Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
  • Акции
  • Администрация
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [13.04.1270] Старая память и новые надежды


[13.04.1270] Старая память и новые надежды

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s8.uploads.ru/C9cbR.jpg
Что-то кончается, что-то начинается, а что-то, ска, никак не кончится!
(С) Альберт Штейн, старый выпивоха


Время: 13 апреля 1270 и дальше
Место: Аэдирн, деревня и небольшое полуразрушенное поместье недалеко от Венгерберга
Участники: Цири, Ричард
Краткое описание: Аэдирн уже частично восстановился после нашествия Нильфгаарда, но последствия страшной войны все еще чувствуются. Переизбыток гулей и граверов в лесах, недостаток рабочих рук - вот проблемы, которые приходится решать здесь и сейчас. Здесь легко найти работу что случайному путнику, что ведьмаку. Даже если ведьмак - это ведьмачка.
NB! описание насилия и сквернословие вполне вероятно

Отредактировано Ричард (12.01.2018 22:44)

+1

2

Апрельский воздух густел запахами расцветших лесных колокольчиков, рапса и медуницы. На склоне, бархатными кучками, почти у самой дороги, тянули свои нежные головы первоцветы, примулы. Природа предчувствовала восход. Мгла медленно расступалась, легкий перистый туман, оставляя морось на камнях и травах, становился жиже.
По сырой, разъехавшейся земле дорожной колеи шла крупная вороная, всадник ее, укутанный черным плащом, клонился к передней луке. Широкий капюшон закрывал лицо, и случись какому-нибудь суеверному кмету раньше положенного выгнать скотину в поле, эта фигура в окружении бледной предрассветной дымки наверняка показалась бы ему призраком Черной недоброй Смерти, слоняющейся по белу свету и поражающей страшными кожными язвами, гноем и жаром людские поселения.
И теперь, вот, добравшейся до их.
Но всадник только пуще склонился в седле, к самой лошадиной шее, а после звонко чихнул. И ругнулся. И голос этот никак не был схож с предполагаемым замогильным шипением морока да и на мужской был похож мало.
- Холера, угораздило же уснуть. Сколько же там еще? Ну. Кэльпи!
Но лошадь не двинулась, даже ушами не застригла. К новой кличке животное привычно не было, а потому на посылы голоса никак не реагировало. Только острый короткий тычок по ребрам заставил перейти ее на рысь, а потом и на отрывистый галоп. Непривычный.

Все в новообретенном чужом звере было отлично от ее давней и удивительной питомицы. В этой же ведьмачке, а это была именно она, все не нравилось, ни крупная голова с выдающейся горбиной носа, так отличающейся от изящных очертаний былой Кэльпи, ни непомерно широкая спина, ни резкость движений при переходе с одного аллюра на другой. Только цвет, иссиня-черный, да высота в холке напоминали ей зачарованный щедрый дар Хотспорна. Посмертный.
Сама же новая Кэльпи сначала ходила под нильфгаардским офицером, о чем говорили характерные бляшки на седле, так идеально сидящем только на ней, а потом под главарем одной банды, решившем потерроризировать одно селение, где остановилась Цири. Банда была из тех, кто повадился трясти именно деревни, а не охраняемые теперь обозы. И их было много. Но меч свой Цири почти не окропила.
Собрав всю имеющуюся выпивку в деревне, она приказала снести ее в корчму. План был шаткий, неровный до безобразия. Вдруг не клюнут? Вдруг не получится.
Спрятавшись в подвале, Цири и еще несколько мужчин ждали, когда же душегубы отведут душу, напьются и уснут, а там и можно будет (только очень быстро, тихо и одновременно) перерезать глотки каждому, не допуская потерь с другой стороны.
Но, как и предвиделось, один из головорезов, обозленный, видимо, потому что выпал жребий алкоголя не употреблять и стоять на страже, очнулся сразу, стоило только им войти. Однако быстроты Ласточки предвидеть не мог, а потому только рот его успел раскрыться в немом предупреждающем крике, перед тем как голова отлетела от тела.
Справились они быстро.
При себе бандиты почти ничего не имели, а искать схронник было некогда. Цирилле.
Себе она взяла вороную трофейную нильфгаардскую кобылу, пару ножей, веревку, кремний с огнивом. Мешочек мелких монет и полные седельные сумки снеди ей дали благодарные селяне, одна женщина даже всунула ей в сумку вышитую рубашку, белый чистый холст ткани, берестяной оберег и фляжку какого-то горького травяного целебного отвара, который полагалась пить сразу же, как только заболит "по-жонски" или какая другая хворь приключится.
Сейчас, вспоминая это, Цири начала непроизвольно улыбаться под сенью черного капюшона и слегка похлопывать холку ровно идущей вороной. Завидев очертания очередной деревеньки, в груди что-то тепло заворочалось. И ведьмачка подстегнула и так мчащуюся во весь опор "Кэльпи".

***
- А Ворону? Ворону-то?! Эт так ш не пойдеть! Этого-то хватит едва ли на полведра нормального овса! А лошадка ваша подить к житу не приучена, она его есть ни за что не станет!
Прожилки зори мягко расползались по серому небу. Грязный двор около корчмы был усеян курицами, сухими втоптанными колосьями и тем, чем принято удобрять грядки по весне.
- Все она станет, не переживай так. И. Это никакая не Ворона, я ее кличу Кэльпи и она еще к этому вроде как не привыкла, так что и ты, будь добр, тоже ее так призывай. А денег на овес у меня пока нет, вот доберусь до Венгерберга - будут. А сейчас нет.
И поправив ремень меча, Цири быстрым шагом вошла в дверь корчмы.
Заслышав запах лукового супа, носик бывшей княжны сразу же сморщился. Не то, что бы она была непривычной к разным резким запахам, просто этот был одним из перечня запахов дешевых похлебок, а на другое ей сейчас рассчитывать не приходилось. И если запаха фасоли не было и духу, то придется ей сегодня завтракать именно луковым. Почему-то Цири сразу ощутила даже вкус. И еще больше скривилась.

***
- ... я грю. Грю тебе, сразу утащили, никто не успел и лопаты достать. Привезли, значица, на телеге хоронить, отошли. А его уже утащили...
- Во ж времена. Даже померев, житя от этой нечисти нет.
- Да куды там! Это хорошо, что они еще отлить отошли, а то и хоронильщеков страхолюдина задрала бы, во!
Хлюпая деревянной обгрызенной ложкой в скользких луковичных тельцах, оставшихся на дне, Ласточка начала вслушиваться в разговор корчмаря и его такого же раннего клиента.
Спустя минуту, хмыкнув, оттерла краешек губ, и решительно быстро направилась к беседующим.

Отредактировано Цири (14.01.2018 02:35)

+2

3

Страны регенерировали гораздо лучше, чем люди. Они могли восстанавливаться, восставали из праха и пепла, оживали, даже когда казались полностью разрушенными. Ричарду в последнее время очень нужно было видеть что-то подобное. Знать. Вспомнить. И о многом подумать.
Три года назад - без нескольких месяцев - эти земли пылали, а людей убивали или сгоняли как пленников. В деревнях появилось много новых домов, и все еще было немало разрушенных старых - они торчали, обгоревшие и мрачные, как пеньки от гнилых зубов, дворы зарастали бурьяном и крапивой, их разбирали - где можно было разобрать, а то, что разобрать пока не удавалось, ждало своего часа.
Было много детей.
Точнее даже не так - детей было одновременно мало и много. Мало подросших, и очень много младенцев - особенно новорожденных, родившихся уже после первого хорошего урожая. Население снова росло - а вот рабочих рук не хватало. Многие не вернулись с войны. Некоторые попросту вернулись без этих самых рук.
Дед, который смастерил ему тогда костыли, умер прошлой осенью.
Говорили, он был сытый, довольный, и рядом с любящими родственниками.
Как ни крути, хорошая новость.
Туман расступался, словно сама земля медленно и нехотя высовывала нос из-под одеяла, щурясь на светлеющее небо.   Разношенные ботинки чавкали по грязи, пока Рик виляющей тропкой шел от хозяйского имения до деревни. Шел, разумеется, короткой дорогой, мимо сонного сада, еще не расцветшего, но уже изменившего запах, затем по берегу  пруда, мимо притаившихся в сухих камышах утренних рыболовов с удочками, и затем вверх, по глинистому склону на дорогу, ведущую к деревне. Работа должна была начаться рано, и скорее всего мастера уже начали готовить очередные бревна и доски, которые уже к вечеру станут частью крыши. Здесь требовалась не столько сила, сколько знания и опыт, а потом за лекарством, согревающим растянутые мышцы и помогающем от болей в суставах, к жене трактирщика, немного промышлявшей также и знахарством, послали одного из “молодых”.
Ричарда.
Просто потому что он интересовался жизнью деревни и некоторым местным, похоже, глянулся.
Ричард не возражал. Он вообще редко возражал - его всё устраивало. Физически работа была не тяжелой - имея некоторые скрытые преимущества в силе, он почти не уставал. Скучной она тоже казалась только на первый и искушенный взгляд, но имела и кучу своих тонкостей, не дающих расслабляться, а с шутками и прибаутками протекала так совсем интересно. А моральном же плане, она казалась просто отдыхом. Наконец-то где-то что-то не горело, не умирало от болезней, а голода первого послевоенного года он просто не застал. Случались, правда, малообъяснимые явления, существенно портившие настроение бывалым мастерам, но да где их не случалось? Не бегать же теперь по всему дому за каким-то расшалившимся прибожком?
Если он тут вообще есть. Запрет на выпивку - он, конечно, запрет, но нарушался регулярно. Что бывалых мастеров печалило еще больше.
Еще на улице запахло луковой похлебкой.

Обсуждали, конечно, неудавшиеся похороны - неудавшиеся по причине пропажи тела. Заметив Ричарда, трактирщик только крикнул куда-то в сторону кухни "Врасия, к тебе!", затем вернулся к прерванному разговору. Донесшийся из кухни голос велел подождать. Рик сонно оперся на высокую стойку и оглядел зал, будто впервые, хотя незнакомку он уже успел приметить. Нездешняя, несколько странная - такую легко встретить в рядах Вольной Кондотьерской Компании, хотя для них она, наверное, молода. Впрочем, мало ли сейчас дев-воительниц, переживающих не самые лучшие времена.
Что ж, любопытно... если всю жизнь прожил в деревне, разумеется, и других женщин, кроме соседских девушек, не видел.
"Где там Врасия?"
Ответного интереса Рик не особо опасался - обычная рабочая одежда, теплая по сезону и от того еще более бесформенная, делала его неотличимым от таких же наемных работников или простых деревенских парней, что для дев-воительниц означало почти то же самое, что и "невидимым". То, что девушка решила подойти поближе к беседующим рядом трактирщику и местному плотнику, Ричард совершенно никак на свой счет не воспринял и был в целом прав. Мужики же, смутившись, прервали разговор, и даже - надо же, какой всплеск вежливости! - начали извиняться, что дескать не хотели смущать гостью такими страшными и противными разговорами.
Это не могло не смешить, но Ричард позволил себе только тень улыбки. Трупы - все же не та тема, которую люди находят смешной, даже если в сущности дело не в них.

+2

4

- Когда это было? На сколько близко кладбище к деревне?
Отмахнувшись от невнятной сумятицы то ли извинений, то ли вежливой просьбы не вмешиваться в утренний обмен сплетнями, Ласточка попыталась сразу выведать все подробности. Исчезновение покойников - тема не то чтобы уж из ряда вон выходящая, особенно в крае попорченном войной и Нильфгаардом, но всегда важная.
Ведь там, где таскают мертвых, со временем переходят на живых.

- Спрашиваю. Как давно? И в какое время суток?
Но ответили ей не мужчины, уже изрядно подсобравшиеся к стойке корчмаря и интересной теме, но хозяйка сего достойного заведения, вышедшая с кухни и обдавшая всех стоявших насыщенным горячим запахом местных пряностей, вареного мяса, яиц и лука. Лука в особенности.
- Значица, было это давеча... о двух дней назад. И днем. Да, в самый полдень. Лешек должен был еще одну покойницу в тот день свезти, снохи моей приятельницу. Преставилась от коросты, пусть земля ей будет мягкой, как перышко, а думы посмертные светлыми, как свечечка на окошке. В самый полдень, милсдарыня! Эт где ж такое видано?
Цири обвела взглядом собравшихся, остановилась на бледном, до болезненности бледном лице какого-то паренька, он стоял в сторонке и, казалось, наблюдал больше за настроениями односельчан и ситуацией в принципе, чем интересовался историей со скоропостижным срывом похорон.
- Да. Трупоеды, нападающие в середине дня, много опаснее, чем обычные. - с напускной задумчивостью произнесла Цири, сжимая локоток одной ладонью, потирая подбородок второй. -  У них же нет чувства насыщения, пусть и целую лошадь съедят. Блевать будут, а съедят. И никогда не остановятся. А сейчас привыкли уже, что поживы больше, чем надо, вот и борзеют.
За окном послышался петушиный крик. Громкий, сиплый, протяжный.
- Это откудово такие мерзкие вещи мазельки знать-то стали? - хитро щурясь, прогнусавил коротенький, скривившийся над клюкой, сухой старичок.
- Откуда и все. Времена тяжелыми стали, вот и мазелькам не пристало ботву шить.
- Чаво?
- Ничаво. - и загнав пальцы за пояс, девушка решительно и благодушно оглянулась на окончательно пробудившихся кметов. - Говорю вам, люди, падалью они не ограничатся, не пройдет и месяца как все коровы, выгнанные на луга, будут съедены, как и отправившиеся по ягоды. Только дайте повод и все будет кончено. Быстро. Ведь дьяволы стали прожорливей.
Знать наверняка о последствиях было никак нельзя, но лучшего времени и повода для того, чтобы взять заказ и придумать нельзя. А потому и преувеличить было немного можно.
- А ты. Кто сама будешь? - подала голос хозяюшка.
Не теряя времени, Цири вынула и продемонстрировала маленькую кошачью голову, сделанную из металла.
- Ведьмачка.
И, заметив как переменились лица присутствующих, быстро добавила.
- У вас все равно мало времени до того, как трупоеды повлазают в амбары и в ваши койки. Времена тяжелые -  берите, что предлагают.

Отредактировано Цири (15.01.2018 04:47)

+1

5

Селяне, те немногие, собравшиеся в корчме в столь ранний час, недовольно загалдели, и Ричард не удивился - заявление девушки было смелое, провокационное, и если к дамам, откладывающим в сторону вязание и избегающим встречи с печью и горшками в прогрессивный тринадцатый век кое-как привыкли даже по деревням, то девушка, заявившая о себе такое... Нет, ее не посчитали какой-то пропащей, во взглядах селян читалось другое: жалость и сострадание, как к пришибленной блаженной дурочке. Пополам, впрочем, с тревогой.
- Да энта как же так-та.
- Чего тебе, дуреха, не хватает?
- Железку нацепила, так думаешь и гуля сковырнешь?
- Да никогда не бывало так, чтоб ведьмаками девки становились!
- Рик, ты издалеча, ты скажи, видал такое-то чтоб творилось? - охнула Врасия, проворно заворачивая в тряпицу горшок с сильно пахнущим лекарством. - Чтоб девка, да ведьмачка?
И все внезапно обернулись к нему. И это было неожиданно.
- Эм... - протянул Ричард. - Я такого не слышал.
- Ну вот! - тут же радостно поднял клюку дед, опираясь рукой на стойку, чтоб не упасть. - Я и...
- Только насчет падальщиков она дело говорит, - быстро добавил Ричард, пока его еще слушали. - Скоро осмелеют совсем. Нужно что-то делать уже сейчас.
- Ну так значит сами вилы возьмем и нечисть повыведем, - заявил один из мужиков. - Что мы, слабаки какие? Девку вперед себя пускать, тьху!
- Может, и награда за это буде? От нового барона! Энта и ж его теперя земли.
- Ну а чего, опосля работ пойдем и спросим, - покивал Вакула, один из самых крупных из тех, что отстраивали мельницу и потому собирались по утрам перед работой не в хозяйском имении, а в корчме. - Энта, парень, как там тебя, ты ж из энтих, домовых? Скажи милсдарю начальнику, что мы помочь завсегда готовы, ежели заплатит!
Мужики одобрительно заворчали, но стали посматривать уже друг на друга как-то косо. Рик только кивнул, молча пожал плечами и взял переданное Врасией лекарство. Ему было интересно, что на это скажет девушка. Любопытная барышня, хотя и не ведьмачка вовсе. Очень любопытная.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [13.04.1270] Старая память и новые надежды


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC