Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [03.09.1270] В беде. В кои-то веки — не дама.


[03.09.1270] В беде. В кои-то веки — не дама.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s2.uploads.ru/e1VY9.jpg

Время: вечер;
Место: портовая таверна Цидариса с перемещением по интригующим местам;
Участники: Коркют, Летис Гвенллиан. Возможны вкрапления Изидора. Ну, тот парнишка из Цидариса;
Краткое описание: я вам, значит, расскажу всё, парни. И нихерашечки не утаю. Подрядил меня Казимир, паскуда, наёмничка одного крепко за яйцы прихватить. А я чего, я и прихватил. Кто ж знал,
что приблуда этот с чародейками якшается?
[nick]Коркют[/nick][icon]http://s6.uploads.ru/ywNrE.jpg[/icon][status]Пиковый туз[/status][info]Возраст: 38
Раса: человек
Деятельность: капитан с мрачным прошлым и насыщенным настоящим[/info]

Отредактировано Изидор из Цидариса (05.11.2017 01:48)

+1

2

— Ну-ка, сучечки мои сиськастые, задрали юбки — папочка дома!, — в сопровождении свиста и стука кружками об стол, Коркют хохоча вошёл в любимую таверну — “Порванные подвязки”. Заведение исключительно мерзотное, где пиво не разбавляют разве что мочой, а к приличной шлюхе надо отстоять очередь длиннее, чем к портовому коменданту. Словом, заведеньице как раз по душе Коркюту. Потому как тёмным делишкам его здесь никто не мешал, а в пиво даже не плевали — боялись. Да и как не бояться славного капитана “Косой Маргариты”?
   — Казимир, да чтоб твою жёнушку мне усами щекотать, пришёл и не опоздал!, — Коркют подсел в угловой стол к своему старому знакомцу. Тот, хоть и поморщился, запоздало указал жестом на стул.
   — Зато ты, Коркют, опоздал. Дело сделано? Схватил эту сучару?, — тучный и усатый цидариец стёр салфеткой пот со лба. Ему здесь не нравилось, никогда не нравилось. Даже ходя вдоль стены и не подпуская к себе никого на расстоянии десяти фунтов, он умудрялся выйти из “Подвязок” без нескольких момент. Один из необъяснимых феноменов природы этого местечка.
   — Вот уж точно, сучара! Троих моих положил, представляешь? Я корабли-то с меньшими потерями беру. Ну ничего, валяется в трюме. Я джошку за ним следить поставил, да фисштехом его накормил. Он теперь разве что ползком может двигаться, как слизень. Оставляя за собой след из блевотины. Что делать-то теперь, начальник? В море его выкинуть?
   — Избавь меня от своих больных ассоциаций. Хоть своим уродцам его скорми, мне плевать. Но суть ты понял — Изидор больше никогда не должен тут появиться. Намёк уловил?

   За ним следили. Слежку Изидор чувствовал на подсознательном уровне. Что немудрено — даже в Цидарисе офирцы были новинкой. Неважно, полукровки или чёрные, как ночь. И натыкаться на них то тут, то там … Слишком много совпадений. И, как на зло, обратиться даже не к кому. Устраивать резню посреди улицы тоже не с руки. А значит, только ждать. Или попросить о помощи её. Изидор долго думал. Взвесил все варианты. И понял, что дело, которое он провернул месяц назад, ему в этот раз так просто не забудут. Но пока он ещё жив, а значит может повертеться угрём на сковороде. Спустившись вниз, он свистнул служку:
   — Парень, снеси-ка это письмо в посольство “чёрных”. Да не дрожи ты так, не тронут тебя. Скажешь, чтобы передали его как можно быстрее Летис Гвенллиан. Всё запомнил? Ле-тис.
   Все меры предосторожности он принял, даже подписался бароном де Ашгаттом. Само же содержание письма было донельзя лаконичным: “Я в беде. Цидарис. Порт”.

   Казимир ушёл, а Коркют смачно харкнул ему на дорожку. Иметь дела с этой мелкой пешкой не хотелось, но он всегда платил. Даже точно в срок! Но мстительный же, зараза. Подумаешь, сжёг наёмник тебе торговый корабль с сукном. Могло так случиться, что он, Коркют, взял бы абордажем при следующем плавании. Перед капитаном поставили исполинских размеров кружку с пивом, на которую тот тут же жадно накинулся. В Цидарисе его уважали. И он долго шёл к тому, чтобы стать тем, кем и является. Удивительно: сын бойца из ям и северной шлюхи стал капитаном, чьё имя гремит на всех морях и даже эти бородачи со Скеллиге побаиваются.
   — Разгрузились, денег куда надо занесли. Что с наёмничком-то будем делать, капитан?, — к Коркюту со своей кружкой подсела Айсу. Капитан ей приветливо улыбнулся: вот сколько не говорили ему, что баба на корабле в беде, а вот дослужилась баба до старшего помощника. И бедой была разве что для тех кораблей, которые видели мачты “Косой Маргариты” на горизонте. Ласково убрав чёрную прядь с её лица, Коркют ей подмигнул:
   — Жирный говорит, мол, творите что хотите. А я что думаю, Айсу, чего нам товар переводить? Видела, как дерется? Не человек, животное! Свезем-ка его к нашим, да продадим в ямы. Кто знает, может будем потом сидеть на его битве за чемпионский титул. А что, глазок на него положила? Не заставляйте меня ревновать, мадам старший помощник!
   Айсу ничего не ответила, только хихикнула себе под нос и легонько ударила капитана в плечо. Наёмник волновал её не больше, чем любой другой рабиз трюмов. Разве что поинтереснее был: бился действительно славно, да и сам не совсем отвратительный. Может и скрасить плаванье. Пусть она и одевалась по северной моде, как зерриканка Айсу силу уважала. Впрочем, куда этому мужчинке до капитана?
   — Ну, милая, неси горячее! А потом девочек веди, смотрины устроим, — Коркют звонко шлёпнул по заду официантку, долившую ему ещё пива. Та лишь подскочила и, робко улыбнувшись, поспешила вернуться к стойке, — А мужики здесь — и их веди! Видишь, я с дамой, чего жадничать?
[nick]Коркют[/nick][status]Пиковый туз[/status][icon]http://s6.uploads.ru/ywNrE.jpg[/icon][info]Возраст: 38
Раса: человек
Деятельность: капитан с мрачным прошлым и насыщенным настоящим[/info]

+2

3

Неожиданное письмо застало Летис Гвенллиан в самый неподходящий момент - она кропотливо выстраивала магическую защиту, призванную скрыть от посторонних глаз и в особенности рук документы с секретной информацией. Будучи делопроизводителем, которому снесут голову за потерю таких документов, Летис тратила немало ресурсов на их сохранность.
- Arse. Voerle! - Хмурому охраннику пришлось молча стоять под дверью. Вопреки его ожиданиям чародейка вышла ни через минуту, и даже ни через десять.
- Que'ss aen, que wedi evellienn seo tedd sefyll yma shed yn snortio'n uchel? - По-прежнему хмурый мужчина молча передал письмо и, немного подумав, решил всё же посвятить аэп Рыс в некоторые детали появления конверта в посольстве.
- Прибежал паренек, сказал срочно передать именно Летис Гвенллиан, вы у нас одна такая. - Ему - охраннику - хотелось бы немного наклониться вперед и взглянуть на письмо, очень уж интересно было, что там такого срочного и почему именно делопроизводителю, но мужчина сдержал свой порыв. К его же счастью, ибо Летис очень не любила, когда суют нос в ее документы, особенно личного характера.
"Интересно".
Аккуратно, словно боясь порвать бумагу и причинить ей боль, чародейка вскрыла конверт, пробежалась взглядом по одной единственной строчке и стала жуть как похожа на стоящего рядом мужчину - нахмурилась, помрачнела.
- Вы его не отпустили, я надеюсь? - Хорошо, что сам посыльный не слышал этого вопроса, потому что произнесла его аэп Рыс таким тоном, как будто хотела его убить самым изощренным способом.
Охрана посольства Нильфгаарда была немногословна и мрачна, однако не глупа. Отпускать с миром нордлинга, принесшего подозрительное письмо, о содержании которого гадали все, кто видел конверт, они не стали.
- Не бойся, - парнишка в своей бледности мог посоревноваться с трупом и победить. - Ты в посольстве, а не в темнице, - Летис улыбнулась. - Мы не причиним тебе вреда, просто спросим, кто тебе передал этот конверт?
И пока взволнованный и заикающийся нордлинг, косо поглядывающий на хмурых мужчин за спиной южанки, рассказывал как дошел до жизни посыльного, чародейка искала подтверждения слов в его воспоминаниях. И нашла.
- Проводите юношу, - и исчезла за дверью, не проронив больше ни слова.
Сомнений не возникло. Аэп Рыс не задумалась о рисках и опасностях, которые могли поджидать ее в Цидарисе. Она отмахнулась от мысли, что открывает портал в настолько дрянное и грязное место, что может просто-напросто не вернуться.
Чужих воспоминаний было мало, хотелось увидеть его собственными глазами. В груди щемило от мысли, что новой встречи не бывать.

Шлюхи. Шелудивые псы. Вонь протухшей рыбы. Сальные взгляды северян с не менее сальными волосами. Отборная ругань и приглашения в ближайший переулок, чтобы "быренько перепихнуться, тебе, это, понравится". Сказать, что Летис не нравилось в портовом районе Цидариса, значит, arse, ничего не сказать и она уже мысленно пообещала, что убьет Изидора, как только найдет его.
"Кстати о поисках. Беда - понятие растяжимое, как и порт, как и Цидарис. Где тебя искать, беглец?"
Единственной подсказкой была таверна, где и было передано письмо, но названия чародейка не знала, не была уверена, что это вообще в Цидарисе, но стоило с чего-то начать.. хотя бы вот с того шумного места, которое в любой другой день стоило обходить стороной. Деревянная скрипучая вывеска гласила, что Летис заходит в "Порванную подвязку". Название-то какое, название!
"Мое последнее посещение таверны в порту закончилось почти насилием и болотами. Предчувствую, в этот раз будет не лучше".
- Добрый вечер. - Отставив кружку, которую трактирщик натирал грязным полотенцем, он с ухмылкой взглянул на южанку. Ей было не место в подвязках и это понимали все, в том числе и сама Летис. - Я ищу Изидора из Цидариса, наемника. Уверена вы наблюдательный человек и сможете помочь мне в этом нелегком деле. - Звякнули монеты. Они должны были сделать его чуть сговорчивее.
Пока чародейка шла по грязным улицам, она продумывала план и изначально он заключался в том, чтобы не привлекать к себе внимания и незаметно для местных выудить из их голов нужную информацию. Однако, зайдя в подвязки, аэп Рыс поняла, что никаких сил не хватит, чтобы изучить каждого. Да и глядя на то, как моряки с удовольствием мчат на сушу, чтобы поиметь дешевую портовую шлюху, Летис потеряет очень много времени, а нынче это непозволительная роскошь. Прямолинейность и топорность - вот девиз взволнованной чародейки.

+1

4

Изидор с трудом разлепил глаза. Чувствовал он себя паршиво, но донельзя знакомо: кажется, его били. Долго, со вкусом и не без использования ног. Мысли путались, роились в наёмничьей голове, как стадо веселящихся тараканов и никак не хотели складываться в общую картину. Охнув, цидариец присел. Сомнений не было — он в трюме. Вот только чьём и зачем? Об этом, к сожалению, ему никто сообщить не спешил. Радовало хотя бы то, что он один. По крайней мере он не схвачен как случайный встречный, чтобы быть потом проданным на рынке невольников.
   — Есть кто?, — на крик Изидора откликнулись разве что скрипучие доски корабля, мягко качающегося на береговой волне. Но на его зов никто откликаться не спешил. Наёмник ухмыльнулся: все темницы похожи одна на другую, а уж тюремщики — тем паче. Размахнувшись, он принялся со вкусом и без всякого уважения к нотной грамоте лупить кандалами по решетке. И вскоре дверь в трюм отворилась.

   Поправляя пояс, Коркют спустился в общий зал. Пиво выпито, ужин сожран, а шлюхи употреблены по самому что ни на есть естественному потреблению. В плаванье они отправляются только завтра, а потому можно бы и повторить процесс по-новой. Капитан скучающе зевнул и вновь упал за свой любимый столик. А люди приходили в таверну, люди уходили из таверны: скука! Одни матросы. Правда, были ещё пара торговцев. И немного стражи. Но в основном — наёмники. И немудрено, “Повязки” давали им всё, что нужно. Коркюта привлек внимательный взгляд тавернщика. Он говорил с какой-то девчонкой, но то и дело поглядывал на него. И, наконец, интенсивно почесал нос: старый-добрый сигнал. Сообщающий о том, что беда ещё не произошла, но явно о тебе осведомлялась.
   — Останавливался тут такой, как же. Морда злая, на поясе меч. Зато платил хорошо. Ток энто, съехал он. Ещё вчерашнего дню как съехал, — привычным движением тавернщик, закончив издеваться над своим носом, смахнул монеты под стойку, да отвернулся, чтобы почтить своим вниманием целый ряд бутылок. В затылок Летис упёрся нос Коркюта, который дыша на чародейку перегаром, с сильным акцентом спросил:
   — А что такая милашечка забыла в таком месте?, — не давая ей возможности опомниться, он скользнул вперед и, упёршись спиной в барную стойку, сложил руки на груди, — Вот, знаешь что, всегда интересно было: и чем вас, молодых девок, места-то такие манят? Делюсь теорией и денег не беру — любая баба суть есть сосуд наслаждений и, как любой приличный сосуд, желает быть откупоренной. Что скажешь, милашка?
   Улыбаясь белыми зубами, капитан разглядывал девку. Невысокая, с прической простенькой. Одежка, конечно, не кметская, но тоже ничего особенного, кроме фасона. И откуда это чудо в перьях вылезло-то? И зачем ей Изидор? Коркют сразу догадался о причинах беспокойства тавернщика: других просто быть не могло. Их груз давно на складах, взятки занесены, а если вздумается какому матросу в городе буянить и быть схваченным стражей, они сразу же уйдут в несознанку — мол, милсдари стражники, это вообще не наш, впервые морду его гнусную видим, а потому и помочь ничем не можем. И всё же, эта девчушка стояла тут и спрашивала о наёмнике. Любопытно. Ещё не настолько сильно, чтобы перерезать ей глотку, но достаточно, чтобы как минимум осведомиться.
   — Как тебя зовут-то, девочка? Я тут твой разговор с этим протирателем стаканов услышал, уж больно сильно ты пищишь своим милым голоском. Ищешь Изидора? Давай лучше со мной, я симпатичнее буду, — Коркют хищно улыбнулся и победно вскинул руки, — А ежели тебе сегодня совсем не хочется, помни добро капитана Коркюта — хочешь, провожу к наёмнику?
   Хочет. Или не хочет. Какая разница? В “Подвязках” капитан ощущал себя если и не богом, то где-то из этой оперы: здесь было две дюжины его людей, играла приятная музыка и был открыт неограниченный кредит на шлюх и алкоголь. С какого угла ни посмотри, рай! И в этот его рай впорхнула непонятная птичка. Коркют был уверен, что она всего лишь какой-то из “хвостов” его заказов. Мало ли, денег не забрал или передать чего должен был. А в качестве своего жилища указал таверну. Не мог ведь он знать о том, что сегодня будет немного вынужденно отсутствовать.
   Коркют подмигнул девушке и жестом показал той части его команды, которая была в зале, подняться. В её судьбе он уже особо и не сомневался — ищет Изидора, значит пусть с ним и отправляется. Для полного, так сказать, комплекта. На мордашку вроде ничего и даже после нескольких месяцев плаванья с командой негодяев, употреблящих её по бабскому назначению на ежедневной основе, должна выглядеть вполне прилично. Обменяет её на новые сапоги.
   — Что же, милашка, остаёшься тут? Смотри, капитан Коркют дважды за собой не зовет.
[nick]Коркют[/nick][status]Пиковый туз[/status][icon]http://s6.uploads.ru/ywNrE.jpg[/icon][info]Возраст: 38
Раса: человек
Деятельность: капитан с мрачным прошлым и насыщенным настоящим[/info]

+2

5

Собственно, да. Останавливался, видели его хмурую рожу, но больше ничего не знаем и вообще бутылки сами себя не рассмотрят, а стаканы сами себя не протрут. На что Летис вообще надеялась, заходя в дыру, по ошибке именуемую таверной? Неужели на то, что ей сейчас сразу же расскажут об Изидоре и его проблемах, куда он делся, и даже карту нарисуют да яблочные пирожки в дорогу соберут? Было бы, черт возьми, замечательно.
Оставлять беседу неоконченной – а южанка ничего толкового от трактирщика не узнала и уже вознамерилась выудить нужную информацию раз не деньгами, то магией – аэп Рыс не захотела. Тяжело вздохнула, не понимая, почему с людьми всегда так тяжело находить общий язык, уперлась локтями о стойку и уже было открыла рот, чтобы заставить трактирщика забыть о бутылках, однако отвлеклась на неприятное дыхание у затылка. В «Подвязках» в принципе преотвратнейше воняло, но человек за спиной смог всех переплюнуть, сразу видно, профессионал с многолетним опытом. И, честно говоря, лучше бы он так и оставался за спиной, дыша в затылок, а никак ни в лицо.
«Пришла, вижу, вырвать твой язык». Окинув помещение беглым взглядом, Летис пришлось позабыть про свои кровожадные желания относительно подошедшего пропойца и вспомнить про, arse, дипломатию. Куда лучше аэп Рыс давалась бюрократия, однако вот незадача, поразить, поставить на место и заставить говорить правду ворохом бумаг и всевозможных справок Летис не могла.
Надо было брать с собой посла. D'yeabl.
- Интересная теория, в ней определенно что-то есть, но сейчас всё куда прозаичнее, - тут должно было последовать подробное объяснение своих слов, но распинаться Летис даже не думала. Времени на глупые и псевдофилософские разговоры с сомнительными личностями у подданной Нильфгаарда не было, как и желания. Впрочем, как и терпения. Приходилось прикладывать немало сил, чтобы не опуститься до выбивания информации путем открытых переломов, ожогов и прочих болезненных прелестей, которым ни капитан Коркют, ни кто-либо другой не будет рад. Летис сегодня вообще – вот удивительно – была немногословной и осторожной в словах, словно шла по чародейской башне, уставленной самыми изощренными ловушками. Опасалась ухудшить свое и без того незавидное положение. После такого Изидора точно придется убить, ибо заплатить он не сможет, за всю жизнь не заработает столько.
- Уже думала не спросишь. Меня зовут Селина, - чародейка изобразила подобие улыбки. – Не ты стащил у меня кое-что важное, значит, и не тебе возвращать, каким бы симпатичным не был. Нужен Изидор, - от чего-то показалось, что если изобразить ненависть к наемнику, то дело обязательно пойдет куда быстрее и продуктивнее.
И оно пошло, правда, кидаться в омут с головой и отправляться за Коркютом южанка не решалась. Этот человек, всем своим видом дающий понять, насколько же он паскудник, не внушал ни капли доверия и сулил аэп Рыс массу неприятностей, возможно, похуже тех, с которыми столкнулся Изидор. Интересно же выходит: Летис по первому зову сорвалась и кинулась спасать, однако ничегошеньки не выяснила, рубанула сгоряча и умудрилась потерять ходы отступления. Шум от поднявшейся из-за столов команды недвусмысленно об этом намекал. «Насладившись» не менее паскудными ухмылками - вот уж точно стоят своего капитана - чародейка повернулась к Коркюту. Идти с ним очень не хотелось, нутром чувствовала.
- Третьего приглашения не потребуется. Показывайте, где же прячется наемник, добрый капитан Коркют, - он, конечно, мог соврать и на самом деле не знать никакого Изидора из Цидариса, но выбирать не приходилось.
«Обратить в пепел тебя, твою шайку и твой корабль я всегда успею, bloede hoel».

+2

6

Ответ чародейки часть команды встретила радостным посвистыванием и звонким хлопаньем по ляжкам. Но Коркют жестом приказал им умолкнуть. Слишком легко, слишком просто. За милю пахло всё это разводом, ловушкой. Если не сказать. Но стоило команде затихнуть, он сам звонко расхохотался в лицо Летис, которую теперь знал под именем Селины:
   — Какая бойкая малышка! Приходишь к капитану и просишь показать где волшебный островок, да даже пива с твоих грудей отведать не приглашаешь?, — и плевать, что он сам её пригласил — более того — вынудил принять приглашение. Плевать, что нутро чувствовало подвох. Так даже интереснее. Она с таким жаром и злобой отзывалась об Изидоре, что Коркюту стало любопытно — а что между этими двумя? Уж явно не общая постель, стала бы тогда она срываться в его поисках. Вероятно, дело в деньгах. Всегда в них, — Ну да ладно, будет так. Кто я такой, чтобы отказывать такой мазельке?
   Капитан коротко кивнул тавернщику, мол, жди скоро. Что бы там не было у девки с наёмником, последний сейчас валяется в трюме корабля. Интересно, когда он приведет к нему бабу, как лучше: бросить её в соседнюю клетку или лучше на другую палубу? Ну, это ещё придумается.

   Бормоча на неизвестном языке, тюремщик Изидора, скрипнув дверью, вошёл. Наёмник сразу заметил блеснувшие на его поясе ключи и, паскудно улыбнувшись, начал колотить по двери клетки ещё сильнее. Офирец церемониться не стал и совершил глупую ошибку — подошёл к цидарийцу ближе. Изидор уж было подался вперед, но тюремщик схватил его за руки. Пленник попытался вырваться, но с удивлением заметил, что не может: слишком ослаб. А может этот детина был здоровенным. Как следует со всех сторон изучить этот вопрос Изидор не успел. Не потому как с детства отличался отсутствием воображения, а потому что тюремщик с силой рванул его на себя, познакомив лицо наёмника со стальной решеткой. Поцелуй, надо сказать, вышел смазанный, но Изидору его хватило, чтобы осесть на доски и утихнуть.

   — Дамочка, не затеряйся! Вы не похожи на пузатый блестящий алмаз, но будь уверена — я всю команду отправлю прочёсывать город, если тебе случится пропасть, — Коркют похабнейшей манерой подхватил Летис-Селину под руку и повёл дальше, вдоль портовых строений. Часть команды, храня гробовое молчание, шла следом. Всем были слишком хорошо знакомы правила этой игры, — Ты мне, милочка, лучше вот что расскажи: а не страшно тебе ночами по местам таким бродить? Вот, видишь того забулдыгу? Капитан Хорнихрюк. Ну, как-то по-другому, но мы зовём его исключительно так. Вот знаешь что он бы сделал?
   Забулдыга, то ли прослышав своё прозвище, только просто решив сменить диспозицию, перевернулся на другой бок и отксалютовал процессии бутылкой. И даже почти сумел выговорить: “Коркют, курвамать”. Мимо них проплывали уже склады — они приближались к кораблю, а капитан всё более гадко улыбался. Но настрой у него был что надо: он вдоволь натрахался, напился и даже сумел захватить дополнительный приз. В том, что девка теперь его имущество, он ни на секунду не сомневался. У неё был уже шанс сбежать, но она предпочла проследовать за ним в якобы убежище Изидора. И всё же, что эта малышка припасла в качестве козыря?
   — Мазелька, позволь-ка тебе представить во всей красе: гроза всех морей, злодейский рок и просто превосходный быстроходный корабль — “Косая Маргарита”, — вскинув руки, Коркют гордо задрал нос. И похвастать было чем — корабль выглядел замечательно, даже несмотря на облупившуюся краску, которой намалёвано было с десяток срамных картин самого разного содержания. Уж в чём-чём, а во вкусе капитану не откажешь. Команда нагнала их и выстроилась по обе стороны трапа, ведущего на верхнюю палубу. Они со стороны были похожи на какой-то издевательский почётный караул. У борта показался часовой с факелом, привлеченный шумом.
   Коркют ловко взбежал по трапу на самый верх. Коротко переговорив с часовым, он с победным видом обернулся и зловеще оскалился:
   — Ну что, сладенькая, ты поднимаешься? Твой Изидор прямо здесь, разве что бантиком не перевязан. Признаюсь, гостей мы не ждали.
   В соседнюю клетку. Определенно в соседнюю. Интересно ведь послушать о чём птички ворковать будут.
[nick]Коркют[/nick][status]Пиковый туз[/status][icon]http://s6.uploads.ru/ywNrE.jpg[/icon][info]Возраст: 38
Раса: человек
Деятельность: капитан с мрачным прошлым и насыщенным настоящим[/info]

+1

7

И во что Летис ввязалась, согласившись идти за капитаном и его придурковатой командой? Ничего хорошего из их прогулки не могло выйти в принципе, как ни крути и сколько бы не верь в доброе сердце Коркюта.. доброго капитана. И к Изидору он скорее всего не приведет, вероятно он даже не знает, где находится наемник.
Искоса глянув на галдящую команду, чародейка вздохнула. Она только что подписала себе если не смертный приговор, то что-то около того - такое же неприятное и болезненное. Оставалось уповать на магию и свою способность быстро сосредоточиться и прочитать заклинание. В себе Летис, в принципе, не сомневалась, но разумно опасалась, что шайка головорезов и пиратов может скрутить ее быстрее, чем она произнесет "arse".
"Ублюдки".
Удивительно, но покидать таверну, в которую еще несколькими минутами ранее совершенно не хотелось входить, было трудно, аэп Рыс шла с неохотой. Да, здесь было много людей и большая часть - если не все - были теми еще уродами, однако большая часть собравшихся не вызывала столько беспокойства, сколько Коркют и его свита, неустанно следующая позади. Они не отставали ни на шаг - Летис поглядывала - и прожигали своими взглядами.
- Не беспокойтесь, я не вчера родилась и не затеряюсь, - но очень хотелось, конечно. Вот прямо в одно мгновение взять и провалить под землю, исчезнуть с глаз и избавить себя от похабных взглядов. Что творилось в головах чародейка даже боялась смотреть. Нордлинги умели поражать и удивлять, даже спустя столько времени. Взглянув на Коркюта, южанка аккуратно высвободила свою руку.
- Начнем с того, что сейчас не ночь, а лишь вечер, - Летис выдавила из себя улыбку. Она старалась поддерживать разговор и всячески делать вид, что совершенно не представляет из себя ничего интересного. - У меня есть шпилька, - кажется в кармане что-то такое валялось, - не стоит недооценивать женские шпильки. - Глянув на загулявшего капитана, аэп Рыс усмехнулась. - Перевернулся бы на другой бок я полагаю. Или разлил бы водку.
Летис забыла о капитане Хорнихрюке так же быстро, как и пожалела о своем решении идти, забыв о здравом смысле, за Коркютом и его командой. Но путь назад давно был перекрыт, а потому приходилось идти лишь вперед, постепенно удаляясь от оживленных портовых улиц, где кутили и лапали шлюх уставшие моряки. Постепенно появились склады, темные переулки и тупики, а за ними и несколько пустырей. То и дело откуда-то доносились то ли крики отчаяния и боли, то ли стоны, иногда проскальзывали мольбы о помиловании и обещания отдать долг как можно скорее. Картина выглядела удручающей, как, впрочем, и корабль, на который с радостью взобрался капитан. Он любил своё корыто, понять его можно, однако вот Летис совершенно не испытала радости, гордости и еще более высокий чувств, увидев шаткий трап и выстроившуюся команду. В голове возникли самые неприятные картины, но пришлось усилием воли заставить себя их забыть и всё же подойти к трапу. И правда, что плохого может произойти, не сбросят же ее в грязную воду?
- Почему нет? Этому говнюку очень пошел бы розовый бант. - Уняв волнение и дрожь в коленках, аэп Рыс всё же решила подняться. Она шла на его сгибающихся ногах мимо десятков - хотя казалось, что их сотни - лиц, выражающих настолько яркую и удивительную гамму эмоций, что.. да, Летис снова пожалела, что пошла за Коркютом. В который раз это было? В третий кажется, а может и в тридцать третий. Стоит ли говорить, сколько придется выпить вина и лимонной, чтобы успокоить свои нервы, если чародейка вырвется из пиратских лап на свободу целой и относительно невредимой?
- Даже стало интересно, какой прием ждал бы званого гостя, - пробормотала себе под нос южанка, наконец ступив на корабль и с отвращением глянув через плечо на оставшуюся за спиной команду. Соблазн прошептать несложное заклинание и скинуть разом всех в воду был сильным, но сначала Изидор, потом все остальные.
- Ну, капитан Коркют, так и будем любоваться ночным Цидарисом или покажите, где прячется хитрый засранец?

0

8

— Засранец был хитёр, а взгляд капитана остёр!, — Коркют расхохотался очередной своей хохме и махнул рукой, — Идёмте-идемте, нетерпеливая мазелька. Свидишься сейчас со своим наёмником. Он, кстати, дюже буйный. Скажи-ка мне, лапочка, какой мне реакции от него ждать?

   Изидор перекатился на бок и сплюнул кровь. Кажется, ещё и зуб выбили. Тяжёло поднявшись, наёмник снова оглядел свою плавучую тюрьму. Никакого шанса выбраться: все доски сидят крепко, прутья не проржавели, а тюремщики на редкость недружелюбные. Изидор тяжело вздохнул и снова принялся лупить по прутьям. Кажется, у него созрело что-то вроде плана. Офирец, в этот раз новый, вошёл и кивнул узнику, мол, чего не угомонишься никак?
   — Ты по-людски умеешь-то? Вижу, по глазам вижу, что умеешь. Ну-ка, иди сюда, секрет тебе расскажу. Да не оглядывайся ты, идиот, делиться придется, — слова о том, что офирцу придется с кем-то делиться, подействовали, как волшебство. Аккуратно закрыв за собой дверь, он подошёл ближе и, присев на корточки, снова кивнул. “Новичок”, — отметил про себя Изидор. Мало того, что на обещания ведется, так ещё и при словах о мало-мальской выгоде уши навострил. А ведь казалось бы, в команде Коркюта! Тьфу.

   На второй палубе Летис и капитана догнал один из команды. Выглядел он странно: при нем не было никакого оружия, зато на шее и поясе в достатке висело черепов птиц. И одет был чудно, в тогу из белой шкуры в чёрную полосу. Схватив за плечо капитана, он резко обернул его к себе и указав на Летис произнёс всего несколько слов на зерриканском языке. Коркют коротко кивнул, потёр нос. Лениво пожав плечами, он внезапно резко швырнул Летис в стенку корабля и ловко схватил её руки:
   — Милашка, а что же ты не сказала сразу, что чародейка? Абиой, кликни кого-нибудь из команды, пусть тащут двимерит! У нас тут баба, курва, не простая, а золотая. Ну может не буквально, зато я уже знаю где её жопку сторговать можно.

   — Суть уловил? Кивни ты хоть, паскуда, тебе сказочно разбогатеть обещаю! Ещё раз, по пальцам: на рассвете придешь сюда с ключами, вскроешь замок и снимешь кандалы. Потом мы аккуратненько поднимаемся на палубу, воруем лодку и возвращаемся в Цидарис, — Изидор рассказывал офирцу гениальный план, в результате которого тот должен обогатиться, а наёмник — купить себе свободу. Офирец, однако, только пока разочаровывал: молча смотрел на Изидора, как на неведому зверушку. У наёмника даже закралось подозрение: может, он тут в языках практикуется? Или просто идиот. Но, к облегчению, офирец прикрыл глаза и кивнул, — Ты, главное, не реши, что тут самый умный. С тебя ключ, с меня — шифр в логово. А там уж золота хватает, мы знаешь сколько за время войны награбили?
   Золота, конечно, ни в каком логове не было. Даже логова не было. Все сбережения Изидора лежали надёжно в банке, а что до офирца … Наёмник пока не решил. В конце концов, пусть и обманом, но он вынудил его помочь. Наверное, бросит где-нибудь в Цидарисе. Он матрос, работу найдёт быстро. А вздумает искать наёмника — тогда уж только убивать. Но что поделать, ремесло такое. К тому же, нужно дождаться рассвета и возможности сбежать. Мало ли чему эта обезьяна там кивает. Офирец, кивнув ещё раз, медленно поднялся и исчез за дверью. Изидор облокотился на стену и попробовал заснуть. Но скоро дверь опять скрипнула.
   “Сдал-таки, паскуда. Ну, ничего”, — наёмник приоткрыл один глаз, но через мгновения широко раскрыл оба. В каюту вошёл не очередной тюремщик, а Коркют лично. И сопровождала его чудесная компания — Летис. Изидор обреченно выдохнул. На её руках были кандалы, а о материале гадать не приходилось. Ну, вдвоем плыть в Офир веселее, верно?
[nick]Коркют[/nick][status]Пиковый туз[/status][icon]http://s6.uploads.ru/ywNrE.jpg[/icon][info]Возраст: 38
Раса: человек
Деятельность: капитан с мрачным прошлым и насыщенным настоящим[/info]

+1

9

- Удара в нос? - Легонько пожав плечами, спросила Летис. - Он же буйный, что еще от него ждать.
Жаль, конечно, что не шибко удачливый, раз сумел угодить в передрягу, что пришлось вспомнить о чародейке с посольства Нильфгаарда. Сама чародейка была бы рада увидеть Изидора, однако до той самой секунды, когда пробежалась взглядом по строчкам, выведенным кривоватым почерком, была абсолютно уверена в невозможности встречи. Их ведь ничего не может связывать, из их союза ничего не сможет выйти. Так ведь?
Летис вздохнула. Ей не нравились корабль, команда и капитан. Особенно капитан. Было совершенно очевидно, что ни доброта, ни милосердность не являлись качествами Коркюта. Непредсказуемый, отбитый на голову, хитрый - да, но никак не добрый. Находясь рядом с ним, южанка чувствовала опасность буквально каждую секунду и каждой клеткой своего тела - она не знала, когда капитан решит оставить глупые беседы, не имела понятия, что творится в его голове и что именно он придумает. Могла бы узнать, но опасалась. Боялась так беззаботно использовать собственные возможности - сосредотачиваться на чужих мыслях и ослаблять бдительность - желала сохранить их в тайне. Коркют должен узнать о них потом, когда команда головорезов скроется где-то позади, а они останутся наедине, чтобы можно было поговорить. Или когда они спустятся в трюм, где и сидит Изидор, если он вообще присутствует на корабле.
Да, план был непродуман, да и в целом как такового плана у Летис не было, только импровизация и желание поскорее увидеть наемника, схватить его за шкирку и открыть портал куда-нибудь прочь из Цидариса, желательно сразу в Новиград. Еще лучше сразу в винный погреб - после таких знакомств и потрясений следовало как следует расслабиться.
Великое Солнце, на этом Севере можно совершенно спиться!
"Arse", - человек с черепами птиц не предвещал ничего хорошего, однако поняла это чародейка скорее не по черепам, черной коже и странной шкуре, а по взгляду. И пальцу. И заговорческоу шепоту. Она неуверенно отступила назад, глянула на ухмыляющиеся рожи поднимающихся на корабль людей.
Стало ли страшно? Очень.
Получается, черный узнал, что Летис пришла не карать наемника, а спасать его задницу и решил предупредить об этом капитана? Такого южанка не ожидала и думала, что еще сможет как-то убедить Коркюта в безосновательности обвинений, но если бы всё так просто. Arse, если бы всё было именно так. Столкновение затылком и спиной со стеной оказалось совершенно недружелюбным и болезненным - чародейка скривилась, даже зажмурилась и тут же постаралась отойти в сторону, выигрывая себе хотя бы жалкие секунды на простенькое заклинание. Не успела, кажется, у нее не было ни единого шанса.
- С-с-сука, - голова трещала, - мне что, ходить с плакатом "я чародейка"? Или может раздавать всем встречным листовки? Идиотский вопрос. - Озвучивать последнее всё же не стоило, ибо стало куда больнее. Аэп Рыс уже даже решила, что сможет своим затылком сделать вмятину в дереве, причем приличную и заметную с шагов двадцати.. Возможно даже красивую. А еще она подумала, что вполне в ее силах успеть подчинить себе Коркюта, пока двимерит не оказался в поле видимости.
Стоит ли говорить, что за свой сосредоточенный взгляд и отчаянную попытку хоть как-то исправить ситуацию, она получила еще и по лицу? Финальным штрихом стали тяжелые кандалы, но вся прелесть заключалась, конечно, не в весе, совсем не в нем. Стоило металлу коснуться чародейки, как она уже вслух пожалела, что оказалась в этом чертовом Цидарисе, чем очень потешила головорезов. Они смеялись, нет, насмехались, но где-то далеко - Летис почти не слышала их голоса, не могла разобрать слов. В ушах звенело, в глазах плыло, дыхание сбивалось, ноги не держали и южанка с ужасом осознавала, что стоит на палубе на коленях и блюет. Волосы никто подержать даже не подумал, суки.
- А их это.. всегда так что ли от двимерита? - Спрашивал где-то рядом очень впечатленный увиденным матрос. И хотелось бы ему ответить, при том красочно, а еще лучше вырвать его язык, но чародейка пыталась осознать себя в новом.. можно сказать мире - в абсолютной тишине и тьме, без магии, без всего. Привыкшая каждое мгновение своей жизни чувствовать пульсации Силы, Летис совершенно растерялась, словно ребенок, в одночасье лишившийся семьи и оказавшийся в центре Новиграда. И заодно потерявший ноги. И всё в один момент!
С трудом волочась за капитаном, покачиваясь, она беззвучно шептала себе под нос заклинания, но постоянно сбивалась и забывала слова - Летис! Забывала! Одно это сводило с ума и заставляло паниковать - она надеялась привыкнуть к действию двимерита и подавить его. Существовали записи, в которых говорилось о сильных магах, способных колдовать даже с двимеритом на руках, но аэп Рыс к их числу не относилась, к собственному сожалению. Для нее было настоящей пыткой даже спускаться по лестнице, но добрый капитан Коркют всю дорогу поддерживал, а потом со всей возможной заботой толкнул в спину, с хохотом комментируя, с как забавно падает чародейка и какое интересное путешествие ждет ее и всю команду.
Летис не слушала оскорбительные высказывания, не видела ничего вокруг себя и даже не двигалась. Свыкнуться с отсутствием всего привычного было не просто сложно, а в целом невозможно.
"И никому письма не написала".

0

10

— Господа, поднять якорь! Шлюх и алкоголя ещё добудем. Если кого забыли — ай-да кабанчиком на берег и бегом назад, — Коркют ходил по кораблю и выкрикивал команды. Плохо — они уплывают за день до планируемой даты. Но капитан был старомоден, а потому твёрдо знал, что чародейки к беде. Даже с двимеритом между вечно юных булок, даже скованные цепями. А лишняя беда ему ни к чему. Абиой вовремя распознал в Селине ведьму. Слишком вовремя, чёрт возьми! Не мог сказать об этом на причале? Ну, не мог — его там не было. Что в глазах Коркюта вины его не умаляло. С другой стороны, стоимость его багажа только что существенно возросла.
   Вернувшись в каюту, капитан устало потёр виски. И всё же, какого чёрта чародейке нужно от наёмника? Картинка складывалась только в срамные слова. Должно же быть этому какое-то стройное объяснение. Да и ведьмы обычно предпочитают заявиться с эскортом, напыщенным видом и чётким требованием выдать им всё, чего душа пожелает, здесь и сейчас.
   — Ну ничего-ничего, будет укротителям зверей новая пантерка, — набив трубку, капитан опустился на кресло и раскурил чёрный зерриканский табак, — Но жопка, конечно-с, худовата. Эй, парни! Крикните кто-нибудь ко мне Айсу!

   Изидор сидел молча. Буквально прожигал взглядом стену сквозь решетку. Ситуация становилась всё более идиотской. Вернее, предельно стала таковой не более часа назад. В тот момент, когда к нему в камеру бросили ещё одну узницу. В которой, конечно, он без труда узнал Летис. Она рядом извивалась в муках, а он и слова сказать не мог. Разве что выдать длинную тираду относительно того, как сильно он раздосадован её неудачным пленением. Оставалось надеяться, что офирец клюнул на его удочку и ночь завершится чуть более благополучно, чем планировалось.
   — Рад видеть вас, Летис. Как самочувствие?, — наёмник не мог не съязвить. Он прекрасно представлял, как она себя чувствует, обвешенная двимеритом. Где-то он уже слышал про этот чудесный металл и даже собирался прикупить немного, да вот руки не дошли. Подобрав Летис за плечи, он положил её себе на ноги. Пусть и в таких обстоятельствах, он все же рад был её увидеть. Особенно после той последней встречи, которую он, пережив много раз в памяти, посчитал крайне смазанной. Утешающе убаюкивая чародейку, Изидор искренне надеялся, что чёртов офирец не забыл об их уговоре.
   Наёмник уже дремал, когда дверь вновь отворилась. Чёрной тенью в неё скользнул матрос и, воровато озираясь, открыл клеть. Офирец всё же купился на обещанное богатство. Присев рядом с наёмником, он сверил его взглядом. И, наконец, тяжело вздохнув, освободил того и чародейку от сковывающих руки цепей. Они были свободны! И всё было бы довольно-таки неплохо, если бы не целая команда головорезов на борту.
   — Молодец, юноша, молодец. Стой. Хвост! Прямо за тобой!, — Изидор прошипел, притворно согнувшись в коленях, будто бы готовясь атаковать. Растерянный офирец обернулся и наёмник, не тратя времени, свернул ему шею. Аккуратно укладывая труп на пол, он невольно задумался о том, что убивать своего спасителя не собирался.
   Так они договаривались.
   До Летис. Но после этого — нет. Никакого милосердия.
   Изидор прислушался. Было тихо, где-то на верхних палубах слышались шаги часовых. Команда Коркюта — настоящий сброд, который не догадался даже выставить у складов охрану. Но они были опасны. И их было намного больше. Можно было бы рассчитывать на посильную помощь Летис, но она была утомлена. К тому же, один раз они её уже схватили. Значит, нельзя быть опрометчивым.
   — Летис. Летис, очнитесь, — Изидор легонько потряс чародейку за плечи. Как только стало ясно, что самообладание вернулось к ней если и не в полной мере, то весьма значительной. Сейчас не было времени на слова и переживания, а потому наёмник легонько подхватил её под шею и нежно, насколько мог, поцеловал. К чёрту — им, возможно, сейчас обоим помирать, — Идёмте. Только прошу вас, тихо.
   Изидор имел представление о кораблях. К тому же, тащили его в сознании. Двигаясь тенью вдоль стен, они вышли на среднюю палубу. Каюты команды. Бесшумно скользя мимо гамаков, наёмник подхватил чью-то саблю. Воровать чужое оружие, когда Летис рядом, становилось уже какой-то глупой традицией. Парочке повезло — никто не проснулся. Скользнув вверх, Изидор на секунду приостановил Летис:
   — Летис, простите за просьбу, учитывая ваше состояние, но не могли бы вы добавить огоньку? Например, воспламенить ту гору тряпья. Или всю палубу разом, как вам будет угодно. Мне страшно не понравился этот корабль. К тому же, эти господа могут помешать нам отправиться домой.

0

11

В двимерите всё же были свои положительные стороны - для чародейки - просто заметить их было чрезвычайно сложно и в некоторых ситуациях даже невозможно. Из-за сковывающей и сводящей с ума боли Летис не почуствовала болезненного соприкосновения с полом, что и вызвало громкий смех и несколько глупых шуток. Она не сразу поняла, чем ударилась и что теперь болит. Позже, впрочем, всё равно ничего не поняла, ведь болело всё, а судорога, пробирающая временами тело, совершенно сбивала с толку. Пришлось оставить свои попытки оценить полученные повреждения.
"Arse". Летис оказалось в патовом и совершеннейше дряном положении, выхода из которого пока не видела. Когда голоса совсем стихли, южанка слабо зашевелилась, проверяя прочность цепей, и тут же поморщилась, тихо ругаясь на нильфгаардском: крепко, добротно, больно. Предстать в таком беспомощном и откровенно жалком виде перед наемником аэп Рыс хотела меньше всего.
- Прекрасно. Я думала по мне заметно, - огрызнулась южанка, не поднимая головы и даже не пытаясь увидеть Изидора, с лихвой хватало его голоса. От пожирающей обиды она чуть было не выпалила, что если спасется, то никогда больше не бросится ему на помощь, а все письма будет сжигать, не открывая, и пусть помирает в самой arse. И хорошо, что промолчала, ведь знала, что даже рискуя опять оказаться закованной в двимерит, а потом униженной и, если повезет после пережитого, убитой, она всё равно попытается помочь, вероятно более удачно, чем вышло сейчас.
- Я думала мне не составит труда отыскать тебя и вытащить из любой задницы. - Лежа на ногах наемника, Летис усталым взглядом разглядывала его лицо. Команда Коркюта не постеснялась в проявлении своих чувств. И как тебя угораздило так вляпаться, Изидор?
- Мне стоило быть менее, - южанка сделала паузу, подбирая на всеообщем языке наиболее подходящее слово. Подобрала матерное, но решила озвучить его более приятную и цензурную версию, - наивной. Да, наивной. Извини, из меня вышел дерьмовый спаситель. - Больше слов не находилось, впрочем, как и сил, чтобы их произнести. Прижавшись к Изидору, Летис прикрыла глаза. Она была рада, что Коркют не соврал относительно наличия наемника из Цидариса на корабле, переживать потерю большей части себя и ежесекундные страдания в его компании было проще. Совершенно того не заметив, аэп Рыс заснула и настолько крепко, что не услышала ни скрипа двери, ни шагов, ни звона спадающих с запястей цепей.
Пробуждение и осознание, что руки ничто не сковывает, а Сила до приятной дрожи ощущается каждой частичкой тела было словно свежим глотком воздуха или даже вторым рождением, но не это принесло тепло и вызвало улыбку.
- Это ведь не последний? - Летис, придерживаясь за стену и не сводя взгляда с Изидора, медленно поднялась на ноги, однако идти за ним не спешила. - И не прощальный я надеюсь? Можно не выходить на бой с целой командой, а прямо здесь открыть портал в город и, - чародейка осеклась, - но твои вещи явно не в городе.
Бесшумно следуя за Изидором и потирая покрасневшие запястья, чародейка озиралась по сторонам. Когда она только вошла на корабль и уже было решила, что с капитаном проблем не возникнет, на ее пути неожиданно появился черный мужчина, явно чародей. И она не сомневалась, что и сейчас он - или кто-то другой - может также неожиданно встать на пути и поднять шум. Было страшно оказаться закованной в двимерит, когда только от него избавилась. Увереность в себе несколько пошатнулась, но Летис старательно делала вид, что она по-прежнему хозяйка положения и знает, что делать и как выбираться.
- Мы ведь про спящих bloede hoel сейчас? - Аэп Рыс взглянула на каюты команды, откуда отчетливо доносился коллективный храп. - Но даже если не про них, то меня не остановить, идея мне нравится. - И, злобно ухмыляясь, а также спеша свершить свою месть, пока не явилась менее пьяная подмога, Летис создала небольших размеров пламя, которое с каждым словом и движением разгоралось сильнее, охватывая людей и стремясь покрыть собой всю палубу.
Как и следовало ожидать, команда проснулась. Корабль накрыло какофонией из их криков и матершины. Чародейка, нисколько не сомневаясь, что магический огонь людям не потушить, развернулась на пятках и пошла прочь от маленького филиала ада, созданного ее заботливыми руками.
- Рано или поздно огонь перекинется и на другие палубы, после чего корабль пойдет ко дну. У нас не так много времени. И уверена сейчас появится один черный мудак и если он умеет чуть больше, чем просто на глаз определять чародейку, то у нас проблемы, - Летис остановилась и резко повернулась к наемнику, заглянула в его глаза. Ей приходилось прикладывать немало усилий, чтобы скрыть нарастающую панику и липкий страх. - И ладно, раз уж я пришла тебя спасать, хотя судя по трупу в трюме ты и сам неплохо справляешься, то если все пойдет совершенно плохо, то ныряй и надейся, что знаешь куда плыть, а я здесь разберусь.
"Может зря я это предложила? Спасать ценой собственной жизни, если всё пойдет по самому худшему пути, не самое приятное. Arse, ладно, я что-нибудь придумаю".

Отредактировано Летис Гвенллиан (25.11.2017 16:12)

+1

12

Всюду слышались крики, стоны боли и хруст деревянного корпуса, терзаемого чародейским огнем. Изидор тихонько тронул за плечо Летис. Конечно: она не сомневалась, что справится. Что сможет вытащить его из любой передряги. Но это было слишком. Пусть в итоге они и смогли выбраться — смогли ли? —, он не должен был впутывать её в эту передрягу. Цидариец мелькнул глянул на чародейку, а в ушах набатом били слова, которые он сам когда-то сказал: наёмник не имеет привязанностей. И ведь столько лет умел не иметь, а здесь — будто с цепи сорвался.
   Они выскочили на верхнюю палубу. Под звёздным небом вдалеке виднелась линия берега. Хорошо — корабль не успел выйти в открытое море и у них ещё есть возможность вернуться на земную твердь без использования порталом. И говоря откровенно, Изидор не думал, что у Летис после двимерита и огненных чар хватит сил и концентрации, чтобы создать безопасный портал.
   — Бл …, — ночной воздух разрезала шипящая молния. Она пронеслась мимо, но успела царапнуть плечо наёмника, от чего тот упал на одно колено, — Летис, укрытие.
   Следуя своему же приказу, он неловко перекатился за стоящие рядом бочки. На борту был чародей и отпускать этих двоих он явно не планировал. Присев поудобнее, наёмник выглянул из-за бочки. В конце концов, придётся подраться: на горящем корабле оставаться совершенно не хотелось.
   — Бедная, бедная “Косая Маргарита”. Столько штормов пережила, столько абордажей! А тут, надо же, рабы подожгли, — с носа двигалось три фигуры: капитан Коркют, невозмутимо жующий яблоко, зерриканка Айсу и чародей Абиой, грозно потрясающий черепами. И пусть колдун с первым помощником были готовы вступить в схватку, самого капитана казалось бы происходящее не сильно волновало. Отбросив огрызок, он встал, широко расставив ноги и уперевшись кулаками в бока, — Ну, голубки, не прячтесь. Как решать вопрос будем, Изидор?
   Наёмник тихо выругался. Трое свеженьких против двоих потрёпанных — не самый лучший расклад. В умении команды Коркюта Изидор не сомневался. Вряд ли он годами мог бы терроризировать море, если бы рядом с ним стояли сплошные неумехи. Найдя взглядом Летис, наёмник несколько раз указал себе на голову двумя пальцами, всем своим видом предлагая чародейке снова заглянуть в его сознание.
   “Сдерживай колдуна. С тремя сразу мне не справиться. Сразу как начнётся заварушка — присоединяйся. Если хватит сил, то колдуй портал и беги. Я серьёзно. А если придется умирать, то сделай это с честью”, — Изидор не знал, есть ли хоть какое-то понятие о чести у чародеев. В наличии таковой у себя лично он иллюзий не питал: её не было. Но так уж заведено, что помирать нужно с честью. Видимо потому что без неё глупая и бесполезная смерть совершенно обесценивается. Приладив саблю к ремню, Изидор поднялся и вышел из-за бочек.
   — А нахрена ж ты, рожа, тащишь на свой корабль, что ни попадя? Если ты не заметил, я здесь с точно такой же проблемой, как и ты: мы в океане на горящем корабле. Есть в этом что-то романтичное, а, Коркют?, — Айсу отделилась от троицы и сделала несколько шагов вперед, создав препятствие между наёмником и капитаном. Изидор поравнялся с ней и остановился, — Не находишь, что сначала нам надо разобраться с этой проблемой?
   — Не вижу никакой проблемы, Изидор. Только если ты вдруг не разучился пользоваться лодками. Как, говорю, решать-то будем?
   — Справедливо. А решать … Полагаю так, как и должны решать проблемы братья по ремеслу. К счастью, двоюродные.
   Лежащая на эфесе ладонь сжала рукоять сабли и метнулась вверх. Старый, классический приём, который спас сотни, если не тысячи, наёмников. Одно ловкое движение и противник выведен из игры. Изидор идеально прицелился в подбородок Айсу, но никакое мастерство бы его не спасло: зерриканка чуть повернулась корпусом и, схватив на лету его руку, швырнула на палубу. Удивлённый наёмник чуть не стал трофеем для её меча, тут же опустившегося сверху — спасла привычка надолго на земле не задерживаться при заварушке. Откатившись и вскочив, он парировал удар Айсу и с трудом встал в стойку, после чего обороняться стало сильно проще.
   “Сейчас, Летис. Не медли”, — наёмник надеялся, что чародейка все ещё читает его мысли, потому что в следующее мгновение их вытеснили заученные пируэты и финты. Ловко уходя от меча и принимая клинок зерриканки на свой, он не мог не удивиться её умению: такого противника редко обнаружишь на палубе пиратского корабля.
   Всюду затрещали чары и “Косая Маргарита” окрасилась дикими красками неистовой магии. Изидор лишь надеялся, что не словит случайное заклинание и сплелся с зерриканкой в безумном стальном танце, где никак не мог одержать верх. И белая грязная рубаха то тут, то там покрывалась алыми пятнами.
   — Ну, понятно, — только и сказал Коркют, прежде чем исчезнуть за горой такелажа. Корабль тряхнуло. Не выдерживая повреждений, судно всё пошло трещинами.

+1

13

Летис ждала появления мага, потому что не верила в огромное везение и что чародей будет спать с остальным сбродом, в конце концов, чародей он или как. Однако его подлая жалящая молния всё равно стала неожиданностью и вызвала бурю негодования, которая мгновенно вылилась в нильфгаардскую грязную ругать, изредка прерываемую матершиной северной. Спрятавшись за ящиками, чародейка сжалась и закрыла голову руками – Абиой не стал ждать, пока южанка выскажет всё, что она думает о корабле и его команде, и шмальнул еще одним разрядом по ящикам – Летис засыпало остатками верхнего ящика и  каким-то мелким мусором. И стоило бы ответить магу, но аэп Рыс вместо изобретения гениального плана по обезвреживанию всей тройки и, главное, чародея, посмотрела на Изидора. Его задело и хотелось бы удостовериться, что не серьезно.
«Да ты и с одним не факт, что справишься! Давай другой план, arse. Изидор! Изидор, мать твою, стой! И если ты хотел помереть, то мог приехать ко мне в Новиград, а не тащить свой зад сюда!» - Наемник покинул своё немудренное укрытие; Летис он точно  слышал, но, видимо, не слушал.
- Arse. Сука. – Еще одна молния разнесла в щепки очередной ящик. Какое счастье, что Коркют любил возить с собой целую кучу хлама. Вступать в схватку южанка по-прежнему не спешила, даже не оценила ситуацию, в которой оказалась.
«Какой же ты идиот, Изидор», - зерриканская девка с легкостью перехватила его руку и познакомила с полом; со стороны выглядело очень больно, аэп Рыс уже даже подумала, что славные наемничьи времена подошли к концу. Выглянув из укрытия посильнее, Летис взглянула на Коркюта, затем уже на серьезно настроенного чародея.
- Какая же cuach’ня. – С этими словами пришлось выскакивать из-за ящиков, на ходу зачитывая заклинание и создавая молнию. Вырвавшись из рук чародейки, она рванула вперед, сталкиваясь с творением Абиойя и тем самым защищая Летис. Молнии, уйдя в сторону, ударили в пол всего в метре от Изидора и Айсу.
- Пиздец.
Покушение на жизнь союзника смутило лишь Летис, на лице мага же и мускул не дрогнул. Куда сильнее его беспокоила пока живая чародейка, которую скорее хотелось перевести в состояние неживой и помочь в этом должна была очередная молния. Силу этой извращенной любви к стихии аэп Рыс прочувствовала в полной мере. Едва успев создать перед собой барьер, она уже было решила, что полностью обезопасила себя, однако поспешно созданная защита оказалась слабой, чтобы свести усилия Абиойя на нет. Жалкие остатки некогда мощного заклинания пришлись на руки и лицо Летис, оставляя раны, но хотя бы не убивая. И черт знает, как южанка могла сейчас помереть – с честью или без – да и вообще сложно представлялось, что надо сделать, чтобы смерть Гвенллиан была украшена честью. Также было непонятно, зачем ей это.
«Иди ты в arse, ублюдок». Корабль ощутимо тряхнуло, к крикам команды добавился опасный треск, но Летис этого словно не заметила. Она устала играться с шипящими вспышками и пошла дальше: быстрыми отточенными движениями подожгла Абиойя на расстоянии и, уже не рассчитывая на открытие портала – да-да, она до последнего была уверена, что у нее хватит сил открыть портал, еще и безопасный – лишила легкие чародея воздуха, не позволяя тем самым колдовать и забирая у него любую надежду на выживание.
Треск дерева под ногами недвусмысленно намекал, что пора бы уже валить с корабля, при том как можно скорее. Покачиваясь, чародейка прижалась спиной к пока целой стене и закрыла глаза. Нужно перевести дыхание. В голове глухо звучал звон металла, где-то совсем далеко. Значит, Изидор еще жив, как и девка.
Надо ему помочь.
Глубоко вздохнула, собралась, оттолкнулась от стены – каждое действие давалось тяжело, приходилось заставлять себя, не позволять расслабляться и пускать ситуацию на самотек. Летис устала, после двимерита она и так умудрилась сделать слишком много, но беспомощно наблюдать.. это неправильно.
«Должно хватить, самую малость, мне нужно совсем немного». Несколько несложных неспешных движений правой рукой – другой чародейка держалась за бочку – и волосы Айсу вспыхнули ярким и даже веселеньким пламенем, пугая и дезориентируя зерриканку.

Отредактировано Летис Гвенллиан (07.12.2017 15:25)

+2

14

Под звон мечей Изидор с Айсу скакали вокруг друг друга не хуже горных баранов, пытаясь подловить противника. Но на какие бы ни шёл ухищрения наёмник, воительница оставалась невредимой. Впрочем, её удары тоже не достигали цели. Перепрыгнув через очередную трещину с пламенем, цидариец с большим упорством бросился на зерриканку — должно же, чёрт возьми, её хоть что-то взять?!
   В драке забылось про всё: про летающие смертоносные молнии, про рушащийся корабль, даже про Летис. Всё, что волновало Изидора — это ловко парирующая его атаки Айсу. Увернувшись в очередной раз, она ударила наёмника эфесом в колено. Он осел и бросил злобный взгляд на зерриканку: вот, собственно, и всё. Сейчас добьёт. Неожиданно волосы Айсу вспыхнули. Истошно завизжав, пиратка оступилась. Наёмник только и ждал этого — не надеясь больше на меч, он рванул вверх и плечом опрокинул её назад, в огненную бездну нижней палубы.
   — Летис, вы не перестаёте меня поражать, — крикнул Изидор и дрожащей рукой тронул колено. Кажется, просто ушиб. Оперевшись на трофейную шпагу, он тяжело поднялся и хромая отошёл к борту. Значит, с чародеем покончено — у этого офирского неуча и шанса не было против чародейки из Нильфгаарда. Впрочем, в магии Изидор совершенно ничего не смыслил: даже не знал по какому принципу определяется сила того или иного чародея. Но в данном случае всё было очевидно: если Летис вышла победительницей, значит не так уж и хорош был маг. К тому же, оставался ещё один нюанс. С таким офирским говорком нюанс.
   — Ну, сука, куда делся, — скользя вдоль борта, Изидор искал Коркюта — больно уж хотелось поближе пообщаться с причиной всех их бед. Но капитан куда-то подевался. Едва ли он рванул вниз, даже здесь ощущался жар некоторой несдержанности чародейки. Но искать долго пропажу самого ценного члена экипажа не пришлось. Внимание Изидора привлек сильный всплеск воды. Перекинувшись через перила борта, наёмник увидел офирца внизу, на лодке.
   — Изидор!
   — Коркют.
   Капитан отвлёкся, даже весло отложил. Сорвав бандану, он помахал наёмнику так, будто они были старинными приятелями и случайно пересеклись в море. В конце концов, Коркют предпочёл бежать. Разумное решение — даже если бы его не прибил на месте Изидор, Летис с не меньшим рвением попробовала бы закончить работу цидарийца. Это было немного странно: обычно капитаны очень привязаны к своим кораблям, а этот с возмутительным бесстыдством оставляет и судно, и команду.
   — Н-да уж, досталось из-за вас, паршивцев, моей малышке. Что теперь-то делать будешь, Изидор? Вплавь за мной кинешься? Очень не советую — знаешь, море сегодня холодновато, меч себе застудишь.
   — Я найду тебя, Коркют. И вот тогда-то мы потолкуем с тобой.
   — Не сомневаюсь! Но ты уж поспеши. Есть и другие лодки, а море любит счастливчиков. Целуй Селину за меня!
   Махнув на прощание рукой, капитан оттолкнулся от корабля веслом. изидор подавил в себе желание броситься следом. Уж не в его состоянии сейчас плавать. Да и получить по голове не улыбалось. Есть и другие лодки, значит. Зря он это сказал. Отбросив саблю, Изидор оперся на борт. Вот и всё. Он никогда не был любителем морских сражений: все эти бесконечные палубы, множество тёмных углов и отборнейшего сорта подонки, которые прекрасно умеют обращаться с отточенной сталью.
   Треск корабля в очередной раз напомнил, что задерживаться здесь не стоит. “Косая Маргарита” покачнулась. Из-за прогоревших внутренностей судна центральная мачта по собственным весом рухнула. Надо выбираться. То и дело прикладываясь к больной ноге, наёмник доковылял до чародейки. Одобрительно ей улыбнувшись, он кивнул на противоположный борт.
   — Всё — позже. Нужно уходить. Там должна быть ещё одна лодка, если я в кораблях что-то понимаю, — в кораблях, как оказалось, Изидор что-то понимал. Там действительно обнаружилась ещё одна лодка, которую наёмник с трудом отправил на воду. Искать лестницу времени не было и, тяжело вздохнув, Изидор рухнул вниз, в воду. И пусть желание прикрыть глаза и камешком пойти ко дну было невероятно сильно, скоро он забрался в лодку.

+2

15

- Arse.
Летис навалилась на взгроможденные друг на друга ящики, закрыла глаза. Душераздирающий вопль Айсу ласкал слух, однако взглянуть на эту картину чародейка не могла - нужно было перевести дыхание, да и совсем не хотелось тратить силы на глупую девку с пиратского корабля. Тяжело дыша, аэп Рыс умудрялась тихо браниться сразу на двух языках, и продумывать дальнейший план действий. Увы, ее смекалки и памяти хватило лишь на "надеюсь, горящие волосы хоть как-то помогли и Изидор не совсем конченный идиот, чтобы пасть от бабы с факелом на голове, а вот что делать дальше надо подумать".
Это самое подумать очень затянулось, чего никак нельзя было сказать о кончине "Косой Маргариты". Корабль буквально трещал по швам, раскачивался и норовил в любую секунду распасться на две или даже больше частей, поглощая нерасторопных людей в свою огненную пучину.
"Надо признать, огонек вышел знатным, я под впечатлением.. даже после двимерита такое сильное и безудержное пламя, черт возьми, это почти сводит с ума".
Тяжелый вздох. Летис схватилась за угол покосившегося от времени ящика, усилием воли выпрямила спину и посмотрела по сторонам. Где Изидор? Казалось, что он должен быть где-то рядом и даже живой, однако ничего, кроме черных клубов дыма и алеющего пламени, проглядывающего сквозь щели в полу, южанка не видела. Она нерешительно отшатнулась в сторону, растерянно вглядываясь в темноту, уже хотела было закричать, но закашлялась. Пожинать плоды своей же магии было, мягко говоря, неприятно. Оставалось лишь успокаивать себя, что иначе сбежать с корабля не удалось бы. Лучше так, чем двимерит и больная фантазия Коркюта. Последнее пугало, пожалуй, сильнее всего, как и несколько недель в открытом море, откуда не сбежать.
- Arse. - В который раз прохрипела Летис, хватаясь за оказавшуюся под рукой бочку. План по-прежнему не желал созревать, а знакомых лиц среди едкого дыма не появлялось, как и любых других. Южанка постепенно приходила к выводу, что всё сложилось до омерзительного скверно и придется ей плыть до берега в одиночестве. В маячащем перед глазами будущем пугало, пожалуй, всё: начиная от плыть и заканчивая одиночеством.
- Где ты шатался? Я думала она тебя зарезала как кролика, - возмутилась чародейка, схватившись за руку Изидора и заглядывая в его уставшие глаза. Так и шла до борта, прихрамывая и не выпуская его пальцев из своей руки. Боялась снова потерять из виду.
- Когда-нибудь потом я обязательно спрошу, когда ты научился понимать в кораблях, - аэп Рыс навалилась на борт, каждое мгновение рискуя переусердствовать и рухнуть в воду. Чего, кстати, очень не хотелось. Лицо и руки чародейки покрывали десятки, если не сотни ран разной тяжести, а вода в море, насколько помнила Летис, была соленой. По спине пробегали мурашки, когда чародейка представляла, какого это - сыпать соль на раны.
- Ты ведь не предлагаешь мне.. сука, ну конечно предлагаешь, - Летис всплеснула руками. Да, она искренне надеялась, что Изидор обязательно что-нибудь придумает и ей не придется соприкасаться с водой. - Ты как будто читаешь мои мысли и всё делаешь наоборот, arse. - Наемник задорно сиганул вниз, прямо в черную воду, не предвещающую ничего хорошего. Маргарита, впрочем, обещала еще более болезненный досуг - скрип и усиливающийся жар за спиной недвусмысленно об этом намекали. Аэп Рыс, тем не менее, совсем не спешила перелезать через борт и отдавать всю себя морской пучине.
"Я ведь об этом пожалею, точно пожалею".
Она смотрела то на плескающуюся воду, то на уже немного отдалившуюся лодку, то на медленно опускающуюся мачту корабля. Казалось бы, выбор очевиден, но чародейка не могла решиться. Верила, что у нее есть заветные несколько минут, чтобы и Силу восполнить из слабого соленого ветерка, и портал открыть прямиком на сушу или хотя бы плавно опуститься на лодку. Так отчаянно верила, что так и не предприняла попытки сделать хоть что-то, а потому когда мачта с грохотом опустилась на палубу, погребая под собой всю Маргариту, Летис только и оставалось, что прыгнуть в воду, зажмурившись и очень сильно попросив Великое Солнце, чтобы не было больно.
И было, мать его, очень больно. И дело не только в кровоточащих ранах и соленой воде, но и в том, что правильно нырять, не отбивая себе спину, южанку никто не научил. Как она забралась в лодку в принципе оставалось тайной, во всяком случае сама аэп Рыс запомнить не успела.
- Сука, arse, Изидор, мать твою, - речь то и дело дополнялась жалобным поскуливанием и жалкими попытками стереть с лица и рук морскую соль, - ты до конца жизни не расплатишься со мной.

+2

16

Изидор не отвечал. Лодка медленно покачивалась на почти отсутствующих волнах. Наёмник наконец соизволил взять весло и грести как можно дальше от проклятого корабля. Не было ни мыслей, ни даже сил злиться на сбежавшего Коркюта: Изидор слишком устал. А тут ещё и чародейка всё возмущалась, да возмущалась. Усталый наёмник не находил в себе способности даже мысленно ответить ей. А потому только сильнее налегал на весла.
   — Надеюсь, вы в полной мере осознаете моё нежелание оказаться в рабстве. Сам бы я не справился, а ваша помощь не хуже всех других. И что особенно приятно — нет шанса, что за лишний флорен можно выкупить вашу лояльность, — наконец, наёмник заговорил. Не потому что силы появились, а потому что чувствовал и знал: надо объясниться. Желательно, здесь и сейчас, пока они ещё видят на линии горизонта уходящую под воду “Косую Маргариту”. А то ведь в следующий раз возьмет и сожжёт письмо не читая. Кто тогда его вытащит?
   Наёмник снова умолк. Недовольно фырча при каждом развороте весла, он изучающе осматривал Летис. Снова пострадала из-за того, что связалась с ним. Такая забота была почти трогательной. Но, судя по всему, тяжёлых ранений чародейка не получила — разве что не самый приятный опыт близкого общения с двимеритом. Вот только в воду сунулась неудачно. Изидора-то щиплющая боль в порезах не волновало — бывало и похуже — но ей, судя по всему, было такое в новинку. А хуже всего: помочь он ей не мог. Совсем никак. Даже если сорвет это тряпье, заменяющее ему рубаху, и предложит обтереться — что толку? Оно уже пропитано морской водой и солью.
   — Потерпите немного. Поболит и пройдёт. Или наколдуйте себе пресной воды, умойся. Главное, что мы живы. Можете собой по праву гордиться: вы только что утопили с практически всей командой грозу морей, — размяв руки, Изидор снова принялся грести. Значит, его заказали пиратам. Удивительно, обычно предпочитали других наёмников. Видимо, осталось парочка незаконченных дел в родном городке, — Говорят, месть лучше сервировать холодной.
   Глупая шутка. Но лишь бы не молчать. Меньше всего было похоже, что он объясняется. Или хотя бы извиняется за то, что вовлек её в свои дела. А Летис всё так же жалостливо жалась и пыталась растереть нежную кожу, терзаемую солью. Тяжело вздохнув, Изидор вернул весла в лодку и подсел поближе к чародейке. Аккуратно взял её ладони, заглянул в глаза. Словом, сделал всё, что делают действующие лица в сопливых сонетах, стремящиеся утешить дамочку в её неземных страданиях.
   — Тише-тише. В кровь себя разотрёте.
   Снова вздохнув, Изидор обнял Летис. Так крепко, как только мог. В этот раз им просто повезло. Но они смогли выбраться! И не стоило сомневаться в том, что именна эта девушка сделала большую часть работы: в одиночку против целой команды фехтовать долго, неразумно и чревато смертельно опасным содержанием стали в, например, печени. И Изидор действительно был благодарен ей. Но точно знал: за такое не расплатиться. Шутка ли, она действительно бросила все свои дела и отправилась спасать какого-то наёмника. Как и сказал он ей тогда, они из совершенно других миров. И ощущение собственной незначительности рядом с чародейкой било самомнению поперёк хребта. Да только что расстраиваться: у чародеев свои битвы. Вот, хотя бы даже с другими чародейками. Да только куда было этому офирцу до нильфгаардской выучки …
   — Не расплачусь, Летис. Прекрасно знаю, что не расплачусь. Спасибо, что пришли. И спасибо, что не погибли. Тогда бы сохранение моей жизни потеряло существенную часть своего очарования. А теперь давайте выбираться.
   Отпустив из объятий Летис, Изидор вернулся к вёслам и снова принялся грести к берегу. Им повезло вдвойне: Коркют не успел вывести судно в открытое море и линия суши становилась всё ближе и ближе. Через какой-то час они, наконец, сошли на землю. Наёмник помог выбраться Летис и, памятуя о её чарах, поддерживал под руку, пока они брели к небольшой деревушке на скале. В Цидарис возвращаться не было смысла. Изидор знал эти места и примерно представлял, сколько до города в седле. Намного удобнее будет отдохнуть в деревне, а потом уже отправиться в город.
   Она через портал, а он на коне. Как и положено чародейке с наёмником.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [03.09.1270] В беде. В кои-то веки — не дама.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC