Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Spring

Сообщений 31 страница 56 из 56

31

- Странный ты какой-то, - честно признала Ворона.
Странные были они оба. Инженер-самоучка и недоделанный колдун, решившие вдруг, будто смогут что-то сделать, непонятно, зачем и с какой целью, без всякой надежды на успех и себе во вред.
И всё вокруг тоже странно. Следовало паниковать, но она, уткнувшись в приятно пахнущий свитер, только тоскливо заметила:
- Ну что ты делаешь-то, а. Я же грязная, - пожалуй, впервые кто-то был к ней так близко и прикасался не только по собственной воле, но и по ее тоже, и теоретически знакомый полукровке концепт объятий на практике познавался почти болезненно, потому она неловко переступила пару раз, прежде, чем сомкнуть руки у него за спиной.
Наверное, надо вот так.

Нольпервый Вороне нравился, с ним было просто и весело, несмотря на безумные метафоры и периодическую чушь, которую он нес в эфир - судя по всему, пилот таки рехнулся, но не совсем, поэтому оставалось терпеливо пережидать приступы и не менее терпеливо объяснять, что она не мертвая, и в мире еще полно живых, честно-честно. Он не верил, но потом приходил в себя и рассказывал очень важные вещи, которые она записывала почти весь день, за неимением бумаги - на стенах и даже местами на полу. Для этого пришлось переходить на частоту с шифрованием, а перед этим, выслушав инструкции - малопонятные, ясное дело - перепаивать приемник с жабьей слизью и куском философского камня.
Так что времени скучать почти не было, и, тем не менее, она скучала - если так можно назвать эту неожиданно пришедшую и намертво въевшуюся в кости тоску. Вот так и имей дело с высокими эльфами, потом ходишь сама не своя.
От этой тоски она даже поведала историю нольпервому, пользуясь некоторой свободой, обеспеченной криптозащитой, а он, скотина такая, то ли не оценил и посмеялся, то ли посочувствовал, черт их поймет, сумасшедших сородичей. Сказал, что не представлял, “будто у девочек те же проблемы.”
Ворона даже думала, что знакомство с эльфом вовсе превратило ее в слюнтяйку, но вечерняя встреча с вурдалаками по пути в канализацию мысли эти развеяла: нольпервый советовал относиться к вещам проще, и она отнеслась.
- Бесите вы, ребята, ужасно. Задолбали выть, - сказала она и отдубасила всех троих ломиком. Потом отобрала цацки и у одного из них кожаную куртку, та, хоть и была в плечах широковата, зато оказалась любовно украшена множеством заклепок.
Вот, если подумать, была одна штука у высших эльфов, такая… достойная.
У них, наверное, полно всяких сверкающих вещей.
А вот после этого, снова исполнившись уверенности в себе, полукровка отправилась вниз.

Условленным вечером она ждала у переправы, мрачно выстукивая молотком по причудливо изогнутому куску медной проволоки. Солнце садилось, в воздухе уже мелькали тени ночных жаб и летучих кошек, но Ворона упрямо жмурилась на свою поделку, оплетая медью небольшой шестигранный рубин, найденный среди обломков седьмой.
Была она бледна и тщательно причесана.
Второй из двух дней и ночь между ними выдались отвратительные, и общение с третьей оказалось меньшей из бед. А вот после доставки ее на завод до сих пор тряслись руки.
Тряслись и не заживали.
Когда третья заняла место в ангаре, хвостом смахнув в сторону остатки Белет-Шери, так непринужденно, будто речь не шла о тоннах металла, рыкнула на подъемник и остаток дня демонстративно страдала по своему пилоту, который уже пришел в себя, но все еще еле передвигался, полукровка всерьез задумалась о том, на кой вообще это всё затеяла. Но это оказались еще цветочки, потому что дракон - мать ее, металлическая машина для разрушения - оказалась еще и экспертом по поведению “мягеньких”.
- Это невыносимо, - вместо приветствия сказала основательно посеревшая Ворона, когда эльф соткался из ночных теней, - она заставила меня снять мои блестяшки. И заплести косы.
По правде говоря, после дня в пилотском кресле пробирающегося по земле дракона это не было самым страшным.
Но определенно последней каплей.
- У меня есть очень странная новость.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

32

- Наверное, ей дали имя какой-то эльфийской фаты, - предположил Кай, - им бы дай кого потиранить. Переняла лучшие качества.
Перекинув растрепанный хвост через плечо, он сел рядом, украдкой зевнув в рукав.
- Но тебе к лицу.
За эти два дня эльф спал довольно мало.

Когда он добрался до города, уже начинало светать – от переизбытка впечатлений голова шла кругом, наилучшим решением было бы залечь в свою берлогу и там как следует поспать, но ноги сами принесли в совсем другое место. Мать вернулась, причем, несмотря на время, уже (или ещё) не спала, и выглядела как цветущая роза. Ну, такая, у которой почти нет цветов, зато много шипов.
- Фу, уже такой большой, колючий, сигаретами от него воняет, - нежно поприветствовала отпрыска фата, потом нахмурилась, осматривая его с головы до ног, и безукоризненно, как всегда, угадала причину визита:
- Идем.
Конечно, он не собирался рассказывать ей всего. Умолчал и о драконе, и о Вороне, и о том, что сталкивался с сопротивлением – фата, конечно, понимала, что история про «мам, я потрогал железо» полнится разнообразными деталями, но, как обычно, не расспрашивала. Впрочем – в отместку или просто так - внятного ответа на интересующие его вопросы он тоже не получил. Довольно быстро дошло до шантажа и взаимных угроз, выцеживания друг на друга порций ядовитого сарказма и прочих милых семейных развлечений, от которых они оба получали изрядную порцию удовольствия, но Кай был довольно настойчив и упрямо переводил беседу на интересующие его темы, а фата не менее упрямо не желала отвечать на прямые вопросы. В какой-то момент Кай посмотрел на родительницу взглядом мученика и кротким шепотом спросил её, не завалялось ли в её ящичках между флакончиков с духами что-то вроде драконьих гримуаров. После этого фата, судя по всему, решила, что лучше сдаться - весь следующий час, отчаянно клевая носом, он выслушивал довольно краткий и лишенный множества деталей пересказ того, что произошло с Доратой во время производства всех Махлат, смутно понял, отголосок чего бушует на заводе каждую ночь, и так и не услышал имени того, кто ему приходился отцом. Вместо этого на его голову высыпался целый ворох очень мудрых наставлений насчет того, что не нужно лезть туда, куда не нужно.
Кай все еще был настойчив.
Они настолько увлеклись, что фата благополучно опоздала на свою службу, неизящно выругалась что-то о «мудаках, которым дисциплина важнее, чем результат» и упорхнула, оставив после себя ворох неразрешенных вопросов, мучительное любопытство и обещание продолжить разговор и даже кое-что рассказать – всего за одну небольшую мелочь.
- Не смотри на меня так, обычная пилотская куртка. Молодым бездельникам вроде тебя подобную вещь достать намного легче.
Вопреки легкомысленной уверенности матери, воплотить в жизнь свою часть договора Каю оказалось довольно сложно. Курток на пилотов, ясное дело, уже не шили, притом много лет – оставались только запечатанные склады, которые Инколоре по каким-то своим причинам не уничтожили и не сожгли. Это вполне могло быть проверкой на вшивость – все знали, что фата Танкарвилль тесно сотрудничает с Инколоре – так и чем угодно ещё, вплоть до намерения попросту занять отпрыска чем-то бесполезным, но занимающим всё свободное время. Тем не менее, оставался призрачный шанс того, что она все-таки расскажет что-то важное. Под вечер эльф отчаялся и намеревался идти упрашивать Ворону познакомить его с кем-то из сопротивления, но вовремя сообразил, что эти ребята вряд ли имеют доступ к запечатанным складам, а что до пилота – тот и сам был в рванье. Но отступать Лис не собирался. Сил, времени, денег и колдовства было потрачено несуразно много, и, выжатый, как неосторожный гуляка после встречи с самовилой, Кай вернулся в семейную резиденцию только после полуночи и уже совершенно не был настроен на шутки. Видимо, это было написано на лице, потому что фата решила не спорить. Действительно открыла бюро, применила какую-то очень сложную магию и протянула ему старую потрепанную книгу, испещренную кабалистическими символами и пентаграммами.
- Это не полноценный гримуар. Так, справочник, случайно завалявшийся с тех времен, но большего у меня нет, сам понимаешь. Будь осторожен и не попадись. Убью.

Лис понимал, и оценил степень доверия. Потому остаток ночи и часть дня провел вовсе за городом, там, где не патрулировали эльфы с гончими, способными разнюхать запах книги, оттого на встречу явился на порядок более потрепанный, чем хотелось бы, и без подарков, в чём тут же раскаялся:
- Принесу тебе эльфийских блестяшек, они ей понравится больше. Правда, в этот раз у меня кое-что другое, вот, держи, - Лес пошарил во внутреннем кармане куртки и протянул Вороне справочник, - это не гримуар, но может, тоже будет полезно. А что за странные новости?
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

33

Ворона молча уткнулась в справочник, жадно перелистывая холодные страницы, от которых покалывало пальцы и волосы пытались встать дыбом - не успела даже поблагодарить, потому что книга тут же завладела всем ее вниманием. Лис огорчался очень зря, потому что вышло даже лучше: общий справочник для заводских инженеров не вдавался в подробности, но зато объяснял некоторые фундаментальные принципы драконостроения, на которые можно опираться в дальнейшем. Вороне, как любой самоучке, очень не хватало основ - и здесь было не всё, но много нужного.
- Очень, очень… - от восторга она даже пропустила обещание блестяшек, хотя в другое время запросто могла бы кинуться эльфу на шею, а что, от нее не убудет, но…
Но то блестяшки. А это - оккультный справочник!
Полукровка задумчиво провела пальцем по мертвой печати на форзаце. Надпись на пентакле гласила: “Библиотека университета Авалона” - и эти слова неожиданно запали ей в душу. Но потом Ворона повернулась, чтобы сказать спасибо и увидела лицо эльфа.
- Поехали, поспишь у меня, - вместо этого легко произнесла она и осторожно погладила заострившуюся скулу, - по дороге расскажу.

Рассказ затянулся до самого логова, правда, самой новости было не так много, но Ворона не могла упустить из виду историю о том, как началось их общение с Третьей, и чем оно продолжилось. То есть, поначалу полукровка пыталась быть сдержанной, но “потом мы поспорили” очень быстро превратилось “и тут она мне, представляешь, говорит”, в очень эмоциональном пересказе.
- ...ну, как обычно, что обмотается моими кишками и вечная боль, и всё такое прочее, они утомительно однообразны в своих обещаниях. Я дала ей это понять, и мы немного поговорили о ее пилоте, когда она успокоилась… Третья просто королева драмы. Мы выяснили, что взлететь она не может, а Пепел еще слишком слаб. Она мне и говорит - садись, мол, в кресло… А тут, понимаешь, такое дело… Хм. В общем, я не могу дракона пилотировать, потому что… ну, короче, у меня была пара малоприятных встреч. А Третья сказала, что готова хоть всеми микросхемами пожертвовать, лишь бы сдохнуть не в лесу, ну и что еще делать-то было, и я села. И… и ничего. Понимаешь? Ничего. Не случилось. Вообще. Как у тебя с железом. То есть, ну, мне очень плохо было, конечно, но с ней всё было в порядке, когда мы добрались. В смысле, хуже не стало, куда уж тут “в порядке”. Хорошо, что мы добирались по земле, потому что я чуть не умерла, кажется. До сих пор голова болит.
C последними словами она притормозила в переулке между ангарами, разгоняя поздние сумерки светом фар. С заглушенным двигателем грузовичок и вовсе выглядел грудой хлама, хотя совсем таковой не являлся, но кроме того полукровка подозревала, что никто не ищет ее и не гонится за ней потому что она попросту никому не нужна - те, кто обитал на заводских развалинах новой властью давно приравнялись к бродячим животным - патрульный заклинания пожалеет, если только не сочтет опасным, а так - сами сдохнут, жить в постоянной близости холодного железа - смертельный фокус.
Почти для всех. Кто там станет разбирать, для кого - нет?

Третья дремала в подозрительно тихом ангаре - вообще в ее присутствии даже безумная техника вела себя очень прилично - и, чтобы не будить ее и не привлекать лишний раз внимание, Ворона осторожно взяла Лиса за руку и, приложив палец к губам, повела наверх, где у нее был, наконец, утащенный у повстанцев кофе.
И одеяло. Кажется, одеяло будет кстати.
- Хочешь чего-нибудь пожевать сначала? Ночью на связь выйдет Поганец - нольпервый, в смысле - он веселый, но псих. Всё равно разбудит. Я вас познакомлю. А пока ложись туда.
“Я скучала”, хотела сказать полукровка, но вовремя заткнулась.
Кому это, в самом деле, интересно.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (07.11.2017 20:13)

+2

34

Ему было бы интересно, потому что Кай, если быть честными, испытал ощутимое облегчение, увидев Ворону в условленное время и в условленном месте. День, проведенный в тоскливых размышлениях о том, как бы не попасться, заставлял отчего-то в основном переживать не за свою шкуру, а… Нет, в общем-то она здорово размахивала своим багром, и водит – просто от рогатого, только этого при борьбе с высокими мало.
Так что он нашел себе отличную причину, чтобы беспокоиться не просто так, а как бы по делу, и с чистой совестью этому предавался.
Правда, быстро оказалось, что есть куда хуже – вот, к примеру, размышлять обо всем услышанном, из-за недосыпа и пришедшего после него отупения запоздало соображая, что на самом деле значат эти «малоприятные встречи». Общей эрудиции Кая хватало на то, чтобы сообразить, о чем идет речь, а вот мозгов – только на то, чтобы скрипнуть зубами и промолчать, пытаясь хотя бы не задеть за больное.
Что бы то ни было – это случилось намного раньше, чем он смог бы помешать. Но от того не легче, по-прежнему чересчур погано.
- Если я правильно всё понимаю, - Кай нахмурил лоб, тщательно подбирая слова, - дракону плевать на состав твоей кожи, и в этом она тоже отличается от остальных? Здорово.
Потом виновато добавил, вспомнив синяки на запястьях – особенно заметные тогда, когда она неожиданно прикоснулась к лицу:
- Я дурак, нужно было принести медикаменты. У меня есть доступ к неплохим.
Вот интересно, что бы это значило?

Присутствие дракона ощущалось кожей – волосы на затылке, кажется, слегка вставали дыбом и топорщились, словно над цехом зависло грозовое облако. Вороне можно было не делать никаких жестов – Кай и сам невольно задержал дыхание и шёл на цыпочках, заглядываясь в глубокую темноту, в которой очертания дракона (если они и были различимы) тонули среди всех остальных очертаний. А наверху было как в прошлый раз, уже привычно – может, чуточку больше бардака и писанины на стенах, но воздух хотя бы не отдавал опасностью.
- А что это все значит? – эльф снова зевнул в рукав, оглядывая торопливую каллиграфию. С сомнением посмотрел сначала на предложенное для сна место, потом – на себя, и совершенно без издевки вернул, покачав головой:
- Я же грязный.
Кисловатый запах кофе не помогал, какое-никакое тепло, воцарившееся в помещении, заставляло ещё сильнее клевать носом; в какой-то момент уразумев, что органически неспособен воспринимать ни одно из самых простых объяснений, Лис только виновато пожал плечами, заранее покаявшись:
- Побьешь меня потом ломиком, хорошо?
И прислонился виском к бедру, прикрывая глаза и чувствуя, как кружится голова. Это, само собой, было не слишком правильно, зато надежно – нет, больше ничего, никаких лишних движений или жестов, которые могут обидеть, просто, даже выключаясь, ему зачем-то очень нужно было знать, что с Вороной всё в порядке.
Потому что чем-то очень страшным были эти вот «малоприятные встречи».
Может, она действительно его побьет и это хотя бы толком разбудит.
- Надо спросить у первого, что он имел в виду, когда говорил про женщину-дракона, - и Лис даже не знал, смог произнести это вслух или только подумал.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

35

- А тут как бы чисто, да? - буркнула Ворона. То есть, пока Лис не начал сюда таскаться, ей казалось, что да, но даже его потрепанный свитер выглядел лучше, чем ее постель. Может, он поэтому и не хочет на нее опускаться, но тогда это его проблемы, пусть спит стоя.
Сидя он уже пытался, и в первое мгновение полукровка удивленно замерла, прежде, чем опустить руку и осторожно погладить эльфа по голове: это немного компенсировало ощущения от его близости - проклятая эльфийская аура, комок в горле, щекотные холодные мурашки и сведенные пальцы. Всё, как всегда.
- Ломиком обязательно? Ложись, ложись. На тебе лица нет, - страшно представить, что должно произойти с эльфом, чтобы его вот так шатало, и Ворона то ли жалела его до слез, то ли злилась - сам дурак, сам это всё затеял, и теперь вот, посмотрите на результаты. Она вообще думала, что с ними такого не бывает, но убедилась в обратном чуть раньше, когда увидела лицо фаты Нерис, сидящей над нольтретьим.
Но там хоть понятно было.
Она уложила гостя почти насильно, взяла за плечи и опустила на - ну, будем считать, что подушку - а потом какое-то время провела рядом, невесомо поглаживая висок кончиками пальцев. Не потому, что думала, будто так лучше, а потому что даже не отважилась на настоящее прикосновение.

Чтение справочника было всё-таки полегче, чем изучение гримуаров, несмотря на то, что библиотечная печать ее не признала вовсе, а от страниц все еще несло, помимо магии - холодом эльфийского присутствия и горькими духами. “У мамочки стащил”, - ядовито подумала Ворона, а потом испугалась: “а вдруг не у мамочки?” И сразу же впала в такую тоску, что чуть не перестала понимать написанное, а оно и без того было сложно. Целые пласты сведений выпадали потому что она вообще не знала, что это такое и зачем оно, а возникающие на ходу теории ей самой казались глупыми и фантастическими именно из-за уже известной ей способности рассудка достраивать выпавшее - кратчайшими путями. Вот, к примеру, смелая догадка о том, что толерантность дракона к изменению ph кожи пилота обеспечена энергиями Матери, встроенными в печати - с помощью Имени, конечно - она же выглядит, как полнейшая чушь. А если бы знать точно, на этом можно было бы основать…
Ворона замерла.
Некоторое время она сидела так, слушая дыхание спящего Лиса, потом отложила справочник и пошла облиться холодной водой, потому что вот то, что пришло ей в голову сейчас - было уже немного слишком.
Вернувшись, она кое-как откопала относительно чистую майку, сварила кофе - над ангаром всё еще лежала тишина. Третья спала, эльф спал, и полукровке показалось, что у нее самой неумолимо опускаются веки. Если по уму, то стоило бы выпить кофе и дочитать, сделать несколько записей, не забыть вопрос про женщину-дракона и библиотеку, сделать какой-то ужин - починив сопротивленцам всё, что чинилось, она нынче пополнила припасы и даже могла что-то из этого выбирать, а Лис наверняка проснутся голодный, да и у самой подозрительно подводило живот.
Ворона в нерешительности покачала в чашке остатки предыдущей порции кофе, а потом вздохнула и устроилась на краю лежака, кое-как отобрав у гостя угол одеяла. Было тесно, зато тепло и приятно пахло.
Стоило глаза закрыть, в общем.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+1

36

Каю снились странные сны.
Вообще спать где-либо кроме своей постели он не любил – в непривычных местах сон всегда был поверхностным и неспокойным, мешали посторонние запахи и незнакомые звуки, а чужое дыхание тревожило. Завод не должен был стать исключением, пусть даже эльф и совершенно валился с ног. Запах железа щекотал ноздри, недостаточно, чтобы проснуться, но слишком сильно, чтобы дремать спокойно – проникал в сон и расползался там, вызывая безотчетное беспокойство.
Ему снился огромный ледяной замок, тихий и холодный, полный позёмки, льнущей к ногам подобно собаке, наметенного по углам снега и безмолвных ледяных статуй, не живых, но наблюдавших холодными слепыми глазами, лишенными зрачков. Когда-то очень давно здесь, наверное, было красиво, но ледяной, вышибающий из глаз слёзы ветер отчетливо пах сухим тленом и старым прахом; узоры на стенах скололись и раскрошились, а лёд под ногами был тусклым и серо-зелёным, как плесень. Ворона была рядом, ещё более бледная, гладко причёсанная и очень сосредоточенная, от этой серьезности даже было слегка не по себе – у её губ был синеватый оттенок и она, кажется, замерзала тут заживо, но не делала попыток остановиться и упрямо шла вперед, потому что им зачем-то очень нужно было туда. Пытаясь отсрочить неизбежное – как им вообще пришла в голову мысль прийти сюда без теплой одежды? – Кай прижимал её к себе и тряс за плечи, когда у неё начинали закрываться глаза – нельзя спать в снегу, нельзя, потому что…
Очень холодно.
Наверное, отголосок этого сна проник в реальность, потому что Кай на мгновение почти вынырнул из дремоты, снаружи было очень холодно, у него даже замерз кончик носа – или это казалось? – и тогда, не вполне отдавая себе отчет, он сгреб Ворону в охапку и прижался, потянув одеяло – чтоб холод ни за что не пробрался вовнутрь; и только тогда снова заснул, зарывшись лицом в распушившиеся на затылке волосы.
Чтобы видеть совсем другие сны.

Потом, спустя какое-то время, проснулся окончательно.
Сложно было сказать, сколько прошло времени – передатчик молчал, да и за дверьми было тихо, значит, полночь ещё не наступила. Ворона спала – скорее всего, пригревшись, глубоко заснула и потому не заметила нарушения периметра.
Она была теплой и беззащитно мягкой. Пальцы одной из рук обнаружились на животе – эльф какое-то время, не двигаясь, следил за её спокойным дыханием и тем, как слабо и размеренно пульсирует под кожей ток крови.
Идиллия, даже дышать лишний раз боязно.
С этого ракурса виднелось очень беззащитное бледное ухо, Кай какое-то время размышлял насчет того, что им с ломиком наверняка сейчас придется взаимодействовать тесно, долго и, вероятнее всего, будет больно – зрелище разозлённой и разгоряченной Вороны, с разметавшимися по обнаженным плечам волосами так ярко предстало перед внутренним зрением, что он даже зажмурился.
Всё равно парадоксально стало намного хуже.
Тогда эльф осторожно прикоснулся губами к её шее – а потом ещё раз, спускаясь вдоль позвоночника, осторожно вздохнул в плечо, с которого сбилась относительно чистая майка. Во всём были виноваты проклятые сны – и кажется, он, сам того не заметив, оказался слишком сильно привязан.
Ну и гори оно огнём.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

37

Вороне тоже снились дурные сны - по крайней мере, поначалу. Не ледяной замок, не пурга, но совершенно заледеневшие и пустые серые глаза Лиса - Лиса, который улыбался светло и злобно, как положено эльфийскому лорду, идущему убивать, и в его взгляде не было ни капли узнавания, только снисходительная насмешка: “и ты поверила”.
Ей снился пожар, светловолосые теги, растоптаная роза, рубиновой пылью блестящая на горящем полу и врезающаяся в пораненные колени, и, несмотря на огонь, почему-то было холодно.
Потом это всё пропало, будто выключилось, и она провалилась в мягкую темноту с запахом эльфийского одеколона. Темнота кололась и щекотала, дразнила полчищами мурашек, но не будила, просто в какой-то момент стала чересчур осязаемой, у нее были прикосновения, отзывающиеся странной дрожью во всем теле, и, как у всех таких снов, у темноты не было лица и имени, потому полукровка ни о чем не беспокоилась, бесстыдно подставляя шею, потом плечо, а после и вовсе повернулась - вдохнуть что-то горькое и в свою очередь дать волю рукам и губам.
На вкус это тоже было горько, но всё равно никакого сравнения с печеньем.
Потом Ворона почти проснулась, к моменту, в который уже потеряла майку где-то на полу и туда же отправила проклятый щекотный свитер. Темнота всё-таки обрела облик, и он ей неожиданно понравился - болезненно изламывающиеся брови, когда она прижимается всем телом и скользит вниз: что-то подсказывает, что так будет лучше, если делать это медленно, и, если верить его лицу, подсказывает верно.
У девочек те же проблемы, да.
Даже тяжелая и холодная эльфийская аура делает только хуже, колется и заставляет хотеть его так сильно, как она, наверное ничего в своей жизни не хотела, раздавив разум и волю, вытаскивает наружу желания, до сих пор знакомые ей только по снам и, по правде говоря, совершенно отвергнутые в реальности.
Да какой уж тут ломик, в самом деле. Ворона мельком подумала о нем, но поняла, что не сможет, просто не сможет отказать ни ему, ни себе, и единственным, что ее смущало, было отсутствие, наверное, полагающихся умений - во всяком случае, об этом где-то что-то писали в тегианском романчике, забытом на столе секретаря, и…
Она замерла, созерцая развернувшиеся крылья, посверкивающие, будто пласты высокопрочного стекла в цеху, и ей вдруг стало холодно.
Очень холодно и очень страшно - так, что она, прокусив губу, даже не заметила этого, но уперлась ладонью в грудь эльфа, бормоча, будто пьяная:
- Стой. Стой, подожди, стой!
Вдохнула в тишине два раза, и один раз выдохнула:
- Я… Сделай эту штуку. Вот то, что ты показывал, - и, прежде, чем изменится его лицо (какое, интересно, выражение там может появиться?), зачастила, - нет, нет, это я прошу, это мне надо, я по-другому не смогу, а если не смогу, то… пожалуйста, прошу тебя, и можешь делать, что хочешь, и всем будет хорошо.
Почему-то Ворона была в этом совершенно уверена.
Да будь ты проклята, голова, почему всегда включаешься невовремя?
- Только, пожалуйста, осторожнее с крюками.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

38

Привычный выполнять просьбы тогда, когда хочется, но так, как ему выгодно, Кай не стал возражать – это нерационально и отняло бы уйму времени и сил, а предмет на самом деле не заслуживал сопротивления. Он, на самом деле, даже не совсем понял повода, но кротко не стал спорить.
Хотя удивился.
Про крылья, как и про то, что она такого, наверное, ещё не видела, совершенно забыл – эта деталь организма казалась лишней и местами даже раздражающей, но чем-то привычным, вроде рук и ног.
Иногда он был готов с радостью обменять их, к примеру, на рога, но уж что выросло…
- Я запомню, - коротко пообещал он, сжав запястье.
Для Вороны, не привыкшей к подобным вещам, это, наверное, казалось чем-то вроде попытки напиться – для смелости? Лис вознамерился обидеться, но легкомысленно передумал на полпути, и этому были совершенно определенные причины – даже если не принимать во внимание украденный в качестве компенсации поцелуй, аккуратный и бережный, но всё равно очень солёный. Потому что, если не вспоминать о по-настоящему неприятных вещах, которые стоило применять только на врагах – и тогда молиться, чтобы вышло хорошо, а не как обычно – вот что он мог приказать её нервной системе сейчас? Всё, что входило в обычный комплект – это немного желания, первая искра, небольшой толчок, в котором было не так уж много принуждения, а он убрал его вовсе, оставив вежливое, хоть и предельно откровенное приглашение: это ты делай всё, что хочешь, и только если хочешь, а я к этому готов. Костёр всё равно уже разгорелся.
Впрочем, про крюки позже нужно будет уточнить.
Наверное, она ожидала чего-то другого – разыскав мгновение для того, чтобы пожать плечами, Кай вложил в один многозначительный взгляд всё, что думает, хотел даже погрозить пальцем, но им быстро нашлось отличное применение без пошлого выпендрежа. Она боится? Плохо – но это не повод отказываться от намерений, всего лишь несколько скорректировать планы.
И… позже нужно будет научить её этому фокусу.
От желания слегка темнеет в глазах, но так даже лучше – отложить на потом то, что хотелось взять сейчас; смотри, хорошо может быть и без принуждения, только не торопись, а я тоже буду не спешить.
«По-другому не смогу» - будто кто-то заставляет. Нет, это никуда не годится.
Осторожно скользит пальцами по коже, избегая сильных прикосновений, не придерживаясь никаких стратегий – к чёрту любую системность – там, где это, как ему кажется, её телу понравится. Тяжело, но есть своя прелесть – прикасаться к тонким белым едва заметным шрамам на руках (наследие этого проклятого завода?), ловить губами почти неощутимую дрожь и мурашки, пробежавшие по коже, целовать ключицы, ладони, бледный живот и бедро - там, где выступает острая кость, и ниже – бесцельно и нежно целовать везде, долго и без спешки, до темноты перед глазами.
И только тогда, когда становится совсем невыносимо, прижаться щекой к бледному бедру.
- Я расстроюсь, - сообщил Кай охрипшим голосом, освобождая одну из рук только для того, чтобы положить её ладонь себе на затылок, - если ты будешь сдерживаться. Упрись в крылья ступнями, так всем будет хорошо.
Остальное – когда-нибудь потом. Если захочет.[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

39

Он не понял, но Ворона не обиделась - это было вполне ожидаемо, а просьба - и впрямь достаточно странной при отсутствии времени на объяснения, но всё тот же невовремя заработавший рассудок вдруг оказался на его стороне.
Иногда, говорил он, чтобы получить то, что хочешь, нужно совершить над собой усилие. Закрыть глаза, сказать себе, что всё будет хорошо - наверное? - и ведь было же.
Сначала было щекотно. Вот щекотно, и всё, а потом, без паузы, без перехода, ее поразило сияющей вспышкой, идущей откуда-то из глубины тела, и потом еще одной, и еще, не давая времени на вдох и на то, чтобы вытереть текущие по щекам слезы: она поначалу и правда упиралась в крылья, а потом уже не помнила, где ее ноги, и что происходит, и понимала только, что отчаянно вцепилась в волосы Лиса и надо бы, наверное, ослабить хватку, но не могла, потому что каждая новая судорога заставляла забывать об этой мысли снова и снова.
Странно, но когда Ворона наконец снова смогла сфокусировать взгляд, это странное чувство, эта жажда никуда не ушла.
Она осторожно разжала пальцы по одному и неровно вздохнула в оглушительной тишине.
Значит, говоришь, что хочу?
- Я не совсем понимаю, что хочу, - вслух призналась полукровка совершенно не своим хриплым голосом, очевидно, сорванным. Она, едва придя в себя, чувствовала, что внизу проснулась Третья, и чувствовала ее насмешливое внимание, усиливающийся запах железа и боли, от которого…
...от которого жажда усиливалась.
Ворона перевернулась, соскальзывая на пол, и молча рванула ремень на джинсах эльфа, задержавшись, чтобы рассмотреть в подробностях, провела ногтями по животу и неспешно прижалась грудью, с удивительным для ее отсутствующего опыта расчетом - скользнула вверх, вниз, и снова тем же путем, и кожа его электрически кололась, заставляя каждый раз судорожно вздыхать.
Не двигайся, или я тебя убью.
Она не была до конца уверена, кто это думает - она, или дракон, но в конце солоноватый вкус окончательно слился с привкусом железа в воздухе, а Ворона к этому моменту ни о чем не думала, ничего не боялась, и от своего занятия оторвалась только затем, чтобы толкнуть Лиса на лежанку и очень медленно опуститься сверху, предупредительно уколов ногтями удивительно беззащитное для эльфийского лорда горло - только шевельнись. Только попробуй.
И сама же задохнулась, наклоняясь к его губам.
Как раз в тот момент, когда зашипел передатчик, а снаружи взвыла призрачная сирена.
Никогда в жизни полукровка не думала, что знает столько разных слов для обозначения одной и той же ситуации - и, немного, своего отношения к ней. В принципе, можно было не одеваться, но почему-то было такое ощущение… такое… странное, будто пришли взрослые и застали за каким-то непотребством. То есть, как, вполне определенным, а не каким-то.
Остановиться было очень, очень тяжело.
Поэтому она не останавливалась.
Просто не могла.
Может, ненадолго, чтобы сменить положение, повернуться спиной и молча устроить его руки у себя на бедрах, от чего немного не удержалась - спасибо сирене, она заглушала сейчас совершенно все.
Было жарко. Так жарко, что совершенно невозможно дышать. От желания взять всё сразу, полукровка перехватила запястье Лиса и сдвинула его руку, сама пытаясь нашарить на столе наушники и микрофон, а по пути снесла на пол справочник, коробку с мелкими инструментами и обе кружки, чтобы щедро залить кофе все доступные поверхности.
Еще, еще, еще
А потом, до крови закусив губу и отчаянно желая совершенно другого, всё-таки хлопнула по кнопке приема.
- Сто тридцать, земля…
...вспышка, вспышка, слабость в коленях, безуспешная попытка не кричать в собственную ладонь - теперь двигайся, я больше не могу…
- ...земля слушает. Прием.
[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+1

40

Какая земля, хотел было возмутиться Кай. Какой прием?!
Его мир сейчас был удивительно примитивен и нерационален – в здравом рассудке, само собой, приходишь к выводу о том, что такие переговоры нельзя херить, но в данный момент в здравом рассудке он не находился, и потому был неиллюзорно возмущен.
Нет, ну нет же.
Немного утешало только то, что она и не думала останавливаться – эльф, привыкший к прохладной покорности вежливых столичных эльфиек, мгновенно потерял рассудок от этого пламени и не собирался возвращаться; даже временная остановка казалась чем-то подобным смерти, закономерным, но слишком преждевременным итогом прыжка в пропасть.
Стоило подождать – он не мог. Не мог даже толком подумать о том, что чувствует потребность в извинениях – перед нольпервым, третьей, разбитой чашкой и заводом и самой Вороной. Стоило, наверное, отомстить – но этого он тоже не мог.
Да вообще ничего не мог.
Потерял остатки разума  и способность дышать заодно, прикасаясь к горячей, почти обжигающей коже, чувствуя, как податливо под другой ладонью прогибается позвоночник – ещё, ещё – потом все-таки мысленно извинился, правда, толку в том было…
Извиняться нужно тогда, когда чувствуешь вину – то, что он чувствовал, её вовсе не напоминало. Сжатые на шее пальцы, очень сильное и злое желание наплевать на любые переговоры.
Сами собой блестящей змеей свившиеся вокруг запястья волосы.
Полная невозможность не торопиться.
Он пытался быть нежным и трепетным – не мог, продирался сквозь розы, обретя возможность к движению, не щадил не себя, ни их, и, наверное, был слишком жестким, но позорно ничего не соображал. С каким-то странным отсутствием ужаса понимал, что не сможет ни о чем пожалеть ни сейчас, ни потом, когда станет спокойнее - временно.
Она хотела получить всё сразу – он старался дать это и ещё немного больше, и увлекся – вот, протягивай ладони, будет полная горсть и ещё сверху, может быть, чуточку страшнее того, что ожидалось, но это было совершенно невозможно остановить.
Потом он утонул, отчаянно цепляясь и унося за собой на глубину.

На глубине было темно, тепло и спокойно, и только тогда сквозь толщу воды пробились какие-то другие звуки. Хотелось бы не знать, какое выражение лица было сейчас у нольпервого, но даже думать о том, чтобы как-то оправдывать происходящее, было катастрофически лень. Было достаточно, что Кай сдержался и не отправил его к упырям в преисподнюю, остальное пусть объясняет пожар на заводе и завывающие сирены, что угодно ещё, но только не они вдвоем.
Хотя, стоило вот признать, идея чинить дракона принадлежала ему и нужно было разделить ответственность за то, что в этих переговорах вообще возникла нужда.
- Женщина-дракон, - шепотом напомнил Кай: раз уж диалог кое-как происходит, стоит выяснить некоторые вещи – не такие важные, как происходящее, но всё-таки.
Потом он очень виновато вздохнул куда-то в плечо, стараясь случайно не сломать – она ведь очень хрупкая, особенно когда не машет багром – пальцев не убирал; от вида выступившей на её губе крови снова стало хуже, так что в успешности сегодняшних переговоров он испытывал серьезные сомнения. В конце концов, может случиться хотя бы немного спокойствия, она же заслужила?
Потом поцеловал в затылок, в пробор между так и не расплетенными косами.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+1

41

Некоторое время Ворона пыталась вспомнить, как дышать. И память ее подводила. Всего этого было мало, катастрофически недостаточно, и хотя она едва подняла дрожащую руку, чтобы вытереть слезы, но ожидаемое опустошение не наступило, и от этого полукровка едва не обиделась на весь мир разом, начиная от внезапно затихшего завода и заканчивая невовремя возникшим нольпервым.
- Земля, всё в порядке?
Даже вопрос с той стороны показался ей издевательским - Ворона с трудом приподнялась на руках, отрываясь от стола и кое-как отстраняясь от Кая, что потребовало дополнительных усилий, и в этот момент в ее голове родилась одна отчетливая идея - и тут же была отложена в сторону. Нащупав то самое одеяло, полукровка кое-как завязала его на бедрах и после этого невозмутимо устроилась на коленях у Кая, хотя на самом деле хотелось упасть сверху и… непонятно, то ли спать, то ли продолжить.
- Всё в порядке, - заверила Ворона в эфир, и, замявшись, добавила, - удачное свидание.
Почему-то ей казалось, что если обеспокоенный пилот начнет уточнять, то будет гораздо более неловко.
- А, - донеслось с той стороны сквозь шипение, - может, мне отключиться?
И только Мать ведает, какого труда стоило ответить “нет”.

- ...нет, погоди. То есть, ты предлагаешь оптические системы ей вообще не чинить? А как тогда?.. Ага, ну, минус одна проблема, - Ворона окончательно сползла на пол и сидела, прислонившись щекой к колену эльфа, наскоро записывая результаты обсуждений и ответы нольпервого. Эфир нынче был особенно чист, поэтому даже не приходилось переспрашивать - может, оно и стоило того, чтобы прерваться, как-то так совпало, и связь хорошая, и собеседник совершенно вменяем, не срывается через каждую минуту на обещания всех упокоить, бедняга.
Она обернулась, в полумраке отыскивая взгляд Лиса, и умоляюще сложила руки перед собой, показывая на кофейник.
Это тоже злило. Вот это всё требовало не только продолжения, но, может, пары минут на прояснение обстоятельств, потому что чем дальше, тем более неловко ей становилось.
- ...а системы охлаждения стандартные, или в брюхе, как у Белет-Шери?..
- У хвоста. Она почти полностью алхимическая, так что если там что-то полетело, ищи мага.
Ворона кашлянула.
- Хорошо. И вот еще вопрос, раз уж мы на шифрованной частоте. Ты говорил про женщину, которая дракон. Я вообще ничего не поняла. То есть, у меня была теория, что это как-то связано с твоей Махлат, но это никак не помогло. Ты можешь точно сказать, кого искать?
С той стороны тишина в эфире шипела так долго, так невыразительно потрескивала в наушниках, что полукровка уже потеряла всякую надежду, вцепившись в руку Кая, время от времени даже смотрела на него, хотя бы потому, что он был единственным, у кого взглядом можно было потребовать подтверждения, что всё будет хорошо. Что сумасшедший нольпервый не спятил снова и не решил, что она шпион и предатель, просто пытается выведать что-то важное, а потому нужно сделать вид, что связи никогда не было.
- ...Пожалуйста, - не выдержала Ворона, - пожалуйста, очень прошу тебя. Может, мы сможем помочь третьей. Может, даже ее сестрам. А вдруг. Пожалуйста. Там ее пилот, он еще живой, если она не сможет летать, он точно умрет. Лис, ну скажи что-нибудь!
- Подожди, - едва проросло словами шипение, - Пепел жив?
- Я всё ещё предлагаю починить передатчик третьей, - заметил Лис, молчавший до этого момента исключительно по причине того, что не хотел нарушать инженерную идиллию, до обидного быстро воцарившуюся в этом помещении. Он протянул Вороне горячую чашку и опять уселся рядом – в том числе, конечно, и для того, чтобы микрофон на её наушниках улавливал его слова. – Чтоб все со всеми могли поболтать. Но я верно понимаю, что пилот сейчас не в состоянии ходить? Придется потерпеть.
Успокаивающим жестом сжав пальцы на плече Вороны: сейчас всё уладим, Лис задал осторожный вопрос, чувствуя себя так, будто они находятся на вечере любителей эльфийских загадок:
- Прошло уже много лет, но ты уверен, что она жива. Она – эльфа? Кто-то из Инколоре?
- Хорошая мысль, - шепотом сказала Ворона, сворачиваясь рядом и склоняя голову так, чтобы лучше было слышно из наушников, - я попробую перенастроить до следующего раза.
- Не только поэтому, - с той стороны пилот неожиданно развеселился, - но да, она эльфа. Весьма могущественная и недобрая, и вполне может оторвать голову мне и вам просто за то, что мы это обсуждаем. Хотя, детишки, я скорее оторву голову тем, из-за кого она может пострадать. Но я заинтересован, и раз уж вы сами не догадались - сделка такая, вы называете свои имена, мне хватит тех, которыми обычно зоветесь, чтобы найти вас, если что. А я говорю вам, кого искать. В общем-то, если искать вы будете не с добром, заранее соболезную. Ну как?
- Это не имеет смысла, - Лис пожал плечами, хотя пилот этого, конечно же, не видел, - мы можем назвать любые имена. Ты, кстати, тоже. Озвучиваю это всё исключительно в знак доброго расположения – потому что заинтересован. К тому же, шифрованная частота или нет – у нас всех нет никаких гарантий безопасности. Дай подсказки, дальше мы сами. Это как-то связано с энергией Матери, несовместимой с холодным железом? С женскими именами?
- У нас никак и нигде нет никаких гарантий безопасности, - устало сказал нольпервый, - думаешь, если говорить загадками, то это кого-то спасет? Те, кто может нас слушать, разгадывают их куда лучше, чем вы. Им-то хватило бы женщины-дракона. Ты действительно хочешь пойти долгим путем?
Теперь пришла очередь Лиса долго молчать. И тягостные раздумья ни к чему хорошему не привели: скажем так, вечер любителей эльфийских загадок оказался для тех, кому слегка за сто, и Кай проигрывал со свистом. Это было обидно, однако он по-прежнему был сильно заинтересован.
- Хорошо, - наконец ответил он, - здесь есть небольшая проблема, девушка не сможет представиться, но я могу. Если я правильно понял, ты не в Городе, и правосудие, если вдруг что, будешь совершать чужими руками - руками этой эльфы, так? В этом случае мне достаточно назвать только имя, обо всем остальном она догадается. Кай.
На этот раз пауза была куда длиннее, такой длинной, что Ворона начала было подозревать, что связь прервалась, и только красный глаз индикатора, мерно подмигивающий с передатчика, демонстрировал, что всё в порядке, и дело не в нем.
- Может, опять приступ, - шепнула она, отпустив кнопку микрофона, - у него бывает.
Во всяком случае, в это хотелось бы верить, но она чувствовала настоятельную потребность извиняться за поведение Поганца, который вдруг - не без причины, конечно - начал упрямиться и злиться.
- Ирония в том, - вдруг вклинился голос пилота, - что я тоже догадался. Постарайся сделать так, чтобы мать не оторвала тебе голову, когда ты к ней придешь. Я даже не... Это всё действительно происходит?
- Нененене, только не это, неет, - шепотом взвыла Ворона, - только не опять!
- ...в смысле, ты настоящий? Это так странно, что почти наверняка нет. Мне надо покурить. Еще какие-нибудь вопросы?
Кай, пока ещё до конца не понявший, но уже испытывающий желание приникнуть лицом к столешнице, находился на полпути к попытке выдрать волосы на макушке.
- Нет, - наконец ответил он, даже не озаботившись, достаточно ли близко находится к микрофону, - пока никаких вопросов.
- Тогда отбой. До связи.
Ворона медленно сняла наушники, в растерянности даже забыв о желании вернуться обратно под бок эльфу - может, оно и к лучшему, наверняка теперь уже неуместно - и осторожно прикоснулась к плечу.
- Что… случилось?

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (26.11.2017 23:14)

+2

42

Кай с усилием потер лицо, криво улыбнулся:
- Как бы тебе сказать… Иди сюда? Эта история может подождать пять минут.

Он, на самом деле, малодушно оттягивал момент, когда придется складывать всё в стройную картину – в свете открывшихся обстоятельств имеющую все шансы собраться если не целиком, то довольно стройно. Опустив лицо в волосы, невесомо гладил по плечу, соскальзывая пальцами вниз вдоль позвоночника, собирался с мыслями, пока ещё сплетающимися друг с другом, как витые шерстяные нитки, путающимися, цепляющимися, слегка пугающими. Не страшно. На самом деле совершенно не страшно – это даже всё упрощает, и Богине, наверное, действительно не по нраву новый порядок, раз она мановением своей руки устроила подобные совпадения. Каков был шанс, что всё так сложится? Как так вообще могло получиться?
И, самая большая на эту минуту проблема – как объяснить всё так, чтоб Ворона, выслушав, не перестала с ним разговаривать?
Зажмурившись, как перед прыжком с моста, Кай слегка отстранился – чтоб было удобно взглянуть в глаза – и попросил:
- Ты не могла бы сделать ещё кофе? У тебя выходит лучше.

- …я до сих пор не уверен, что нольпервый ничего не напутал, потому что… ну, в это очень сложно поверить. Хорошая новость – я теперь понял, о чем он говорил. Плохая – я понятия не имею, что с этим сделать. Я знал, что мать до всего этого занимала высокий пост в «Дорате», но не думал, что она как-то настолько тесно связана с драконами, что ее кто-то может назвать женщиной-драконом. Но если да… если она действительно не скрутит голову, то, возможно, это будет информационный прорыв.
Кай шумно прихлебнул из чашки. Не страшно.
Если до этого момента приключение, пусть опасное и полное самых взаправдашних неприятностей, воспринималось чем-то отчасти развлекательным, то вот сейчас уже было не до смеха. Он понятия не имел, как будет объяснять матери то, что им требуется, и как всё уладить так, чтобы никто ничего не заподозрил. Он понятия не имел, в каких по-настоящему отношениях она сейчас находится с Инколоре – на словах, разумеется, всё было чинно, но это же эльфы, им никогда нельзя верить – и не случится ли так, что при попытке помочь дракону они все окажутся в западне из-за того, что она в какой-то момент была неосторожна.
Или он.
Хотя ладно, это было маловероятным.
- Вчера я выяснил, что она была замешана в какой-то заварушке на заводе – и думаю, что это та, отголоски которой бушуют тут каждую ночь. Там были причастны Инколоре, кто-то из её родственников, и ещё какой-то пилот. Толком не понял, каким образом вышло, что нольпервый ее считает драконом, но ему, наверное, нет смысла врать? Я подумаю ещё немного и до меня дойдет, - Кай был опечален, но старался не подавать виду, - и, если честно, не совсем понимаю, откуда он про всё это…
Зацепившись взглядом за выбившийся и упавший на лоб локон, Лис долго смотрел в упор, глядя, но не видя, потом с выражением болезненной муки прислонил ладонь к лицу и так и замер, испытывая позорное желание глухо взвыть.
Ну нет, не может быть, это же бред какой-то.
Но так ведь всё складывается.
Лис нервно всхлипнул от смеха и снова притянул Ворону к себе – чтобы безуспешно пытаться не ржать в её волосы. Нет, нет, этого никак не может быть.
- А ты, совершенно случайно, не помнишь дату, когда это произошло?
Но если да…
Отвратительно. Причастны Инколоре, какие-то родственники, на кону стоит «Дората», а тут такое, и что самое ужасное - это же его мать!
- Мать, что это за кретинизм! Я тебе сейчас расскажу всё, что знаю про эту историю, но пообещай не смеяться. Мне кажется, что этот сумасшедший парень на том конце – он слегка, как бы это так сказать, мне отец. Мне надо покурить.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

43

Ворона с облегчением уткнулась в плечо Лиса, всё еще не доверяя ни ему, ни миру, ни себе - в том, что это вообще произошло, было нечто настолько странное и незаслуженное, что всё остальное казалось органично встроенным во всю эту бредовую историю, в которой то и дело нарушались чьи-нибудь представления о мире.
А теперь они сидели на пыльном полу, обнявшись, как потерянные дети, а не случайные любовники, и пытались осознать.
- Полукровки стерильны, - осторожно сказала она, - я-то точно знаю. Но… если Матери угодно, всякое может быть - например, эльф, который без опасений берется за железо. А что до дракона - то у меня есть теория. Но сначала лучше выпей. Здесь нельзя курить.
Виски нашелся не сразу, Ворона пристрастия к выпивке не испытывала, считала, что пахнет она погано, а те, кто ее употреблял - еще поганее, но такие вещи полезно иметь у себя, в качестве успокоительного, дезинфицирующего и средства для протирки контактов. Судя по всему, Каю очень нужно было протереть контакты. А чтобы не морщиться от его дыхания потом, полукровка на выдохе глотнула сама, позабыв о том, что собиралась сделать какой-никакой ужин.
Что-то уже не хотелось.
- В бумагах… - Ворона шмыгнула носом, натягивая майку обратно, - тех, что я нашла, упомянуты несколько инцидентов, связанных с Первой. Не сказано, что было, просто по номерам и кодам. Что-то пошло очень не так, настолько не так, что были жертвы, и среди управляющего состава тоже. Но Первую, заметь, не разобрали. Поставили на службу. И нольпервый говорит о твоей матери, что она дракон. Так вот, я думаю, что… я думаю, Первой дали имя живой женщины, вот в этот момент всё и пошло по херам. Потом они поняли, что так не надо, но это потом. Ну, ты понимаешь. Пей.
Внизу тяжело возилась Третья, пробудившаяся от сна и крайне этим недовольная. Полукровка выпила еще, отобрав бутылку обратно, потом еще, и даже перестала морщиться к третьему разу - она не совсем понимала, отчего так гадко дерет в груди, но на некоторое время алкоголь заглушал это чувство.
И тоска из запредельной превращалась - ну да, в глухую, хотя, вроде бы, ничего и не случилось, во всяком случае, если подумать, то первое впечатление было неверно, ничто из происходящего не выходило за рамки логики, просто было новым, неожиданным.
Главное - прекратить грызть ногти.
Если подумать, всё было, как должно - откуда бы ни взялось в нем желание что-то отдать, он принес и отдал. Печенье, справочник, немного огня в темноте. И вряд ли понимал, что это их никак не объединит, как не объединило его родителей даже одно истинное имя - и сейчас Ворона чувствовала себя не просто старше, а очень старой и отчаявшейся, прозревая бездны разделяющей их пропасти.
И правда была в том, что у нее нет дракона, чтобы преодолеть.
И правда была в том, что ни один дракон на это не способен.
- Расскажи эту историю, - как можно мягче сказала она, - и я пойду чинить передатчик Третьей. У нас мало времени, а я… продалбываю сроки. Мне нужно еще успеть… найти книги. Не знаю, как это сделать, я никогда не была так далеко в городе, не очень представляю, где Университет, но нужно, поэтому сейчас…
...я пойду что-нибудь делать, чтобы не выть в пустоту.
- ...займусь полезными вещами.
От физического стремления вернуться обратно, зарыться лицом в шею над ключицей, ни о чем не думать, выкручивало суставы. Тут бы и впрямь взяться за ломик и прогнать прочь, но ведь обещала, не отказываться же от всего, не обрекать дракона на жалкое существование, хотя Ворона всё еще не могла ответить себе на вопрос, зачем всё это делает, если представляет себе последствия, и они в любом случае фатальны.
Она сердито стянула с волос цветные проводки и растрепала косы, а потом не выдержала и все же прикоснулась к прозрачному виску у самого острого уха.
“У девочек те же проблемы.“

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (01.12.2017 18:43)

+2

44

Да кто вообще сказал, что проблемы у кого-то одного?
После щедрого предложения немедленно и отчаянно захотелось напиться так, чтобы вышвырнуть проблемы из головы хотя бы на час, два – предаться каким-нибудь самым примитивным занятиям, сбивать жаб со стен камнями, молча и сосредоточенно рухнуть в грязную воду и попытаться захлебнуться, а потом, развернувшись лицом вверх, наблюдать зарождающийся закат и наслаждаться совершенной и необычной пустотой, воцарившейся на месте мыслей.
Этого было очень просто хотеть и этого было очень просто добиться – вот оно, благословенное избавление, протяни руку за бутылкой и напейся, преврати невесомый поцелуй во что-нибудь большое, простое и горячее, забывшись и ухнув в это с головой, выбросив любые проблемы из разума.
Вот она, благословенная трусость.
Идите все к чёрту, ясно?
- Постой.
Эльф – так же мягко, как она старалась говорить – поймал полукровку за руку за полмгновения до того, как она бы, может быть, отвернулась. Недовольная, и, наверное, уставшая, она сейчас действительно напоминала слегка взъерошенную ворону, но Лис уже не боялся ударов клюва.
Может зря, но сейчас это было бы вредно.
- Мне раздобыть эти вещи будет проще. Я придумаю, вывернусь как-то. Надавлю на мать, расскажу что-нибудь про великие цели, что меня шантажируют, и я умру без этих книг. Отчасти так и есть, так что даже не совру.
Не разжимая пальцев – впрочем, опасаясь сдавить сильно, а вдруг останутся синяки? – Кай очень убедительно продолжил:
- Если хочешь… только если захочешь, я проведу тебя по городу. Со мной там безопасней. Может, даже сумеем подобраться к университету и не вызвать подозрений. Но, скорее всего, гримуаров там нет, оттуда их вывозили в первую очередь, но куда…
Кай задумался – Ворона грызла ногти, он грыз губы и тоже никак не мог вовремя словить себя на дурной привычке и прекратить, хороши же оба, настоящие красавцы. С досадой вытерев ладонью выступившую кровь – то, что ощущалось так приятно всего с полчаса назад, сейчас оказалось до конца не зажившим и начало саднить – он произнес:
- Мне нужно чётко знать, какие именно гримуары необходимы. У них есть названия, или что-нибудь вроде номеров? А то с матерью говорить как с… драконом, хрен чего добьешься, если не знаешь, что именно надо. Она наверняка не сможет помочь в починке, но, возможно, поможет разыскать какого-нибудь мага, которому холодное железо не так страшно. Или расскажет мне, что сделать. Что поделать – у тебя, фата, плохой помощник, но я буду стараться пересадить руки на место.
Кай говорил, говорил – и чем больше было рациональных и логичных слов, складывающихся в рациональные и логичные фразы, тем сильней он понимал, что несет какую-то слабоубедительную чушь, полный бред, рациональный и логичный, но - не нужный и правильный.
Совершенно бесполезный.
- Я обещаю, что сделаю всё, что вообще могу. И ещё немного.
Нет, снова не то.
- Пять минут, она никуда не сбежит. Согрейся. Пожалуйста.
Самолично завернул полукровку в собственный свитер, слишком длинный в рукаве, но это, наверное, к лучшему – ночью здесь было действительно прохладно. Перед этим хулигански вернул поцелуй, намного ниже – да что ж такое, что ж так происходит, что он совершенно не понимает, что делать, едва ли не впервые в жизни, и постоянно идет по каким-то граблям, и постоянно кажется, что делает и говорит что-то не то.
Какие там проблемы только у девочек?
- Пять минут, - повторил Кай, запутывая крупную волну разметавшихся по плечам волос – едва не принялся заново заплетать косу, но вовремя оградил себя от ещё одних граблей. Либо, кто знает - ломика, а, может быть, ещё одного поцелуя.
В вещах, которые тебе небезразличны, ты никогда не можешь быть уверенным.
А потом рассказал всё, что знал – едва ли в этой истории было больше подробностей, чем когда-то выдавали скучающим читателям газеты, но он постарался не упустить ни одной.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+1

45

- Это не гримуары, - сквозь навалившуюся сонную апатию Ворона едва ворочала языком, - это учебники.
И добавила, не дожидаясь удивленного взгляда:
- Ну, обычные учебники, школьные, университетские, у меня, видишь ли, пробелы в образовании. Список напишу, но ты не доводи мать до нервного срыва.
Что-то ей казалось, что фата Танкарвилль в случае нервного срыва вполне способна уничтожить не только то, что породила, но и еще парочку кварталов, а также виновницу произошедшего - так себе перспектива среди прочих так себе перспектив.
Пять минут у них точно было, и полукровка грелась, как предлагали, свернувшись под боком у эльфа и не собираясь вставать с жесткого грязного пола: здесь было достаточно хорошо сейчас, лучше, чем где бы то ни было и когда бы то ни было, и пока никто из них не двигался, и, слушая историю, помимо всего прочего, Ворона осознавала, что действительно старше - это было так странно. Будто это не он проявлял впечатляющие мудрость и терпение. Будто это не она кидалась из крайности в крайность, не зная, что делать и как (и что) говорить.
Хорошо быть могущественной фатой. Когда тебе страшно или грустно, можно устроить немного геноцида и, возможно полегчает.
Кстати, о геноциде.

Оправдывая прозвище, она была местами черной, на лицо серой и временами премерзко орала, потрясая пачкой чертежей - иногда сама от этого звука морщилась, но оказалось, что господа из сопротивления блещут интеллектом эльфийского повесы, правда, одним на всех и разделенным не поровну, а образования эльфийского повесы здесь не хватало всем, от чего становилось только хуже.
- Да твою мать, что непонятно? - совала полукровка под нос троллю крепко сжатый, но микроскопический в сравнении кулак, - что? Тебе? Непонятно?! Берешь вот эту херовину и засовываешь туда! Так, чтобы она встала, и ее не нужно впихивать молотком! Ты кусок идиота, Великая Мать отвернулась, когда тебя делали, ей же больно!
- Я знаю, - мрачно сказал тролль, почесывая бок, - она мне кишки выпустить пообещала.
- Я тебе сама их выпущу!
Так твердые намерения сохранять спокойствие были продолбаны третье (пятое? седьмое?) утро подряд, начиная с визита в канализацию.
Все пахло железом. Мир, ангар, одежда, руки, волосы, запах холодного железа въелся в нее так глубоко, что, казалось, засел в костях. Ворона разговаривала формулами, когда не отдавала приказы - и даже не задумывалась о том, почему их выполняют.
Потом перестала орать, это случилось где-то после того, как перенастройка передатчика в шлеме заставила ее провести почти полдня наедине с Третьей. Третья считала ее безнадежной дурой, но работать не мешала, и даже изредка прислушивалась к рекомендациям, а не мечтала в эфир о том, что сделает, когда взлетит.
Тоска никуда не делась. Тоску не заглушали ни работа, ни эта странная одержимость, ни формулы, хуже того, она во все это как бы встроилась - но Ворона умела привыкать и привыкла. Без пищи - не хотелось, и некому было за этим следить, без света - потому что не было ни времени, ни повода выходить наружу, без Лиса - потому что нет выбора.
...Ты, может, думала, что подружишься с ними, - подначивала Третья, - нет, они тебя ненавидят и терпят только потому, что ты можешь меня вылечить.
...Можно подумать, - мрачно заметила полукровка, созерцая кромешную темноту и огоньки внутреннего интерфейса, - ты сказала мне что-то новое. Подними лапу. Выше. Теперь сожми когти.
...Мне больно.
...Мне тоже, если ты не прекратишь меня мучить, тебе будет больно всегда.
...Ты злая.

Ворона даже не смеялась.
Все пахло железом. Она спала на лестнице, скорчившись, как бездомный волколак, трясясь и щелкая зубами, потому что было далеко бежать, если что-то в процессе перестройки электроники пойдет не так. Не вспомнила, где кофе. Время от времени думала, что надо бы сменить майку, потом перестала считать пятна. Твердо помнила, что Кай обещал вернуться с книгами, но не помнила, зачем книги и как выглядит его лицо - это всё в норме зарабатывали годами, но хватило нескольких дней в шлеме, с гримуаром и справочником в обнимку.
...Готово.
...То есть, как, готово? Ты считаешь, что это нормально? Я ослепла!
...Да, пока это единственное решение. Зато я наладила все твои датчики и радары так, чтобы тебе это не очень мешало. Есть еще пара идей, но это мы попробуем позже.
...А крыло?

- Принеси мне воды, пожалуйста? - полукровка выползала на опущенное крыло, как гоблин из шахты, зачем-то решивший показаться на солнце. Одноглазый на миг оторвался от прочистки сочленений - у него от железа облезали руки, но это будто вовсе не беспокоило - и бросил:
- Шланг там.
“Там” было двое козлоногих, и удалось только облить голову. В ее дежурке кто-то курил, теперь здесь клубами плавал дым, а на полу валялись окурки.
И тонкие рубиновые линзы лепестков.
Ворона молча села на пол.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

46

Кай обещал, и обещал многое, о чем напоминал сам себе постоянно. Ухнувшая куда-то в бездну жизнь, открытия, о которых он не мог раньше даже думать – не то чтобы особо приятные; дыхание дракона рядом, даже кратковременно изрядно портящее жизнь, что уж говорить о том, чтобы засыпать и просыпаться поблизости от этого немалого комка железной ярости.
У Вороны наверняка не было самого необходимого, зато был дракон, и тоже какие-то дурацкие обещания – вернувшись в город, в знакомую и тихую квартиру, где все было чистым, а белье пахло вересковой отдушкой, эльф много думал, много курил и вконец утратил все моральные ориентиры.
Прежде всего – гримуары, или хотя бы один, но где их брать, он не имел ни малейшего понятия, хуже того – совершенно не знал, как подступиться к задаче.
С учебниками было немного легче – некоторые можно было почти безнаказанно (если проскочишь мимо охраны, впрочем, всегда закрывающей на высоких глаза) протащить вон прямо из библиотеки. Некоторые официально были изъяты, и хотя по рынку ходили слухи, что там можно достать всё (а некоторые утверждали, что вдобавок там можно было бы ещё и навсегда заблудиться и никогда не разыскать дороги домой), всё достать не удалось.
От бесплодности собственных усилий и бесцельности собственной жизни впору было плакать, но плакать Кай, конечно же, не стал – единственным доступным ему методом побега от рефлексий являлось полное погружение в дело, ничему другому его никто и никогда не мог научить.
Эльф иногда действовал почти механически, упрямо и без размышлений – могло создаться впечатление, словно от него отрезали приличный кусок, оставив всё, кроме чувств.
Это был тупик, но стоять без движения было равноценным смерти.
Что он мог сделать? Что она могла сделать? Чем они все были, какая-то жалкая горстка восторженных энтузиастов, каждый – по-своему информационный калека, против мощи и магии драконов? Узнать бы хоть, откуда они пришли и как так вышло…
Тоска возникла из ниоткуда и никуда не девалась. Её не глушили ни недосып, ни занятия. В какой-то момент Кай обнаружил себя в одном из затянутых драным дерматином переулков черного рынка - в компании нескольких крепко побитых тел, с кровоточащими костяшками и отчаянием, которое совершенно не было связано ни с чем из тех вопросов, на которые тела не смогли ответить.
Кажется, он бил кулаком в стены, но, к счастью, от недосыпа не запоминал ни одну из собственных глупостей. Всё, на что хватало разума – сберечь то, что он сумел собрать. Наверное, стоило воззвать ещё и к остаткам здравого смысла – перед тем, как отправиться на тяжелый разговор к матери – и написать что-то вроде завещания, но к тому дню здравый смысл вконец его покинул.

Кай, взъерошенный и серый, возник на берегу реки в момент, когда солнце касалось краем горизонта. Не понимал толком, утро это было или вечер – радовался тому, что вообще это видит, потому что едва не попался – даже пришлось поболтать с эльфом из патруля, к счастью, Лис умел отводить глаза чуть лучше, чем эльф умел это самое колдовство различать. Результатом успешной вылазки была охапка книг – самых обычных учебников, тех, что просила Ворона – сильный свербеж в горле, сигнализирующий о том, что на сегодня хватит, и стойкая уверенность, что, в общем-то, можно не стараться беречь себя, потому что до следующего заката (или восхода?) солнца он попросту не доживет.

В ангаре было полно народу. Кай ошалел от этого – впрочем, на него если и посматривали, то без особого любопытства, видимо, приняв ободранца за своего. Все пахло железом, а воздух казался мутным, словно в него налили серой краски – Лис потыкался по углам, разыскивая Ворону, спрашивать не хотел и общаться к кому-то опасался по весьма примитивным причинам. Стоило кому-то его как следует рассмотреть, и, вероятно, его попросту забьют толпой – а мученическая смерть на что-то годилась только тогда, когда приносила полезные результаты.
Дракона он обходил по широкой дуге – от неё несло такой мрачной яростью, что рядом было сложно даже дышать.

Ворона обнаружилась в том месте, которое совсем недавно обозвала личным логовом, а теперь больше напоминавшим проходной двор. Несло козлами – в прямом и переносном смысле – Кай какое-то время, замерев, стоял на пороге, с брезгливым недоумением рассматривая хаос, так разительно отличающийся от уютного рабочего беспорядка, виденного им здесь ранее. Аккуратно вытащил из-за пазухи все учебники, которые сумел протащить за раз, и сложил их на расшатанный стол.
- Сколько ты не спала? Не ела? – только и мог спросить Кай, увидев её лицо. Проследив за взглядом, скрипнул зубами, мысленно сделав себе в голове пометку – идеальную чистоту здесь, конечно, уже не навести, но это место заслуживает по меньшей мере того, чтобы лезущие сюда козлы потеряли подвижность, раз уж не могут совладать со своими конечностями.
Прижав к себе её голову, припавшую цеховой пылью, клятвенно пообещал вернуться, навести порядок и раздать всем то, чего они заслуживали.
- Фата согласилась выслушать. Поставила одно условие – но об этом позже, ничего сложного. И на завод… словом, тут слишком много железа, она не может. Ты в состоянии идти?
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

47

Ворона некоторое время вглядывалась в лицо этого непонятного эльфа, почему-то серого и едва держащегося в собственном облике, и сквозь шум в ушах пыталась понять, что он от нее хочет и какие вопросы задает, о какой фате речь, что вообще происходит… потом медленно пришло понимание, примерно на слове “идти”.
- А ты? - с сомнением уточнила она, - и куда?
Судя по виду Кая, его нужно было бы уложить на кровать и накрыть одеялом, но одеяло пропало бесследно, а оставлять его здесь спать вряд ли хорошо для него - так она думала, что ему бы помыться и поесть хотя бы, а не отправляться немедленно в обратный путь.
И еще - что возвращение Лиса оживило ее, буквально. Не физически, но, кажется, голова перестала быть придатком к гримуару, а от тоски больше не разрывался на части мир вокруг. Это был похоже на действие чудесных зелененьких таблеток, на которых написано “от головной боли”, чувство, когда тебе кажется, что ты сбросил тяжелую ношу и теперь готов на что угодно.
- У тебя рука поранена, - полукровка осторожно накрыла его кисть ладонью, - подрался?
И вздохнула, уткнувшись в плечо.
- Идем, я возьму грузовик.  Учебники тоже возьми.
Здесь нельзя было оставлять ничего ценного, в конце концов, думала, Ворона, розу-то можно сделать снова - умение осталось с ней, а это значило, что цветок как бы тоже - а если эти сволочи начнут вырывать страницы учебников на самокрутки из шмали, то мир их праху, конечно, но книги уже будет не вернуть.
Спускались они по узкой лестнице вдвоем, не рискнув пустить кого-то вперед и подпирая друг друга: Ворона держалась за стену ангара, а Лис - за перила, и всё, чего хотела полукровка, это добраться до грузовичка и там сесть.
- Пить хочу ужасно, - устало призналась она по дороге, облизывая пересохшие губы.
А внизу их ждали.

Ворона не испытывала к Одноглазому личной неприязни. И вообще ни к кому из тех, кто здесь собрался, не испытывала - хотя, наверное, стоило. Но от неумения выстраивать отношения с социумом (кажется, в книгах это называлось так), она не понимала, когда стоит начинать возмущаться, и сейчас запоздало осознавала, что этот момент уже давно наступил, и, начни она раньше, сейчас никто не смел бы позволить себе вставать у нее на пути, в самом низу лестницы, и задавать идиотские вопросы, вроде…
- Ты куда это собралась? Сбежать надумала?
- Что? - второй вопрос был таким абсурдным, что полукровка даже растерялась, и в себя ее почти привело только скабрезное блеяние кого-то из козлоногих:
- Да потрахается и вернется, великое дело.
Первым делом Ворона вцепилась в Кая - она видела достаточно эльфов, чтобы понимать, как им не нравится, когда кто-то встает у них на пути. Проблема была в том, что…
Ну в общем, она и сама была эльфой на законную и подтвержденную половину, и ей ТОЖЕ это не нравилось. Ничего не нравилось, ни хозяйский тон, ни то, что она осталась без дома - почему-то мысль о том, что некуда уложить Лиса отдохнуть, вызывала особую ненависть - ни положение вещей, при котором она помогает восстановить порядок…
- Ты себя хозяином, что ли, возомнил? - хмуро поинтересовалась она, пытаясь в полутьме разглядеть выражение лица,  и при этом не забывая давить пальцами на острый эльфийский локоть, - решил, что старые времена вернулись? Хренушки. Я вас сюда позвала, я и выкину.
Ответом ей было дружное ржание - и блеяние, от которого полукровка буквально почувствовала, как краска бросается в лицо, и в следующий момент задохнулась от издевательского тона тега:
- А что, ты себе нашла хозяина получше?
- Кай, пожалуйста, не надо, - сказала человеческая кровь Вороны, чувствуя беду. Кровь Инколоре взвизгнула обозленной баньши и впечатала подошву ботинка в рожу Одноглазого.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (04.01.2018 12:33)

+1

48

Хороший удар.
Каю было проще – его эльфийская часть всегда брала верх, а человеческая сейчас вторила, помогая там, где нужно было схватить в руки обломок чего-то угрожающе железного. До жалости недостаточно тяжелый, но с этим как-то можно справиться.
Досадно только, что она назвала вслух его имя, но, как известно, качественный удар по голове приравнивается к заклинанию забывчивости.
- Они очень тебе нужны? – ради очистки совести поинтересовался Лис, но даже не повернул голову, не собираясь ожидать ничего, кроме отрицательного жеста.
Потом было быстро и немного жарко. Усталость последних дней не ослабила, а обозлила, в придачу лишив тормозов – так, что даже оставалась возможность посреди этих красных пятен, застилавших глаза, холодно и трезво планировать. Их двое против компании, но это хотя бы не все, согнанные Вороной сюда – если постараться обойтись малым шумом, подмога не подоспеет вовремя; некоторые выглядят довольно крепкими, но явно не слишком хорошо понимают, как распоряжаться своей массой - и, скажем так, мотивации у них на порядок меньше.
Потому что знания – это сила. Если, конечно, эти знания направлены на то, как применить то, что у тебя есть, так, чтобы окружающим было больно и плохо тогда, когда они неправы.

В какой-то момент, когда удачно захваченная кисть треснула под пальцами, Лис что-то попытался сказать про то, кому уж точно стоит себя считать только хозяином своих зубов (потому что они сейчас очутятся в горле и извлечь их оттуда будет очень непросто), потом решил, что тратить дыхание на прописные истины не стоит: раз не познали их раньше, то вряд ли дойдёт сейчас - и дальше бил молча.
Кому-то, заросшему каштановой кудрявой шерстью, совсем не повезло – дойдя до странного этапа злости, Кай не разменивался на средства, и увидев, как тот замахивается на Ворону – ну уж нет, моё – отчего-то перехватил руку. Довольно слабо, и поплатился за это ударом в скулу - зато потом кудрявый воочию увидал, как его привязывают к наглухо приколоченному к полу стулу, ставят напротив зеркало и медленно снимают кожу с лица, а потом отрезают…
Кричал.
Было даже весело - костяшки уже не саднили, в целом боли не было, только из расквашенного носа обильно хлынуло, что вызывало тупую досаду, потому что немного мешало. Отправляя одного из противников в красочный полет прямо через перила – сам виноват, подставился – Лис только размышлял, сколько они ещё продержатся, хотя позиция была ничего так, ещё должны…
Потом его самого смяло и раздавило, размазав по мирозданию тонким слоем: остатком физического сознания ощущая под затылком что-то твердое, холодное и гладкое - вроде те же самые перила - эльф наощупь уцепился за точно так же сползающую рядом Ворону, но даже не видел, в какой стороне были ступеньки, а где – густой воздух цеха.
Под веками он видел белую вспышку, замершую во времени и никак не желающую угасать – спустя позорно долгую минуту понял, что в боевом запале окончательно утратил ориентиры, вспышка на самом деле не материальна – и ничего не взорвалось, в том числе его глаза. Их окатило стеной огня, вслед за ней пришла волна холода – возможно, тем, кто заглядывал в духовный мир, было немного проще, но, проморгавшись, Кай понял, что их нападающим сейчас не лучше. Волной огня казалось яростное, ни с чем не считающееся желание получить крови.
Она тоже решила поучаствовать.
Ничуть не думая о последствиях, Кай вытер кровь с носа, рассмеялся и пнул ботинком дезориентированного кучерявого - прямо по почкам.
Драконы всегда получают желаемое.[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

49

- Вообще... - начала было Ворона, то есть, та ее часть, которая худо-бедно сохраняла рассудок, но в этот момент Одноглазый восстал и решил ее ударить, а запах свежей крови почему-то всегда заставлял ее терять рассудок. Дальше мир заволокла какая-то пелена, вовсе не багровая, как в книжках пишут, а такая, ну…
Будто вода вокруг.
И она все время немного идет рябью.
Вот она сидит на спине у какого-то козлоногого и пытается выдавить ему глаза пальцами, а он орет.
Вот Кай скидывает кого-то с лестницы.
Вот разворачивается в ангаре дракон с грацией, невероятной для боевой машины таких размеров - плавно, беззвучно, и, наверное, совершенно незаметно для кого-нибудь, кто не чувствует драконьей ярости.
- Третья, - шепчет. Полукровка, вцепившись в плечо оседающего эльфа, - Третья, не делай это. Третья… Лливедд!
И драконий шепот проникает в ее голову. Они говорят, говорят, пока те, кто еще в сознании, замирают, закрыв глаза от ужаса. Говорят, пока Третья терзает орущего под ее когтями гоблина - точнее, чудом живой еще кусок мяса - как молодые сфинксы когтят игрушки, будто не замечая их существования.
И Ворона даже, кажется, что-то разрешает, пока в реальности пускает пену на ступеньки. И вот следующий осколок мира - они с Лисом тащат друг друга, и неясно, как еще идут, придавленные, размазанные драконьей волей, серые, у эльфа синие губы и лицо, ежесекундно идущее рябью точно так же, как всё вокруг.
Но так и не сменившее черт ни разу, хотя в какой-то момент Ворона думает, что сейчас он глянет на нее другими глазами, и тогда - тогда останется только молиться, чтобы это была, к примеру, его мать.
Из-под ног выворачиваются куски битого кирпича, и запах старого жабьего помета в том загоне, где стоит грузовик - внезапно становится тошнотворным. Она поит Кая водой из фляги, забытой на сиденье, смачивает лоб, гладит виски - потерпи, немного, самую малость, только уедем отсюда, и станет легче.
Она совершенно не хочет знать, что станет с выжившими, но догадывается.
И ей - проклятая эльфийская кровь - не жаль.
Грузовик заводится охотно, но почему-то хруст щебня и обломков стены под колесами кажется громче, чем шум двигателя, да и трогается он потом с каким-то трудом, словно и правда сквозь воду, удручающе медленно, будто в дурном сне, когда ты бежишь и не можешь убежать, а за спиной нечто невыразимо ужасное приближается без спешки.
И по воде, сквозь которую они двигаются, идут круги чужой боли.

На берегу реки вдруг отпустило. Притормозив, Ворона открыла дверь, бессильно глядя, как темная вода уносит прочь окурки и масляное пятно. И о том, что всё произошедшее - реально, ей напоминали только синяки и сбитые костяшки, которые как раз начали саднить. И вообще, жить оказывалось удивительно больно и, кажется, везде, начиная с шатающегося зуба и разбитой губы и заканчивая болью в ребрах при каждом вдохе.
Но она хотя бы сидела ровно.
- Кай?..
Рваные тучи над городом время от времени открывали солнце, никого не обманывая: вечером будет гроза.
- Кай!
Пожалуйста, посмотри на меня.
Своими глазами.

Великая Мать, приводящая нас в мир…
Ворона стаскивает через голову майку, заляпанную кровью и машинным маслом: прости, считай, что это реанимационные мероприятия. Ей далеко до настоящих болотных ведьм и, уж тем более, до блестящих выпускниц университета, но кто не знает о таких простых вещах?
Великая Мать, выводящая нас к свету…
Не прекращая шептать разбитыми губами, она решительно взялась сразу за ремень на испачканных эльфийских “Ллеу” - плевать на свитер и всё остальное - коротко взывает к Рогатому, обычно это делают мужчины (по крайней мере, так утверждается), но этот явно не в состоянии.
- Сейчас. Сейчас станет лучше.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (14.01.2018 03:13)

+1

50

- Да я нормально, - попытался возразить Кай куда-то в пространство рваных серых с мандариновыми подпалинами туч, в прорехах между которыми проглядывало глубокое темное небо, полнящееся частой россыпью крупных звезд, мерцающих то молочным, то алым; а рука, держащая руку, то и дело проваливалась в ночную пустоту.
Он всегда удивительно крепко держался в этом мире – не как все эльфы - каждый раз останавливался у черты, но так ни разу не шагнул за неё; и сейчас тоже слышал шепот чужих голосов и прикосновение коллективного бессознательно - роя? – из которого эльфы выходили будто бы временно и в которое возвращались время от времени, каждый раз рискуя заплутать в попытке выбраться обратно, и не найти дорогу назад. Сейчас было так же – в какой-то момент Кай просто остановился и замер над мерцающей бездной, шепчущей, но не ему – и оттого слышал, хоть и почти не видел, всё, что происходило вокруг. Испытывал досаду от того, что не может сделать всё сам – ощущение чужой руки под рукой, теплого и влажного от чьей-то крови плеча в пальцах вдруг, в самый неподходящий момент, исчезало, и он оказывался в темном космосе со сверкающей молочной спиралью Дворца – а потом снова выныривал и слышал шум мотора. Ворона была более устойчивой – возможно, из-за своей привязанности к железу, такому тяжелому и тянущему к земле. Земля сейчас тоже показалась прозрачной – Кай хотел свеситься через окошко для того, чтобы сплюнуть наполнившую рот кровь, но латунь снова пропала из-под пальцев, обратившись плотной звездной пустотой, а тело отказалось слушаться.
Да я…
Есть ли тут это «я»?
Никуда не годится.
Потом она позвала – и Кай пошел на голос. Разыскивал дорогу среди колючих остатков драконьей воли – они представлялись то изломанными осколками, попадающимися под ступню, то вырастающими из темноты острыми золотыми шипами, мерцающими и переливающимися в своей глубине, одновременно светом, материей, волей и голосом, музыкой и запахом, вибрацией звезд, невероятно крошечными и в то же время очень большими. Среди отголосков чужой боли – темнеющих, пустых и жутких оболочек, трескающихся и исчезающих за спиной, среди собственного тока крови, бьющейся в виске и одновременно текущей вокруг него, под мостом из белого камня, похожего на кости – вперед, вдоль зарослей терновника, к свету. Лис шел на знакомый голос, отталкивая рой и стремясь к привычному, материальному и приземленному, оставляя за собой и молочные завихрения звезд. Запах бронзы, латуни и железа, запутавшийся в волосах, как сварочная гарь, керосин и масло, едва ощутимая, выветрившаяся горечь кофе, бумажная пыль старой книги, холодный медный привкус чужой крови – красной, алой, почти черной, зеленоватой – и свежая соль её самой, выдергивающая на поверхность из темного океана перемешанных видений и перепутанных чувств. Прикосновение отзывается хрустальным звоном и дрожью пространства, лазурно-розовым светом, теплой морской волной, соленое, сладкое и горькое одновременно – взметнувшись, замирает и сливается в одно-единственное, привычное и нормальное ощущение нежной кожи под рукой.
Тогда становится хорошо.
Кай бессовестно не хотел признаваться самому себе, что хитрил, чувствуя себя слегка лучше, чем, наверное, казалось со стороны. Где-то там краем сознания почти механически считал – порядок сетей, узлы и композиции, ту самую науку блестящих выпускниц старого университета, не отрываясь ни от малейшей доли ощущений. На лицо падают волосы – самые настоящие – и это прикосновение немного щекотное; он очень-очень аккуратно, на мгновение останавливаясь, проводит пальцем по разбитым губам – сеть и чувства, чувства и сеть, осознанно заводит себя в спираль, и вслед за пальцем кожа затягивается тонкой пленкой, разглаживаются, хоть и не исчезают до конца, ссадины на плече и предплечье, бледнеет кровоподтек, оставленный одноглазым.
Вслед за нормальными чувствами приходит и личная боль – Лис шипит что-то сквозь зубы, тут же заставляет сам себя замолчать, и аккуратно сцеловывает кровь с разбитой губы.

Маленькая жрица была права, стало намного лучше, и, хоть это по-прежнему было жертвой, хотя бы никто не умер. Ну, во всяком случае из них двоих.
- Мне кажется, она их сожрала, - шепотом признался Кай, когда было уже совсем тихо. Он рассеянно гладил её волосы, слегка прижимая к себе голову, - не имею ни малейшего понятия, как, но ей это было нужно. Она со мной… тоже говорила. Обещала всякие гадости.
Краем глаза он видел разрывы в быстро бегущих облаках – серых с желтыми подпалинами - пытался прикинуть время, но быстро сдался. Думать было катастрофически лень, хотя и необходимо.
В… да рогатый его знает когда, может, уже сейчас нужно ехать.
Лис еще позволил себе две минуты смазанных раздумий – наладившая свою работу сенсорика решила обрадовать его со всех сторон, так что к ложбинке на спине он прикасался с каким-то почти детским восторгом. Может быть, это было радостью от возможности жить без чьего-то взгляда, прожигающего спину, может – просто от возможности жить, пусть и так болезненно.
- Пусти за руль, светлая.
Со стороны завода несло гарью и какой-то дрянью, которой не находилось названия – лишь бы никто из высоких не решил проверить, что за херня тут творилась – Кай глубоко вдохнул грязный воздух и ещё минуту не решался отпустить спасительницу, которая тоже не слишком-то уверенно разыскивала свое место в этом мире. Ничего – это поправимо; к тому же он был почему-то точно уверен, что если что-то и удержит её на плаву – если его рук окажется недостаточно – так это знания, которые им нужны.[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+1

51

- Садись, - с неохотой сказала Ворона. Она пришла в себя не сразу, и отпускала его так же неохотно, кое-как сползла в сторону и вышла, открывая путь наружу. Ну не через рычаг же лазить, в самом деле.
Мир казался всё таким же ненастоящим.
- Она всегда обещает гадости. Они все обещают. Тут, знаешь, главное, помнить, что у них это как поздороваться. Привет, я выпущу тебе кишки и съем их без соуса, - нужно ведь как-то жить дальше, а самый лучший способ - это немного пошутить. Потому что думать о будущем полукровка была все еще неспособна, и больше того, она и раньше-то никогда этим не занималась серьезнее, чем на сезон вперед. Одно она понимала совершенно ясно - теперь повстанцы для них так же опасны, как и полиция, никто не поверит, что драконица сделала… то, что сделала, не по приказу. А если и поверит, то будет считать, будто Ворона могла ее остановить и не хотела.
- Если сожрала, то не всех. Ей нужно как-то чиниться, и она понимает, что рабочие руки лишними не будут. Так что… лучше бы сожрала.
Еще ей потом нужно будет вернуться, но говорить об этом Лису полукровка не торопилась, вряд ли он сейчас спокойно воспримет такие намерения, сама же Ворона, с облегчением откинувшись на продавленную спинку пассажирского сиденья, закрыла глаза и пыталась ничего не чувствовать.
Напрасно.
Время от времени она открывала глаза и разглядывала его руки на руле, борясь с желанием прикоснуться, положить ладонь сверху и замереть. Все вокруг по-прежнему казалось нарисованным, и потому долго смотреть не  получалось. Потом Ворона заснула, где-то между пустынных и брошенных зданий, и проспала момент, когда грузовик остановился.
Потом они шли, и полукровка с трудом подавляла желание постоянно оглядываться, уверенная, что видит безумную машину в последний раз. Грузовик молчал, стоя с заглушенным двигателем, и в конце концов потерялся в темноте.

- Куда мы идем?
На лестнице пахло травкой: ни с чем не спутать этот запах, однажды Вороне вручили немного за очередную починку, кажется, кто-то из козлоногих, ухмыляясь и подмигивая. Она покурила, когда добралась до своей норы, и до сих пор не выяснила, сколько прошло времени с этого момента, до тех пор, как она очнулась в ангаре, свернувшаяся клубком в собственной рвоте и с сорванным горлом.
В остальном окружающее выглядело так, будто никакого События не происходило: лестница черного хода, ведущая сразу к лифту, сверкала полированным нефритом, на площадке возвышалась статуя, изображающая эльфийку, отдающуюся двум оленерогим красавцам, на рогах которых кто-то неаккуратно развесил носки. А на голову фаты кто-то и вовсе натянул кружевной чулок.
- Хорошие соседи, - неловко одобрила Ворона, справляясь с желанием зашипеть на скульптурную композицию, и вцепилась в локоть Кая, потому что очень хотелось. По нефриту она ступала очень осторожно, стараясь под ноги не смотреть, и против воли выпрямлялась, одергивая куртку.
Думала - домой нужно, собрать всё и снова куда-то драпать, но ненадолго.
Думала - не сможет, так и будет ходить за Лисом, как привязанная, потому что встретила его на величайшую беду и величайшую радость.
Думала, что нечего ей здесь делать, в эльфийских дворцах, но плевать, потому что хотела только спать и кофе, или вот лечь рядом и лежать, уткнувшись в холодное острое плечо, гладить крылья, говорить всякие глупости, вроде “как хорошо, что ты пришел”.
- А помыться дадут? - наконец спросила Ворона, когда лифт мелодично звякнул, открывая двери.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (22.02.2018 18:04)

+1

52

- Если выживем, - без тени улыбки откликнулся Кай. Он был напряжен, хоть и старался не подавать виду, и постоянно оглядывался – но им сегодня везло, потому что никто из хороших соседей так и не встретился. Невелика была бы беда, в общем-то, даже если кому-то и придет в голову что-то подозрительное – что в этом месте, рассаднике разврата и неприятных привычек, само по себе было почти невозможно – у него, за считанные дни резко поменявшего приоритеты в жизни, от всего было надежное средство. В виде тяжелых и твердых предметов.
Ещё Каю казалось, что ступил на какой-то путь, в котором уже нельзя повернуть обратно, а в конце их ждет тьма - но иначе нельзя.
- Розу жалко, - невпопад сказал он и толкнул двери, вспыхнувшие витиеватой вязью заклинаний, дополнявших эльфам замки вместо двадцать лет назад отказавшейся работать сигнализации.

Фата их ждала – ее присутствие сопровождалось терпким табачным дымом и потрескивающей, как перед грозой, атмосферой. Сейчас, в сумраке, освещенном несколькими волшебными светильниками с крошечными светлячками – те бились в бесплотных попытках вырваться на свободу, показывая нецензурные жесты в прозрачное стекло – она вдруг показалась Каю уставшей и необычайно как для эльфы старой. Впрочем, это может быть простая вежливость, всего лишь соответствие им двоим – побитым, грязным и задолбанным жизненными перипетиями.
- Фата Шеала де Танкарвилль, - даже не пытаясь соблюсти приличествующие церемониалу тон и выражение лица, Кай за руку усадил Ворону в мягкое кресло, потом сам опустился рядом – на пол, испытывая сильное желание сползти туда полностью, зарыться пальцами в ворс ковра и полежать так с пару часов, бессмысленно пялясь в потолок.
- Фата Ворона.
Шеала прищурилась, но спрашивать не стала, обойдя вниманием как странное имя, так и ссадины и царапины, густо покрывающие обоих горе-переговорщиков.
- От вас пахнет железом, - сообщила она, - никто этого, надеюсь, не видел? Гончих по пути не встречали?
Дождавшись успокоившего её ответа, она кивнула с оттенком одобрения.
- Надеюсь, вы понимаете, во что вляпываетесь, - без прелюдий сказала фата, - Пепел только-только пришел в себя, но до состояния, в котором можно за штурвал, ему ещё… Впрочем, вам это ни к чему. Тс, Кай, замолчи и не задавай вопросов не по существу. Если ты хочешь знать, откуда я всё это знаю, то ты не хочешь это знать. Фата Ворона, - эльфа легко подхватила предложенное ей обращение, вопреки привычке собратьев не преувеличенно ядовито-вежливо, а почти без эмоций, разве что с легким оттенком тревоги, - ты вправду можешь работать с драконом? Что тебе требуется?
Поганец с легкостью опознал бы ту жадность, вспыхнувшую у фаты в глазах, когда она снова говорила про драконов – с такой же когда-то вечность назад она расспрашивала его самого, и теперь снова испытывала это странное чувство невозможности прикоснуться к чуду, сопряжению магии и холодного железа, хищному и прекрасному одновременно. Кай этой жадности никогда не знал, но, увидев впервые, не испугался, посчитав её добрым признаком искренней заинтересованности в благополучном разрешении всех вопросов.
Даже чуточку взревновал.
- И что вы хотите знать?
Ворона, намертво сцепившая пальцы в кресле, кивнула. Ей было бы страшно интересно, если бы не было так страшно.
- Я не фата. Не слушайте его. Да, могу, и работаю, Третьей тоже рано в небо, там… долгая история, кое-что я починила, но не все, - быстро говорила полукровка, будто стараясь отчитаться скорее, - техника нужна, и руки, а знать я хочу… да, черт, я не знаю. Понимаете, фата, я, ну…. - спохватившись, спрятала за спину грязные руки, - училась сама, и у меня не было много материалов. Кай привез учебники, но это долго, мне нужны спецификации, гримуары, документация к “Махлат”. Ну не всё, хотя бы что-нибудь из этого! Да что там, помогут даже руководства и общие спецификации для инженеров Завода. Есть вещи, которых я не понимаю, потому что не училась, и никогда не пойму, но догадываюсь, и мне нужно подтверждение, например… в общем, вот так.
- Не части, - Шеала подняла руку, - и не надо думать, что я волшебница. Я не всемогуща, я не смогу дать тебе инженеров, которые смогут показать и научить. В основном потому, что они мертвы… понимаешь, да?
Фата поднялась, и, сцепив пальцы, сделала несколько шагов – сначала вправо, потом назад, влево. Остановилась:
- А она сама? Ты способна выдержать разговор с ней? Скорее всего, она в состоянии рассказать не только то, что у нее сломано, но и то, как это чинить. Нужно приказать. Она поделилась своим именем?
Ворона поморщилась и повторила:
- Мне не нужны инженеры. Только их бумаги. То, что еще есть. Рассказать, как чинить, она не может. Она дракон, а не техник. Она не знает.
И, думала полукровка, если бы именем и поделилась, это точно не то, что стоит сообщать эльфийской фате.
- Я говорила с ней. Почти постоянно. И перегоняла ее в ангары. Имя не спрашивала, мне не нужно.
- Нет, она знает, - Шеала качнула головой, - но почему-то не хочет рассказывать. Я слышала про такого дракона, который, сбежав с завода, сумел починить себя с помощью выводка мерионов, а они, как сама понимаешь, несколько тупее тебя. И гримуаров не читали.
Кай испытал желание лечь на пол и прикрыть голову, опасаясь перекрестного огня, но оставался неподвижным даже тогда, когда мать опустила свой взгляд и недвусмысленно ткнула пальцем в его собственную сторону.
- С драконом тяжело разговаривать, это верно. Если тебе сложно, то Кай сумеет выпытать имя. Это у него в крови. И…
Фата ненадолго задумалась, что-то мысленно прикидывая.
- Возможно, я смогу достать кое-какую документацию к «Махлат». За небольшую услугу.
Ворона кое-как подавила смешок и проглотила - во имя собственной безопасности и будущего сотрудничества - первые два комментария. Значит, ей должно быть тяжело, а Каю нормально - хотя дела обстояли почти что ровно наоборот, но это неважно, потому что… неважно. Главное ведь результат.
- Если вы настаиваете, - вежливо откликнулась она, скрещивая на груди руки, - вам нужен приемник?
- Верно, - эльфа склонила голову к плечу, внимательно изучая полукровку, - мне нужен приемник. Без холодного железа. Полагаю, это задание будет несложным?
- Скажи, - подал голос молчавший до того Кай, - а почему они вообще так старательно убирают все упоминания о драконах? Прячут гримуары и всю документацию – ведь это всё равно сейчас толком не работает. Должна же быть какая-то причина?
- Она есть, - теперь цепкий взгляд фаты переместился на него, и эльфу стало как-то неуютно, снова он в чем-то нагрешил, - потому что только драконы, даже в этом нестабильном состоянии, могут летать очень далеко. Даже до Спирали, если постараться. Ещё какие-то вопросы?
- Нет. Пока нет, - Ворона молча протянула руку и взяла за руку Лиса, - я бы и так его вам сделала. Этот приемник.
Эльфа молча кивнула, приблизилась. Тихо сказала:
- Берегите себя.
Потом, вернув себе деловой тон:
- Мне понадобится несколько дней. Потребуется кое-кому отводить глаза, и советую не пренебрегать тем же, Кай.
И вышла, аккуратно прикрывая за собой двери и не попрощавшись.
Кай напряженно выдохнул.
- Душ – вот там, горячая вода регулируется красным сигилем. Не мешать? Я схожу, сделаю что-нибудь вроде ужина и чая. Последний раз, когда мы нормально разговаривали, ты хотела пить.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

53

- Да? - с трудом вспомнила Ворона, и тут же об этом пожалела, осознавая природу отвратительных ощущений, которые ее сейчас мучили. Собственное тело казалось ей чужим и неприятным, а собственный же язык - слишком большим, шершавым и неповоротливым, и несмотря на то, что она помнила мытье в горячей (относительно) воде только по временам, когда Завод еще работал, сейчас хотелось вовсе не ее.
Полукровка с трудом оторвала взгляд от плети какой-то лианы, обвивающей трещину в стене, чтобы встать и пойти, куда показывал хозяин квартиры.
Вообще здесь оказалось странно и совсем не похоже ни на холл, ни на ностальгические рассказы некоторых повстанцев о былом величии - впрочем, стоило ли верить тегианским прихвостням? - несмотря на то, что для Вороны это жилище было непростительно роскошным, настолько, чтобы против воли двигаться вдоль стены, стараясь не наступать на нефритовые плитки и не задевать при этом плечом обои - было также совершенно очевидно, что Лис со всей этой эльфийской чертовщиной гармонировал еще меньше, чем она.
Но может, это просто эльфийская же небрежность.
Сбросив одежду, Ворона забралась под душ, с некоторым даже испугом разглядывая на белоснежной поверхности цвет воды, которая с нее текла - чуть позже поняла, что вода холодная и ее никак не получается перестать пить, но стоило прикоснуться к красной печати на плитке, как перестали держать ноги.

Отмывалась уже сидя, сдирая с себя металлическую пыль и машинное масло, ожесточенно отмывая запах драконьей ярости - с интересом сунула нос в бутылку чего-то хвойного, но отказалась от этой идеи. Мыла вполне хватало.
Перед глазами мерцали схемы и переплетения магических линий, никак не хотели никуда деваться, в какой-то момент окончательно потеряв чувство реальности, Ворона устроилась под теплым дождем, падающим сверху, обхватила колени и замерла.

Сигнал с антенны через разъем beth-duir2 ("Антенна") и переменный резистор ruis34 ("Уровень RC") поступает" на выводы 4 и 5 основной платы. Радиочастотный сигнал фильтрует входной контур luis3 fern32 coll33 с помощью сигиля, который подключен к основной плате через разъем…
- Здесь должна быть шифрующая печать военного стандарта “Немайн”, - вслух декламировала Ворона чужим голосом, до крови вцепляясь ногтями в собственную кожу, -  сигнал с которой через эмиттерный повторитель на транзисторе…
Ее стошнило чистой водой, вода так пахла железом, что плющ на стене заметно съежился и почернел. Линии перед глазами путались и мерцали, намекая на что-то, и полукровка почти уловила намек, но всё еще не понимала, будто он на другом языке, будто кто-то пытался с ней заговорить, но это существо не то, что говорило - думало принципиально иначе, так что одна только попытка понять оборачивалась падением в безумие.

...Выводы шестнадцать и тринадцать основной печати предназначены для подачи высокочастотного напряжения гетеродина на трансиверную приставку…
Это спасало: Ворона все громче декламировала сопутствующую документацию, чтобы заглушить это в голове.
Пусть замолчит. Пусть замолчит.
Вода казалась то холодной, то обжигающе горячей - нет, снова холодной, ледяной, словно осколки, падающие с неба, осколки разбитых зеркал, окна заброшенного дворца, по залам которого гуляют бесконечные метели, где в конце анфилады на троне…
- Лис! - Ворона прижалась к бортику ванны, выдирая ступню из намерзшего на дне льда, и сосульки, свисающие с волос застучали.
Как чьи-то сухие кости.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

54

Лис понятия не имел, что это было. Не знал, не понимал, не слышал и не читал о таком – в Городе, полном различных вещей, для высокого эльфа, которым он себя считал подавляюще большую часть своей жизни, не смертельных, но все же неприятных, никогда такого не было, но мир неотвратимо менялся за последние дни. Так что же это?
Он чувствовал отголоски, но ОНО обращалось не к нему, а к Вороне, не понимая её ровно настолько же, насколько Ворона не могла понять обращенное на неё внимание. Позже, закутав её в плотный кокон из сразу трех одеял и наконец вручив в ладони чашку с долгожданным горячим чаем, Кай вернулся в ванную комнату и долго созерцал царящую там зиму.
Она выглядела… ну, как зима. Всё как положено – льдины, сосульки, пласт слежавшегося снега, занявший место коврика возле душевой кабины; это великолепие уже начало подтаивать и норовило обернуться неприятностями, если просочится сквозь перекрытия. На устранение этих недоразумений ушла уйма сил (вдобавок он спешил, не испытывая никакого желания оставлять Ворону в одиночестве лишнюю секунлу), так что к моменту, когда обстановка приобрела приличный вид, душ уже требовался ему самому - но это подождет. В конце концов, Ворона видела его ещё более ужасным, но, кажется, ей немного нравилось даже так.
Прокручивая в голове события, предшествовавшие непонятному событию, Кай хмурился. Это точно была не его мать – эта эльфа предпочитала действовать другими методами, которые он худо-бедно научился предсказывать. Это не могла быть ни одна другая фата – с одной стороны, их воздействие не могло бы пройти незамеченным, потому что кое-что он всё-таки умел, с другой, они бы не разменивались на эффектные, но малоэффективные жесты, и предпочли бы парализовать на месте, а потом явиться во всей  своей красе. Судя по отсутствию фат в его гостиной, тоже не тот случай.
Оставалось… да фиг знает что оставалось. Кай ничего не понимал, и, плохо помня свои сны, пока что никак не смог связать одно с другим, отдавая себе отчет только в том, что очень, очень сильно встревожился за Ворону и её самочувствие.
Выглядела она, по крайней мере, не очень хорошо. Вымытость ей несомненно была к лицу, однако Лис с охотой бы поменял всё обратно – машинное масло на трезвость ума, или что-то вроде того?
- спонтанное проявление внутренней магии? –спросил он, присаживаясь рядом и аккуратно притягивая к себе: правда, сквозь слой из одеял жест был несколько неплодотворным, - ты же все-таки наполовину эльфа, может, это память предков.
Конечно, он шутил – для того, чтобы хоть как-то разрядить обстановку, но выходило блекло и малоубедительно. Оба не могли не понимать, что это было что-то масштабное – раз пробилось в это жилище – и довольно-таки серьезное, но с чем могло быть связано – пока что это было загадкой.
Решив, что запоздало соображать лучше чем не соображать вовсе, он, не размениваясь на мелочи, затащил себе на колени всю ту гусеницу, в которую сейчас была превращена Ворона, уложил её голову себе на плечо и крепко прижал – если ему самому, знакомому с высокой магией не понаслышке, было не по себе, то что же должна была чувствовать полуэльфа, общающаяся в основном только с кусками железа и всякими оленями?
- Поняла, что произошло? Я - нет, но ты наверняка чувствовала больше, - мягко произнес он, - но я пойму, обещаю. На что было похоже? Ты перед тем, как все случилось, что-то говорила, но такое умное, что я ничего не понял. И еще из-за воды было плохо слышно. Не спеши, если не можешь сейчас говорить, это подождет до завтра.
И, чуть подумав, почему-то извиняющимся тоном добавил:
- В постели точно будет теплее.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

55

- Я могу, - задумчиво сказала Ворона. Она так смертельно устала, что надоела даже собственная усталость, и потому удивительно, но сейчас ей было вполне хорошо. Тепло в одеялах и на коленях у эльфа, довольно умиротворенно, так что она, положив голову на плечо Лиса, потерлась носом о его шею и мрачно зевнула.
- Я просто вспоминала схему военного приемника. Мне ее Первый надиктовал, я один собрала, но не записывала. А потом... Хм.
Полукровка помолчала, скинула одеяла и устроилась поудобнее.
- Короче, ты только не смейся. Мне кажется, что со мной разговаривал дракон, - предупреждая недоверие в глазах Кая и сомнения в собственной вменяемости, она поспешила добавить, - это, конечно глупость какая-то, потому что и шлема у меня нет, и сама я не приемник, и вообще только похоже, железом не пахнет, хуже того, это что-то… совершенно чуждое железу. Но все равно похоже, даже не могу сказать, чем именно, может, вот это ощущение, знаешь… как будто ты с кем-то пытаешься говорить, но не просто на разных языках, а как будто этот кто-то даже думает иначе. Сложно объяснить, но омерзительно. Как программировать оккультные кластеры на огаме… Как впихивать кубики в отверстия для шариков, вот.
Она решительно встала, потратив несколько секунд на то, чтобы привести свои устремления в соответствии с окружающим миром - попросту сохранить равновесие - и, непринужденно скинув одеяла совсем, выпрямилась непонятно откуда взятым, но характерным для эльфийских предков движением.
- Сначала я хочу есть, хотя бы какие-нибудь печенья и кофе. Потом я хочу тебя - ну на что-то же нас хватит? Потом спать, - Ворона определяла дальнейшие планы с прямотой и точностью прирожденного, хоть и несостоявшегося, инженера, - а потом я разберу твой телевизор.
По правде говоря, был сильный соблазн первую часть исключить, но она подозревала, что вторая тогда сама собой отпадет, а это скучно. Поэтому разорение, которое гостья нанесла кухне, походило на последствия налета целого звена “Махлат” на какой-нибудь мирный приморский городок.
- После того, как я поем, остается стол, - объяснила она Каю, поедая из банки шоколадную пасту ложкой, - если он до этого, конечно, был. Хочешь ложечку? Точно нет? Смотри, она последняя… кстати, что это? Тут этикетка сорвана.
Не то, чтобы этот вопрос Ворону сильно интересовал, хотя был момент, когда она смотрела на еду с опаской и думала, что будет неловко, если попытаться съесть что-то, что к этому не предназначено, как в дурацких историях, в которых все садятся мимо стула и говорят тупые вещи на потеху публике и на беду себе.
Одеваться она не собиралась. Во-первых, ее одежда совершенно не сочеталась с интерьером, и от нее буквально шарахалась мебель, а во-вторых просто не собиралась. Пока ее погрузило в эйфорию и жажду деятельности (это ненадолго), и Ворона этим пользовалась.
- Между прочим, стол у тебя шатается, - полукровка с сожалением отставила пустую банку, - я ни на что не намекаю, но потом надо починить. Потом.
Она, в конце концов, действительно скучала, и сильнее, чем думала - не считать же всё, что до этого происходило, воссоединением? Плевать на всех драконов, розы, приемники и гримуары.
Ворона замерла с ложкой в руке, завороженно созерцая Лиса.
И медленно отложила ложку в сторону.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

56

- Ладно, - чуть протянул Кай, ещё не утративший серьезной задумчивой морщины между бровей, но уже слегка успокоившийся: Ворону не собирались прямо сейчас уносить лесные великаны, и она не провалилась в страну Льда или в какую-нибудь бездну к рогатому - а значит, все  проблемы пока что могут подождать.
На что-то его совершенно определенно хватит, и это что-то совершенно определенно оправдывает последующий небольшой ремонт, потому что, как эльф считал, с совершенно непристойным предвкушениям поцеловав Ворону в бедро, ограничиваться столом не стоило.
Потом, все размышления о кубиках и шариках потом, и приемники тоже потом – она всё ещё неуловимо пахла железом, едва-едва, опасно и потому маняще, и была в ладонях, как пламя – не оторвать глаз, даже обжегшись не отнять рук. И кожа у неё всё ещё была какой-то железной, солено-горькой, но удивительно для таких запахов и вкусов теплой – или может, это ему казалось лишь потому, что с Вороной  в этот дом незримо ступило всё тайное, загадочное и запретное: и сейчас он имел возможность обладать этим всем без остатка, никуда не торопясь.
И потому сначала не торопился, а потом все-таки обладал, разом утратив и покой, и какие-либо остатки понимания, на каком свете находится, и к кому нужно взывать – потому взывал к тому единственному божеству, которое у него осталось и которое все так же пламенем билось в ладонях. И лишь на секунду выныривая из чего-то безрассудно горячего, пальцем отводил смоляную из-за влаги прядь волос с лица, шепотом обещал какие-то глупости и весь мир в придачу.
Кухонная утварь попыталась расползтись от разбушевавшихся эльфийских хозяев подальше, но что-то таки погибло бесславной смертью – впрочем, Кай был готов пожертвовать для неё всем, чем обладал, а сегодняшние жертвы в виде еды, мебели и телевизора выглядели ещё весьма безобидно. Он всё равно этим всем почти не пользовался, пусть хоть на что-то пригодится.
И ничуть не пожалел о своих решениях даже тогда, когда стол все-таки не выдержал, с жалобным скрипом подкосившись.

Одинокая зеленая гончая подняла слепо истекающую жидким холодным огнем морду к небу, щелкнула зубами на холодную голубоватую луну и шумно втянула ноздрями воздух: текущая по канализации вода отчетливо отдавала растворенным в ней холодным железом, и крошечная водная взвесь, поднимаясь от смрадных потоков вверх, проникла сквозь решетки и достигла чуткого блестящего носа. Собака взвизгнула, дернулась и зашлась захлебывающим лаем, но спустя мгновение звук словно оборвался.
Женщина в черном опустила ладонь и разогнулась, и из забегаловки тут же выглянул высокий худощавый эльф в форме патрульного. Хмуро гавкнул:
- Стоять! Кто идет!
- Тише, офицер, - она подняла руки, но тон при этом оставался прохладным, - ничего противозаконного. Я всего лишь иду на службу.
Эльф наконец рассмотрел её и кисло козырнул, не испытывая особого энтузиазма, но испытывая служебную необходимость.
- Простите, мэм, - извинился он.
- Советую воспитывать вашего пса получше.
Эльф недолго провожал её взглядом, пока она не скрылась в темноте, а потом сразу же выбросил из головы всё произошедшее – в забегаловке его ждал наверняка уже остывший чай, а пойди ещё найди в такое время в этом райончике что-то настолько же пристойное. Гончая была натаскана на железо, но поди ж найди его на высокой эльфе! Нет, проклятая сука просто ошиблась – и он от души пнул привязанную служебную псину ботинком, прежде чем снова нырнуть в неплотно прикрытые двери.

Очень высоко над слоем прерывистых кудрявых облаков, в бездонной космической черноте, недостижимой ни одному из фей, находился Дворец. Его молочная звездчатая белизна была подернута голубоватой пленкой инея, и иней же поблескивал на едва заметных гранях огромного прозрачного ледяного зеркала, раскинувшегося на многие мили.
Этой ночью Каю, когда он наконец, счастливо измотавшись, заснет, будет сниться именно оно – во сне он до крови порежет руки о ледяные грани, бесплодно пытаясь пробить хотя бы крошечную дыру, и наутро на костяшках останутся порезы, но странный сон он почти не вспомнит.
Больше никому из обитателей что большого, что малого Фейри, кроме этих двоих, зеркало никогда сниться не будет.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]маленькая циничная хуйня[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC