Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [11.1271] Ты с торжеством взойдёшь на свой песочный трон


[11.1271] Ты с торжеством взойдёшь на свой песочный трон

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sg.uploads.ru/I0CQj.jpg
Время: конец ноября 1271 года
Место: Долина Цветов
Участники: Францеска Финдабаир, Иорвет
Краткое описание: а говорят дважды в одну реку нельзя войти. Бессовестно врут!
NB! эльфские разборки, поиски истины и виноватых, возможны проявления слабоумия и отваги.

0

2

Долина Понтара - благословенная земля, первый мирный уголок среди полыхающей войны, где смогут сосуществовать все расы. Во вдохновляющих речах Саскии это звучало так убедительно, что он поверил - что хотя бы на короткий отрезок человеческой жизни эта утопическая мечта обернется в реальность. Даст скоя’таэелям небольшую передышку, позволит поверить, единственной наградой за их и чужую кровь может быть не только смерть. Те, кто пошли за Иорветом, жили слепой надеждой и верой в своего командира. Саския подарила всем им эту надежду, помогла увидеть ее в реальности, а не в пропитанных ненавистью ко всей человеческой расе словах Иорвета.
Пока на Верген не пала тень нильфгаардских войск. И свободное государство на поверку оказалось не таким свободным, а Саския – еще одной двуличной d’hoine в шкуре дракона. Еще одной лживой мразью как Энид. Единственное, в чем она не дотянула до Францески – так это в полном отсутствии чести. Саския милостиво разрешила готовым сложить оружие скоя’таэлям остаться в Долине. Повторить судьбу эльфов Доль Блатанны. Если Верген не сравняют с землей, сюда стекутся гонимые войной эльфы, разбавят кровь старшей расы человеческой и исчезнут.
Сквозь злую иронию просвечивала стылая правда - вторая правительница, обещавшая им будущее, швыряла эльфов на путь вымирания. Иорвет злился как никогда прежде. Особенно из-за того, что, уходя из Вергена и уводя за собой эльфов, он пребывал в несвойственной ему и раздражающей растерянности – куда идти и как вести за собой эльфов, какими словами, если в прежние он окончательно перестал верить. Все они перестали.
Никто не остался в Вергене, все ушли вместе с ним с ясным пониманием, что снова идут на бесконечную войну. Некоторые этому были даже рады, это было привычно. В чем-то правильно, впиталось в кровь так, что уже не забыть.
Иорвет мрачнел с каждой новой лигой, отделявшей его от каменного улья d’hoine и треклятых краснолюдов. Сильнее, чем предательство, его жгло недоумение – какие же белки не дают покоя войскам Нильфгаарда. И он очень хотел посмотреть на тех, кто подарил Вергену отсрочку в обмен на его голову. Одержимый желанием объединить всех скоя’таэлей, Иорвет знал, где бродяжничают отряды эльфов с беличьими хвостами на одежде. И не было среди разбросанных по лесам такой силы, что могла бы настолько досадить Нильфгаарду. Если только не появился кто-то, кто смог объединить их вместе. На такое был способен только один – Железный Волк, но Исенгрим Фаоильтиарна вот уже несколько лет никак не давал о себе знать и полное отсутствие вестей наводило наводило на мысль, что он давно был кормом для червей.
Покинувших пыльный каменный мешок эльфов Иорвет отправил в леса с приказом не привлекать лишнего внимания, а сам отправился на отзвуки раскатов гремевшей войны. В одиночку проще затеряться. В конце концов старая истина «хочешь быть незамеченным, оставайся на виду» в некоторых случаях еще работала. Передвигаться по большаку среди бела дня, прикрыв лицо капюшоном, а эльфское тряпье – длинным плащом, было чертовски рискованно, но злость подогрела безрассудство Иорвета. Он так торопился разыскать загадочных скоя’таэлей, словно встреча с ними помогла бы ему разобраться с собственными сомнениями. Как будто те сражались и умирали за что-то иное, чем он и его эльфы.
Как будто они могли вдохнуть в него что-то иное, кроме ненависти к человеческой расе.
И он никогда бы не подумал, что настолько ошибется. Он искал выживших скоя’таэлей, сражающихся за свою свободу, за право существовать в этом мире, а нашел переодетых в белок bloede seidhe – эльфов Францески.
Больше чем людей Иорвет презирал эльфов, принявших человеческие законы и образ жизни, готовых отказаться от себя. Но все это меркло в сравнении с его отношением к Энид, к продавшейся Нильфгаарду эльфской королеве, объявившей своих детей вне закона. У него не было случая спросить, зачем, и что ей дало ее царство старцев. Возможность умереть своей смертью вместе с переселившимся в Дол Блатанну бесплодными стариками?
Иорвет до последнего не выдавал своего присутствия – пока коты не почуяли, издалека наблюдая за прекраснейшей из эльфов. Ее красота еще сильнее оттеняла ее поганое нутро.
- Ceadmil, Enid an Gleanna, - изуродованное лицо не дрогнуло, а единственный глаз сполна выдавал эмоции скоя’таэля.
- Я не верю, что ты наигралась в королеву, - не тая иронии, продолжил Иорвет. Сложил на груди руки. – Но зачем… Зачем, Энид, ты снова убиваешь своих детей, прикрываясь чужим именем? Кто на этот раз повелел тебе?

+2

3

Уходившие из Дол Блатанны люди, сами того не зная, след в след повторяли путь отступавших от стен Шаэрраведда эльфов: венгербергский наместник этих земель вывез из дворца все, что сумел, и сжег то, что увезти не смог. Подступавший к дворце лес обрывался, словно отсеченный незримой дланью: когда-то тут был сад, краса и гордость предыдущего владельца долины, но от него теперь осталось лишь несколько чудом уцелевших деревьев - Филавандрель, увидев разорение этих земель, с горечью назвал Дол Блатанну "Долиной Пепла" - не так им рисовалось возвращение в давно потерянные земли, но вышло, как вышло. Пусть будет пепел, сказала тогда Энид. На пепле все хорошо растет. По весне пепел расцветет белым, сказала Энид, и сады Дол Блатанны зазеленеют вновь.
Они зазеленели - тонкие деревца, высаженные заботливыми руками Ведающих - бесстрашные и самоуверенные, но пока слишком слабые, чтобы выдержать здешние морозы, и когда белый Feainnewedd уступил место столь же белому снегу, их принялись укутывать, дабы защитить от пронизывающих ветров Дол Блатанны. Теперь дворцовый сад напоминал подготовленный к переезду дом - Францеска будто бы бездумно бродила среди укрытых на зиму деревьев, рассеянно проверяла веревки, и за ней по пятам следовали два оцелота, то и дело поглядывавшие в сторону темнеющих поодаль раскидистых деревьев - тех самых, чудом спасенных.
Ничего. Ничего, и эти вырастут и закроют ветвями солнце, нужно только дать им время. Еще несколько зим, потом они справятся сами.
Шаги Филавандреля были почти так же тихи, как кошачьи.
- Он здесь, Энид. - негромко произнес он за ее спиной.
Францеска не шелохнулась.
- Хорошо.
- Приказать его схватить?
- Не стоит.
- Он вооружен.
- Бесспорно.
- Ты рискуешь, Маргаритка.
Францеска едва заметно приподняла уголок губ.
- Он идет в самое сердце Долины Цветов, в охраняемый дворец к чародейке Финдабаир. Не я рискую, Филавандрель. Он рискует. И мне любопытно, ради чего.
Филавандрель вздохнул.
- Он загнанный зверь, Энид, - мягко предупредил он, - такие не слушают голос разума. Он способен на что угодно.
- Тем интереснее будет разговор. Иди.
Оцелоты у ее ног настороженно вглядывались в темные заросли.
На бумаге отказавшаяся от собственных соплеменников Францеска так и не сумела отказаться от них в своем сердце - на это не хватило даже ее тщательно взращенного двуличия, столь необходимого любому правителю и одновременно - столь ненавистного.  Против воли мысли ее раз за разом возвращались к тем, кто стал разменной монетой в спорах держав - независимость Долины Цветов и титул его княгини были куплены эльфской кровью, и даже Энид, понимающей, что за бесценок такие вещи не продаются, приходилось убеждать себя в том, что она не продешевила. Она говорила себе, что так кровь эльфов, все эти столетия проливавшаяся зря, напрасно уходившая в землю, хоть что-то купила их истерзанному народу - но груз цены от этого не становился легче, и под обвиняющим взором командира скоя'таэлей он давил на плечи особенно тяжело. Она не надеялась на прощение, но хотела его, втайне желая услышать, что эльф пришел с миром, однако прощение становилось все дальше и призрачнее с каждым принятым ею решением - сейчас Энид понимала это особенно ясно.
Он знает, думала Францеска, оборачиваясь. Бесы знают, откуда, но он знает - вот что привело его сюда.
Пусть так, это ничего не меняет.
Оцелоты чутко топорщили уши, следили за незваным гостем цепким взглядом почерневших глаз.
- Ты прошел долгий путь от Вергена до Долины Цветов и татью прокрался в мой дворец, чтобы задать вопрос, который мне не озвучил разве что немой? - мелодично спросила Францеска, склоняя голову к плечу. - Почему я убиваю наших детей? Не слишком много усилий ради возможности бросить мне упрек лично? Cead, Iorweth. Сложи оружие, оно беспокоит стражу.

Отредактировано Францеска Финдабаир (09.01.2018 20:00)

+3

4

Францеска походила на живую статую, невозможно прекрасную и обманчиво хрупкую. Казалось, дотронься – и рассыплется прахом, стылым олицетворением своей проклятой души. Но это была чудесная иллюзия без капли магии - в своей утонченной уязвимости Маргаритка из Долин оставалась скалой, о которую разбилось не одно поколение эльфов.
Для людей Иорвет был очень стар, по меркам его расы – прожил треть своей жизни. И за это время он ценой эльфской крови не единожды понял, что последние, кто заслуживают любого проявления доверия – это политики и чародеи. Энид с пугающей гармонией была и тем, и другим.
- Я пришел к тебе, потому что рассчитываю получить ответ, - отозвался Иорвет.
А будь его воля… будь в этом смысл, - выбил бы силой. Не в сердце Дол Блатанны, но нашел способ. Без тени сожаления. Но если эльфы начнут воевать друг с другом, это ознаменует поражение. В первую очередь тех, кто шел за Иорветом и такими же, как он.

- Скажи им, чтобы не нервничали. Я пришел с миром, - улыбка порчей растеклась по лицу, уродуя его еще больше. В голосе эльфа прозвучала и горечь, и насмешка, а на самом деле насмехались над ними: уже так давно, что многие родились среди войны и знают о ее причинах лишь понаслышке.
– Здесь все так покорны твоей воле, что не могут не послушаться, - голос одноглазого эльфа снова полнился издевкой. Иорвет не отводил взгляда от Энид. – Что им приказ придержать свои нервы по сравнению с необходимостью наряжаться в скоя’таэелей?
Идя сюда, Иорвет и не думал лгать Энид, что чего-то не знает. Напротив, он собирался быть с ней предельно искренним.

- Я не удивился, когда узнал, что Нильфгаард снова назначил за мою голову награду, но вот вести, что всполошились из-за того, что я нападаю на их обозы и отряды, меня заинтересовали. Как ты догадалась… - Иорвет тихо рассмеялся – жестко и зло.
– Нет, ты не догадываешься, ты же знаешь наверняка, прежде чем что-то делаешь, не так ли, Энид? Я был далеко от нильфгаардской армии, но раз эхо подвигов моих докатилось до Вергена, решил проверить, кто те храбрые эльфы, бросившие вызов нильфгаардскому императору. В какой-то момент я подумал, что Железный Волк вернулся из могилы, куда его отправила в том числе и ты, но я ошибся. Ты не представляешь мое удивление, когда я нашел этих храбрецов и узнал, что под беличьей шкурой скрываются защитники Дол Блатанны.

Иорвет отвернулся от Энид. Его взгляд остановился на укрытых на зиму молодых деревьях. На перечеркнутом шрамом лице мелькнула и угасла горькая усмешка. Энид пыталась возродить Долину Цветов, вырастить новые сады на пепле и твердой рукой обрекала единственных, кто сможет увидеть, на смерть. Если бы не Врихедд и ее отречение от скоя’таэлей, Иорвет нашел бы в себе силы удивиться двуличности.
- Когда я шел сюда, задумался, почему ты снова решила сделать меня козлом отпущения, это оказалось довольно-таки очевидно и, в общем-то, неважно. Интереснее другое – зачем тебе эта странная война с Нильфгаардом, которую в одиночку тебе никогда не выиграть, и зачем ты посылаешь на смерть тех, ради спокойной жизни которых отвергла других?
Скоя’таэль вернул взгляд на Энид, покачал головой и еще тише добавил:
- Ты обрекаешь свои новые сады быть снова сожженными, - Иорвет заставил себя вспомнить, что не ряженые эльфы королевы, не их странная попытка уколоть Нильгаарда на самом деле заставили его проделать его весь этот путь. Но он сомневался - как сомневался бы любой, пришедший не к другу, но почти к врагу. К тому, кто сможет прояснить чертовщину в лесах. А если не сможет Энид, то, видно, не сумеет уже и никто. Иорвет посмотрел на стражу. Не то зло, не то досадливо дернул плечом.
- В лесах творится странное, Энид, - теперь он заставил себя и заговорить. - Ты что-нибудь знаешь об этом?

Отредактировано Иорвет (15.04.2018 17:41)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [11.1271] Ты с торжеством взойдёшь на свой песочный трон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC