Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
22.07. Чумовой квест [стартовал], спешите поучаствовать в самом мрачном приключении этого лета!
14.07. Очередной юбилей — нам пять месяцев! — несет за собой очередные обновления. Прежде всего, игровым временем также объявлен июнь, а всё почему? Потому что в июне игроков ждут невероятно веселые приключения с гулями, трупоедами, кровавой блевотой и огромным количеством трупов, а виной всему эпидемия кровавой лихорадки, Бича Катрионы, широким шагом идущая по территориям Северных Королевств! Спешим [записаться в новый квест] и отправиться в столь удивительное место на экскурсию.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Соломон, ворожей


Соломон, ворожей

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s5.uploads.ru/t/U6jcq.jpg
Имя:
Соломон. Пользуется в основном полным именем, его сокращение до «Сол» не признает и откликается редко, если кому-то вовсе приходит в голову его звать. Marwolaeth для Дикой Охоты.
Раса:
Полуэльф, за счёт чего выглядит лучше и моложе большинства окружающих людей.
Возраст, дата рождения:
Шестьдесят семь лет, выглядит немногим старше двадцати. Ноябрь 1204-го.
Род деятельности:
Выполняет различные поручения для Дикой Охоты, занимается ворожбой и магическими практиками в личных целях — ради экспериментов или достижения определенных результатов, способных помочь ему и его делу в будущем. Отшельник.
Внешность:
«Он был высоким и бледным, словно призрак, будто только из болота вылез, а глаза — глаза пустые-пустые!»
Эльфийское происхождение не давало гарантии красоты, что бы там ни говорили люди, упоминая тонкие черты лица и идеальную осанку детей, произошедших от союза эльфа и человека. Соломон унаследовал от своей эльфки-матери тонкие черты лица, миндалевидный разрез глаз, однако на этом вся его красота и заканчивалась.
Бледный не хуже смерти или полуночницы, мужчина производил на окружающих не самое приятное впечатление. Из-под капюшона и длинных грязно-пшеничных волос на мир смотрели большие карие глаза, выражение которых люди всё чаще характеризовали как отсутствующее. Временами, стоило тени упасть на лицо, казалось, что зрачок заполняет собой всё пространство склер и радужки, а при свете оказывалось, что большую часть времени Соломон смотрит в никуда. Картина не из приятных. Он не имел привычки смотреть на своих собеседников, не привык рассматривать интерьер или горы вдали, он всегда был сосредоточен на своих мыслях, воспоминаниях. Иногда — на том, что делал прошлой ночью, на своих попытках разделить тело и душу. И всё это отражалось на его лице маской холодного равнодушия. Не спасали точеный нос и тонкие губы, не отвлекали внимание несколько шрамов на правой щеке — когда-то он тренировался в сотворении оспы, не сумев совладать с выбором цели. Теперь об этом напоминали лишь небольшие пятна ближе к самому уху, а несколько и на лбу. Глубокие синяки под глазами — следы бессонных ночей — лишь усугубляли картину.
Высокий, крепко сложенный, он выглядел только хуже со своей привычкой носить плотный плащ из телячьей кожи, а в теплое время года — обычную тканую накидку, походил на самое настоящее привидение. Однако так гораздо удобнее, чем в кожаных куртках, не способных защитить от назойливых солнечных лучей или вместить в себя столько карманов. К тому же, одежда всегда помогала ему скрыться от чужих взглядов, огородиться от людей. Будь его воля, Соломон выбрал бы быть больше похожим на свою мать — тонким и изящно сложенным, способным спокойно проникать всюду и оставаться незамеченным. Увы.
Рост: 189 см
Вес: 76 кг
Цвет глаз: ореховые.
Цвет волос: светло-русые, отдают рыжиной, чаще всего воспринимаются людьми как нечто «цвета грязной пшеницы».
Телосложение: нормостеник.
Характер:
Соломон — человек сложный и тяжелый, общение с ним, если вам повезёт пообщаться, не сумеет пройти в добродушном ключе, будь вы хоть самой спокойной и альтруистичной личностью. Тяжелый на подъем, не привыкший к общению с людьми, неспособный понять их или проникнуться к кому-то добротой, он никогда не испытывал потребности завести с кем-то дружбу, связать себя любовными или семейными узами. Весь мир для него существует будто бы отдельно, для него не имеют значения ни окружающие люди, ни установленные в мире порядке. Всю жизнь проживший сам по себе, мужчина не привык делить с кем-то жилье, еду и личное пространство, к какому относится очень ревностно — мало кто имел счастье зайти в дом на окраине Велена, а ещё меньше счастливчиков побывало в небольшой его комнатушке, где и обосновался хозяин.
Он склонен скрываться от других, закрыт и несколько не в себе. По мнению людей, ворожей давно сошёл с ума, помешавшись на голосе природы и волков, с коими говорит куда как чаще, чем с людьми. Идеи поглотили Соломона целиком и полностью ещё лет десять назад, с тех пор он бродит по миру сам не свой, выискивая всё новые и новые способы заглянуть за грань. Увидеть великое падение мироздания, почувствовать на себе тот самый привкус разрушения, узнать, что творится внутри самого ядра мироздания. Стремление ко вполне определенным знаниям, желание проникнуть в сердце природы превратилось у него в навязчивую идею. Сколько раз он ставил эксперименты на людях, проверяя, как далеко простирается его дар? Как часто превращал доверчивых кметов в селениях в расходный материал? Уж и не сосчитать. Его никогда не мучила совесть, многие сказали бы, что у Соломона нет её вовсе. Он, родившийся никем, в глазах любого чародея был бы пустым местом, на деле способным сотворить то, что и не снилось рядовому магу из помпезных школ.
Интерес к потустороннему миру, к душам умерших и тонкой завесе будущего в один момент окончательно разорвал связь Соломона с реальным миром. Увлеченный изучением прошлого, общением с духами павших, он потерял интерес к реальной жизни, к мирским удовольствиям и людям в целом. И раньше они не вызывали у него восторга, — он так и не научился строить социальные связи, не помнил даже собственных родственников, почивших или нет — а к семидесяти годам и вовсе лишились своей ценности. В то время как многие мужчины проводили свободное время за игрой в кости, за развлечениями со своими женами или в корчме, Соломон бродил по лесным курганам и проводил ритуалы призыва для общения с очередным духом, прогуливался по чаще в поисках места для сотворения новой магии. Он учился там, где другие видели сумасшествие; развивался там, где остальные наблюдали странности. Выбираясь в люди, мужчина кажется дикарем и редко когда может поставить себя в один ряд даже с простыми кметами. Часто витает в облаках, не может сосредоточиться и временами кажется, что он — не он вовсе, а один из тех призраков прошлого, с какими так часто общается.
История:
Он родился почти семьдесят лет назад поздней осенью, в самый разгар уже не первой снежной бури — мать его была одной из тех эльфок, что пытались найти своё призвание в потомстве, старались оставить свой след на этой земле, неважно, насколько непутевым был отец. Простой кмет без рода и племени, пахарь в небольшой реданской деревушке, черт знает чем приманивший столь статную, по-настоящему красивую женщину. Именно от неё Соломон унаследовал свои тонкие черты лица, манеру держаться и глубокие темные глаза, а вот сухие пшеничные волосы достались от отца, ровно как и крепкое телосложение, выносливость. В те года никто и не задумывался о воспитании детей, отцом предполагалось, что сын пойдёт по его стопам, да только он продолжал погрязать в пьянстве, пока окончательно не спился, забыв о существовании не только желанного наследника, но и названной жены — та ушла из семьи раньше, чем Соломону успело исполниться пять лет. Уже тогда ребенок показывал склонность к магии: время от времени мог разговаривать с бродячими собаками, под движениями его рук двигались обломанные ветви деревьев. Мальчик рос необычным, это было видно невооруженным глазом, но не его родителям.
Чуть позже его заметил сельский ворожей. Не чародей, не столько даже магик, сколько предсказатель и травник, он разглядел в маленьком Соломоне потенциал, пригрев его в своем доме и раскрыв перед ним многие секреты ворожбы. Ребенок рос и показывал себя с лучшей стороны: ему не давалось общение с людьми, всё чаще он закрывался от окружающих, предпочитая оставаться наедине с самим собой; однако ему с легкостью давалось гадание на кости, предсказание погоды, общение с животными и духами. С возрастом он справился и с магией крови, научился работать с такой тонкой материей как чужое душевное и физическое состояние.
Первым опытом Соломона стала собственная мать. Женщина оставалась в деревне, несмотря на разлад с мужем, она сумела найти себе достойную партию — эльфа, от которого удалось родить чистокровную дочь. Юноша видел её пару раз, перебрасывался несколькими фразами, не испытывая к девочке интереса и теплых родственных чувств. Он и к матери таких не питал, считая её достойной подопытной для своих ритуалов. Умышленно, пытаясь понять границы собственных способностей, молодой человек наслал на неё тяжелую, неприятную хворь. Мучаясь от лихорадки, обсыпанная гнойными нарывами, она умирала долго и мучительно: всё тот же ворожей пытался вылечить её, безуспешно обращаясь к травничеству, выискивая способ спасти её с помощью крови, однако ничто не давало должного результата. Соломон не жалел о её смерти, Соломон не жалел ни о чём вовсе, к двадцати годам в должной мере не наученный ни состраданию, ни сочувствию, не испытывающий любви к кровным родственникам, он безразлично наблюдал за результатом своего эксперимента. Именно в тот момент ему удалось осознать себя чем-то большим, чем человек.
Расставание с ворожеем и родной деревней прошло для тогда уже мужчины безболезненно, почти безразлично. Престарелый магик скончался своей смертью — хворь подкосила его, постепенно сжигая остатки жизни, заставляя того выгореть, словно свеча. Многие ждали, что Соломон останется в селе новым ворожеем, продолжит помогать людям подобно своему наставнику, однако тот выбрал другой путь. Скитался по лесам, время от времени заглядывая в деревни, поглядывая на жизнь людей. Последние двадцать лет жизни он жил в небольшой ветхой хижине на самой окраине Велена, ближе к опушке глухого леса — никто из деревенских не заглядывал сюда, зная, что поблизости обитают не только стаи волков, но и разного вида страховидлы. Что хуже, поблизости от этого леса обитали и его Хозяйки, к кому не посмел бы сунуться ни один здравомыслящий кмет, если только дело не касалось их праздника на горе — только тогда люди позволяли себе прикоснуться к величию ведьм. У Соломона же была репутация сумасшедшего, человека себе на уме, отчаянного и связанного со смертью. Какие только слухи не ходили о нём по Велену: оборотень, колдун, настоящее чудовище; однако время от времени к его дому забредали посетители, желавшие защититься от проклятий, найти потерянное или узнать своё будущее. И неважно, что подобных услуг он никогда не оказывал или оказывал неохотно, понимая, что только так и можно заработать на жизнь. Мужчина предпочитал отправлять людей восвояси, если не видел в тех личного интереса, не находил отдельные случаи способными стать полем для новых экспериментов.
Всего лишь отшельник, своенравный ворожей для окружающих, на самом деле Соломон уже долгое время был много большим: одним из агентов Дикой Охоты, верным и заинтересованным помощником Гона. Он никогда не распространялся об этом, не искал контактов с кем-то из таких же агентов, пусть и догадывался, что таких должно быть много — он не мог быть единственным, его талантов оказалось бы слишком мало, и лишь однажды столкнулся с теми самыми Хозяйками Леса. Своенравные ведьмы, настоящие колдуньи, в отличие от него, — они стали достаточным подспорьем в деле всей его жизни, подарили ему возможность пользоваться всеми благами их леса. Обширного, полного тайн и существ, что для других были настоящими тварями. Для других, но не для него.
Он слышал о предсказаниях, о знаменитом пророчестве Итлины, что сулило конец мира, Белый Хлад, какой многие по слухам ассоциировали именно с Дикой Охотой. Никогда его не пугал такой исход, никогда не вызывал трепета и желания отсрочить его, продлить время существования людского рода, напротив, Соломон интересовался тем, что произошло бы после. Что можно увидеть за гранью, с чем столкнуться? Неважно, что нёс с собой Дикий Гон, это стоило того, чтобы взглянуть на результат.
Способности, навыки, особенности:
Не владеет магией в общепринятом смысле: не умеет вызывать метеоритный дождь, не читает знакомые многим чародеям заклинания, вряд ли сможет похвастаться знанием магических трактатов и возможностью сварить десяток-другой известных снадобий, зачаровать амулет так, как делают это дипломированные специалисты. Соломон практикует магию иного толка, прекрасно показывая себя в общении с природой, с животными и лесом, в способности влиять на погодные условия и живых существ поблизости, насылать хворь на ближнего своего (да и не очень). Подобного рода чародейству он был обучен с юности, изучая ворожбу на костях и крови, привыкая к общению с окружающим миром сквозь призму своего таланта. А талантлив он по-настоящему и кто знает, какой оказалась бы его сила, окажись он учеником Бан Арда или дипломированного чародея, способного показать ему мир магии во всей красе. К сожалению или счастью, Соломон остался ворожеем, чья сила редко оборачивается добром для того, кому суждено с ней столкнуться. Разбирается в травничестве, умеет в равной степени как лечить, так и калечить, смыслит в зельях и снадобьях, пусть и не сможет приготовить известную в кругах чародеев гламарию.
Управляться с оружием не умеет, да и не видит в этом надобности — меч никогда не заменит собственных способностей или разума, из безвыходной ситуации не спасёт. Умеет жить и выживать, вне зависимости от того, приходится это делать в лесу или своём же доме на отшибе, прекрасно ориентируется на местности как сам по себе, так и благодаря внутренней магии, ни разу за всю жизнь не заблудился и не потерялся.
Связь:
Телеграм, 584990836 — ася, однако первое много актуальнее.
Пробный пост:
Ночами в Велене никогда не было тихо: то волк в лесу взвоет, то со стороны Вронниц раздастся крик-другой, вопли пьяной солдатни, то чьи-то тихие молитвы донесутся с самого угла, где их будет читать особо набожный селянин. Ночами Велен жил своей собственной жизнью, знать о которой приходилось немногим счастливчикам. Ночами здесь просыпалась сила — сила отличная от той, что бродила по миру при свете дня, эта просыпалась только при свете луны, проявляла себя под воем холодного ветра в любое время года. Ночами гулять по лесным тропам осмеливались только сумасшедшие, счастливчики и те, у кого и выбора уже не было. Ночами и только ночами Велен становился одним огромным местом силы и вдохновения.
Меж деревьев гулял холодный, пробирающий до костей ветер, шелестела ещё не облетевшая листва. Здесь, в самом сердце леса, где по слухам бродили бесы, лунный свет пробивался сквозь ветви деревьев, образуя на покрытой мхом и сухой листвой земле замысловатые узоры. Стоило только присмотреться и они обретали смысл, складывались в понятные знающему символы, в слова — те самые, по каким можно было прочесть будущее, с какими можно было заглянуть в прошлое. Чуть дальше по лесной полосе, ближе к владениям Хозяек, находилось старинное захоронение. Там, среди кустов и высоких сосен, скрывались десятки и сотни душ, желавших поведать свою историю, найти преданного, заинтересованного слушателя. Ночью, осенью, при правильной луне — в такие дни ворожба выходила лучше прочих.
Шорох холщового мешка, звонкий стук костей друг о друга, под ними слегка проседал мягкий мох. От крысиной до человеческой, они являли собой четкую последовательность материй, бликовали в белом свете луны. По-своему красивые, они напоминали лепестки диковинных цветов, что могли сложиться в картину будущего при ворожбе на речной воде. Нет, речная вода, растения — они не давали того эффекта, куда правильнее было пользоваться тем, что когда-то жило само. Чужая кость, волос, кровь — дары не природы, но тех, кто её дарами пользуется, способные подарить результат точный, много правдивее любого другого. Он видел тех, кто искал истину на дне котелка с отваренным в нём зверобоем, кто всматривался в мутную озерную воду, да только далеко они не ушли, разглядев там всего лишь смутные очертания желанного.
Магия так не работала. Требовалось дать ей взамен нечто ценное, а не свою внимательность, принести достойную жертву, чтобы получить ответы. Разве годились для этого цветы? Разве что для самого простого, примитивного колдовства. Глупого. Он бросил заниматься таким в родной деревне, где самыми частыми просьбами оставались просьбы избавить от нежеланного ребенка или защитить от назойливого мужика. Нет, не таким надобно было заниматься, далеко не таким.
Хриплый, свистящий шепот сливался с ветром, разносился по округе вместе с его порывами, смешивался с шумом оставшейся листвы и высокой травы, что ещё не пожухла. Такой голос легко спутать с шелестом, принять за разговорчивого духа, но никогда — узнать в нём взрослого мужчину, чья тень сновала меж высоких крупных стволов многовековых ясеней. Они стояли здесь десятками, сотнями лет и могли бы поведать ни одну историю, однако не их слова сегодня интересовали ворожея. Кости, кости должны были сказать ему много больше.
Было что-то ненормальное в расслабленной позе человека, сидевшего на коленях посреди непроходимой чащи. Его не беспокоил протяжный волчий вой, шум где-то поодаль, — явный рык и треск, верный признак приближения чудовища, хозяйничавшего здесь ночами — он не обращал внимания на вспышки света вдали, на старой башне, известной своей печальной историей. Закрыв глаза, Соломон ожидал видения — его или шепота, что временами дарили ему кости, какой он умел расслышать в чужой крови. Сегодня всё было несколько ненормальным.
У него давно не было таких нечетких видений. Смутный образ девушки в легком дорожном плаще, знакомый разрез глаз и острота ушей, показавшаяся из-за капюшона на одно мгновение. У неё были ловкие пальцы и длинные руки — она тянулась к нему, с легкостью преодолевая выставленные барьеры.
Впервые за долгое время он не понял, что это значит. Впервые веленская ночь принесла больше вопросов, нежели ответов. Впервые шорох и стук костей таили в себе нечто, что только предстояло понять.


P.S.

Клятвенно обещаю придумать что-то красивое и пафосное с картинками персонажа, однако задерживать анкету из-за мытарств с внешностью не хочу. И надеюсь, что самостоятельно выбранная тема поста — не так плохо и страшно.

Отредактировано Соломон (13.10.2017 09:58)

+2

2

Всё хорошо, одна небольшая поправка - поставьте в расе "полуэльф", это больше соответствует реальному положению дел.
И, надеюсь, нас не будут ожидать настоящие шторма)

Вы приняты!


Оставьте ниже сообщение для хронологии. Не беспокойтесь, вести её необязательно - это смогут сделать за вас.

Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.

Добро пожаловать!

0

3

Хронология:

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Соломон, ворожей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC