Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13.04.1270] Старая память и новые надежды


[13.04.1270] Старая память и новые надежды

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://s8.uploads.ru/C9cbR.jpg
Что-то кончается, что-то начинается, а что-то, ска, никак не кончится!
(С) Альберт Штейн, старый выпивоха


Время: 13 апреля 1270 и дальше
Место: Аэдирн, деревня и небольшое полуразрушенное поместье недалеко от Венгерберга
Участники: Цири, Ричард
Краткое описание: Аэдирн уже частично восстановился после нашествия Нильфгаарда, но последствия страшной войны все еще чувствуются. Переизбыток гулей и граверов в лесах, недостаток рабочих рук - вот проблемы, которые приходится решать здесь и сейчас. Здесь легко найти работу что случайному путнику, что ведьмаку. Даже если ведьмак - это ведьмачка.
NB! описание насилия и сквернословие вполне вероятно

Отредактировано Ричард (12.01.2018 22:44)

+1

2

Апрельский воздух густел запахами расцветших лесных колокольчиков, рапса и медуницы. На склоне, бархатными кучками, почти у самой дороги, тянули свои нежные головы первоцветы, примулы. Природа предчувствовала восход. Мгла медленно расступалась, легкий перистый туман, оставляя морось на камнях и травах, становился жиже.
По сырой разъехавшейся земле дорожной колеи шла крупная вороная, всадник ее, укутанный черным плащом, клонился к передней луке. Широкий капюшон закрывал лицо, и случись какому-нибудь суеверному кмету раньше положенного выгнать скотину в поле, эта фигура в окружении бледной предрассветной дымки наверняка показалась бы призраком Черной недоброй Смерти, слоняющейся по белу свету и поражающей страшными кожными язвами, гноем и жаром людские поселения.
И теперь, вот, добравшейся до их.
Но всадник только пуще склонился в седле, к самой лошадиной шее, а после звонко чихнул. И ругнулся. И голос этот никак не был схож с предполагаемым замогильным шипением морока да и на мужской был похож мало.
- Холера, угораздило же уснуть. Сколько же там еще? Ну. Кэльпи!
Но лошадь не двинулась, даже ушами не застригла. К новой кличке животное привычно не было, а потому на посылы голоса никак не реагировало. Только острый короткий тычок по ребрам заставил перейти ее на рысь, а потом и на отрывистый галоп. Непривычный.

Все в новообретенном чужом звере было отлично от ее давней и удивительной питомицы. В этой же ведьмачке, а это была именно она, все не нравилось, ни крупная голова с выдающейся горбиной носа, так отличающейся от изящных очертаний былой Кэльпи, ни непомерно широкая спина, ни резкость движений при переходе с одного аллюра на другой. Только цвет, иссиня-черный, да высота в холке напоминали ей зачарованный щедрый дар Хотспорна. Посмертный.
Сама же новая Кэльпи сначала ходила под нильфгаардским офицером, о чем говорили характерные бляшки на седле, так идеально сидящем только на ней, а потом под главарем одной банды, решившем потерроризировать одно селение, где остановилась Цири. Банда была из тех, кто повадился трясти именно деревни, а не охраняемые теперь обозы. И их было много. Но меч свой Цири почти не окропила.
Собрав всю имеющуюся выпивку в деревне, она приказала снести ее в корчму. План был шаткий, неровный до безобразия. Вдруг не клюнут? Вдруг не получится.
Спрятавшись в подвале, Цири и еще несколько мужчин ждали, когда же душегубы отведут душу, напьются и уснут, а там и можно будет (только очень быстро, тихо и одновременно) перерезать глотки каждому, не допуская потерь с другой стороны.
Но, как и предвиделось, один из головорезов, обозленный, видимо, потому что выпал жребий алкоголя не употреблять и стоять на страже, очнулся сразу, стоило только им войти. Однако быстроты Ласточки предвидеть не мог, а потому только рот его успел раскрыться в немом предупреждающем крике, перед тем как голова отлетела от тела.
Справились они быстро.
При себе бандиты почти ничего не имели, а искать схронник было некогда. Цирилле.
Себе она взяла вороную трофейную нильфгаардскую кобылу, пару ножей, веревку, кремний с огнивом. Мешочек мелких монет и полные седельные сумки снеди ей дали благодарные селяне, одна женщина даже всунула ей в сумку вышитую рубашку, белый чистый холст ткани, берестяной оберег и фляжку какого-то горького травяного целебного отвара, который полагалась пить сразу же, как только заболит "по-жонски" или какая другая хворь приключится.
Сейчас, вспоминая это, Цири начала непроизвольно улыбаться под сенью черного капюшона и слегка похлопывать холку ровно идущей вороной. Завидев очертания очередной деревеньки, в груди что-то тепло заворочалось. И ведьмачка подстегнула и так мчащуюся во весь опор "Кэльпи".

***
- А Ворону? Ворону-то?! Эт так ш не пойдеть! Этого-то хватит едва ли на полведра нормального овса! А лошадка ваша подить к житу не приучена, она его есть ни за что не станет!
Прожилки зори мягко расползались по серому небу. Грязный двор около корчмы был усеян курицами, сухими втоптанными колосьями и тем, чем принято удобрять грядки по весне.
- Все она станет, не переживай так. И. Это никакая не Ворона, я ее кличу Кэльпи и она еще к этому вроде как не привыкла, так что и ты, будь добр, тоже ее так призывай. А денег на овес у меня пока нет, вот доберусь до Венгерберга - будут. А сейчас нет.
И поправив ремень меча, Цири быстрым шагом вошла в дверь корчмы.
Заслышав запах лукового супа, носик бывшей княжны сразу же сморщился. Не то, что бы она была непривычной к разным резким запахам, просто этот был одним из перечня запахов дешевых похлебок, а на другое ей сейчас рассчитывать не приходилось. И если запаха фасоли не было и духу, то придется ей сегодня завтракать именно луковым. Почему-то Цири сразу ощутила даже вкус. И еще больше скривилась.

***
- ... я грю. Грю тебе, сразу утащили, никто не успел и лопаты достать. Привезли, значица, на телеге хоронить, отошли. А его уже утащили...
- Во ж времена. Даже померев, житя от этой нечисти нет.
- Да куды там! Это хорошо, что они еще отлить отошли, а то и хоронильщеков страхолюдина задрала бы, во!
Хлюпая деревянной обгрызенной ложкой в скользких луковичных тельцах, оставшихся на дне, Ласточка начала вслушиваться в разговор корчмаря и его такого же раннего клиента.
Спустя минуту, хмыкнув, оттерла краешек губ, и решительно быстро направилась к беседующим.

Отредактировано Цири (21.03.2018 16:39)

+2

3

Страны регенерировали гораздо лучше, чем люди. Они могли восстанавливаться, восставали из праха и пепла, оживали, даже когда казались полностью разрушенными. Ричарду в последнее время очень нужно было видеть что-то подобное. Знать. Вспомнить. И о многом подумать.
Три года назад - без нескольких месяцев - эти земли пылали, а людей убивали или сгоняли как пленников. В деревнях появилось много новых домов, и все еще было немало разрушенных старых - они торчали, обгоревшие и мрачные, как пеньки от гнилых зубов, дворы зарастали бурьяном и крапивой, их разбирали - где можно было разобрать, а то, что разобрать пока не удавалось, ждало своего часа.
Было много детей.
Точнее даже не так - детей было одновременно мало и много. Мало подросших, и очень много младенцев - особенно новорожденных, родившихся уже после первого хорошего урожая. Население снова росло - а вот рабочих рук не хватало. Многие не вернулись с войны. Некоторые попросту вернулись без этих самых рук.
Дед, который смастерил ему тогда костыли, умер прошлой осенью.
Говорили, он был сытый, довольный, и рядом с любящими родственниками.
Как ни крути, хорошая новость.
Туман расступался, словно сама земля медленно и нехотя высовывала нос из-под одеяла, щурясь на светлеющее небо.   Разношенные ботинки чавкали по грязи, пока Рик виляющей тропкой шел от хозяйского имения до деревни. Шел, разумеется, короткой дорогой, мимо сонного сада, еще не расцветшего, но уже изменившего запах, затем по берегу  пруда, мимо притаившихся в сухих камышах утренних рыболовов с удочками, и затем вверх, по глинистому склону на дорогу, ведущую к деревне. Работа должна была начаться рано, и скорее всего мастера уже начали готовить очередные бревна и доски, которые уже к вечеру станут частью крыши. Здесь требовалась не столько сила, сколько знания и опыт, а потом за лекарством, согревающим растянутые мышцы и помогающем от болей в суставах, к жене трактирщика, немного промышлявшей также и знахарством, послали одного из “молодых”.
Ричарда.
Просто потому что он интересовался жизнью деревни и некоторым местным, похоже, глянулся.
Ричард не возражал. Он вообще редко возражал - его всё устраивало. Физически работа была не тяжелой - имея некоторые скрытые преимущества в силе, он почти не уставал. Скучной она тоже казалась только на первый и искушенный взгляд, но имела и кучу своих тонкостей, не дающих расслабляться, а с шутками и прибаутками протекала так совсем интересно. А моральном же плане, она казалась просто отдыхом. Наконец-то где-то что-то не горело, не умирало от болезней, а голода первого послевоенного года он просто не застал. Случались, правда, малообъяснимые явления, существенно портившие настроение бывалым мастерам, но да где их не случалось? Не бегать же теперь по всему дому за каким-то расшалившимся прибожком?
Если он тут вообще есть. Запрет на выпивку - он, конечно, запрет, но нарушался регулярно. Что бывалых мастеров печалило еще больше.
Еще на улице запахло луковой похлебкой.

Обсуждали, конечно, неудавшиеся похороны - неудавшиеся по причине пропажи тела. Заметив Ричарда, трактирщик только крикнул куда-то в сторону кухни "Врасия, к тебе!", затем вернулся к прерванному разговору. Донесшийся из кухни голос велел подождать. Рик сонно оперся на высокую стойку и оглядел зал, будто впервые, хотя незнакомку он уже успел приметить. Нездешняя, несколько странная - такую легко встретить в рядах Вольной Кондотьерской Компании, хотя для них она, наверное, молода. Впрочем, мало ли сейчас дев-воительниц, переживающих не самые лучшие времена.
Что ж, любопытно... если всю жизнь прожил в деревне, разумеется, и других женщин, кроме соседских девушек, не видел.
"Где там Врасия?"
Ответного интереса Рик не особо опасался - обычная рабочая одежда, теплая по сезону и от того еще более бесформенная, делала его неотличимым от таких же наемных работников или простых деревенских парней, что для дев-воительниц означало почти то же самое, что и "невидимым". То, что девушка решила подойти поближе к беседующим рядом трактирщику и местному плотнику, Ричард совершенно никак на свой счет не воспринял и был в целом прав. Мужики же, смутившись, прервали разговор, и даже - надо же, какой всплеск вежливости! - начали извиняться, что дескать не хотели смущать гостью такими страшными и противными разговорами.
Это не могло не смешить, но Ричард позволил себе только тень улыбки. Трупы - все же не та тема, которую люди находят смешной, даже если в сущности дело не в них.

+2

4

- Когда это было? На сколько близко кладбище к деревне?
Отмахнувшись от невнятной сумятицы то ли извинений, то ли вежливой просьбы не вмешиваться в утренний обмен сплетнями, Ласточка попыталась сразу выведать все подробности. Исчезновение покойников - тема не то чтобы уж из ряда вон выходящая, особенно в крае попорченном войной и Нильфгаардом, но всегда важная.
Ведь там, где таскают мертвых, со временем переходят на живых.

- Спрашиваю. Как давно? И в какое время суток?
Но ответили ей не мужчины, уже изрядно подсобравшиеся к стойке корчмаря и интересной теме, но хозяйка сего достойного заведения, вышедшая с кухни и обдавшая всех стоявших насыщенным горячим запахом местных пряностей, вареного мяса, яиц и лука. Лука в особенности.
- Значица, было это давеча... о двух дней назад. И днем. Да, в самый полдень. Лешек должен был еще одну покойницу в тот день свезти, снохи моей приятельницу. Преставилась от коросты, пусть земля ей будет мягкой, как перышко, а думы посмертные светлыми, как свечечка на окошке. В самый полдень, милсдарыня! Эт где ж такое видано?
Цири обвела взглядом собравшихся, остановилась на бледном, до болезненности бледном лице какого-то паренька, он стоял в сторонке и, казалось, наблюдал больше за настроениями односельчан и ситуацией в принципе, чем интересовался историей со скоропостижным срывом похорон.
- Да. Трупоеды, нападающие в середине дня, много опаснее, чем обычные. - с напускной задумчивостью произнесла Цири, сжимая локоток одной ладонью, потирая подбородок второй. -  У них же нет чувства насыщения, пусть и целую лошадь съедят. Блевать будут, а съедят. И никогда не остановятся. А сейчас привыкли уже, что поживы больше, чем надо, вот и борзеют.
За окном послышался петушиный крик. Громкий, сиплый, протяжный.
- Это откудово такие мерзкие вещи мазельки знать-то стали? - хитро щурясь, прогнусавил коротенький, скривившийся над клюкой, сухой старичок.
- Откуда и все. Времена тяжелыми стали, вот и мазелькам не пристало ботву шить.
- Чаво?
- Ничаво. - и загнав пальцы за пояс, девушка решительно и благодушно оглянулась на окончательно пробудившихся кметов. - Говорю вам, люди, падалью они не ограничатся, не пройдет и месяца как все коровы, выгнанные на луга, будут съедены, как и отправившиеся по ягоды. Только дайте повод и все будет кончено. Быстро. Ведь дьяволы стали прожорливей.
Знать наверняка о последствиях было никак нельзя, но лучшего времени и повода для того, чтобы взять заказ и придумать нельзя. А потому и преувеличить было немного можно.
- А ты. Кто сама будешь? - подала голос хозяюшка.
Не теряя времени, Цири вынула и продемонстрировала маленькую кошачью голову, сделанную из металла.
- Ведьмачка.
И, заметив как переменились лица присутствующих, быстро добавила.
- У вас все равно мало времени до того, как трупоеды повлазают в амбары и в ваши койки. Времена тяжелые -  берите, что предлагают.

Отредактировано Цири (15.01.2018 04:47)

+1

5

Селяне, те немногие, собравшиеся в корчме в столь ранний час, недовольно загалдели, и Ричард не удивился - заявление девушки было смелое, провокационное, и если к дамам, откладывающим в сторону вязание и избегающим встречи с печью и горшками в прогрессивный тринадцатый век кое-как привыкли даже по деревням, то девушка, заявившая о себе такое... Нет, ее не посчитали какой-то пропащей, во взглядах селян читалось другое: жалость и сострадание, как к пришибленной блаженной дурочке. Пополам, впрочем, с тревогой.
- Да энта как же так-та.
- Чего тебе, дуреха, не хватает?
- Железку нацепила, так думаешь и гуля сковырнешь?
- Да никогда не бывало так, чтоб ведьмаками девки становились!
- Рик, ты издалеча, ты скажи, видал такое-то чтоб творилось? - охнула Врасия, проворно заворачивая в тряпицу горшок с сильно пахнущим лекарством. - Чтоб девка, да ведьмачка?
И все внезапно обернулись к нему. И это было неожиданно.
- Эм... - протянул Ричард. - Я такого не слышал.
- Ну вот! - тут же радостно поднял клюку дед, опираясь рукой на стойку, чтоб не упасть. - Я и...
- Только насчет падальщиков она дело говорит, - быстро добавил Ричард, пока его еще слушали. - Скоро осмелеют совсем. Нужно что-то делать уже сейчас.
- Ну так значит сами вилы возьмем и нечисть повыведем, - заявил один из мужиков. - Что мы, слабаки какие? Девку вперед себя пускать, тьху!
- Может, и награда за это буде? От нового барона! Энта и ж его теперя земли.
- Ну а чего, опосля работ пойдем и спросим, - покивал Вакула, один из самых крупных из тех, что отстраивали мельницу и потому собирались по утрам перед работой не в хозяйском имении, а в корчме. - Энта, парень, как там тебя, ты ж из энтих, домовых? Скажи милсдарю начальнику, что мы помочь завсегда готовы, ежели заплатит!
Мужики одобрительно заворчали, но стали посматривать уже друг на друга как-то косо. Рик только кивнул, молча пожал плечами и взял переданное Врасией лекарство. Ему было интересно, что на это скажет девушка. Любопытная барышня, хотя и не ведьмачка вовсе. Очень любопытная.

+1

6

Подобные взгляды были знакомы ей, как никакие другие. Неверие вперемежку со снисхождением. Даже жалостью.
Никто с первого взгляда не верил в то, что она - ведьмачка. Каждый худо-бедный заказ приходилось брать штурмом. И это в краю, где побывала война, где трупоеды досаждали любой деревеньке, а мужского населения стало значительно меньше.
Раньше, когда Цири, оттачивая технику на гулях и другой нечисти, приносила в поселения смердящие головы оных, то никто ей не верил. Это случалось раз за разом, покуда серовласая не взяла за привычку брать заказы заранее и, безукоризненно выполняя, надеялась, что людская молва все же хоть немного разнесет весть о девушке-ведьмачке, справляющейся не хуже какого обычного ведьмака. Но покуда такого и в помине не было. Каждый раз, как в первый, на нее смотрели с искренними удивлением и сомнением.
Новая порция подобного с раннего утра и на невыспатую голову...

Горло ее сжалось, а пальцы начало потряхивать от бешенства.
- Идите. Да. Идите. С вилами на перевес. Только знайте, что от малейшей раны заработаете себе такой сепсис, который необратимо приведет к смерти. От трупного яда на их шкурах у вас снадобий не найдется. - непризнанная ведьмачка резанула взглядом по собравшимся. - А если кого гуль повалит, тот уже не спасется, потому что им даже убивать для того, чтобы начать есть не надо. Заживо посжирают. Вы...
Какое-то обидчивое настроение возымело свое действие и уже не собиралось отпускать.

***
Вылетела она из корчмы с видом вздыбленной белой кошки, зеленые глазищи горели, как две головни. В руке сжимала грубую плотную ткань куртки "энтого домового парня", сам же молодой человек тянулся следом. Цири в последний момент и в качестве точки в эмоциональном споре с селянами о том, кто же возьмется поубивать гулей, цапнула того за локоть и потащила вон из помещеньица.
- Слушай меня! Ты. Сейчас же отведешь меня к своему барину, не будем отвлекаться на твои поручения, потом доделаешь. Я заплачу!
И оторвав от пояса кошель с оставшимися монетами, всунула в руки молодого рабочего. Метнулась в конюшню, не позволяя начать стягивать упряжь с Кэльпи, потащила за уздцы на улицу уже кобылу.

+1

7

То, что говорила девушка, она говорила, без сомнения, искренне и ко всему правдиво - только относилось это всё и к ней самой. Сепсис от царапин, отравление трупным ядом, заживо сжирающие гули - всё это в равной степени грозило и юной барышне, а не только вознамерившемуся повоевать с нечистью деревенщине.
Впрочем, деревенские мужики иногда справлялись. С утопцами, например, если вылавливали по одному. Конечно,
Но то, как девушка пыталась доказать, что она самая-самая настоящая ведьмачка, делало ее заявление еще неубедительнее и даже смехотворнее. Слишком эмоционально как для ведьмака, слишком резко.
О времена, о нравы, о эмансипация и прогрессивный тринадцатый век!
Повинуясь неистовому напору девицы, Рик едва не уронил горшок с пахучим лекарством Врасии. Прижав его к себе, как бесценное сокровище, и пытаясь как-нибудь поделикатнее сформулировать, что он об этом думает, вампир задумчиво переступил с ноги на ногу, не заметив, как обогатился еще и кошелем с несколькими жалкими монетками. Проводив взглядом унесшуюся к конюшне девицу, Рик интереса ради пощупал кошель и по его толщине понял, что совсем у милсдарыни с деньгами плохо. Может потому и пытается выторговать себе какую-нибудь работенку, наивно полагая, что ведьмакам платят обычно хорошо.
А впрочем, так ли наивно? Большинство из тех, кому доводилось пользоваться услугами ведьмаков, жаловались на непомерную стоимость услуг, но других охотников помочь избавиться от нечисти за те же деньги почему-то найти не могли. Ричард уже не раз задумывался, а сколько заплатили тогда ведьмаку за него самого? Что-то подсказывало, что сам он немного подвел - слишком быстро спекся, не дав насладиться зрелищем.
Горшок с варевом оказался как нельзя кстати, но и так черная кобыла, которую девушка тащила за собой, нервно фыркнула и дернула головой, отворачиваясь от вампира, явно сбитая с толку и озадаченная.
- Только приехала, милсдарыня? - по-простецки спросил Рик. - Лошадь-то совсем отдохнуть не успела. Упрямится.
Как будто это было истинной причиной.
- Возьми обратно свои деньги, я так и так иду в имение, а обирать таких же наемных работников не привык, - добавил он, протягивая кошель обратно. - Барина нет, но управляющий тебя может и выслушает. Не кипятись, эти ребятки дневной заработок потерять не рискнут, вперед не полезут. Успеешь еще. Тебя как звать-то, девица?
"И как тебя на ведьмачество потянуло?" - хотел было задать вопрос вампир, но деликатно промолчал. Может, потому что в городах такие вопросы обычно задавали девушкам совсем иной профессии.
- Уверена хоть, что с ихней бедой справишься? Следов мутаций на тебе как-то нет.

Отредактировано Ричард (26.01.2018 23:47)

+1

8

Ведя под уздцы кобылицу, Цири вздохнула и откинула со лба светлую прядь. Зарево на Востоке все больше наползало на тугую синеву небосвода. Свежий ветерок мешался с привычными запахами деревни. Куры с кудахтаньем разбегались из-под черных копыт и сапожек.

- Ну! Это чего еще?
Ведьмачка подумала, что наверное зря назвала скотину именем Кэльпи. Вместе с ним та каким-то чудесным образом переняла и дурные замашки своей предшественницы и, в частности, нелюбовь к незнакомцам.
- Тише-тише.
Остерегаясь того, что животина может цапнуть деревенского паренька, чего-то там бормочущего, девушка отвела ее подальше. И принялась подтягивать подпругу.
Когда обернулась, тот уже протягивал кошель обратно.
«Мало» пробурчала она про себя, но нехотя признала, что жест был скорее исполнен благородства, чем корысти.
- Вперед не полезут, говоришь? Хорошо. - медленно произнесла серовласая мазелька, опасно  сверкая зелеными глазами, и, экономя время на завязи, сунула мешочек сразу за пазуху. - Если полезут, то им же хуже. Цири — мое имя.
Секунду она раздумывала, как поступить вернее. Потом решила не спешить и, накинув капюшон, вскочила на лошадь.
- Как самого звать? Веди.
Когда они двинулись, вороная задурила еще пуще, заплясала, вовсе отказываясь следовать за селянином.
- Чертовы нильфы, даже кони у них с блажью! - и стукнув что есть силы каблуками по ребрам, Цири осадила сопротивляющееся животное. - Что до мутаций, то сами ведьмаки верят в силу Предназначения. Потому и делают ставки на Детей Неожиданностей, мол, им испытания травами не понадобятся, сама Судьба будет вести по данной стезе. Вот и проверим. Но! Да что ж такое-то, Кэльпи?!

Отредактировано Цири (13.02.2018 13:02)

+1

9

"Рик Фери", - чуть не сказал Ричард, но вовремя вспомнил, что это имя еще долгие годы лучше не использовать.
- Рин Блез, - он усмехнулся, не разжимая губ, с сожалением отмечая, что аромат лекарства, так удачно оказавшегося в руках, вместо того чтоб сбить лошадь с толку, только еще больше заставил нервничать бедное животное.
"Интересно, она украла лошадь, или все-таки... Да нет, не купила же! С другой стороны, меч у нее есть - а это даже для горожанки штука дорогая, но, опять же, неизвестно, хороший ли. И одета вполне прилично".
Если под приличием понимать качество тканей и пошива, разумеется.
Дальнейшие рассуждения Цири заставили Ричарда рассмеяться, и счастье еще, что он уже пошел вперед, показывая дорогу, а также что в руках был горшок, в который можно было было, хрюкнув, уткнуться носом, в отчаянной попытке остановить смех.
- Прости, Цири, клянусь, ты самая неожиданная из всех, кого я встречал в последнее время, но я видел ведьмака в действии. Реакция, скорость, опыт.... хм, и видимо эликсиры. Предназначение способно всё это компенсировать? Правда? Это какая-то очень хитрая магия, я такой не знаю. А знания? Ты хоть утопца от главоглаза отличишь? Гравейра от гуля? Экимму от фледера?
Как-то очень уж это было некрасиво - говорить такое вслух незнакомой девушке, и может вообще не стоило лезть в чужие дела - ей, видимо, и так было трудно, раз уж пошла на такие отчаянные меры. Видимо, недавно познакомившись с ведьмаком и увидев, как он зарубил утопца или двух, девчонка и сама захотела пережить чего-то подобного, выполнить, так сказать, заказ. Может, было там какое-то и предназначение, кто знает. Или было только в ее фантазии. В последнее время можно было встретить множество самых различных сумасшедших, правда редко они бывали достаточно последовательны, чтоб обзавестись всем необходимым для поддержки своих иллюзий.
- Не делают теперь ведьмаков. Ты хоть знаешь, что у них были свои школы?

+1

10

- Самая неожиданная из всех, кого встречал, – тихо усмехнулась Цири. - Возможно.
Вороная, чуть привыкнув, шла настороженно, но ровно. Хотя следить стоило, ведь каждый жест молодого человека вызывал в кобыле приступ очень странной дрожи.
«Может и правда, стоило раскошелиться на овес, а не жито. Может, у нее там и проблемы какие?»
- Оно компенсирует и не такое. Это ж просто, как лембас с маслом, ведь когда кому-то на роду написано пахать, то он пашет, ежли другое, то другое. Ничего необычного. – холодно произнесла ведьмачка, плотнее кутаясь в плащ. – На остальное отвечу, что когда есть цель - средства найдутся. Но твое недоумение закономерно. Рин Блез. Единственное, привычки удовлетворять праздный интерес селян я не имею, а потому что-то доказывать тебе не собираюсь.
Ведь сейчас ей стоило собраться с мыслями и решить для себя, каким способом она будет убеждать в том же самом управляющего имением. А это, как правило, всегда были знатные сухари. Но сейчас деньги ей были, действительно, необходимы.
Они свернули с тропинки на дорогу. Небо окончательно прояснилось. Запахло примулами. И когда ветер стал дуть с тыла, кобыла окончательно успокоилась.

Хоть день и начался не в теплой постели, а в седле и далеко не с приятной ноты, но Цири настраивала себя на то, что к вечеру все будет значительно лучше. По крайней мере, никаких верховых, ни с того ни с сего начинающих вести себя неадекватно.

Отредактировано Цири (13.02.2018 13:10)

+1

11

- О, а ведь и правда, - Ричард хмыкнул, затем перехватил поудобнее горшок и потер зачесавшийся от душного цветочного аромата нос. - Ты и сама уже большая, должна понимать что к чему, а я вон лезу. Нехорошо с моей стороны, исправлюсь!
Он оглянулся через плечо и хотел было остановиться и отвесить шутовской поклон, но решил не рисковать. Лошадь-истеричка и без того шарахалась от каждого его движения, а так-то вообще могла встать на дыбы или пуститься наутек. Хорошо хоть "ведьмачка" всё еще ни о чем не догадалась, и.. и кстати лучше бы и не догадалась - к чему все эти хлопоты?
Некоторое время провели в молчании. Девушка явно думала о чем-то своем, и хоть Ричарду и хотелось продолжить разговор, он никак не мог придумать, о чем бы таком спросить, учитывая что все что надо он уже сказал, а что еще хуже - все что не надо тоже. А время меж тем убегало, и Рик понимал, что другого шанса скорее всего  не будет. Почти наверняка она тут не задержится, управляющий высмеет ее "ведьмачество" и погонит прочь, и наверняка решит доверить работу нескольким крепким мужикам, если вообще заинтересуется проблемой.

Возможно, стоило бы с самого начала пойти короткой дорогой, труднопроходимой для лошади, а "ведьмачку" отправить по нормальной дороге в обход, и, возможно, если бы ветер не переменился и кобыла не успокоилась, Рик бы так и сделал. Его ждали с лекарством и с работой, но Ричард подумал, что если ждали, то еще немножко подождут. Максимум, что ему грозило - строгий выговор и лишение части дневного заработка, и с обеими этими вещами он мог смириться. Очень уж хотелось узнать, чем дело закончится.
Как оказалось, все только начиналось.
Старое поместье все еще носило на себе следы не слишком бережного обращения. Часть окон зияли местами почерневшими провалами, крышу приходилось не восстанавливать, а скорее переделывать. Поросший во дворе бурьян был кое-как скошен, и теперь двор загромождали груды строительного мусора, камней, бревен и черепицы. Группка человек в десять собралась у входа, их голоса, возбужденные и встревоженные, разносились далеко.
- Снова оно выло, всю ночь выло, я точно слышал!
- А я нет! Но отвес ровно не стает, хоть ты его так и так. Я точно вижу, да и вчера меряли, иначе всё было.
- Чертовщина творится, милсдарь!
- Ведьмака надо!
- Так работать нельзя!
Среди собравшихся Ричард заметил и "своих" кровельщиков, чему несказанно обрадовался - если они не работают, то и ему не влетит. Оглянувшись на девушку, он ткнул пальцем.
- Видишь вон того мужчину в красной куртке, от которого все что-то хотят? Вот это управляющий. Вас познакомить или сама справишься?

+1

12

Они шли еще некоторое время. Солнышко даже принялось чуть подпекать и Цири скинула черный капюшон плаща.
Воздух пах весной. Молодой травой, первыми цветами, разопрелой землей и чуть резковатым от влажных камней давно сошедшим, но еще остающемся в воздухе вешним снегом.
Жизнь начинала свой извечный круг, выцарапывалась из мертвой хватки тьмы, холода. И войны.

Они подошли к высоким чугунным воротам с поразительно красивой ковкой. Изрядно поросшим, в некоторых местах пробитым, несмазанным настолько, что их даже перестали закрывать и просто оставляли открытыми.
Небольшая аллейка, ведущая к поместью, была засыпана кусками черепицы, белым известняком, ветками и гнилыми листьями. Высящиеся с обеих сторон черные исполины-тополи тянули в высь голые, лишенные зелени, сухие древесные кости. Когда они разошлись, явив взору стройную череду сосновых колонн, украшающих фасад побитого, но до последнего не утратившего своего мрачного величия поместья, Ласточка неслышно вздохнула.
Даже не сразу расслышала обращенные к ней слова провожатого.
- А?.. Да. Благодарю тебя, Рин Блез. - не отрывая глаз от архитектурного массива, произнесла она. Что-то похожее, до боли родное она помнила в Цинтре, стиль, справность, смесь камня и хвойной древесины. - Ты можешь быть полностью свободен, я больше не буду занимать твое время. Спасибо еще раз. И справлюсь сама.
Она спрыгнула с седла, по-прежнему не сводя взгляда с ризалита здания.
Мужичье, столпившееся у ступеней, толковало что-то о призраке, прибожке, моровой деве и арахноморфе одновременно, смачно придабривая все это божением в истинности своих слов и тут же первосортной бранью.
- Обождем немного, Кэльпи. - тихо шепнула девушка морде кобылы, заговорчески склонившейся. - Надо бы понять о чем таком там идет речь.

Отредактировано Цири (13.02.2018 14:19)

+1

13

Ричард усмехнулся, не разжимая губ, затем с легким, преувеличенно изящным поклоном, разумеется с поправкой на горшок в руках, отошел в сторонку. Не стоило удивляться, что после его эталонно дипломатичных высказываний девушка не соизволила при прощании даже оторвать взгляд от красот полуразрушенного особняка. То, как это сочеталось с идеально выверенным и крайне вежливым тоном, выдавало в девице вполне хорошее воспитание. Кто-то когда-то пытался учить ее хорошим манерам, включающим в себя умение послать человека по вполне определенному адресу, не повышая тона и не сказав ни одного кривого слова.
Что ж, тем лучше. Где-то когда-то Ричард слышал, что если нельзя полностью остаться незамеченным, то лучше быть замеченным и причисленным к определенной категории, тогда тебя труднее будет отличить от тебе подобных. Попав в категорию селюков-умников, Рик теперь хотя бы мог быть уверен - к его тени девушка присматриваться не станет. Да и вообще лишний раз не взглянет. Хороша девица, но с такими-то увлечениями - лучше держаться от нее подальше. 
К группе людей, скучковавшейся вокруг управляющего, Ричард подходить не стал - не хватало ему лишний раз попадаться на глаза высокому начальству, еще и затесавшись в кружок недовольных. Сел в отдалении, в тени, наблюдая за перепалкой и дожидаясь, чем все закончится. Можно было бы отправиться сразу на свой участок стройки, но есть вещи, которые так или иначе хочется посмотреть своими глазами.
- Если вы таким образом пытаетесь вытребовать себе повыше плату, - говорил управляющий, и его высокий скрипучий голос перекрыл общий гомон, - то не выйдет. То, что вы описываете, может быть плодом разыгравшегося воображения, галлюцинаций, или же неумения пользоваться собственными инструментами. Повторяю! Вам, как и работникам, платят достаточно, чтоб вы не рассказывали тут сказки!
- Но милсдарь Сантьяго, работники боятся! Что бы тут не поселилось, оно может быть опасным, может не только пакостить, а еще и людей убивать. А вдруг это призраки? Знаете же, много крови пролилось тут. Мы..
- Вы, - повысил голос управляющий, - только сами пугаете своих подчиненных и других работников. Сеете панику. Значит так, сегодня проверим и задокументируем все случаи, где там кому что показалось, и если только кого на вранье поймаю. Кажется им! Что я вам, жреца должен из города вытребовать, чтоб он вам тут сопли подтер? Или правда ведьмака?

+1

14

"Так-так-так, кажется, у них там какие-то проблемы."
Цири оставила кобылу (мало ли, может, она и рабочих забоится) и подошла поближе. Разговор заходил в известное русло.
"Сейчас он пошлет их, точно пошлет, а после и меня, так как будет рассержен. Хм-хм."
И быстрее чем успела подумать хорошенько, ляпнула то, что обычно говорит любопытное бабье со своего крыльца.
- В селе Верхние Зяблики тоже вначале не придавали подобному значения, а после все работники, строившие мельницу на бывшем капище, были обнаружены с выжженными глазницами.
Этот случай и наименование деревни должны были что-то да сказать, потому как располагалось поселение не так уж и далеко, и произошел случай относительно недавно.
Говор стал потише и некоторые заоборачивались, но полного внимания она, естественно, не захватила. Хотя отступать было уже поздно.
- Призраки могут появляться постепенно, это бывает зависит от времени суток, года или даже конкретной даты. Только убивают они всегда одинаково. Впрочем, как и гули, которые собрались вокруг вашей деревеньки и воруют пока только мертвых с кладбища, но по их следам могут приходить и кладбищенские бабы, а те примутся воровать детей, только уже из деревни. Потом кого постарше и как итог - нет деревни. Лучше озаботиться этим заранее. 
На этот раз гомон прекратился вовсе, все смотрели на управляющего, а тот, в свою очередь, очень досадливо смотрел на Цири. 
- Я кое-что понимаю в этом и могу заняться, - просто сказала она. - Если не верите на слово, то могу вначале избавить вас от гуль. Я в любом случае собиралась об этом поговорить с вами, господин Сантьяго.
Мужчина нахмурился еще больше и только молча и жестом приказал следовать за собой.

В деревянной коморке, которая служила ему то ли кабинетом, то ли просто складом с документацией, он сунул ей под нос листок и книгу.
- Не думай, что сможешь так легко провести. Пиши расписку. В случае чего я стребую с тебя компенсацию. Три шкуры сдеру, будь уверена. Писать, я надеюсь, умеешь?
Цири улыбнулась.

Отредактировано Цири (21.02.2018 15:39)

+1

15

Цири, так желающая сказаться ведьмачкой, ввернулась в толпу и ситуацию ловко, как буравчик, так что вопреки ожиданиям Ричарда ее не погнали прямо сразу, а некоторые из мастеров и работников даже посмотрели на нее скорее уважительно, чем наоборот. Ричарду оставалось только мысленно поаплодировать. Не было никакой гарантии, что ее не погонят позже, такого исхода вампир по правде и ждал, но пока что ей удавалось. Удавалось залезть гулям в пасть, если быть совсем точным.
"Сумасшедшая девка. Кем она себя возомнила?"
Стоило бы приглядывать за девушкой, хотя бы ради интереса, но мастера начали расходиться, а один из них, Волько, даже соизволил поинтересоваться у Ричарда, коего хрена он тут сидит и не изволит ли пойти и поработать. Не найдя ни единого аргумента для продолжения своего бездействия, вампир вынужден был воспользоваться дружеским советом.

Старое поместье все же не выглядело слишком мрачным, населенным призраками или неведомыми тварями. Было оно... обычным. По-своему красивое, опустошенное, частично разрушенное, оно было по-своему очаровательным. Кровь, разлитая тут во время войны, уходила в землю и ставала вином, и вино, как и весна, пьянили. Вампир замечал, что тут и там раздаются тревожные голоса, что мастер хмур и неразговорчив, что другие члены бригады раздражены и недовольны, но все это проходило как-то мимо, расплывалось под утренним солнцем и пением птиц.
Работа начиналась. Когда зашли за угол дома, Ричард увидел, что часть рабочих уже связали несколько бревен и готовились их поднимать, используя  кран, закрепленный на пока еще не покрытом черепицей краю крыши. 
- Работаем пока, - сказал мастер Волько на немые вопросы. - Милсдаль Сантьяго обещал проверить. Девка там какая-то с ним еще, чаровница или кто...
- Говорит, ведьмачка, - вставил Ричард, оглядываясь. - А где Язон?
- Наверху уже, - кивнул головой Захария, скребя черную густую бороду, - говорил, когда соберется смерть кликать, тебя за ней пошлет. Поставь эту вонючую гадость пока вон там, в тени, и давай помогай.
Долго приглашать не пришлось. Несколько пар рук схватились за веревку и потянули - достаточно аккуратно, чтоб бревна, надежно связанные за два конца, неспешно начали подниматься вверх.
- Рааааз, и рааааааз, и....
Ричард думал о том, что напрягать мышцы по-своему приятно, что заниматься простым и честным трудом, не задействуя голову и никого особо не боясь, тоже прекрасно, что пахнет мхом и свежей, проснувшейся ото сна землей, и что сегодня он встретил красивую девушку, и хоть тут при всем желании ему наверняка ничего бы не светило (а может и ну его к чертям такие хлопоты), но красоты девушки это не...
- Аааа! - ворвался в его размышления многоголосый крик, когда веревка совершенно неожиданно начала выскальзывать из рук. Ричард схватился посильнее и напрягся, по примеру коллег вбивая ноги в землю, которая совершенно некстати принялась предательски скользить. Посмотрев вверх, он так и не понял, что случилось. Бревна преодолели половину пути и замерли на высоте второго этажа, что по причине наличия высоких потолков было вполне солидным расстоянием от земли, а затем словно стали раз в пять тяжелее, из-за чего веревка напряглась как струна.
- Зацепился, зацепился где-то! - кричали над ухом, что-то подобное орали и сверху, но Ричард видел - не зацепился. Груз просто стал весить больше. Совершенно неожиданно.
- Да твою же ж маааа....
Пятки еще сильнее заскользили по земле, вырывая с корнем первую травку, кто-то крикнул "опускайте", кто-то крикнул "бросайте", кто-то послушал, и веревка от рывка неприятно скользнула в ладонях, кто-то орал "держите" и держал сам, а затем вверху затрещало ломающееся дерево, и вниз, грозя зашибить ближайших строителей, посыпались сначала тяжелые деревянные балки, а за ними веревка, остатки лебедки и вырванный со всеми корнями и соплями деревянный кран. Треск, ругань и визги смешались в кучу, потом ненадолго повисла тишина, взорвавшаяся вскоре возгласами, в которых все как-то очень дружно начали делиться подробностями своей и чужой интимной жизни, в которых фигурировали привидения, управляющие, чьи-то матери и работа как таковая.
- Поработали, - заключил мастер Волько, бросая на землю веревку, которую до этого внимательно осматривал. - Ну нахер так жить. Все, баста, пока с этой хренью не разберемся, работать не будем!
Смачно сплюнув под ноги, он снова пошел к входу в поместье. Помявшись, остальные работники гуськом потянулись за ним.

+1

16

— Вот оно. Скалишься?
Солнце окончательно разогнало перья облаков и уже вовсю разливалось по скользкой синеве желтым масляным блином на пол неба. И стрекалось лучиками. Пренеприятнише.
Цири сидела на крыльце поместья, аккурат сразу на верхней ступени и, свесив ноги над отвесным спуском, лениво ими перебирала. Девчонка разглядывала старинный обветшалый декор усадьбы и ждала управляющего уже минут двадцать. Ему надо было что-то там закончить, прежде чем вместе с ней отправиться к работникам с инспекцией и расспросами.

Становилось душно и над ухом зашумели проснувшиеся совсем еще недавно мошки. Отмахиваясь от них, Цири досадливо жмурилась и сетовала на блики от оконец. Лучи-щупальца лезли в глаза, пекли голову и мешали сосредоточиться, а девушке надо было еще придумать какие-нибудь важные вопросы, которые сразу бы убедили деревенщину в ее ведьмачей компетенции. Но в голову не шло ничего, кроме прицепившейся во время пути похабной песенки.
Время тянулось, а милсдарь Сантьяго все не появлялся. Цири грустно уперлась подбородком в деревянную перекладину и вздохнула.
Вначале она гордо и позерственно стояла на краю лестницы вцепившись в перила, как моряк у румпеля, потом решила облокотиться на них, потом повисла. А сейчас и вовсе чуть ли не дремала под ними.
- Эу, мадама чаровница?
Светлая голова заозиралась. Из-за угла поместья вышагивал здоровенный детина, невидимый ею до этого.
"Сажень в высоту. Не меньше."
- Вас управляющий срочно вызывает, милсдарыня чаровница. У нас там совет под открытым небом нарисовался, без вас закончить не можем.
Мышцы бугрились под простецкой рубахой, когда он размашисто показал направление.
Цири вежливо улыбнулась и выползла из-под перил.
- А чего он так внезапно состоялся-то, совет ваш? Управляющий вроде планировал сначала меня взять, а потом и к вам пойти.
Рослый рабочий сдунул льняную челку.
- Да все спонтанно приключилось, его кровельщики сразу с черного ходу подкараулили, говорят, чертовщина средь бела дня творится.
Цири задумчиво обхватила себя руками, и когда они уже огибали угол поместья, спустя минуты молчания тихо заключила, смахнув с плеча не садящуюся пчелу.
- Разберемся, разберемся, что тут у вас.

Отредактировано Цири (28.02.2018 23:40)

+1

17

Работа встала по всему поместью. Бурные дискуссии заинтересовали и каменщиков, и плотников, и вообще всех, до кого успели долететь возбужденные голоса. Из окон выглядывали две немолодые служанки, охали и время от времени вскрикивали, дескать, и у них тоже бывали случаи, что и молоко невовремя скисало, и кот куда-то запропастился, но их никто не слушал. Гораздо интереснее было то, что рассказывали каменщики.
- А оно стало тяжелое, как скала, и потом кааак хруснет вверху, едва нас не пришибло, - в который раз говорили кровельщики, яростно отрицая все обвинения в криворукости и непрофессионализме и кляня на чем свет стоит любого, кто только мог усомниться в их компетентности.
- Не могло такого быть само по себе, нечистая тут сила, духи может какие, али что?
- Да откедова тут духам найтись? Среди бела дня, вы что?
- Так почему ухает?
- Так откуда тут эта?...
- Может, ведьма где козни строит?
- Ведьма? Так у нас же ведьм отродясь не было. Ну то есть было, но еще до войны, или вон Врасия говорят врачует, может она и ведьма, да только нам вредить не станет.
- Ну и откуда тогда все беды?
Ричард заметил, как нехорошо начали озираться сначала управляющий, а затем и несколько других рабочих, и заметил Цири, в сопровождении Ясвена, здоровенного детины выше большинства собравшихся почти на полголовы.
- Да вот девка говорила, что знает всякое, - произнес кто-то из толпы опасно ехидным голосом. Господин Сантьяго, и без того сердитый, хмуро сдвинул брови, и лицо его стало холодным и опасным.
- Иди сюда, девушка, иди, не бойся. Расскажи-ка нам, кто ты все-таки такая и что предлагаешь? Я думаю, всем интересно будет послушать, и еще узнать, как давно ты на самом деле в наших краях?

+1

18

- Я не боюсь, милсдарь Сантьяго, но судя по тому, что услышала от ваших подчиненных, – ведьмачка стрельнула зелеными глазами на Ясвена, – впору забеспокоиться. Сказали, что повалилась связка древесины, причем, чуть ли не с высоты крыши. Но я, находясь столько времени поблизости, не услышала ровным счетом ничего. Расстояния не те, чтобы приглушить шум. Что-то тут определенно не так, это не наветы рабочих.
Бабы на окнах запричитали, мужики нахмурились и закивали.
– Что-то невидимое и неслучайное, оно имеет власть на этих землях, но мне сказали, что вроде бы как и обходилось пока без жертв? 
Цири протиснулась в сердце живого кольца из строителей, пригладила одежду, собираясь с мыслями. Солнце по прежнему кидало ослепительные лучи, но их собрание проходило в тени поместья, и от жара палящих щупалец не осталось и следа. И контраст был чрезвычайно ярок. В тени было прохладно, если не сказать «холодно», а на солнце – уже жарко. Хотя, в такое время года это вроде бы и приемлемо. Весна – время борьбы и неустроенности, все шатко, и подобные переходы не редкость.
– В ваших краях - уже как месяц, зовут – Цирилла, можно Цири. Была определенная практика у ведьмаков и чародеев, есть кое-какие знания в изготовлении масел, так как клинок у меня не серебряный. Бестий выслеживала; пока больше специализируюсь на трупоедах. Расценки на услуги подобного рода знаю, и обмануть меня не получится. А теперь, скажите, когда именно начали происходить все эти подозрительные странности? Это очень важно.

***
После окончания произвольного собрания, господин управляющий разогнал работников и вынудил их закончить работу: минимально, хотя бы разобрать все стройматериалы и более или менее спрятать от дождя все, что находилось под открытым небом.
Цири сидела на корточках у груды досок минут десять, но так и не усмотрела ничего необычного. Рабочие же как один твердили, что груз в один миг вдруг взял и стал неимоверно и непоправимо тяжел и грузок, и они не удержали. Всё. Никаких зацепок.
«Пойти, что ли, по кладбищу погулять? Гули точно уж не испаряются. И следы оставляют.»
Поэтому она снова подошла к управляющему.
– Наш контракт теперь имеет два пункта. Здесь я не смогу ничего найти или подкараулить потому, что людей слишком много. Вернусь вечером и тогда уже займусь изучением вашего чуда, а пока мне нужно проверить кладбище. В которой оно стороне?

Отредактировано Цири (21.03.2018 16:42)

+1

19

Ричард хотел было погреть уши и дольше, и может задать девушке пару-тройку не самых умных вопросов, но его, как и прочих рабочих, запрягли переносить стройматериалы, а чтоб не выделяться на их фоне излишней наглостью, вампир вынужден был помогать наравне со всеми. И все же девушка, сидящая в сторонке и наблюдающая за работой, то и дело привлекала его взгляд, что, даже не фоне всеобщего раздражения и волнений за так и не заработанные деньги, не осталось незамеченным и вызвало несколько комментариев разной степени дружелюбности.
Впрочем, на Цири поглядывали многие. Кто-то с подозрением, как на глупую девку и ведьму, кто-то с интересом, как на девку ко всему прочему явно молодую, лишенную видимых изъянов, кроме разве что шрама на лице, и наделенную несомненными достоинствами. И пусть последние скрывались под теплой одеждой, но воображение людей мастеровитых, а значит и творческих легко дорисовывало скрытое. Ничего удивительного - если и был в послевоенном Аэдирне дефицит больший, чем рабочих рук - так это дефицит красивых девушек.
- Я прослежу, чтоб вечером здесь было как можно меньше народа, - услышал Ричард отрывок беседы. Голос господина Сантьяго звучал на редкость неприятно, что на обычно спокойного управляющего не было похоже, - но я надеюсь, что проблема будет решена быстро. Каждый час простоя - это лишние деньги.
Он даже не преувеличивал - если за работу, которой нет, наемным работникам можно день-другой не платить, то  наверняка ему придется обеспечить всех как минимум кормежкой и постоем - иначе день-два и все начнут разбегаться, как мухи: сезон только начинался, и найти работу после зимнего простоя сейчас было как никогда просто - а там будет еще проще, главное только знать, куда идти и что искать. Проще простого было также найти незанятый никем клочок земли и основать собственное хозяйство - местные землевладельцы нуждались не только в наемных работниках, но и в жителях для своих обезлюдевших после войны деревень, способных восстановить разрушенные дома и платить подати. И если Сантьяго начнет плохо обращаться с работниками, самые умные и кому больше всех надо - те уйдут, а останутся одни лентяи и идиоты - не лучший вариант, когда нужно, чтоб отстроенный дом не развалился через месяц.
- Эй, ты, как там тебя! - Сантьяго обращался теперь к нему, и Ричард сделал вид, что очень сильно удивился и вообще оказался рядом с ними случайно, собирая разбросанные неподалеку доски, которые годились разве что для очага, - покажи ей, где кладбище. Сам-то знаешь, где это? Ну вот и покажи.
- Как прикажете, милсдарь, - отозвался Ричард, стараясь, чтоб его готовность проводить ведьмачку была не слишком очевидна - проявив проницательность, Сантьяго мог бы поручить показать дорогу кому-то менее заинтересованному. Ричард же не мог дождаться случая убедиться, насколько она все-таки та, за кого себя выдает. К ведьмакам у него были особые отношения.
Некстати подумалось, что горшок с вонючим снадобьем уже пошел по рукам страждущих, с его собственных рук и одежды запах уже начал выветриваться, а лошадь у Цириллы та еще истеричка.
- Не угодно ли будет милсдарыне подождать одну только минуточку? Заберу сумку и пойдем.
Заодно он собирался проверить, не осталось ли чего-то в горшке. Судя по запаху, стоит втереть только немного снадобья в кожу, и на какое-то время от него перестанут шарахаться все лошади.
Зато начнут обходить стороной все девушки, но тут нужно было выбирать.

+1

20

- Приложу все силы, чтобы все закончилось как можно скорее. Но гарантии или их отсутствие - не раньше завтрашнего утра.
«Ведьма» тряхнула головой, отгоняя очередную маленькую желто-черную жужжащую труженицу.
- У вас где-то пасека поблизости?
Тянуть с выполнением заказа и в самом деле не стоило, в ее-то положении и подавно.
Неведомая сучность обстоятельно вросла в это обиталище и если захочет, то может затаиться.  А это крайне не желательно. Пусть все  идет своим ходом до вечера, а там, думала Цири, может, чего и успеется.
Запел прохладный ветер в ветвях голого тополя, где-то стукнули доски, из-за дома донеслось ржание вроде бы и Кэльпи.
- Пасека? Есть что-то похожее. Но половина ульев за зиму померзла, остатки одни остались: пять семей всего. Какая ш это пасека? - управляющий как-то особенно горько махнул рукой и вид его стал еще более раздраженно усталым. - Там сразу так его и не отыщешь, нужно пройти два пролеска. Сейчас проводника назначу.
Цири непроизвольно глянула в сторону барака, куда ушли литейщики. Всего их было трое, но ведьмачку крайне устроил бы один из них. Вот только пожеланий своих Ласточка высказать не успела, так так господин Сантьяго криком отстранил кого-то от работы и «назначил» сразу на месте.
Этот «кто-то» оказался давешним знакомым.
- Мазельке угодно. Я - на передний двор, туда после и выходи.

Ветерок веял по-весеннему резво, душисто, со свистом. Мягкий гравий хрустел под гладкими кожаными сапожками, когда девчонка прошлась по подъездной аллее до лошади. Кэльпи испуганно храпела.
- Ну-ну, хватит уже. Хватит. Я знаю, что тебе здесь не нравится. Скоро от сюда уберемся, милая. Вот только убью всякую мерзопакостную мерзость и ускачем, тш-тш.
Паренек уже огибал особняк и тоже приближался; закинув поводья, Цири не торопясь села в седло.
– Я хотела бы добраться побыстрее. Тут какой почтовой нет? Если что, скажем твоему хозяину, что это была все крайняя необходимость. Для дела. В седле держишься?

Отредактировано Цири (28.03.2018 01:07)

+1

21

От рук и шеи теперь безумно воняло чем-то резким и травяным, но это должно было помочь. Другие работники, те, кто испробовал на себе лекарства Врасии, говорили, что оно еще и печет, но ничего подобного Ричард не чувствовал - наоборот, мазь приятно холодила кожу.
- В седле-то я держусь, - кивнул головой Ричард с явным сомнением, - а только кто ж наемному рабочему лошадь-то доверит? Она денег стоит! Но, впрочем, спросить можно.
Он оказался прав - доверять не хотели. Яшка, даром что молодой, не особо разговорчивый и конюхом поставленный только месяц назад, оказался парень разумный и кому попало чужое имущество раздавать не стал.
- Ты уедешь - меня забьют, - низко прогудел он, глядя исподлобья и потирая скребок для лошадей о серую в пятнах штанину.
- Да мне только девушке путь показать и сразу назад, я мигом обернусь, Яшка!
- Ты обманешь - а я виноват буду, - твердил свое конюх, не меняя тона и продолжая почесывать ногу. - Не дам.
- Да не стану я тебя обманывать. Это для всеобщего блага, чтоб всем хорошо было, - заверил Ричард. - К нам приехала ведьмачка, собирается трупоедов поубивать, ей надо показать, где кладбище. И сразу вернусь. Ты же не хочешь, чтоб и дальше тела твоих соседей выкапывали и ели.
- Гули лошадь сожрут - мне хозяин уши оторвет, - снова прогудел Яшка, втягивая голову в плечи и зыркая на Ричарда поверх скребка.
- Стану я, как дурак, прямо к ним на лошади ехать? А верхом быстрее ускачем, и я, и лошадь. Тебе что, меня не жалко?
- Хозяин увидит - меня выпорят, - нахмурился Яшка. - Себя жальче.
- Что тут творится? - раздался другой голос, и Ричард обернулся.
- Да вот, прошу у Яшки, чтоб лошадь дал, надо поехать ведьмачке показать дорогу на кладбище, чтоб она смогла на трупоедов поохотиться.
- А ноги на что?
- Так хотелось бы быстрее! И понимаете, если я не найду лошадь, то она может найти какого-то другого проводника, а мне она нравится, ну и правда же для дела надо, да и я туда и назад, и сразу верну, а Яшка уперся.
- И не дает? - участливо спросил дед Стефан, опираясь на клюку.
- Ну да, а ведь...
- И молодец, что не дает. Яшка, гони его в шею.
Увернувшись от скребка, Ричард вылетел их конюшен со скоростью обломка черепицы, падающего с крыши на голову неудачливого строителя, и затем независимо отряхнул штаны.
- Не вышло, - честно признался он, разводя руками. - А правда так нужна лошадь? Тут пехом всего-то полчаса ходу.

+1

22

Аэдирнское солнце снова принялось гладить своими лучиками, и Цири, побурчав, накрылась с головой плащом, переломилась вперед, упершись ладонями в луку, уткнулась головой в конскую шею, в надежде немного вздремнуть, пока Рин Блез найдет или не найдет себе лошадь. Кэльпи принялась щипать первую едва пробившуюся травку.
Первое время до них доносились отдаленный стук и перебранки рабочих, а потом вдруг накрыло тишиной. Внезапной, ирреальной, вначале Ласточка подумла, что просто проваливается в сон, но захрапевшая и попятившаяся лошадь заставила встрепенуться. Поместье вдруг на миг накрыло тенью, чернотой вычернившей рыжую черепицу и выглядывающие стропила, заполнило окна темнотой и обдало фасад непривычной завесой.
И так же, как тень, явление в мгновение отступило и скрылось. Можно было принять за налетевшее плотное облако. Можно, но Цири не стала.
"Ладно... Срываться сейчас, когда договорилась с управляющим, я не буду. Но я вернусь, и тебе очень не поздоровится."
Показалась знакомая фигура парня-проводника, он подошел совсем как-то бесшумно.
- Забудь. Я не хочу для тебя проблем, в самом деле. Время можно потратить и с пользой. - Цири дернула повод, по-прежнему не сводя взгляда со здания, направила Кэльпи в сторону аллеи. - Расскажи-ка, что знаешь про поместье. Кто жил, что творилось во время войны и каков нынешний владетель.
Налетевший ветер не давал нормально сложить плащ, поэтому девчонка просто свернула его и сунула в седельную сумку без особой аккуратности.
- Такие вещи, порой, решающи.

Отредактировано Цири (11.04.2018 15:52)

+1

23

Аэдирнское солнце не только приятно грело, Аэдирнское солнце еще и ярко сияло, и Ричард пожалел, что не проявил большей настойчивости в разговоре с конюхом, и не применил, например, гипноз. Не то чтоб он не любил солнце само по себе, но ракурс, с которого предполагаемая не-ведьмачка на него смотрела, был...
Такие вещи он отслеживал уже подсознательно.
К счастью, девушка смотрела не на него - на здание, тонущее в задумчивой тишине, и вампир понял, что на этот раз ему повезло.
И еще - что может зря он крутится вокруг этой девчонки. Рик ее не боялся - юная барышня с мечом или толпа деревенских мужиков его не пугала, и если поднимется шум, то наверняка будет что время, что возможность улизнуть; но к чему эти все хлопоты, когда можно тихо и мирно работать, получая честные деньги и тратя на простые житейские вещи типа пива или новых ботинок.
- Знаю только, что раньше тут жили совсем другие люди, не родственники нынешнему хозяину, - ответил Ричард, стараясь держаться так, чтоб отсутствие тени было не слишком заметно. Хоть большая часть пути простиралась под деревьями, их пока еще в основном голые ветви сами по себе хорошей густой тени дать не могли. С другой стороны, подходить близко к лошади тоже не стоило, даже несмотря на густой аромат Врасиного варева, который претерпевал на воздухе некоторые метаморфозы и чем дальше, тем больше напоминал запах проваренных в полыне онучей.
- Во время войны тут много смертей было, - продолжил он. - Говорят, хозяйку поместья нильфы сразу не трогали, но потом ее нашли повешенной, а трое детей пропали без вести. Старый хозяин дома вроде бы сгинул где-то под Венгербергом. Сам я не местный, их не знал. Как думаешь, может это духи или что-то около того?
Духов Ричард не любил, как и многие разновидности магии. Навидался.
Улица, которой они шли, начала изгибаться - кладбище находилось на краю деревни, по другую сторону поросшего деревьями оврага.
- Видишь, там бревенчатый мост виднеется? - ткнул пальцем Ричард. - Едь туда на другую сторону, там дорога повернет обратно, выедешь на кладбище. Я скошу немного, день ведь на дворе, падальщики должно быть дрыхнут.
Не дожидаясь ответа, он спустился вниз по крутой тропинке, явно не предназначенной для верховых. Даже пешему приходилось придерживаться за ветви, чтоб не скользить по грязи, грозившей превратить прогулку в скатывание в лужу. Чтоб выбраться обратно с другой стороны, пришлось подобрать палку - слишком тонкую для полноценного посоха, но неплохо подходящую для того, чтоб, например, пасти коров.
Ричард разбирался.  Однажды приходилось.
За оврагом шла дорога, такая же грустно-размокшая и болотистая.
За дорогой - покосившийся забор и кладбище, последний приют человеческих надежд. Здесь было как-то на удивление спокойно, хоть и пахло падальщиками - след определенно был, и определенно он был не совсем свежий, сохранившийся возможно с ночи, возможно - вообще с прошлого дня. Но в остальном тут было спокойно. Ричард не исключал, правда, что для его восприятия спокойствия добавляли высокие деревья либо, что вероятнее, прикрывшая солнце тучка.

+1

24

Цири всматривалась вдаль и пыталась запоминать дорогу, ведь обратный путь девочка скорее всего будет преодолевать в одиночестве. И в кромешной темени.
- Духи в послевоенное время - дело само собой разумеющееся. Человеческие страдания никогда не проходят бесследно, для природы тоже. Все мы немного в ней остаемся, - задумчиво проговорила ведьмачка, коротко зевнула в кулак. - любопытно, значит, есть жертвы, умершие насильственно, хотя детей могли просто взять в плен, сейчас, небось, работают в какой-нибудь лавочке в Нильфгаарде.
Цири ткнула шенкелем бока кобылы, и та задвигалась чуть резвее.
- А вообще, да, эта гадость премерзкая, не знаешь, как проявит себя. Не грифон же и не утопец.
Дорожка сворачивала, девушка оглянулась на дома. Непобеленные, блеклые и как будто уставшие, все в этой стороне выглядело вымотанным, обескровленным, даже дома. Не чета ярким, полнокровным постройкам цветущего Туссента, который когда-то показывал ей Геральт. Но и здесь имело место быть собственному очарованию, как простым скромным полевым цветам.
- Погоди...
Если бы ее еще услышали. Паренек нырнул в овраг, что крот в нору, и ведьмачка не успела сказать, что его помощь боле не понадобится, да и рисковать, лазать вблизи обиталища гуль совершенно не стоит. Но того и след простыл.
"Перехвачу на другой стороне, не хватало еще, чтоб местные по глупости гибли" с неудовольствием подумала серовласая, подняла Кэльпи в галоп и направила к мосту.
Гулко простучали черные копыта по рассохшимся доскам.
- Хей!? Как там.. а, Рин! Рин Блез!
Корпус черной лошади пару раз крутанулся, маленькая всадница осадила, после кобыла потрусила к деревьям, откуда примерно и должен был появиться рабочий.
- Парень, не пугай, сюда иди. - зло зашипела Цири, сжимая в ладонях повод и всматриваясь в непроглядные дебри из орешника и терна.
Но сквозь налетевший ветер и скрежет голых ветвей не получалось разобрать звук шагов.

Отредактировано Цири (17.05.2018 21:19)

+1

25

- Все в порядке, я здесь! - ответил Ричард, высоко подняв руки - в одной из них он по-прежнему сжимал палку, к одному из концов которой прилипли комья земли. - Ничего не случится, я умею о себе...
Он осекся, заметив комья свежевырытой земли и разбросанные по округе кости. Некоторые из них были куда свежее, чем хотелось бы. Клочки расшитой ткани, извазаные в грязи и разбросанные там и тут, не добавляли оптимизма в вопросе "чьи это были кости".
- Ого, тебе надо взглянуть! - Стараясь не трогать ничего и не затаптывать, Ричард сделал пару шагов назад, затем повернулся и пробрался сквозь густые кусты навстречу разозленной девице. - Ладно, ладно, вперед больше не лезу! - развел он руками. - День на дворе, чего бояться, ну? Разве ж такие твари днем выходят? С голодухи разве что, а голодуха им тут явно не светит.
Одно было хорошо в этой ситуации - даже если лошадь начнет вести себя неадекватно, а она, эта нервная кляча, вполне могла, в этом случае будет превосходное объяснения этому поведению.
- Как думаешь, днем-то они где скрываются? - спросил Ричард, постукивая палкой по одной из каменюк, заменявших кому-то из почивших местных надгробие. - Там, дальше, вон куда дорога идет, если сюда не сворачивать, должен быть карьер. С другой стороны лес, почва там каменистая и для поля не пригодная, местные говорят, вечно там какая зараза селится, то волки, то еще кто. Вроде там даже друиды когда-то пытались обосноваться, но потом передумали. А ты как? Не передумала еще сама-то на таких ужасных созданий идти? Может, тебе помощь какая нужна?
Вопрос был не лишний. Ладно, девица самоуверенна, если вообще взялась за это дело, но справится ли человек, девушка с одной железякой, с допустим даже не одним, а двумя-тремя падальщиками за раз?
С другой стороны, может, она знает магию? Или специализируется на ядах? Ричард не мог сдержать неуместного любопытства - и, может, так же неуместной болтовни над выкопанными из могил останками.

+1

26

Цири пробиралась вдоль тощих березок на звук голоса горе-провожатого, и буреломная дорога ее упиралась в склон, видимо, ведьмачка изначально не с того края подъехала к старому кладбищу.
- Чего там еще.. тьпфу-пфу, - отплевывая серые волнуемые ветром прядки, она старалась разобрать сквозь стволы деревьев очертания бледного лицом и черного одежей работника и его находки. - Что ты нашел?.. А-а, Arse!
Она еще успела вцепиться руками в ветку, но правая нога прошлась по грязной кадкой земле как по маслу, и одна штанина все-таки оказалась безнадежно замарана прошлогодними гнилыми листьями и грязью.
- Они днем тоже выходят. Сон у них не анабиотический, а как у нас с тобой, - пробурчала помрачневшая ведьмачка, стряхивая с ляжек чьи-то короткие рыжие волосы. "То, значит, скальп чей-то оказался, не на глине поскользнулась." - захотят - и проснутся, на крики твои еще прибегут.
Картина была привычной. Разрытая тупыми длинными когтями могила, обглоданные, еще влажные кости и пара тройка вмеру глубоких следов. Кэльпи недовольно заржала где-то сверху, не желая лезть чрез кусты и густо растущие деревья, но и оставаться в одиночестве также категорически отказываясь. Ведьмачка проигнорировала ее призыв. Села, впившись глазами в взрытую землю, осторожно повертела в руках бедренную кость с откусанными по краям головчатыми возвышениями. Костный мозг, разумеется, вылизан и высосан.
- Туда после и отправлюсь, спасибо. - по-кошачьи мягко сменив положение, девчонка перенеслась к самой могиле, прикидывая возраст и вес осквернивших ее трупоедов. Удовлетворенно хмыкнула. - А по внешности судить не стоит, распространенное же заблуждение, я вот могу быть много ужасней каких-то там гуль.
Цири поднялась и проследила глазами рваные неровные цепочки следов, уводящие взгляд глубже в белеющее надгробиями нутро старинной обители вечного покоя.
- Иди домой и не смей шататься поблизости, знаю я вас, - Цирилла недовольно поджала губы, хмуро вглядываясь в сторону одинокой зарошей тропы. - Мне за это заплатили, и я знаю, что делаю, твоя же скоропостижная кончина никому дня не скрасит, разве что им.

Отредактировано Цири (30.05.2018 15:35)

+1

27

- Не, ну выглядишь симпатичнее, - изрек Ричард. Он не стал вслух высказывать сомнения в словах якобы ведьмачки, хотя чутка было засомневался, что падальщики охотно вылезают днем на солнышко. Разве что только по необходимости, ведь так-то их зрение лучше адаптировано под ночной образ жизни либо под слабый свет, а яркое освещение... ну, оно яркое. Сам Ричард был приучен к солнечному свету с раннего детства, но слышал как-то о впечатлениях тех из родственников, кто решил попробовать влиться в человеческое общество в уже более зрелом возрасте. Так вот, для некоторых это нежное милое солнышко было как серпом по... глазным яблокам, и проходило какое-то время, пока зрение окончательно приспосабливалось.
И это у столь высокоорганизованных существ, как высшие вампиры. Что там говорить о каких-то падальщиках?
Впрочем... видят же кошки или там совы днем? И ничего, не плачут.
- Так точно, госпожа, слушаюсь, госпожа, - покивал Ричард, и по примеру жителей высокоцивилизованных и культурных регионов типа "глубокое зажопье" еще и подергал себя на чуб, склонив голову и выражая почтение, - благо еще и волосы, неплохо так отросшие в последнее время, позволяли сделать это выразительно и даже театрально.
- Иди и постарайся не помереть, славная воительница, - напутствовал он дальше. - Вернешься живой - с меня ужин, в знак того что был неправ. Но только смотри, вернешься мертвой - будешь наказана и останешься голодной!
Помахав на прощание ручкой, Ричард отправился вновь через кусты, знакомой дорожкой через ров, легкомысленно  насвистывая. Лошадь на этот раз даже не шарахнулась - сейчас ей хватало запахов и впечатлений вокруг, чтоб отвлекаться на что-то столь малозначительное.
Разумеется, далеко он не ушел.
Кусты, могилы и прочие неровности давали достаточно укрытия, чтоб попытаться проследить за девчонкой. Слух - чтоб держаться от нее подальше и не потерять. А если постараться, то глядишь и какую-никакую невидимость изобразить можно будет. Не совсем конечно невидимость, но... даже на чародеев действовала.
О нет, это был не тот случай, когда можно просто так уйти и даже не понаблюдать. Неужели деваха правда отправится к гулям в пасть? Не могла же она быть в самом деле так в себе уверена? Если только сама не чародейка.
А могла быть. Скрывается? Это многое объяснило бы... кроме отсутствие у чародейки денег. Разве что она еще очень молода и не заработала? Тогда да. Тогда может быть.
И тогда следить за ней - реально опасно. Но как же все-таки любопытно!

+1

28

Цири вздернула бровь, с досадой понимая, что любовь местных к театральным заломам и фарсу в прогрессивный тринадцатый век носила характер почти исключительный. Ну, потому, что развлечься нечем.
- Ладно-ладно, посижу с тобой на соседских грядках, потаскаем чужую морковь. Иди уже.
Ласточка внимательно проследила за тем, чтобы паренек точно направился вон с кладбища, а не спрятался за первым попавшимся кустом, в надежде выждать время потехи или подходящего случая погеройствовать, самоубийственно погеройствовать. Долго еще слышались шелест и шум отдаляющихся шагов.
"Может, и, действительно, разумный парень."
Ветер поменял направление, принялся кусать щеки, Цири прищурилась, улыбнулась самыми уголками губ. Надежда подобраться к некрофагам незамеченной крепчала.

Осторожно бредя вдоль серых каменных холмиков, ведьмачка принюхивалась. Миазмы отвратного улавливались, тонко стелились над поросшими мхом могилами. Но то был запах столь пространный, что сказать точно откуда он доносился не представлялось возможным. Тихо-тихо.
Кожанные сапожки охотницы за нечистью потонули в зарослях сухого желтовато-бурого папоротника. Тихо-тихо.

Одни могилы оказались аккуратней других, гладкие надгробия, вытесанные из гранита, солидно отличались от своих более простеньких собратьев, вдобавок отстояли от них на значительном расстоянии. Зираэль приблизилась.
"Камелин фон Кройкх"
"Джакомо фон Кройкх"
"Лисбет фон Кройкх"
"Эйст с Фарер"
Тут Цири остановилась.
Островитянин? Состоял в родстве с владельцами поместья в Аэдирне? Бледные подушечки пальцев прошлись по старинной надписи, освобождая ее от скорбного савана листьев. "Эйст с Фарер. Муж и отец, Ветер с Севера, да не заберет твою душу Борей, да прибудешь ты с нами, ведь дом - там, где сердце." Цири патетически вскинула брови.
Тихо-тихо.
Отступив от дворянских надгробий, Ласточка прошлась до раскидистой сосенки. Зажжужали мухи. В животе у ведьмачки в тон заурчало. Прошло достаточно времени с того момента, как девушка через силу заливала в себя луковую похлебку, и сейчас молодой организм недовольно требовал пищи.
"Не время, братец. Ой, как не вовремя."
Тихо-тихо.
Беглая княжна грустно пошарила глазами. Разумеется, апрель - ничего еще не вызрело, хотя обычно, если на кладбищах что и растет, то завсегда вкусное и крупное. Самый вкусный на свете крыжовник она попробовала не во дворце, а вот именно в подобном сельском некрополе.
Цири тяжело сглотнула горькую слюну. Желудок капризно заплакал.
За худыми сосенками прошла тень.
Тихо-тихо.
Взрослая, коренастая, темная фигура. Вроде бы мужская. Ласточка попятилась. Тихо-тихо.
Мужчина тяжело привалился к бело-черному стволу. Размял шею, почесал за ухом, потерся о молодую кору, долго терся. Встал на четвереньки, выгнулся.
Цири, пытаясь не дышать, мягко и неслышно зашла поколено в папоротник. Земля так же мягко и неслышно ушла из-под ног. Девчонка оказалась на дне глубоко разрытой могилы.
Тихо-тихо.
"Дьявол. Ладно, бывало хуже, сделаем вид, что так и задумано, хорошее же укрытие? Наверное."

Отредактировано Цири (28.06.2018 20:54)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13.04.1270] Старая память и новые надежды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC