Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [05.01.1272] Шрамы той войны


[05.01.1272] Шрамы той войны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sh.uploads.ru/i21xv.jpg
Время: вечер, перетекающий в ночь.
Место: пещеры близ Вергена
Участники: Саския, Онорада ла Марш
Краткое описание: слава ведьмаку, снявшего проклятие с Верхнего Аэдирна! Но совсем уже скоро Саския, лидер свободного государства, смогла убедиться в том, что шрамы войны так просто не заживают.

0

2

Пропажи участились. Начались они ещё осенью, но Саския была слишком занята, чтобы вплотную заняться этой проблемой. Вергенская дружина только разводила руками: пропавшие исчезали с концами, без единого следа. Драконица была уверена, что в Верхнем Аэдирне работает разведка Каэдвена. Или Нильфгаарда. А может и обоих государств сразу. Своей разведки Саския не имела, а потому было только обиднее — она ничего с этим поделать не могла. До тех пор, пока не обнаружился один из пропавших.

   Его привели тогда: грязного, израненного и с безумно бегающими глазами. Спустя месяц эльф загадочным образом вновь был найден, вблизи шахт. Вергенцы в старые шахты не совались: руда там совсем обеднела, а новые разработки были и сложнее, и дороже, нежели на северных склонах. Чертовски напуганный, эльф только лепетал и иногда вскрикивал. Словом, разумом повредился качественно и надолго. Приказав никому у старых шахт не шататься, драконица тогда отправилась на единоличную разведку.

   — Отправитесь ночью, королева? Вам следует снарядить отряд. Или, если всё так, как вы и считаете, лучше ведьмака.
   — За чей счёт, Тирке? Решил отдать последние копейки во благо народа?
   Саския подняла глаза от карты и устало улыбнулась старому эльфу. Попыткам заставить его называть её не-королевой он успешно сопротивлялся, а потому драконица уже даже и не поправляла её. Он знал всё: и что она самолично отправилась в шахты, и что видела там что-то, подозрительно похожее на призраков. Дальше Саския не пошла. Решение проблемы лежало явно за пределами её возможностей, особенно сейчас, когда обращаться в дракона было рискованно и … Не очень умно. Словом, ей нужен маг. К несчастью, с недавних пор магов в Вергене не водилось. Но Саския знала к кому можно обратиться за помощью. Или, во всяком случае, можно попытаться.

   С пару недель назад драконица написала письмо Онораде. Учтивое, вежливое — в лучших традициях этикета! Да, пусть чародейки её обманули и поставили не в самое простое положение, но она верила — не все же из их цеха такие, пусть даже и общественная молва считает иначе. Саския прекрасно помнила, как тогда — в Карависта — билась плечом к плечу с нильфгаардской чародейкой. И ведь спасли немало народу в той передряге. У драконицы не было никаких сомнений, что и в этот раз Онорада отзовется на просьбу помочь.
   — Тогда-то без всякой просьбы присоединилась, — тихо буркнула под нос драконица. Старый эльф тут же оживился:
   — Что?
   — Что?

   Зимой вечер приходит рано. Как только начало смеркаться, Саския, в полном боевом облачении и меховым плащом поверх, спустилась в конюшни. Письмо должно уже было достичь Нильфгаарда, но Онорада всё ещё не объявилась. Быть может, не объявится и вовсе. После стольких лет она могла и уехать в далёкие страны, и погибнуть. Или, например, забыть об их случайной дружбе. В любом случае, медлить нельзя. Без магической поддержки будет тяжело, но она должна сунуться в пещеры. Однажды она там уже обращалась в дракона — места хватает! Другое дело, что нужно попытаться удержать собственное сознание. Хотя бы даже для жителей Вергена.

   Тихо выругавшись, Саския вывела коня. Проверив хорошо ли сидит сбруя, она вскочила на жеребца. Ночь выдалась тихой — в такой холод никто не спешит покидать тёплое жилище. Драконице погода не мешала, но отправляться одной страшно не хотелось. Но местных жителей подвергать опасности она больше не могла. Назвалась защитницей — вот сама в пекло и полезай. Вздохнув, она тихонько тронула коня и направилась к городским воротам, провожая взглядом дома, в которых теплилась жизнь.

+1

3

Время шло. Перетекая словно вода в бурной реке. Не важно, с какой скоростью или сумятицей одни события сменяли другие, случай сменял случай, но память о происшествии давно минувших лет, ещё теплились на задворках сознания чародейки Онорады ла Марш. Спонтанный визит в Карависта перерос в кровавое побоище с крысолаками, где её спину прикрывала… драконша. Да, это звучит также странно, как и выглядело. Впрочем, чародейка никогда не отрицала существование этих величественных созданий, а потому её удивление было сугубо от неожиданности, ну и от страха, пожалуй. Дракона звали Саския и она была, пожалуй, самым искренним человеком, который когда-либо встречался на пути чародейки.
   Именно благодаря смелости Саскии Карависта был спасен от нашествия оборотней, а Онорада обрела хорошего друга  с коим, к сожалению, не виделась с того самого момента, как их дороги разошлись. Время пришло. Конверт послушно утонул в пламени камина. Ла Марш так никому и не рассказала, предпочитая хранить тайну удивительной встречи, дабы не подвергать подругу опасности. С того времени она узнала о драконах немало, решив углубиться в эту доселе неизведанную ею тему, однако, сколько бы книг чародейка не прочла, как бы ни старалась найти ответы на вопросы, которых со временем меньше не становилось. Будет повод расспросить её подробней.  Чародейка улыбается в предвкушении скорой встречи.
   — Меня не будет, — слуга понятливо кивает головой, даже не думая задавать вопросы. Всё равно не ответит, подождет губы и смолчит, так зачем же гневить? С чародейками шутки плохи, ему ли этого не знать.
   — Может прийти Мора, я ей обещала подготовить отчет по одному из так и не раскрытых дел Бюро. Свиток на столе, рядом ещё один - моё личное мнение по этому поводу.
   Утеплившись, как и подобает путешественнице, Нора подхватила свою дорожную сумку, напоминающую скорее бездонный баул какого-нибудь отчаянного человека с неутолимой жаждой к приключениям.
   — Если что-то случится, тоже к Море. — Благополучно раздав поручения, чародейка наконец-то покинула свой дом, направляясь на встречу к приключениям, злоключениям и…
   — И как вам не стыдно, добры молодцы? — Один из разбойников уязвлено хлюпнул носом, тем не менее, не отводя арбалета от пышной девичьей груди.
   — С виду, приличные люди, а как присмотришься… — Из лужи за спиной мужчин, внемля приказу чародейки, медленно поднимались капли воды, послушно превращаясь в ледышки.
   — Срам, да и только!  — Льдинки, словно маленькие зубастые создания впились в ноги и руки разбойников, вынуждая оных не только опустить оружие, но и сойти с дороги.
   —  Вперед, Ночка, нам предстоит долгий путь и одна лишь бездна знает, какие ещё препятствия нам придется преодолеть.

✡ ✡ ✡

К Вергену Онорада добралась к вечеру,  искренне надеясь, что ещё не опоздала. Дорога заняла у неё немало времени, да и выбралась из Нильфгаарда она не сразу же как получила письмо. Не должна опоздать - мелькнуло в сознании, когда её вороная наконец-то замедлила ход, переходя из галопа в более спокойную рысь. Гнать лошадь в зимнюю стужу было чревато, а Нора, хоть и спешила выручить подругу, но предпочитала не рисковать. Никому не будет легче, если она свернет себе шею. Добрались. Массивные городские ворота, встретили чародейку приветливо, по крайней мере, оружия на неё никто не наставлял, что не могло не радовать в свете последний событий. Она должна была успеть, и к милости богов - успела.
   — Ну, здравствуй, Саския, я рада тебя видеть. 
Они встретились у ворот. Чародейка и дракон. Как тогда в Карависта им предстояло решить проблему сообща, задействовав природный дар одной и истинную сущность другой. Это должно было быть интересно и, вне сомнений, это будет опасно.
   — Прости, что опоздала, везде гололедица.
Время уже не имело никакого значения. Онорада видела  отражение этой истины на лице подруги. Она отозвалась, пришла на помощь, не проигнорировав её просьбу и это было важнее всего.

Отредактировано Онорада ла Марш (05.12.2017 22:28)

+1

4

— Вот и ты, — всадницы поравнялись. Пусть Саския и выглядела так, будто прошло не шесть лет, а добрых два десятка, пусть теперь была облачена в тяжёлый доспех — Онорада её узнала. Драконица ещё некоторое время смотрела на чародейку: спокойно и даже почти безучастливо, как на ещё одного солдата в своём воинстве. Но больше сдерживаться уже не могла. Свесившись в седле, она перекинулась в сторону подруги и крепко обняла Онораду:
   — Все же приехала! Я уже и не надеялась, — вернувшись в седло, воительница широко улыбнулась, — Смотрю, ты решила не использовать портал. На самом деле, мудрое решение — мало ли кто сейчас следит за Вергеном. Идём, нам нужно многое обсудить.

   Не прошло и получаса, как женщины стояли в комнате Саскии, склонившись над грубой картой округи. Драконица пальцем, закованным в броню, провела путь от ворот Вергена в горы:
   — Вот здесь, в старых шахтах, творится что-то неладное. Мы уже не добываем так руду, хотя хотелось бы, но там стали пропадать люди. Я уже пробовала сунуться туда одна, но столкнулась с призраками. Они меня не очень-то и пугают, но одна могу и не справиться. Местными же рисковать нельзя, у меня итак слишком мало людей, — сложив руки на груди, драконица с улыбкой взглянула на чародейку, — К тому же, у меня непростые отношения с магией. И что-то мне подсказывает, что там всё дело с нею. Ты знаешь что тут было, когда Хенсельт решил ввести войска? Если знаешь, то понимаешь — мне нужен профессионал. А лучше тебя не сыскать.
   Полуправда. Полная же заключалась в том, что Саския не могла доверять другим чародеям. Уж точно не северным. Онорада была из Нильфгаарда, ведущего войну с местными королевствами: вряд ли она поспешит шпионить в пользу Филиппы или Шеалы. Был определенный риск, что она будет шпионить в пользу Нильфгаарда. Но Саския уже состояла с империей в переговорах и пока что успешно оттягивала своё решение. Да и что Онорада им скажет? Уж точно ничего нового: и про малочисленных защитников, и про дракона всем хорошо известно. К тому же, она её подруга. На то надеяться и оставалось.
   — Надеюсь, ты достаточно отдохнула. До пеще, самое большее, час езды. Может чуть больше, учитывая гололёд. Но ты должна меня понимать: я хочу как можно быстрее разобраться с этой проблемой. И я очень надеюсь, что ничего страшнее призраков мы не обнаружим.

   Выдвинулись они быстро — кони стояли в стойле готовыми к их скорому отъезду. Онорада и Саския снова отправились в приключение. Коней карьером не гнали, но и не медлили. Несмотря на тёмную ночь, которую едва освещали звёзды и Луна, воительница уверенно вела их тропкой между снегов. Окрестности Вергена Саския знала лучше, чем свои пять пальцев произвольно выбранной ладони. А скрасить скуку помогал разговор двух давних подруг, которые не виделись много лет.
   — Удивительно! Ты совсем-совсем не постарела, такая же как и в Карависта когда-то. Расскажешь мне о своих приключениях за это время?
   Саскии действительно было интересно, как прошли годы чародейки. Особенно ввиду последних событий — шутка ли, война за войной! Онорада, если ничего не изменилось, служила в Бюро Расследований. Интересно, участвовала ли она в высадке через Яругу? Драконица нет-нет, да и поглядывала на свою спутницу. Может быть и она приложила руку к тем бедам, которые коснулись Севера. А может и нет. Со стороны казалось страшно глупым пригласить к себе чародейку “чёрных”, но Саския понимала всю безвыходность своей ситуации: ей нужен маг. И если за годы дружба не померкла, то может Онорада поможет ей и чуть больше, чем нужно для выселения чёртовых призраков из гор.
   — О! Видишь тот склон? Там древний краснолюдский курган, который после войны использовали для захоронения павших солдат. Что интересно — использовали не аэдирнцы, а каэдвенцы. Забавно, неужели они считали, что всё же возьмут Нижнюю Мархию и вернут отдавших свою жизнь в отечество?

+1

5

— А я уж думала, что ты просто по мне соскучилась! Даже скакала во весь пор, дабы поспеть на сказочный пир в свою честь! — Саския изменилась, возмужала и стала более серьёзной, однако в ее глазах по-прежнему плясали озорные огоньки, в чем Нора убедилась лично, едва их лошади сровняли ход.  Сама Онорада за эти годы нисколько не изменилась, что, впрочем, было совершенно, не удивительно, учитывая то, что девушка являлась чародейкой, а над ними, как известно, время не властно.
   — Ладно-ладно, не задуши меня! А то где ещё ты найдешь чародейку готовую примчаться по первому твоему зову? — На самом деле чародейке было весьма приятно оказанное ей доверие. Она прекрасно понимала, что Саския не стала бы срывать её с места ради пустяковой проблемы, а значит, в Верген действительно пришла беда, ведь в свете последних событий дракоша изрядно рисковала, отправляя письмо в Нильфгаард, чародейке с кой её практически ничего не связывало кроме одного приключению в Карависта. Предавали и более близких друзей. Впрочем, все-то были лишь мысли, не имеющие совершенно никакого отношения к делу.
   — Значит шахты… — Ох не любила она подобные злачные места, но и выбора никакого не было, подруге требовалась её помощь, а внутри пещер дракону действительно не развернутся. К тому же если природный магический фон был нарушен чужой ворожбой или иными способами Онорада сразу же это почувствует, благодаря своему врожденному дару, а значит и решить проблему с призраками они с Саскией смогут в кратчайшие сроки.   
— Ты права, сначала дело, а удовольствия потом. — Им определенно было что обсудить, однако чародейка предпочитала разобраться с шахтами и их обитателями как можно скорее, а уже потом предаваться ностальгии за бокалом хорошего вина и желательно чего-нибудь съестного. Желудок предательски заурчал, Нора недовольно цыкнула, напоминая себе, что стоит перекусить в дороге хотя бы ломтем хлеба.
   
✡ ✡ ✡

   — Шародейки не шареют! — Буркнула Онорада, на ходу пережевывая последний бутерброд, да при этом ловко управляя своей кобылой одной рукой. Ночка недовольно сопела - хлеб был её излюбленным лакомством, а жадная хозяйка, судя по всему, не собиралась делиться с горемычной животинкой остатками своего ужина.
   —    Даже через двадцать лет ты запросто сможешь узнать меня в толпе. А насчет приключений… чего только не было за всё это время! — Рассказывать о своих злоключениях Нора могла часами, все же служба в БЮРО была весьма и весьма интересным делом, а случаи, что им приходилось расследовать, порой не поддавались никакой, даже самой безумной, логике.
   — С удовольствием расскажу тебе что-нибудь после, к тому же, у тебя явно есть ко мне вопросы. — Игра в гляделки не осталась незамеченной, впрочем, Онораду это ни капли не оскорбляло. У Саскии были все поводы не доверять чародейке из Нильфгаарда, и Нора прекрасно это понимала, как и понимала то, что помочь в решении данной проблемы могла только она. Ну, или любой другой чародей, что как вариант отпадало сразу.
   — Надежда, дракоша, все упирается в надежду. Надежда может быть чувством, порождающим размышления, или же чувством дарующим веру и силы идти дальше. — Она неприязненно повела плечами, как слабый холодок липких рук пробежал вдоль позвоночника - легкое возмущение магии в этом необычном месте. Но все же слишком слабое, чтобы стать причиной появления призраков.  «Дело в чем-то другом», твердил внутренний голос, а вороная кобыла опасливо подобралась, насторожив уши,  да раздувая ноздри в предупредительном всхрапе. Ей было не привыкать находить в подобных местах, ведь чародейка нередко путешествовала именно верхом.
   — Нам ещё далеко? — Морозный воздух щипал щеки, лоб, губы Онорады. Глаза уже давно привыкли к темноте, а дыхание перехватило от быстрой езды. Чародейка с интересом осматривалась, пытаясь понять в какие дебри их занесло.
   — Много людей пропало и есть ли выжившие? — Она не удосужилась спросить об этом раньше, но сейчас было самое время поинтересоваться, ибо полученной информации было ничтожно мало. Разумеется, чародеям БОР приходилось работать и с меньшим, но все же Онорада предпочитала быть вооруженной информацией до того, как попадет в самую гущу событий.

+1

6

— Надежда, значит, — Саския с улыбкой кивнула. Знакомое чувство. Слишком знакомое. Но почему-то Онорада решила опустить тот момент, что часто надежда становится камнем на шее утопающего, который в силу каких-то личных причин отказывается принять своё Предназначение. Вот таким утопающим и была сейчас драконица: Нильфгаард раздавит Верген. Может, с некоторой изжогой и неприятным послевкусием, но раздавит. А она всё медлит и медлит с ответом, надеясь найти способ переиграть генералов императора. А что же ей ещё делать?

   — А? Да нет, сейчас за поворотом ещё немного пройдём на конях, а дальше уже пешком. Там начинается скалистая тропинка, где коням не пройти. Да и без них мы незаметнее будем, — Саския ускорила ход. Как и Онораде, её совсем не радовало ночами шастать по шахтам. Разумнее было бы дождаться утра, но … Но, — Пропало? Сложно сказать. Понимаешь, милая Онорада, сейчас здесь земля неспокойная. Неспокойнее, чем когда-либо: можно нарваться и на чудовищ, и на зверьё. Более того, разъезды нильфов и партизанов Аэдирна. Тех, за кого могу ручаться — пятеро эльфов и восемь краснолюдов. Если верить молве, по меньшей мере пропало там вдвое больше. Живым нашли только одного эльфёнка, да он совсем головой повредился. Прости, я знаю не больше твоего.

   Саския кивнула на перевязь, которая ознаменовывала начало горной тропы. Ловко спешивших, она привязала коня и жестом попросила чародейку следовать за нею. Разум настойчиво твердил, что в глубине души она знала: ведьмак не до конца снял проклятие. Или, может быть, кто-то сумел наложить новое. Но с Онорадой они справятся. По крайней мере, Саския на это надеялась. Снова эта глупая надежда!
   — А вообще, знаешь, здорово вам, чародейкам! Вот так лет через пять приедешь погостить, а я уже и превратилась в дряхлую старушку, — драконица тихо рассмеялась. Идти в тишине совершенно не хотелось, да и до шахт ещё добраться надо. Если она что-то и знала о призраках, так это то, что их привлекают далеко не звуки, — Как думаешь, мне пойдёт это глупое платье, с лентой под грудь, которое носят матроны в Новиграде?
   Саския знала, что наверное, подобно Борху, ещё десятилетия ни года не прибавит. А может и в самом деле состарится — полукровка же. Глупый диалог, но как почва для шутки — почему бы и нет? Всё веселее, чем в тишине топать. С вопросами приставать к чародейке она не спешила — Онорада чётко обозначила, что всё расскажет позже. Она не была похожа ни на Филиппу, ни на Шеалу, но драконица успела уяснить, что магички редко пытаются себе набить цену, стремясь вызвать ещё больший поток интереса.

   Жестом воительница остановила Онораду. Прислушалась. Не считая орущих во тьме сычей. Размяв ладонь, Саския обнажила меч. Оружие казалось чем-то чужеродным, таким непривычным. Свой клинок она оставила в спальне, взяв произведение местных краснолюдов из-за покрытого серебром лезвия. Похожими мечами с привидениями бьются ведьмаки, а уж они-то в этом что-то понимают. По крайней мере так рассуждала Саския. Возможно такое же серебро они скоро смогут добывать и в этих горах. Осторожно ступая, драконица обогнула поворот и указала на низину пальцем:
   — Вот они, видишь? Явились.
   В низине, окутанной невесть откуда взявшимся туманом, отчетливо виднелись зеленоватые силуэты призраков, снующих туда сюда. Отдалённо напоминающие иссушенных людей в тряпье, они носились над землей, размахивая чем-то, похожим на проржавевшее железо. Саскии даже казалось, что они легонько подвывают. Повернувшись к подруге, она шёпотом спросила:
   — Что будем делать? Одна бы я, ясное дело, бросилась на них, но что-то мне подсказывает, что с твоими умениями можно провернуть дело более ловко.
   Ласково улыбнувшись подруге, Саския сбросила меховой плащ. И запоздало подумала, что стоило бы сменить броню на что-то менее тяжёлое. Как знать, может её латы для призрака не прочнее бумаги.

+1

7

У Онорады не было сомнений, что позвав её сюда, Саския сильно рисковала, учитывая то, кем была её старая знакомая, и сколько лет прошло с момента их последней встречи.  Она могла стать кем угодно, и иметь какие угодно помыслы в отношении леди дракона и её небольшого оплота под названием Верген. Доброта и отзывчивость Онорады вполне могли быть ловушкой, однако у чародейки не проскочило и единой мысли, что также просто в ловушку могут поймать и её.
   — Немало, — здесь кровь пропитала землю, а  незримая смерть сочилась отовсюду, таилась в каждой пяди промерзшей земли и в каждой квелой травинке, неведомо почему еще не рассыпавшейся в прах также, как и кости всех некогда погибших в этом краю.
   — И как давно начали пропадать? — Пальцы чародейки едва подрагивали, словно перебирая нити самого мироздания, но на самом деле Онорада лишь слушала, используя свой природный дар во благо той, кто некогда спасла Карависта.
   Кобыла встревожено стригнула воздух ушами, недовольно расшибая лёд кованым копытом. Она не понимала, зачем хозяйка привела её в это страшное место, зачем затянула повод и куда теперь держит путь. Не спасло ситуацию даже спокойствие копытного товарища, не спасло ситуацию даже звенящая ледяная тишина.
   — Тише, тише, — чары послушно легли на плечи вороной, словно теплая шаль, усмиряя буйный норов и давая надежду, что ла Марш обнаружит кобылу там же, где её привязала. — Так будет лучше. — Не хватало ещё лишиться коня и тогда придется добираться до Нильфгаарда телепортами, да и Ночку было жаль, они уже успели друг к другу притереться.
   — Сомневаюсь, что в старушку ты превратишься раньше меня! — Угасание и умирание – пожалуй, единственное, что всегда печалило чародейку, так и не привыкшую с легкостью отпускать людей. Именно поэтому она старалась не сближаться с людьми, с теми, кому жизнью отведен короткий век.
   — Я надеюсь на это, ибо не хочу видеть тебя морщинистой и вредной, даже если эти жуткие платья будут тебе к лицу. — Грустная тема. Несвоевременная. Онорада улыбнулась, позволяя себе разбавить ситуацию глупой шуткой. — Хотя, даже тогда от тебя будет польза, главное, научись вязать носки! — Вопросы без ответов, она чувствовала интерес не хуже, чем гнетущую атмосферу смерти, нависающую над их головами, словно купол ночного неба.
   — Спроси, я всё та же Нора, что и несколько лет назад, и всегда готова дать тебе ответ. — О чем? Она и сама не знала, но не желала выстраивать между ними никому ненужную стену. Зачем? Саския никогда не спросит о том, о чем она не сможет рассказать – слишком умна для задевания политических тем, а на остальное… остальное она никогда не скрывала от друзей.
   Они пришли, Онорада почувствовала это ещё до того, как драконица показала ей призраков, беспокойно снующих туда-сюда. Поле боя. Братская могила. Она не могла передать своих чувств, но по спине чародейки бежали липкие мурашки, а страх и отчаяние, принадлежащие не ей, опутывали девушку словно паутиной. Здесь, природный магический фон бунтовал, изгибался и моля о пощаде. 
   — Призраков отгоняет огонь, я могу призвать его на помощь, но сомневаюсь, что это поможет решить проблему. Нужно понять, что именно их здесь держит, найти якорь и оборвать эту связь, иначе на место этих придут другие.
   Она не знала наверняка, но чувство того, что они с Саскией находятся на кладбище её так и не отпускало. — Думаешь, что это они виноваты в пропаже людей? — Онорада в данном утверждении сомневалась, встреча с призраками – не приятна всегда, однако даже их можно миновать, имея на то желание и навыки хорошего бойца. А коль уж сильно припекло рискнуть жизнью, то от места их засады в обход низине вела крутая тропка.

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [05.01.1272] Шрамы той войны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC