Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [6.01.1272] Клетка для Совы


[6.01.1272] Клетка для Совы

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s4.uploads.ru/3AL0T.jpg

Время: Утро
Место: Новиград, катакомбы, убежище чародеев
Участники: Детлафф ван дер Эретайн, Трисс Меригольд, Филиппа Эльхарт, Кадваль Аэп Арфел, Ричард
Краткое описание: Филиппа Эльхарт была готова пожертвовать многими жизнями ради "блага магии". Однако что она скажет, когда такое пожертвование будут делать уже ей?
NB! Политика, клыкастые вампиры, ругающиеся чародейки
Сюжетная ветка: Беги или дерись

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (24.12.2017 16:25)

0

2

Зарекался Детлафф лезть в порталы - после того, что случилось в прошлый раз. Зарекалась свинья лезть в грязь, а фледер - пить кровушку...
И в том, и в другом, и в третьем случае все эти зарекания не слишком помогли. Обычная необходимость, в первом случае - из за нехвати времени, во втором - из-за насекомых, и в третьем - с банального чувства голода.
Удивительно, но в этот раз всё прошло относительно гладко, и на главную площадь Новиграда вампира вместе с сопровождавшим его чародеем, которого представили, как Кадваля аэп Арфела, их не выкинуло. Всё вышло куда более мирно - небольшая роща недалеко от Новиграда.
Оксенфурт и Новиград гудели, как осиное гнездо, в которое ребёнок засунул палочку и хорошенько там поворошил, ломая перегородки и давя лечинок. Посты и патрули охотников за колдуньями, проверявшими всех подряд и позвякивавшими двимеритом встречались практически на каждой улице - так, что пару раз Эретайну просто напросто приходилось отводить излишне любопытным глаза от себя и своего спутника, дабы умерить пыл излишне ретиво настроенных охотников.
И, тем не менее, несмотря на всю их напускную суровость и решительность, вампир чувствовал их страх. Видел его, затаённый в глубине глаз под нахмуренными бровями, ощущал, смотря, как охотники ходят лишь крупными отрядами - дураков ходить  в одиночку не осталось. Обрывок песуд горожан донёс весть, что охотников до сих пор иногда находят подвешенными на стенах. Понятно на чём.
На губах вампира промелькнула мрачная улыбка - какая бывает у умелого ремесленника от хорошо проделанной работы.
Охотники боялись. Привыкнув нападать на тех, кто по факту не мог им ответить - мирных алхимиков, нелюдей и студенток Аретузы, они столкнулись и как следует огребли от противника, который не постеснялся сделать с ними то же самое. Слывущие бесстрашными, они начали озираться от ночных шорохов и ходить крупными отрядами. И это было приятно. Эти твари боялись. Мятежных чародев, его стаю и его самого.
Когда вампир и чародей добрались до подземелий (предварительно завернув в старый дом Эретайна. Вампир забрал кое-что, принадлежавшее Аик), в лабиринте которых скрывались беглецы, из подземной тени ненавязчиво выступило несколько фледеров, предвкушающе раскрыв пасти. Кажется, путники были отнюдь не первыми, кого они так встречали... особенно судя по засохшим каплям крови.
- Стоять, - Дет властно протянул руку, дав низшему вампиру себя обнюхать. После чего ласково потрепал довольно урчащего - Старший же вернулся! - фледера по головной пластине и кивнул в сторону мага. - Это со мной. Его не трогать.
После чего они, сопровождаемые бдительными сторожами, не спеша двинулись в лабиринт древних катакомб. По дороге к ним присоединилась и Лоря, спеша получить свою долю похвалы от вернувшегося вожака и чуть чуть крови за хорошо выполненую работу.
Брукса рассказала последние новости, связанные с чародейским подпольем. По её детскому недовольному личику видно было, что с большим удовольствием она бы всеми этими магами закусила, чем стала бы их охранять. Но что делать...
За то время, пока Детлаффа не было, никаких особых прошествий не произошло. Люди приспособились. Не то, чтобы им особо нравилось жить в этих подземельях, но большинство из них не жаловались. Всё же, по крайней мере, тут не было двемеритовых кандалов. И на кострах их сжигать никто не спешил. Даже с соседством низших вампиров, от которых люди в первое время шарахались как от огня, потихоньку свыклись. Тем более, что кровососы не нападали, крали для людей продукты, да ещё, периодически, резали охотничьи патрули.
- Подожди меня здесь, - обернулся Детлафф к своему спутнику, когда они добрались до "жилых" подземелий. - Не думаю, что стоит будить подозрительность госпожи Эльхарт раньше времени.
После чего направился на поиски бывших членов ложи. Дамы нашлись довольно таки быстро - около помещения с ранеными, в числе которых лежала и Маргарита.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (30.11.2017 00:27)

+3

3

За последнее время она окончательно свыклась с мыслью, что это её люди, и она отвечает за них. Всех.
Даже за одну вредную чародейку из Третогора – главное той это не ляпнуть.
Недавно она связалась с одним из советников короля Танкреда, известного не только своей лояльностью магам, но и тем, что в его владениях едва-едва подпрыгнувшие на месте чародеи не заключаются в двимеритовые кандалы и не оправляются в ссылку срочно приносить пользу государству.
Оставалось дождаться высочайшей аудиенции.
Все равно в Империи она не сможет прижиться.
В империи не сможет прижиться и юная Виолента, у которой солдаты подчистую вырезали всю родню во время резни в Цинтре. Пусть даже девушка призналась, что пойдет за ней хоть к нильфам, хоть на край света. 
Или Агнесса из Соддена, вспоминающая «черных» чуть ли не чаще чем местных охотников. Трисс даже узнала парочку незнакомых выражений.
Может южные соседи верили в высшее благо, но методы, используемые ими, были темнее, чем у иных северян.
Детлафф ушел из временного пристанища, забрав с собою серьезно пострадавшую Аик. Возможности оказать квалифицированную медицинскую помощь в городе не было; нуждалась Мозаика не только в помощи, но и полном покое невозможным в условиях сырых подземелий. Тем более, когда «ведьме и убийце наших детей» повезло оказаться на разыскиваемом плакате. Трисс честно надеялась, что целительница сможет сжиться с суровыми нильфгардскими законами.
После той заварушки с чародеями, Дикой Охотой и простыми охотниками Трисс тут также полюбовалась на рисованное лицо на плакате – вот же какой-то самородок-недоучка даже сумел более-менее верно её черты передать. А подпись, а подпись была просто полетом вдохновения, над той она полюбовалась еще больше: «чернокнижница и ведьмачья шлюха». Даже хотелось прийти и на пальцах объяснить, что с Герой они не спали и хорошо, что их Йен не видит. Ибо хуже разозлённой чародейки – чародейка уязвленная. Хуже всего, что пришлось бросить хорошую работу у лекаря: с такими творческими плакатами по всему городу только и работать открыто.
А, значит, денег у них снова не было.
Мысли Меригольд шли по привычному заколдованному кругу Танкред – чародеи – Нильфгаард – деньги – Детлафф – Филиппа. На Филиппе цикл прерывался, пробуксовывал минуты три, вновь возвращался на прежний круг – к Танкреду.
Ибо доверять госпоже Эйльхарт будет лишь самоубийца, а на самоубийц никто из них не походил.
Про произошедшую резню она предпочла не думать. Про проходящее сейчас в городе – тоже. Нет, оправдания ей никогда не будет, даже несмотря на то, что охотники первые начали. Такое глупое оправдание детей в песочнице, почему стукнули друг друга совочком по сопатке.
Они так мечтали о чудовищах, о черных магах, об исчадиях чуждых всему человеческому, что не удивительно, что те, наконец, появились.
И чудовищами их сделали все эти люди.
Но оправдания ей не будет.
- О, здравствуй Детлафф, - чуть улыбнулась Четырнадцатая вампиру. – Как там Аик?

Отредактировано Трисс Меригольд (13.11.2017 04:56)

+2

4

Филиппа повернула голову к вампиру, помедлила, потом кивнула. На ее лице не отобразилось почти ничего, но дыхание, когда чародейка снова взглянула на это невообразимое зрительное месиво, сбилось. Едва-едва.
Чародейка за последний месяц несколько изменилась. И до того не будучи пышкой, Филиппа заметно похудела, но платье сидело на ней как влитое. От одежды, которую ей выдала Мозаика, она давно избавилась и теперь расхаживала в темном платье, достаточно скромном как для чародейки, но из ткани, явно более подходящей женщине богатой и ухоженной, чем скрывающейся в подземельях беглянке. Да и покрой одежды был простым только на первый взгляд - тяжелая юбка с разрезом для верховой езды застегивалась на талии на ряд темных, в цвет ткани пуговиц; на поясе висел кинжал и несколько сумочек; на плечи была небрежно наброшена накидка с капюшоном, а глаза закрывала уже не повязка, а изящная полумаска, скрывающая ужасные раны, но пропускающая часть янтарного свечения. И даже знаменитая карминовая помада вернулась на свое место - нет, не та же самая, но вполне годный ее заменитель.
Будучи одной из немногих чародеек, кто вообще мог покидать город и передвигаться относительно свободно (разумеется, если не попадаться на глаза охотникам, а кто собирался им попадаться?), Филиппа пользовалась своими преимуществами, насколько позволяли время и силы. Ее дом в Новиграде был разграблен, ее замок осажден и частично разрушен, но мелкому ублюдку, похоже, не хватило ни сил, ни умных людей, чтоб добраться до всех ее тайных схронов. Она раздобыла деньги, хотя лично не могла их тратить, приносила краденные лекарства и готовилась. Странно, но некоторые чародейки с благодарностью воспринимали помощь вампиров, хотя сама Филиппа не могла воспринимать тех же фледеров иначе как с брезгливым опасением. Ей довелось видеть следы их "трапез", а разок даже застать сам процесс и чуть не лишиться руки, когда одно из созданий вероятно подумало, что она покушается на их ужин, и впечатление было двоякое. С одной стороны, кормить фледеров фанатиками - прелестное решение, или одни, или другие обязательно сдохнут. С другой - вид у этих существ был тот еще, да и фанатики однажды закончатся.
И вот на кого они тогда перейдут?
"Хоть бы девчонка не успела умереть", - думала Филиппа, старательно пряча мысли. И еще: "Из города надо уходить". Одна только мысль вырастить из жалких скулящих выпускниц настоящее сопротивление вызывала у нее желание задержаться.
О сопротивлении большинство из них и не думали. Некоторые откровенно высказывали страх, те же, кто был способен размышлять, размышляли только о бегстве. Говорили об артефактной компрессии - но никто не хотел подвергнуться такой процедуре первым. Говорили о метлах, но не все способны были удержаться на метле. Говорили, говорили, говорили.
Спрашивали, куда пропал вампир. По имени называли его только некоторые. Надеялись, что он вернется с очередным чудом. Филиппа же мечтала, чтоб он не вернулся - и тогда чудо придется совершить им самим. Им не просидеть здесь вечно, вскоре придет подкрепление - и тогда каналы просто выжгут, как выжигают открытую рану каленым железом. Этот ублюдок Радовид способен и на большее. Им придется подняться и действовать, если только то чудище не...
Но он все-таки вернулся.
- Да, как ее здоровье? - Филиппе даже не пришлось изображать заинтересованность, вопрос и правда был важен. Только девчонка и могла управлять этим созданием. - Ей лучше?

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (14.11.2017 00:10)

+3

5

- Трисс, - Эретайн кивнул чародейке, слегка, не размыкая губ, улыбнувшись. После чего повернул голову ко второй ведьме. И, хотя видят различные людские и эльфийские боги, он не испытывал нималейшего желания приветствовать Филиппу, всё же ответил на приветствие. - Госпожа Эльхарт. Рад видеть что вы обе всё ещё живы.
Пальцы вампира на правой руке чуть сжались, готовясь выпустить когти.
Увы, но разводить долгие разговоры с прилестной совушкой возможностей не было. Иначе очень подозрительная чародейка могла, невовремя поняв, зачем именно он пришёл, запросто угостить его чем-то горячим и обжигающим - вроде той дряни, после которой ему пришлось не так давно восстанавливать Региса. Ну а кроме того, оставался ещё вопрос с Трисс.
Как отреагирует рыжая на то, что вампир собирается похитить и сдать чёрным её коллегу, пусть даже ради того, чтобы спасти всех чародеев? Лично Эретайн надеялся на мирный исход переговоров. Но, честно говоря, сильно сомневался в своих надеждах. Чутьё и жизненный опыт подсказывали ему, что Меригольд сильно рада этой новости не будет...
А значит - надо действовать быстро.
- С Аик всё хорошо. Она на лечении у целителей, - Дет улыбнулся раем губ, расслабляя тело... после чего - резко переходя в форму тумана, обтекая фигуру Эльхарт и вновь материализовываясь у ведьмы сзади. Сильные пальцы сжали горло чародейки.
- Дёрнешься - и когти пробьют тебе сонную артерию, - честно предупредил вампир на ухо Эльхарт. После чего поднял глаза на Трисс. - Прежде, чем ты начнёшь швыряться чем-то смертноносным, выслушай. Я договорился обо всём с Ваттье де Ридо. Чародеев эвакуируют, эмиссар из Нильфгарда прибыл со мной. ты и Маргарита получаете амнистию, Аик получает лечение. В обмен на это я окажу Империи некоторые услуги. А госпоже Эльхарт придётся отправиться в город золотых башен и пожертвовать собой... ради блага магии, - вампир подпустил в голос немного сарказма.
Детлафф слышал достаточно историй об Эльхарт, чтобы понимать. Ради собственной выгоды, эта ведьма спокойно бы отправила на тот свет и Аик, и других чародеек. Выгоды, которую Филиппа про себя именует "благом магии", оправдывая этим красивым словосочетанием всё, что творит... Например, пытается сделать из Радовида марионетку. После чего от этого получают все чародеи разом.
Ну что же. Теперь Филиппе предстояло самой поступиться чем-то "ради общего блага".

+3

6

- А, - как-то разом поскучнев, отозвалась она. Не из-за него. Из-за себя. А ведь её предупреждали. Ей говорили, смотри, дурында, что подписываешь, на мелкий шрифт смотри. Но нет же. Она решила, что самая умная и уже выучила, какую плату берет Север за отступление от правил. А вот то, что плата Юга может превысить все доступные средства – не догадалась.
Прав, да не прав был Крах ан Крайт когда говорил, что она отрабатывает право на убежище со всяческим старанием. 
А ведь Эретайн явно ой как любит Мозаику, раз пошел на такую сделку с Ваттье де Ридо. Вампира на людскую службу поставить, все одно, что повелителя Дикой Охоты заставить проводить праздничный вечер детям дхойне. Это даже не наемник, который даже иерарху станет служить за звонкую монету и на костер баб сдавать будет. 
Пешка.
Ну, пусть чуть-чуть повыше рангом. Пусть даже пешка считает себя самой умной и сильной. Смысл-то все одно не меняется: ты вроде есть, а вроде и нет тебя, и ради блага магии, науки, страны, религии любая власть может сделать с тобой что хочет. Называя это союзом.
- Пересмотри свой договор Детлафф, тебя явно где-то наебывают… - нехорошо хохотнула Трисс. 
У северян долгая память.
И Трисс улыбнулась.
По-новому улыбнулась.
Улыбкой не той Трисс Меригольд, которая явно бы просто постаралась хотя бы облить многовекового дурака водичкой и не тянуться к тяжелым и тупым предметам типа подсвечников. Не той девочки из Мариборской башенки.
Вот ведь…забавные существа. Считают себя венцом природы и при этом думают, что чародейка в них может запустить чем-то смертоносным.
Хорошо, если хоть коготь сломает.
- То есть ты предлагаешь сдать всего лишь одну-единственную чародейку вашим палачам, зато остальные смогут выбраться из здешней грязи. Сдать чародейку.… Как там? Ради общего блага?
Трисс было любопытно, а знала ли Аик о таких интересных поправках в раскладах. А еще Трисс было несказанно любопытно: что бы сказала на это наставница Мозаики – Лита.
- Если бы у меня был выбор: удушение или отправка в казематы Нильфгарда… -  с той же новой улыбкой кивнула она на сжимающие чужую шею вампирские пальцы. – Я бы выбрала быструю смерть от вампира.
Кажется, угрожая опытной чародейке Эльхарт, всемогущий вампир так и не понял, что прямо сейчас собственноручно выдал той большие шансы на выход. Легкую смерть.
И пробыла-то Трисс у Шилярда – так мелочь, несколько дней, но забыть – не забудешь.
А еще Филиппа подарила свободу Цири, отпустив её из цепких щупалец Ложи.
- И да… Детлафф. За что же получаю амнистию я? За успешно прошедшую помощь Нильфгардской империи перед развязыванием Третьей войны? За участие в Ложе, убивавшей своих королей?
Допустим, убивали их только две идиотки, одна из которых находилась в комнате, но последнее это дело с себя ответственность снимать за прямое участие в интернациональной бабской республике. Как только вину с себя начинаешь снимать – тут ты и попался. И кончаешь, как Вильгефорц из Роггевеена.
И с тремя человеками (одним ведьмаком, чародейкой и девочкой) ей явно никогда не расплатиться.
Но последнее – это личное и нихрена вампира не интересующее.
- Пусть даже меня оттуда и изгнали,- снова хмыкнула Трисс.

Отредактировано Трисс Меригольд (27.11.2017 23:41)

+5

7

Если бы Алджернон Гвинкамп знал, как используют его имя (главное, зачем?), он бы сожрал собственные тапочки - между тем, у Пинети наверняка еще будет шанс, и для начала он пожмет горло старому другу. Хотя виноваты были исключительно обстоятельства, требующие присутствия того из целителей, который еще мог, собственно, целительствовать. И отсутствия того, который эту способность утратил.
Ради такого дела ему даже позволили снять серьгу, и от того Кадваль чувствовал себя сейчас не только покалеченным, но еще и наполовину слепым и глухим.
Он никогда не любил Новиград. Ни дня из всей своей прошлой жизни почтенного историка и врача - избегал, как чумного трупа, и бывал здесь по крайней необходимости, в совершенно любом случае предпочитая более тихий Оксенфурт, со студенческими попойками, но без грязи по колено и пестрых толп. И было у него всегда неприятное ощущение, что стоит здесь появиться, как непременно случится что-то отвратительное.
Ни разу, между прочим, не подвело.
Так вот, сейчас Новиград был отвратительнее в десять раз, если такое вообще возможно, и Кадваль, у которого и так было не слишком хорошо с эмоциями, а в последнее время все они были сосредоточены в другом, сейчас с удивлением окунался в… ну да, леденящий ужас. Отвращение. Неверие. Странные для его возраста, но несомненные и ошеломительно яркие - будто и не усваивал всю жизнь, какими люди могут быть скотами, и как страшны, если сбиваются в стадо.
И потому в катакомбы спускался даже с облегчением. А там, пропустив вампира вперед, запустил руку в сумку на поясе.

- За нее, Трисс. Твою амнистию она тоже оплачивает, видишь, как много друзей у Филиппы? Она не устает делать новых.
Истредд ходил по привычке тихо, и был довольно… будничным, а вот тварь из воды и льда, ползущая у его левой руки и то ли слизывающая, то ли подбирающая падающие на пол с пальцев капли крови, отвратительно скрипела при каждом движении, воняя иными планами.
- ...И выбора у нее нет. И благо не так, чтобы совсем общее, ты-то лучше меня должна понимать, что у него есть имена и лица, - клубок голубоватых нитей расплелся на полу и пополз вверх по подолу платья Госпожи Совы, - пожалуйста, не дергайся, Филь. И ты, Трисс, тоже.
Утром он думал, что будет сложно лицом к лицу встретить обеих.
Оказалось - довольно легко. Что-то всё-таки кончается.
Кадваль вздохнул и повел жест, с которого начиналась артефактная компрессия.

+5

8

- Ашшш, - выдохнула Филиппа сквозь зубы, стоило только пальцам сомкнуться на ее шее. И если зрительно вампир все еще напоминал размытое пятно, и даже попытки усовершенствовать чары никак не помогли, то сила его рук и острота когтей ощущалась более чем отчетливо. Она подумала было начать убеждать в чем-то Трисс, но юная чародейка ни в каких убеждениях не нуждалась и нильфгаардцам не верила.
- Наивный дурачок, да ты...
"Ох".
Детлафф же не просто так пришел ловить ее. Он не просто так договорился об "амнистии". Что, если он предложил нильфгаардцам нечто большее? Что, если все его подопечные, которые пока по большей части сидели тихо, могут начать вырезать город или напасть на Радовида и его приближенных. Или - участвовать в войне, как диверсионная группа? Как они могут повлиять на общее соотношение сил, тем более сейчас, когда север лишен чародеев?
Нет. Не Радовид будет их целью. В этих новых условиях безумный король, ослабляющий север, будет им только на руку. Нильфгаардцы способны прекрасно разыграть попавшие к ним карты, и наверняка выжмут из этого монстра все, что только смогут.
Трисс, видимо, была совершенно того же мнения.
Вот только она не была Мозаикой и управлять этой тварью не умела.
- За.. - только начала Филиппа, но кто-то другой заговорил первым. И этот голос чародейка узнала не сразу. А когда узнала, когда затем наконец-то смогла вздохнуть, было уже почти поздно.
- Ты! - поневоле процедила она, даже позабыв о вампире и его когтях. - Ты же мертв! Нильфский прихвостень!  Трисс, он же продал нас, продал нас всех! И только подумай, что может сделать армия упырей на... ай!
Вопреки всем уверениям и советам, Филиппа задергалась, пыталась вырваться. Ей было уже все равно, что случится с ее сонной артерией, и не оторвет ли ей вампир что-нибудь ценное. Если попасть в руки нильфгаардцев было само по себе ужасно, учитывая их дотошность и любознательность, то оказаться перед допросом или в процессе в руках этого конкретного нильфгаардца - хуже некуда. Магия тут не поможет, Детлафф успеет среагировать, да и Поганец в более выигрышном положении.
У нее не возникло и тени мысли, что это иллюзия. Слишком уж все было.. натурально.
- Сукин ты сын, - выдавила чародейка, когда распознала жест Поганца. "Как ему удалось не сгореть, задери его марид? Как этой сволочи удалось выжить?!"

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (02.12.2017 02:52)

+5

9

- Слова, слова, слова, - Эретайн скривился, точно ему начали сверлить больной клык без анестезии, когда рыжая начала вдаваться в философские вопросы "а за что получает амнистию ложа чародеек". - Как же вы, люди, любите ими жонглировать. Перебрасываться. Вы называете это "политикой", "разными углами точки зрения", хотя, если говорить начистоту, то просто представляете ситуацию с той позиции, которая вам наиболее выгодна.
И так - во всём, на самом то деле. Что Трисс, что Филиппа, что правители. Каждый из них пытался вывернуть правду под своим собственным, наиболее выгодным ему углом. Как например рыжей явно нравилось считать себя безгрешной мученицей, пострадавшей от злобных нильфов. И как-то все забывают о том, что Ложа не только по Северу интриговала.
Возможно, именно этим Аик его в своё время и привлекла. Она не пыталась вывернуть ничего на изнанку, подстроить реальность под свою точку зрения. Она была искренней.
- А я больше смотрю на факты, - вампир хмыкнул, когда Филиппа задёргалась и запищала при виде Кадваля, точно кролик перед удавом. Судя по восклицаниям, у чародея имелся очень серьёзный счёт к этой ведьме. Ещё одно доказательство того, что за свою жизнь дражайшая Филиппа прилично так всем поднагадила. - А факты, милая Трисс, таковы, что в этом вонючем подвале сейча обитают больше двух десятков чародеев. Измотанных и полуголодных. И всех этих чародеев мы сейчас спасём, отведём в безопасное место. Они снова получат работу и уважение, а тебя прекратят преследовать на территории нильфов. Вот они - объективные факты, Трисс. Всё остальное, все эти ваши "в чём моя вина", "где-то наебали" и прочее - лишь попытки полемики.
"По той простой причине, что если Де Ридо попытается меня обмануть, я вырву ему горло. Он это знает, я это знаю. Друг друга обманывать нет никакого смысла", - добавил он про себя.
- А ещё факт в том, что если кто-то уже победит в этой треклятой войне, то она закончится. И, при этом - жизнь крестьян и горожан ничуть не изменится. Все точно так же будут работать, жить и радоваться. Нильфы, ка бы вы с Филиппой не пытались представить их мировым злом, не загоооняют в гетто представителей иностранных народов, - на этом месте Эретайн позволил себе саркастичную клыкастую улыбку.
"В отличии от Севера, кстати говоря", - повисло в воздухе несказанным.

+3

10

- Что?- охнула Трисс. – Истредд…
И быстро щелкнула пальцами, набрасывая Покров Молчания. Все равно: бой против вампиров и сильного чародея девушки и почти девочки не выдержат, а распоряжаться их жизнями в глупой надежде завалить трупами…
Она не Филиппа.
А значит услышать их разговор тем смертельно опасно. А то ведь та же Агнесса набросится в безнадежной попытке отомстить за все на свете.
«Вы скверная руководительница, Трисс Меригольд. Вы не нашли в себе командирского духа бессмысленно положить чужие жизни на мифический алтарь магической свободы и якобы победы и не находите этого духа в себе сейчас». 
Еще бы знать, а не мудрёная иллюзия ли это. А то южные вежливые молодцы любили бить по всем органам чувств. Смиритесь, милсдарыня Меригольд, расскажите нам все что знаете, мы все равно победим, кто участвовал в этой Ложе, жизнь подданных ничуть не изменится, перейдите под наши знамена. Сплошные, galla, знамена кругом – даже неба за ними стало не видать.   
Было погано.
Еще более поганей было оттого, что вот этого нильфского посланника она знала ближе, чем хотелось бы. На ледяную тварь она покосилась с сильной брезгливостью. Боги, куда уж падать-то больше?
- В Империи разрешили гоэтию?
Детлафф видимо не хотел задумываться над словом человека. Сильные вампиры. Глупые вампиры. Ни тварями, ни чудовищами она их не называла. Все чудовища тут – в тысяча двести семьдесят втором году – остались только в одном месте.
В зеркале.
- Может из-за фактов, я сейчас и не устраиваю бессмысленного и беспощадного бунта на корабле? Да Детлафф, откуда ты можешь знать о желаниях простого люда? Ты вампир-аристократ, а я, – тут Трисс хмыкнула. – Плоть от плоти этой толпы.
И Филиппе ей тоже было много что сказать, что она месяц сдерживала, не говорила. Но не при черных же теперь и в таком положении!
А больше времени не будет.
Кончилось.
Да и толку-то уже от слов.
- Не дергайся, - она лишь рассмеялась и бессильно развела руками. – Где-то я такое уже слышала полгода назад. Дескать, «не дергайтесь, Меригольд, помогите нам».
Снова бросила взгляд на госпожу Эйльхарт. Блестящий теоретик, чьи планы работали ровно до того как она полезла в практическую часть, при этом как-то оказалось она нехрена не понимает в людях и совершенно не видит, что все эти Демавенды, Адды, Леуваардены, Сасскии – не шахматные фигурки, а человеки разной степени дерьмовости.
Да лучше бы уговорили Фольтеста законного сына зачать. Желательно бы сразу несколько. Или бы Радовида от себя бы не отталкивали, среди этой стаи грызущихся королей – единственную надежду в этих землях на независимость. Нет же: свобода, магия, самостоятельность. Тьфу, блин! Будто их кто-то до этого притеснял.
Властолюбивые интриганки, мать вашу.
Она не лучше.
Им доверяла.
Сказать бы сейчас – где видит эту радовитову надежду.
- Они их просто сдают северянам, - белозубо улыбнулась Трисс, подумавшая что её не преследуют и в Ковире и на островах и кто тут еще занимается полемикой. – Как офицеров «Врихедд». И куда-куда там у вас друиды подевались? А Цинтру-то вообще за что? Ах да, независимость. Всегда хотела узнать: а почему настоящий нильф – это только житель окрестностей столицы, а остальные – так ничего не значащий второй сорт завоеванных земель? Кстати, какие иностранные народы загоняем мы и куда?
Ничего она, конечно, этим двоим не докажет. Это только, кажется, что чародейки Ложи были такими красноречивыми политиками, что все другие лишь описывались от восторга, а бедные несчастные северные короли только по указке поступали, а Эмгыр так вообще околдован. Да и вампир с чародеем уже давно не в том возрасте, когда можно пересмотреть хотя бы кулинарные взгляды. 
Но промолчать оказалось выше ее сил и слишком унизительно.
-Ac beirniaid, y gwerinwyr hyn, trigolion y ddinas - nid rhywfaint o dorf a gwrthrychau posibl. Ac, wrth gwrs, nid yw hon yn safle prawf ar gyfer cynlluniau gwleidyddol ac economaidd newydd. Ydych chi erioed wedi ceisio gweld meddwl rhywun heblaw chi'ch hun Аke? Ddim yn dorf dynol dwp, dan arweiniad baneri i ddyfodol disglair, yn ffodus, yn gynnes ac yn boeth, ond mae'r bobl eu hunain yn dewis beth maen nhw ei eisiau, ac nid trwy orchymyn nawdd yr ymerawdwr? Glory i'r ymerodraeth! – решила, наконец, заткнуться Меригольд, а то развела тут…слова на Старшей речи.
Было ясно, что вот она с ними поговорит, никого не убедит и останется в полнейшем одиночестве с осознанием, что вампир нихрена не смыслит в человеческом обществе и нихрена не знает про «нильфгаардских шлюх», повешения «ибо в империи нет места предрассудкам» новой властью, что там еще – и что все равно все уже давным-давно перерешали за них. И душа ни у кого болеть за пущенные в расход фигуры этой окружающей фантасмагории не будет.  
И Трисс улыбнулась вновь. К счастью, этой своей улыбки она не увидела.

+4

11

Кадваль завершил заклинание с полной уверенностью, что вампир без труда поймает в руки нефритовую статуэтку: пререкаться с Филиппой он не собирался - то есть, как, не здесь и не сейчас - хотя едва удержался, чтобы не передать привет от человека, который сам это сделать не может.
Но и без того удовольствие было достаточно нечестивым.
- Гоэтию? - он устало потер висок, - ее запрещали там очень ненадолго. Специальный курс в Лок Грим, отличная теоретическая база, исследовательские традиции… никаких инвокаций по карманному справочнику, впрочем, тебе ведь вряд ли интересен ответ на вопрос, как таковой, верно?
Повернув ладонь печатью вниз, чародей с облегчением отпустил марида, понимая, что тот не понадобится - припасен был на случай яростного сопротивления, но Детлафф действительно оказался быстрее. Настолько быстрее, что все остальное даже не составило труда.
В остальном он начал уставать от дискуссии двух идеалистов, не желающих слышать друг друга и оперирующих непроверенными фактами с обеих сторон, да и ладно бы просто непроверенными, но кое-что было передернуто настолько, что походило то ли на откровенную ложь, то ли на намеренное искажение…
А впрочем, кому какая разница? Будто от этого что-то изменится. Будто офицеры “Врихедд” перестанут быть военными преступниками, выданными потому, что их жестокость ужаснула даже союзников. Будто выдали их за острые уши, а не потому что северяне логично хотели посмотреть, как умирают любители повырезать военные госпитали. Будто…
- Трисс, белый плащ тебе не идет, сними его и давай займемся делом. Не то я могу обмануться и решить, будто ты действительно хочешь знать ответы, а не пытаешься сказать гадость, причем половина попыток настолько не соответствует реальности, что даже не обидно.
Людей, самих выбирающих…
Он бы неприлично для своего возраста заржал, но слишком болела голова.
- Господин ван Эретайн, берегите статуэтку. У вас она будет в большей безопасности, - Кадваль невозмутимо вынул из поясной сумки моток бинта и перетянул накрест рассеченную руку, помогая себе зубами. Раньше не пришлось бы, но Филиппа Эйльхарт умела не только делать друзей.
И все-таки, что, мать его, за странствующее шапито? Он так упорно ограждал себя от политики Братства, внутренней и внешней, от всех, кто в эту политику упорно лез по головам, что за многие годы успел отвыкнуть от этого потрясающего умения прикрывать сияющими идеалами и общим благом любую пакость. Причем, ваше общее благо непременно было лучше, чем чужое, а люди непременно должны стремиться к нему, а не к простым вещам, которых люди обычно хотят. Но если Трисс было простительно, то ему - нет. Ни возражать, ни даже как следует разозлиться.
- Так вот, если ты случайно закончила, то собирай всех. В порту вас ждет корабль, боюсь, обойдется без комфорта, но и голодать никто не будет. Всех желающих доставят в Цинтру, после чего они смогут продолжить свою практику на любой из территорий Империи. Насколько мне известно, эвакуированным даже обещали бесплатную лицензию на первый срок. Как представитель… - Истредд хмыкнул, - лицензирующей стороны, хоть и второго сорта, я должен за этим проследить. Как частное лицо не стану никого неволить, так что объяви, пожалуйста, перспективы. Времени мало, чай стынет.

+6

12

Эретайну очень захотелось отвесить леща этой малолетней... лицемерке? Или всё-таки идеалистке, которая просто не желала видеть ничего, что не вписывалось в её картину мира с "ужасными нильфгардцами" и "свободой, равенством, братством". Хорошего такого леща, чтобы мозги на место встали и розовые очки  слетели. Чтобы увидела реальную картину мира. А не ту, в которую ей хочется верить.
Особенно - когда она начала про "Вриххед","вампира-аристократа" и "второй сорт".
У неё на руках были чародейки. И чародеи. Многие - раненые. Однако вместо того, чтобы порадоваться возможности спасти их (учитывая, что вампир, по сути, оплатил помощь им, продав собсвенные когти), рыжая предпочла разражаться пафосными речами о том, какой Нильфгаард плохой и какой Детлафф нехороший, что помощь от них привёл. И это при том, что без этого самого вампира оные чародейки, скорее всего,так и остались бы гнить в Дейре.
Однако он сдержался. Несмотря на то, что порыв... был. И сильный. И сложно сказать, почему, вконце концов удержался, и,более того, сохранил невозмутимость. Было ли причиной понимание, что от такого рыжая, скорее всего, просто ещё сильнее уверится в собственных фантазиях... Или же убедит себя в собственной намеренной лжи, тут как посмотреть.
Или же Детлаффа остановило то, что в разговор вступил земляк из Назаира? Которого, похоже, тоже довольно сильно задел пассаж про "второй сорт". Учитывая, как язвительно он высказался на эту тему.
А может, просто решил не связываться этим дитём малым? В конце концов не его вампирское дело её воспитывать и мозги вправлять, если наставница не справилась.
Так или иначе, вместо того, чтобы сорваться на чародейку, Эретайн ограничился ироничным изгибом брови.
- Странно слышать от чародейки, которая большую часть своей карьеры прибывала при дворах королей и знати, что она плоть от плоти толпы. Как впрочем, и про вампира-аристократа, учитывая, что этот вампир без малого три сотни лет бродил по континенту. И видел... всякое, милая Трисс. Но ещё более более странно - слушать твои упрёки. Учитывая тот факт, что, во многом,благодаря моей помощи собравшиеся тут чародеи вообще живы, а не сидят, обвязанные двемеритом, в Дейре, - в голосе вампира звякнул металл.
Не обращая более внимания на Трисс, Эретайн кивнул Лоре. Пора было приниматься за дело, а не лясы точить. Как метко сказал назаирец, "чай стынет".
- Собирай стаю. Вышли вперёд пару фледеров, пусть разведают. Пробираться к пристани будем затемно, но неисключено, что придётся поработать когтями.
Затем Дет повернулся к Кадвалю, кивнув на его просьбу и с осторожностью положив статуэтку во внутренний карман кожаного плаща.
- Мы со стаей проводим вас с беженцами до корабля, господин Аэп Арфел. Дальше - видимо, своим ходом, до Тимерии. Или, может быть, вы сможете подбросить нас? Не хотелось бы терять время.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (23.12.2017 16:31)

+3

13

- Почему?  - по-настоящему удивилась она словам чародея. – Мне много что интересно. Например, если слон на кита налезет, кто кого поборет? Побывают ли люди в Космосе? Какая сволочь придумала наш мир и не хочет ли она в нем пожить? Как оказалось, что погибший было человек, оказался живым и здоровым да нильфским посланником?
Почему нильфгаардские чародеи могут любить свою страну и желать ее людям свободы, а если об этом заикнётся северный, так сразу у всех лицо такое – будто Дикую охоту раздающую сиротам пирожные увидели или Иорвета героически спасающего девушек дхойне из горящей мельницы?   
Этого спрашивать она не стала.
- Что ж до белого плаща… Выживание и надежда, а также слабоумие и отвага.
На этот раз улыбка вышла в разы человечной.
…Только вот проблема – в последний раз Истредд выглядел более… живым.
Как поменялась сама Трисс, сказать не могла даже она – Лютик все же видел ее чаще и заметить мог и не. Да и Геральт со своей амнезией тоже любовался целый год.

Словам вампира Трисс неожиданно мягко улыбнулась, как взрослый улыбается ребенку, утверждающему, что видел летающую кошку с розовыми крыльями, заявившую, что мечтает попробовать летучих мышей.
- Аристократ – в смысле высший вампир и относишься к низшим, как к своей стае и подчинённым. Да нет у меня никаких упреков, – возразила она с усталостью человека всю жизнь положившего на войну с ветряными мельницами и внезапно обнаружившего, что мельницы эти далеко не безопасны, как все говорят. – Просто любопытно: а точно ли знаешь, кому служишь? И стаю не убережешь и сам не убережешься, – и это не доставит ей явно никакого удовольствия. – Ибо против толпы кметов с вилами даже дракон иной раз не выдерживает. И это было бы по отношению к тебе нечестно – ты не желаешь кому-то зла. Просто… так живешь.
Естественно побывала. Снизу-то хоть как бейся – толку ноль целых хрен десятых. Только все это не значило, что ей нужна была эта всеми драная власть и всеми драные короли-приближенные чародейки. 
Но этого она говорить не стала тоже.
Последний раз брата и племянника Трисс видела незадолго до дурацкой войны Фольтеста с любовницей.
А сейчас – у них снова война.
И устроила ее не Темерия. То, что было чем-то там величественным, гордым прославленным – в разрухе теперь, и лишь бегут по земле этой черные всадники, синхронно разбрасывая соль. Пусть ничего не родит земля эта, пусть не достанется никому. Что-то кончается, время выйдет на новый виток, станут более длинными тени, возвратится все на круги своя: ветер, дующий в замочную скважину, боль, потому что от нее некуда деться, другие черные всадники, синхронно разбрасывающие по земле соль и сгоревшие золотые башни столицы.
Видел он…
Вот чему-чему научили ее родные тридцать четыре года так это тому, что трехсотлетние чародеи отнюдь не становятся по умолчанию мудрыми. Вряд ли вампиры чем-то отличались. 
- Темерия-то вам зачем? – безразлично поинтересовалась она. Не скажут, конечно, но любопытство – не порок, а источник знаний на больную голову.
Кстати, о головах.…

- Иди сюда… господин аэп Арфел, - с мягкой насмешкой направилась женщина к Истредду, по пути убирая  «молчаливое» заклинание. – Всегда удивлялась, как можно лечить других и не уметь снимать родную мигрень... 
У наставницы никогда не получалось.

«А потом надо будет нашим все рассказать про перспективы», – флегматично промелькнуло.

+4

14

Назаирец задумался на несколько секунд, потом отрицательно покачал головой:
- Простите, господин ван Эретайн, вас подбросить могу, еще, может быть… пятерых? Тоже, а на всю стаю меня не хватит. Скажите мне потом, сколько вас там, может, что-нибудь мы сумеем придумать вместе с теми, кто согласится, но ничего не могу обещать.
Остальное ни вопросов, ни возражений не вызывало - кем бы ни был высший вампир (в общем, два предыдущих знакомства оставили в Кадвале по отношению к ним разве что живейший интерес), что бы он ни думал о людях в целом, работать с ним было просто и приятно, без скучных выяснений, кто правее, главнее и уполномоченнее. Лучше было только понимать друг друга вообще без слов, но для этого нужно быть Шеалой де Танкарвилль, а Шеала - к счастью всего просвещенного и не очень человечества - такая одна.
- Береги силы, Трисс, - искушение испытать хотя бы полчаса облегчения было довольно-таки велико, но на самом деле это означало полнейшую бессмысленность потраченных заклинаний, - это ненадолго. Что касается твоих вопросов, то на последний могла бы ответить Филиппа, но, извини, уже не сможет. Вкратце, как это может произойти - живешь, практикуешь, работаешь с нильфгаардскими коллегами, ничего, что выходило бы за рамки практической и теоретической магии. Археология еще. А потом приходишь в себя в собственной операционной. Беседа с Филиппой, смерть, длительная реабилитация в Нильфгаарде, вжух - и ты работаешь на тех, кто тебя выходил. Потому что все вокруг шпионы, конечно же, как иначе. Библиотеку очень жалко, я собираюсь с Филиппы за это спросить. Идем уже. Нас там ждут. Они еще не знают, но ждут - точно.

Как изменилась Трисс? Чуть больше, чем все здесь, но в ту же сторону - из относительно довольного жизнью профессионала с перспективами, из женщины, несущей огонь в себе, не тот, ледяной и янтарный, сжигающий все в пепел, а привлекающий путников (к добру или худу) костер в ночи - стала бледной, осунувшейся и усталой, имея типичный вид человека, который на себя что-то взвалил и тащит, проклиная свою ношу и понимая, что больше ее тащить некому. Но одной из немногих, кто не был жертвой.
Это, впрочем, тоже понятно: судя по всему, тех, кто мог эффективно сопротивляться, взяли до того, как они поняли необходимость сопротивления, а вчерашние выпускники и практиканты… самые смелые, вероятно, уже закончились.
Нужно спасать то, что осталось, и в этом их с Трисс цели полностью совпадали.
- Магистр Истредд?..
- Здравствуй. Мы с госпожой Меригольд хотим вам кое-что сказать.

Кое-что - что он мог? - о том, что завоеванный Север остался без чародеев, кто бежал от завоевателей - попал в ловушку намного более жестокую. О том, что они ждут - не имперские солдаты, а больные, напуганные, сомневающиеся и проклятые - в Темерии, в Аэдирне, Цидарисе. Что у чародеев Юга есть Юг.
Ему кто-то мрачно возразил, что даже если отбросить мысль о работе под властью черных и всяких там предательствах, то они немного неспособны думать о благе тех, кто с удовольствием сдаст их при первой возможности на костер - потому что везде они одинаковы, как корова захворала, так к лекарю, а потом сразу к жрецам, чтоб не платить.
Да и плевать, что нет там охотников и жрецов, важно, что люди те же.
Люди, согласился Кадваль, везде одинаковы.
Было очень трудно подбирать слова, потому как - что здесь сказать? На удивление, его никто не пытался даже заплевать и проклясть, как призывающего к предательству, но будто от этого легче, и что можно сказать этим детям, которые только вышли в мир, а мир их… вот так?
- Вас никто не заставит, - закончил он, наконец, - это главное.

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (02.01.2018 23:38)

+3

15

Редания превратилась в помойку, но если за в какой-то степени родной уже Оксенфурт было действительно обидно, то Новиград удивлял разве что размахом творящейся здесь мерзости. Что-то в этом городе всегда было неправильно - в противовес праздничному Оксенфурту, Новиград всегда был излишне... холодным и злым, что ли, если города вообще могут быть злыми, и пусть он тоже временами забывался в праздничном веселье и хмельном угаре, то только чтоб потом вновь явить свою сущность - холодную, и даже не как благородный романтизированный клинок, а как топор палача, и одновременно обжигающую, как раскаленное железо клещей.
От него смердело слухами, ужасом и благочестием. Болезнью. Было что-то такое даже в крови местных жителей - и, будучи в городе всего третий день, Рик уже успел это оценить. И потому от него самого пахло кровью - чуть-чуть, человеку не различить, но достаточно, чтоб солоноватых привкус во рту продолжал его преследовать.
Кроме крови, пахло еще и грязью, и сыростью, а также дымом и прокисшим пивом. Недостаточно, чтоб животные перестали его замечать, и потому животных Ричард старательно избегал, общаясь только с людьми - люди, перепуганные и озлобленные, далеко не все отличались от животных, но такого нюха не имели, могли разговаривать и знали новости.
Некоторые из них оставались людьми даже сейчас. Наверное, именно поэтому желание посвятить этот город вечному-не вечному, а все ж огню только мелькало на дне души. Если, опять-таки, у него была душа.
Знать бы еще, что это такое.
Если б не весть о сбежавших чародеях и чудищах на улице города, проникший даже за городские стены, Рик вообще бы сюда не пришел. Но ему были нужны чародеи - и то, что они могли знать. К тому же, чудовища, которые помогают чародеям? Как минимум одно чудовище, общающееся с чародейкой и способное управлять более низкоорганизованными чудовищами, Ричард знал - и, как бы от не относился к Детлаффу с его очень специфическими вкусами насчет подбора компании, если Мозаика здесь, то стоит узнать, не нужна ли ей, им... ну... помощь.
С другой стороны, каким надо быть идиотом, чтоб в такие времена вообще задерживаться в Новиграде? Что они тут забыли?
А ведь определенно забыли. Об этом говорил хотя бы запах, поначалу показавшийся едва уловимым, но более ощутимый в подземельях, где не было ветра, чтоб разметать его по всему городу.
Детлафф был здесь. С ним еще кто-то. Человек? Кто-то из чародеев?
- Стоять! - резко сказал вампир, заметив, как из теней подкрадываются парочка фледеров. - Я к вашему ста...
Слушать не стали, обуреваемые то ли жаждой крови и развлечений, то ли желая выполнить чей-то приказ, бросились вперед, быстро и почти беззвучно, заставив Ричарда уходить вбок от атаки и прижаться к стене.
- Да спокойно, придурки, я к Детлаффу!
Пришлось снова уворачиваться, трансформируясь - уйти сразу от двоих низших на обычной скорости было бы проблематично. Увидев метаморфозу, один из фледеров затормозил и потянул за собой другого, снова бросившегося было в атаку.
- Я к Детлаффу, - снова повторил Ричард все так же негромко, но голос теперь звучал ниже. - Я знаю, он тут.
Фледеры пялились на него, как два барана на новые ворота, но впереди замаячил слабый свет.
- Ну так что, я пойду дальше? Или так и будем стоять? Вы вообще куда шли?

+2

16

До фледеров наконец дошло, что от них хотят, судя по их переглядкам и рычанию, напоминающим урчание гигантского кота. После чего один из них, воровато оглядываясь, скрылся в вечерних сумерках. А второй, смотря на Ричарда своими большими и умными глазами, что-то рыкнул, после чего неторопливо куда-то затрусил. Оглянувшись на высшего вампира он махнул лапой. Мол, дуй за мной.

- Хорошо, - Эретайн кивнул, больше своим мыслям, чем себе. - Значит... до корабля, а дальше по обстоятельствам.
Небольшая переброска вопросами с Кадвалем слегка приподняла вампиру несколько опустившееся, после пафосных речей рыжей, настроение. С Аэп Арфелом было... приятно работать, как не посмотри. Этот чародей не пялился на него, закатив зенки от страха, как это случалось с многими спасёнными, не думал, как бы его прибить по тихому, как Филиппа, и не агитировал "За Север!", как Трисс. Пожалуй, Кадваль был наиболее приятным Детлаффу человеком среди всех чародеев, с которыми ему приходилось общаться. За исключением Аик, понятное дело, но там... там особый случай.
Стая тем временем начинала собираться в подземелье, забросив охоту на охотников, слежку, доставку продуктов и иные дела, которые им поручали. Двадцать четыре фледера, парочка альпов и три бруксы. Плюс Лоря, что привычно ткнулась под руку, подставив чёрные волосы под пальцы. Младшая, по меркам брукс - вообще девочка ещё. И самая сообразительная из всех.
Вампир улыбнулся. Не была права Трисс, когда говорила, что отношения его стаи и его являлись отношениями сюзерена и вассала. Нет. Его стая была его семьёй - единственной, которую мог себе позволить высший вампир. Аик, Лоря, даже фледеры. Все они.
Однако сейчас... что-то пошло не так. Детлафф медленно повернул голову, прислушиваясь к звукам подземелья. Шум. Слишком иной для фледеров или брукс. Спускался явно кто-то, схожий по комплекции с человеком...
А затем в нос ударил знакомый запах, которого Эретайн не чувствовал со времён того случая с Катрионой.
- Ричард?!-  Детлафф поднялся с места, когда из тьмы коридора, вслед за трусившим фледером, показался молодой упырёк в потрёпанной одежде.
Не смотря на удивление, в голосе промелькнули нотки определённой радости. Несмотря на то, что характеры у двух вампиров были разными, как и их дороги, Детлафф был рад, что Ричард остался жив.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (03.03.2018 12:06)

+3

17

Их и правда было тут много - фледеры, альпы, бруксы. Целая толпа низших вампиров, неведомо каким образом не выжравшая половину города. Жителей в Новиграде всегда хватало, а в эти смутные времена исчезновение одного, двух...или одного-двух десятков могло остаться вообще незамеченным.
Не оставалось. Пропадали охотники на ведьм, исчезали случайные жители. Некоторых потом находили на задних дворах трактиров или в канавах, пьяными вусмерть, но слухи кружили по городу, как стаи ворон, обрастая новыми зловещими подробностями.
Исходя из общего количества собравшихся тут низших, могло быть значительно хуже. Либо Детлафф как-то умудрялся держать их в относительном порядке, сводя количество возможных жертв среди мирных жителей к минимуму, либо... либо они хорошо прятали трупы, и Ричард не был уверен, что хочет спрашивать. Завидев Детлаффа, он настороженно улыбнулся. Этот сородич даже без своей странной компании всегда вызывал у него противоречивые чувства: с одной стороны Детлафф помогал "своим", делал для них если не всё, то многое, и не только не требовал благодарности, но и как будто сразу забывал о сделанном; с другой, немного настораживал выбор этих "своих", потому что те же фледеры, как ни крути, были созданиями, обреченными убивать и возможно получающими от этого какое-то даже удовольствие.
Что он в них рассмотрел?
- Ага, я. Прослышал о вашей компании, решил заглянуть. Смотрю, ты, как всегда, не сам.
Бруксы удостоились легкого, но вполне уважительного поклона. Существа частично разумные, они были, собственно... вампирами, именно такими, какими обычно описывает вампира человеческая культура, разве что только не мертвыми. Им словно чего-то не хватало, совсем чуть-чуть, но Рик не мог понять, чего, и как так вообще получилось. Пока они тихо-мирно отирались рядом со своим повелителем, их можно было воспринимать почти как равных, даже понимать и сочувствовать.
Пока они не начинали кого-то жрать.
- Я слышал о том, что случилось с чародеями из темницы, - продолжил Ричард. - Вы с Мозаикой все еще вместе? Она хоть не пострадала? Кстати, тут и правда пахнет людьми. Ты, значит, завел себе еще одну стаю, или так, домашних животных?
Не только пахло - их было слышно. Шарканье, перешептывания, приглушенные голоса. Сеть тоннелей под некогда эльфийскими городами никогда не была идеально ровной, скорее приспосабливалась к особенностям грунта, залеганию подземных вод и местности вообще. Рик не раз уже удивлялся, почему столь возвышенные создания как эльфы постоянно стремились прокопать под своим городом какой-нибудь лишний тоннель.
Впрочем, возможно, они просто заселили опустевшие города какой-то иной расы, а то и помогли им опустеть.
Как иронично.
- Еще не пытались тебя сжечь или препарировать?

+4

18

Резко отвернувшись от вампира – она свое сказала, а он не маленький, чай, сам разберется и если посчитал это придурью, бездумной агитацией «За Север, за Вечный Огонь!», то она тут уже ничем не поможет - и, вздохнув, направилась в сторону главного «зала», по пути увидев Виоленту и попросив ее собрать всех там.
Трисс Меригольд у-с-т-р-а-н-я-е-т-с-я.

- Зачем же иметь Силу, чтобы потом ее беречь, как скупец драгоценность? Полчаса – тоже облегчение, – возразила она, невозмутимо прикоснувшись к чужому виску и прошептав пару слов на Высшем наречии. Когда к ней приходила мигрень, она на костер была готова добровольно идти. Там хотя бы тридцать минут мучений и больше никакие головные боли тебя в жизни не беспокоят, ибо у мертвяков их не бывает.
В данном случае приступ гемикрании должен прийти часа через два в худшем случае. Небольшое рабочее усовершенствование, позволяющее не падать с ног с первого раза и продлевать болеутоляющее. Даже не Трисс, а Наставницы.
Женщина также невозмутимо прошла вперед.
- За библиотеку – я бы убила! – входя в общий зал, понимающе ответила Трисс. А что тут еще скажешь? – Надо бы Филиппе пустырничек прописать. Он, говорят, от излишней подозрительности помогает.

Меригольд не заметила, что успела выпрямиться, как солдатик перед генералом. Пусть  скоро все решится, пусть она привела их к черным, но негоже понуро стоять перед детьми и вчерашними выпускниками, будто последний трус на Площади Победы.
«Угу», - с внезапной брезгливой злобой внезапно подумала Трисс. – «И начну: я собрала тут вас, чтобы повести за собою в светлое имперское будущее, а для ускорения дам волшебных пенделей, а охотники за колдуньями, если что, больше добавят. Тупые уроды, что еще сказать. А приди Нильфгаард на эти земли – быстренько на его службу побегут, и вместо чародеек священников вешать будут». 
Когда народ собрался, лихо присвистнула – сконцентрировав на себе, и собеседнике, внимание и начала:
- Минуту внимания, северные сограждане! В Редании – жопа! – прервалась, пока шум и горький смех «А то мы не знали!» и «Трисс умеет ругаться?» стихнут.
Кто-то узнал Истредда.
- Я тут немного добавлю к словам…коллеги. 
Ну а дальше были логичные взрослые слова, слова человека пуще всего ставящего собственную жизнь и забивавшего на все остальное. Что в порту 0 вот прямо сейчас – ждет имперский корабль, что будет первая бесплатная лицензия, что.…Хэй, Истредд! На борту список законов будущего места жительства выдадут-то хоть или всех сразу закуют?
Против всех ожиданий, не стоял в горле сухой комок, не проваливался пол. Все шло, как должно идти. И их обоих слушали, ведь это были всем такие знакомые магистр Истредд и Трисс.
- Последнее. Сказанное не приказ, а лишь информация к размышлению. Кто желает – может спокойно ехать, кто не желает – может остаться…
«…среди здешних идиотов» она добавлять не стала. 
Тишина держалась еще какое-то время, после того как Трисс замолчала, отошла от центра комнаты и прислонилась к твердой, никогда никого не предававшей, стене.
Камни оказались очень ледяными.
- А где магистр Эйльхарт? – раздался вопрос.

+4


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [6.01.1272] Клетка для Совы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC