Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [21.06.1271] Июньские морозы


[21.06.1271] Июньские морозы

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s5.uploads.ru/0zmsN.jpg
Время: июньское утро
Место: небольшая деревушка на юге Редании
Участники: Летис Гвенллиан, Изидор из Цидариса, Юлек
Краткое описание:
- Юлек, хочешь сказку? Всё равно пока делать нечего. Слушай: называлась она у нас "Собирательница черепов". Может слышал такую под другим названием. Как-то пришёл к светлому богу бог, стало быть, тёмный и говорит - хочу твою дочь в жёны. А та ни в какую. Тёмный бог обиделся, да и всю жизнь из мира забрал. Прогневался тогда светлый бог, да только не на этого вот, - Изидор отхлебнул кислого сидра из деревянной кружки, - В общем, сказывается в сказке, что обиделся он на дочурку свою. И отправил её в мир, который совсем как наш, собирать черепа. А когда все соберет - жизнь и вернется. Так и бродит она ... И знаешь что, Юлек? Я тут ни живых, ни мёртвых, ни уж тем более черепов не наблюдаю

Отредактировано Изидор из Цидариса (11.10.2017 00:46)

+2

2

Лошадей Летис Гвенллиан отчаянно не любила, даже ненавидела. Однако Север оказался слишком дрянным и откровенно ужасным местом для порталов, иными словами, после нескольких неправильно просчитанных координат, южанка с горем пополам смирилась, что кони наилучший вариант передвижения по негостеприимным землям. Ей пришлось не только побороть свой страх перед своенравными, наглыми и откровенно неуправляемыми — в руках чародейки все лошади почему-то были именно такими — непарнокопытными, но и привыкнуть к синякам от седла.
«Ему придется дорого мне заплатить, — строптивый конь, найденный в спешке, взбрыкнул, затоптался на месте и вознамерился идти обратно. — Изидор мне очень дорого заплатит за эти, arse, страдания».
Убедить упрямого коня всё же удалось, не без проклятий, ругани и мольбы, конечно же. И не без показательных танцев недовольного животного по луже, из-за чего каплями грязи покрылась и сама скотинка, и дорожный плащ Летис. Впрочем, была и радостная нотка в этой скверной ситуации — никто не видел мытарства южанки с лошадью. Никто. Аэп Рыс даже посмотрела по сторонам в поисках зевак, но довольно ранним утром на поросшей травой дороге не было ни души. Не стоптанные сорняки намекали, что и днем в этих краях можно не встретить ни единого путника. И в каких же дебрях назначена встреча?
— Им повезло, жаль о себе такого я сказать никак не могу. Поехали уже, хватит брыкаться, — чародейка пришпорила неугомонное животное. — Мне тоже не хочется бродить по глуши, но я почему-то на это согласилась.
Конь слова Летис не оценил, но сопротивляться, по всей видимости, устал и нехотя побрел в нужном направлении. Подъехав к покосившемуся столбу, который, по мнению подданной солнечного Нильфгаарда обозначал границы селения, с опозданием в каких-то жалких два с лишним часа, аэп Рыс пожалела, что вообще вышла из посольства и потратила немало сил на выяснение отношений с лошадью. Снежная, промерзшая и, кажется, совершенно опустевшая деревенька не предвещала ничего хорошего. По спине пробежался холодок, чародейка была абсолютно уверена, что дело не в снегу посреди лета. Спустившись с лошади, Летис помялась на месте, превращая снег под ногами в грязную кашицу, и неуверенно пошла к домам. Лошадь всячески упиралась, поэтому пришлось оставить ее у крайнего забора. 
— Я, конечно, знала, что у нордлингов всё не как у людей, но не настолько же.
Если не смотреть по сторонам и особенно не вглядываться в деревья, окружающие селение, то можно действительно решить, что пришла зима. Пар, появляющийся при дыхании, лишь укреплял образ. Такого Летис еще не доводилось видеть, она очень смутно представляла, в результате чьих и каких действий могло произойти столь необычное явление и как с этим бороться. Медленно продвигаясь вглубь деревни, южанка дошла до большого дома - старосты по всей видимости - и, услышав знакомый голос, зашла внутрь.
— Только не говори, что это ваших рук дело, — нахмурившись, аэп Рыс посмотрела в окно на совсем небольшую площадь, являющуюся центральной. Чародейка не могла разобрать, что она ощущает при виде промерзшей деревни, смогла лишь прийти к выводу, что что-то странное и неприятное. — Самой смешно стало, куда вам до таких фокусов, - посмотрев в окно в последний раз, чародейка повернулась к наемникам и скрестила руки на груди.
— И зачем я здесь, Изидор? Явно же не ностальгировать об ушедшей зиме. Я, конечно, могу, но есть дела куда важнее. Странно, что у тебя их нет.

+2

3

— Такие дела, Юлек, — Изидор поставил деревянную кружку на стол, покрытый изморозью, и сильнее укутался в плащ. Они прибыли с час назад, но деревню решили пока не осматривать — стоило дождаться чародейки. Объявив дом старейшины неофициальным штабом на время операции, охотники разожгли огонь и спустились в подвалы. Припасы были ровно там, где им и надлежало быть, что позволило Изидору скрасить ожидание и сучий холод ледяным сидром. Однако, чародейка опаздывала. А ведь казалось бы — ну открой ты портал! Но наёмник терпел. В конце концов, Летис была чародейкой. Пусть и не такой напомаженной как те, кого он за волосы тащил к тюрьмам.
   Задание Изидор получил буквально сутки назад: старый реданский контакт вспомнил о наёмнике с отличным послужным списком и приятными ценами. Раздумывать было некогда, поэтому наёмник подхватил Юлека и вместе с ним рванул к границе. Сколько продержится этот мороз на отдельно взятом клочке земли? Изидор не знал, а потому пришлось спешить изо всех сил. Единственное, что он успел сделать — послать весточку Летис. А у них были свои способы быстро обмениваться информацией, даже находясь по разные стороны континента. Но никакой мистики здесь нет. Всего лишь одна старая магичка — совершенно незначительная и неопасная — благодарная Изидору за чудесную способность не превратиться в пепел. И вишенкой на торте — одна из лучших шлюх в предместьях.
   — Рад, что вы благополучно добрались, надеюсь моя просьба не была слишком обременительной. Я слышал о замораживающих чародейских бомбах, но всё верно — куда нам до таких фокусов?, — Изидор медленно поднялся и сдержанно улыбнулся, — Юлек, это причина, по которой я доверился тебе и взял на задание, оставив Камму и Сталлера. Знакомься, Гвен. Чародейка.
   Изидор краем глаза внимательно следил за Юлеком. “Только дернется к оружию — прирежу”. Наёмник буквально чувствовал уже в ладони привычную рукоять обвалочного ножа. Но Юлеку хватило благоразумия не устраивать потасовку. Того самого благоразумия, которого определенно не хватило бы Камме. Новое имя Летис Изидор произнёс громко и чётко — “Гвен”. Не хватало ещё, чтобы Юлек узнал настоящего. Как знать, когда пути их разойдутся? И меньше всего Изидору хотелось, чтобы у лекаря было имя непойманной чародейки. Он уже показывал неплохие таланты. Со временем он может стать крайне опасен — всегда стоит держать эту мысль при себе.
   — А теперь посерьёзнее. Сейчас мы не чародейка и охотники на ведьм, а старая-добрая ганза наёмников. Случайно встретившихся людей, которых наняли на грязную работёнку. Но оплачиваемую.
   Изидор положил на стол старую карту и бережно развернул. Казалась она разве что не маршрутом к древним захоронениям — истершаяся, с десятками меток на полях и северных королевствах. Нанятые для грязной работёнки наёмники … Совсем как в 1269, а, Летис?
  — Мы сейчас здесь. Из приятного — мы уже у цели и наша задача проста: понять куда делось всё население деревни. Повторюсь, всё. Нанял нас барон Консокофф, хозяин здешних земель. Оплата, как обычно, по выполнению. Поэтому я и позвал Гвен — без магической помощи тут не обойтись, потому что я готов отдать ногу трупоеду на съедение, если тут не замешано колдовство, — Изидор свернул карту и спрятал в плащ. К сожалению, масштаб оказался недостаточным, чтобы изучить деревушку. Впрочем, это и не требовалось, она была совсем небольшой, — План до неприличия прост. Мы с Юлеком двигаемся на запад и восток, изучая каждый встреченный дом. Гвен остается здесь и с помощью магии пытается понять суть произошедшего. Всё поняли? Всё поняли. Мы уже задержались, а я хочу завершить дело до заката. Выдвигаемся.
   Ни говоря ни слова, Изидор вышел из дома. Остальные знали что делать. Оглядевшись, наёмник двинулся к первому дому по восточной стороне. О подозрениях, которыми с ним поделился наниматель, он решил не распространяться. По мнению того, произошедшее с деревней — происки Дикой Охоты. Ибо война и вот это всё. Изидор в это не верил. Он ни раз сталкивался с описаниями и даже свидетелями деяний Дикой Охоты — ремесло требовало от него любопытства. Да, несомненно лёд следовал за призраками. Но всегда оставались сбежавшие, выжившие. Или по крайней мере следы борьбы. Здесь же — ничего. Будто все жители разом рванули на какой-нибудь фестивал. Подойдя к дому, Изидор ударом ноги отворил дверь и положил руку на рукоять меча:
   — Ну же, черепа, идите к собирательнице.

+1

4

- Я смотрю, вид замороженной деревни навевает на тебя ностальгию по зимним праздникам. Мидинваэрн, долгая ночь с жуткими сказочками до самого утра... Йульская ёлка, девчата, гадающие на омеле про женихов и прочую ерунду. О, кстати, можем на хлебном мякише погадать, куда они все подевались.
Юлек, предпочитавший не морозить задницу на заиндевевшей лавке, неспешно ходил из угла в угол комнаты, разминая в пальцах кусочек хлеба, из которого к тому моменту скатал почти идеальный шарик. Густой иней, покрывавший в доме солтыса практически все поверхности, кроме истоптанного ими с Изидором пола, превратил эту невзрачную избу в охотничий домик Королевы Зимы. И ведь действительно было это красиво, черт возьми... А вот легенду о собирательнице черепов Юлек слышал первый раз в жизни и не мог даже поручиться, что командир не выдумал ее только что под кружку эля. Занятно... С каких это пор у Изидора появилась эта привычка говорить намеками?

Знакомство командира с чародейкой его не так чтобы удивило (порой ему казалось, что Изидор мог бы заключить контракт даже с каким-нибудь говорящим гулем, если ему это было бы нужно), гораздо больше удивило, что лицо чародейки не перекосилось, когда Изидор упомянул о том, что они оба являются охотниками. Мало у кого из нынешних магичек достанет выдержки не запустить молнию в спину охотнику на ведьм. Так что, пожалуй, и с этой надо держать ухо востро, кем бы она там Изидору ни приходилась. Памятуя об этом, Юлек старался постоянно держать Гвен в поле зрения, и когда представился и вежливо кивнул ей в знак приветствия, и потом, когда глава их маленькой ганзы намечал план действий.

"Надо было возразить," - пенял себе Юлек чуть позже, когда держа меч наизготовку осторожно подходил к двери ближайшей избы. - "Какого черта я опять сделикатничал и промолчал?"
Идея разделиться в незнакомом месте, находящемся во власти неизвестной магии или какой-то иной аномалии неясного происхождения, казалась Юлеку поспешной и крайне неосторожной. Разумнее было бы идти всем вместе, обходя деревню по спирали от краев к центру. Таким образом, они бы не упустили ничего необходимого, а в случае нападения имели бы гораздо больше шансов успешно отбиться, чем поодиночке. "Как же глупо будет помереть по причине собственной избыточной вежливости..." - подумал наемник, пиная ногой дверь в глухом заборе.
И сразу же пришлось прижаться к стенке дома, поскольку на чужака с утробным рычанием кинулся цепной кобель, размером по меньшей мере с овцу, а цепи едва хватило, чтобы тот не достал до стены. В хлеву тоскливо замычала корова, которую, видно, не успели отогнать на летний выпас. Чтож, деревня оказалась не такой уж необитаемой. Домашняя скотина и птица, в большинстве своем осталась на месте, а это значит у жителей деревни совсем не было времени на бегство хотя бы в ближайший лес или до соседней деревни, иначе бы они хоть что-то с собой да прихватили. Никаких следов поспешных сборов в виде открытых сундуков, разбросанной одежды или оброненных вещей в избах тоже не обнаружилось. Стало быть, что бы тут не случилось, жителей оно застало врасплох. Только вот что это могло быть? Налет одичавших магичек или колдунов-разбойников? Новое сопряжение сфер? Какой-нибудь чудной реликт, забредший в деревню? Внезапная миграция белых северных драконов?
Внезапно Юлек обнаружил, что на деревенской улице он уже не один - где-то в десяти шагах позади него трусила средних размеров серая остромордая собака. Охотник остановился, посвистел псу, похлопал себя по колену. Псина переступила лапами и неуверенно вильнула свернутым в калач хвостом, но подойти поближе решилась только после того, как Юлек извлек из сумки кусочек, срезанный с окорока в погребе солтыса.
- А еще говорят, дружбу не купишь, а... - усмехнулся Юлек, почесывая за ухом прикормленного и дружелюбно вилявшего хвостом пса. Как бы то ни было, но дальше разведку они производили уже вдвоем.

- А вот это уже интересно... Как он там говорил - "собирательница черепов"?
В одном из дворов Юлек поднял с земли оборванный кожаный шнурок, на конце которого болтался самый что ни на есть человеческий череп. Не настоящий разумеется, поскольку размером он был со среднюю фалангу пальца, но очень убедительно вылепленный из белой глины. Под нижней челюстью черепа болталась кисточка из нескольких птичьих перьев. Выглядели они непривычно, может и вовсе принадлежали каким-то совсем не местным птицам, но утверждать это было трудно - институтский курс естественных наук был наполовину подзабыт, а охотой на птиц лекарь никогда не баловался. В целом штука напоминала какой-то амулет, действующий, нет ли, - опять было не понять, но к черепу Юлек на всякий случай не прикасался.
- Ну, а ты что на это скажешь? - он протянул висящий на шнурке череп в сторону пса. Пес его осторожно обнюхал, тихонько не то вздохнул, не то рыкнул и потрусил к середине деревни. Шагов через десять остановился и обернулся: что стоишь, мол, пошли.
- Ну ладно, допустим я тебе поверил, возвращаемся - ответил Юлек, направляясь следом, и пес уверенно потрусил вперед.

Отредактировано Юлек (15.10.2017 23:58)

+3

5

Гвен? Значит теперь так? Звучало странно, но интересно.
Летис стоило больших трудов сдержать удивление, не позволив бровям взметнуться вверх, а также едкий комментарий касательно нового имени. Девушка посчитала его не слишком подходящим для чародейки из Северных королевств, впрочем, она знала о местных ведьмах не так много, в основном то, что они стервы и их безжалостно привязывают к столбу на потеху публике, обрекая на мучительную смерть. Несчастным оставалось только посочувствовать, а что касательно охотников.. аэп Рыс поражалась, как им удавалось ловить сильнейших, ибо в большинстве своем они ничего из себя не представляли, обычные наемники.
Эта сторона жизни Изидора несколько напрягала южанку, даже пугала, наталкивая на неприятные мысли касательно собственной участи - судя по крикам других чародеек болезненной, мучительной и неожиданной. Уповать на дипломатическую неприкосновенность в столь волнительные и сложные для Севера времена было глупо, впрочем, Летис была почти готова. Она знала, в каких краях работает и с чем может столкнуться, или думала, что знала. Не хотелось бы, конечно, закончить в столь юном возрасте и на костре, но разве кто-то будет спрашивать ее мнение.
— Она не была обременительной ровно до того момента, как я не встретилась со своей лошадью, — задумчиво проговорила Летис, вновь поворачиваясь к окну. Что-то в этом безмолвном промерзшем пейзаже привлекало.
"Ни одна бомба не сможет сотворить такое с целой деревней. Пятачок перед домом? Без проблем. Дом? С трудом, но теоретически возможно. Целая деревня? Нет, нет и еще раз нет. Это не бомба, это куда более сложные.. чары. Которые я пока не могу разгадать, arse, мог бы на что-нибудь более простое позвать", — иными словами происходящее было занесено в категорию "что за cuach`ня происходит, отвалите от меня, ничего не знаю", однако не хотелось показать себя совершенно бесполезной перед юным охотником, который безжалостным убиицей не выглядел — что удивительно. За такую коварную ловушку следовало одному умнику уделить целый вечер, чтобы понял, что нельзя так подло поступать с чародейками, у которых и без того много очень важных дел. Например, прекрасный Сансретур Пино Нуар чахнет в бутылке.
— Погодите, это вы не чародейка и охотники, а я вполне себе чародейка и забывать это не собираюсь, — право дело, не могла же Летис опуститься с чародейки до обычного наемника. Такая регрессия ее угнетала, а быть угнетенной девушке очень не нравилось, это, знаете ли, плохо влияло на настроение. Оторвав взгляд от завораживающей мерзлоты, аэп Рыс нехотя подошла к столу и взглянула на потрепанную карту. — На нее словно вино пролили. И не только его, — негромко заметила чародейка, подняв голову и взглянув на наемников. Они, наверное, считали этот грязный кусочек произведением картографического искусства, но что с них взять, обычные нордлинги.
— Ты так проницателен, Изидор. Тебе не придется искать трупоеда и отдавать ему ногу, потому что.., — Летис чуть было не вставила привычное "arse", — тут действительно замешена магия. Не думал отправиться в Бан Ард?
Ответ, впрочем, был не так важен, точнее вообще не хотелось его знать. Уж в ком-ком, а в Изидоре не было и грамма Силы.
— Наивный назаирский мальчик, до заката он хочет всё сделать.. Кто тебя вообще в немники таким взял? — Он не ответил, просто молча развернулся на месте и вышел из дома. Пожалуй, в этом был весь Изидор — немногословный наемник, хорошо — иногда даже прекрасно — выполняющий свою работу и умеющий пропустить мимо ушей чародейские комментарии. Возможно, он их и не пропускал, а запоминал до лучших времен, но такое положение дел не нравилось Летис Гвенллиан, поэтому она убедила себя, что Изидор просто игнорируют ее слова.
— Не бойся, Юлек, всё получится, — его имя она нашла в его же мыслях еще до того, как он кивнул головой в знак приветствия. Это было легко и не доставило никаких хлопот. И от того было еще более странно, что опытные и возрастные стервы, ох подождите, чародейки попадались таким юным и почти невинным парням.
— Главное не попадите в очередную задницу, — хотелось бы верить, что это наставление будет исполнено.
Как только дверь за наемниками закрылась, Летис глубоко вздохнула и позволила себе тихонько выругаться на нильфгаардском. Происходящее не нравилось, действовало на нервы и вызывало дискомфорт, но показать такое нордлингом не следовало.
"Начнем с поиска, ничего сложного".
Глубоко вздохнув, аэп Рыс закрыла глаза и сосредоточилась. Поисковая магия требовала спокойствия, тишины и многоуровневого плетения, доведенного практически до идеала. Летис хотела изучить не только деревню, но и лес вокруг нее, она хотела узнать о всех живых существах, которые сейчас присутствуют рядом с кусочком зимы среди теплого лета.
Два человека - один пошел на восток, а второй на запад - домашний скот, две кошки, четыре собаки, куры с гусями и ни единой лесной птицы. Вокруг деревни царила мертвая тишина. Вздохнув и вытерев рукавом выступивший пот со лба, чародейка села за стол. Ей нужно было совсем немного времени, чтобы прийти в себя и сосредоточиться на иной задаче. Она не нашла поблизости людей, но да и дьявол с ними, их исчезновение не так сильно настораживало Летис, как те едва уловимые колебания Силы. Ведомая своим любопытством, чародейка вышла из дома, обошла его и пошла к другим - более скромным - домам. Колебания становились более ощутимыми.
"Может ритуал? Призыв какой-нибудь твари?"

+2

6

“Юлек, сука, хоть слово бы сказал. Хоть, я не знаю, хоть что-то вроде: а нахера она-то?”, — первый дом был пуст, как кошелек Сталлера после посещения борделя. Изидор особо не торопился, у них была пара-тройка часов. Врага он встретить тоже не ожидал. Во-первых, житейский опыт подсказывал, что дело уже сделано и им остается двигаться по горячим, ха-ха, следам. А во-вторых, теперь их трое. Было двое, долго просидели в доме старосты. Если бы враги все ещё были здесь, у них была куча возможностей отправить незадачливых охотников к праотцам. А вот что было загадкой: где всё же чёртовы селяне.
   Выдохнув облако пара, Изидор поморщился и глянул на вторую дорогу, через фонтан. Юлек был шустрее, обгонял его на один дом. Но не совсем чисто — поднял лай каких-то шавок. Но здесь цидарийцу повезло, в его дворах были в основном овцы. Дома кончались, а разгадка всё не находилась. Оставалось надеяться, что у Летис дела идут лучше. Летис … Столько не виделись и всё, на что её хватило: “назаирский мальчик, на неё вино пролили, кто ж тебя в наёмники взял”.
   — За то и взяли, что я таких, как ты, за сраку хватаю и тащу к заказчицу, — беззлобно буркнул Изидор и открыл очередную дверь. Впрочем, а чего от неё было ждать? К тому же ей, судя по всему, не нравились его усы, — Что тут у нас?
   В доме, как и везде, было пусто. Изидор приподнял крышку кастрюли, стоящей на столе — бульон свежий. Вот уж точно мистика творилась: вы пробовали когда-нибудь кмета оторвать от жратвы? Внимание его привлекла надпись, вырезанная ножом на углу стола: Дикая Охота. Замерев, Изидор снял перчатку и несколько раз провёл пальцами по надписи. И усмехнувшись, качнул головой и вернул перчатку на место. Надпись старая, засаленная. Наверное какой-нибудь мальчонка пошалил, за что по жопе и получил. Но это уже дела житейские и к их проблеме они относились мало. Выйдя из дома, наёмник остановился. Что-то не так, что-то тут точно не так. Должно быть хоть что-то. Летис сказала, что в деле замешана магия. Но если бы были в мире чары, которые просто стирают людей, давно бы кончились войны, были истреблены эльфы и мужеложцы. Скотоложцы, наверное, тоже.
   Изидор нашёл то, что искал. Прямо у калитки, на частоколе. Как он не заметил раньше? Или заметил, но не придал значения. Подойдя ближе, он сорвал с наточенного кола обрывок ткани оранжевого цвета. Растянул, потер пальцами, кончиком языка лизнул. Офирский шёлк. Солёный офирский шёлк. Ткань недешевая и к тому же редкая — даже в столицах такую не всегда найдёшь. Откуда ей взяться в глухой деревушке. Сжав в кулаке находку, Изидор поспешил в дом старосты, ставший их импровизированным штабом. Разгадки у них по-прежнему не было. Зато был какой-никакой след.
   Уже темнело, когда Изидор взбежал по ступеням. Юлек уже был тут и зачем-то привел с собой псину. Псине наёмник, видимо, сразу не понравился и поприветствовала она его недружелюбным рыком. На шавку Изидор не обратил внимания, а вот на отсутствие чародейки …
   — Все мои лучшие ожидания от тебя пойдут прахом, Юлек, если ты сожрал чародейку. Гвен!, — громко крикнул Изидор. Нет ответа. Быстро оглядел комнату, заглянул под стол. Нашёл на столе свою кружку недопитого сидра — допил. Но чародейки не нашёл, —  Гвен, если ты решила поспать — вставай, застудишься! Да что же … За мной, Юлек. Займёмся тем, что умеем лучше всего — найдём колдунью.
   Пнув скрипучую дверь, Изидор вышел на улицу. Сощурился, сосредоточился. Просто, как по учебнику — лёгкий снежок помог им, от дома тянулось три ряда следов. Свои и Юлека он узнал сразу, в этом не было труда. А вот след небольшой ножки с каблуком его привлёк. Шёл от прочь от дома старосты, но не в том направлении, куда шли охотники на ведьм. Следы уводили за дом, прямо за угол. Свистнув, наёмник жестом подозвал врачевателя:
   — Ты бы шавку по следу пустил, что ли, хоть какая польза была, — положив руку на эфес меча, Изидор пошёл прямо по следам. По нужде отлучилась, что ли? Других следов не было, что снижало градус беспокойства. Но она не отозвалась — это повышало. Обойдя дом Изидор заметил на его задней площадке несколько хибар. В таких обычно жили слуги. В них охотники на ведьм не заходили, зато туда зачем-то поплелась Летис, — Юлек, сосредоточься. Как учили: не стой по правую руку и не бросайся вперёд. Идём.
   Обнажив меч, Изидор поспешно, но аккуратно двинулся к домам. Что-то определенно шло не так. В груди билось желание бегать по деревне и выкрикивать её имя, но он был профессионалом и быстро себя успокоил. Не Охота. Не оборотни. Не скоя’таэли. Слишком чисто для всех из них. Коленом Изидор толкнул вперед дверь ближайшей хибары и сделал шаг назад. И совершил страшную глупость в таких условиях неопределенности — он снова позвал её:
   — Гвен?!

+2

7

С каждым шагом тревога нарастала, как и желание поскорее развернуться и убежать прочь. Невольно вспомнились старые эльфские руины, пропитанные вонью разлагающихся человеческих тел. В памяти возник и жуткий призрак, внезапно появившийся из стены и испугавший юную чародейку почти до потери сознания. Но аэп Рыс лучше бы вновь спустилась в те руины и вывернула все карманы и сумки мертвецов, чем сейчас входила бы в дом, от которого у нее бежали мурашки по коже. А ведь издалека и не скажешь, обычное себе строение - небольшое  и ничем непримечательное.
"В самом деле, что может пойти не так? Мм.. всё? С другой стороны никаких магов и около того здесь нет, я же сама проверила. Никого другого тоже не обнаружила, разве что та беспокойная собака, хотя я бы тоже переживала в обществе охотника. Собственно, я и переживаю.. самую малость".
Летис помялась на пороге и, собравшись с духом, толкнула дверь. Отсутствие какого-либо сопротивления не удивило, но южанка всё равно была готова выламывать дверь. Устранять, так сказать, препятствие на своем пути.
Вошедшую чародейку окутала непроглядная тьма; в нос ударил резкий аромат засушенных трав - в носу свербило, от чего захотелось чихнуть, но южанка сумела подавить в себе это желание. Избавиться от идеи развернуться и открыть портал сразу в Новиград девушка не смогла.
"Почему в местах, от которых у меня холодок по спине, всегда темно? Это что, обязательное условие?"
Можно было, безусловно, поэкспериментировать с изучением дома на ощупь, но проснувшийся когда-то страх начать трогать в темноте лицо какого-то трупа никуда не исчез. В поддержку аэп Рыс создала небольшой, но яркий огонек, его светло-голубой свет мгновенно залил всю комнату, являя взору самые дальние уголки.
Беглый осмотр ничего не дал: самый обычный стол, рядом старые, но крепкие стулья. На настенных полках лежала пара деревянных игрушек, пучки трав, деревянные миски и даже поварешки. С первого взгляда и не скажешь, что в этом доме могло происходить что-то несвойственное для глухой деревушки. Однако Летис отбросила все сомнения и теперь была абсолютно уверена, что стоит осмотреться получше - здесь явно что-то есть.
Во второй комнате кроме не заправленной кровати также ничего не обнаружилось. Под кроватью лишь пыль, в тумбе ложки, опять травки и снова деревянная игрушка. Всё было спокойно.. на первый взгляд.
- Игрушечный череп? Серьезно? - При более пристальном рассмотрении стало совершенно очевидно обратное - череп настоящий и принадлежит грызуну, определить более точно подданная Нильфгаарда не сумела. Подвешивать такое под потолок было довольно странно, но стоило идти дальше.
- И подвал, разумеется, какой же дом без подпола. - Взмахнув руками и открыв дверь в еще более темное и мрачное место, чародейка запустила первым своего светлячка. В конце концов, потерять его было не жалко да и всегда можно создать нового.
- Ну, вперед, - вопреки ожиданиям трупы всех жителей деревни аэп Рыс не обнаружила, как и пентаграммы на полу. Отметать свою версию с призывом чародейка всё же не стала. Так-то она была смутно знакома с гоэтией и вполне допускала, что можно сотворить ритуал без характерной пентаграммы.
Над головой раздался топот, вслед за ним Летис услышала свое новое имя. Привыкнуть к нему никак не удавалось, хотя южанка и не старалась от слова "вообще".
"Arse, какой же он иногда громкий".
Неодобрительно покачав головой, госпожа Гвенллиан бросила начатое дело и поднявшись на несколько ступеней, выглянула из подвала. Юркий огонек тут же завертелся над ее головой.
- Ты не можешь перестать кричать на всю деревню? Это очень отвлекает от работы, - и чародейка исчезла под полом, вместе с ней и светлячок.
- Что вы нашли, кроме домашней скотины? - Повернувшись вполоборота, южанка взглянула на наемников. - У меня здесь очень интересный подвал, посмотрите сколько разных травок - есть и редкие - мисок и эликсиров, - светлячок проплыл над столом и полками, освещая находку. То, что это труды алхимика - скорее всего самоучки - было очевидно. - Ничего, в принципе, странного, мешать зелья не так сложно как кажется. Меня больше интересует, что за порошок тут создали.
Побоявшись прикасаться к неизвестному порошку, Летис решила действовать на расстоянии - путем элементарных магических сплетений подняла мешочек в воздух и направила в наемникам.
- Есть идеи? Предлагаю потрогать или понюхать, узнаем что из этого получится. - Чародейка с интересом наблюдала за охотниками. Интересно, решатся ли они на опасные эксперименты, еще не растеряли в охоте с ведьмами инстинкт самосохранения?

+2

8

- Изидор, какого... что, вообще, происходит? Я полагал ей можно доверять.
По мере того, как Юлек наблюдал процесс обыска Изидором и без того уже исхоженного дома старосты, градус напряжения относительно их новой напарницы (или лучше сказать, подельницы?) нарастал.
- Хорошо, если это всего лишь очередной дамский каприз или взыгравшее чародейское самолюбие. Тогда она уже, наверное, отыскала свою лошадь и догонять ее нет смысла, - пусть себе едет домой, нам больше достанется, - ворчал лекарь, недобро зыркая на Изидора, когда они в подступающих сумерках пытались найти невесть куда подевавшуюся Гвен. - Хуже, если она спряталась где-то за ближайшим углом и готовится превратить нас в лягушек. Такой шикарный повод - двое тупоголовых охотников и никаких свидетелей! Просто грех не воспользоваться. Где ты ее вообще откопал?!
"И с чего это он вдруг так разнервничался?"
Поначалу Юлек относил это беспокойство на счет того, что командир тоже может опасаться неожиданного демарша со стороны чародейки. Ровно до того момента, пока тот чуть не подставился под вполне возможный выстрел из глубины очередной избы. Юлек дернул было шефа за плечо, как тут из избы донесся знакомый голос.
Юлек с облегчением вздохнул. Предположение о злом умысле откладывалось в сторону. По крайней мере, на некоторое время.
- Подобные импровизации на деле, сударыня, могут стоить другим членам ганзы их гонорара, а то и жизни. Ну, а коль скоро Вы подвергли нас неоправданному риску, наша с Изидором доля возрастает за счет Вашей. Верно, командир? - Юлек вернул меч в ножны и подошел к спуску в подпол, скрестив руки на груди.
Не то, чтобы лекарь был склонен к крохоборству, но надо было хоть как-то припугнуть эту не в меру прыткую девицу.
- Что у вас здесь? - он присел на корточки возле люка в полу. - Хм... алхимическая лаборатория? Занятно...
Пёс, крутившийся рядом, попытался поймать зубами витающий в воздухе светящийся шарик.
- Только после Вас, милсдарыня, - усмехнулся лечила в ответ на предложение понюхать неопознанный порошок. - Давайте-ка я к Вам спущусь. Любопытно, чем занимаются простые деревенские алхимики, - на всякий случай, Юлек надел перчатки, до этого висевшие за поясом, а нижнюю половину лица повязал тряпицей, чтобы ненароком не вдохнуть чего-то действительно ядовитого. - Хотя, чем заниматься в такой дыре, кроме как гнать фисштех...
Загадочный порошок, похоже, был не только в найденном Гвен мешочке. Небольшое его количество просыпалось на лабораторный стол, да и в углу стояли какие-то емкости, которые Юлек пока предпочел не открывать.
- Хм... знаете, на что похоже? - Юлек задумчиво изучал мелкие бесцветные кристалики, аккуратно собранные на перчатку со стола. - На селитру. Гвен, посветите-ка сюда и давайте этот мешок, сейчас мы это проверим. Между прочим, - сказал он, двигая по столу лабораторную посуду в поисках нужной емкости, а потом еще реторты с водой, - растворение селитры в воде происходит с сильным поглощением тепла. Кроме того, в смеси с еще несколькими ингредиентами, можно получить состав, называемый "Северный ветер", тот самый, что используется в замораживающих бомбах. Но вряд ли именно этот умелец умудрился смешать его в таком количестве, чтобы устроить зиму среди лета. Медленно растворяется... Сделаем пробу огнем, где-то тут я видел спиртовку.
Подхваченные пинцетом длинные игольчатые кристаллы затрещали в пламени спиртовки, окрашивая его в сине-фиолетовый цвет.
- Да, точно она. Не удивлюсь, если рядом с этой хибарой обнаружится несколько селитряниц, выглядят-то они как обычные перегнойные кучи. Любопытно, сам Консокофф знает, что творится у него под носом? Или это все и производят с его благословения?
Юлек задумчиво побарабанил пальцами по краю стола.
- А, да! Чуть не забыл. Изидор, ты что-то там говорил про какую-то не то охотницу за головами, не то собирательницу черепов... - лекарь порылся в поясной сумке и выложил на стол тот самый череп на кожаном ремешке. - Эту штуку кто-то обронил на улице. И вряд ли это был кто-то из местных кметов.

+3

9

Летис отозвалась и Изидор облегченно вздохнул. Не хватало ещё, чтобы с ней здесь что-то произошло. В мыслях он уже примерно набросал будущие события: тайну пропажи деревни они так и не раскрыли, а след чародейки пропал навсегда. И сколько бы дворов он не объехал. в каких бы городах не спрашивал, ответ был бы один — извинения и отрицательно качающаяся голова. Расклад, надо сказать, хреновый, а потому Изидор был рад, что всё обошлось. Но мысли вернулись в привычное русло:где чёртовы селяне?
   — Ну-ну, Юлек, не стоит горячиться: госпожа Гвен уже высказала своё пожелание остаться чародейкой, а не опускаться до нашего уровня. Откуда же ей знать такие мелочи? Что до оплаты, — Изидор медленно спустился в подвал и шаловливо подмигнул Летис, — Не думаю, что чародейка будет заниматься крахоборством и заинтересуется нашими копейками.
   Внизу оказалась полностью оборудованная лаборатория. Всё чуднее и чуднее. Наёмник хотел было зажечь факел, как вдруг Юлек начал размышлять о селитре. Пришлось от идеи быстро отказаться — к тому же, светлячок давал достаточно света, чтобы составить своё представление о происходящем.
   — Если бы Консокофф знал, что тут происходит, едва ли бы он послал за нами. К тому же с такой срочностью. Разве что хотел бы замести следы, но … Подумай сам, Юлек: мы на реданской земле. И тут обнаруживается, что в одной из деревень спрятана полноценно оборудованная лаборатория. Барон сначала получил бы по жопе за сокрытие, а когда палачи услышали бы его истошные вопли: “Не знал!” — добавили бы за неосведомленность, — Изидор задумчиво изучал вереницу склянок и подвешенные к потолку букеты трав. Многие казались ему знакомыми, но ничего такого, что могло бы объяснить творящееся на улице, — Собирательница черепов, Юлек. Охотники за головами — это мы, особенно без охранных грамот. Дай глянуть.

Алхимик отложил на время ступу, чтобы устало протереть глаза. Они связались с ним месяц назад, во время деревенской ярмарки. Вот потеха была для сельских — настоящий офирский караван! Большая часть их товаров даже солтысу была не по карману, зато пожиратели огня здорово повеселили детишек. И связались с ним. Откуда им было знать, что беглый раб алхимика и чистокровый норд скрылся здесь, на краю мира, в затерянной деревне? Но они знали, всё знали. И оставили ему записки, велев как следует подготовиться. И даже снабдили некоторыми агрегатами! Но больше всего алхимик опасался того, что они обещали вернуться. И настойчиво советовали ему закончить все приготовления.

   — Итак, коллеги, что мы имеем: алхимическую лабораторию, все ещё ненайденных селян и милую игрушку в форме анатомически выполненного черепа, — Изидор подбросил в воздух находку Юлека и ловко поймал, — Мне нравятся отсылке к сказке, которую я тебе рассказал, но её за основную версию не берем — коль мы дышим, жизнь в мире пребывает в полном порядке. Селитряницы обязательно поищем, но меня смущает тот момент, что для “Северного ветра” нужна превосходная выучка и ряд ингредиентов, которые тут не найти. Кстати, я кое-что тоже нашёл.
   Изидор достал из-за пояса обрывок ткани и положил на стол. По сравнению с загадочным черепком и целой лабораторией, его находка смотрелась скупо, если не сказать глупо. Вплоть до того, что он мог где угодно срезать этот кусок ткани и принести под видом улики. Поэтому Изидор решил не мучить догадками своих союзников и решил им всё объяснить:
   — Офирский шёлк. Очень дорогая ткань, которой здесь взяться просто неоткуда. Если решите попробовать на вкус — солёная и я готов дать левую сиську Каммы на отрезание, что это морская соль. Таинственный черепок, кусок ткани и лаборатория. Я бы ставил на офирцев — что скажете?
   Сам Изидор в голове картину уже сложил — определенно, офирцы. В их страсти к работорговле сомневаться не приходилось. Но это никак не объясняло феномен снаружи. И следы отсутствия борьбы его заботили. Отвернувшись от отвечающих товарищей, Изидор снова вернулся к столу. Чего-то не хватало. Придвинув к себе несколько банок с другими порошками, он принялся их перебирать. Одна его особенно заинтересовала — порошок в ней существенно отличался от селитры помолом и отливал золотом. Нюхать его наёмник не решился и только задумчиво произнёс:
   — Гвен, подите-ка сюда.

+3

10

Летис, бросив все свои поиски и не свое расследование, до которого, по большому счету, ей не было дела, наблюдала за Юлеком, скрестив руки на груди. Новый друг Изидора, который без зазрения совести – во всяком случае, ничего подобного на лице охотника южанка не увидела – признавался, что он, собственно, охотник и любит жарить ведьм, заметно отличался от большинства наемников, с которыми аэп Рыс по долгу службы приходилось иметь дело: был вежлив, учтив и даже не сквернословил! Как ему это удается? Наверное, какая-то особая магия, недоступная чародейкам. И если умение переживать все тяготы жизни без крепкого словца еще можно было как-то понять – на самом деле нет - то куда сильнее удивляла наивность, с которой он подходил к делу. Как он к этому пришел, почему решил пойти на столь жестокую работенку, требующую хладнокровия? Это же насколько умело он прикидывается дружелюбным, всаживая нож меж ребер и заковывая в двимерит?
Впрочем, ладно, всё это было не так уж важно, куда сильнее интересовал другой вопрос – как Сталлер до сих пор не научил этого юношу всему самому плохому, что умеет сам?! Куда он там смотрит?
- Когда мы здесь закончим, я с удовольствием послушаю, каким образом ваша ганза могла лишиться жизней в пустой деревне, где осталась лишь домашняя скотина. Попрошу с подробностями. – Отойдя в сторону и пропустив Юлека к алхимической лаборатории, Летис облокотилась о массивный комод, который еще не успела осмотреть, однако никогда не поздно продолжить. Взглянув на спустившегося охотника, магичка улыбнулась. – Юлек, тебе не понравится, если я поделюсь своей долей. – Аэп Рыс, впрочем, тоже не понравится, ибо делиться она не любит, да и Изидору не придется по вкусу. Иными словами, все в проигрыше, а допустить лично своего дискомфорта чародейка не могла.
Стоя в сторонке и не мешая наемникам собственными руками ощупывать лабораторию, подданная Нильфгаарда пошуршала в ящиках комода и обнаружила записи алхимика, которые и принялась не спеша изучать, краем глаза поглядывая, как Юлек тестирует селитру. В части из записей содержались отметки о довольно распространенных в определенных кругах зельях и эликсирах; другие описывали подробное создание бомб – оглушающих, замораживающих, поджигающих и многих-многих других. Очень заинтересовал рецепт именно «Северного ветра». Всё выглядело довольно просто и элементарно, навыков Летис вполне хватало для создания такой занятной вещицы, однако необходимость некоторых ингредиентов ставила под сомнение возможность создания бомбы именно здесь. Изидор это лишь подтвердил.
«Интересно, что же».
А нашел он кусочек ткани! И даже предложил его полизать, за что аэп Рыс взглянула на него взглядом, в котором явно читалась фраза «ты идиот что ли?». 
- Ты всегда пробуешь всё на вкус? Если так, то я поставлю на то, что тебе пора бросить для начала пить. – Летис, собрав все записи в ровную стопку и прижав их к себе, взяла кусочек найденного шелка, растерла его между пальцами. Гениальной швеей и знатоком тканей она, конечно, не была, но всё же смогла определить, насколько хороший перед ней шелк и шелк ли. – Предположим, здесь и правда были офирцы, которым нужны новые рабы, это всё вполне допустимо, однако, как ты объяснишь отсутствие признаков сопротивления и борьбы, это во-первых. Во-вторых, какого дьявола мы сейчас наблюдаем на улице натуральный снег, который к тому же и не тает, учитывая свойственную этому времени года температуру. Твой кусочек ткани ничего не проясняет, мы по-прежнему понятия не имеем, куда делись люди и как их найти, если лишь смутные догадки и те ничего не стоят.
Нахмурившись – еще бы, она тут вслух размышляет о том, как всё плохо, а Изидор отвлекает всякими глупостями – Летис подошла к нему и, по-прежнему не выпуская из рук записи – и чего так вцепилась в них? – взглянула на охотника.
- Только не говори, что ты нашел еще один кусок ткани и теперь хочешь, чтобы мы полизали и его.

+3

11

Юлек, в отличие от чародейки, не побрезговал тоже полизать клочок ткани, благо, с Изидором после этого нехитрого действия ничего фатального не случилось. Потом озадаченно повертел его в руках, рассмотрев с обоих сторон и даже на просвет. К стыду своему об Офире он знал слишком мало. Да что там, даже профессора Академии знали об этой таинственной стране в глубине Империи не особо много, а если кто утверждал обратное, то нагло врал. Нильфгаардцы наверняка знали об этом народе больше, но где здесь возьмешь нильфгаардца?
- Да, офирцы, жители пустыни, устроившие заморозки среди лета... в этом есть какая-то убийственная ирония, - задумчиво произнес он. - А этот кусочек ткани - это ведь шелк? Точно. Шелк - достаточно дорогая ткань, значит тот, кто ее носил, либо богат, либо имеет значительный по офирским меркам статус. Какой-нибудь местный царёк или сын вождя? Маг, колдун, жрец или как они у них там называются? Гвен, у них ведь там есть свои маги? Если есть, то это многое объясняет.
Это не столько объясняло, сколько еще и сильно настораживало. Маг, способный открыть портал, в который его подручные перегнали население целой деревни, должен был быть достаточно сильным магом. Да и кметов этих теперь ищи-свищи: может быть, они давно уже в Офире на каком-нибудь невольничьем рынке. Одним словом, надо было срочно придумать для Консокоффа какую-нибудь складную теорию, поскольку отправляться за кметами в Офир совсем не входило в планы Юлека.
И тут внимание лекаря привлекла банка с золотистым порошком.
-Ну-ка, Изидор, позволь взглянуть поближе... - Юлек взял со стола банку. Ничего подобного ему ранее видеть не приходилось - было ли это каким-то неизвестным снадобьем или тонко перетертым металлическим порошком. Повертев ее в руках, Юлек все же решил рискнуть - держа банку перед собой на вытянутых руках, он осторожно отвернул крышку. Поначалу ничего подозрительного не происходило - содержимое не взорвалось, не вспыхнуло, не выпустило накопившихся под крышкой ядовитых испарений.
- Странная вещь, очевидно, тоже не местного происхождения, как и найденные нами штуки. Только для чего она...
И тут Юлек заметил, что золотистый порошок стремительно белеет, становясь неотличимым по цвету от селитры в лаборатории, от инея на деревенских улицах. Неизвестное вещество, похоже, вступало в реакцию с воздухом - банка начала источать странный тяжелый запах, от которого мгновенно похолодело в носу и на языке, голова отяжелела, а тело обмякло, как тряпичная кукла.
- Что про... - пробормотал Юлек, едва шевеля языком и успел заметить, как комната опрокидывается.
"Что происходит?.."
А потом стало темно.

Сколько прошло времени, понять было трудно. Откуда-то из темноты доносились странные булькающие звуки. Ааа, голоса! Это были чьи-то голоса, говорившие на непонятном языке. Черт их разберет, не то на Старшей Речи, не то на столько изломанном нильфгаардском, что Юлеку удавалось понять лишь отдельные слова. Товар... забирать... хороший... люди... убить... Убить?! Э, нет, а вот на это он не подписывался. Совершив какое-то почти запредельное усилие удалось приоткрыть глаза. Перед ними были... ноги. Несколько пар ног. Вон там - в легких кожаных сапогах на тонкой подошве, и еще одни такие же, разве что в более стертой обувке, а перед самым лицом - пара в сандалиях, при том шоколадно-темнокожих таких, настоящих офирских ног.

Отредактировано Юлек (26.10.2017 13:59)

+3

12

— Мазель, поверьте — последним, что я попросил бы тебя лизнуть был кусок ткани, — Изидор невозмутимо пожал плечами. Чаще всего вредность Летис его веселила, но сейчас было не до того. К тому же, обидно ведь за находку! Да, они по-прежнему не знали о том, куда делись чёртовы селяне, но этот клочок ткани определенно был лишним. А общая картина — она ведь уловка для глупцов. Вся соль всегда в деталях. В том числе и настолько незначительных. Никогда не знаешь, что выведет тебя на след.
   — Чёрт его знает. Может и жрец, и вождь, и маг рядом. В вмешательстве магов я практически не сомневаюсь, уж больно мудрёно всё. И в совпадения я н верю. Но про магические искусства разных народов, пожалуй, лучше знает Гвен — что скажите, милсдарыня, знакомы с чем-нибудь подобным?, — не знакомы. Разумеется не знакомы. Если бы Летис имела понятие о том, что тут произошло, она не стала бы водить их за нос и ловким движением рубанула бы по правде-матке. Не забыв, конечно, обсыпать их оскорблениями и уличить в невежестве. Вот ведь: зовутся охотниками за ведьмами, а сами в простейшей волшбе не в состоянии разобраться. Что примечательно, волшбе для этого простой быть не обязательно.
   — Держи, Юлек, только аккуратнее. Чёрт знает, что это за порошочек. В этой деревушке всё не так, — Изидор отдал лекарю банку и внимательно принялся за ним следить. Если в ней что и таилось опасного, то Юлек — первый кандидат на травмы. Молодое дарование, конечно, жалко, но информация — она завсегда информация. Как только Юлек открыл банку, её содержимое окрасилось в белый, а Изидор почувствовал как его нос холодеет, — Вот и нашёл ты пыльцу морозной феи … Что за …
   Изидор почувствовал слабость. Будто от истощения, как тогда в 1270, когда он не спал несколько суток. Страшно захотелось сладко зевнуть, да и прилечь прямо тут. Хотелось. А не должно бы. Из последних сил, наёмник рванул вперед и, подхватив банку, резко закрыл её крышкой. Это последнее, что он успел сделать, прежде чем обнял банку и упал на бок, сильно всхрапнув.

   Его разбудили голоса. Незнакомый язык. Чем-то напоминал те напевы, которые он слышал в портах Цидариса. Он ни слова не понимал из их тарабарщины, но опыт подсказывал ему, что они тут явно не за тем, чтобы укрыть их отряд одеялками. Сонливость ушла. Сколько они тут пролежали? Час, сутки, вечность? Этого не знал, но они определенно провалились в глубокий сон — Изидор чувствовал глухую боль в печени, которая частенько заглядывала к нему по утрам. Взвесив все “за” и “очень надо”, он приоткрыл один глаз. Трое. Один, несмотря на холод снаружи, в сандалиях. Офирцы. А ведь правы оказались же, правы! Вот только осознание этого радости почти не приносило.
   Пора уже что-то решать. И желательно быстрее, чем они договорятся о том, что спящим очень недостает несколько дюймов стали в груди. Меч был прижат его телом к земле, а потому толку от него было немного. Арбалет? Всего один заряд и висит на ремне так, что не предполагается стрелять из него лёжа вперед. А вот кинжал на поясе — дело другое. Кажется, Юлек шевельнулся. Не показалось ли? Решать. Пора уже что-то решать.
   Изидор мягко расжал пальцы, сжимающие банку. Дважды маневр не получится, а потому надо действовать быстро. Резко вскочив на ноги и воспользовавшись замешательством, он подскочил к офирцу в сандалиях. Хватанув чужеземца за волосы, Изидор привычным движением вжал ему в глотку острие кинжала. Его товарищи, отойдя от удивления, повыхватывали сабли и принялись что-то выкрикивать на своём языке. Один из них, смешно складывая губы, сумел всё же выдавить из себя:
   — Отпусти. Убивать. Ты, — Изидор опасно сощурился. Всё всегда про одно и то же — убивать. И судя по тому, что одеялок при них не было, настрой офирцев был чертовски решительным. Наёмник уже успел заметить, что схватил чернокожего в расписном халате и, к тому же, без оружия. Да и вёл себя смирно. Неужели с первого раза и сразу приз? Везет же.
   — Юлек, холера, просыпайся и растолкай барышню — принесли завтрак, — крикнул Изидор. О скрытности он больше не беспокоился: противник был ясным и даже если их сверху ждёт целая орда, толку от этого немного — слишком мало места. По этой же причине он и отказался в одиночку броситься на троих. Слишком самоубийственно.
   А пожить ещё хотелось.
[icon]http://se.uploads.ru/Clm7s.png[/icon]

Отредактировано Изидор из Цидариса (31.10.2017 00:16)

+3

13

Последняя находка была куда интереснее солоноватого – пробовать чародейка так и не решилась, так что поверила на слово – кусочка шелка. Но вместе с тем и в разы опаснее. О свойствах порошка оставалось разве что догадываться, параллельно молясь Великому Солнцу, чтобы творение неизвестного алхимика не представляло большой опасности.
- Не думаю, что это хорошая идея, - но Юлек уже схватил баночку и начал ее открывать. Возможно аэп Рыс слишком торопила событий, то она уже успела мысленно похоронить молодого охотника. – С другой стороны, что еще от вас ожидать, глу.., - договорить чародейка не успела. Увидев, как изменились гранулы порошка, стоило открыть крышку, Летис с опаской взглянула на Изидора и, помня из учебников о жутких экспериментах алхимиков, отшатнулась в сторону - подальше от Юлека.
Это не помогло, ледяной пощипывающий нос воздух всё равно добрался до южанки: тело налилось свинцом, веки потяжелели. Чародейка выпустила из рук найденные записи – они мигом разлетелись по всей лаборатории – и предприняла попытку создать барьер. Заснула на середине магического плетения.

Просыпаться очень не хотелось, даже больше – не моглось. Голова раскалывалась так, как никогда раньше. Летис было больно слушать, думать, даже дышать. Речи о том, чтобы открыть глаза и встать даже не шло, тем не менее шаги над голов и голоса обязывали собраться себя по кусочкам, взять в руки и выяснить какого, собственно, хрена происходит.
Со стоном израненной псины аэп Рыс оторвала голову от пола, приподнялась на руках и тут же прижалась спиной к шкафу. Было бы довольно неловко потерять равновесие и снова рухнуть на пол.
- Я не ем.. офирцев, - поняла по речи. - Плохой.. завт.. рак, - пришлось закрыть глаза, чтобы не видеть скачущий в безудержной пьянке мир и в особенности пестрые одежды.
Что же такое? Не может же быть всё из-за порошка, Изидор вообще скачет горным козликом и ничего, даже заложника себе нашел. А Летис почему не может даже говорить по-человечески?
Открыв глаза и снова их закрыв в попытке остановить головокружение, южанка коснулась своего затылка. Пальцы немного намокли. Теплое, густое, родное.
«Надеюсь это неудачное падение, а не попытка проломить мне голову, пока я без сознания».
Опомниться, прийти в себя и набраться сил, чтобы начать переговоры с офирцами аэп Рыс не позволили. Один из работорговцев – разглядеть его за короткие секунды чародейка не успела, но всё равно была уверена, что он козел – схватил за капюшон дорожного плаща и потянул на себя, вынуждая встать. Ну как.. Летис просто не хотела помирать от удушья от собственной одежды, а потому поднялась на ноги. Согласитесь, перспектива умереть таким образом довольна печальна.
- Boed a esseath geas, bloede hoel, - прошипела Гвенллиан, дернувшись в тщетной попытке освободиться. Приходилось в ускоренном режиме придумывать, как выходить из сложившейся ситуации и, будем честными, о сохранении тайны своего происхождения перед Юлеком южанка думала в самую последнюю очередь. - Me swyddogol asiant Nilfgaard yn Dinel! Siett cael weithredu, a d`yeabl, eu hunain.

Отредактировано Летис Гвенллиан (31.10.2017 15:00)

+3

14

Наемник в ответ коротко и каркающе хохотнул.
- Cachu Rwy'n nilf a'u hymerawdwr!
Юлек удивленно сморгнул, уже начисто избавившись от остатков сна, но разбираться, откуда это северная чародейка в совершенстве знает нильфгаардский, было некогда, совершенно некогда. Приподнявшись и выхватив меч, он размашисто рубанул державшего Гвен наемника под коленями. Тот с воплями рухнул на пол, а лекарь едва успел перекатиться и парировать металлическим налокотником удар второго разбойника, благо тому помешал лабораторный стол. Как же он в этот момент был благодарен Изидору, полгода назад гонявшему его в хвост и в гриву, заставляя отрабатывать все эти уходы, перекаты и прочие хитрости! Если бы не это, сейчас в их команде могло бы стать на два трупа больше. Но к тому моменту, как наемник атаковал его снова, Юлеку удалось подобраться и встать на ноги. В и без того тесной лаборатории началась полнейшая сутолока - звенели клинки, с этажерок падали книги и колбы с ингредиентами, взметалась в воздух селитряная пыль, обежноженный наемник мешался под ногами, офирский маг что-то там бубнил на своем языке, а наверху остервенело залаял пес - видимо на помощь офирцу спешили подельники.
- Изидор, берегись!
Отбиваясь от шустрого наемника, успевшего затеснить его в угол, Юлек краем глаза заметил какое-то сверкание вокруг ладоней пленного офирца. Что-то вроде маленькой... молнии? Видимо, маг понял, что спасать его некому, и предпринимал отчаянную попытку освободиться. Но лезвие у горла не особо-то способствовало умственной концентрации, и молния, сорвавшаяся с его ладони полетела куда-то в сторону и вверх, в ближайшую этажерку с алхимическим хламом. Где-то над головой Юлека лопнула стеклянная колба, плюнув в присутствующих мелкими осколками, что-то затрещало, разряд молнии почему-то не угас, а зазмеился и заскакал по расставленным на полке алхимическим приборам.
"Черт, здесь же полно селитры!" - панически мелькнуло в голове.
- Изидор, Гвен! - отчаянно крикнул Юлек, неудачно пытаясь обойти наемника и добраться до спасительной лестницы. - Уходим, пока нас здесь не припекло!

P.S.

Собаккена только не убивайте, я его уже в следующем личном эпизоде упомянул.

Отредактировано Юлек (14.11.2017 02:53)

+2

15

Шансы уравнялись. Трое на троих — это уже кое-что. За исключением того факта, что за пределом погреба их могли ждать многие другие. Летис попытались взять в плен, Юлек помог. В лаборатории воцарился настоящий хаос, а изидор лишь коротко усмехнулся. Хаос он любил — больше шансов выбраться живым. но нравился он ему ровно до того момента, как вверх, чудом не задев его небритую морду, рванул заряд молнии. Не слишком впечатляющий — Летис показывала фокусы и интереснее. Но, чёрт возьми, не в тесном погребе!
   Помещение заволокло чёрным дымом. Юлек был прав — самое время делать ноги. А Изидор про себя отметил, что больно часто он стал встречаться с офирцами. Где старые-добрые каэдвенские головорезы? Или хотя бы темерские гавенкары? С этими хотя бы по-людски поговорить можно. Привычным движением вскрыв глотку мага, Изидор рванул следом за своими напарниками вверх по ступеням. Не сбавляя хода, они выбежали из домика, на месте которого уже вскоре вырос столб зеленого чавкающего пламени.
   — Летис! Не ранена?, — наёмник тут же подлетел к чародейке, забыв о всякого рода скрытности и конспирации. В конце концов, она уже перешла на нильфгаардский, а это, что называется, крайняя мера. К тому же Изидор был уверен, что в случае необходимости сумеет доходчиво объяснить Юлеку, что есть вещи, которые по ряду объективных причин афишировать не стоит, — Юлек … Ох, курвамать …
   Со всех сторон к ним приближались офирцы. Человек десять, может пятнадцать. Все, как один, чёрные, с саблями наголо и явно недружелюбными намерениями. Изидор перехватил меч поудобнее и мысленно вознёс молитву всем ему известным божествам, не исключая Великое Солнце, чтобы у Летис уже восстановились силы и она способна чаровать. Потому как один на десяток — это уже дурная математика. Не за те деньги они нанимались.
   — Мамашу мою, да в портовые девки! Вот что же говорят: у приличного моряка хер в одну бабу дважды не войдёт, а тут — такое! Спокойно, спокойно парни. Эта девчушка — не смотрите, что зад не отрастила — дракон!
   Заслышав знакомый голос, Изидор опустил меч. Деревня становилась всё чудастее и чудастее. Он ожидал увидеть тут кого угодно, но только не бородача, который протиснулся сквозь широченные плечи своей команды и, сияя на солнце золотым зубом, встал перед троицей, гордо уперев в бока руки. Расшитый белый халат, под которым без труда угадывалась изящно плетеная мелкая кольчуга, цветастая бандана и неухоженная борода. Казалось, годы совершенно не изменили капитана Коркюта: грозу морей, беспринципного разбойника и совершенного подонка. Рассмеявшись, Изидор спрятал меч в ножны:
   — Переговоры?

   Скоро они снова сидели в доме солтыса и продолжали грабить его погреб. На столе добавилось бутылок из подвала и деревянное блюдо с безвкусной бужениной.
   — Ты, Изидор, конечно тот ещё человек-сука. Опять мне команду проредил. Вот тот, значит, в халате, морда злая — помнишь? Которого вы в пепелище в погребе превратили. Ну вот и пожалуйста: Обиой, брат Абиоя, — сделав глоток из исполинской кружки, капитан утёр усы, — Я, конечно. слышал, что ты заделался в охотники на ведьм, но туристов-то зачем?
   Изидор не знал читает ли его мысли Летис, но мысленно передал ей сигнал быть начеку. Юлек магическим даром не обладал, а потому ему команду он отдал задумчиво пробарабанив по столу пальцами. Давний шифр, который они заучили на случаи, когда потенциально беседа может выйти из под контроля. И пусть Коркют был, как обычно, добродушен и не приказал команде сразу их порешать, Изидор помнил: с этим хитрым лисом можно иметь дела только в том случае, если крепко схватишь его за яйца. А это было проблематично с таким численным перевесом. Радовало одно — вряд ли у капитана найдётся ещё один маг в команде.
   — На моей памяти, Коркют, ты ищешь женщин, наживы и алкоголя. Даже не представляю, что ты забыл в этой далёкой деревушке. Не поделишься?
   — А, это не секрет! Пересекся с одним караваном в плавании. Хорошо посидели: в кости поиграли, шлюшек позвали. Ну, нормально. Так и рассказали мне, как с помощью одного алхимика умудрились усыпить сразу целую деревушку и забрать приз. Правда, как мы можем видеть, не без аномалий. Ну и проболтались, что весь хабар алхимика позабыли. А я тут как тут — представляешь, за сколько все эти порошки можно сбыть?, — глаза Коркюта блеснули хитрицой, — А тут — с друзяшками. Троих моих порешал, команду чародея решил. Ещё и нашу добычу превратил в пепел. Как решать-то будем, Изидор?

+2

16

Пленение оказалось неприятным, но, к счастью, кратким. Летис, благодарно кивнув Юлеку за спасение из лап больно наглого офирца, отскочила в сторону и закрыла голову руками, спасаясь от тысяч мелких и - в этом сомневаться не приходилось - острых осколков. Мысль, что в алхимических баночках хранилась явно не безобидная вода, угнетала, но пришлось отбросить ее в сторону и помолиться Великому Солнцу, чтобы ничего страшного не случилось.
- Какой же идиот, bloede hoel, мудак, зачем его вообще родили, - материлась чародейка, в спешке выбираясь из погреба. Плащ, призванный защищать от ветра и дорожной пыли, только мешался под ногами, кажется кто-то даже наступил на него, когда выбирался по узкой лесенке и чуть не придушил Летис. Кажется, это была она сама. Не прекращая удирать от селитрового гнезда и материться, она сорвала с себя плащ и бросила его на пол. Не велика потеря, лучше он, чем жизнь.
И стоило им выбежать на улицу - всё такую же морозную, arse - как домик поглотило зеленое пламя. Совершенно очевидно, торопились они не зря.
- В какое дерьмо ты меня опять втянул, Изидор?! - Хотела бы кричать и активно жестикулировать, но вместо этого громко шептала и держалась за окровавленный затылок. - Мне раскроили голову, чуть не придушили пару раз и мы чуть не сгорели, - чародейка нахмурилась, в один момент успокоилась. - Я в порядке. Ты, вижу, тоже живой.
Но ненадолго. Было бы глупо ожидать, что офирцы пришли втроем и не захватили с собой друзей. Летис и не ожидала, но всё же надеялась, что подмога расположилась где-нибудь подальше от деревни, желательно, конечно, сразу в Офире. Бегло осмотревшись, она уже составила план, согласно которому умрут все, кроме них троих, если охотники, конечно, будут умницами и не попадут под раздачу. И уже даже скрылась за спиной Изидора, готовясь создать для начала барьер, но решила повременить.
- А я думала его мамаша и так была портовой девкой, разве нет? - Негромко поинтересовалась чародейка у напарников, скрестив руки на груди. И почему она не удивлена, что где толпа офирцев, там и Коркют неподалеку? С другой стороны, будь здесь сам Радовид со своими охотниками она бы тоже не удивилась. На Севере вечно происходило что-то странное и непонятное, одним словом, хаос.

Покачав в руке наполненную сидром кружку, Летис отставила ее в сторону и облокотилась локтями о стол, чтобы затем положить на пальцы подбородок. Ее задумчивый взгляд следил за Коркютом и людьми позади него. Первая встреча была неприятной и чародейка сильно сомневалась, что эта будет чем-то лучше.
- Обиой был идиотом. Он создал молнию в подвале с селитрой и пустил ее по всем углам. Весь в Абиоя, - констатировала Летис, по-прежнему не понимающая, что творилось в голове чародея, когда он произносил именно это заклинание. В самом деле, спасти себя от Изидора и его очень острого ножа можно было и иным способом, например, лишить его легкие воздуха, это наверняка бы обескуражило наемника. После такого, конечно, смерть чародея была бы еще более мучительная, но он хотя бы попытался бы.
Аэп Рыс краем глаза глянула на пару офирцев, вертящих в руках кусок пряного сала. Они не занимались ничем подозрительным или опасным, даже умудрялись выглядеть вполне спокойными и миролюбивыми, но южанка знала, что всё это может оказаться очередной уловкой. Окажется ею, рано или поздно.
"Хотела бы сказать, что он хитрый лис, - обратилась чародейка к Изидору, - но больше похож на мерзкого слизня. Даю зуб Юлека он что-то задумал и не в нашу пользу".
- В лаборатории была лишь небольшая коробка этого порошка. Будь там приличные запасы, мы бы сейчас наблюдали занимательную картину, но в деревне тихо. Коркют, а ты не думал, что тебя обманули или приукрасили с объемами добычи?

+2

17

Юлек сделал несколько глубоких вдохов, с облегчением понимая, что самое ужасное позади. Несмотря на резкие запахи погибавших в огне алхимических ингредиентов, уличный воздух после дымного подвала казался чистым, как родниковая вода. Серый пес крутился рядом у ног и настороженно рычал и взлаивал. Им все-таки повезло. Вот и славно. А вот теперь...
- А вот теперь, - Юлек поочередно посмотрел на Изидора и Гвен, точнее, теперь уже Летис, - я думаю, вам стоит объясниться.
Шутка ли, взять в напарники не просто магичку, а нильфгаардку. Нильфгаардку! В то время, как Редания ведет войну с нильфами. Шеф просто окончательно поссорился с головой! Хорошо еще их задание не предполагало никаких государственных тайн, иначе бы пришлось напомнить Изидору, что в отличие от него, не помнящего ни рода, ни племени, он, Юлек, до сих пор не забыл о том, что родился в Редании, и совесть свою за звонкую монету не продал. Ну ладно, продал. Но не настолько же! Объясняться, однако, не пришлось, поскольку в деревню пожаловали новые гости. С новыми неприятностями.

"Ну, всё, Изидор. Ну, всё!" - мрачно ворчал про себя лекарь, прислонившись спиной к стене и наблюдая за почти приятельской попойкой. Пес улегся под лавкой у его ног, похрустывая оставшимся от предыдущего употребленного окорока мослом. Юлек и сам понятия не имел, что именно "всё" и что за страшная кара отныне ждет Изидора, если они выберутся отсюда живыми. Но тот факт, что они оба, и наемник, и чародейка знакомы вот с этим наглым и омерзительным типом и его головорезами, невероятно раздражал как своей непредсказуемостью, так и отсутствием понимания, как дальше пойдут дела. Поскольку он в этой компании был единственным, кто не понял из текущей беседы ни слова. К примеру, что имел ввиду этот самый Коркют, когда говорил о Летис, что она - дракон? То, что она действительно является териантропом? Или что способна вызывать лавину огня? Или может быть даже, плеваться кислотой? Последнее бы Юлека совсем не удивило, учитывая едкий и язвительный тон барышни. Но голову ей Юлек все-таки успел перевязать, прежде чем все уселись за стол и началась вся эта муторная и подозрительная беседа. Ничего было не ясно. Совсем ничего - предъявлял ли им сейчас Кюркот за пожженное добро или у него были какие-то старые счеты к Изидору, которые сейчас была очень удобная возможность свести. И как, в самом деле, Изидор намерен по этим счетам расплачиваться, а главное, что собирается сделать со случайным свидетелем этой расплаты. С Юлеком то есть, потому что дружба - дружбой, а порошок...
"Думай, Юлек, думай, как будем выбираться. Вари, котелок! Всего-то надо - добраться до лошадей. Когда мы пошли искать Летис, уже смеркалось, а сейчас вообще полная темень, и если удастся оказаться в седле, можно ускакать, догонять они долго не смогут. Вопрос в том, как добраться до лошадей - слишком много тут лишнего народу."
Юлек покосился в сторону окна. Это здесь, в избушке, охранников Коркюта было всего двое, зато целая компания торчала на улице, греясь у костра, переговариваясь на своем странном языке и время от времени заходясь гортанным смехом. И наверняка еще некоторое количество расставлено в дозорах на краях деревни. Чем бы их всех отвлечь?
Услышав условное постукивание, Юлек покачнулся на лавке, как будто разминая затекшие плечи, а на самом деле подбираясь и готовясь действовать. Сел прямее, прокашлялся в кулак. "Нет, надо все же попробовать."
- Ладно, капитан, может у Вас и есть дела с этими двоими, я встревать не буду, но мое дело - сторона. Лабораторию, конечно, не вернешь, но тут еще есть чем поживиться, - лекарь хмуро взглянул на Изидора и Летис, потом снова на Коркюта. - Вы хоть понимаете, почему так полыхало? Селитра, капитан. Ее там было предостаточно, чтобы сделать вывод, что производилась она тут же, в деревне. Неподалеку от лаборатории есть парочка селитряных ям. Если продать все, что там есть, можно озолотиться. Я Вам укажу их расположение, когда рассветет, если пообещаете меня отпустить. По темноте мне их не найти, да и погреб еще не прогорел.
Ценность селитры лекарь, конечно, преувеличил (хотя наварить с нее кое-что можно было), да и само заявление о расположении селитряниц было блефом, хотя где искать их, Юлек приблизительно предполагал. Но сейчас главное было выгадать время и отвлечь офирцев.
- Только есть один нюанс, - он прищурившись посмотрел на Коркюта, - подвал-то до сих пор тлеет, земля горячая. Я удивлюсь, если селитряницы тоже не заполыхают в ближайшие полчаса и не выгорят из-под земли, как при болотном пожаре. Так что отрядите своих людей, пусть таскают воду из колодца и проливают землю, пока не остынет полностью. Иначе к утру все Ваше сокровище подчистую улетучится.
Ну чтож, если Коркют купится, у них будет время до утра или хотя бы чуть больше шансов проломиться через бандитские ножи к лошадям. А если нет, оставалось надеяться только на то, что Летис - действительно дракон.

Отредактировано Юлек (03.12.2017 04:41)

+2

18

Вскинув бровь, Изидор с удивлением слушал Юлека. Наёмник-то хотел сделать всё по старинке: перерезать охрану и с шумом вылететь из здания на ничего не подозревающую команду. Юлек же … Юлил. Причем красноречиво так, со знанием дела. Взвесив все за и не совсем за, охотник на ведьм решил в этот раз дать возможность своему товарищу до конца довести задуманное. К тому же, идея рассредоточить людей Коркюта была страсть как хороша. А с учётом жадности капитана, их переговоры уже упёрлись в ощутимый тупик.
   — А ведь и правда, Коркют. Лаборатории уже нет, но тут все ещё есть, чем поживиться. Если клювом не щёлкать, конечно. И про подземный огонь правда. Мы можем сейчас сидим, как бабы треплемся, а скоро уже сгорим. Послал бы ты людей.
   Капитан откинулся на спинку и с удивлением почесал бороду. Что творилось в его алчном и непредсказуемом разуме изидор не знал, но нутром чувствовал: точно ничего хорошего. Но тот неожиданно щёлкнул пальцами:
   — Парни, соберите-ка людей — пусть пепелище зальют как следует. Если не хотят сгореть, но это мы им итак можем обеспечить: у наших друзей профессия такая.
   Совершенно неожиданно, уловка сработала. И как сработала, Коркют отослал обоих своих охранников! Капитан невозмутимо отрезал себе ещё немного буженины и со смехом глянул на “друзей”. Неимоверных усилий стоило Изидору сейчас не обнажать меч — какой толк хитрить, если всё в итоге окончится бойней? Впрочем, шансы на благоприятный исход событий оставались. Например, если Летис решит открыть портал. Ох, не взяли ли они двимерит …
   — Ну, наёмнички, я разумею ситуацию так: или вы действительно заботитесь о здоровье своего старого друга Коркюта и сказали правду, или решили хитрым манёвром убрать охрану, — Коркют отложил бутылку и отрыгнул, прикрыв рот рукой, — Так вот. В первом случае — честь вам и хвала, драгоценные мои. А вот во втором … Что бы вы там не решили со мной делать, толку-то? Моя команда не испарится. Кстати, налегайте на буженину. Очень хороша!
   Изидор задумчиво подкрутил ус. В чём-то капитан был прав. Действительно, команда его в этот раз никуда не денется. Проскользнуть мимо тоже вряд ли удастся — наверняка часовые уже расставлены. Но с ними всё ещё была Летис, которой должно хватить сил на сотворение портала. В общем, ситуация до боли знакомая: пора уже что-то решать. Усмехнувшись, наёмник взял со стола бутылку сидра и, отсалютовав капитану, отвернулся к окну:
   — Эх, Коркют-Коркют. Всё друзьями нас называешь, а так обижаешь. Ну что нам твоя команда? Мы хоп в портал и ищи нас потом.
   — А коллеги не обидятся?
   — Тоже верно. Ладно, давай-ка в карты лучше. Один бес я в этой жуткой деревушке не засну.
   Ситуация, казалось, стала совсем странной: наёмник и капитан, перекидываясь шутками и прикладываясь к бутылкам, увлеклись игрой. Особенно рад был Коркют: ему шла карта и он уже выбил из Изидора несколько аккуратных стопочек реданских крон. Цидариец же не расстраивался и только изредка бранился, прежде чем снова расхохотаться и требовать сдачи карт. Наконец, Изидор встал, размять ноги. Снова отвернувшись к окну, он достал старенькую трубку и скоро уже пускал к потолку аккуратные струйки дыма:
   — Хорошо, конечно, лабораторию пожгли. Твои вон, я смотрю, всё носятся и носятся. Так до утра и провозятся. Ну хоть делом заняты, а не дрыхнут, — зажав трубку в зубах, наёмник повернулся к капитану и тепло улыбнулся, — Ты, главное, ори посильнее. А то они потом вовек тебя не сыщут.
   Коркют поднял на Изидора вопросительный взгляд, а в следующее мгновение получил по челюсти эфесом меча. Наёмник, удовлетворённый своим обратным хватом, схватил за шкирку ослабшего капитана и пару раз добавил ему по рёбрам.
   — Коллеги, я удаляюсь — провожу капитана до спальни, сегодня он изволит ночевать в погребе. Собирайте барахло и уходим через окно вот в той части дома. Пират, который ночью поймает наёмников, ещё сиську мамки изо рта не выпустил, но аккуратно. Словом, как умеем. Я потолкую ещё с нашим дорогим другом и тут же присоединюсь к вам.

+3

19

Так и хотелось всплеснуть руками, а потом завопить "да что вы тут все несете, рубите голову этому ублюдскому пирату и дело с концом, меня уже вино заждалось", но Летис молчала. Можно считать, что даже героически молчала. Так уж повелось, что держать язык за зубами она не любила и при любом удобном - но чаще наоборот - случае вставляла свои едкие и изредка даже ценные комментарии.
"Дерьмо", - описала чародейка сложившуюся ситуацию и откинулась на спинку стула, скрестив руки на груди. Ее хмурый взгляд плавно перемещался от Юлека к Коркюту, от капитана к Изидору, от наемника к выпивке и уже от последней к подмерзшей буженине. Затем по кругу, снова и снова.
- Пламя поглотило дом за считанные мгновения, не думаю, что деревня продержится намного дольше. - Несмотря на своё нежелание участвовать в хитроумных играх охотников и считая, что неожиданная грубая сила куда уместнее, Летис всё же поддержала Юлека. В успешность его плана, тем не менее, совсем не верила и была готова в любой момент согреть силой своего пламени и капитана, и его охрану, однако же зря. Коркют и правда отправил парочку своих псов восвояси! Шутка ли? В себе ли знаменитый пират и гроза морей? Не спит ли Летис?
Мороз, ни в какую не желающий покидать деревеньку, дал понять, что чародейка, к сожалению, видит не сон и находится не в постели. Сложив ладони, она поднесла их к лицу и попыталась согреть теплым дыханием. Помогало, конечно, мало, но хотя бы позволяло хотя бы на мгновение отвлечься от радостных комментариев Коркюта.
"Я ни на что не намекаю, Изидор, но если сейчас проиграешь все свои деньги, то на мои не смотри". - Возможно, Летис говорила бы совсем иначе, имей она толику азарта в столь неприятный день и умей она играть в карты. В последний раз, когда она решила, что уже достаточно хороша, чтобы поднять ставки, она осталась практически без одежды. Остаться еще и без денег совсем не улыбалось, так что нет. Аэп Рыс лучше будет молча хмуриться, жуя кусок буженины и продолжать свой маленький ритуал "Юлек-Коркют-Изидор-выпивка-еда", к которому, правда, добавились еще карты и монеты.
- Твоя прелюдия слишком затянулась, нельзя было сразу по голове и под стол его? - Если для пирата выпад Изидора стал неожиданностью, то для Летис нет, она даже не вздрогнула и так и осталась сидеть на месте, дожевывая буженину. Удручало лишь, что в планах портала так и не было, а ведь южанка надеялась.. верила.. уже даже координаты просчитала.
- Ох, - со вздохом поднявшись со стула, чародейка отряхнула штаны, - за всю эту cuach'ню ты тоже еще не скоро расплатишься, - покачав головой, Летис нашла взглядом окно, о котором говорил Изидор, подошла к нему. Открывать, впрочем, не спешила, решила для начала постоять рядом и подождать, ведь кто знает, какие именно разговоры решит вести наемник со своим старым другом? Вдруг капитан вознамерится вопить как свинка на забое, надеясь на помощь своей команды? Впрочем, и на такой случай у аэп Рыс уже был готов идеальный по ее мнению план. Энергозатратный и сложный в исполнении, но всё равно идеальный.
- Когда ты в последний раз выпрыгивал из окна и удирал от толпы разъяренных офирцев по лесу, коллега? - Делопроизводитель взглянула на Юлека. Странный малый всё-таки, слишком воспитанный для той профессии, куда решил податься. - Согласна, - не давая Юлеку и шанса на ответ, Летис продолжила, - офирцев на Севере мало, поэтому изменим условия: когда ты в последний раз удирал через окно хоть от кого-нибудь? Я вот, сука, никогда. - Грохот из погреба стих и чародейка решила, что это сигнал - пора! Она открыла окно, выглянула и, убедившись, что никого из команды нет, повернулась к юному охотнику. - Поблагодарим же Изидора, мы получаем такой ценный опыт.
Выбраться на улицу без тихой ругани себе под нос у аэп Рыс всё же не получилось, хотя она даже старалась. К счастью, на ее недовольный шепот заинтересованные зрители не сбежались. Да и судя по крикам на офирском они по-прежнему носились с водой, с завидным упорством осушая колодец. Вот местные.. а ведь они так и не выяснили, куда делись жители деревни.

+3

20

Время, пока Изидор с капитаном играли в карты, тянулось мучительно и вдвойне медленно, как обычно бывает в ситуациях, когда напряженно чего-то ждешь. Коркют купился на байку о селитряницах, но это было только полдела, дальше инициатива была за Изидором, и оставалось лишь ждать его сигнала. Напряжение достигло пика, когда Изидор поднялся на ноги (даже пес под лавкой затих и перестал обгладывать кость), и резко лопнуло в тот момент, когда эфес его меча встретился с челюстью капитана. Юлек вскочил - наконец-то настало время действовать.
- В последний раз? Дайте-ка припомнить... - пробормотал он, галантно подавая руку даме, чтобы та могла на нее опереться, штурмуя окно. - Не далее как прошедшим февралем со второго этажа одного приличного особняка прямо в сугроб - он-то меня и спас. Все-таки неплохо, когда у некоторых баронесс настолько нерасторопные слуги. Правда, снимать с ближайшей яблони полетевшие следом штаны было весьма неловко. А, впрочем, был еще случай в мае, но он не в счет, - добавил Юлек, и сам перемахивая через окно на улицу. - Там пришлось сползать по связанным простыням.
Все это было сказано таким тоном, что совершенно невозможно было понять, шутит лекарь или говорит всерьез.
Снаружи было темно и подозрительно тихо. И впрямь Коркют отослал всю охрану, вот так удача!
- Эй! - Юлек снова просунулся в окно и вполголоса окликнул пса. - Эй, а ну-ка сюда, сюда! Ко мне! Ну, что ж ты дурашка такой!
Пес, совсем непонимавший, чего от него хотят, побегал по комнате, обнюхивая ножки стола, повилял хвостом, и наконец-то Юлеку удалось подманить его и, сцапав за загривок, перетащить через окно.
- Лошади тут неподалеку, у коновязи, - шепнул он Летис. - Черт возьми, они, похоже, оставили охрану...
У коней действительно топтался офирец, то ли охранявший их, то ли отлынивавший от всеобщего пожаротушения. Только Юлек обернулся к Летис, думая попросить чародейку как-то обезвредить часового, как пес, зарычав, рванул к нему.
- Зараза... - вполголоса выругался Юлек и отбежал чуть в сторону, чтобы не попасть в поле зрения офирца. В чем-то глупый пес ему даже помог - пока офирец пытался дать приплясывавшей вокруг него собаки хорошего пенделя, он обошел его сзади и кинулся на спину. И что тут сказать, свернуть шею одним ловким движением рук, как это получалось у его командира, он конечно, не смог, хоть и попытался. Максимум, что получилось - крепко пережать горло локтем, - и они оба завалились на землю, чуть не под копыта лошадей. Даже кинжал достать было проблематично - дюжий офирец придавил его своим весом.
- Гвен! Гвен! - сдавленным голосом позвал из-под трепыхавшейся офирской туши лекарь, пытаясь пальцами другой руки нащупать и пережать сонную артерию на шее супостата. - "Да сделайте же что-нибудь, ну?!"

Отредактировано Юлек (06.01.2018 01:00)

+3

21

Связанный и без сознания Коркют всем своим видом соответствовал тому, что Изидор считал вполне удовлетворительной работой. Уже третий раз он сталкивался с офирцем, но какого-то особого сорта ненависти к нему не испытывал: и капитан, и наёмник делали свою работу. Кто же виноват, что в силу её специфики им периодически приходилось начистить друг другу рожу?
   — Полежи-ка пока здесь. Я, знаешь ли, не очень хорош в добыче селитры, — оставив Коркюта в подвале, Изидор поспешил по пути, который сам же и указал своим товарищам. Если всё пройдёт гладко, то они без проблем покинут деревню и уже вскоре будут сочинять более-менее приличный отчет для заказчика. Правда была в том, что увы: деревню не вернуть, только солью засыпать да забыть. Ибо творятся дела злодейские и прочая-прочая.
   Однако, от более-менее приподнятого настроения Изидора не осталось и следа. Офирцы — это плохо. Без продолжения или развития мысли, просто плохо. Ещё никогда их появление в и без того непростой наёмничьей жизни не сулило ничего хорошего. И повезло ведь! Всего лишь Коркют. С этим бесом ещё можно было договориться. Или, по крайней мере, вырубить. Можно было столкнуться не с такой дружелюбной командой.
   Выпрыгнув в окно, Изидор быстро нашёл своих товарищей. Сцепившись с каким-то офирцем, Юлек валялся на земле. Со снисходительным спокойствием за этим наблюдала Летис. Лошади у коновязи, кстати, тоже достаточно хладнокровно отнеслись к происходящему: свои лошадиные дела их интересовали сильно больше. А вот шавка, подобранная охотником на ведьм, видимо не могла вынести обниманий здоровенным чернокожим увальнем её нового хозяина и внезапно залилась лаем. Выругавшись, Изидор подскочил к Юлеку и ловким движением сунул тому в руку кинжал. Сам пусть разберется со своей проблемой.
   — Коллеги, у меня ровно два замечания. Первое — в Офире есть такие забавные зверушки, мартышками. зовутся. В отличии от них, у нас есть чудесная способность пользоваться колюще-режущим оружием. Впредь рекомендую пользоваться, а не рисковать, — сняв с ремня старенький небольшой арбалет, Изидор на ощупь попробовал натяг тетивы, — Замечание второе — двадцать здоровенных мужиков, пусть и с некоторыми потерями, очень радуются захваченным чародейкам с крепким задом. Летис, за коновязь. Когда начнётся потасовка, вы знаете что делать.
   Показались первые огни факелов. Изидор ухмыльнулся в усы: а идиоты уверены, что не двигаются в сторону искомой селитры? Подойдя ближе к Юлеку, Изидор тихонько тронул его за плечо:
   — Всего лишь пираты. Быстро справимся. Главное не лезь в самую гущу и защищайся, пусть магичка поработает. Наше дело прикрывать её, а не изображать героев древних эпосов, — как только появилась первая фигура, Изидор привычным движением вскинул арбалет и разрядил болт. Кажется, в плечо. А потом наступило Мгновение. То самое, когда кажется, что время застыло. И в который раз это Мгновение было разорвано неистовым криком: офирцы повыхватывали сабли и кинулись на охотников за колдуньями.
   Темнота больше не была помехой. Пираты, совершенно справедливо желая что-то видеть, дрались с оружием в одной руке и с факелом в другой. Изидор отскакивал, парировал и даже разок кувыркнулся от этого сброда. По сравнению со старой командой “Косой Маргариты” эти остолопы были … Да ничем не были. Оставалось надеяться, что хотя бы моряки из них неплохие. С Коркютом они видели около двух десятков человек. С учётом части команды, которая должна сторожить пришвартованный корабль, расчёты выходили верные. И пусть эта толпа отвратительно фехтует, так ведь массой задавить могут.
   “Сброд. Просто скучающие дебилы, нанятые в ближайшей таверне за бесценок. Что, Коркют, стандарты падают?”, — уколов мечом очередного пирата, Изидор ловким движением ушёл от тесака другого. С неудовольствием ощутил, что слишком быстро выдыхается. А Юлек, кажется, в полном порядке.
   — Летис, не медлите!

+1

22

"Решение, конечно, интересное. Жаль реализация подкачала".
Летис Гвенллиан молча наблюдала за катающимся по земле Юлеком, что с завидным усердием пытался придушить офирца. Последний, к слову, пусть и был всё еще жив, однако отличался спокойным нравом - то бишь был тих и на помощь не звал. Удивительно. Можно сказать, Юлек со своей задачей справился.
"Может ему нужна помощь? Я не уверена, но возможно что-то идет не так. - Чародейка с удивительным для подобных передряг спокойствием посмотрела по сторонам в поисках чего-нибудь острого или тяжелого. Ничего не нашла, да оно и не удивительно, ночь же на дворе. - Ударить его и посильнее не получится. Впрочем, это же вариант для скучающих и сильных физически, можно пойти куда более простым путем".
И Летис обязательно пошла бы, да как свернула бы шею несчастному пирату, взмахнув рукой, но подоспел Изидор и поспешил провести короткое, но важное в жизни любого наемника занятие. Его рассказ о полезных свойствах ножа был как раз кстати, правда, южанка почти не слушала. Куда тут, когда псина надрывается изо всех сил.
- Юлек, твой выбор друзей удивляет. Твоя новая подружка испортила нам весь, сука, побег. В таком случае могли бы не выпрыгивать из окна, а сразу воспользоваться дверью. - Из-за дома доносились более менее знакомые слова. Ничего хорошо они, разумеется, не сулили.. как и оружие, поблескивающее в свете факелов.
Пиратов становилось всё больше, Летис хмурилась всё сильнее. Она искренне верила, что просто забраться в седло и умчаться куда-нибудь подальше будет достаточно.
"Arse. И на что я вообще рассчитывала? Изидор же рядом, а с ним по-другому, кажется, и не бывает".
Летис ловко ускользнула за коновязь и, не желая получить от взволнованных лошадей, отошла в сторону. Отсюда открывался довольно устрашающий вид, хотя с точки охотников наверняка всё выглядело еще хуже. К счастью, находиться рядом с ними и размахивать кинжалом, который чародейка даже не прихватила с собой, не нужно было.
- Просто признайся, Изидор, тебе нужна от меня только магия, - в шутку произнесла аэп Рыс. Прозвучало, правда, довольно серьезно. - Это возмутительно, - добавила южанка, но уже чуть тише. Через мгновение она совсем замолкла. Ровно на две секунды, чтобы сосредоточиться, допускать ошибки нельзя. Четко произносимые слова простому человеку были совершенно непонятны, некоторые и вовсе казались смешными, но они были дико эффективны. А дополненные пасами они становились смертоносными.
Яркая жужжащая молния, сорвавшись с рук Летис, метнулась к только подоспевшим офирцам. Она ловко, почти даже грациозно перескакивала от одного пирата к другому, с хладнокровной жестокостью вонзаясь в их сердца. Некоторые даже не сразу понимали, что умирают. Контролировать свое творение было сложно, Летис боялась задеть не тех. Ей было боязно даже смотреть в сторону охотников, а потому, когда остались только те, кто решил скрестить мечи с охотниками, молния с громким хлопком исчезла, на мгновение погрузив деревню в темноту. И даже факелы показались слишком тусклыми и бесполезными.
Оставалось - как и обычно, arse - надеяться, что Изидора с Юлеком не зарубят как поросят. Вздохнув, чародейка стерла со лба капли пота. Взглянула на взволнованных лошадей и отошла еще на пару шагов в сторону. Забавно, но ведьмачий конь когда-то также испугался чародейской выходки и умчался прочь, хотя казало бы.
- Надеюсь ты как следует постарался и хорошо связал Коркюта. Очень не хотелось бы, чтобы он прискакал с подмогой.

+1

23

- Что поделать, превратности случайных связей - всегда уверен, что знаешь, чем она закончится, и почти никогда - как будет протекать процесс, - усмехнулся Юлек в ответ на подначку Летис и с трудом сталкивая с себя труп офирца.
Пес вертелся рядом и старательно обнюхивал то лицо своего нового хозяина, то расползающуюся по плечу его куртки струйку офирской крови.
- А ведь я почти остановил ему кровоснабжение мозга путем пережатия сонной артерии. Но за помощь все равно спасибо, - лекарь встал с земли и вернул Изидору так пришедшийся кстати кинжал.
Правда, очень скоро стало не до шуток. Как бы не бахвалились наемники в тавернах, а на деле не очень-то весело, когда из темноты на тебя бросаются десять, нет, почти двадцать головорезов. Юлек молча кивнул в ответ на слова командира - его тактика была самой разумной на данный момент, да и правда, он уже достаточно здесь погеройствовал с весьма сомнительным результатом.
Офирцы кинулись на них орущей и улюлюкающей лавиной, видимо, пытаясь запугать и задавить числом. За звоном оружия Юлек не слышал, что там произносила чародейка, но скоро вопли нападающих усилились в разы, только теперь это были вопли ужаса. Молнии прошивали темноту то справа, то слева от лекаря, змеились и скакали от одного пирата к другому, тела, выхваченные из темноты ее холодными всполохами несколько мгновений конвульсивно дергались и падали на землю поломанными куклами. Лишь боги знают, как удавалось чародейке не задевать при этом своих, но когда это все закончилось, Юлек вздохнул с облегчением. Большая часть нападающих валялась на земле, неприятно напоминая знакомые моменты Второй Северный, кому-то может, и удалось сбежать, - в темноте Юлеку пересчитывать их не хотелось.
Лекарь коротким взмахом стряхнул с клинка кровь и вернул его в ножны.
- Кстати, об этом Коркюте, - задумчиво сказал он. - Кметов-то мы так и не нашли, офирского мага порешили, лаборатория сгорела... Консокофф будет в крайне дурном расположении духа, и готов поспорить на бочку цинтрийского, ничего, кроме задатка, мы из него не выжмем. Может отдадим ему хоть этого типа? Если он тебе самому не нужен. И пусть барон с него стрясает неустойку.
Вот, собственно, и все: ночь положила конец дальнейшим поискам, хвосты, ведущие к несчастным исчезнувшим кметам, они, судя по всему, упустили из рук вместе с денежками за них, а единственным приобретением лекаря в итоге оказалась ничейная собака. Юлек уже твердо для себя решил, что возьмет пса с собой в Новиград.
- Надо бы тебе кличку придумать, приятель, - сказал он подбежавшему псу, потрепывая его по холке. Ничего особенного в голову не приходило, кроме нынешней погодной странности с заснеженной деревней. И хоть шкура пса была далека от белоснежной, пусть так и будет. - Снежок, - сказал лекарь, - Будешь ты у нас Снежок.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [21.06.1271] Июньские морозы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC