Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13.05.1237] Встреча, овеянная запахом трав и серы


[13.05.1237] Встреча, овеянная запахом трав и серы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://img2.goodfon.ru/wallpaper/big/8/86/little-village-witcher-3.jpg
Время: по обстоятельствам
Место: Редания, деревня Альнесс (не так далеко от Новиграда, как казалось бы), залесье
Участники:ведьмак Кадм из Мирта, суккубка Аида, второстепенные НПС и разъяренная толпа женщин
Краткое описание: как обычно, самый сложный выбор ведьмака: купить травы со скидкой или вынуть меч из ножен, спасти несчастное существо или принять участие в кровопролитном мероприятии.
NB! возможно убийство, а если оно невозможно, то возможны нотки легкой эротики, но это не точно.

Отредактировано Аида (09.02.2018 09:25)

0

2

Смеркалось, солнце вот уже почти скоро коснется горизонта, оставалась всего-то одна ладонь. День, что ни скажи, был приятным, летним, не слишком знойный, но и ветер не побуждал мурашки по коже бегать. Ведьмаку же в мысли шло лишь понимание, что нужно искать ночлег. Попавшаяся по пути в Новиград деревушка не вселяла надежд на удобную лежанку, и Кадм всерьез раздумывал, чтобы доскакать до города, пусть даже прибудет туда запоздно. С другой стороны, место в конюшне или стоге сена будет бесплатным, если удастся договориться со старостой. А если нет, то еще оставался вариант с ночевкой под открытым небом, но это всегда риски, да и хлопотно.
Охотник на монстров тяжело вздохнул, потирая макушку, окидывая взглядом небольшие домики, расположившиеся вдоль дороги. Что ни село, то один и тот же вид. Что ни поселение, одни и те же взгляды на приезжего. Кадм спешился и поправил мечи привязанные к седлу. Вести лошадь через село держа в руках удила, сколько раз он уже так делал за свою многолетнюю, всего-то пара десятков лет прошло, практику, а чувство все то же - удовольствие от жизни. Легкая, благосклонная, улыбка рождалась на лице мужчины, которому хоть уже и было почти полвека, но на вид не дашь и трех десятков. В ответ же конечно хмурые взгляды мужиков, которые отвлеклись от дел своих важных, забавные рожицы от детишек, прервавшихся от игр своих безудержных, и... а странно, ведьмак до сих пор, как зашел в село и прошел половину, не видел ни одной женщины. Ладно бы еще жители спрятали молоденьких своих, а тут даже старушек на крыльце не видать, кидающихся ядовитыми фразочками в его адрес. Кадм даже составлял список особо изобретательных словосочетаний, что увлечение довольно изощренное, отметил как-то знакомый его бард.
- Ты только глянь, - бодро обратился ведьмак к своему коню, встав напротив доски с объявлениями, - да у них тут баб-совет есть. Пойти что ли заглянуть на огонёк в курятник? Что? Да шучу я, шучу, мне яйца свои дороги. Тем более если они писать-читать умеют, это тебе не обычные курвы.
Конь, самый что ни есть обыкновенный, каштановый, но любил отвечать фырканием каждый раз когда ведьмак к нему обращался, задавая нелепый вопрос. Удивительно, но если задать ему серьезный вопрос, конь молчал.
- А вот это интересно, - рука потянулась к бумажке с бережно нарисованным цветком в котором угадывался белый мирт. - Совпадение? - Конь фыркнул. - Вот и я так не думаю.
Направил ведьмак коня своего к самому большому дому. Длинный, поди исполнял роль деревенского совета, хоть и не обладал какой-либо вывеской, а перед входом сидел почтенного возраста мужчина. Поклонился Кадм из вежливости, да и задал вопрос, после ответного кивка старца.
- Где у вас, старейшина, домик травника?
Старик молчал. Слабая улыбка просвечивалась сквозь его густую бороду, а в морщинистых глазах читался интерес. Ведьмак еще раз наклонил голову, но не отрывая взгляда от лица собеседника. Переспросил, но так же получил молчание в ответ. Так бы наверно и стоял он там, если бы не услышал позади детский смешок.
- Дед Феня глухой, а ведьмак тупой, - сказал один мальчуган.
- Два дебила, коровья... э... жопа! - договорил другой, запнулся, после чего оба убежали заливаясь смехом.
- Как-то не поэтично, - отметил Кадм, впрочем, уже привыкший к тому как дети на него реагируют.
В следующий же момент янтарные глаза ведьмака уперлись на лицо женщины, которая отворила дверь и грозно смотрела на него смеривающим взглядом маленьких темных глаз на круглом щекастом лице.
- Тебе, приблуда, чего надо? Давно по шее не получал, хер ты окаянный, пошел отсюда, тебя нам тут только не хватало.  Сейчас мужиков позову, быстро без ног останешься, - быстрая тирада мерзкого голоса завершилась хлопком двери перед лицом ведьмака, так что его обдало вылетевшим сквозняком и запахом жаренной картошки с травками. Кадм молча сглотнул и переглянулся с дедом Феней, который с необычайной мудростью на лице поднял руку и указал в сторону окраины деревни, ближайшей к опушке леса. Понимающе одновременно кивнув друг другу мужчины разошлись. Пришлось пройтись позади здания, чтобы последовать по указанию, и не мог проголодавшийся ведьмак не напрячь свои чувства, дабы ароматы кухни простой деревенской не уловить, но уловил он не только это. Слова звучали глухо, едва различимо, но с очевидной интонацией.
- Гнать эту козу надо, я зря что ли Петрарка своего откармливала, чтобы на него бабы зариться перестали!
- Да кому твой Петрушка нужен, то ли дело мой Стэбан, он между прочим кузнец!
- Хватит девки! Не мужиками мериться мы тут собрались. Решено, как солнце сядет соберемся с факелами, берите палки, накрасим эту сучку так, чтобы ни у кого на неё ни глаз ни хер не вставал.
- Да, - раздался хор голосов и подумал ведьмак, не повезло девке какой-то. А если и он тут задержится, может и ему не повезти, бабы тут какие-то дикие. Надо прикупить трав на эликсиры и привет ночной Новиград, обитель культурного разврата и искусных утех.
Домишка травника казался небольшим, но зато сад был на загляденье. Ухоженные грядки с цветами и кустами были ровны и аккуратно распределены, чтобы у каждого растения было достаточно место для созревания. Мастер дело своё знал. Занес уже ведьмак руку, чтобы в дверь постучать, как медальон на миг дернулся под рубашкой. Замер охотник всего на долю секунды и постучал в дверь безропотно. Бывало, находят собиратели в лесу траву, магией обработанную, проклятую, либо несущую в себе остатки какого-нибудь заклинания по площади там примененного, тут как повезет.
- Есть кто дома? Мне бы трав прикупить, - глянул ведьмак в окошко, чтобы приметить если движение будет внутри, да запах серы почувствовал тонкий, едва заметный. Медальон дернулся еще раз.

Отредактировано Кадм (09.02.2018 12:55)

+2

3

Не так давно обосновалась Аделаида в своём первом, да постоянном жилище. Деревенька Альнесс небольшая, но полнится народом разным, особливо мужским: от мала до велика. Нередко путники бравые тут останавливались заночевать, ибо дешевле будет, чем в Новиграде, и для суккубки тогда наступал роскошный пир. Барды, вояки, охотники – одиночки, даже святоши порой бывали. И всем Аида была рада, глазки голубые строила, плечиком белоснежным подмахивала, да воздушные поцелуи алых губ раздавала. Садик себе завела небольшой приглядный, объявление красочное расклеила и принимала у себя гостей: кого по нужде с травами, а кого и по поводу другому, особливому. Кого тут же отпускала, а кто ночью к ней вворачивался вновь.

Было на тот момент ей от роду тридцать лет с хвостиком. Для бестии это слишком мало, совсем молода, да зелена голубка, но уже кое-чего по жизни умела, обучалась. Благо мать тут ей подсобила, да рассказала: как от людей прятаться, как иллюзию подолгу держать, чем лучше голод утолить, да как народ к себе завлекать. Читать и писать обучила, травам разным, да настойкам. Но всегда суккубка своё дело знала да любила, изучать никогда не прекращала, всё новое узнавая.

Только переоделась Аделаида, к вечеру приготавливаясь, ожидало ее свидание с одним из местных мужиков. Как звать – уже и не помнит, зато с ним мороки меньше: всегда готов, до рукоприкладства дело даже не доходило, стоило ему лишь ее завидеть. А Демоница раз – и он уже в лежку лежит, сны развратные смотрит. Надела светлое полупрозрачное платье в пол, браслеты на руки, да цепочку на шею, причесала волосы свои роскошные, да копной до поясницы спадать оставила. Обмазалась запахом ландыша, да книгу по вареву читать принялась. Заслышала стук в дверь, глянула за окно – рановато. Пожала плечами суккубка, да пошла открывать, иллюзия на себя наводя.

Распахнула она деревянную с ясной улыбкой на лице, да прекрасным видом, будто жениха надеялась увидеть. Да как только ей взгляд глаз желтых бросился, так сразу же она дверь то обратно и закрыла, спиной к той прижимаясь. «Ведьмак. По душу мою пришёл!»

Рассказывала матушка, что страшные эти люди, что их ничем не возьмешь, разве что уговорами. А, коль, не приклонен будет – верная смерть придёт. Испугалась Аида не на шутку. Сердечко застучало так быстро, будто в любви ей только что признались, да только было ей сейчас явно не до амурных дел. Заметались глазки, занервничала козочка так, что даже иллюзию свою терять стала. «Делать-то что мне теперь надобно?!» Выдохнула медленно рогатенькая, платье одёрнула, пуговку повыше расстегнув, да делать нечего, решила, что всё равно своё возьмет, раз уж на порог заявился. «Попробую уговорами его, да лаской». Прихорошилась она, да вновь дверь распахнула настежь, в тень тут же отступая.

- Вечера доброго, - проворковала сладким голосом Аида, рукой путнику дорогу указывая к столу и стулу, - каких трав хотели бы прикупить, для сушки, аль для зелья?

Держалась Аделаида непринужденно, походкой легкой от бедра похаживала, шлейф аромата трав оставляя, а сама всё ведьмака рассматривала, на мужчину косясь. Молод он был, не стар, волосы светлые, скулы очерченные, кожа бледна, а на лице борода. «А вид не шибко грозный, даже привлекательный!» Широкоплеч, прям как суккубка любила, держался статно, сразу видно – бравый воин, дело своё знает. Осматривала его бестия, да  в мыслях облизывалась. Хороши были ведьмаки, также мамка рассказывала, устали не знают, крепки телом и духом, силой своей немереной привлекают, в охапку загребая.

- Милый сударь, а не подскажите, по чью душу-то в нашу ветхую деревеньку ведьмак забрёл? Аль заказ у Вас есть на тварь паскудную, или мимо просто проезжали? – подошла к нему ближе Аида, дотронулась до его плеча, а там пальчиками аккуратно к локтю спустилась, под руку беря, да до стульчика провожая, - да вы присаживайтесь, не стесняйтесь, я Вам и угощение предложить могу. Чего Ваша милость желает? – улыбнулась ему бестия, да пальцем по предплечью провела, а там уже и ручку свою спрятала, с осторожностью, да аккуратностью.

+1

4

Не успел ведьмак задуматься о реакции медальона своего, как дверь распахнулась. Встретился Кадм на миг взглядом с очами голубыми, да так и замер на месте. Правильно сделал, между прочим, ибо с следующий же момент дверь перед его носом в очередной раз захлопнулась, с неслабым таким хлопком, который и привел ведьмака обратно в чувства. Моргнул он, хмыкнул, да и сплюнул, что это за к херам бесячим поселение такое? Либо это у них традиция такая, перед гостями незваными дверь захлопывать в поздний час, либо это всё его неотразимая харизма ведьмака, напрочь лишающая женщин рассудка. И ведь второе было не более чем мифом, как и то, что ведьмаки предпочитали женщин кое-чего другого лишать, мужей, например...
Рука потянулась к груди, но не к сердцу, которое на короткий момент замерло так, будто готовое было к бою, а к медальону, под рубашкой укрытому. Даже сквозь плотную ткань пальцы охотника чувствовали легкую вибрацию. Чутье подсказывало, что что-то тут было нечисто, а верить чутью ведьмака учили чуть ли не первым делом, буквально палками вбивая этот жизненно необходимый навык. Кадм покосился на своего коня, будто в поисках ответов на вопросы бытия, получив в ответ знакомое фыркание, мол разбирайся сам и не смотри на меня так. "Ну и разберусь," - подумал ведьмак, собираясь постучаться еще раз, сразу как только мечи свои прихватит. Только рука потянулась к седлу, как дверь позади отворилась. Не чувствуя более угрозы как таковой, Кадм предварительно привязал коня к невысокому забору, да и последовал за приглашающим жестом тонкой женской руки, сопровождаемой почти что приторно приветливым голосом.
- Благодарю, - сухо ответил ведьмак. Стоило ему войти в халупу, взгляд быстро пробежался по всему доступному поверхностным взором. Травы, масла, пузырьки, посуда да утварь для готовки, все говорило, что живущий здесь дело свое в области флористики знал предельно хорошо. Вот только, она ли была хозяйкой, или просто дочкой травника? Пальцами пробежался охотник по спинке стула, но садиться не стал, продолжая стоя осматриваться, пока не остановил взор свой на молоденькой особе. По наряду судить, так ждала она явно не его, ведьмака с большой дороги, а какого-нибудь суженого. Да и так если подумать, не деревенская эта мода, платье фасона такого, приезжая что ли? А коли приезжая, то можно и слухами поделиться, немного приукрасив их, раз уж так интересуется ими сама.
-  Да, есть такое дело, - ответил охотник уже мягким голосом, наблюдая, как девица шла на контакт к нему. От касания её снова медальон завибрировал, а по спине пробежали мурашки, знак несомненно дурной. Не мало историй знавал Кадм, как заманивали чудища проклятые людей обычных, и даже ведьмаков, прикидываясь особами прелестными, всем видом своим и поведением доступные. Только вот какое из существ могло бы попасться ему сейчас, начиная от суккубы обыкновенной, до проклятой душегубки. Поговаривал его наставник старое учение ведьмаков - "начинай с малого, да и собирай крупицы, а как все детали на места встанут, там уж и сжигай эту чертову картину, мать её колдунья, тролля и то легче убедить в том что он от мха произошел, чем собрать этот дибильный пазл."
- Говорят, - начал ведьмак как бы невзначай, при этом вдохнув ароматы исходящие от тела девичьего, практически прижавшегося к нему на миг. Пахло ландышами, и чем-то еще, более грубым. К сожалению, вся обставленная травами комната не давала острому ведьмачьему чутью определить чем именно, разве что совсем вплотную заняться этим делом. - ... коза тут объявилась, мужикам рога ставит, житья не дает. Вот ваш бабсовет и надумал гнать её.
Ответил ведьмак, да и сел на стул, слегка улыбаясь, любуясь девицей, фигуркой её точенной, волосами белоснежными, останавливая взор свой на груди её, на цепочке, после чего глаза переводя на браслеты, кои позвякивали с каждым движением её ручек нежных будто и земли не касавшихся с рождения. Внимательно приглядывался к реакции её охотник на чудовищ.

+1

5

- Как коза?! – вспыхнула тут же Аделаида, почти сущность свою с потрохами выдавая. Молода, да горяча козочка, скрываться-то, толком еще не научилась за свои недолгие годы. Это что же получается: холишь, лелеешь мужиков местных, счастье им с суккубского плеча даруешь, а они эвоно как? «Коза! Знаю, что с рогами рожденная. Но не повод ведь это меня обзывать!» Но вовремя одумалась белокурая: сразу же бровки тонкие сдвинула, хмуриться принялась, в роль новую вживаясь.
- У нас и в поселении? Да быть не может! – голос возмущенный, но столь нежный, что слух любого ласкать будет. Стройная девица двинулась по халупе, немедля ведьмаку на стол угощения собирая. Ягоды разные, хлеба, мяса какого, отвара на ромашке – всё, что в доме её имелось, ничего для гостя дорогого не пожалела. Движения были складные, аккуратные, летящие, будто у лебедя на озерце. Бедра плавно покачивались при ходьбе ее, в такт позвякиванию браслетов на руках её разных.
- И что же делает эта душегубка? Убила ли кого, али просто шалости наводит? Не думала я, что бабы здешние с совета ведьмака позовут. Неужто денег хватило? - присела Аделаида напротив охотника на чудищ, ручку под подбородочек подставила и аккурат на него смотрит, - и что же вы, милый сударь, думаете: извести ее хотите или прочь гнать? А ежели она не со зла такая, ежели мужички сами к ней приходят, да душу свою измученную изливают? Знавала я таких дам по жизни, а в городах больших даже дом у них большой имеется. Борделем зовется. Чай, бывать не приходилось?
Не без интереса любопытствовала Аида, уж страсть как ей хотела побольше ведьмака об этом расспросить, неужто взаправду по ее душу он сюда прибыл, и погубить решил? Не думала она, что настолько дела ее плохи, а ведь только обжилась, платьев новых накупила, драгоценностей в подарки напринимала. «Эх, копытца отседова делать надо, пока рога-то мои дорогие мне он не снёс».
Да стук в дверь прервал их беседу милую. Спохватилась демоница прекрасная, да прислушалась, а там знакомый ее недавний, раньше назначенного времени явился.
- Аделаида! Это я, Макар! Открывай! Не смог дождаться, любовь моя, встречи нашей! От своей задами скрылся, чтоб не видала. Аделаидушка, открывай, красавица моя!
Чертовка взгляд на ведьмака медленно перевела, голубые глазки вниз потупила, ресницами пушистыми их скрывая, да губы алые свои поджала. «Холера…» Дело пагубное, да крайне неприятное, а делать-то что-то надо, как-то шкуру свою спасать.
- Знать его не знаю, - «отрезала» бестия, пожимая плечиком белоснежным, - пристал ко мне сегодня, когда по травы свои ходила. Не отстает. Вот, даже до дома выследил! А вы говорите «коза». Сами они вот напрашиваются! А бабы их ещё защищают, за ними лучше б приглядывали!
- Аделаида! Ты чего не открываешь?! Я же вижу, дома ты.
Стук деревянной двери тут же замолк, а после и вовсе перешёл на оконный. Обернулась чертовка назад, а в стеклышко кавалер на нее смотрит, букетиком полевых цветов помахивает. Заметил ее, стучит пуще, улыбается, нарадоваться на нее не может, да только как увидел, что не одна она, так сразу и лицо его переменилось. Красным стало, злостью налилось.
- Ты кто такой, хер троклятый?! Ты что же, к женщине моей ходишь?! А ну-ка выходи, выродок, я тебе сейчас поясню, как баб чужих обхаживать!
Начал тот ломиться пуще прежнего и снова в дверь. Испугалась суккубка, подскочила с места насиженного, да задрожала всем своим хрупким тельцем. «Он же его убьет! И меня потом в придачу!» Бросилась она к ведьмаку, пальцами тонкими обхватила его за одежду, а сама глазами, цвета топаза, с жалостью смотрит, губами алыми дрожащими приговаривая:
- Не бей его, умоляю! Чудило он местный, да зла никому не делал! Умом тронулся! Знать не знает, что за чушь несет!
А тот всё же дверь то с затворки вышиб, ворвался разъяренный «любовник», да как увидел, что девица его прекрасная рядом с другим мужиком ошивается, трогает его, смотрит, чуть ли не на коленях о чём-то просит…совсем звереть начал.

+1

6

- Вот так и сказали - коза, - ведьмак пожал плечами. Картина женского заговора начинала складываться в голове Кадма. Вот приехала значит к ним в поселение недавно молода-девица, поселилась у травника да дело его под себя подмяла, благо знаниями и талантами нужными обладает. Самого травника/травницу домовладельца не видать, значит почил, либо от дел отошёл. Осталась девица одна, в женском совете участия не принимает, значит еще не вписалась, а если не вписалась, значит бабы местные от неё не в восторге. Чего не сказать о мужиках. Ведьмак так и представил как стоило этой девке выйти в селение, как все взгляды мужские к ней и потянутся, чего и сказать, уровень красоты с таких местах обычно ниже среднего, а тут прям камешек драгоценный на ободок сортира прикрепили.
- Да-да, - ведьмак подтверждал все слова девица, кивая головой, просто из разряда оценить, насколько воображение и призрачное чувство вины будет отзываться в ней. Сразу же она делом занялась, завозилась по комнате, собрала всего помаленьку, да и поставила перед гостем. Кадм же то и дело поглядывал в окно. Солнце опускалось. Скоро нагрянут гости, и как бы ведьмак хотел ошибиться на этот повод. Лишь бы коня не тронули, промелькнуло в голове, и вернулся охотник внимание на хозяйку. Взял Кадм кусочек хлеба, положил в рот и медленно начал жевать, явно время забирая из терпения обеспокоенной "козы".
- А чего мне, они и сами разберутся, поди уже наточили вилы, скоро придут. Мне просто трав бы успеть прикупить. А бордель, как же, ведомы мне эти заведения, вот только, - ведьмак взял одну из предложенных ягод и легонько сжал между пальцев, - бордели приносят доход, а потому и крышуются персонами властными. А попробуй кто без ведома их тело своё продавать, - ягодка лопнула, забрызгав пальцы охотника и пара капель упали перед хозяйкой. - К тому же, душу изливать принято в церкви. Давно ли, хозяюшка, ты сама душу свою изливала?
Он медленно облизал свои пальцы, позволяя своим вкусовым рецепторам распробовать вкус действительно сочной ягодки. Из леса, иль огорода, возник вопрос у ведьмака, такой продукт стоило бы набрать и взять в дорогу.
Стук в дверь же заставил Кадма обтереть влажные пальцы об штаны и продолжая движение потянуться за ножом в сапоге. Когда же услышал он кто решил прервать беседу, расслабился, на миг, ведь еще будет кому зайти к ним на огонек. "Аделаида значит." Ведьмак одарил девицу насмешливым взглядом, заметив реакцию её на еще одного гостя. Вот ради кого она тут разоделась так.
- Ну-ну, - Кадм хмыкнул и поднялся с места, - зачем же так грубо с Макаром, он этой ночью рискует всем своим бытием, не дай боги женсовет застанет его здесь. Да и смотри, он даже цветы принес.
Углядев ухажера в окне, Кадм помахал ему рукой. В сумерках лицо селянина рассмотреть было сложно, но красавцем тот явно не был, впрочем, телом обладал внушительным. Правду говорят, труд под открытым воздухом, здоровая пища, и будешь здоров как бык, а быку тряпочкой перед глазами не махай - озвереет. Вот и Макар озверел, начал дверь ломать. Это ж как бедная Аделаида вообще дела вела, если каждого клиента будет норовиться наказать ревнивый любовник? Ведьмак плечи размял, уж в свои дела он вмешиваться какому-то хмырю он не позволит.
- Как умом тронулся, так сейчас мы этот ум и вправим, - медальон опять завибрировал когда девка коснулась ведьмака. Кадм рукой отодвинул хозяйку за себя и встретил ревнивца всем своим готовым видом. Сразу в голове начали проноситься последствия поступков его, сотвори он сейчас что. Убивать конечно было нельзя. За такое потом уже на его голову охоту назначат. Калечить, тут надо осторожней, в любом случае ведь село ополчиться, что своих бьют. Уже представил Кадм, как геройски будет Макар рассказывать, как спасал бедную травницу от мутанта-насильника. "Вот дерьмо!" Макар на деле оказался еще уродливее, чем можно было представить. Широкое плоское лицо с кривыми зубами, носом, явно сломанным раз этак пять, маленькие, мерзкого болотного цвета, глазки и прическа, как головка от... гриба.
- Ну ты и свинья, Макар! - выразительно произнес ведьмак, прежде чем мужик схватил его руками за грудки и выкинул из дома. Перекатившись и поднявшись на ноги, Кадм отряхнулся и свистнул своему коню, который уже сжевал половину какого-то куста в огороде травницы.
- Иди сюда гнида, сейчас твоё лицо встретиться с твоей жопой, - удивительно, как резко меняется голос, когда от нежно-любовных интонаций переходит к грубым угрозам. Макар уже не обращал внимание ни на кого, кроме мужика, который пришел к "его" бабе.
- Всяко красивее чем твое будет, - ответил ведьмак и свистнул еще раз. Задние копыта лошади впечатались прямо под копчик деревенского мужика и тот повалился на землю. Кадм быстренько сложил пальцы в ведьмачий знак и погрузил грибоголового в сон, пока тот не понимал что произошло. - Умничка.
Коню досталось яблоко из продовольственного походного мешочка ведьмака, а сам охотник потащил тушу Макара в дом травницы. Чуткий слух подсказал, что толпа уже собирается в селении, скоро будут здесь. Придется импровизировать. Доверил Макара он Аделаиде, а сам поставил дверь на место.
- В общем, выбор у нас небольшой, либо уходим, либо отмазываемся, - Кадм сделал паузу, оглядел девицу, оглядел тело, оглядел домик, подумал, - хотя, чего ради я тут стараюсь-то?

+1

7

Наговорил страшных вещей ведьмак, настращал козочку бедную своими пальцами, что до сока ягодку раздавили. Кто же так в гостях перед женщиной делает, к чему он там ее склоняет?! Затряслось и заклокотало всё внутри тельца хрупкого, как только горе-любовник в избу ворвался. «Плакало дело моё с травкой, головушка теперь точно с плеч полетит…» Не дурак ведь воин бравый, видит же, кто заявился, от одного вида мужика сельского догадаться несложно, что красавица эта белокурая под платьем своим копытца прячет и хвост скрывает. Иначе, как такое творение природы с этими отходами связаться могло? А захаживал он часто, уж больно ягоды вкусные в лукошке носил, а Аделаида ему сны чарующие наводила про красавиц разных.
- Ах!
Закрыла суккуба глазки ладошками, чтоб бойни этой не видеть. Не любила она, душенька ранимая, когда мужики из-за нее дерутся, из избы выкидывают, руганью орут. Одним глазком подглядывала Аделаида, лишь бы кровью ей тут доски не запачкали, да не разбили чего.
- Цветы! – крикнула девица, когда один вылетел за двери.
- Кусточки! – крикнула вновь, когда и второй полетел куда-то с подачи лошадки.
Плохо было видно, а догадалась она сразу, кто в этом бою равном победу одержал. Прищурилась на мужика развалившегося на полу: спит вроде, а значит, живой. Руки в бока уперла:
- И что мне с ним делать?
Предполагала коза, что догадается сразу этот воинственный красавчик, кто она такая и откуда душа ее бесовская взялась, теперь-то его в свою сторону склонить надо бы, ведь никто не хочет удовольствие от вил всаженных в пятую точку получать.
- Да ты стой, ведьмак, не торопись с выводами-то! - Аида явно поспешила образумить мужика, который вот-вот от неё и отвернётся, да сдаст поселению неудовлетворённых баб. Чарами его одурманить никак нельзя, на женское прекрасное обаяние времени уж не было, а, значится, придётся сделку ему предлагать, да такую, чтоб точно согласие своё суровое ей дал.
- Как чего ради? А травы тебе не нужны? Зелья какие, да отвары для эликсиров? Коль поможешь мне - бери, что душа твоя желает от меня, ничего за спасение шкурки моей не пожалею!
Но в ногах его крепких валяться суккуба не стала, цену себе она знает, да и жизни своей тоже. А нынче защитниками не размениваются, берут то, что бог послал по твою душу.
- Ежели согласен, то бежать с тобой до их прихода мы уже не успеем, да и не смочь мне все нужное собрать, а знаешь, сколько усилий мне стоило травы одни вырастить? На их земле поганой черти что растёт!
Постояла женщина прекрасная средь избы, подумала своей головкой белоснежной, с прищуром ведьмака того осмотрела, будто снова его для утех оценивая, да изрекла:
- Мужем мне будешь. Раздевайся, до гола совсем не надо, можно лишь до белья!
А сама девица уже с плеч платье приспускать стала, да волосы взъерошила немного, чтоб вид себе потрёпанный придать.
- Часто ссоримся мы с тобой, я сбегаю, а ты меня ищешь, да домой возвращаешь. Ежели скажешь им, что забрать меня прискакал, да так точно от нас отстанут, а поутру моего духа здесь уже и не будет. Все равно мужики у них страшные, а дрему напускать - сил не хватит, они все как один о непонятных бабах грезят! То сирен им, то упырей, то краснолюдских девок страшных подавай.
Засуетилась суккубка, будто ведьмак свое согласие уже дал, еще дальше платье приспустила, едва ли оно на груди женской держится. Запнулась носиком ноги о тело борова, да чуть не упала, а падать она знала куда, в руки, к ведьмаку.
- Дружочек, - нежно проговорила девица, за предплечья его цепляясь, - ну что же, в самом-то деле, у ведьмаков женщины быть не может? Аль не мужчины вы, право? Думаешь, не поверят? А чем вы хуже этих вот, от которых разит за версту? Говорила мне матушка, что всё у вас там ниже пояса работает, она сама проверяла, а значит и любви плотские утехи вам приятны. А коли так, то чем же я тебе не жена? Аль не красива?
И веером ресничек пышных похлопала Аделаида, глазками голубыми на него посматривая, губы алые приоткрывая.

Отредактировано Аида (14.03.2018 15:14)

+1

8

Что ей с ним, то беж с Макаром, делать? Кадм недолго мысля предложил бы в саду закопать. Или на удобрения пустить. Можно было еще и ритуал какой сообразить магический. Но пресек эти мысли на корню, не подходящая была атмосфера для подобного рода шуточек. Да и времени в обрез, будь она колдуньей, может и случилось бы чудо, а так придется выкручиваться обычной людской смекалкой. Пожал плечами ведьмак и уныло покачал головой.
- Предложение, конечно, заманчивое.., - потянул Кадм, будто бы собираясь цену себе набивать. Что и сказать, привычное дело для ремесла его родного встречать людей, готовых на всё ради спасения, и ведь вроде идеальный момент чтобы запросить то самое "нежданное", но вспомнил тут ведьмак как медальон его дрожал. - Шкурки говоришь... Есть, знаешь ли, очень дорогие шкурки, которых продать будет выгодней чем спасать. Насколько же ты свою оценишь?
   Ведьмак цену шкурам знал. За медведя люди хорошо платили, не говоря уже о жире и пузыре, которые использовались в хозяйстве. Волчьи так себе шли, их любой охотник вполне мог достать, разве что за белых в городе можно было получить хорошую цену. Белки и кролики - только если в больших количествах сдавать, и это уже было не в его области, тратить целый сезон на добычу мелких зверьков. А вот шкуры монстров, это был товар специфичный, на них нужен был особый клиент, но цена была за них соразмерно риску. А что же ему брать с Аделаиды? Тут надо было о своей шкуре подумать.
   Поднял он было руку, что остановить девицу от дальнейших слов, как та выпалила совсем уже отчаянную идею. Слова свои начала подкреплять действиями, да так, что Кадм на миг замер, что бы взглядом оценить прелести своей "жены". При других бы обстоятельствах, да при других бы соображениях, ведьмак от такой компании не отказался бы, да только не позволил он увиденному разум свой одурманить. Слова, вот где истина, особенно когда страх когти свои пускает в душу. "Дрему она пускает на мужиков значит. Матушка её ведьмаков проверяла значит." Взгляд ведьмака на миг похолодел, и стоило хозяйке дома снова прикоснуться к нему, как дрожь медальона обратно в чувства привела охотника на монстров. Перехватил он за запястья существо, под личиною девичьей скрывающейся, и прижал к стенке избушки. "Это же надо было, случайности произойти. Поди не верь после такого в совпадения."
- Не дружочек я тебе, - Кадм зло ухмыльнулся. Картина происходящего в его голове быстро начала складываться из тропок раздельных с одну широкую дорогу. Небольшое селение. Новая травница. Мужики ходящие на сторону. Бабы желающие мести. Казалось бы типичная сцена, не будь тут замешано существо. И конечно же ведьмак попавший в разгар событий. Будет что рассказать товарищам по цеху при следующей встрече, ибо рассказы про встречу с суккубой всегда заключали в себе порой не легкий выбор между долгом и человечностью, который приходилось делать ведьмаку. Какой же выбор сделать ему?
- Одевайся, сделаем все по моему варианту.
   Отпустил девку Кадм и быстро еще раз окинул взглядом травы висящие на протянутых вдоль стен веревках. Съедобные, лечебные, ядовитые. На последних-то он и остановился. Смертельных тут конечно не было, но таковых ему и не надо было. Букет Макара ведьмак выбросил в ведро стоящее в углу. Самого деревенщину он сперва начал отбивать веником из душистых трав, чтобы вид потрепанный придать, а потом взялся за веточку ядовитого плюща, предварительно надев перчатки.
   - Значит так, я шел к травнице, то есть к тебе. По пути нашел вот это чучело, то есть Макара. Дураку под вечер куда-то пойти приспичило, да и набрел он на заросли плюща. Я его к тебе притащил, ты его сейчас будешь приводить в порядок. На самом деле нет. Он должен будет пробыть в отключке еще пару часов. Просто наложи мазей от реакции аллергенной и замотай в бинты. Ты никого сегодня не ждала, но в помощи отказать не могла. Я потом свалю всё на существо, мол в лесах призрак завелся, дух неупокоенный, мужиков зазывает к себе и высасывает их силы жизненные. Понятно? За дело! 
   Ведьмак говорил спокойно и уверенно, постоянно смотря на Аделаиду, чтобы убедиться, что каждое его слово она понимала и запоминала. Он хлопнул в ладоши, приводя её в чувства и азартно принялся отбивать Макара ядовитым растением.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13.05.1237] Встреча, овеянная запахом трав и серы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC