Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Когда кончится война


Когда кончится война

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

- Если дохлой кошкой, - задумчиво повторила Велтара, - это хорошо. Я её приручу.
Дернув уголком рта в желании дать понять, что это не обязывающая к ответу шутка, эльфийка сощурилась, мигом перескочив мыслями с дворфийской наседки на пленника – тот выглядел довольно погано, если говорить о перспективах дальнейшего существования и просто отлично – с точки зрения методов разговорить даже самых упорных.
Без шуток, методы заставляли задуматься, но вовсе не об Смертокрыле – байки отступали на второй план, хотя полученную информацию позже придется обдумать, обсудить и прийти к какому-нибудь стройному выводу, но сейчас голову занимали нечестивые мысли, очень далекие от любых понятий того, как нужно спасать мир или хотя бы народ Отрекшихся.
Прерывать Райос казалось святотатством или кощунством – так что паузу эльфийка восприняла с благодарностью, забираясь в предложенные объятья так, будто это стало возможностью дышать после долгой мучительной асфиксии.
Впрочем, асфиксия – это тоже хорошо.
- Ай-ай-ай, как жестоко. Ничего мне не оставила!

Некоторые вопросы выяснить они не успели, но их спокойно можно было отложить. Кнут, свернувшись тугими кольцами на поясе, изредка тяжело похлопывал по бедру, напоминая о себе на каждом вираже – эльфийка любила опасные вещи, бреющий полет в темноте и бьющий в лицо холодный воздух, и ей безмерно нравилось ощущение того, что под ней, послушная руке, мерно движет крыльями опасная тварь, а вторая, ещё более опасная, прижимается к спине – и настолько увлеклась, что едва не направила змея в корабельную оснастку. Необходимость о чем-то договариваться правильным словом, а не ударом кинжала изрядно остужала голову - иначе кто знает, чем бы это могло закончиться, может, прямо в снастях.
Ведь на изломанной бедствием пристани их бы забросали чем-то похуже дохлых кошек.
Велтара толком заговорила только тогда, когда у них вправду появилась каюта. Это случилось, наверное, исключительно по причине того, что находиться рядом с такой поганью никто не хотел, сочтя, что в тесной компании живых намного лучше – едва ли её можно было назвать хоромами, но места было прилично. Эльфийка бы поспорила – в конце концов, высшая нежить хотя бы не пахла в отличие от, но внезапно обретенным на двоих уединением была более чем довольна. Пассажиры, сколько бы их ни было, оставили здесь только легкий флер собственного присутствия, убравшись быстрее, чем капитан, озабоченный столь странной прибавкой, принялся разыскивать местечко, к примеру, в каком-нибудь общем трюме. Или, возможно, люди посчитали, что гости из Акеруса будут безопасней, если их запереть в темном помещении – сама банши посмеялась бы этой идее, действительно приди ей в голову идея прогуляться по безлюдной ночной палубе, но никакой тяги любоваться темнотой сверху и темнотой снизу она пока не испытывала.
Может быть, потом – но не в одиночестве, потому что море всегда нужно с кем-то делить, слишком уж оно огромное.
- Мне тоже сложно уместить это в голове, - наконец несколько бестолково резюмировала охотница, сбрасывая сапоги и вытягивая ноги. От спасительной накидки Ордена она уже избавилась – едва ли сюда, пока они внутри, до конца плавания кто-то будет заглядывать, так что можно на время прекратить фиглярство - или хотя бы его чем-нибудь разнообразить.
- Если предположить, что Смертокрыл действительно каким-то образом выбрался из тех планов, куда его засунули… После того, что ты с этим ублюдком сделала, не получится врать, но, возможно, это вправду череда совпадений и они – всего лишь горстка душевнобольных, надышавшихся болотных испарений. Даже не знаю, какой вариант правдоподобнее. И какой лучше.
Обладая достаточно острым умом, банши, тем не менее, не любила слишком долго мудрствовать – считая, что если светлая идея не пришла в голову сразу, стоит размышления отложить до того момента, когда решение само не выкристаллизуется, а пока что…
Едва ли капитан имел в виду это, когда просил не смущать команду, но в любом случае, им не удастся.
Да и не очень хотелось.
Банши потянулась:
- Я тоже немного нагрешила, миледи инквизитор. Покажешь ещё раз, как ты это делаешь?
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1

32

- Мне хотелось бы верить, что это грибы, - в тон отвечала Райос, немного рассеянная от того, что по привычке слушала команды с палубы и скрип разворачивающихся парусов, - но опыт показывает, что Азерот полон древнего зла, и это древнее зло на каждом шагу валяется, прямо где угодно можно в него вступить. Любая безумная ересь может оказаться правдой. Хорошо, что это не наше дело.
А про себя добавила - “пока”. В одно не свое дело она уже весело вляпалась вместе с баньши, и оставалось молиться, чтобы две эти истории внезапно не оказались одной - тут ее, даже мертвую, продрало неприятное чувство, даже не предчувствие, а тень его, возникшая от голоса рассудка, утверждающего, что интуиции надо верить, даже если она больше похожа на сарказм.
И слова Велтары застали ее врасплох, несмотря на то, какое количество желаний посетило ее по дороге к порту - и это, между прочим, было странно. После смерти они знали одну единственную жажду, жажду крови. Одно непреодолимое, физическое стремление - убивать. Даже освобождение от воли Короля не принесло облегчения, пожалуй, только сложнее стало - до того не было необходимости сдерживать себя, можно было быть честным, ни на что не претендующим чудовищем без принципов.
Всё остальное - голод, жажда, чего там еще хотят живые существа - было недоступно рыцарям Акеруса, и Райос изощренно мучила своих жертв исключительно по необходимости и из эстетического (или научного) интереса. Ну, или чтобы поддержать форму. Да и, по правде говоря, случись иное - Акерус не Монастырь, и не Новый Авалон, он не полон крестьянок и юных послушниц, которых можно приказать доставить в пыточную, чтобы далеко не отходить от работы.
Как минимум, братья не поймут.
Так вот жажда, которую она испытывала, глядя на баньши - буквально с первых слов - не имела ничего общего с кровью, зато очень многое с теми самыми воспоминаниями, разве что была, к легкому замешательству Райос, ярче и сильнее, отличаясь, как бриллиант от стекляшки. И ей, никогда не видевшей бриллианта, немного слепило глаза.
Она сделала вдох, обжигающий легкие, затем еще один, под перчатками на пальцах лопалась кожа.
- Нет.
Будто кто-то со стороны сказал, и этого кого-то немедленно захотелось убить. Рыцарь смерти тряхнула головой и, оправдывая совершенное над собой усилие, добавила:
- Тебя некому и нечем здесь лечить, а до Валгарда ты захочешь хоть раз подняться на палубу. Пожалуйста, не соблазняй меня такими предложениями. Ты даже не представляешь, насколько тяжело сдержаться.
Настолько тяжело, что не понять, в какой момент расстояние между ними сократилось до пары дюймов, и почему Райос чувствует ее сквозь доспехи - то есть, понятно, что сознание играет с ней дурные шутки, пораженное желанием, забытым так давно, что и название ему не сразу всплыло в памяти - но чувствует, холодную кожу в старых шрамах, маленькое гибкое тело, злые и твердые пальцы лучника, способные без труда удержать натянутую тетиву и поводок какой-нибудь злобной твари.
На этой мысли Райос снимает латный воротник, непослушными пальцами расстегивая ремни, и узор из сплетенных шипов на саронитовой поверхности, черной, как темнота снаружи, не дает ей забыть, зачем это сделано, а жажда так сильна, как занесенный удар - не остановить, и от того она просит вслух:
- Останови меня, - и, пока еще может, вместо укуса осторожно обхватывает губами белые пальцы по одному, представляя, что они солоны от крови - впрочем, соли достаточно. Кому еще, как не ей останавливать, кому, как не охотнику, приручать диких злобных тварей? А тварь скалит зубы и не понимает, чего ей нужно, но пробует охотника на вкус - скользя зубами по металлическим колечкам в остром ухе, не отпускает и, запустив пальцы в волосы, целует так, будто нашла способ утолить жажду.
Но нет.
Не нашла.

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+1

33

Подчиняясь справедливости отказа, эльфийка только едва слышно вздохнула. Райос была права – им бы понадобился жрец или хотя бы медик, сколько ни обещай себе держать руки в узде и не увлекаться, потом будешь чувствовать себя мерзким лжецом и клятвопреступником. Нет никакой возможности остановить руку вовремя.
Особенно если знаешь, что смерть уже не станет концом.

Нельзя сказать точно, что или кто их испортил – может, они такими уродились, может всё, что могло быть хорошего, безвозвратно стерла война, непрекращающаяся и бесконечная, но это случилось так давно, что не осталось ни сожаления, ни сил на то, чтобы тосковать. Может быть, только самую малость – в короткое мгновение, пока пальцы прокладывают себе дорогу среди волос, но ещё не сжались, превращая нездоровую нежность в обреченное, жестокое веселье – пожалеть о том, что, случись все иначе, им было бы достаточно только нежности.
Было бы?
Чего обычные живые от этого ждут?
Потом, после короткого вдоха, пока на пальцах ещё дрожит, не желая гаснуть, чужое прикосновение, острое, будто клинок, за который неожиданно ухватилась ладонь – странная невозможность сделать выдох.
Когда ты настолько мёртв, что твое состояние остается достаточно стабильным на протяжении многих лет, что бы с тобой ни случилось – холод, сырость, голод и сражения, твоему телу всё это по плечу – всё, что может интересовать кого-то другого, так это то, будешь ли ты в состоянии выполнять свой долг. Сможешь ли сыграть свою роль в войне, которая не закончилась, сумеешь ли выполнить обещания, сдержать данное слово, кем-то, может быть, воспринятое как клятва.
И на этом обычно всё. Так иронично, что едва ли не первым, кого интересовало что-то ещё, оказался враг – соблазнительной была мысль, что в этом есть какая-то для врага корысть, но пока что нащупать её Велтара не могла – кроме очевидного желания воспользоваться вынужденным бездельем. Взаимного, очевидно.
Ощущалось это очень странно.
Ладонь скользнула по очерченной синими отблесками щеке, спустилась ниже, к холодной и бледной шее. Эльфийка косо усмехнулась, наконец выдохнув прямо в чужие губы. В благодарность за этот короткий миг странного, забытого чувства, будто её многолетнее одиночество дало трещину, стоит вспомнить об уважении.
- Остановись. Я помогу.
Полжизни прожив в лесу, она знала только один способ остановить хищника – тот, при котором жертва вдруг отращивает бритвенные клыки и когти, настолько острые, что охотнику приходится поджать хвост и подчиниться.
Сначала – поймав за руку, остановить, и самой расстегнуть все ремни, отправляя тяжелую амуницию по дальним углам каюты - пусть не мешают, здесь и без того тесно. На самом деле это не обязательно – или, во всяком случае, не всегда, но кроме уважения она вспомнила о кнуте, который тяжелой блестящей коброй свивался у бедра. Глупо было бы его сейчас испортить саронитом, ведь впереди слишком долгое плаванье, которое не получится скрашивать одними только выходами на палубу.
Потом – стянув с гладкого и прохладного плеча рубашку, обхитрить, как настоящий охотник, ввести в заблуждение и обвести вокруг пальца, обманчиво увести внимание, может, всего капельку темной магии и теней. И немного собственной крови из прокушенной губы – нет, не было бы достаточно, у них просто не получится.
Никак.
Наконец рывком затянуть узел тонкого и жесткого морского каната, в одно мгновение превращающийся из мягкой петли в суровый захват – кому, как не охотнику, знать, как делать силки на диких злобных тварей, которые сами не смогут остановить свою руку?
А она обещала помочь.
Возможно, поводку будет суждено превратиться в ошейник.
А после, прежде чем нырнуть в лихорадочно-горячее, тёмное и нездоровое - напоследок осторожно и аккуратно прикоснуться губами к густым, будто всегда слегка припорошенным сизым инеем ресницам.
Невесомая и мимолетная нежность на долгое время становится последней.
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Когда кончится война


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC