Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [19.06.1271] Правила вождения за нос


[19.06.1271] Правила вождения за нос

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sf.uploads.ru/S3Xx5.png
Время: варьируется.
Место: Туссент
Участники: Шани и Онорада ла Марш
Краткое описание: зажиточный фермер, богач и любитель женщин — был жестоко убит в собственном доме. Но кто именно нанес мужчине смертельный удар? Дети, ругающиеся из-за наследства? Обманутая жена? Или уставшая от обещаний любовница?

Отредактировано Онорада ла Марш (05.12.2017 17:42)

0

2

Шани привыкла к длительным переезда, усталости и спешке – кажется, они давно стали частью медички и без них она уже не представляла своей жизни.
«Далеко же ты, Сара, забралась. А ведь мечтала стать знаменитой на все Северные королевства актрисой, купить дом в Оксенфурте и иногда заглядывать в академию, чтобы дать несколько уроков студентам. Причудливо же всё вышло».
Туссент был не ближним светом, к нему вел долгий и тернистый путь, но реши Шани оставить письмо подруги без внимания, могла бы она считать себя порядочным человеком и хорошим другом?
Нет. Ответ был очевиден. И, в принципе, отдохнуть от работы действительно стоило, к тому же в последние месяцы она состояла из бесконечных жалоб, львиная доля которых была значительно приукрашена или вовсе выдумана. Такое утомляло. Любовь к медицине была, как оказалось, совершенной противоположностью любви к пациентам.
«Мне не помешает отвлечься и отдохнуть. После Катрионы уж точно». – Пришпорив коня, Шани, теряясь в своих мыслях и рассуждениях, поехала дальше. Она опаздывала на день и, улыбаясь, уже представляла, как Сара выдумываем самые страшные и изощренные ситуации, которые и задерживают медика. На деле, конечно, ничего ужасного и пугающего не произошло: девушка всего лишь задержалась в одной небольшой деревне, ибо не могла Шани оставить совсем кроху с испуганными глазами и растрепанными волосами страдать от горячки.

Туссент был иным; настолько другим, что в голове крутилось лишь одно слово – сказочный. Шани, постоянно сравнивающая его с родной Реданией, задержалась еще на пару часов, очень уж ей нравилось медленно идти по дороге, ведя за собой коня, и разглядывать окружающую природу да встречающихся на пути людей. Солнечный и винный край. Шани добралась и до него.

- Я думала ты не приедешь! – Сара театрально всплеснула руками, настоящая актриса. – Я переживала, места себе не находила. И столько всего успела сделать. – Тема беседы плавно перетекла в иное русло, а диалог совсем скоро превратился в монолог. Сначала Шани пыталась ориентироваться в красочных эмоциональных речах подруги, поддерживала разговор и искренне сочувствовала бедной Саре. Дегустация вин в нескольких шато далась молодой актрисе с определенными трудностями – ей пришлось несколько драгоценных дней не выходить из дома и приходить в себя. Собственно, на рассказе о ужаснейшем похмелье от десятков видов вин Шани и потеряла всякое желание участвовать в разговоре, а потому лишь кивала, и то не всегда. Подруге, к счастью, большего и не нужно было. И когда начало казаться, что рассказы о сложной и выматывающей подготовке к торжеству не закончатся, Сара вдруг замолкла, стала спокойнее.
- Идем, дорогая, я познакомлю тебя с семьей Ренарда и прибывшими заранее гостями.
Надо заметить, девушка выглядела взволнованной и Шани непроизвольно подхватила ее настроение.

+1

3

Несмотря на то, что встреч с возможной роднёй Онорада избегала как упырь, если верить деревенским забобонам, солнечного света, отказаться от пусть и редких, но все же визитов в славное герцогство Туссент, она просто не могла. Родина манила чародейку сильнее, чем медовуха краснолюда, и она с удовольствием проводила свободное время в Боклере, иногда посещая славный и памятный для неё Карависта, и другие не менее славные города. Впрочем, кое-чего в этом списке все же не хватало, а что может быть лучше, чем наслаждаться летом и цветущими виноградниками? Конечно же, попасть в злоключение, взявшись на внезапно привалившую работу.
    Пожалуй, стоило отметить, что Онораде нравилось быть коронером в Бюро, и она подходила к своей работе с большой  ответственностью и любовью, искренне обижаясь на слова коллег о том, что трудоголик, собственно как и алкоголик, практически неизлечим. Эта поездка, должна была стать доказательством тому, что отдыхать ла Марш тоже умеет, причем умеет с размахом, хотя бы на время забывая о том, что она дознаватель. Да вот только обмануть свою природу было куда сложнее, чем она предполагала, и уже буквально через пару дней чародейка выла от скуки, лелея призрачную надежду, что в сказочном герцогстве таки случиться какая-нибудь пренеприятнейшая неприятность.
  — Я знала, — в мгновенье ока оказавшись в седле, Онорада, не желая терять ни секунды, тронула бока лошади пятками, намереваясь добраться до места притупления как можно быстрее, — я знала, что моя помощь придется кстати! — Загадочная смерть зажиточного фермера была именно тем событием, коего ей так не хватало, дабы в полной мере ощутить весь колорит своей родины.
   — Интересно, что именно это было? Ставлю на яд в бокале вина! — Зачастую ей приходилось иметь дела с весьма загадочными смертями, однако отказываться даже от столь «рутинной» работы ла Марш не собиралась, а помощь коронера БОР, точно не будет лишней. 
   Дорога до места происшествия не заняла много времени, и уже через пару часов Онорада оббивала порог, пусть и не шибко большого, но все-таки поместья. Чародейке не терпелось приступить к работе, а приходилось сочувственно кивать, старательно пряча счастливую улыбку за хмурым лицом, полагающимся мастеру своего дела. Нет, разумеется, ей было жаль мужчину и всю его родню, тем более что у них, похоже, намечался праздник, однако, как уже было сказано выше - Нора любила свою работу, даже несмотря на то, что её работа всегда была тесно связана с чьей-либо смертью.     
   — Кто последний видел и разговаривал с пострадавшим? — Окинув взглядом испуганную, то и дело переговаривающуюся толпу, чародейка вздохнула. Наличие подобного количества народа запросто могла стать проблемой.
   — Да, незадача… — Если мужчина и был отравлен, как изначально и предполагала Онорада, то умер он явно не от этого. Количество пролитой крови, явно указывало на то, что горло мужчине перерезали ещё при жизни, а вот был ли он при этом в сознании, ей ещё предстояло выяснить.
   —  Рослый, — и тучный - не преминул добавить внутренний голос.
   — Дабы совладать с таким нужны силы. — Кто-то из толпы отчаянно всхлипнул, но ла Марш уже давно не обращала внимания на плакальщиц. Порой тот, кто вопил больше всех, расписывая достоинства почившего, словно художник чистый холст, нередко сам и являлся убийцей. 
   — Проверим, — она уже понимала, что в поместье ей придется задержаться, возможно, даже заночевать.
   — Никто никуда не расходиться и не разъезжается. Хозяйка, — обратившись к женщине, коя вела себя на удивление сдержано, Нора, как ни в чем не бывало, продолжила раздавать задания — составьте список гостей, пожалуйста. А с вами,  — последнее обращение было адресовано пострадавшему, — мсье, нам ещё предстоит длинный разговор.

+1

4

Эта поездка должна была стать отдушиной и свежим глотком после нескончаемого потока больных и вереницы смертей. Шани прихела в Туссент откровенно забыться, отвлечься и хорошо отдохнуть, она просто хотела радоваться за подругу, пробовать знаменитое вино и танцевать. Шани хотела хотя бы на мгновение забыть о смерти, однако это оказалось довольно сложно, особенно когда сидишь на коленях в разрастающейся луже крови и изо всех сил зажимаешь глубокий разрез на шее умирающего человека. Теплая кровь бежить ручьем, просачивается сквозь пальцы и совершенно не желает останавливаться; медик видит, как глаза мужчины тускнеют, кожа бледнеет, он стремительно умирает. И Шани знала, что ее действия бесполезны и при таких увечьях уже не спасти, но всё равно пыталась, имея крохотную надежду на лучший исход. Она боролась до конца.
Над ухом завывала пара женщин, тихо и протяжно, кашляли и ругались мужчины, но никто не сдвинулся с места, не поспешил помочь, даже тряпки ее подал. И если для Шани смерть людей была неприятным, но привычным делом, то оставалось только догадываться, почему же присутствующие относительно спокойны и равнодушны, во всяком случае большая их часть. Аккуратно положив труп на пол, Шани с тяжелым и громким вздохом поднялась, окинула хмурым взглядом уставившихся на нее людей. Воцарилось молчание, прерывали его лишь тихие всхлипы и звук падающих на пол капель крови - с рук медички.
- Мне очень жаль. Его не удалось спасти. - Это и так было очевидно, но просто молча уйти и не выразить соболезнования Шани не могла, равно как и перестать болеть душой за своих пациентов. Это, пожалуй, было ее слабостью, которая однажды сыграет с девушкой злую шутку.
- Идем, Шани, - Сара, утерев слезу, тронула подругу за плечо и легонько подтолкнула к выходу, - тебе не помешает после такого привести себя в порядок. - Глянув на довольно спокойных людей, медик ушла за подругой. Реакция была по ее мнению довольно странной и даже противоестественной, однако Шани благоразумно решила промолчать.
"Да уж, - она взглянула на руки, - мне не помешало бы не только их помыть, но и в целом переодеться. И на что я вообще рассчитывала, когда ехала сюда? Ладно, на что угодно, я прихватила с собой почти все инструменты и несколько лекарств, но не труп же. К тому же умер он явно не своей смертью, кто же такой любезный решил помочь фермеру оставить этот мир?"
Шани смывала кровь молча, пребывая в напряженных думах относительно загадочной смерти хозяина дома, больно ее напрягал аккуратный, ровный и явно уверенный надрез на шее покойного. Убийца был настроен решительно, не колебался. Сара негромко вздыхала рядом, но девушка даже не вслушивалась в ее слова, да и не сильно хотелось узнавать, что именно так расстроило подругу: смерть будущего родственника и главы семьи, к тому же богатого или отмена праздника, к которому она готовилась слишком долго и удивительно щепетильно. Но ее можно было понять, безусловно.
Кровь никак не хотела смываться, словно въелась в кожу, окрасила ее на долгие недели, желая напоминать о ее хозяине. Впрочем, такое случалось и Шани нисколько не беспокоило, чего никак нельзя сказать о Саре. При каждом взгляде на колени, юбку и руки медички она немного зеленела и спешила скорее отвернуться.
- Ты так воротишь нос, словно ни разу к нам на кафедру не ходила. Это всего лишь кровь, а это куда лучше прочих жидкостей и.. субстанций, которые мы обязательно увидим, если так и оставим лежать труп посреди комнаты.
Когда Шани с Сарой вернулись на место преступления, картина разительно изменилась. Во-первых, горюющих и оплакивающих людей стало чуть больше. Во-вторых, появилась удивительно прыткая и юркая незнакомка, которая совсем не походила на гостью праздника, да и удивляла она четкостью поставленных задач, которые не стеснялась раздавать налево и направо. На немой вопос медика Сара ничего не ответила, видимо и сама ничего не понимала.
- Думаю я была одной из последних, кто видел его живым, - она подошла поближе, говорила негромко, не желая делать беседу центром внимания, - но недолго. Он умер от значительной кровопотери в результате нанесенных увечий, перерезали горло. - Шани отвлеклась от беседы на новоиспеченную вдову, проводила ее взглядом и вернулась к активной гостье.
- Простите, я не представилась. Меня зовут Шани.

+1

5

Произошедшее становилось все интереснее и интереснее. С виду приличные люди собрались на праздник, а в итоге стали свидетелями жесткого убийства, но, как говорится, в каждом шкафу свои скелеты. Онорада была практически уверена, что покрытое мраком, свое собственное маленькое кладбище скелетов в шкафу,  каждый из нас щепетильно собирает на протяжении всей своей жизни, а значит, не миновала сия участь и безвременно почившего фермера. Осталось только понять кто, зачем и как.
   — Медик? — Вариантов было немного, и сейчас Нора предпочла бы видеть подле себя именно медика, а не своего прямого коллегу. Хватит здесь и одного коронера, а вот помощь врачевателя всегда будет кстати.
   — Значит, он был в сознании? — Она предполагала, пока ещё говоря полушепотом. Свободных ушей в комнате хватало, а ждать пока оная опустеет, не было совершенно никакого желания.
— Онорада ла Марш, коронер Бюро Особых Расследований Нильфгаарда. — Представилась чародейка как того требовал общепринятый этикет. Рано или поздно, но по округе проползут слухи, что на место смерти прибыл дознаватель БОР, посему скрывать правду от чужих ушей Нора, в принципе, не собиралась.
   Куда важнее сейчас было отмщение за смерть, ну или хотя бы поиск истинного виновника случившегося. Подозреваемых хватало, и в этом списке заняли почетные места все, начиная от жены, дочки и всех ближайших родственников до самой Шани. У медика были все навыки для того, что бы сделать это быстро и четко, однако на первый взгляд не хватало мотивов и…
  — Роста… — Онорада никогда  не смущалась произносить фразы вслух, тем более что понять смысл оных могла лишь она одна, да её извечная напарница Мора, кой, к сожалению, здесь не было. Зато была Шани и ла Марш не собиралась упускать возможность заручиться её помощью.
   — Шани, как ты думаешь, он был одурманен до того как, — чародейка красноречиво провела пальцем по горлу, отчего где-то за дверью, видимо одна из любопытных местных дам с трагическим стоном лишилась чувств. «Минус одна» - ехидно прокомментировал внутренний голос, пока Нора в очередной раз рассматривала обезображенную шею мужчины.
   — Предмет был острый, рваных краев не наблюдается. Резали сверху вниз. — Общая картинка постепенно складывалась из цветной мозаики её догадок. Пока ещё нечетко, но уже вырисовывая происходящее. Рослый фермер стал жертвой человека ниже и явно слабее его самого, однако, опрометчиво обвинять женщин было глупо. Такой боров запросто мог дать фору и обычному мужчине.
   — Предполагаю, что никто ничего не видел и не слышал, но… — Она не придала этому значения сразу, но теперь происходящее вызвало немалого вопросов с её стороны.
   — Как-то не особо была расстроена его жена и дочь, странно реагировали окружающие, да и сейчас никто не ломится за объяснениями.
В основном в руки Онорады попадали жертвы необъяснимых случаев, пострадавшие от применения магии или же от когтей бестий, сейчас же это было банальным убийством, ведь чародейка не ощущала ни малейшего волнения природного магического фона. Тишь, да благодать, не считая наличия тела и целого сонма подозреваемых.
   — Работы предстоит немало и мне точно понадобится помощь. Твоя помощь, если ты не возражаешь.
Взгляд на ситуацию с другой стороны запросто мог узреть то, что не заметила чародейка, да и опрашивать гостей все же легче вдвоем, особенно когда кто-то входит в их число и наверняка не вызовет подозрений.
   — Если у вас есть, что сказать по данной ситуации, я вас внимательно слушаю. — Нора привыкла работать в паре, учитывая сведения с обеих сторон и складывая их воедино для получения быстрого и точного результата.

0

6

Шани кивнула. Да, она была медиком и, объективно, хорошим, умелым и опытным. Расхваливать себя вслух девушка, разумеется, не стала, да что там, даже мысли такой не возникло. Кинув короткий взгляд на труп, а затем на медленно удаляющихся гостей, с интересом разглядывающих увеличивающуюся лужу крови и, особенно, рану на шее, Шани вернула всё своё внимание к загадочной гостье.
И снова кивнула. Уровень загадочности значительно снизился – теперь девушка знала, кто перед ней стоит и как к ней обращаться. То, что Бюро, о котором медик слышала лишь раз и то очень смутно, обратило внимание на убийство уважаемого и обеспеченного человека Шани нисколько не удивило. Она не знала, что занимается Бюро, черт их вообще разберешь, может они специализируются именно на жестоких и не очень убийствах знатных и богатых.
«Она довольно.., - глядя на размышляющую Онораду, медичка пыталась подобрать слово и стоило коронеру внезапно закончить мысль вслух, как Шани всё подобрала, - странная. Но в хорошем смысле, думать о ней в плохом пока рано».
Шани, честно говоря, была рада, что в доме в столь тяжелый для семьи момент появился представитель власти, способный трезво и объективно оценить ситуацию, а также раздать четкие и правильные указания, без которых среди гостей начнется обыкновенная неконтролируемая паника. Сама медичка скорее всего не смогла бы всех успокоить, собрать воедино и преподнести какую-то версию произошедшего, да и мало кто будет слушать неизвестно кого с варварского Севера. Да и не смогла бы Шани успеть и подругу поддержать, и убийцу найти. Потому что она в конце концов обычный медик, а не детектив, так что бежать по горячим следам она особо и не собиралась.
До появления Онорады ла Марш. С ней хотелось поработать. Во-первых, Шани любила всё новое, а Бюро и Нильфгаард за пределами фронта явно было чем-то необычным и новеньким. Во-вторых, сама Онорада была интересной, особенно ход ее мыслей. В-третьих, медичка не хотела сидеть сложа руки и ждать, пока всё разрешится само и хозяйка дома примет решение относительно праздника.
- На мой взгляд возможны два варианта: его предварительно отравили и воспользовались беспомощностью или убил близкий человек, кому он доверял и кого без опасений впустил в кабинет. – Шани, не обращая внимания на особо впечатлительных дам за дверью, обошла мертвеца, рассматривая его со всех сторон, изучила стол. – Он курил, ничего не пил. Я не вижу ни бокала, ни следов вина, ни какой-нибудь еды. Обычно травят как раз пищу и напитки, это быстро и легко, да и особо доступные яды имеют специфические ароматы, которые скрывает то же вино. Обвинять кого-то рано, но можно иметь в виду.  – Медичка говорила слишком тихо, чтобы ее услышали любопытные гости, но достаточно громко, чтобы каждое слово услышала Онорада.
Присев рядом с несчастным, Шани замолкла. Онорада говорила, делилась догадками, а девушка слушала и размышляла. Долго. Она смотрела на положение трупа, лужи и капли крови, еще раз более внимательно изучила рану, уделила внимание предметам, которые явно покинули свои места, пусть это не сильно бросалось в глаза. Шани пыталась представить, как именно всё произошло. Благо, какой-никакой опыт имелся.
- Я буду рада помочь. Резали быстро и уверенно, профессионально я бы сказала. Может, заказ и наемника уже след простыл? – Не давая Онораде время на ответ, медик продолжила делиться всем, что ей показалось важным. – Сигара лежит на полу, полагаю нападение было неожиданным. А еще здесь чего-то не хватает, - подойдя к письменному столу, Шани, наклонив голову, несколько секунд разглядывала его. – Чернильница открыта, рядом лежит перо, а ни бумаги, ни книги, ничего рядом нет. Что думаете?

+1

7

Заручившись поддержкой временной напарницы, Нора сразу же воспрянула духом, принимаясь за расследование с небывалым, даже для неё, рвением. Тем более что мнение, к коему пришли сразу две особы, зачастую имеет место быть, а значит, догадки чародейки по-поводу одурманивания, вполне могли быть частью хитроумного плана некой неизвестной им доселе особы. «Стоит присмотреться к окружающим» — рассудила для себя Онорада, впрочем, не торопясь покидать место событий.
   — Когда ты пришла ему на помощь, его взгляд не был задурманен? — Отравленные люди практически не сопротивляются, зачастую уделяя все внимание источнику первопричиной боли, одурманенные же, не сопротивляются совершенно по иной причине.
   — Под ногтями ничего нет, но на пальцах остались следы чернил, — один из верных способов распознать убийцу по свежим царапинам, с треском провалился. — А ведь все, могло быть намного проще, — вздохнула чародейка, обращая внимание на слова Шани по-поводу листа, — вполне возможно, он замурзался в чернилах, видимо, шибко торопился. — Что мог писать фермер аккурат перед своей смертью? Стало ли написанное причиной его скоропостижной кончины? И ещё десяток вопросов, требующих продолжить поиски ответов.
   — Ты была в списке гостей, а значит пусть и шапочно, но знакома с этой семьей. Кто-нибудь из них обладает должными навыками? — Если убийца все ещё в доме, а Онорада искренне надеялась на подобный исход событий, значит, будет старательно скрывать свои навыки, да вот только вряд ли убийца успел предупредить всех окружающих.
   — Если это наемный убийца, нам останется лишь верить в то, что кто-то из гостей все же обратил внимание на неприметного незнакомца. — Почему неприметного? Ну, а какой наемник в здравом уме будет стараться выделиться на семейном празднике? Нет, он будет сливаться с толпой, уверенно делая вид, что его пригласила едва ли не сама невеста.
   — Посмотрим, что здесь у нас, — копаться в чужих вещах для Онорады было делом привычным, ведь ничего не расскажет о человеке лучше, чем составляющее его стола. Запертого стола, надо отметить, к счастью, ненадолго. — Так-то лучше, — как оказалось позже, труды чародейки не были напрасны, ведь под кипой бумаг ей удалось обнаружить письмо, написанное с любовным трепетом и адресованное не кому-нибудь, а самому пострадавшему.
   — Похоже, что у нашего мсье “внезапная кончина” была любовница. — Других писем от загадочной “птички“ в столе не обнаружилось, а это могло значить лишь одно - попавшее в руки дознавательницы бумага, была написана относительно недавно, и фермер попросту не успел от неё избавиться.
   — Всё ещё пахнет духами. Такой знакомый запах… — Где-то она его уже слышала, да вот только где?
   — Похоже, что у нас появилась первая подозреваемая. Однако мы все ещё не знаем, что именно он писал, и кому было адресовано-то письмо. Любовнице с желанием разорвать их отношения? Или чистосердечное признание в измене? — Онорада вздохнула, пряча конверт под серо-черную форму дознавателя Бор. 
   — Помнится, ты говорила, что пострадавший курил? — Осторожно подняв сигару пальцами, чародейка поднесла оную к лицу, рассматривая и делая новые выводы.
   — Смотри, — найденная на полу сигара едва заметно отличалась от тех, что покоились в красивом посеребренном портсигаре, —  похоже вот он - способ незаметно одурманить свою жертву. Осталось понять, кто именно это сделал и каковы были причины подобного поступка.  — На самом деле, сейчас Онорада подозревала не только вторую женщину любвеобильного фермера, но и его жену, и даже детей, только вот говорить об этом Шани пока ещё не спешила.

+1

8

Шани отправлялась в такую даль, чтобы отдохнуть от работы и в целом от пациентов, чтобы в полной мере ощутить, каково живется в винном и беззаботном краю. Но работа догнала, настигла, не дала и денечка на праздный отдых. И Шани была счастлива. Всё-таки она слишком любила своё дело и не могла чувствовать себя в полной мере довольной, не имея возможности практиковаться. И пусть сейчас перед ней был уже не пациент, а мертвец, ожидающий отправления в морг, она всё равно знала, что делает правильные вещи и находится в нужном месте в нужное время.
- М-м-м, - медичка замолчала, силясь припомнить, в каком именно состоянии она нашла фермера, не считая располосованного горла, из которого хлестала кровь. - Буду честной, я не обратила должного внимания на его глаза, увидела в них лишь страх и удивление, а потом бросилась останавливать кровь. Безуспешно. - Обойдя стол, Шани заглянула и под него. Она и сама не знала, что хотела там найти, какие фермерские тайны должны были скрываться под письменным столом и узнать не представилось возможности - под столом было пусто. На книжной полке тоже ничего особо подозрительного не нашлось, удивило лишь, что все книги были расставлены по какому-то особому алгоритму, который медичка сразу не смогла разгадать.
- Я здесь первый день и знаю только Сару, мою подругу. Она завтра выходит замуж.. должна была выйти за его сына, - медичка кивнула на мертвеца, - но сомневаюсь, что свадьба состоится, уж точно не завтра.
На Саре не было лица, Шани заметила это еще когда отмывала руки от крови. Она следила за поникшей, испуганной подругой и пыталась подобрать слова утешения и поддержки, однако голову занимала лишь работа. Взглянув на Онораду, медик решила всё же выкроить немного времени подруге и поддержать ее в такую трудную для нее минуту.
- Всегда знала, что если ящик запирают, значит там что-то есть, - негромко озвучила свои мысли Шани, наблюдая за тем, как профессионально и быстро Онорада работает с чужими документами, бумагами и письмами. Она ловко перебирала документы, с какой-то особой легкостью находя ненужные и просто откидывая их в сторону, словно знала, что именно надо найти. Принимать в этом участие Шани не спешила, предпочитала оставаться в стороне и просто наблюдать. И делать выводы, конечно же. Так она решила, что осмотра тела очень мало и нужно копать во всех направлениях и под всех и начинать нужно с бесед. С другой стороны, размышляла медичка, никто как на духу не выпалит самое сокровенное и важное, люди постоянно врут.
- К портсигару, должно быть, имеют доступ лишь некоторые: сам покойный, понятное дело, наверняка его супруга и возможно дети, может еще некоторые слуги, - Шани была довольно смутно знакома с устройством жизни богатых людей. - Надо узнать, у кого есть доступ в кабинет. И я всё думаю о чернилах под его ногтями и что он мог писать, - медик задумалась, сделала небольшую паузу. - Может это могло быть не письмо с признаниями в своих чувствах, а рабочие документы?
В дверь постучались, чем отвлекли от тяжелых дум, и через мгновение в кабинете показалась скромная девушка, явно кухарка. Она стояла, прижавшись к двери и неуверенно сминая мальцами свой засаленный фартук. Ее испуганный взгляд блуждал по всему кабинету, старательно обходя мертвеца и лужу крови вокруг него. Металлический аромат, свойственный крови, совсем сбивал ее с колеи, от чего голос дрожал.
- Госпожа.., - обратилась она к Онораде, - я.. я не уверена, но кажется кто-то взламывал дверь в кухню, я не знаю.. важно ли это. - Договорив, она прижалась к двери сильнее, словно желала слиться с ней.
- Если кто-то действительно взломал дверь, то он мог через кухню пройти в дом, - почти неслышно обратилась Шани к Онораде, отвернувшись от взволнованной девушки. - И также выйти. Черт.

+1

9

Следствие по телу продолжалось, и Онорада была вынуждена признать, что ей весьма нравилось проводить свой досуг подобным образом. Правду говорят, что помешанные на работе опасны не только самому себе, но всем окружающим. Никому нет покоя. И не будет, пока она не найдет убийцу несчастного мужчины так и не успевшего сыграть свадьбу красавицы невесты со своим сыном. Кстати…
   — А сынок-то где? — Ох уж эти семейные драмы, любовь, дружба и ненависть, маленькая война, причем в пределах одного дома. — Возможно, им было что делить? Кто как не родственники лучше всего знали его привычки и тайные увлечения. — Многие жены закрывали глаза на наличие “подруг” на стороне, однако как на интрижку супруга, реагировала мадам внезапная вдова, ещё только предстояло узнать.
   —  Твоя версия, — работать вдвоем было легко и привычно, ведь в Бюро у чародейки тоже была напарница, — имеет место быть. Необходимо узнать, есть ли среди гостей деловые партнеры и знакомые по работе нашего пострадавшего. Возможно, у кого-то был на него зуб или, — сколько этих “возможно”, и не одного “я уверена”, да и договорить, закончив свою мысль Онораде тоже не дали. Вернее не дала. Кухарка прибежала сообщить коронеру свои подозрения, коя лишь усложнила их с Шани работу. 
   — Всё может быть, и быть все может, — дождавшись пока кухарка покинет кабинет, а стены избавятся хотя бы от пары ушей, ла Марш продолжила. — А что если это не более чем жест, дабы отвлечь нас от истинной сути вещей? Мне все ещё кажется, что убийца среди нас, а не кто-то с улицы, тогда взлом двери на кухне не более чем попытка замаскировать свои злодеяния под давно замышляемое убийство. 
Требовалось осмотреть кухню, проверить, как именно была вскрыта дверь, и кто поработал с замком. Опытного домушника видно издалека, неопытного ещё дальше. А если уж её вообще, просто выломали, то здесь дело с настоящим воротилой и идиотом не побоявшимся привлечь внимание к собственному появлению. Попросив слуг перенести тело в более прохладное место, а так же убрать следы крови, кои уже рассказали им все, что могли рассказать, Нора поманила свою напарницу в сторону кухни - взгляд со стороны никогда не помешает.
   — Я попросила слуг передать хозяйке дома, чтобы оная составила список партнеров убитого, кои присутствуют или присутствовали здесь на момент убийства. Однако лучше всего будет расспросить твою подругу, пусть она и является лишь невесткой, но может знать куда больше, чем ей полагается. Да и случайное подслушивание ещё никто не отменял.  — Пока что девушка была единственной, кого стоило привлечь к данному делу, хотя бы потому, что Шани, судя по всему, ей доверяла. Нет, разумеется, это не снимало с неё всех подозрений, но располагало Нору чуть больше, чем прямое родство и общие дела.
   — И что здесь у вас, уважаемые? Похитители муки? Крысы размером с человека? Видела я таких однажды, скажу честно: отвратительное зрелище. — Крысолаками здесь и не пахло, в отличие от круассанов, коими Онорада не преминула угоститься. — С виду целая, значит амбала-головореза отметаем. Хм, не похоже на грубую работу, с чего вы взяли, что она вообще была взломана? Может кто-то из вас забыл её закрыть. — Получив в награду обиженный взгляд и заверения в собственной ответственности, Нора хмыкнула, присаживаясь на колени.
   — Нет, всё же взламывали, но сложно сказать ключом или отмычкой, вокруг замка есть небольшие царапины, я бы сказала, что отмычка, но создать видимость этого тоже весьма легко.
Она часто цеплялась за одну из версий, как утопающий за своего спасителя, только вот в отличие от второго случая, кой зачастую приводил к гибели обеих сторон, чародейка нередко оказывалась права. Впрочем, окажется ли правда на её стороне ещё только предстояло узнать.

Отредактировано Онорада ла Марш (18.02.2018 17:19)

+1

10

Шани никогда не была детективом или сыщиком; она слишком часто имела дело со смертью, но не искала виновных; она понимала, что так просто убийцу уважаемого человека не найти и временами даже сомневалась, что у нее получится продвинуться хотя бы на полшага. Однако рядом была Онорада и это вселяло толику уверенности в благоприятном — если можно применить такое слово для трагедии целой семьи — исходе дела. Шани никогда раньше не думала податься к представителям закона и заняться расследованиями, но сейчас была рада появившейся возможности узнать что-то новое. Она осматривала место преступления и практически все свои мысли и догадки - какими бы глупыми они не казались - произносила вслух. Шани чувствовала себя помощником следователя и это несколько будоражило.
  Медику очень нравилось оказаться в иной роли. Прямо как она и хотела - убежать от работы в далекий винный край, полный сказок и красот, и хотя бы несколько дней не беспокоиться о здоровье своих пациентов. Сейчас Шани беспокоилась лишь о том, как бы не разбежались самые ушлые гости, почуявшие, как запахло жареным, и как бы ее подруга не оказалась в самом центре скандала.
  Сладкий манящий аромат, заполнивший кухню, всего на мгновение отвлек девушку от расследуемого дела, однако и этого короткого мига хватило, чтобы Шани захотелось есть. А уж когда Онорада ловким движением подцепила один мягкий едва остывший круассан, то медичка дала волю чувствам и желаниям. Не обращая внимания на не до конца отмытые от руки крови, Шани аккуратно взяла лакомство, вдохнула его аромат и без зазрения совести откусила. В конце концов, подумалось девушке, они с Онорадой занялись очень важным и сложным делом, а в таких условиях никак нельзя без пищи, пусть она и похожа на лакомый десерт, а не полноценный обед.
  - А может там давно эти царапины? - Тихонько обратилась медик к своей напарнице, отвернувшись от служанок и постаравшись сказать всё так тихо, чтобы они не услышали ни слова. - Мне кажется, они могли на это обратить внимание именно сейчас, потому что в доме суматоха.. А может и правда взломали дверь, но как тогда пробрались через кухню в комнаты? Скоро же свадьба, здесь чуть ли не сутками кипит работа, постоянно что-то готовят, - отвернувшись от Онорады, девушка посмотрела на очаг. - Даже сейчас что-то продолжает готовиться.. и как же тут жарко.
  От высокой температуры, уже ставшей привычной для всех работников кухни, мысли Шани растекались и размазывались по ее подкорке. Она даже не сразу вспомнила, что напарница из Бюро хотела сделать с другими гостями и кого именно пожелала допросить в первых рядах. Появилось противное ощущение, что они обсуждали произошедшее вчера, однако.. однако Шани в военных госпиталях не дурью маялась и умудрялась даже в самую отвратительную погоду не только соображать, но и оперировать, при том успешно. Взяв всю волю в кулак, она собралась, выпрямилась и сделала глубокий вздох.
  - Я пойду поговорю с Сарой, может она и правда что-то видела и слышала, но побоялась или забыла рассказать при всех, - что было бы совсем не удивительно. Раскрывать тайны и доставать из большого семейного шкафа скелеты проблематично, когда хочешь боишься гнева вдовы, но и породниться с ней хочешь.
  Шани застала подругу в большой зале вместе с большинством гостей. Быстро пробежавшись взглядом по разрозненным кучкам, тихо обсуждающих неудавшийся праздник и загадочную кончину хозяина дома, медичка подошла к Саре и довольно громко - чтобы слышали стоящие рядом - попросила ей помочь с одеждой и отмыванием рук. Сара, прижав к губам дрожащие руки, молча закивала и покинула вместе с Шани комнату.
  "Подозрительными кажутся практически все, каждый смотрит каким-то особым взглядом, за котором хранится тайна, а то и не одна. Как же мне это не нравится".
  - Сара, а ты не слышала ничего странного в последние дни? Ну, может проходила мимо комнаты и случайно услышала отрывок разговора, или может кто-то из семьи обсуждал дела?

+1

11

Рыть носом землю в ожидании, что положительный результат внезапно свалиться на неё с неба, чародейка не любила. Пройдет ещё пара часов и её настойчивое жужжание с упорными попытками докопаться до истины, начнет раздражать местных обитателей. Разумеется, что когда дело касалось убийства, то мнение возможных подозреваемых интересовало ла Марш в самую последнюю очередь, однако ругаться с теми, кто мог помочь в этом расследовании и бросаться ложными обвинениями в первого же встречного, точно не стоило. Тем более что Шани была права - кухня не погреб, здесь всегда были люди.
   — Разве что появление этого человека никому не показалось подозрительным. — Подобные сложности были неспроста, в доме, заполненном людьми, очень сложно остаться незамеченным, а какая-нибудь шибко наблюдательная дама запросто нарушит любой план. То ли дело кухня, отсюда до лестницы подать рукой, а там недалеко и до кабинета, при подобном маршруте очень просто избежать любопытных глаз.
   — Кто здесь главная? — Пухлые румяные щеки, тучная фигура, испуганно-добродушное выражение лица, Онорада вздохнула, поспешив успокоить женщину и пояснить, что она ни в чем её не обвиняет, однако бюро нуждается в её помощи. Требовалось от неё немного: составить список всех, кто посещал кухню в течение дня, особенно в предположительные часы смерти хозяина, а затем передать список ей или Шани, минуя других помощников и даже членов семьи. — Это дело сделано, — оставив хозяек кухни составлять список всех, кого они видели на кухне, Онорада вышла к гостям, выискивая уже хозяйку дома и принимая из рук оной листочек с заветными именами.
   — Посмотрим, — партнеров было немного, всего трое, но все они пришли с семьями. Жены, дочки и сыновья — это ни много ни мало, а восемь человек. — Стоит обойти всех. — План чародейки был прост и звучал как излюбленная поговорка любого правителя:  разделяй и властвуй. Нора собиралась поговорить с каждым в отдельности и желательно так, чтобы никто ничего не заподозрил и не успел сговориться с другими. Второй в её списке значилась мадам Дюпон, супруга одного из партнеров и лучших друзей погибшего мужчины, и говорить ла Марш решила именно с ней. Как оказалось, чародейка не прогадала. 
   — Мадам Дюпон? Клотильда, подождите, нам нужно поговорить. — Женщина явно куда-то торопилась, однако дверь, ведущая в сад, какая незадача, захлопнулась аккурат перед её носом, что весьма напугало женщину видимо даже не подозревающую, что коронер бюро чародейка, а не просто любопытная барышня.
  — Что вам нужно? — Смерть всегда будоражит разум, каждый раз безжалостно напоминая, насколько ты уязвим — но до поры до времени везуч. Однако смерть кого-либо из близких дает прекрасный повод ненадолго сойти с ума, совершить ошибки и выдать себя ненароком.
   — Клотильда, я предлагаю вам самой рассказать все, что вы знаете и тогда, возможно, я сохраню вашу тайну и помогу избежать крайне неприятных последствий некогда сделанного выбора. — Пока Шани беседовала с Сарой, пытаясь выяснить, что известно невесте сына покойного, ла Марш совершенно случайно отыскала загадочную “птичку” попутно вычеркивая свою самую первую подозреваемую.
   —  Мой муж ничего не знал, я клянусь вам, муж и сыновья здесь совершенно не причем!  — Чародейка хмыкнула, прекрасно понимая, что любая мать будет защищать своё дитя до последнего. Многие даже помогали совершать преступления, а потом брали всю вину на себя, оставляя монстра, заслуживающего казни, гулять на воле до следующей жертвы.
   —  Мы были в месте, мы все были вместе и мой муж он… —  Онорада подняла руку вверх, прерывая бессвязный поток слов и решая, что делать дальше. Оставлять мадам Дюпон на свободе, позволяя сговориться с остальными членами семьи было глупостью, запирать женщину в комнате
   — Извините, Клотильда, но так будет лучше для всех нас. — Усыпить измученную переживаниями женщину не составило особого труда. Осторожно прикрыв за собой дверь, ла Марш отправилась на поиски братьев Дюпон, Жозефа и Жерома*.

*Братья Дюпон задумывались мною как близнецы, если есть идеи можешь придумать что-нибудь связанное с этим фактом.

0

12

Шани начинала сомневаться в своем выборе собеседника. Сару штормило от решительного возгласа «найдем и казним ублюдка!» до горьких слез и нечленораздельных жалоб на свою несчастную долю. Сара хотела и даже пыталась помочь, но, кажется, ее куда сильнее волновал испорченный праздник, а не сама смерть господина де Крепона. Шани, вздохнув и едва удержавшись от закатывания глаз, решила не углубляться в размышления о приоритетах, хотя желание высказать Саре было.
   - Сара! – Сюсюкать с пациентами медичка не привыкла. С другими людьми тоже. – Возьми себя в руки, - сунула под нос платок. – Ты начала говорить о каком-то разговоре. Вспомни подробности, пожалуйста.
   Подруга поджала губы, нарочито медленно вытерла слезы и сделала глубокий вдох. Удивительно, но эта нехитрая манипуляция помогла ей немного успокоиться и собраться с силами. Забегая вперед, не надолго, но Шани и этого было достаточно.
   - Я не видела, но очень хорошо слышала голоса господина и госпожи де Крепон. Они ругались, Шани! – Сара наклонилась к медичке и заговорила еще тише. – Он обвинял ее в измене, грозился отослать обратно родителям или к самому Жерому, с которым она якобы и имела связь. Она что-то крикнула ему на другом языке, я ни слова не поняла! А потом… Потом… Через неделю.. ты сама видела его труп. – И Сара вновь зарыдала.
   Шани же решила, что причитаний об испорченной свадьбе больше не выдержит и поспешила переодеться в чистое, а после вернуться к напарнице. На полпути ее перехватила озорная девчушка с черными как смоль волосами. Сунув в руки медички список с кухни, она мигом скрылась с глаз
   - Спасибо, - всё равно произнесла Шани, пусть ее уже и не слышали.
   Девушка нашла Онораду у комнаты, из которой она только-только вышла. Что напарница там делала и чем именно занималась, медик спрашивать не стала. В конце концов, она из Бюро и знает больше о расследованиях, а Шани же просто помогает по мере своих сил.
   - Вот, кухарка написала список. И, - осмотревшись по сторонам и убедившись, что лишних ушей нет, Шани поделилась добытой информацией.
   - Сара слышала как покойный обвинял супругу в измене с каким-то Жеромом и грозился отослать ее обратно в отчий дом без гроша в кармане. Она ему в ответ прокричала что-то на другом языке и Сара ничего не поняла. Уж не знаю, правда ли это всё, так-то и сам покойный верностью не отличался. – Шани нахмурилась. Она ничегошеньки не понимала и никак не могла сообразить, кто же мог совершить убийство и как неизвестно для начала найти, а потом вывести на чистую воду.
   - Думаю, если это и неправда, надо всё равно поговорить с госпожой де Крепон и найти Жерома. Убийства из-за ревности, богатств и мести случаются, наверное, каждый день.
   Подозреваемых становилось всё больше, как и вопросов. Это немного даже пугало, но Шани не худосочная нежная студенточка, чтобы отступать!
   - А ты что узнала?

+1

13

Информация постепенно стягивалась в один логичный клубок, кусочки добытых сведений послушно складывались в цветную мозаику бытия. Постепенно они приближались к разгадке, делая уверенные шаги в направлении правды. Что на самом деле случилось с хозяином дома? Кто виноват в его смерти прямо или косвенно? И какое отношения к событиям сегодняшнего дня имеют загадочные братья Дюпон.
   — Как любопытно, — вновь воссоединившись со своей напарницей, передавшей Онораде список составленный служанкой, чародейка заметила в оном одно весьма знакомое ей имя, — что ты знаешь про Жозефа Дюпона? Может, Сара упоминала о нем или… — терпеливо выслушав информацию, раздобытую Шани, коронер Бюро осмотрелась по сторонам, решая куда именно им стоит пойти.
   — Надеюсь, мы найдем братьев Дюпон в банкетном зале. Предполагаю, что именно Жером Дюпон тот самый Жером из рассказа твоей подруги. А если это правда то у нас получает весьма забавный замкнутый круг. Порочный замкнутый круг. — Ну где ещё как не в Туссенте могло случиться подобный каламбур!  — Мсье де Крепон нашел себе любовницу в своем же кругу, ей оказалась очаровательная мадам Дюпон. В то время как его супруга тоже не теряла времени даром, и завела роман с сыном мадам Дюпон — Жеромом. Мсье де Крепон узнал об измене и собирался обесчестить супругу, выставить её из дома без гроша, а мадам Дюпон, в свою очередь, клялась мне, что её супруг ничего не знал, что не мешает нам все ещё его подозревать.
Ух уж все эти дворянские интриги! Пожалуй, общайся Онорада со своими родственниками и была бы вхожа в высшее общество, однако, в свое время она сбежала прямо из-под венца, а теперь уже сомневалась, что кто-нибудь в её семье вспомнит о том, кто она собственно такая, ведь чародейки живут намного дольше людей.
   — Предлагаю расставить приоритеты и сделать мысленные пометки. На данный момент нам стоит разыскать братьев Дюпон или мадам де Крепон, боюсь, что нам предстоит вывести на чистую воду целый заговор, а это будет не так уж легко. — В данной ситуации ей больше всего было жаль Сару, девушку, невольно попавшую в целый водоворот неприятных событий. Впрочем, почему-то ла Марш не сомневалась, что её свадьба все же состоится, ведь жениху явно понадобится моральная поддержка после всего пережитого. Неприятно узнать о своей семье такую правду.
   — Так, здесь их явно нет. — Собравшиеся в банкетном зале люди слабо походили на братьев Дюпон, а хозяйку дома Онорада знала в лицо лично, но женщина тоже отсутствовала, что не могло не настораживать. —  Извините, вы случаем не видели госпожу де Крепон? — Служанка отчаянно замахала головой, видимо не желая даже косвенно участвовать в чужом расследовании.
   — Какие-то они пуганные здесь, — конечно смерть хозяина то ещё испытание для слуг, но ла Марш вовсе не собиралась спускать на невиновных всех собак, предпочитая докапываться до истины. — Как думаешь, она знала?
   — Угрозы её супруга могли быть первыми тревожными звоночкам, а уж если женщина нашла письмо! — Тут кто угодно занервничает, ведь никому не хочется остаться ни с чем после стольких лет казалось бы счастливого брака. — Любви свойственно увядать и она лично не раз наблюдала за подобным процессом, когда без памяти влюбленные друг в друга люди постепенно становились просто друзьями, а то и вовсе совершенно чужими людьми.
   — Думаю, что де Крепон поделилась опасениями со своим возлюбленным, а тот вместе с братом решил исправить положение убийством. Интересно, знали они о том, что мсье де Крепон является любовником их матери? Может, причина на самом деле в этом, а не в измене хозяйки дома?

+1

14

План казался предельно простым и, конечно же, осуществимым. Шани с Онорадой надо было всего лишь найти трех главных подозреваемых и допросить их. Возможно даже с пристрастием, чтобы ни одна тайна не прошла мимо детективов. Однако же план был очень простым лишь с первого взгляда. Медичка, по долгу совей работы общавшаяся с внушительным количеством разномастных людей, знала об умении засранцев вовремя учуять хвост и сбежать. И потому она совершенно не удивилась, когда среди взволнованных, раздраженных и просто уставших гостей не обнаружила ни госпожу де Крепон, ни хотя бы одного из братьев Дюпон.
   «Громкие убийства не совершают неуверенные идиоты, поэтому здесь никого и нет. Хотя всякое бывает».
   - Надеюсь, я не права.. Но вдруг они уже давно сбежали и сюда уже не вернутся? На пути куда-нибудь на юг или куда-нибудь еще, кто знает, - окинув внимательным и чересчур подозревающим взглядом всех и вся, Шани чуть наклонилась к Онораде. – Если замышляешь такую громкую расправу да еще и на празднике, то и план отхода должен придумать. Или должна, - медичка пока ничего толком не знала и не могла сказать с уверенностью, кто прав, а кто виноват, кого миловать, а кого казнить. Оставалось надеяться, что Онорада всё это знает или хотя бы догадывается, а в идеале еще и распутает спутанный клубок интриг. Шани надеялась, что сможет в этом хотя бы немного помочь.
   - Со слугами здесь явно не церемонятся, - девушка скрестила руки на груди и нахмурилась. Слуги же тоже люди! – Они наверняка что-то знают, никогда не поверю, что никто из них ничего не слышал и не видел.. но они боятся об этом рассказать. Сможем ли мы их как-нибудь разговорить? – Вопрос был скорее риторическим, ибо Шани не сомневалась, что разговорить можно любого, просто для некоторых придется прибегнуть к довольно неприятным мерам.
   - Ума не приложу, где их искать.
   Дом – по мнению медички - был большим, почти замком, в котором можно было плутать с пару часов точно, но ладно дом, он не был такой проблемой, как размеры земель де Крепон, о которых девушка узнала вскользь у Сары. Владения семьи поражали своим размахом, особенно, конечно, впечатляла винодельня и виноградники.
Территория поисков выходила поистине огромной, Шани начала сомневаться в удаче задуманного предприятия, ведь можно неоднократно разминуться с подозреваемыми и в конце так их и не поймать. Своими сомнениями Шани поспешила поделиться с Онорадой, постоянно косо поглядывая на высунувшуюся из-за угла голову служанки. Девушка, кажется, была уверена, что она совершенно незаметна и в целом прекрасно умеет подслушивать.. поэтому медичка говорила очень тихо.
   - Может надавить на слуг? – После некоторой паузы Шани внесла новое предложение. – Они многое слышат, даже сейчас пытаются, много видят и живут всяк больше Сары. Уверена, кто-то из них сможет рассказать и о братьях Дюпон, и о господе де Крепон, и о многом другом, - девушка задумчиво закусила губу. Она обдумывала план действий, точнее насколько правильно осуществлять задуманное. – У меня есть скальпель, угрозы могут развязать язык очень многим, но я боюсь запугать этих людей еще больше. Нет, скальпель не подходит, придется как-то по-другому.

+1

15

Найти двух человек в столь огромном поместье было задачей не шибко то и легкой и Шани понимала это не хуже Онорады, которая все ещё силилась сделать хоть что-нибудь пока не стало слишком поздно. Бегай потом, ищи виновных по всему Туссенту! Братья Дюпон растворились столь умело, словно на самом деле они были допплерами, а не людьми. «А может? Нет, ерунда какая-то!» - отмахнувшись от глупой мысли, ла Марш страдальчески вздохнула в очередной раз соглашаясь со своей напарницей.
   — Поговорить со слугами стоит, но вот запугивать их… — Дознавателей Бюро боялись все недобропорядочные граждане, так почему бы не сыграть на дурной славе во имя справедливости и очередного раскрытого дела? — Что же пожалуй стоит напомнить окружающим, что я не просто особо любопытная особа, а ещё и чародейка на службе в Бюро. — Развязать язык можно было и волшебством, но Онорада вовсе не была мастерицей на все руки, да и никогда не промышляла допросами предпочитая проводить следствие по телу, а не по делу с живыми людьми.
   — А начнем мы, пожалуй, с тебя. Иди-ка сюда милочка. — Внезапно взбунтовавшаяся занавеска несильно оходила любопытную служку пониже спины. Чародейка обожала подобные фокусы совместно с маленьким напоминанием, что она все же не совсем простой человек, а ведьмы, именно так их и кличут за глаза, умеют не только заклинать, но и улавливать любую ложь за целую версту. — Предполагаю, что любопытничать, — “подслушивать” такое некрасивое слово, да и звучит, поди, обидно, — для тебя дело привычное, а потому поведай-ка мне, что ты знаешь о братьях Дюпон, их отношениях с хозяином и хозяйкой поместья. Да смотри не ври, а то… — судя по бледному лицу, врать девушка не собиралась в любом случае, а вот заикаться после устрашения начала. «Прекрасно» - раздосадовано хмыкнул внутренний голос, а сама Онорада зловеще нахмурила брови, предполагая начать рассказ прямо сейчас и без малейшего промедления.
    — Я видела братьев сегодня вместе с мадам, они что-то обсуждали, но я не успела послушать, меня нагнали и послали за мукой… — Не самые хорошие новости для расследования. — Но я уверена, что разговор слышала главная по кухне! А ещё я знаю, что мадам и мсье де Крепон нередко ссорились! Громко и с придыханием, в последний раз, пару дней назад, даже вазу разбили, между прочим, из тончайшего фарфора! — А вот этому ла Марш совершенно не удивилась. Она предполагала, что об обоюдных похождениях лихой семейки было известно обеим сторонам конфликта. Только вот действительно ли обеим? Нет, она не осуждала мадам де Крепон если оная решилась на измену после измены своего супруга, но вот если до…
   — Безумие какое-то — отпустив служанку восвояси с требованием немедля привести на допрос главную по кухне и любую, кто может знать о происходящем, Онорада устало потерла виски. — Почему нельзя просто любить друг друга до гроба? Хотя о чем это я… — Мадам де Крепон отныне была вольна делать что угодно, что лишь убеждало Онораду в причастности женщины ко всему происходящему. Время, правда, выбрали не самое подходящее, испортили праздник детям своими интригами.
   — Сейчас я приведу личную служку мадам де Крепон, — пообещала служанка без лишних слов выталкивая в коридор уже знакомую ла Марш пышнотелую женщину.
   — Не волнуйтесь, — улыбнулась Онорада не желая выглядеть злом во плоти, — мне просто нужно знать о чем намедни ваша хозяйка говорила с близнецами Дюпон? Это важно, поэтому постарайтесь вспомнить все дословно. — Коридор был не самым лучшим местом для проведения допроса, а потому приняв предложение пройти на кухню и поговорить без лишних свидетелей, да за кружечкой травяного чая чародейка рассмотрела как первый шаг навстречу взаимопониманию.
   — Вы должны понимать, что я дознаватель и не уйду не разобравшись в том, что здесь случилось на самом деле. Более того, я не желаю применять против вас волшбу и надеюсь на честность и откровенность вашей исповеди. — Не хватало только окуривания благовониями и воплей “покайся!”, однако Онорада никогда не относилась к религии серьёзно. Шани - медичка и наверняка была приверженцем рационального подхода, что было только плюсом во всей этой ситуации.

+1

16

Шани понимала, что доставать из дорожной сумки заботливо натертый скальпель и знакомить половину слуг со степенью его остроты идея наихудшая из всех возможных. Язык развязать это, конечно, поможет, но что делать с кровоточащими порезами, вытекающими из этого самоуправства проблемами и собственным нежеланием причинять вред невинным людям? Шани давала клятву и нарушала ее редко и лишь в безвыходных ситуациях, когда ее жизни угрожала не иллюзорная опасность. Ничего подобного сейчас не наблюдалось.
   - Это хорошо, потому что я всё же не готова вытаскивать из людей информацию таким способом, это неправильно. – Оставалось надеяться, что у Онорады такие же или хотя бы похожие моральные установки и она не станет использовать магию во вред слугам. Скальпель – это больно и смертельно, но магия, насколько знала Шани, куда коварнее и смертоноснее.
   Первой на глаза попалась та, кто не отлипал от двух следователей уже долгое время и пытался уловить каждое слово. Любопытство служанки пусть и было понятным, но все же доставляло некоторый дискомфорт, от чего вызывало раздражение. Впрочем, узнать об этом окружающим не представлялось возможным, ведь Шани нисколько не поменялась в лице, да и тон ее остался прежним. Медичка многие годы назад поставила себе простую установку – не показывать окружающим слишком много – и вполне удачно ей следовала.
   - Или она и правда ничего не успела услышать, или таким образом сейчас увильнула от разговора, скинув груз ответственности на чужие плечи, - задумчиво заметила медичка, глядя на быстро удаляющуюся спину юной служанки. В голову закралась мысль, что никакой главной по кухне они сейчас не увидят, как и самой служанки.
   «Глупость, зачем им бегать от дознавателя, лучше всё вывалят и потом будут сидеть тихо и не отсвечивать. Если мадам де Крепон замешана в убийстве и решит после возвращения выяснить, кто рассказал о ней лишнего, я бы на месте этой девушки и правда сидела тихо и не отсвечивала».
   Благоразумная служанка, желающая помочь расследованию, привела грузную женщину в самые кратчайшие сроки. Шани, мысленно усмехнувшись, подумала дать ей команду также привести на допрос хозяйку дома и двух братьев, хотя можно было хотя бы одного из этой загадочной троицы.
   - Спасибо. – Улыбнувшись, девушка понюхала ароматный чай и, немного на него подув, попробовала. – Да, мы хотим разобраться в этой запутанной истории и найти виновных, а без вашей помощи у нас ничего не получится.
   Женщина, услышавшая добрые слова и про чай, и про нее саму, не смогла не улыбнуться. Ее побледневшее лицо приобрело более приятные оттенки, а руки, которые она постоянно пыталась занять смахиванием со стола несуществующих крошек, перестали так явно трястись. Профессиональный взгляд быстро отметил напряжение в мышцах, но Шани промолчала.
   - У последние дни очень напряженно на кухне.., - женщина зашла издалека. – Совершенно не хватает рук, бегаем как ужаленные, постоянно готовим. Я сегодня пошла отлавливать эту шуструю девицу, - она зло глянула на любопытную служанку, махнула рукой и девушка окончательно скрылась за дверью, - а стала невольным свидетелем странного разговора, точнее его окончания, - она наклонилась вперед, чтобы быть ближе к Онораде и перешла на шепот, не веря, что никто не подслушивает. – Госпожа сказала, чтобы все действовали по какому-то плану и не смели от него откланяться, иначе всё будет испорчено и тогда не поздоровится всем. А один из братьев сказал, что он не так глуп, чтобы всё испортить, а кони снарядит его человек, когда все будут отвлечены.
   От волнения она могла и перепутать или даже позабыть некоторые слова, но Шани не сомневалась, что общий смысл сказанного кухарка передала в полной мере. Во всяком случае очень на это надеялась.

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [19.06.1271] Правила вождения за нос


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC