Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [15.01.1272] Девичьи забавы


[15.01.1272] Девичьи забавы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://i.imgur.com/gMKc8Kc.png
Время: возможно, несколько дней
Место: Велен, Темерия
Участники: Бьянка, Картия
Краткое описание: Кантарелла ищет способа связаться с людьми Вернона Роше, потому что этого ищет глава нильфгаардской разведки. Бьянка ищет способ удрать из подземелья, потому что иначе за ее голову выплатят награду, и даже не ей. Немного о том, как две блондинки могут помочь друг другу, и что плохого из этого выйдет для всех остальных.
NB! Насилие (в том числе моральное), мат на двух языках, пьяные бабы, топор в голову, международные отношения.

0

2

- Суки, - шипела Бьянка вслед уходящему мужику. Он крутил в руках ключи и посмеивался, придумывая обидные прозвища сидящей за решеткой блондинке, ему нравилось происходящее, а Бьянка.. она представляла, как вскроет этому щенку горло, как вырвет его язык или всадит нож прямо в сердце. За всё: и за предательство родины, и за преклонение колена перед черными, и за грубость во время, так сказать, ареста. Полоска отомстит, накажет, крикнет по привычке "именем короля, суки!". Она обязательно сделает это, но, видимо, не сейчас. Вполне вероятно, что и не сегодня. Возможно даже не завтра.
Желудок - вот уже сколько недель - жалобно просил еды, желательно мяса, всё тело ныло, а холодная, промерзшая земля под задницей лишь ухудшала и без того плохое настроение. Бьянка уже не первый раз оказывалась избитая в темнице, но одна впервые. Отряд наверняка даже не догадывался, где ее носит и что она, вероятнее всего, не сможет вернуться. В который раз девушка оказалась на волосок от гибели.
В который раз.
На душе скреблись кошки. А ведь Роше говорил, чтобы не покидала руин, чтобы не лезла на рожон и не пыталась совершить якобы геройский поступок, особенно в одиночестве. Он говорил, а Бьянка не послушала и теперь пожинала плоды своей импульсивности и глупости. Она же самая умная, самая хитрая и самая матерая, она со всем и всеми справится и совершит идеальнейшую диверсию! Да, конечно, вот уже совершает аккурат в этой чудесной комнатке с проржавевшей решеткой вместо четвертой стены. В сырой и холодной тюрьме больше ничего и не оставалось, как обдумывать своё поведение, жалеть о содеянном и мечтать отомстить. Бьянка даже не стала вскакивать с места и трясти решетку в призрачной надежде, что она отворится или от старости просто отвалится. На такое надеются лишь новички и простофили.
- Я вас всех убью, крысы, - вздохнула полоска и закинула голову назад, облокачиваясь о стену.
- Эй, ты, девка, хватит бубнить, спать мешает, курва такая! - Крикнул некто очень хриплый, но удивительно энергичный из соседней камеры. Даже стало интересно, сколько он тут сидит и почему еще не помер от какой болезни, которую подцепить в такой холод проще простого.
- Иди-как ты нахер, мужик, - ответила не менее охрипшая Бьянка. Сей факт стал для нее удивлением, девушка и не помнила, как она кричала, когда ее поймали, точнее не придала этому значения.
- Из-за тебя нам всем конец, - с горестью сплюнул сосед по темнице и швырнул в стену деревянную миску.
Пророческими его слова не стали, что всё-таки радовало. Отправиться прямо сейчас на шибеницу на потеху народу и зазнавшемуся князьку очень не хотелось, впрочем, Бьянка была уверена, что никогда не захочет закончить своё существование подобным образом.
- Здесь больше всех орешь ты, песья кровь. Первым и сдохнешь, сука.
И даже после этого никто не открыл дверь в сырую темницу, не спустился про скользким ступеням и не вознамерился приблизить тот самый конец двум несчастным. Полоска быстро сделала вывод, что если она и подохнет этой ночью, то от естественных причин вроде болезни. Такого исхода не шибко хотелось, а потому, найдя в себе силы и постаравшись не обращать внимания на боль, девушка поднялась с ледяного пола и навалилась на решетку. Как и следовало ожидать - она не поддалась.
"Курва".

+2

3

Север! Карти уже начала было забывать, как это весело, но, стоило оказаться по эту сторону гор, как воспоминания нахлынули с новой силой: она в целом не была скора на неаппетитные сравнения, но чем-то это всё-таки напоминало несчастье вступить в несвежую коровью лепешку, которая лежит вроде такая безобидная, а тут вот раз и не такая уж она несвежая…
Нет, решительно, она никогда не поймет страсти Его Величества принести цивилизацию в эти убогие места, ведь совершенно же ясно, что здесь эту цивилизацию пожуют и выплюнут, да скажите спасибо, если не заразят той же чумой и юг. Но мнения Кантареллы, разумеется, никто не спрашивал, а у нее не было так много принципов, чтобы принципиально его отстаивать.
Кроме того, это было весело. В совершенно любом случае.
Надо сказать, отличительной чертой большей части северян-людей, по мнению Карти, было то, что отец деликатно именовал “крестьянской жилкой”, а мать, простая метиннская купчиха, попроще - хитрозадостью. Карти понятия не имела, есть ли тому какое-то научное определение, но так его и не нашла - “поиск выгоды себе в ущерб“ звучало длинновато.
Это вот всё к чему? Да к тому, что новый владелец этого “замка”, если можно так называть гору камней посреди заснеженного болота, очень хотел почему-то выслужиться перед нильфгаардцами. Оно и понятно, когда только захватчики решают, каким будет твой статус, нужно проявлять почти акробатическую гибкость, да вот только акробата из него не вышло. Это Кантарелла поняла в тот момент, когда ее скрутили, едва глянув в подорожную: она было собралась верещать и активировать один интересный амулет, но заинтересовалась приказом бросить ее в подвал, “к той девке, да и двоих сдадим”.
И колдовать не стала, а это было, признаться, сложно.
Расставаясь с украшениями, Картия не особенно печалилась, но запоминала лица.

- Ха, да я б щас обеих-то. Давай хоть по разу, ну кто там узнает? - разбойник - а при новом “князе” конюший - Венц почесал щетину, поглядывая на “шпионку”, в волосы которой с нескрываемым удовольствием запустил лапищу, да так и волок в подземелье.
- Так я всем и расскажу, - пообещала Картия, за что удостоилась пинка и полетела вниз через последние три ступеньки - вот тут и правда стало страшно, а ну как рука? И тогда придется забыть о побеге и о плане, не фатально, но больно и не так, как надо.
А, нет. Головой ударилась. Плохо, но жить можно.
- Ты уебок! Ты какого хера творишь? - напустился на него бородатый, которого Карти про себя, за незнанием имени, величала “дружком сердечным” - не своим, конечно, а Венца, - а ну как бошку расшибет?
- Та будто нильфам бошки нужны! - взоржал тот, - другим местом попользуются.
- Болвана кусок, - припечатал бородач, вталкивая Картию за решетку. Отодвигалась та тяжело, будто на ней кто-то…
- Опа, ты смотри, а вот и первая голубка. Вот тебе подружка, не скучайте, мы придем посмотреть.
Кантарелла кубарем полетела через что-то мягкое, едва успев подставить руки, всё равно вышло лицом в гнилую солому, да еще под хохот местных обмудков. К тому моменту, как выкопалась из вонючего почти перегноя, как села, да присмотрелась к темноте - поняла, что судьба к ней хоть в чем-то сегодня, да благосклонна. Это определенно была та самая женщина, только вот расписали ее так, что мать родная бы точно не узнала - это ей повезло, что у Карти память лучше, чем у любой матери.
Сюда бы лекаря - да и  вот беги с такой, когда в твоей собственной голове как будто кто-то кузнечным молотом бьет.
- Эй, - шепотом позвала она, сдувая с лица выпавшие из-под улетевшей куда-то шапочки пряди, - ты кто?

Отредактировано Картия ван Кантен (18.10.2017 00:55)

+2

4

На невесть каком часу пребывания в промерзшей темнице — на самом деле прошло не так много, но полоске казалось, что целая вечность — Бьянка устала придумывать способы, которыми она убьет зазнавшихся ублюдков и просто закрыла глаза. Сладкой мечте уснуть и проснуться уже здоровой, сытой, сильной и с ключами в руках не было суждено сбыться еще на стадии «уснуть», да и с полом совсем не повезло, больно холодным был, что садиться совсем не хотелось. Мешали и боль, и мысли, и мужик из соседней камеры, решивший, что будет интересно и в целом замечательно, если выть о своей несчастной жизни. Видимо понял, что никто не придет и можно спокойно чесать языком.
— У меня, сука, не менее херовая жизнь, тебе и не снилось, но я не скулю как псина. Заткнись уже, — в какой-то момент — через пяток секунду после начала воя — Бьянка не выдержала и высказала всё, что думает о своем соседе. Не помогло. Мелитэле, почему, ну почему не помогло-то?! Мужик, нашедший хоть какого-то слушателя, подполз поближе к клетке полоски и тихонько — чтобы местные тюремщики не услышали и не разозлились — начал в подробностях вещать о себе.
— А жинка моя.. ух, такая краса была. Баба и коня на скаку, и в горящую избу..,— наверху послышался топот и, до смерти перепугавшись, сосед замолк. Бьянка думала, что он от страха умрет или хотя бы онемеет, но все мы знаем, что мечтам полоски не суждено сбыться. Видимо совсем никаким. — На чем я это, остановился-то? А, ну как же, жинка-то моя так хороша была, так померла старая сука, пришлося самому ее хоронить, а потом..
Его монотонный шепот, если не вслушиваться, действовал как убаюкивающее средство: голова Бьянки медленно склонилась к плечу, веки потяжелели, она почти погрузилась в сон, так и повиснув на решетке. И даже начала видеть какой-то до одури странный и омерзительный сон, она была готова смотреть его и дальше — куда лучше созерцать изувеченные трупы, чем тех, кого очень хочется отправить к праотцам, но нет ни единой возможности.
«Подойди и я вырву тебе хер вместе с яйцами, мамку звать начнешь». Прижавшись щекой к решетке, Бьянка попыталась рассмотреть приближающуюся процессию и наспех придумать, как можно в нынешнем положении и состоянии вырубить двух вполне отожравшихся мужиков. Идей, к сожалению, не было.
Скривившись на слова обмудков, полоска отвернулась к своей "новой подружке". Измотанной жизнью партизаном она совсем не выглядела, от того становилось куда интереснее узнать, как пришлось постараться, чтобы даже такую молодую и красивую девицу приволокли за волосы и швырнули в грязь и холод.
- Матушка твоя, блять, - устало ответила Бьянка, отлипая от решетки и приваливаясь к ней уже спиной. Хотелось бы еще по привычке руки на груди скрестить, но тогда девка точно завалилась бы набок, раскроила себе голову о промерзший пол и не смогла бы дальше рассматривать свою новую соседку. - А ты на мою совсем не похожа, так что.. кто ты и как занесло в тюрьму?

+2

5

- Матушка моя честная женщина, - хмыкнула Картия, легко подхватывая разговор, - я вот, говорят, блядина еще та. Сейчас будем проверять.
Девка темерская была сурова, как темерская же зима, и так же кусача, но к сердитым людям Кантарелла ни страха, ни пиетета не испытывала, и вообще, будучи девочкой сочувственной и жалостливой, не обижалась, понимая, что мало кто с таким количеством синяков и - судя по движениям - сломанными ребрами может оставаться приятным собеседником, даже если им когда-то был.
- Спасение твое.
Чародейка завозилась в попытках принять более или менее устойчивую позу, не заваливаясь при этом на суровую воительницу, ну вот хотя бы потому, что выглядела от этого… недостоверно. То есть, мало кто не заржет, если о спасении ему возвестит валяющийся на полу беспомощный тюк.
Тюк тем временем пошевелил руками и извлек из манжеты шпильку, сосредоточенно поковырялся ею в ржавом замке на наручниках темерской партизанки, несколько раз выругался и, наконец, снял браслеты. Из своих перед этим Картия руки просто вынула, с тошнотворным щелчком вправив обратно суставы больших пальцев - при должной сноровке и постоянных тренировках это даже не было больно.
- Как тебе фокус?
Из соседней камеры на этот раз послышалось пение - возможно, мужику надоело рассказывать про жену, и теперь он развлекался, как умел. Ну, хоть так, потому что есть и другие дела, которыми мужчины могут заниматься в одиночестве и темноте, пока у них есть руки, а слушать вот это Кантарелла совершенно не жаждала.
С другой стороны, песни тоже были так себе, а по ушам у соседа в свое время пробежало стад медведей - кстати, южанку так и подмывало спросить, действительно ли темерские хуторяне держат ручных медведей, где такого можно купить и чем кормить. И как, главное, учат их играть на дудке… но, наверняка это было совершенно не то место и время для таких расспросов.
- Меня зовут Карти, - шепотом сказала она, - если ты Бьянка, то я за тобой. Стоять можешь?
Выглядело так, как будто нет. На этот случай у Кантареллы был с собой эликсирчик полезный, но вот беда, он остался в седельных сумках и наверняка уже выпит хотя бы тем же Вирцем: печально, но эффект того стоит.
- Давай, попробуй, обопрись на меня, - легко сказать, несмотря на то, что у самой южанки никаких повреждений не было, кроме отчаянно гудящей от удара головы, и вставала она достаточно легко, стоило бы предусмотреть, что темерская воительница как бы выше и в силу большего количества мышц - тяжелее, - опирайся. Мне нужно понимать, как мы отсюда будем выбираться, пешком, или… не очень. Жива?
Наверное, это довольно шокирующе со стороны, вот так вот, без объяснений, но долгие прелюдии и расшаркивания были вообще не для этой печальной сцены, а основательно побитую Бьянку стоил вытаскивать еще и по причине лютого холода в подземелье. Потому как умирающий союзник - плохой союзник.
- Плана у меня нет, - честно призналась Картия, - дверь открою, дальше будем импровизировать, так что ты мне сразу скажи, готова или нет.

+3

6

На спасение она была совсем не похожа. С другой стороны, если рассматривать кончину в темнице избавлением от всех бед и проблем, то белокурая девица вполне могла стать таким себе спасителем.
Действительно, ну что она может сделать? Зарыться в солому поглубже или, может, удариться головой посильнее, надеясь, что к ней прибежит лекарь и можно будет воспользоваться его добротой? Или, может, так достать охранников своей болтовней, что девок решат прикончить до передачи черным?
Всё же найдя в себе силы и отцепившись от решетки, Бьянка скрестила руки на груди. Ее скептический взгляд замер на барахтающейся в грязи «подружке». Озвучивать свои нелестные предположения относительно предполагаемого спасения полоска, впрочем, не стала. Жизнь давно дала понять, что нельзя верить внешности и первому впечатлению, стоит немного подождать.
- Впечатляет, - прохрипела Бьянка вместо «охренеть, сука, ты где этому научилась». Потерев покрасневшие запястья, девушка чуть было не потянулась по старой привычке, благо быстро вспомнила о своих ребрах, которым зарядка не придется по вкусу.
- Во имя сисек Мелитэле, заткнись уже! – Сосед оказался самодостаточным и уверенным в себе исполнителем, а потому слушать мнение невольных слушателей не стал и петь не прекратил. Чтоб его.
- Да-а, я Бьянка. – Подозрительный взгляд замер на Карти. Кто она вообще такая и откуда знает ее? – Интересно ты вытаскиваешь из тюрьмы.. Это как «чтобы поймать ведьму, нужно мыслить как ведьма». Ну ладно, у всех свои способы.
Бьянка, нахмурившись пуще прежнего, отошла от решетки. Хорошая новость: стоять без опоры она могла. Плохая: ходила медленно и с большим трудом, боль всего Севера отражалась на ее помятой физиономии.
Не шибко веря в физические способности Карти, полоска всё же облокотилась о нее, хотя куда скорее даже навалилась. К счастью их обеих, подруга выдержала, почти даже не пошатнулась.. Хотелось в это верить.
- Отсюда можно уйти или пешком, или вперед ногами. Жива я, жива, меня так просто со счетов не списать, - бурчала полоска, которая уже начала подумывать, что пороха в ее пороховницах подозрительно мало и на коварный побег сил не хватит. Прижавшись спиной к стене, Бьянка позволила Карти немного отдохнуть. По ее мнению взламывать замок было куда удобнее без хрипящей вонючек девки на плечах.
- Ну.. заебись спасение. Планы это для слабаков, - попыталась усмехнуться, но получилось только болезненно закашлять. О причинах такого кашля и во что он может вскоре вылиться Бьянка решила не думать.
«Паскудно же всё сложилось».
- Так, открывай, а там что-нибудь придумаем. Ну или сдохнем, вариантов не так много, но лучше там, чем здесь.
Доверять свалившейся из ниоткуда девице было опасно и глупо, но выбираться не приходилось, так что на время Карти стала самой близкой и любимой подружкой. Выбраться с ней должно быть в разы проще, чем в одиночку. Собственно, спасение Бьянки без посторонней помощи закончилось за решеткой, так и не начавшись. Выбора и правда не было.
«Эх, надо было научиться взламывать замки! Надо было!».
Закинув руку на плечо Карти, полоска вместе с ней вышла из ненавистной камеры, оставалось дело за малым – покинуть не менее ненавистную темницу. Они старались идти медленно и почти беззвучно, однако то и дело Бьянка то закряхтит, то тихо застонет – на каждое движение тело отзывалось болью. Иногда казалось, что и мысли приносят физические страдания.
- Любой мудак любит пожрать, раз они затихли и не обсуждают, в какой именно позе они нас хотят, значит сидят жрут, - прошептала полоска на ухо своему спасителю. – Я хер знает, где именно они это делают и вообще открыта ли дверь.

+1

7

- Это значит “чтобы поймать ведьму, нужно перестать иметь дело с мудаками”, - охотно пояснила Картия, пытаясь не пыхтеть, как котел самогонщика, - иногда так бывает… вот есть у тебя план… а потом раз и пошел по… ну, куда там положено.
Мысль о том, чтобы подниматься вверх по крутой лестнице, волоча за собой Бьянку, казалась попросту леденящей, темерка жирной не была ни в каком месте, но, как известно, у мышц плотность побольше.
А кто от этого должен страдать, угадайте?
- Ну, раз ты не знаешь, то нам нужно как-то дать в глаз этим двоим и отобрать у них ключи. Проблема в том, что во двор лучше не выходить, там этих мудил полно, - Кантарелла осторожно прислонила Бьянку к стеночке и привалилась рядом, - но раз это замковый подвал, то должен быть выход в погреб, а из погреба на задний двор.
Слабея духом, Карти подумала, что можно бы и поколдовать, но вряд ли честная темерская бой-баба это все одобрит, так недолго свернуть на скользкую дорожку, в конце которой никакого доверия не выйдет. К тому же, открывать портал и сваливать - это банально, ну и не с больной головой. Так можно в лучшем случае упасть в болото, а в худшем…
Те, кто испытал на себе худший, вряд ли кому-то уже расскажут, как это бывает.
Но была одна неплохая идея.
Сосредоточившись, южанка буркнула в кулак пару слов, накидывая заклинание на “лучшую подругу” и как бы закашлялась - целитель из Кантареллы был никудышний, но эту чушь мог сотворить любой студент. Сейчас, пара минут, они только успеют доползти до верхней ступеньки, и Бьянка не то, чтобы перестанет чувствовать боль, но, скажем, это получше обезболивающего эликсира.
И в голову не так дает. Зато можно ходить, дышать и даже бегать.

Из-за приоткрытой двери падал свет, и даже в курточке продрогшая Кантарелла подумала, что там наверняка потеплее, чем под каменными сводами. Хоть и несет жуткой смесью перегара с гнилью и прочими ароматами, популярными в немытых мужских компаниях.
- Надеюсь, они там сапоги не снимают, - шепотом сказала она на ухо Бьянке, - а то нам не спастись. Эх. Я бы тоже пожрала, вот что.
Стараясь не дышать, она осторожно заглянула за край двери: так и есть. Пили. Закусывали, между прочим, очень соблазнительно выглядящим салом, и резались в кости, время от времени перекидываясь однообразной руганью.
Связка ключей лежала почти у самой двери, на заваленном всяким хламом верстаке. Картия обернулась к Бьянке, жестами прося подождать и, затаив дыхание, сделала шаг вперед. Азартные игроки не повели и бровью - их слишком занимал подсчет выпавшего на костях, да еще Венц, похоже, считал, что его пытаются надуть.
Тогда она сделала второй шаг и очень, очень медленно, в любой момент готовая то ли бежать, то ли колдовать, протянула руку за ключами.
...следовало предполагать, что раз в этой истории с самого начала всё шло не так, то и дальше пойдет. Именно поэтому порыв гуляющего по подземелью сквозняка - нет, не захлопнул - но ударил в тяжелую дверь, заставив ту протяжно и печально заскрипеть.
Взгляды обоих бандитов моментально обратились в сторону выхода и, конечно же, Карти. Карти, не умеющей драться.
- Приветик, - сказала она, и Венц завизжал, срывая с себя невидимых змей.
- Ах ты, сука! - заорал его напарник, хватаясь за дубину.

0

8

Из уст Карти всё звучало подозрительно легко, но иногда Бьянка начинала верить, что и правда можно вот так легко и без особых проблем выбраться из тюрьмы в какой-то погребок - подхватив там выпивки, разумеется - и из него уже на свободу.Скептически настроенный опыт говорил, что пусть полоска повертит на том самом свои надежды быстро и тихонько свалить. Такого еще ни разу не было, всегда чуть ли не с фанфарами и музыкой оказывались за решеткой, а потом также выбирались на свободу.
- Ты с ума сошла? Их там может сидеть дюжина, а то и все две.. как ты собралась выйти в эту дверь незаметной, черт тебя подери? - Шептала, то есть хрипела Бьянка, отдергивая Карти за рукав и всячески препятствуя ее самоубийственной миссии. Она хотела таким образом донести до своего спасителя, что надо придумать новый план, более продуманный, детальный, действенный. Впрочем, плевать. Лучше без плана, чем расстраиваться, что всё пошло через гузно. Импровизация, в конце концов, дело веселое и временами очень зажигательное, хотя с малознакомой девицей было сложно, Бьянка-то ничего о ней не знала! Кроме имени - и не факт, что оно настоящее - и что у нее грудь приличного размера.
- Ладно, мне стало получше, ну вроде как, может и выйдет что дельное, сука, давай уже свалим отсюда, - шепнула полоска и, отпустив рукав Карти, прижалась к стене. Появилось немного сил, боль поутихла - это было неожиданно и очень странно, но Бьянка куда сильнее была озабочена мужской руганью за дверью, а потому значения переменам не придала.
Возможно, будь полоска абсолютно здорова и полна сил, она уверенным движением отодвинула бы Карти в сторону и сама пошла бы за ключами, а еще лучше за головами ублюдков, но явно не сегодня. С замиранием сердца и почти не дыша, она наблюдала как девушка ме-е-едленно крадется за ключами. От волнения пришлось даже вспомнить пророка Лебеду и помолиться.. Бьянка думала, что если она подумает "Лебеда, сука, удача нам не помешала бы", то это будет считаться молитвой.
"Ха, ничего не меняется, как сажали идиотов, так и продолжают". Они не замечали появившейся из-за двери руки, не обратили внимания и на высунувшуюся белокурую голову. Полоска уже даже расслабилась, решив, что дело сделано и ключи в руках Карти, но ветер.. не зря Бьянка не любила его, впрочем, она мало кого любила. Паскудник всё попортил, сведя на нет старания измученных девиц и пришлось в ускоренном темпе придумывать новый план.
- Ай блять, ну всё как обычно.
С силой толкнув дверь, полоска ворвалась в комнату, схватила первое попавшееся в руку - табуретку - и бросилась на напарника Венца. Его дубинка была, конечно, хороша, но не настолько, чтобы одолеть разъяренную бабу с табуреткой. Сломав ее об голову стражника, Бьянка схватила ножку и с воплем разъяренного хриплого медведя всадила ее аккурат во вражеский глаз.
- Сдохни, сука.

+1

9

Вообще, если бы не проклятая рука и план, о котором Бьянка не имела представления (нет, к черту план в таких обстоятельствах) Картия бы не только выбралась отсюда незамеченной, прихватив темерскую воительницу с собой, но еще и устроила обитателям замка напоследок что-нибудь особенно феерическое, одну из дурных шуток, которые очень любила - например массовую истерию мужиков, уверенных, что у них поотваливались яйца. Но, кроме шуток, когда с трудом шевелишь запястьем, нужно быть очень осторожной и очень изворотливой.
...с осторожностью как-то не задалось. К счастью, Бьянка отлично знала, что в таких ситуациях делать - на избиение табуреткой было просто приятно посмотреть, хоть Кантарелла и не любила насилие.
Венц тем временем упал на пол и принялся кататься, не обращая внимания на происходящее, и даже на то, как красиво торчит ножка из глазницы его товарища.
- Кусают! Кусают! - орал он, переходя на какой-то свиной, а не человеческий  визг, от которого Карти стало даже немного не по себе - она добивалась вовсе не такого эффекта, и выглядело оно почти так же жутко, как пробитое лицо второго мужика.
Но, что ни случается, всё к лучшему.
Кантарелла наклонилась, жестом останавливая Бьянку от возможного продолжения, и выдернула пресловутую ножку, чтобы тут же вручить ее мало что понимающему Венцу и отскочить в сторону.
- Вот срам, - сказала она, - допился.
Кстати, не исключено, что иллюзия и правда подтолкнула алкогольный делирий, хотя ее преподавательница в Лок Грим назвала бы это “дебютом на почве нервного потрясения”. Впрочем, однохерственно.
Выше хлопнула дверь. Картия хихикнула и схватила за руку Бьянку:
- Вниз! Бежим!

Вообще, потом Кантарелла думала, что они каким-то совершеннейшим чудом не совершили настоящий полет обратно к дверям своей камеры - так нестись вниз по крутым и скользким ступенькам может только очень отчаявшийся человек, какими, собственно, и были обе всё еще пленницы. Зато они успели буквально за пару секунд до топота сапог.
Из соседней камеры раздавалось самое глухое в мире молчание, озадачивающее саму Картию, которая привалилась к двери погреба, сдерживая тошноту и пыталась попасть в замочную скважину каждым ключом по отдельности.
Запоздало к ней пришла мысль.
И мысль эта была такова: какого, собственно, хера она не воспользовалась отмычкой?
Ну да ладно.
Запах с той стороны двери заставлял орудовать ключом куда быстрее и настойчивее, чем громкая ругань и звуки ударов сверху - там, видимо, пытались успокоить окончательно обезумевшего Венца. Наконец в замке что-то поддалось, он щелкнул, и дверь открылась, впуская беглянок в полную темноту, на этот раз сухую и с запахом…
- М… - вздохнула во мраке Картия, - сало. С чесноком. И копчености.

+1

10

Бьянка сжимала ножку от табуретки до побелевших костяшек; хваталась за нее как человек в пустыне, жаждущий воды. В целом она могла бы уже остановиться и оставить избитого охранника в покое, но дичайше не хотелось. Полоске осточертело морозить задницу в эльфских руинах и заниматься всякой – на ее взгляд – ерундой. Хотелось настоящего дела, пыток. И избиение несчастного полутрупа несколько помогало выплеснуть накопившееся. Не схвати Карти за руку и не забери у полоски поломанную ножку, украшенную кровью, мясом и волосами, Бьянка так и продолжала бы избивать, пока окончательно не обессилит.
- Ублюдки, - зло выдохнула Бьянка и с удовольствием пнула Венца в колено. Он, глупо уставившись на оказавшуюся в руке часть табуретки, был совершенно обескуражен, когда получил удар тяжелым сапогом. Полоска нисколько не ограничивала себя в силе ударов. Затихший на полу охранник был тому подтверждением.
- Какого хера вниз?! Мы же только оттуда вышли! – Но побежала. Карти же пришла спасать, значит у нее есть хотя бы набросок плана или, например, знание планировки здания. Есть же?
Не спускаясь, а летя по ступеням и рискуя в любой момент упасть, Бьянка мысленно материлась. Она сквернословила едва ли не большую часть жизни и хотела бы сейчас выражать своё отношение к ситуации вслух, но дыхание сбивалось, а потому только мысли. А жаль, может Карти понравились бы темерские конструкции.
Дай я! – Хотела было рявкнуть полоска и навалиться всем телом на дверь, однако вовремя вспомнила, что ребра по-прежнему сломаны, да и в целом довольно проблематично выбивать плечом дверь с такими могучими петлями, которая к тому же открывается на себя. Во всяком случае, Бьянка не обладала такой мощью даже в здоровом и сытом состоянии. Взглянув на крепкую, добротную дверь, девушка скривила губы. Ясен хер, съестные припасы требуют безопасности и надежной защиты, то есть хорошей двери! Урчащий живот тем временем требовал сами припасы.
«Стерва», - как хотелось, чтобы Карти нашла нужный ключ, дверь поддалась и впустила внутрь голодных, холодных и побитых блондинок.
- Давай, сука, открывайся! – Полоска ударила по двери кулаком то ли от злости, то ли от искреннего убеждения, что так дело явно пойдет быстрее. Совпадение или нет, но замок поддался и позволил не только насладиться аромат чудесного сальца, но и его вкусом.
- Жрут тут, паскуды, как короли, животы набивают.., - заканчивать начатую фразу словами «а мы голодаем в блядских пещерах» Бьянка не стала. Даже аромат копченого мяса не мог заставить изголодавшуюся полоску забыть обо всем и начать трепать языком. Она и в отряде не особо-то болтала, а тут какая-то малознакомая девка.
- Мне похер, я тащу отсюда мешок, если и валить, то не с пустыми руками.
Нащупала в темноте полупустой мешок, опять-таки наощупь изучила его содержимое и с радостью отметила, что это явно что-то съедобное, какие-то коренья, возможно репа или брюква. Приподняв находку, Бьянка с сожалением поняла, что утащить с собой даже эту половину она не сможет – слишком тяжело.
«А, нахер репу, она всех достала», - и начала искать и набирать в дорогу мясо, то и дело откусывая от найденных вкусностей приличных размеров куски. Ничего, думала девушка, такие же голодные полоски не обидятся, если получат не совсем целый кусок.
- Ты ведь закрыла дверь? – Громким хриплым шепотом спросила Бьянка, обернувшись в сторону, откуда они совсем недавно прибежали. Довольно отчетливо были слышны – в темнице – громкие шаги и еще более громкая ругань. Не дожидаясь ответа, полоска принялась искать что-то, хотя бы отдаленно похожее на оружие. Впрочем, табуретка тоже сошла бы за него.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [15.01.1272] Девичьи забавы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC