Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Миллегарда из Третогора


Миллегарда из Третогора

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.pinimg.com/564x/02/e3/b6/02e3b6bfcb1e1f85a92d95fcbbd8d647.jpg
Имя:
Миллегарда из Третогора, Миллегарда Черная. Для отца была Миленой, для родственников и до странного многочисленных друзей - Милька, могла бы именоваться “Ее Высочество Миллегарда Реданская”, а то уже и каким-нибудь Величеством, но не сложилось и не будем врать, что Милена от этого страдает.
Предпочла бы короткое и элегантное “Миль”, но это кое-кого напоминает. Нельзя же быть настолько вторичной.

Раса:
Человек.

Возраст, дата рождения:
25 лет, зима 1247

Род деятельности:
Принцесса, чародейка, человек, о котором все забыли, а очень, очень зря.

Внешность:
Волосы черные - обычно собраны в аккуратную прическу, глаза черные, слегка подправленная после выпуска физиономия - белая до алебастровой прозрачности. Синяки под глазами. Черты лица резкие, и потому мало кому приятны, даже доведенные до общепризнанного идеала. Довольно высокая для женщины и даже для некоторых мужчин, Милена вроде и обладает неплохой, хоть и суховатой фигурой, но тут как с лицом - по неизвестным причинам она начисто лишена какой-либо привлекательности. Двигается Миллегарда с обманчивой ленцой, такой медлительностью, которая вот-вот перейдет в бросок, и которую женщины часто обретают не меньше, чем к сорока годам, обычно - осознав свою власть над мужчинами. Что касается бывшей реданской принцессы, она никакую власть не осознавала, просто медлительна - до поры, но ко всему готова, и потому смотрит обычно тоже с прищуром. При случае не пренебрегает макияжем, но случай, особенно в последнее время, выдается редко: тут и платье-то уже забыла, как носить (или нет? Как бы проверить?) А без макияжа тоже неплохо, хотя губы непростительно бледные. Довольно бедную мимику с успехом компенсирует жестикуляция, как у какой-нибудь южанки.
Недурно себя чувствует в мужской одежде, и даже предпочитает ее - сейчас это элементарно удобнее.

Характер:
Некоторым людям везет, и они почти не меняются, совершенствуясь или деградируя, остаются в пределах одной формы. Миллегарде не повезло, и она к четверти века примерила уже третью шкуру - наверное, слишком рано. Она была хорошей, слегка застенчивой девочкой, несмотря на не девичью любовь к охоте и верховой езде, любила родителей, дружила с сестрой и обожала брата, очень смущалась перед своими няньками и воспитательницами неизвестно по каким причинам, побаивалась и втайне боготворила Филиппу Эйльхарт. Готовилась выйти замуж. Затем она была адепткой Аретузы, проходящей путь от одинокой, растерянной и обиженной на весь мир - до мрачного ядовитого создания, переполненного подростковым пафосом. К старшим курсам он никуда не делся, только принял другие формы.
К счастью, были качества, которых Милена никогда не теряла: не будучи особенно трудолюбивой, к примеру, она всегда была очень упряма и не менее ответственна, а потому обладала способностью доделывать что-то даже тогда, когда от этого уже тошнит и в глазах пляшут белые пятна. Она весьма наблюдательна и теперь наконец-то стала учиться делать из своих наблюдений верные выводы. У нее снова появилось утраченное было в Аретузе чувство юмора, причем, парадоксальным образом совсем не такое черное, как могло бы быть, хотя на язык Милена остра и совершенно этого не стесняется, потому что хотя бы любит посмеяться вместе с собеседником, а не над ним - да и вообще высокомерия то ли лишена, то ли еще не успела им обзавестись. Впрочем, изобразить при необходимости может: нигде не училась, это происхождение. Может быть невероятной занудой, дотошной, въедливой и беспардонной, что самое ужасное - знает об этом своем качестве и не стесняется им пользоваться для курощения, низведения и дуракаваляния. Успешно изображает циника, но вообще верит в хорошее в людях (не закрывая глаз на плохое), и замечать любит хороших людей и хорошие поступки, потому что искренне считает, что на таком мир держится. Обладает способностью в критической ситуации мгновенно собираться, выдавать решения, совершать рывки, рисковать и очень быстро бегать. Любит порядок, но в ее жизни совершенно все восстает против его соблюдения, поэтому пока свою любовь Милене выплескивать не на что. Практична во всем, что не касается личных денег - да будь они прокляты, вечно куда-то деваются! - не слишком разговорчива, если не разражается вдохновенными речами, и тогда остановить ее, перекричать или просто заткнуть совершенно невозможно, да и редко хочется.
Потому что есть вещь, которая Миллегарде удается лучше всего.
Она просто феноменально ведет за собой людей.
Не всегда понимает, куда. Не всегда даже осознает, что снова это делает. Но с тех пор, как пятилетняя Милька подбивала сверстников на пакости “во имя Великой Редании”, ничего так не изменилось: “кто любит меня - за мной”.

P.S. Очень любит кошек. А кошки - её. Везде, где бывает Милена - волшебным образом возникают коты в количестве от одного до десятка, таскаются следом и ведут себя хамски.

История:
Старшая дочь Визимира и Гедвиги своим появлением на свет испугала королеву до полусмерти: Визимир, известный своим дурным характером, мог основательно обидеться на жену за то, что первым не родила наследника. Однако Его Величество принесся в покои роженицы, не сменив не то, что охотничий костюм, а даже сапоги, заляпал пол грязью, орал “папочкина принцесса родилась!” и, распространяя вокруг аромат егерской настойки, пытался покачать младенца на руках. Даже выслушал пожелания матери по поводу имени Ее Высочества, правда, после пары безуспешных попыток воспроизвести, плюнул и заявил, что будет Миленой.
Милену отец продолжал любить и потом, когда радость поутихла, и, похоже, что на этом лимит отцовской любви у него закончился - на Дальку Визимир поглядывал с плохо скрываемым разочарованием, а Радовид родился уже тогда, когда король окончательно потерял надежду и всё, что хотел бы (неожиданно для короля) дать сыну - перенес на старшую дочь. Поэтому уже не страдал ни по совместной охоте, ни по обсуждению того, какая мать порой бывает курица. Так что “образование” Миллегарда получила весьма специфическое, к четырнадцати годам имея в активе кроме сомнительной внешности  - да кого волнует лицо, если над ним корона? Не рябая и ладно - еще умение стрелять без промаха, науськивать собак, укрощать лошадей и без прелюдий переходить с официального слога на крепкую реданскую матерщину, каковую отец употреблял куда чаще. Визимиру советовали выдать дочь за Фольтеста Темерского, тот был в этот момент пьян, а потому не стал подбирать слов, объясняя, почему “Миленка за этого хлыща замуж не пойдет, Дальку-дуру выдадим”.
Миллегарда любила и мать с сестрой, ничуть не меньше чем его, даже умудрилась ни с кем в семье не рассориться, терпела гедвигины причитания, что, мол, уже не как мальчишка даже, а вообще хуже отцовских егерей, Дальку дурой не считала и думала, что за Фольтестом той будет лучше. Не срослось.
А потом ее жизнь натуральным образом поломалась. Совсем. Стоило пожаловаться Филиппе Эйльхарт на гадкие цветные сны, оставляющие тягостную тоску и порой сбывающиеся в подробностях, как та заперлась на полдня в кабинете с отцом, а вышел он оттуда, не глядя на дочь, и ни слова ей больше не сказал.
Через два дня Милька отбыла в Горс Велен, коротко стриженая под мальчишку, в сопровождении переодетых наемниками отцовских солдат и  кого-то из агентов госпожи Эйльхарт. Без гербов, бумаг, имени и… семьи.
“Забудьте, ваше высочество, у вас больше нет отца”, - так сказал ей агент, когда Милена спросила, почему Визимир с ней не попрощался. И матери нет. И брата - с ним вот хотя бы удалось увидеться перед отъездом, и Радовид отчаянно рыдал, из-за того, что злые чародеи отнимают у него сестру, а Милька все убеждала, мол, не отнимают, вернусь большая и сильная, станешь королем, я при тебе советницей буду, как госпожа Эйльхарт при папе, никому тебя в обиду не дам, будем всё делать вместе, ну не плачь, ты же совсем взрослый уже.
Вот это “и брата” Миллегарду почему-то подкосило.
В обучении было тяжело, хотя бы потому, что она, в общем-от непритязательная и не избалованная, все же не привыкла к положению “ты здесь никто”, и к равенству не привыкла. И уж тем более - к превосходству над собой каких-то крестьянок и купчих. Наложившись на предательство отца, это дало какие-то совершенно возмутительные результаты, которые привели Мильку в кабинет Маргариты Ло-Антиль, а не сразу к отчислению, только благодаря, как выяснилось, протекции госпожи Эйльхарт.
Впрочем, адептка была не только упряма, но еще и понятлива, и больше одной беседы не потребовалось.
К старшим курсам ее приходилось останавливать, потому что понятие меры было ею глубоко презираемо. Читать под одеялом? Запросто! Учить сутками? Не вопрос! Тренироваться до изнеможения? Сколько угодно! Всё это, впрочем, было бы прекрасно, если бы не причины - упрямство и гордыня.
Если бы только Маргарита знала, к чему приведет это ее “ну вот и докажи, что ты лучше, раз ты принцесса”.
Ближе к диплому ей, как потом оказалось, было уготовано прекрасное место практикантки у госпожи Эйльхарт, и по этому поводу преподавательницы почему-то многозначительно переглядывались. Так многозначительно, что Милена выпросила разрешение отправиться за стены Аретузы вольным подмастерьем, сиречь двимвеандрой.
Ох, и навидалась. То есть, кому другому было бы не в новинку, но не принцессе, попавшей в закрытое учебное заведение сразу из дворца. А тут еще Вторая Северная подоспела и такое началось, что не приведи… кто-нибудь, потому что в богов к этому моменту Милена не верила демонстративно. Искать ее было некому, и помыкавшись по мастерам, у каждого что-нибудь да переняв, двимвеандра оказалась в армии. То есть, как - в армии… там чародеек ждали только в качестве целительниц, а исцеление и Миллегарда сочетались примерно так же, как Миллегарда и кокошник. Но в отряде Хуана Гутьерреса во-первых не привыкли интересоваться, откуда и зачем к ним пришли, а во-вторых были искренне рады посмотреть, “как черных хуячит молниями поверх алебарды”.
Сейчас Милена говорит “было весело”.
Тогда ей было страшно. Наверное, постоянно. Хуан погиб под Бренной, да что там, они все чуть не отправились следом, но выползли, вытянули, отбились, Миллегарда ехала в числе победителей мимо трибуны, и ее не узнали ни брат, ни госпожа Эйльхарт... холера бы ее побрала. А вот насчет Радовида было обидно, и Миллегарда отлично проревелась потом, когда уже уехала защищать диплом.
Ну конечно же боевая магия. Телепатию она тоже любила, но визуальная часть - это важно.
С дипломом вернулась обратно в отряд - а что, с другой-то стороны, кому нужна в мирное время чародейка с такой специализацией? Ну не брату так точно, она была уверена даже, что тот и узнав не захочет ее видеть, если вообще Филиппа допустит. А так их маленькая ветеранская ганзочка зарабатывала неплохие деньги за охрану и приобрела безупречную репутацию, что позволило еще поднять расценки. Ну как тут не поднять, когда любой торговый караван и любой посланник в их обществе оказывались в большей безопасности, чем дома на перине, а поджаренные задницы тех, кто решился с этим спорить, отлично украшали любую ситуацию.
Где-то в первый год их работы Миллегарде не повезло. Кто же знал, что пруд, в который она решила от усталости рухнуть, чтобы помыться, приготовлен для какого-то эльфского ритуала, который должна была проводить сама Маргаритка? Ритуал был сорван, Дева Полей не только не проявила свою милость, но и прокляла - то есть, как положено в сказках, заставила искупать вину. Мол, тогда можно будет заново попытаться, а пока, сказала она "Три весны пройдет, щит твой тебя предаст, брат твой станет палачом твоих сестер, и в конце земля заберет твою кровь, если ты не откупишься родной".
Младшая чародейка тогда сказала, что лучше свою отдать, чем родной от всякого чудья откупаться.
“Понимаешь”, - потом сказал ей Денбро, краснолюд, который под Бренной стоял перед ней, как щит, пока Милька, раненая в бок, колдовала последнюю, как она думала, в жизни ледяную бурю, - “Понимаешь, если мы тебя не отдадим, они нас не наймут. Это ж реданская армия, понимать надо”.
“Понимаю”, - сказала чародейка, залпом допила пиво и засветила Денбро по роже кружкой, а потом удирала от собственных друзей, пряталась в новиградской канализации и думала, куда бежать, если там война, там черные, там черт лысый - то есть, любимый младший братик. Без шуток любимый. Но сбрендивший очевидно и качественно.
А потом приняла парадоксальное решение, которое ей самой показалось плодом ядовитых канализационных паров и кровопотери.
Какого…
Какого дьявола. Ее собственный брат тащит в бездну ее собственную страну, и никто ничего не хочет с этим сделать. Для начала Милена хочет посмотреть Радовиду в глаза.
А потом… посмотрим.
Но если что:
Кто любит меня - за мной.

Способности, навыки, особенности:
Чародейка со специальностью в боевой магии, в плане эффектов не отдает ничему видимых предпочтений, главное, чтобы сверкало, грохотало и делало людям больно, желательно, массово. Неплохой для своего возраста и опыта телепат. Умеет в очень примитивное исцеление, но если есть возможность этого избежать - избежит. Делает несложные, но добротные фокусирующие амулеты, которые вечно теряет. Способна создавать порталы для себя самой, или для одного человека.
Набор навыков выживания среди людей присутствует: и тех, что для высшего общества, и тех, что нужны в походных условиях. Ездит на лошади, и делает это достаточно хорошо, чтобы успокоить ее, если та напугана или впала в ярость. Не испытывает трудностей, если нужно ударить человека, или убить его. Неплохо стреляет из лука и арбалета. Разбирается в псовой и соколиной охоте, геральдике, музыке, придворных танцах, гобеленной вышивке и работах мастеров цидарисского возрождения. А так же в видах гангрены, разнице испорченной картошки от промороженной, определяет давность портянок по запаху и сорт пива по пене. Прочие бесполезные навыки перечислять нет смысла.
Говорит на всеобщем, классической Старшей речи и краснолюдском.
Лихо пишет письма в стиле короля Визимира, но ей некому напомнить, что “черножопые” пишется вместе, а “на хер” - в два слова.
Нормальные письма тоже пишет лихо. Виртуозно объясняет собеседнику, почему он идиот, и как его такого мама родила.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Пробный пост:
- Ну полный дювельшайс, - грустно заметил Денбро, глядя на кости. Те издевательски показывали три и пять, ровно на единицу меньше, чем ему было нужно, чтобы отыграть назад половину жалования. Милька изобразила тщательно отрепетированный зловещий смех, к которому соотрядники уже привыкли, а прочие порой принимали за чистую монету.
- Вот ты лошара, бородатый, - от чистого сердца припечатала она, - ну как ребенка сделала. Еще партию?
- Да хер тебе в рот, - обиделся краснолюд подтягивая ближе кружку, - ведьма проклятая, сидела бы дома, варила свои декоки, заместо того, чтоб с честными ветеранами в кости жульничать.
Полуэльфка Эльза, которая в этот момент лениво чистила кинжалом ногти, сняла ноги со стола и ткнула в Денбро пальцем:
- Я тебе вот, что скажу, карлик-пидорас. Ты лучше возьми свисток и вставь себе в жопу, послушай моего совета. Так когда гороха нажрешься, будешь звуки издавать не в пример благозвучнее.
- Ах ты шалава ты подзаборная, - ласково сказал товарищ по оружию, - две шалавы, смотрю на вас и думаю, как вас таких земля носит.
- На себя посмотри, твоей рожей только…
- А ну цыц!
Обычно капитан Баратьери милые перебранки отряда не прерывал. И даже с удовольствием в них участвовал: а что такого, ребятам надо как-то сбрасывать напряжение, тут главное следить, чтоб не переубивали друг друга. В трактире и без того шумно, потерпели бы.
Но у Энрико была слабость.
Он очень любил послушать, что рядом говорят, особенно, если это какие-нибудь веселые байки - тут же парень расстарался, вещал едва ли не в лицах, только успевая закусывать пиво копченой грудинкой: и то, и другое - за… ну да, за рассказы.
- ...Да я ж в страже служил, народ честной! Своими глазами всё и видел!
- Да ну прям, заливать, и Радовида с Химмельфартом?
Милена покатала в пальцах кости, чтобы случайно не обернуться, но уши навострила.
Наверное, зря. Кто-то - и таких в жизни было немало, если вспомнить - говорил ей, что с возрастом приходит умение не беспокоиться о чужих грязных языках, и еще раньше пропадает желание отрезать их к такой-то матери, однако, опыт утверждал обратное. Поэтому со временем чародейка смирилась и перестала ждать этого момента.
- ...ну вот это прям не видел, но говорят люди, что старый козел всех молоденьких пользует, а чем король не молоденький? Известное дело, затащил в уголок и давай “покайся, сын мой, да поцелуй меня в паникадило”. Так-то вы рожу его видели?
- Кого, иерарха?
- Да ну, Радовида, ясный перец. На нем же написано, что он это… паникадилы целует… - взгляд небритого детины сделался мечтательным, - очень я ему завидую. Мне бы тоже паникадилу побольше, я бы в рот ее засунул, и прям так раз, раз…
Тишине, воцарившейся в зале, где только что приходилось орать, чтобы себя услышать, позавидовали бы иные проповедники, во главе с упомянутым Химмельфартом. Эльза поперхнулась водкой и половину шумно выплюнула на колени, но это был единственный звук, и тот пропал втуне.
- ...и облизывал бы еще, а потом приспустил штанишки…
- Фу, блядь, фу! - - первым не выдержал почему-то даже не Денбро, и не рослые ребята-близнецы из отряда Пангратта, а капитан Баратьери по прозвищу Энрико Красавчик, который достаточно в своей жизни перенес из-за привычки причесываться и на привалах подпиливать ногти, - да заткните его кто-нибудь!
Рассказчик к этим словам остался безучастен, только вдохновеннее делился с аудиторией своими мечтами, надеждами и чаяниями. Миллегарда, повернувшаяся вполоборота, молчала, пока в небритую рожу не прилетел первый кулак. А потом второй, и это прорвало плотину. К этому времени звезда вечера орала дурниной что-то нечленораздельное и даже не особенно сопротивлялась.
- Перепила, что ли? - неожиданно участливо спросила Эльза. Милена вздрогнула и кивнула, опираясь спиной на столб: в глазах плясали белые мухи, и она чувствовала, что сейчас в самом деле ее вырвет кому-нибудь под ноги, что наверняка спровоцирует еще одну драку.
Или, учитывая, кто виноват - убийство. Со спецэффектами.
- У тебя кровь идет, - полуэльфка вскочила на ноги, и Миллегарда даже не успела спросить, почему, уплывая куда-то в ватную глубину, - из глаза! Блядь, Милька! Да заткнитесь, уроды! Мильке плохо!

Отредактировано Миллегарда из Третогора (24.01.2018 13:10)

+7

2

Хронология:

1272
[01.1272] По тонкому льду [Брэен, Адда Белая и Миллегарда из Третогора; Темерия, окрестности Вызимы] сюжет, в процессе

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Миллегарда из Третогора


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC