стоит, Ваша милость…мне уже лучше – попыталась откреститься она, но с явным облегчением опустилась на кушетку, пока мужчина рылся на столе, она задумчиво смотрела на свои руки, видя, что из них постепенно уходит дрожь. Повинуясь какому-то неясному жесту, она потянулась, касаясь пальцами бархотки с камнем, невольно вздрогнув – обсидиановая звезда была холодной, как лед.
На фоне возни принца, она вдруг снова ощутила странный поток мыслей-образов. Морвран был встревожен, он думал о жене, а еще о кольце, кольцо было в это шкатулке….
- Так странно…на миг мне и правда показалось, что…колдовала – нарушила повисшее молчание женщина и поднялась, смотря на мужчину.
- Ваша жена…могу я спросить, от чего она умерла? – вдруг задала вопрос женщина, внимательно посмотрев на Воорхиса. Что-то в его догадке не вязалась с этим взглядом. Женщина перед ним если играла, то играла гениально.  Во взгляде гостью проскользнул интерес и , кажется, сочувствие. Если бы чародейку кто-то подослал к нему, она бы явно вела себя похитрее.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [11.1271] Шпионка с амнезией - проблема для принца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC