Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
  • Акции
  • Администрация
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [01.1272] По тонкому льду


[01.1272] По тонкому льду

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.imgur.com/gMKc8Kc.png

Время: начало января, несколько дней
Место: окрестности Вызимы
Участники: Брэен, Адда, Миллегарда
Краткое описание: зима, война, и мёртвый Фольтест не совсем мёртвый. Её величество считает, что здесь что-то не так, и пока его величество браво руководит своими войсками где попало, отбывает на свою родину выяснить хоть что-то.
NB! пока нет

Отредактировано Адда (05.12.2017 18:31)

+1

2

В тот день Вызима осталась по правую руку в дне пути. Едва ли там кто-то мог припомнить лицо ведьмака, почти два десятка лет тому назад рискнувшего попробовать расколдовать ненаглядную дочурку Фольтеста. Это стало прочно вросшей привычкой, как «встретил красивую бабу — проверь, не чародейка ли» или «приспичило лезть в Брокилонский лес — возьми с собой белку». Вот и с Вызимой так — стоило увидеть полустертое название на побитом непогодой указателе, Брэен интуитивно держался подальше от города. Что бы ни говорили, ведьмаки иногда очень ранимые создания. И злопамятные.
Но в этот раз обходной маневр не сработал и принес эффект прямо противоположный. Лошадь Брэена неспешно топала по проселочной дороге. Ведьмак отпустил поводья и гулял мыслями далеко от окрестностей Вызимы, покуда не услыхал людей. Впрочем, он не придал особенного значения появлению людей в мундирах. Кому какое дело до одинокого путника, к тому же ведьмака? — подумал было Кот и очень ошибся. Его появлению солдаты отчего-то обрадовались, как кметские дети — возвращению батьки с охоты: и живой, и пожрать принес. И глядя на их рожи, ведьмак живо смекнул, что навряд ли они собрались предложить ему чудище-другое упокоить. Вот тут он угадал — ему быстро сообщили, что ихняя госпожа желает его видеть.
— Вот прям меня? Первого встречного ведьмака? — не без иронии уточнил Брэен, бросая поводья солдату.
Его тут же заверили, что именно его. Для верности окружили поплотнее и повели в поместье неподалеку. Брэену даже стало любопытно, кто с такой непрошибаемой уверенностью ждал его посреди дороги, о которой даже сам не знал еще пару часов назад, пока не увидел чертов указатель. Что-то было не так, но интуиция пока молчала, намекая, что это «не так» не из разряда тех, которые заставляют хвататься за меч, а больше похоже на недоразумение. И в общем-то, он оказался прав, но вся глубина подставы вскрылась, когда его привели к рыжеволосой девушке с холодным и надменным взглядом, и солдат объявил, с кем он имеет честь разговаривать.
Ебена мать, ну.
Брэену пришлось очень постараться, чтобы удержать лицо. Надо признать, со времен их последней встречи королевское отродье похорошело. На людей ее величество тоже не торопилось кидаться, несмотря на бурное упыриное прошлое. Но что удивительно — на лице бывшей стрыги ведьмак заметил схожую со своей досаду. Разгадка этому нашлась довольно-таки быстро, как только солдат из числа провожатых представил его коронованной упырицы.
- Геральт из Ривии, Ваше Величество.
Если бы королевским взглядом можно было убивать, бедолага бы там и полег: и за Геральта, и за то, что не все ведьмаки одинаково седы. Солдат побледнел лицом, но мужественно договорил:
- Ведьмак.
Кто-то посмотрел на него с любопытством, как на неведомую зверушку, кто-то привычно - как на выродка и мутанта.
- Ведьмак, - сухо подтвердил Кот. – Но не Геральт.
И, помедлив, добавил:
- Брэен, Ваше величество, - и едва ли кто-то, включая величество, мог помыслить, насколько близко знакомы она и пришлый ведьмак. И что, если хорошо поискать, на спине Брэена среди шрамов можно найти пару отметин, оставленных ему на память Величеством отнюдь не во время той близости, которой пожелал бы любой нормальный мужик с рыжеволосой королевой. А Кот невольно припомнил, как попытка расколдовать стрыгу обернулась в тщетную попытку убить, а потом – в вынужденное бегство, чтобы не остаться в склепе обглоданным трофеем.

Отредактировано Брэен (02.01.2018 19:53)

+6

3

Королева взирала на своих подчиненных со сложной смесью эмоций, и наиболее яркой и чистой из них было бешенство.
Буквально осипнув от злости, Адда тихо спросила:
- По-вашему, это Геральт? Вы, мать вашу, ослепли?
Следующие четверть часа не принесли для истории ровным счетом ничего важного: королева, покинув старую бочку, выполнявшую в этом заброшенном хуторе роль её трона, ходила кругами и, изредка срываясь в крик, доносила до подчиненных свое недовольство их смекалкой. Подчиненные, судя по всему, искренне не понимали, в чем дело.
- Ведьмак? Ведьмак, - наставительно отвечал ей предводитель головорезов, начисто игнорируя слова Брэена, - беловолосый? Беловолосый. Знанчится, тот самый Геральт. А даже если нет, какая вам разница?
Адда остановилась, посмотрела на своего подданного (или подчиненного – как уж посмотреть) исподлобья:
- Выпорю, - пообещала она.
Солдатня уже успела выяснить, что рука у королевы была тяжелая, поэтому слегка утратила энтузиазм, кто-то даже предупредительно отступил за спину товарищу.
Но кое-что в их словах было.
- Пойдите вон.
Адда вздохнула и повернулась к ведьмаку. Беседовать о важных вещах лучше наедине, особенно если оказывается, что твои люди – не то чтоб дегенераты, но острым умом не отличаются.
- Надеюсь, ты не заскучал во время этого небольшого представления, - с ощутимым трудом избавившись от раздражения в голосе, королева вернулась на свою бочку и уселась там настолько царственно, насколько вообще мог позволить её походный вид сейчас. От короны и платьев она избавилась ещё в Третогоре, и сейчас едва ли напоминала монархическую особу - впрочем, на севере это скорее было доброй традицией, чем исключением: короли, похожие на разбойников, встречались намного чаще разбойников, похожих на королей.
- Мои люди во время разведки выяснили, что здесь видали светловолосого ведьмака. Я слыхала только про одного такого, но теперь вижу, что ошиблась. Как досадно. Что же теперь делать…
Подперев голову с растрепавшимися волосами ладонью, коронованная упырица с сомнением посмотрела на пойманного ведьмака. Судя по тому, что здесь ещё не пролилась кровь, он был настроен на переговоры – она прекрасно помнила, какую кровавую баню устраивал тот же Геральт (которому этим днем наверняка прилично так икалось), когда бывал в плохом настроении. Зима – гнилой сезон для таких, как он, хотя в этом году работы было по уши. Утонешь.
Она со своим отрядом пару дней назад столкнулись с толпой накеров (Адда, конечно, подобных нюансов не знала, потому называла их без излишеств, подземными утырками) и едва проскочили.
- Геральт мне был нужен для того, чтобы ответить на кое-какие вопросы. Слыхал, что творится в Вызиме? Вот эту всю историю с Фольтестом и…
Адда замолчала. Легко вскочила на ноги, подошла к ведьмаку вплотную.
- Он как бы убил короля. Мне как бы насрать, просто хочется понять, какие дегенераты решили выставить на трон самозванца в такое время, и действительно ли тот - самозванец. Вокруг черно от нильфов, с припасами – жопа, они что, хотят договориться…? Прости, ведьмак, я заболталась. Скажи, у тебя тоже есть какой-то дурацкий кодекс, который запрещает тебе убивать людей тогда, когда ты этого не хочешь? Или нам не придется заниматься паясничеством, и мы сразу перейдем к обсуждению цены?

+4

4

На Мидинваэрн Миллегарда осатанела окончательно. Так плохо ей в жизни… ну, было, ладно, но этот раз точно оказался в десятке. Даже в пятерке. Испытывать всю гамму чувств, доступную употребившему внутрь плохого самогона с фисштехом пополам, лучше всё-таки после самогона с фисштехом - этому еще обычно сопутствуют какие-нибудь закуски и сисястые кметки (не потискать, так хоть посмотреть), а тут вообще никакого удовольствия, даже не погреться. Броди себе по стокам, вдыхай всякое, загибайся от голода и ненависти, да созерцай непрерывный поток бредовых видений дарованных взбесившейся в длинную ночь силой. Но осатанела Милька не тогда, и не раньше, когда собственная команда загоняла ее, как зайца, а утром, когда очнулась в луже понятно чего у сливной решетки.
В этот момент она особенно отчетливо поняла, что “как-нибудь” всё не уладится, ни глобально, ни в ее жизни, и, если не знаешь, что делать, нужно хотя бы просто вставать и идти.
В общем, она встала и пошла.

Наутро после Мидинваэрна вид Мильки никого не удивлял - из тех, кто мог удивляться, а не валялся в канаве сам, совершенно по доброй воле. От запаха, правда, чуть не взбесилась купленная за перстенек кобыла, ну да это еще вопрос, не потому ли, что на нее случайно дыхнул уже бывший владелец. К вечеру, добравшись до Понтара, она мысленно благодарила судьбу за то, что “друзья” решили обмануть ее бдительность и сначала выдать причитающееся жалованье - было теперь, чем заплатить лодочнику, который совершенно незаконно и за зверские, стервец, деньги, переправлял желающих на другой берег. У него и банька обнаружилась за дополнительную плату, а то фраза “тошнит от себя самой” покинула пределы метафизические и вошла в просто физические: лошадь-то привыкла, а чародейка не смогла.
Чародейку в ней, конечно, никто не опознал. Бес знает, чему спасибо, наверное, короткому мечу и легкой кожаной кирасе под камзолом, которые напрочь выбивались из всего того, что люди знали о колдунах и колдуньях - Милена же дурой не была и разубеждать никого не собиралась.
В сущности, она хотела только помыться, расчесаться и переправиться на другой берег, где нет охотников на каждом шагу. Жизнь учила не строить сложных планов. Простые тоже рушила при случае.

Сначала в небе над хутором что-то грохнуло, потом просвистело, а затем грохнуло снова, ближе к земле, оставляя на утоптанном снегу и перегнившей соломе подарочек. Гостинец прокатился по этому всему и, вместо того, чтобы замереть, как положено, немедленно вскочил на ноги, озираясь.

Пришли они на рассвете. Чего и ждать, слишком долго таскались по всему северу плечом к плечу, чтобы точно знать, куда она пойдет, кого будет спрашивать, чего искать. Вот и пришли: Миллегарда наблюдала в окошко, отодвинув бычий пузырь, как Элиза отбивает почки лодочнику - между прочим, за дело, там не в добрый миг показалась жена его, то ли синяя, то ли желтая от побоев, а полуэльфка на такие вещи реагировала импульсивно. Импульс она придавала лодочниковым ребрам с большой страстью, и если бы не Денбро, кинувшийся ее останавливать, лишней секунды у Мильки не нашлось бы, не то, что выскочить из дома, а даже перевязь схватить.
Так она выбежала, рассчитывая немедленно нырнуть за дом и там отвязать лошадь, не к добру увязла ногой в глине, и так ее застал взгляд капитана. Несколько неловких секунд, драматическая пауза, запах свежего конского навоза и причитания побитого создали неповторимую атмосферу дружеской встречи.
- Миль, - почти ласково сказал Энрико Баратьери, - ну не дури. Ты что, зла нам хочешь?
Чародейка вздохнула и ответила. В целом, если исключить из ответа координаты места, куда капитану следовало отправиться, характеристику его родителей и его постельных увлечений, в ответе не было никакого смысла, а потому его бы и упоминать не стоило, не перейди он в какой-то момент в Старшую речь.

Растрепанная баба, худая и черная, как весенний грач, обозрела всю честную компанию, сплюнула кровью на снег и сдержанно предупредила, перекатывая в пальцах молнию:
- Первый, кто дернется, сгорит к хуям. Я б не стала выяснять, кто первый.

Отредактировано Миллегарда из Третогора (03.01.2018 18:31)

+4

5

Чем дольше Брэен находился в обществе реданской королевы, тем больше из-под Величества проглядывало Стрыжайшество. Даже на бочке вместо трона Адда смотрелась донельзя гармонично – почти как в своем уютном склепе пару десятков лет назад. И ругалась душевно. Того и гляди – обернется упырицей и перекусит хребет проштрафившимся солдатам за то, что ведьмаком ошиблись.
- Да нет, когда еще простому ведьмаку выдастся поглядеть на королеву на троне, - с беззлобной усмешкой отозвался Брэен на, в общем-то не требующие ответа слова Адды, и давая тем самым себе время на подумать.
Про смерть Фольтеста он слышал, а все остальное долетавшее до него по степени правдоподобности равнялось написанным на заборе рунам. Кто-то говорил, что в последний путь короля проводил Геральт, кто-то клялся и божился, что потом видел Фольтеста живым и здоровым. «Вот как тебя сейчас, богами клянусь!» - в переводе с кметского на общедоступный это означало, что правды в такой клятве хер да маленько.
Когда Адда подошла вплотную, ведьмаку очень захотелось отойти на пару шагов назад. Ну так, на всякий случай.  На память Брэен не жаловался, и стрыжья рожа так и проглядывала из-под симпатичной королевской мордашки.
С места он, конечно, не двинулся.
- А что до кодекса, королева, так, должно быть, это какое-то изобретение Геральта или его коллег по цеху. Ни разу не слышал про такой, - тут он немного слукавил. Про кодекс Брэен слышал, однако в его понимании ведьмачий кодекс волков – это штука такая же надежная как мост из говна. Выдумка и не более того. Нет, может кто-то и верил, кто-то даже из ведьмаков. Называл свои принципы кодексом, без особо труда меняя их в угоду дела и обстоятельствам.
Брэен решил, что на этом вопрос о морали завершен и собирался было перейти к разговору о сути дела – и об оплате – но в этот момент медальон дернулся, и одновременно что-то оглушительно грохнуло.
Ведьмак быстро отступил на шаг в сторону. Едва слышно вздохнуло лезвие вынимаемого из ножен меча, а мироздание уже изрыгнуло из себя растрепанную черноволосую бабу – чародейку, вестимо. И, как и положено чародейкам, разговор она начала с демонстрации скверного нрава. Вот хоть бы одна попалась с добрыми намерениями. С по-настоящему добрыми намерения, но проще было кладбищенскую бабу заставить перейти на корешки вместо человечины.
- Ты, если заблудилась или координатами ошиблась, иди отсюда, - недобро сощурившись и не сводя с черноволосой взгляда, посоветовал Брэен. – На твоем месте я бы не стал проверять, кто первым сгорит к хуям, а чья голова туда же укатится.
Перекатывающаяся в руке чародейки молния мимолетно блеснула на лезвии ведьмачьего меча. Брэен бегло глянул на Адду – где-то в глубине души у него еще теплилась очень крохотная и очень, наверное, наивная надежда, что чародейка сейчас быстренько осознает, что ее выплюнуло немного не туда и свалит своей дорогой.
Если до этого светлого момента Стрыжайшество не вцепится ей в морду.
Если на грохот не набегут солдаты.
Не, дело, видно, все-таки дрянное. В следующий раз он, пожалуй, поедет прямиком через Вызиму. Смысл обходить, если тут такое.
- Величество, не нервируй нашу гостью, - вдогонку оборонил ведьмак, и что-то ему подсказывало, что это предупреждение улетело бесу под хвост.
А то и дальше.

Отредактировано Брэен (11.01.2018 14:49)

+3

6

совместно с Миллегардой
- Пошел ты в жопу со своими советами, - беззлобно огрызнулась величество.
Она занервничала – в Третогоре было очень легко заболеть такой хворью, как мания преследования, а цепочку «сожжение ведьм – Радовид – Адда» не мог придумать только юродивый. Юродивых, как известно, в чародеев не брали. По её душу?
Лезть на рожон тоже не спешила – благоразумно прикрыв себя спиной ведьмака и медленно сделав шаг назад, на безопасное расстояние (а не то мечом тут махать надумает в разные стороны, кто их, этих колдунов, знает?), и сама положила ладонь на длинный кинжал, служивший ей в походе оружием. Не то чтоб от него в настоящей схватке – особенно с чародейкой – было бы много толку, но рукоять в руке внушала уверенность.
- Она же не взялась тут просто так. Правда, чернуля? – королева не двигалась, - а ну рассказывай, кто такая, куда путь держишь, за чьей головой охотишься. Только давай без этих ваших… конллизий, или как их там. Поговорим как взрослые люди.
Миллегарда, которая выслушивала ведьмака со сведенными бровями и не меняя позы, кивнула - признавая его правоту и принимая предложение. На самом деле она испытывала невероятное облегчение. Это был тот случай, когда ответные угрозы и обоюдное непонимание очень успокаивают, потому как указывают на то, что всем присутствующим друг на друга плевать.
И это было так восхитительно, что не передать словами.
- Вы, блядь, не поверите, - с нервным смешком заметила она, пригасив молнию и отступая на шаг, - именно, что "просто так". Путь держу подальше отсюда. Чем дольше треплемся, тем короче мое "подальш"...
Впрочем.
Величество?
- Адда?
Адда отбросила с лица рыжую прядь, выбившуюся из походной косы, фыркнула и задрала подбородок. Ей, конечно, льстило, что даже какая-то мимо проходящая чародейка способна её опознать, но понимала объективное: с монархическими особами в Темерии было не то чтобы очень густо, и на императора-завоевателя Эмгыра она не могла походить никоим образом, так что выбор для логических умозаключений у чародейки был невелик. Кто угодно может сделать правильные выводы, кроме, судя по всему, её остолопов.
Нет, на них полагаться в том важном деле, которое она решила на себя взвалить, точно нельзя.
- Допустим, - она сложила руки на груди, - а как тебя звать? А то как-то невежливо получается. Это вот… ведьмак.
Широким жестом вроде как представив Брэена, Адда замолкла, обдумывая, что делать дальше. Явление чародейки здесь могло быть случайностью. Могло и не быть – шанс этого был невысоким, но забывать о нём не стоило. В отличие от обычных людей, колдуны обладали всякими странными способностями, и хрен знает, что случится, если оставить ее  в тылу. Убивать тоже вроде как не за что. Что она вообще тут делает? Адда вернулась к этому вопросу и принялась вокруг него кружить.
- Ты же не из Нильфгаарда. Наша, с севера? Что, несло-несло в Вызиму проверить, что за херь там творится, и немного не туда занесло? Кстати, не знаешь, что за херь там творится, а? Ты ж колдунья.
- То есть, я уже не в Редании. Отлично.
Чародейка махнула рукой и опустилась на утоптанный снег, вытирая все еще текущую из носа кровь перчаткой. Молча потерла переносицу и внезапно рявкнула:
- Не знаю! И хер я клала на вашу Вызиму, несло меня жопу свою спасать, не знаешь, почему? А, твое величество? - потом махнула свободной рукой и не в пример спокойнее, хоть и с издевкой отбивая слоги, добавила, - Миллегарда. Меня зовут Миллегарда. Из Третогора. Привет, ведьмак. Имя есть, или котиком звать?
- А чё, - Адда повернула голову к ведьмаку, точнее, к его затылку, - они вправду так могут? Ну, оп, и в другую страну сразу? Фантастика. Почему она назвала тебя котиком?
Потоптавшись немного, королева, клюнувшая на уловку и оттого почувствовавшая смутный укол совести и ответственность за действия собственного супруга, буркнула:
- Пить хочешь, Миллегарда? Ты тоже, ведьмак. Без поллитры тут не разобраться. Мои ребята нашли работающую печь, может, они хотя бы на растопку годятся. Ничего личного, просто шутка.

+4

7

Молнии не полетели, Величество озлобленной стрыгой не бросилось на черноволосую чародейку, предпочтя вести переговоры из-за чужой спины. Головы тоже не покатились. Можно сказать, разговор задался. А еще через некоторое время задался так, что посторонний человек, на свою голову забредший в разрушенное, облюбованное реданской королевой имение, взглянув на чародейшество и стрыжайшество без тени сомнения поставил бы последнюю монету, что две не брезгующие крепким словцом девицы если не сестры по одному разгульному отцу, то уж точно закадычные собутыльницы. Подруги, то есть.
Про себя Брэен отметил, что стража у Величества на редкость понимающая и сознательная – растворилась как полуночница при первом светлом росчерке занимающегося рассвета на небосклоне. В чем-то он их даже понимал. И все-таки нельзя было не оценить иронии блядской кошачьей судьбинушки – за его спиной сейчас пряталась та, кто эту спину нещадно подрал, но, к счастью, не помнил об этом. А то неловко бы вышло.
Пока Адда и назвавшаяся Миллегардой девица вели нехитрый диалог, у Брэена было время подумать. Например, о том, что он в душе не ведает, кто такая Миллегарда, в то время как название города, откуда та была родом, вытаскивает из памяти много больше ассоциаций и воспоминаний. Не шибко там жаловали ведьмаков. Их, впрочем, везде не особо любили, но в Третогоре, славной королевской столице, где славный супруг рыжей королевы коптил небо своими долгими летами царствования и кострами из таких, как Миллегарда, особенно. Славный супруг, по авторитетному мнению одного бракованного ведьмака, имел такую же ценность для мира как яма отборного дерьма, куда полвека гадили скальные тролли.
Еще было время прикинуть, как скоро одна захочет откусить голову другой.  Потому что так бывало. И где-то на этих размышлениях Брэена настиг вопрос Адды про котика.
- Ее и спроси, - беззлобно огрызнулся ведьмак. Больше для проформы, чем по существу. – И про страну тоже.
Было бы на что злиться. Чародейки они такие, не пальцем деланные - наверняка, заметила его медальон. Да и в конце концов против котов Брэен ничего не имел. Даром говорили, что кошачья братия ведьмаков не любит. Вот тут Брэен как никто другой мог похвастаться, что он особенный – коты его не чурались, запросто отирались рядом, выпрашивая подачку, словно сказать хотели, мол, ну ты-то, брат наш желтоглазый, должен знать, как хреново пожрать найти да пиздюля не отхватить. А то и с вилами придачу.
Брэен знал и делился – с котами. Людей он по-прежнему не очень жаловал, а они в свою очередь его.
Все так просто, что даже нечестно.
- Откуда вы такие взялись на мою больную голову, - пробурчал ведьмак на предложение выпить. И, поразмыслив, добавил не то со вздохом, не то с усмешкой. – Да еще и одетые.
Изображать здоровую иронию в нездоровых обстоятельствах было на удивление просто. Привычно – как прожить еще один обычный день брэеновской жизни.
А печь, о которой говорила Адда, и впрямь оказалась работающей: с весело потрескивающими дровами и без людей. Завидев хозяйку, стража снова предпочла отойди безопасное расстояние. Но больше чем печь – и тем более, чем щедро предложенная полллитра – Брэена сейчас интересовало другое – по кой бес Адда недвусмысленно припомнила кодекс и закинулась про цену. Очень вряд ли стрыжайшеству нужна ведьмачья нянька, а вот тот, кто будет убирать за ней трупы и помогать переводить людей из живого состояния в мертвое – очень даже. Разнообразие, мать его.
- Ты там упоминала про цену кодекса, - оборонил он в попытке вернуть внимание Адды на дела ведьмачьи, для которых она искала Геральта, но нашла его. – Еще актуально, или попозже зайти?
При этом он пристально посмотрел на черноволосую чародейку. Кого-то она напоминала ему, но леший бы его подрал, если бы он вспомнил кого.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [01.1272] По тонкому льду


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC