Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Когда кончится война


Когда кончится война

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

- Если дохлой кошкой, - задумчиво повторила Велтара, - это хорошо. Я её приручу.
Дернув уголком рта в желании дать понять, что это не обязывающая к ответу шутка, эльфийка сощурилась, мигом перескочив мыслями с дворфийской наседки на пленника – тот выглядел довольно погано, если говорить о перспективах дальнейшего существования и просто отлично – с точки зрения методов разговорить даже самых упорных.
Без шуток, методы заставляли задуматься, но вовсе не об Смертокрыле – байки отступали на второй план, хотя полученную информацию позже придется обдумать, обсудить и прийти к какому-нибудь стройному выводу, но сейчас голову занимали нечестивые мысли, очень далекие от любых понятий того, как нужно спасать мир или хотя бы народ Отрекшихся.
Прерывать Райос казалось святотатством или кощунством – так что паузу эльфийка восприняла с благодарностью, забираясь в предложенные объятья так, будто это стало возможностью дышать после долгой мучительной асфиксии.
Впрочем, асфиксия – это тоже хорошо.
- Ай-ай-ай, как жестоко. Ничего мне не оставила!

Некоторые вопросы выяснить они не успели, но их спокойно можно было отложить. Кнут, свернувшись тугими кольцами на поясе, изредка тяжело похлопывал по бедру, напоминая о себе на каждом вираже – эльфийка любила опасные вещи, бреющий полет в темноте и бьющий в лицо холодный воздух, и ей безмерно нравилось ощущение того, что под ней, послушная руке, мерно движет крыльями опасная тварь, а вторая, ещё более опасная, прижимается к спине – и настолько увлеклась, что едва не направила змея в корабельную оснастку. Необходимость о чем-то договариваться правильным словом, а не ударом кинжала изрядно остужала голову - иначе кто знает, чем бы это могло закончиться, может, прямо в снастях.
Ведь на изломанной бедствием пристани их бы забросали чем-то похуже дохлых кошек.
Велтара толком заговорила только тогда, когда у них вправду появилась каюта. Это случилось, наверное, исключительно по причине того, что находиться рядом с такой поганью никто не хотел, сочтя, что в тесной компании живых намного лучше – едва ли её можно было назвать хоромами, но места было прилично. Эльфийка бы поспорила – в конце концов, высшая нежить хотя бы не пахла в отличие от, но внезапно обретенным на двоих уединением была более чем довольна. Пассажиры, сколько бы их ни было, оставили здесь только легкий флер собственного присутствия, убравшись быстрее, чем капитан, озабоченный столь странной прибавкой, принялся разыскивать местечко, к примеру, в каком-нибудь общем трюме. Или, возможно, люди посчитали, что гости из Акеруса будут безопасней, если их запереть в темном помещении – сама банши посмеялась бы этой идее, действительно приди ей в голову идея прогуляться по безлюдной ночной палубе, но никакой тяги любоваться темнотой сверху и темнотой снизу она пока не испытывала.
Может быть, потом – но не в одиночестве, потому что море всегда нужно с кем-то делить, слишком уж оно огромное.
- Мне тоже сложно уместить это в голове, - наконец несколько бестолково резюмировала охотница, сбрасывая сапоги и вытягивая ноги. От спасительной накидки Ордена она уже избавилась – едва ли сюда, пока они внутри, до конца плавания кто-то будет заглядывать, так что можно на время прекратить фиглярство - или хотя бы его чем-нибудь разнообразить.
- Если предположить, что Смертокрыл действительно каким-то образом выбрался из тех планов, куда его засунули… После того, что ты с этим ублюдком сделала, не получится врать, но, возможно, это вправду череда совпадений и они – всего лишь горстка душевнобольных, надышавшихся болотных испарений. Даже не знаю, какой вариант правдоподобнее. И какой лучше.
Обладая достаточно острым умом, банши, тем не менее, не любила слишком долго мудрствовать – считая, что если светлая идея не пришла в голову сразу, стоит размышления отложить до того момента, когда решение само не выкристаллизуется, а пока что…
Едва ли капитан имел в виду это, когда просил не смущать команду, но в любом случае, им не удастся.
Да и не очень хотелось.
Банши потянулась:
- Я тоже немного нагрешила, миледи инквизитор. Покажешь ещё раз, как ты это делаешь?
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+2

32

- Мне хотелось бы верить, что это грибы, - в тон отвечала Райос, немного рассеянная от того, что по привычке слушала команды с палубы и скрип разворачивающихся парусов, - но опыт показывает, что Азерот полон древнего зла, и это древнее зло на каждом шагу валяется, прямо где угодно можно в него вступить. Любая безумная ересь может оказаться правдой. Хорошо, что это не наше дело.
А про себя добавила - “пока”. В одно не свое дело она уже весело вляпалась вместе с баньши, и оставалось молиться, чтобы две эти истории внезапно не оказались одной - тут ее, даже мертвую, продрало неприятное чувство, даже не предчувствие, а тень его, возникшая от голоса рассудка, утверждающего, что интуиции надо верить, даже если она больше похожа на сарказм.
И слова Велтары застали ее врасплох, несмотря на то, какое количество желаний посетило ее по дороге к порту - и это, между прочим, было странно. После смерти они знали одну единственную жажду, жажду крови. Одно непреодолимое, физическое стремление - убивать. Даже освобождение от воли Короля не принесло облегчения, пожалуй, только сложнее стало - до того не было необходимости сдерживать себя, можно было быть честным, ни на что не претендующим чудовищем без принципов.
Всё остальное - голод, жажда, чего там еще хотят живые существа - было недоступно рыцарям Акеруса, и Райос изощренно мучила своих жертв исключительно по необходимости и из эстетического (или научного) интереса. Ну, или чтобы поддержать форму. Да и, по правде говоря, случись иное - Акерус не Монастырь, и не Новый Авалон, он не полон крестьянок и юных послушниц, которых можно приказать доставить в пыточную, чтобы далеко не отходить от работы.
Как минимум, братья не поймут.
Так вот жажда, которую она испытывала, глядя на баньши - буквально с первых слов - не имела ничего общего с кровью, зато очень многое с теми самыми воспоминаниями, разве что была, к легкому замешательству Райос, ярче и сильнее, отличаясь, как бриллиант от стекляшки. И ей, никогда не видевшей бриллианта, немного слепило глаза.
Она сделала вдох, обжигающий легкие, затем еще один, под перчатками на пальцах лопалась кожа.
- Нет.
Будто кто-то со стороны сказал, и этого кого-то немедленно захотелось убить. Рыцарь смерти тряхнула головой и, оправдывая совершенное над собой усилие, добавила:
- Тебя некому и нечем здесь лечить, а до Валгарда ты захочешь хоть раз подняться на палубу. Пожалуйста, не соблазняй меня такими предложениями. Ты даже не представляешь, насколько тяжело сдержаться.
Настолько тяжело, что не понять, в какой момент расстояние между ними сократилось до пары дюймов, и почему Райос чувствует ее сквозь доспехи - то есть, понятно, что сознание играет с ней дурные шутки, пораженное желанием, забытым так давно, что и название ему не сразу всплыло в памяти - но чувствует, холодную кожу в старых шрамах, маленькое гибкое тело, злые и твердые пальцы лучника, способные без труда удержать натянутую тетиву и поводок какой-нибудь злобной твари.
На этой мысли Райос снимает латный воротник, непослушными пальцами расстегивая ремни, и узор из сплетенных шипов на саронитовой поверхности, черной, как темнота снаружи, не дает ей забыть, зачем это сделано, а жажда так сильна, как занесенный удар - не остановить, и от того она просит вслух:
- Останови меня, - и, пока еще может, вместо укуса осторожно обхватывает губами белые пальцы по одному, представляя, что они солоны от крови - впрочем, соли достаточно. Кому еще, как не ей останавливать, кому, как не охотнику, приручать диких злобных тварей? А тварь скалит зубы и не понимает, чего ей нужно, но пробует охотника на вкус - скользя зубами по металлическим колечкам в остром ухе, не отпускает и, запустив пальцы в волосы, целует так, будто нашла способ утолить жажду.
Но нет.
Не нашла.

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+2

33

Подчиняясь справедливости отказа, эльфийка только едва слышно вздохнула. Райос была права – им бы понадобился жрец или хотя бы медик, сколько ни обещай себе держать руки в узде и не увлекаться, потом будешь чувствовать себя мерзким лжецом и клятвопреступником. Нет никакой возможности остановить руку вовремя.
Особенно если знаешь, что смерть уже не станет концом.

Нельзя сказать точно, что или кто их испортил – может, они такими уродились, может всё, что могло быть хорошего, безвозвратно стерла война, непрекращающаяся и бесконечная, но это случилось так давно, что не осталось ни сожаления, ни сил на то, чтобы тосковать. Может быть, только самую малость – в короткое мгновение, пока пальцы прокладывают себе дорогу среди волос, но ещё не сжались, превращая нездоровую нежность в обреченное, жестокое веселье – пожалеть о том, что, случись все иначе, им было бы достаточно только нежности.
Было бы?
Чего обычные живые от этого ждут?
Потом, после короткого вдоха, пока на пальцах ещё дрожит, не желая гаснуть, чужое прикосновение, острое, будто клинок, за который неожиданно ухватилась ладонь – странная невозможность сделать выдох.
Когда ты настолько мёртв, что твое состояние остается достаточно стабильным на протяжении многих лет, что бы с тобой ни случилось – холод, сырость, голод и сражения, твоему телу всё это по плечу – всё, что может интересовать кого-то другого, так это то, будешь ли ты в состоянии выполнять свой долг. Сможешь ли сыграть свою роль в войне, которая не закончилась, сумеешь ли выполнить обещания, сдержать данное слово, кем-то, может быть, воспринятое как клятва.
И на этом обычно всё. Так иронично, что едва ли не первым, кого интересовало что-то ещё, оказался враг – соблазнительной была мысль, что в этом есть какая-то для врага корысть, но пока что нащупать её Велтара не могла – кроме очевидного желания воспользоваться вынужденным бездельем. Взаимного, очевидно.
Ощущалось это очень странно.
Ладонь скользнула по очерченной синими отблесками щеке, спустилась ниже, к холодной и бледной шее. Эльфийка косо усмехнулась, наконец выдохнув прямо в чужие губы. В благодарность за этот короткий миг странного, забытого чувства, будто её многолетнее одиночество дало трещину, стоит вспомнить об уважении.
- Остановись. Я помогу.
Полжизни прожив в лесу, она знала только один способ остановить хищника – тот, при котором жертва вдруг отращивает бритвенные клыки и когти, настолько острые, что охотнику приходится поджать хвост и подчиниться.
Сначала – поймав за руку, остановить, и самой расстегнуть все ремни, отправляя тяжелую амуницию по дальним углам каюты - пусть не мешают, здесь и без того тесно. На самом деле это не обязательно – или, во всяком случае, не всегда, но кроме уважения она вспомнила о кнуте, который тяжелой блестящей коброй свивался у бедра. Глупо было бы его сейчас испортить саронитом, ведь впереди слишком долгое плаванье, которое не получится скрашивать одними только выходами на палубу.
Потом – стянув с гладкого и прохладного плеча рубашку, обхитрить, как настоящий охотник, ввести в заблуждение и обвести вокруг пальца, обманчиво увести внимание, может, всего капельку темной магии и теней. И немного собственной крови из прокушенной губы – нет, не было бы достаточно, у них просто не получится.
Никак.
Наконец рывком затянуть узел тонкого и жесткого морского каната, в одно мгновение превращающийся из мягкой петли в суровый захват – кому, как не охотнику, знать, как делать силки на диких злобных тварей, которые сами не смогут остановить свою руку?
А она обещала помочь.
Возможно, поводку будет суждено превратиться в ошейник.
А после, прежде чем нырнуть в лихорадочно-горячее, тёмное и нездоровое - напоследок осторожно и аккуратно прикоснуться губами к густым, будто всегда слегка припорошенным сизым инеем ресницам.
Невесомая и мимолетная нежность на долгое время становится последней.
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+2

34

Так не бывает, думала потом Райос, просыпаясь в темноте и нащупывая холодные плечи баньши: у нее пока было достаточно тепла, чтобы, не питая глупых надежд согреть краденым, хотя бы чувствовать. Так не бывает, думала она, когда снова обрела такую способность, но еще не понимала, как именно - так.
Однако мир необратимо изменился, и тому не было ни единого объяснения. Эту жажду утолить было невозможно никак, ни болью, ни удовольствием, ни мыслями о долге и целях. И даже получая желаемое они обретали только временное облегчение.
Просыпаясь в темноте, она слушала скрип снастей и бесконечный мерный шум океана, потом отворачивалась от мира и засыпала, зарывшись лицом в белые волосы.
Как будто бы не одиночество.
И так каждую ночь.
Иногда ей слышалось, будто в шуме волн появляются слова, чье-то бормотание, неразборчивое и зловещее - тогда Райос думала, что это просто отголоски боли или, может, собственного безумия, и старалась не вслушиваться, потому что знала, как это просто: однажды прислушаться, понять, о чем говорит бездна, и рухнуть в нее с головой.
Она слушала шум Водоворота издалека, и, когда они вдвоем, наконец, поднялись на палубу, показывала баньши облако белой водяной пыли вдалеке, гигантское, похожее на огромную грозовую тучу, никогда не сползающую с места.
Это всё было так абсурдно, что время от времени хотелось протереть глаза.
И потому в момент, когда посреди ночи Райос вылетела из гамака, ударившись о переборку и только чудом не запутавшись в канатах, ей в первый момент таки показалось, что всё было не более, чем сном, да еще таким длинным, и на самом деле они только идут в Нордскол. И даже победа над Королем привиделась ей, а то, может, и смерть, а на деле снаружи хлопают на ветру флаги Алого Натиска, предприятия, которое она высмеивала уже издалека, со спины мертвого коня.
Затем очередная попытка устоять на ногах закончилась таким феерическим ударом о бочонок солонины, что синие искры из глаз, наверное, были вполне реальны, и таким же оказалось экстатическое бормотание в темноте, полной плохо закрепленного груза: следующий бочонок прокатился мимо, грохоча, затем отскочил и покатился обратно, едва не сшибив рыцаря смерти с ног, но удостоился только крепкого пинка, отправившего его куда-то в сторону.
“Отважный”, похоже, потерял управление. Его метало, как больного зверя, и скрип над головой больше походил на предсмертный стон, а команды, доносящиеся с палубы, звучали панически.
- Велтара?.. Велтара!
- ...готовьтесь к его приходу! Открывайте ему двери!
- Велтара!
Эльфийку Райос не видела, зато сидящий на полу тип совершенно не был ей знаком и точно не являлся баньши. Если судить по его закаченным в экстазе (и только наполовину молитвенном) глазам, он был идейным наркоманом, но не больше того.
- ...эти жертвы откроют мне дорогу в Его царство!
- Что ты сделал, кретин? Что ты сделал с кораблем?
- Мы канатики порезали, а там шторм, - неожиданно буднично хихикнул лысый дварф, - канатики, даа…
“Пиздец”, захотела сказать Райос, таким же будничным жестом вырывая ему глотку.
И сказала.
И оказалась права.

- Велтара!
Перекричать ветер оказалось почти невозможно, поэтому орала она исключительно потому что оралось, хотелось думать, что от злости. А толку, впрочем. Огромной черной волной, перекатившейся через палубу, чуть не снесло ее за борт, и когда та схлынула, Райос не сразу даже это поняла, таким плотным был ливень, секущий корабль сверху.
Нашел время, сукин нечестивый сын.
Но хуже хлещущих по воздуху обрубленных вантов был только штурвал с болтающимся на нем первым помощником - и выглядело это так, будто он вот-вот присоединиться к капитану: Райос понятия не имела, где капитан, но предполагала, что если ее в такое время нет у руля, то она, должно быть, за бортом. Что неудивительно, удержать рулевое колесо в эту погоду…
В общем, у рыцаря смерти было к миру столько вопросов, что даже неудобно. Начиная от “где моя баньши” и заканчивая “где мы, мать вашу, вообще находимся”, а самое грустное, что ответов ждать не стоило.
- Дай, - брезгливо сказала она, отмахивая в сторону живого и вцепляясь обеими руками в рулевое колесо, затем по привычке вросла ногами в палубу, - куда править?!
Это снова пришлось вопить во всю уже основательно содранную глотку - как раз к тому моменту, когда прямо по курсу (на эти две секунды) из время от времени вспыхивающих молний нарисовались скалы Валгарда.
- Да ну ебена мать...
В принципе, что тут еще скажешь.

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+2

35

Беда встретила её на палубе – не боящуюся в своей тяжелой бессоннице волны, но утратившую бдительность, наивно поверившую в то, что плавание закончится благополучно. Наверное, в этом плавании они слегка расслабились – позволяя желаниям взять над собой верх, оправдывая собственную негу тем, что больше-то и заняться нечем, совершенно утратили и счет времени, и понимание того, что на самом деле весь мир вокруг наводнён врагами.
И случилось то, что случилось – кажется, они собираются вышвырнуть меня за борт, подумала Велтара, когда, пользуясь шумом поднимающейся волны, к ней подошли сзади, почти безоружную схватили за волосы и куда-то поволокли аж вчетвером. Один лишился глаза, другому эльфийка без зазрений совести отгрызла часть щеки, только потом, окончательно проснувшись от безостановочно плещущей в лицо холодной морской воды, сообразила, что можно было бы и позвать на помощь.
Пока они боролись, поднялся шторм. И теперь, зависнув между небом и водой и ежесекундно рискуя сорваться с бесполезно болтающегося подрезанного канатика, это делать было как-то не с руки, да и как перекричишь эту бурю? Банши судорожно соображала, как поступить лучше – прочистить в момент сошедшим с ума матросам головы сейчас, а потом попытаться выловить свое тело (возможно, безрезультатно, и это будет потеря потерь), или наоборот, спасать сначала себя, потом всё остальное.
Выбрала второй вариант за неимением всяческих альтернатив и из природного эгоизма.
Ребята, так почему-то невзлюбившие мертвых женщин на борту, благополучно валялись на палубе, отважно не борясь с волнами – представив в красках, как тяжело будет вылавливать Райос в своем полном облачении из-под воды, Велтара скрипнула зубами, перебросив себя через борт, попыталась отправиться на поиски.
В этот момент корабль сильно качнуло, словно кто-то выкрутил штурвал в бесплотной попытке совладать с подрезанными парусами и отчего-то преуспел.
- Да твою мать-то, сколько можно! – второй раз едва не очутившись за бортом, банши взвизгнула и из мстительной злости пнула последнего оставшегося на палубе человека, удачно завершая работу ветра, воды и его жертвенной покорности судьбе. Потом, кое-как пытаясь удержаться за борта, обрывки канатов и что попало, попыталась добраться до каюты – в распахнутый люк так щедро заливала вода, что между переборками уже плескалось. Внутри никого уже не было – торопливо вылавливая из воды только самое необходимое, эльфийка скрипела зубами от злости. От лука в такой сырости толку не было бы никакого, даже смоги она удержаться в ровном положении и высвободить обе руки – словом, ситуация выходила так себе. Сдавайся, лежи сто лет на морском дне и регенерируй.
- Эй-эй! – рявкнула она в мокрую темноту, высматривая знакомые голубоватые огоньки, но темнота ответила только плевком ливня в лицо и чьими-то заунывными воплями, совершенно определенно лишенными металлических нот посмертности. Значит, ложный курс, идем дальше.
В конспирации сейчас уже не было ровным счетом никакого смысла, и она в чем-то даже выглядела нечестной – вторая сторона-то честно сбросила маску, так что банши решила не скромничать, и вынырнувшего из беспрестанно хлещущей воды матросу просто рявкнула в лицо, сшибая с ног; попутно вспоминая всю ту нежность, с которой Райос говорила о море и парусах – тщательно, может быть, стараясь скрывать, но до конца так и не запрятав – пыталась понять, если та находится в своем рассудке и свободна, то куда могла деться?
Ну, если вот не на дно.
То, что они действительно на дне, Велтара поняла только тогда, когда, снова цепляясь за борта, попыталась достичь мостика – паруса мотались над головой так беспорядочно, что впечатление, будто управлять уже нечем, перерастали в стойкую уверенность.
Она поняла, что оказалась права – и насчет дна, и насчет мостика, когда наконец добралась наверх. Как и ожидалось, рыцарь смерти обнаружилась там, намертво вцепившись в руль – только тогда Велтара позволила себе испытать облегчение. Впрочем, для агрессивных объятий радости момент казался неподходящим.
- Мы разобьемся или утонем?! – перекрикивая бурю, деловито уточнила она, цепляясь свободной рукой в стальной локоть и оглядываясь по сторонам. Основную часть людей уже разметало штормом, но кто-то ещё мог лелеять надежды таки вышвырнуть их с корабля. Первый помощник, оставшийся не у дел, вероятно, то ли взревновал, то ли решил закончить начатое предшественниками и бросился на женщин со спины – но тут корабль снова качнуло, мостик накрыло на излете волной, и его попросту смыло куда-то вниз. Банши запоздало оглянулась на затихающий приглушенный вопль, но, ничего в этой тьме не увидев, только пожала плечами.
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+2

36

Райос непременно устыдилась бы облегчения, которое испытала, увидев баньши, но вообще-то было совершенно не до этого. Только она собиралась сказать что-то осмысленное, как снизу раздался скрежет, больше похожий на стон гигантского существа, испускающего дух. Иными словами, перо руля налетело на скалы, и корабль остался совершенно без управления.
Рыцарь смерти почувствовала что-то, похожее на обиду. Она тут людей пытается спасти, а, оказывается, вся команда здесь не выжить пытается, а устраивает кровавый шабаш, и когда? Нашли, мать их Ониксия, время.
- И то, и другое! - оптимистично сообщила она, вопреки собственным словам, залихватски закладывая в рот два пальца. Остальное вышло дурацки, потому что свистеть под дождем - задача нелегкая, - держись за меня!
Раз этак на четвертый получилось, и к моменту, когда “Отважный”  дал такой крен, что почти лег на бок, в палубу уже вцепился костяной дракон. Райос, отплевываясь от волны, которой только что получила в лицо, бесцеремонно закинула эльфийку поперек седла и одной рукой рванула поводья.
Слова, которые она непрерывно произносила в процессе, не подобали ни рыцарю, ни инквизитору, ни вообще хоть сколько-то хорошо воспитанному существу, но зато точно выражали ее отношение к миру.

Остаток ночи они провели под какой-то сосной на скале, прижимаясь друг к другу. Не то, чтобы мертвые могли подобным образом согреться, хотя Райос испытывала в этом необходимость - нечего было жрать кого попало не в добрый час - и к рассвету не могла перестать стучать зубами.
Ну, просто так было легче. Приятнее. Создавало иллюзию… непонятно, чего, но создавало.
Потом шторм утих, тучи разошлись как раз, когда из-за горизонта появилось бледное нордскольское солнце, которое обе немертвые созерцали с усталым недовольством существ, понимающих, что это лучше, но ничего неспособных поделать со своей любовью к темноте. Зато потеплело, хотя бы потому, что ветер утихал.
- У меня даже плащ утонул, - с тоской сказала Райос, - не во что тебя завернуть. Нужно добраться куда-то… в Даларан, может быть, оттуда ближе до Валькириона, там есть хранилище, и там никто не станет пялиться ни на меня, ни на тебя. Но для начала высохнуть, иначе обледенеем на высоте.
Полеты в непогоду сами по себе были тем еще развлечением, а уж в таким-то виде - тем более. Больше всего печалило то, что они оставили на разбившемся корабле буквально всё, стоило сказать спасибо хотя бы за то, что баньши успела взять лук, а сама рыцарь смерти только в бессильной злобе созерцала два топорика на собственном поясе, понятное дело, неспособных заменить секиру, да и в принципе в ее глазах являвшихся бессмысленной забавой для рубки дров - Вьенн бы не согласился, но так кто тех чумных спрашивает.
Кстати, о чумных.
Пока они спускались вниз, к соснам, Райос думала, время от времени покусывая эльфийское ухо - без задней мысли, просто потому что когда это торчит перед глазами удержаться невозможно.
- ...обычно я неплохо распознаю фанатиков и сектантов, - наконец сказала она, - не погу понять, как можно было так ошибиться? Абсолютно нормальные моряки. Что случилось? Все так хорошо скрывались, или просто в секунду сошли с ума? Как я могла просмотреть?
Впрочем, понятно, как. Честно говоря, можно было просмотреть у себя под носом не то, что сумасшествие команды, но еще и для разнообразия Короля со свитой и Синдрагосу. Слишком уж они были заняты. Тут бы перед собой покаяться и пообещать больше так не делать, впредь быть бдительной и не поддаваться собственным нечистым желаниям, не говоря уже о… чувствах?
Но Райос прекрасно знала, что если чего делать и не будет, то это обманывать себя понапрасну.
И внезапно рассмелась.
- Если подумать, мне повезло. У меня есть две сестры по Ордену, так одна путешествует с паладином, а вторая с друидом. У нас хоть что-то общее есть!

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+2

37

Путешествие вправду вышло нелегким. Поначалу эльфийка что-то подбадривающе орала, потом – просто орала, потом стучала зубами и пыталась не вылететь из седла, с упрямой усталостью цепляясь за надежную подпругу, и гадая – сумеют ли они вообще когда-то регенерировать, если свалятся в бушующее море с такой высоты, и каково это быть сожранным какими-нибудь морскими тварями, но благодаря магии оставаться при этом живым.
Но, к счастью, обошлось – видимо, предел допустимых неприятностей на сегодня был достигнут.

- Пфффф, - рассеянно отозвалась Велтара, тоже постукивая зубами, - можно подумать, наша смерть сейчас – это преимущество.
Холодное небо Нордскола, почти чужое, всё ещё не спешило одаривать почти-утопленниц ни теплом, ни лаской солнечных лучей – рассвет растворялся между морем и острой границей поросших редким колючим ельником скал. Оставалось мечтать о том, что одежда высохнет от сильных порывов ветра с суши, несущего, судя по всему, прохладу аж с ледников Короны. Природа, чуждая и непривычная эльфийке, казалась суровой и блеклой – в остроконечных верхушках елей плавали рваные клочки ночного тумана, и утренний свет, пробивавшийся сквозь них, казался не золотым, а сизо-белым.
Банши вздохнула, в который раз молчаливо сетуя на судьбу, забросившую их на эти неуютные берега в подобных обстоятельствах. Впрочем, несмотря на то, что они лишились львиной доли имущества, все-таки не были безоружны, к тому же, их было двое и Велтара не сомневалась в том, что Райос можно доверить свою спину – а это всё вместе, как ни крути, немало.
Да и, несмотря на солнце, здесь все-таки было красиво. Так, ностальгически: что-то из тех времен, когда у нее была душа, дрогнуло внутри – и упало как камень в воду с утеса.
- Ты знаешь эти места? – деловито осведомилась банши, - потому что я – нет. Зато еще помню, как охотиться. И испытываю сомнения в том, что здесь найдется подходящая мертвая зверушка для того, чтобы освежить нашу компанию, но стоит попробовать поискать. Скажи…
Велтара поежилась, потом тесно прижалась к спутнице – в этом жесте было не слишком много страсти и эротики, но много от желания согреть и, что уж там, согреться.
- Эти… сектанты, культисты, какие-то совершенно жуткие происшествия. Мир слишком меняется. Мне иногда кажется, - призналась она, - что те войны, в которых мы участвовали, были более… нормальными. Как будто они были предопределены, мы сражались и дохли, а потом что-то поменялось - так, что всё стало чужим. Хотя, возможно, так проще лишаться дома. Так что может все попросту задумано для того, чтобы мы не так скучали?
Снова задрав голову, Велтара недолго наблюдала за пепельно-серой белкой, бодро скользящей между еловых ветвей, потом по-кошачьи потерлась о холодное мокрое плечо щекой, соскользнув к шее.
Потом замерла на мгновение.
- Может, это все связано? – спросила банши, - может, они все сошли с ума по какой-то одной причине, как думаешь? Какие-нибудь сбрендившие боги, говорящие с ними всеми из-под земли или из снов?
Откуда-то издали доносился рев водопадов, а в пронизанном бледными солнечными лучами небе, вопреки законами природы, загоралось блеклое северное сияние. Резкий ветер порывами приносил горсти мелкой ледяной воды, эльфийка поежилась, подняла голову и хищно оскалилась:
- Как бы там ни было, я думаю, у нас есть все шансы покромсать всех, кто будет мешать жить. Но сначала – костер в какой-нибудь низинке, тебе не помешает раздеться… да и мне тоже. Далеко там до Даларана, до обеда обернемся?
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1

38

- Я знаю эти места, - тяжело сказала Райос, - все их. Очень хорошо. Но раздеваться мы будем в Даларане. Есть мысль.
Она какое-то время смотрела с утеса, выглядывая обломки “Отважного” и болтающийся в воде такелаж: не то, чтобы это было действительно нужно, скорее просто по привычке - у валгардцев, похоже, будут сложные две недели до следующего корабля.
- Давай спустимся вниз, к фьорду и пристани, там с этим проще. Да не смотри так на меня, ты же помнишь? Орден. Нам нигде не рады, но никто не тронет.

Все прошло даже быстрее и проще, чем предполагала рыцарь смерти, в который раз благодаря репутация Черного Клинка: вокруг не удивлялись совершенно ничему. Ни потрепанному виду, ни сосулькам в волосах, ни темному следопыту в орденской накидке - ну да, все правильно, это же рыцари смерти, скажите спасибо, что не со стаей вурдалаков на поводке и не в сопровождении отряда скелетов, проклятые отродья Плети.
Всё правда, думала Райос, всё правда.
У пристаней остро пахло водорослями и просмоленной пенькой.
- Тебе бы достать верховое животное, - задумчиво сказала она, обзаведясь парой кружек вина для себя и Велтары и направлением, где искать пробегавшего мимо мага, способного открыть в Даларан портал, - на костяном змее удобно вдвоем, но только пока ты не решишь стрелять из седла.
Мысли о культистах, неожиданно возникшем из небытия имени Смертокрыла и безумных древних богах, существование которых предположила Велтара и о котором было - смутно, но все же - известно Райос от братьев, что участвовали в осаде Ульдуара и видели там такое, что некоторые предпочли уснуть навсегда, а другие не потеряли рассудок только благодаря нечестивой силе Короля, все еще текущей в их жилах вместе с чужой кровью - так вот, эти мысли захватили ее целиком и никак не складывались, вызывая ощущение…
Как бы его описать?
В детстве мать рассказывала ей про морских дьяволов, и вот, якобы, можно было оградить до утра свой дом, если бросить на пороге запутанную сеть, или рассыпанное пшено, а то и горшок разбитый на тысячу осколков. И тогда морской дьявол сядет развязывать узлы, собирать пшено, а то и горшок складывать. И не остановится до рассвета, потому что не может прерваться.
Райос тоже не могла, она складывала осколки, а те рассыпались - для человека, чьей работой долгое время было складывание осколков, она казалась себе сейчас удивительно глупой, и от того зверела.
- Эти боги есть, - доверительно сообщила она баньши, глядя в кружку так, будто там что-то есть, помимо вина, - они есть, и говорят. Я слышала их голос в Ан`кахете и видела их посланцев, и, может… может они стоят за множеством вещей, которым мы не нашли разгадки. Или думаем, что нашли. Но раньше они не говорили за пределами… особенных мест.
Недавний выпускник башни магов открыл портал всего за несколько золотых, что выудила Райос в седельной сумке - кажется, до банка и хранилища эти будут последними - но, ступая на мраморные плиты парящего города, она уже мало беспокоилась об этом. Только автоматически подхватила Велтару, чтобы эльфийка не свалилась на землю: портал оказался чуть выше, чем нужно.
Странно, но это казалось ей нужным. Будто присутствие баньши спасает от чего-то страшного, от желания завывать, обхватив голову руками - как раньше они все спасались войной. И еще, здесь их точно никто не спросит, никто не посмотрит странно, это Даларан, последнее перемирие. Самое место для таких, как они, если не считать костра повыше. Хотя бы согреться - Райос внутренне тряслась в своих доспехах и не желала знать, каково сейчас эльфийке. Хотя, может, полегче, ей не приходится раз за разом переживать умирание заново. С другой стороны, плюс ли это?
Она сняла латную перчатку, чтобы взять Велтару за руку - тонкие бледные пальцы были уже не просто холодными, они, казалось, сейчас обломятся, как ледяные ветки. Здесь, на высоте, чистый воздух всегда оказывался слишком морозным для… для кого угодно.
И тогда почувствовала на себе взгляд.
Пристальный.
Не один.
- Идем, - сказала рыцарь смерти, с усилием отводя глаза от двух воинов в гильдейских накидках, - нам, и правда, нужно отдохнуть.

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Но дочь была не с ним[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+1

39

Велтара была в Даларане впервые – раньше видевшая только кратер за перевалом, возвышавшимся над Мельницей Таррен так, что солнце почти никогда не роняло на неё свои лучи, теперь она с любопытством, переборовшим даже усталость, оглядывалась по сторонам, подмечая и общее, и детали, и стойко игнорировала взгляды: местами тоже любопытные, местами мешавшие в себе отвращение с брезгливостью.
Нам, таким, нигде не рады.
Один только раз опустила взгляд – когда, проходя мимо Прибежища Похитителя Солнца, за патетически выпрямленными спинами магов-стражей, красующихся на фоне стягов Орды так, будто они были поставлены здесь исключительно ради того, чтоб подчеркнуть солнечно-золотой цвет их гладких шевелюр, мельком краем глаза заметила стяги её родины.
Нет, не Луносвета. Подгорода. И безразлично, но вроде бы с немым укором глядящий лик её госпожи.
Хотя в этом золоте, так же на мгновение, ей показались бесконечные луга Вечной Песни, нынче давным-давно забытые и вытоптанные ордами Плети.
Невольно натягивая капюшон на поглубже, Велтара затолкала под него нечесанный солёный войлок, в который превратились её собственные волосы; сильнее сжала ладонь. Даларан, величественный, сверкающий и магический, слегка угнетал её – потому что, знаете ли, проще жить в мире, где тех, кто тебе не рад, чуть меньше и они не пялятся на тебя так, будто видят нечто подобное впервые. Но что уж поделать, им требовалось высохнуть – где-то не тут, на улице, по которой гуляют ледяные ветра, но внутри стен, где любопытных взглядов будет не меньше. Но едва ли здесь, в этом огромнейшем городе не найдется места, куда их пустят – подкрепить силы, передохнуть, составить чёткий план того, как действовать дальше. Подумать о транспорте. Найти, убить и попытаться воскресить какое-нибудь животное, которое согласится после смерти служить ей.
Словом, дел на целую нежизнь хватит.
Передернув плечами под влажной курткой – эта самая нежизнь обеспечивала свои привилегии, но даже они пасовали перед разреженным хрустальным воздухом Нордскола – банши покрутила головой по сторонам:
- Гляди, там, вроде бы, вывеска таверны. Пойдем, захватим именем Черного Клинка пару кружек глинтвейна.

Маги Кирин Тора, вероятно, тоже не слишком любили снежные ветра, потому что все без исключения дома и башни тут были толстостенными из настоящего кирпича, оконные створки были накрепко заперты, а полы устилали плотные лазурно-лиловые ковры и звериные шкуры. В месте, которое обещало каждому без исключения путнику очаг, защиту и тепло, шанс встретить кого-то, кто искренне заинтересуется самой возможностью работы темного следопыта на Чёрный Оплот, был немалым – так что оставалось только надвинуть капюшон ещё глубже, прижать уши, пытаясь сделать вид, будто ты на самом деле эльф крови на службе Акеруса, и пореже да потише разговаривать; не разговаривать вовсе тоже не представлялось возможным, потому что срочно требовалось забить голову чем-то, о чём можно думать долго и плодотворно.
- …если так, - шепотом продолжала то и дело прерывающуюся, текущую пересыхающим каменистым ручьем беседу эльфийка, - если всё так, то не могли бы мы кого-нибудь из тех, с кем они говорят, поймать и как следует допросить? Знаешь, в свою бытность следопытом я узнала много занятных способов развязать язык. Кого-то, кого мы сможем удержать, конечно.
Пока они ждали, когда освободятся хозяева таверны, подпирая плечами стены, ей на руку заполз крошечный местный паучок. Маленький-маленький, с десятком красных глазок, едва ли ядовитый – так, беззлобный ловец мух – он попутешествовал по складкам сырой куртки, безошибочно забрался к ней на палец и замер. Второй, спускаясь на нитке паутины, обосновался на плече – тень и смерть знатно исказили любовь природы, ещё какие-то четверть часа – и сюда, к ней, соберутся все домашние арахниды этого дома.
- Потом, - едва слышно продолжила банши, аккуратно стряхивая своего маленького друга на ковер, - если те сведения, которые были у нас, темных следопытов, верны, где-то в горах Драконьего Погоста всё ещё осталась небольшая база Королевского Фармацевтического Общества. Туда лететь не так далеко, как до других местечек, где разводят нетопырей, да и охрана не так сильна. Впрочем, задачка всё равно не будет простой - но я не знаю, где ещё можно умыкнуть такое верховое животное, которое не будет бояться запаха мертвечины.
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1

40

- Зачем такие усилия, - хмуро возразила Райос, - и лишний раз привлекать внимание. Мы привлекли его достаточно.
Ну, то есть, у нее никогда не получалось вести расследования незаметно, Сестра Крови имела свои методы и они, в основном, не изменились с момента службы Алому Ордену, порождая проблемы, возмущение, жалобы и множество пострадавших. Но здесь рассудок подсказывал ей (хоть натура и восставала против), что следует хоть как-нибудь запутать возможных противников и не наживать новых.
Что, без сомнения противно, но правильно.
- Но сначала нам в самом деле нужно отдохнуть.

Будучи рожденной на благословенном юге, Райос испытывала к этой земле слишком уж болезненную привязанность - хотя какие еще могут быть у мертвого - и слишком уж крепкую для того, кто не привык к ледяным ветрам. Но отчего-то они сроднились буквально с первого шага по каменистой обледенелой почве. Здесь было спокойнее, и здесь же можно было легко забыть о местах, где от рыцаря Акеруса шарахались, осеняя себя знаками Света, и опасались приближаться больше, чем на десять шагов. Хозяин таверны, вон, даже в лице не поменялся, оглядывая очень необычную для других континентов пару: он здесь и не такое видел, и поэтому дежурно, но устало улыбнулся, без всякой просьбы со стороны посетительниц подвигая две дымящиеся кружки ближе к краю стойки.
- У меня свободна только одна комната, миледи.
- И это прекрасно, - заверила рыцарь смерти, - пусть ее приготовят.
Ответом ей был удивленный взгляд: похоже, собеседник не совсем понимал, что это значит, а выражение лица гостьи не давало даже намеков.
- А еще вот это письмо, пусть его отправят в храм Драконьего покоя прямо сейчас.

- Я прекратила разлагаться и теперь собираюсь разлагаться морально.
Вурдалак в углу полировал кирасу, время от времени подвигая ее ближе к солнечному лучу, падающему сквозь небольшое окно. Света оставалось немного, от того, что проходило сквозь куски цветных и очень толстых стекол, которыми в Даларане закрывали оконные проемы, но Райос не разрешила оруженосцу сесть ближе к камину, поскольку у огня от него начинало невыносимо вонять, а запах мертвечины, хоть и был всем здесь привычен, восторга все так же не вызывал. Рыцарь смерти, по правде говоря, все еще начинала паниковать, углядев на себе трупные пятна, и уже точно никогда не избавится от этого - а ведь были такие, которым все равно…
- Окунись еще раз, и я попробую это вычесать.
Кроме шуршания тряпки по сарониту, в комнате было тихо, и редкий треск пламени в камине оставался почти неслышен, как и плеск воды, когда баньши шевелилась в кадке. Райос время от времени почти плотоядно поглядывала на алебастровые плечи, но усилием воли вела себя прилично.
- В этих краях нужно заплетать косу, иначе после полета рискуешь обнаружить на затылке, например… носок, - размеренно говорила она, очень осторожно разбирая колтуны руками. За неимением масла пришлось действовать вот так, - и в полете вообще быть осторожной. Все эти нетопыри и грифоны сущая дрянь для местных ветров, их сносит одним порывом. Так что я отдам тебе костяного змея. И если тебе нужна новая экипировка, говори. В конце концов, раз уж речь о том, чтобы искать поклонников древних богов, нужно позаботиться о сохранности своей шкуры.
Волосы Велтары, намокшие, стали из белых серебряными, и Райос казалось, будто она бесконечно распутывает тонкие металлические нити.
Настало время, похоже, обращаться к старым связям, размышляла она вслух, кого-то придется уговаривать, кого-то запугивать, а кого-то достаточно попросить, вот один друг и должник, он очень скоро придет, как только получит письмо, и придется ему этот долг отдавать, покуда снова не отпустят.
- ...а потом хорошо бы понять, где искать того, кому можно развязать язык. На этот раз он будет твой, я все еще чувствую себя неловко из-за тех сектантов и хотела бы… извиниться, - решительно, эльфийские уши не оставляли никаких шансов хотя бы отсрочить извинения. 

[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+1

41

- А сама-то? – на мгновение поднимая белесые ресницы, банши с неподдельным любопытством взглянула на собеседницу.
Горячая вода превратила её в подобие морской водоросли с примерно схожим уровнем интеллекта - знай себе, бездумно болтайся в пене, изредка колеблясь вслед за движением волнующей воду руки.
- А, я знаю. Ты поешь песенку, и из Драконьего Погоста к тебе слетаются твои мёртвые друзья и другие твари, и ты объезжаешь какую-нибудь из них.
Из уст банши это звучало настолько двузначно, что даже не оставляло надежды на какой-либо пристойный смысл – но под лаской, которая, как известно, не только кошке и гоблину, но и мёртвому приятна, она предсказуемо млела, в эту минуту считая весь путь от штормовой палубы и до порога комнаты абсолютно справедливой платой за степень обретенного удовольствия, которое совершенно точно этого всего стоило, и всё, что сейчас нужно было – так это благосклонно принять извинения, потом что-либо снова испортить – и в свою очередь тоже извиняться.
Велтара отметила ещё что-то, остроумием сравнимое с уровнем интеллекта фурболга, насчет друзей и должников, какими именно методами отрабатывающих свои долги, прежде чем плотоядно щелкнуть зубами над мягким, по-смешному круглым, почти прозрачным ухом, поднимаясь в бадье во весь рост, чтоб утащить грозного рыцаря, мастера угроз и шантажа, за собой в воду. Бадьи тут делали, кажется, с расчетом на таурена, так что почти ничто не пострадало.

Но в бадье, даже на таурена, конечно, было не дело.
Вот уж никогда в жизни не подумаешь, размышляла банши, когда, наконец сторговавшись с владельцем таверны, бродила по коридорам второго этажа, что в какой-то момент обнаружишь себя оказывающей услуги подобного рода в обмен на костяной гребень, флакон масла от дарнасских мастеров и еще несколько облегчающих жизнь штучек. Проблема была в том, что они обе – Велтара чуть больше, Райос, возможно, чуть меньше – пострадали от соленой воды и ледяных ветров, притом настолько, что справиться одними только руками оказалось решительно невозможно. Она честно пыталась – но после того, как сорвала обветренные пальцы до крови в третий раз, увлекшись поцелуем настолько, чтоб начать наматывать потяжелевшие от воды тёмные локоны на ладонь, приняла решение что-то с этим всем делать.
И теперь, распугивая посетителей, шаталась по таверне, сосредоточенно обходя все её уголки. Мастера теней, жаловался хозяин, не отрываясь от протирания чистенькой тряпочкой кружек, обычно не опускаются до таких мелочей, а меж тем, это становится настоящей проблемой, убытки растут, пустые комнаты ширятся – врёт, всё врет, думала Велтара, собирая пауков и прочую мелкую дрянь на ладонь, посетителей тут уйма и все пялятся на человека, рискующего расхаживать в Даларане в одной только рубашке. Ну и что, что приют и очаг, времена такие, неспокойные, нужно спать в кирасе – это прямо-таки читалось в этих нескольких вскользь брошенных взглядах, и банши невольно гадала, действительно ли все они в курсе, насколько неспокойные наступили времена.
Наконец обойдя всё, включая подвалы, в которых аппетитно пахло мясными окороками, отлеживающимся сыром и сушащимися травами, возглавляя вереницу уже своих маленьких друзей, она торжественно провела её против невозмутимо продолжающего вытирать кружки тавернщика, потом мимо икнувшего тролля - из молоденьких, наверное, из своих степей едва-едва выбрался и еще всяких чудес не видал – и распахнула окно, выходящее в крошечный скверик, служивший задним двором. Здесь, в Даларане, застройка была настолько плотной, что даже этот десяток квадратных ярдов клумбы был роскошью.
Последним деловито выполз самый крупный представитель членистоногого семейства, размером с неплохую черепаху – Велтара помогла ему взобраться на подоконник и махала рукой, пока он с кряканьем уползал в кусты.
После с чувством выполненного долга подошла к барной стойке и забрала причитающуюся награду.

- …я подумала, что новую экипировку, если понадобится, сниму с кого-нибудь, - беззаботно объявила банши, распахивая дверь и тут же принявшись через голову стягивать с себя рубашку, - а теперь готовься, сейчас мы разыграем захват часовни последней надежды! Фростморн жаждет!
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1

42

Вода в бадье, конечно, остыла, и спасибо, что не покрылась ледяной коркой, как это часто бывает, если в ней оказался рыцарь Акеруса. В ожидании Райос почти что уснула: даже странно, потому что желание спать мертвые утрачивали напрочь, и приходилось себе напоминать об этой необходимости. В конце концов, и так слишком много вещей, сводящих с ума, чтобы добавлять еще одну к этому букету.
Но здесь рыцарь смерти почти задремала, слушая, как с пальцев капает вода обратно в бадью, когда дверь открылась.
- А ты быстро, - не шелохнувшись, произнесла она сквозь зубы. И только потом встала, жестом требуя полотенце.
Гость белозубо ухмыльнулся:
- Так ведь почта из Даларана приходит чуть ли не за час, а я в этот самый момент заскочил покопаться в хранилищах, вот и повезло. Прости, что в таком виде, но в другом меня бы сюда не пустили. И не уверен, что пустили бы в Даларан. Вина?

Вот это называется “дурная судьба”, думала Райос, покачивая вино в кубке и не отрывая взгляд от зрелища, которое явила собой Велтара, сбрасывая рубашку, как змея шкуру. Гость тоже оценил: вроде бы у него должны были быть другие критерии красоты, но когда-то они уже выяснили, что не другие, а расширенные.
- А кто будет в роли Могрейна? - осторожно поинтересовался он первым, - просто интересно.
- Экипировка с чужого плеча это даже не неприлично, - рыцарь смерти очень старалась быть невозмутима, но выходило мучительно. Она буквально чувствовала, как начинают болеть мышцы между бровями, удерживая их в положении “ничего такого не происходит”, - Разиан, это Велтара, я рассказывала. Велтара, это Разиан, мой…
- Верховое животное. Рыцарский конь. Раб, мальчик на побегушках… и для битья, объект угроз и просто душа компании, - представленный лениво поменял позу на стуле и повернулся, демонстрируя отсутствие зеленого оттенка в глазах, характерного для эльфов крови, - не смотри на меня так, прекрасная мертвая дева, скоро я заткнусь, потому что в другом облике разговаривать еще не умею, но пока придется терпеть.
- ...черный дракон, - устало закончила Райос, закутывая баньши в шерстяное одеяло, - садись.
Разиан смотрел на все это с крайним любопытством, но от комментариев воздерживался, что даже удивляло. Может, чему научился, поскольку почти все его крупные неприятности начинались с попыток выразить свое мнение по любому вопросу, собственно, когда его нашли прикованным в Ониксовом святилище на потеху Сартарионовой молоди, юный змей не сразу сообщил, что явилось тому причиной.
Ну, может, потому что не сразу смог говорить.
И только потом Райос поняла, какое это было счастье.
- Если бы я знал, что увижу, то спешил бы сильнее, - немедленно заверил черный, - хотя у нас происходят очень странные вещи… А мне можно узнать, что вас сюда привело, или я опять не имею права голоса? А, миледи Велтара?
[nick]Райос[/nick][status]Сестра крови[/status][icon]https://i.imgur.com/IlkbeSB.png[/icon][sign]Он сам нарвался,он сам нарвался,
И в этом нашей нет вины!
[/sign][info]Рыцарь смерти, бывший паладин, воплощение лучших качеств Черного Клинка - в плохом смысле[/info]

+1

43

Велтара закрыла рот, глотая все вопросы, комментарии и возгласы разом. Подхватив концы одеяла, аккуратно подняла все свои награды, отпихнув влажную рубашку ногой, подошла к столу, за которым происходило чинное дипломатическое винопитие, и вопреки приглашению не заняла третий табурет, а замерла за спиной рыцаря смерти, вооружившись гребнем.
Шутки про объезживание друзей, вероятно, оказались не шутками – но что бы ни происходило ранее, банши, сейчас полнящаяся решительных претензий на то, чтоб занимать в сердце и руках Райос первое место, бросила на дракона мрачный сощуренный взгляд поверх тёмных локонов: «я за тобой слежу».
Эта ревность была первой и основной мыслью, остальные пришли следом.
- Какая прелесть. Где ты его выкопала?
Демонстрация собственной наготы для неё, после определенных-то событий, когда пришлось в буквальном смысле обнажать даже душу, не вызывала ровным счетом никаких эмоций – пусть смотрят, кто захочет, от неё не убудет; а вот то, что гость оказался черным драконом… Этих ублюдков Велтара никогда ещё не видела вживую так близко, и, если честно, думала, что они давным-давно все друг друга перебили, или, если все-таки нет, просто неспособны вести хоть какой-то осмысленный диалог, если речь, конечно, не идет о личной выгоде, и теперь пыталась не выдать собственного удивления. Какую выгоду этот мог бы получить от компании двух существ, которым не рады лишь чуть меньше, чем ему самому, и что такого сумела сотворить Райос, что ЭТОТ называет себя её личным рабом?
Небось, пытками мерялись. И рыцарь смерти победила.
Банши опустила ресницы, сосредоточившись на распутывании кудрей – монотонное занятие помогало мыслям не разбегаться во все стороны, как тем паучкам.
- У нас тут тоже происходят странные вещи, - уклончиво ответила она, - ты не мое животное, Разиан, так что не мне решать, когда тебе стоит держать рот закрытым.
Про то, что происходит в Подгороде, раздумывала Велтара, пока лучше промолчать: Райос виднее, она, по всему выходит, лучше знает, о чем можно говорить в компании черного дракона, а о чём лучше - нет, и что следует делать. Посчитает нужным – начнет сама.
Судя по лукавой искре в глазах, дракон не обещал быть сговорчивым и прямолинейным партнером, хотя и так в чем-то лучше – в такие ряды сложно принимать прямолинейных зануд - но с ним однозначно будет непросто.
- …гуляя по берегам Восточных Королевств и нюхая цветочки, мы совершенно случайно натолкнулись на полностью разрушенный порт, - невозмутимо продолжила банши, аккуратно проводя гребнем по смоляным от воды прядям, - потом совершенно случайно нашли орду фанатиков, поклоняющихся Смертокрылу, а первый же корабль, на палубе которого мы отправились на поиски нордскольских цветочков, оказался полон сумасшедших культистов, которые утопили себя во имя хер знает какой матери. Я в их бредовом бормотании не разобралась. Не будь мы обе мёртвыми – до берега бы не добрались… Как бы там ни было, теперь нас живо интересует флора Валькириона.
[nick]Велтара[/nick][status]самая мерзкая банши Подгорода[/status][icon]https://i.imgur.com/wiqVDgk.png[/icon][sign] [/sign][info]тёмный следопыт, элитный убийца, в свободное от службы время состоит в противоестественных отношениях с Тенью[/info]

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Когда кончится война


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC