Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Spring

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

https://image.prntscr.com/image/4f5eUnlcRROqBHx1nnQo0w.png

Эпизод основан на сеттинге книг “Дочь железного дракона” и “Драконы Вавилона”. Все права на описанный мир принадлежат Майклу Суэнвику.

Эльфийская военная корпорация "Дората" лежит в руинах, как и весь город. Мир слишком изменился - всё началось с драконов, всё закончится ими же. Интриги, погони, старые и новые альянсы; претензии на треш и безумие прилагаются в двойном комплекте.

[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][icon]http://i.imgur.com/BJfxL8d.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, влюбленная наркоманка[/info]

0

2

На самом деле, думала фата Танкарвилль, когда раны обманчиво затянулись тонкой пленкой, всё не настолько плохо. Пока что все живы, это давало какую-либо надежду на перемены.
Новые драконы даровали стороне Авалона невероятный успех. Экспансия продолжалась, командование докладывало о победах в сложных сражениях, судя по тому, что фата каждое утро благополучно просыпалась – с Поганцем и его драконом всё было в порядке. Связь с этой чёртовой задницей мира была нестабильной, потому что пустынные колдуны создавали помехи, и новости приходили не так часто, как хотелось бы.
Сначала фата была уверена, что не расскажет ему вовсе. Потом, когда прошло три луны, а им всё не давали увольнительной – беззвучно бессонными ночами обещала в подушку, что закончит с делами и отправится туда сама. Хотя бы на день. Тогда ничего не придется рассказывать – увидит сам. Останавливало только то, что там было слишком опасно, а она отвечала уже не только за себя, поэтому пришлось отложить до ближайшего затишья.
Затишье всё не наступало.
Потом всё стало слишком очевидно, и пришлось бороться за своё место в мире так, как она не боролась ещё никогда. К сожалению, безвременная кончина старшего эльфа семьи только подливала масла в огонь: сплетни были разнообразными, но всегда - погаными. Отцом ребенка называли кого угодно – Инколоре, генерала Ллойда, дядю и даже погибшего папочку. Нескольких сплетников потом разыскали в городской реке – их почти дожрали плавуны, так что опознание сумели провести только с помощью некромантов, и газеты поспешно приутихли, переключившись на другие, менее рискованные скандалы. Семья, иерархия в которой была предельно чёткой до этого дня, сочла Шеалу в конец безумной и бешенной, и решила, что это достаточно хорошие качества как для того, чтобы слегка нарушить традиции преемственности. Все клановые дела свалились на неё – это было очень тяжело, она как-то справилась, но об отлучках пришлось забыть надолго.
Потом стало вообще не до размышлений. Потому что Инколоре наконец подняли голову – в самый неудобный момент, тогда, когда она не могла быстро действовать.

Сероглазый Кай родился утром, в пасмурный день, который стал своеобразной вехой в истории. Несколькими часами позже на окраины города пикировал первый дракон. Погибло огромное количество гражданских, и после этого события стали развиваться с бешеной скоростью: взбунтовались механические кони, отказались подчиняться управлению экипажи, а сколько в этот день разбилось эльфов на орлах – никто даже не считал. Сходила с ума вся техника, ни одно нечистое сопряжение магии и технологии не желало работать как следует – прекратила работать связь, затихло телевидение и радиовещание, исчезло всё, к чему уже так привыкли избалованные и изнеженные жители большого города. Автобусы самовольно съезжали с дорог и переворачивались в кюветах, мотоциклы сбрасывали владельцев с мостов в реки, холодильники заживо замораживали неосторожных владельцев - в самые краткие сроки столицу охватило настоящее безумие.
А потом в город пришел Дракон.
Это был самый настоящий Дракон - не из тех, чьи бока покрыты железной броней, нет. Сияющий и целиком сотканный из магии, обладающий сознанием намного более злобным, чем любая жалкая железная пародия, он подчинил своей воле всех, на кого падала его тень. Все эльфы были уверены, что драконы уже давным-давно вымерли, и только Инколоре, могущие похвастаться драконами среди предков, тихо и молчаливо подготавливали их возвращение. И теперь, пришедшие в город вместе с Драконом на правах победителей, они установили свои правила. Афера Танкарвилль спутала им карты, но не остановила, а всего лишь затянула последствия. И Шеала не сумела разгадать план вовремя, затянутая в вихрь собственных проблем – и за это теперь расплачивался весь мир.
Инколоре объявили всех, кто был связан с железом и инженерией, вне закона. Любезно разрешили сотрудничать с властями - сменить специальность, сдать всю соответствующую литературу и инструменты; запечатывали цеха и разрушали заводы. Их магия, подпитанная волшебством драконов, была настолько сильна, что спорить с ней не мог никто, и город быстро склонил перед новой властью голову. Заброшенные цеха, лишившиеся неонового света вывески небоскребов, брошенные прямо посреди улицы машины – это всё здорово смахивало на конец света, который многие по каким-то необъяснимым причинам пережили.

Фата была изрядно удивлена тем, что пережила его сама. После страшных известий поспешно отослала от себя ребенка, ежеминутно ожидая того, что с Аграт случится то же, что случилось со всеми драконами вблизи города – она сойдет с ума и разобьется вместе с пилотом, а это значило скорую и мучительную смерть всех тех, кто окажется с ней поблизости. Ну и её тоже, разумеется.
Обошлось.
Возможно, колдовство Драконов не распространялось так далеко, а возможно, Поганец просто каким-то чудом снова извернулся, невероятным образом сумев договориться даже с впавшей в безумие Махлат – она не знала. Связи с далекими землями, конечно, не было – Инколоре любезно поставили всех в известность, что военная кампания временно сворачивается, Драконы сумеют защитить их от чего угодно, и переживать не стоит.
Дни шли, жизнь, изменившаяся до неузнаваемости, продолжалась.
Нужно было по-прежнему жить.
Конечно, на неё, как на владелицу «Дораты» и новую главу клана, было обращено неприятно пристальное внимание. Было проведено несколько гадких разговоров, вследствие которых пришлось пойти на унизительные уступки, семья Танкарвилль изрядно утратила влияние в обществе – хотя не так, как другие, исключительно потому, что бешеную суку боялись и свои, и чужие. В целом почти все из семьи со временем смогли найти себе новое занятие и шаг за шагом возвращали былую власть. Конечно, о прежнем величии можно было уже только мечтать, но они всё ещё могли позволить себе роскошь. Ну, такую, которая имела отношение к чистой магии, а не к технологиям. Сама Шеала спустя год, облачившись в подобающее ситуации черное, пришла в то, во что превратился «Риссберг» и прямо заявила о том, что заинтересована в общении с мертвыми. Ей, разумеется, никто не смог отказать.

В таких странных обстоятельствах проходил год за годом. Сначала все надеялись, что вот-вот всё наладится, станет как было – потом незаметно привыкли. Последние этажи высоких зданий опустели – там теперь с удовольствием гнездились горгульи и падальщики – как-то что-то наладилось с водой и канализацией, заработали ткацкие станки с зачарованными утками, а фермеры научились выращивать овощи, прибегая исключительно к алхимическим удобрениям. Снова заработали школы и университет – из программы, разумеется, убрали всё, что имело отношение к кибернетике, но дети имели возможность получить неплохое образование.
Кай имел лучших учителей – фата Шеала, не изменяя своей бешенности, требовала для него от мира даже чуть больше, чем мир мог дать. И вообще Кай получал всё, чего заслуживал. Пожалуй, фата была плохой матерью – если говорить о том образе, который обычно подразумевают, потому что не было в ней ничего от мадонны, но слишком многое – от требовательного учителя, на корню обрубавшего любые капризы.
Кай рос чудовищем.
Пожалуй, в этом новом мире можно было только так.

Инколоре, конечно, не могли предугадать всего. Полицейские патрули с гончими ежедневно ловили кого-то с запрещенной литературой и запрещенными мыслями – но настоящие бунтари были неуловимы и неслышимы даже для них с их Драконами.
Разумеется, не просто так.
Разумеется, госпожа (уже) верховный некромант, верой и правдой служащая новой власти и ежедневно демонстрирующая клыкастую верность – ну вот такую, какую можно ожидать от загнанного в угол врага – втайне ото всех сотрудничала с подпольем. Уводила следы, организовывала, договаривалась, соединяла, искала выходы - по одной простой причине, очень эгоистичной. Потому что если из-за её слабости мир рухнул, следует как минимум повторить подвиг – а вдруг получится и в этот раз?
Она постоянно разыскивала Кадваля с его драконом, никак не могла найти, но не оставляла попыток.
А потом, кажется, нашла – когда с дальнего-дальнего востока ей сообщили о каких-то двух тварях, засевших в горах, и не дающих покоя даже тем, кто пришел с ними договариваться.
Потому что одного из дипломатов нашли с оторванной головой.

[icon]https://i.imgur.com/rtBpPPn.jpg[/icon][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, оппозиционерка и заговорщица; в дневное время - порядочная гражданка нового строя.[/info][nick]Шеала Танкарвилль[/nick][status]карательная некрофилия[/status][nick]Шеала Танкарвилль[/nick][status]карательная некрофилия[/status][icon]https://i.imgur.com/rtBpPPn.jpg[/icon][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, оппозиционерка и заговорщица; в дневное время - порядочная гражданка нового строя.[/info]

+2

3

На самом деле он умер сразу, а все остальное было жизнью после смерти, и оказалось, что это очень просто, наверное, даже проще, чем жить. Поганец иногда вспоминал мать, кивал и про себя благодарил ее за преподанный урок - он, наконец, понял, как это получалось - а потом в очередной раз топил в солнечном свете восточные границы. Спал, как убитый, во сне ничего не видел, на вылетах был молчалив и очень сосредоточен.
Еще бы, он не мог себе позволить ни оказаться трусом, ни дать дракону хоть немного пострадать.
“Да вы легенда”, - однажды саркастически заметил генерал Ллойд, к тому времени уже летавший на одной из дочерей Аграт, усовершенствованной, конечно. Кадваль кивнул - спасибо, я стараюсь.
И это не было фигурой речи.
Тогда он думал, что его мир закончился, и даже не собирался с этим спорить.
Он просто не представлял, что будет дальше.

Это случилось - да черт возьми, какая разница, когда это случилось? Безумие, поглотившее военную базу, быстро смешало день с ночью. Но, судя по тому, что Поганец вывалился из-под одеяла на трясущийся пол, это было за какое-то время до подъема. Того, который больше никогда не случился: может быть, не случился и до сих пор. Сирена не прозвучала.
Он спал и видел во сне бьющихся в агонии драконов, горящие ангары, видел столько смертей, что даже не сумел ужаснуться. Он видел - потом - целые мертвые города, в которых техника обратилась против своих создателей, и на развалинах которых пировали горгульи и прочие падальщики.
А тогда Поганец всё-таки оказался трусом. Сделал выбор: в тот миг, когда встал перед золотоглазой Аграт и позвал по имени, продираясь сквозь ее безумие, как раньше уговаривал, договаривался, пытался сломить ее волю - и сейчас делал то же, только еще утешал, успокаивал, уговаривал.
И она впустила его.
И оба сошли с ума.

Плохо мне, плохо, мягенький, больно, сделай что-нибудь, сделай!

День и ночь смешались навсегда, небо, лишенное силовых линий, невыносимо сияло перед драконьим зрением - переливалось тошнотворными цветами, пульсировало, дочь Махлат терялась в этом мареве, чуть не перепутала землю с небом. Посреди болотной деревни нездорово хихикающий полковник Арфел ослепил собственного дракона - с полного ее на то согласия, хотя Аграт выла и проклинала в эфир.
Эфир глухо молчал в ответ.
Когда все кончилось, Кадваль выкинул ремонтный набор в болото.

Частота сто тридцать, Аваллон, вызывает ноль-один-Махлат…
Частота сто сорок два, “Дората”, ответьте…
Частота сто двадцать семь, гражданский порт Инис Витре, ответьте…
Кто-нибудь, ну пожалуйста! Хоть кто-нибудь!

Не было дня, не было ночи, висящие на развалинах тела успели истлеть до костей, а падальщики расплодиться - они избегали падальщиков и трупов, а потому оставались в горах, изредка вылетая за топливом туда, где его ее можно было достать, и оба ждали момента, когда будет уже нельзя.
- Я умру, мягенький, и никогда не увижу небо, - даже Аграт уже не злилась, но он тогда выл и, кажется, плакал, обхватив рукоятки системы наведения ракет, и дракон - возможно, впервые за всю историю - утешал своего пилота.
Потом к ним стали приходить мертвые. Чего они хотели, в какие слова пытались сложить звуки, извлеченные из своих полусгнивших глоток, Кадваль даже понять не пытался - нопонял, что они каким-то образом действуют заодно, и не собирался сдаваться, даже если весь мир был захвачен мертвецами.
Что скорее всего было верно.
Потому что все умерли, и они с Аграт, последние в своем роде, собирались сражаться до конца - именно это он хотел донести, когда оторвал мертвецам головы и сложил их у подножия скалы.
Чтобы следующие задумались.
Если еще могут.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Пилот последнего дракона, псих, маньяк  отщепенец[/info]

+2

4

Она не вытерпела – как только выдалась возможность, шагнула в неизвестность. Было совсем не страшно, даже буднично – к этому моменту чужие смерти окончательно перестали вызывать какие-либо эмоции, и думалось только о том, что не имеющий в новом обществе веса высший, проложивший ей дорогу туда, куда требовалось, принёс миру пользу, только умерев.
Погибший мир встретил её множеством побелевших от дождя костей, руинами и – запавшими, лишенными спокойствия глазами тех, кто надеялся на её помощь. Их было совсем немного – чудом выжившие в этом хаосе, по странному стечению обстоятельств сумевшие разыскать друг друга и сбиться в подобие банды, лишенные крова создания, которым не было места в новом мире. Механики, ремонтники, инженеры – даже какой-то совсем молоденький полукровка, не успевший получить удостоверение пилота и не желающий жизни, диктуемой высшим обществом. Все они, в принципе, были уже мертвы – Мать глядела на них сквозь полуопущенные ресницы, лениво размышляя, когда стоит прихлопнуть ладонью эту жалкую горсточку, но пока не торопилась.
- Сделайте что-то, госпожа, - жаловался тилвит-тег с острыми, выдающими почтенный возраст скулами. Руки у него были покрыты мозолями: в этом подполье каждый пытался заниматься тем, что в предыдущей жизни у него удавалось. Они даже здесь, в своих развалинах, собирали что-то пристойное, но для настоящих машин не хватало производственной базы, книг, знаний и технологии.
- Невозможно ведь. Мы пытались договориться – он всех убил, всех четверых, а ведь у Гаэтано были золотые руки, парень мог далеко пойти! Больше мы не совались – но мимо гор проходит дорога в город, нам нужно пополнять ресурсы… иначе умрем тут с голода, поймите, положение совершенно безвыходное!
Он говорил что-то ещё – о том, что несказанно счастлив помощи и возможности связаться с соседней ячейкой, довольно, кстати, крупной, кланялся едва ли не до пола в благодарность за привезенный справочник – его фата раздобыла совершенно смешным образом, обменяв у заселивших развалины «Дораты» химер на цветную блестяшку. Был настолько мгнословен, что у эльфы заболела голова, и она прервала диалог на полуслове, попросив провести – хотя бы до границ безопасного пространства.
Фата не могла понять причин, побуждающих пилота убивать всех, кто даже просто проходил мимо – возможно, он считал это покушением на личное пространство, или его сознанием в эти моменты управляла Аграт – но, настолько за эти годы истерзанная душевно, не нашла в себе сил даже пугаться всем возможным исходам.
Пожалуй, если Поганец убьет и её – она будет счастлива. Наконец-то.

Её проводили до поворота каменистой дороги, уходящей вверх, с сожалением в голосе попрощались – чувствовалось, что они считали, будто расстаются навсегда. Фата не улыбалась, не разговаривала, не реагировала на просьбы не идти туда лично, огрызалась в ответ на настойчивые рекомендации – лучше долбаните какой-нибудь своей магией, да и дело с концом! – только удивилась, почему не пристукнула советчика прямо на месте.
С каждым шагом было всё тяжелее идти – она чувствовала расходящиеся во все стороны волны драконьего безумия, тяжелого, как могильная плита, придавившего к земле и вызывающего металлический звон в ушах. Радовалась этому, как сумасшедшая, кривила губы в улыбке и упорно поднималась наверх - потом сошла с тропы и пошла навстречу невыносимо болезненному, пекущему запаху железа. Наполовину лишившиеся плоти, свисающей лохмотьями, головы неудавшихся парламентеров, сложенные под скалой, провожали её незрячими впадинами глаз.
Это был какой-то такой путь, который каждый обязательно должен пройти, иначе нет никакого смысла жить.

Когда стало невыносимо тяжело – и это означало, что она пришла на место, фата упрямо вскинула опущенный подбородок и позвала:
- Аграт!
От звука собственного имени скрутило, конечно, но как она могла иначе представиться? Как могла дать знать о себе иначе?
И потом, уже тише:
- Капитан…?[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][status]карательная некрофилия[/status][icon]https://i.imgur.com/rtBpPPn.jpg[/icon][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, оппозиционерка и заговорщица; в дневное время - порядочная гражданка нового строя.[/info]

+2

5

Надо было существовать - и он существовал. Даже строил предположения, чего от него хотят мертвецы: всё просто, они хотят забрать его к себе, потому что видят в нем своего. Эта мысль казалась Поганцу оскорбительной, и он искоренял любой намек на свою мертвецкую сущность в отражениях в воде, или в куске когда-то утянутого из развалин зеркала - надо же как-то бриться - на какое-то время, правда, оно было оставлено без дела…
Но сдаваться нельзя.
Иначе однажды он сам к ним выйдет, хрипя и булькая. И они будут бродить по останкам городов все вместе. С этой мыслью Кадваль выучился вставать до восхода солнца и жить так, как жил бы, предположим, случись необходимость затаиться в горах по приказу командования. И, пока мог, маниакально брился каждый день, по уставу затягивал волосы, штопал распадающуюся на части форму, беседовал с Аграт - и каждый день включал передатчик.

Частота сто тридцать, вызывает ноль-один-Махлат…

Он понимал, что всё это зря, но старался не думать, и, тем более, не говорить вслух. Он готовился - они оба готовились, но это будет очень, очень нескоро.

- Полковник, - мягко поправил Кадваль Арфел неизвестного собеседника. Он так давно не слышал чужого голоса, что даже потерял способность удивляться - как в той сказке, сачала был готов отдать что угодно за это счастье, потом клялся сделать что угодно для его обладателя, а потом… - полковник Арфел. К вашим услугам.
Отзываясь на чужой голос, маскировка с дракона падала медленно, клочьями, будто сползающая с мертвого тела кожа. Небольшой гранитный щит стал крылом, мох пропал, кусты вылиняли в гладкую черную чешую, покрытую будто бы потертостями. Огромный валун почернел - безглазая голова шевельнулась, будто Аграт пыталась вынюхать чужое присутствие.
Сидящий на крыле пилот поправил рваные перчатки и задумчиво уставился на гостью.
- Я подозревал, что до этого дойдет, - наконец сказал он, не двигаясь с места, - странно, что они не начали с генерала, или фаты Нерис, или любого из моих пилотов… Это так бесхитростно, что даже не знаю, на что они рассчитывали. Но ясное дело, гнилые мозги.
Мягенький, оно знает мое имя! Оно знает его!
Это хуже. Но просто дыши, когда я скажу.

- Ну глупые же твари, посмотри, милая. Они даже не знают, что эльфы не гниют, как низшие, - легко спрыгнув на землю, пилот сделал пару шагов вперед и замер, - но отличная, отличная подделка. Думаете, это заставит меня спуститься?
Драконица потянулась, простирая крылья. Поганец склонил голову набок, рассматривая характерные трупные пятна, до невозможности портящие кожу фаты Танкарвилль, и страшный, почти черный ожог, обнажающий кости черепа слева. Это, конечно, наваждение, эльфы не умирают вот так, но все-таки, может, в нем есть какая-то правда? Что же с ней случилось? В каком огне, в каком ужасе она оказалась, когда мир рухнул? Как долго это продолжалось?
Он почти протянул руку, коснуться той стороны лица, которую портили только пятна.
- Моя фата, - наставительно и насмешливо сказал он, - никогда не позволила бы себе явиться в таком виде. Не знаю, что ты за умный мертвяк, но тебя нужно упокоить. Аграт!

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2

6

Фата ошибалась, когда считала, будто готова к любым возможным исходам. Ошибочно решила, что хуже того, что она вообразила по пути, быть не может – а оно откуда-то взялось, и было страшнее любого кошмара.
Даже, наверное, было бы лучше, если бы он её просто не вспомнил – в конце концов, они шли рука об руку слишком мало, и слишком много утекло после этого воды – столько лет… Это фата бы поняла и простила – так случается, когда баночка с жуками принадлежит только тебе одной, а больше никому неинтересна – и это было бы милосердно.
Но полукровка помнил её - и не узнавал - и это тяжело упавшее, насмешливое «моя фата», произнесенное почти чужим, треснувшим, как пересушенный хитин, голосом, вынести ещё сложнее, чем ничем не скрываемое драконье присутствие. Скорее всего, не носи Махлат её имя, она бы переносила его легче, и смогла бы защититься – от него, от неё, от них обоих… Впрочем, не стоило себе лгать. Шеала не могла.
Отправив когда-то капитана на войну, она тем самым прокляла его, обрекая на бесконечное сражение с противником, которого нет. Если бы фата знала, что так всё закончится, и если бы могла сейчас всё поменять… Впору проклясть и себя тоже, да только какой уже в этом может быть толк?
- Нет, капитан. Добро пожаловать на борт, моя фата - это нужно произносить так.
Аграт, припыленная и исцарапанная временем, но не утратившая своей смертоносной грациозности, развернулась на звук, с ленцой свалив хвостом унылое деревце, чудом державшееся на камнях. Фата успела глубоко вдохнуть и выдохнуть – неясно зачем - вздрогнула от своего имени, не подкрепленного никаким приказом, никакой просьбой – это обращались не к ней, но к её части, и, возможно, через секунду только эта часть от неё и останется.
Но надо было попробовать что-то изменить, пока она может. Умирать вот так, не добившись узнавания – это было очень обидно и горько для высокой эльфы, нет уж, раз полковник Арфел хочет её убивать – пусть убивает осознанно, иначе какое в этом удовольствие для обоих?
Фата с половины вздоха, прикрыв глаза, ступила в духовный мир.

В нём Аграт была ещё красивей – сверкающая и грозная, она шипела, свиваясь тугими кольцами вокруг эльфы, расправляла свои крылья и пыталась выжечь разум, подобно всем драконам демонстрируя превосходство надо всеми, кто мог попасть в её поле зрения.
Ты – это я, Аграт. Не сопротивляйся.
Я сожру тебя.
Остановись.
Я сожру тебя!
Нет, это я тебя сожру.

У фаты тоже есть крылья – в отличие от материального мира, здесь достаточно весомые, тоже грозные и сверкающие, как у всякой эльфы, и, наверное, со стороны это напоминает подготовку к поединку богомолов. Остается только, посмеиваясь, гадать, кто ударит первым.
Ты же помнишь меня. Мы разговаривали – там, в небе, помнишь, когда ты взлетела впервые? Ты должна помнить.
Я убью тебя!
Отойди. Дай мне поговорить с ним. Мне нужно его спасти.
Я убью тебя.
Ты убьешь себя. И его. Ты это чувствуешь, верно? Подчинись и прекрати. Только я могу помочь.

Она злобно шипит, но в материальном мире замирает, разрываясь между двумя приказами. Затихает, останавливается. Не дышит.
…Аграт? Я запомню твое обещание. Ты пожалеешь, если соврала мне…

Потом эльфа открыла глаза и взглянула на драконицу – а та, вдруг заметила она, не могла смотреть на неё в ответ. Кажется, Шеала что-то начинала понимать – что-то, что, возможно, даст короткую передышку.
Выбросила вперед онемевшую ладонь – нужно поймать за почти протянутую руку так быстро, чтобы никто ничего не успел возразить. Тот самый старый фокус, против которого у полукровок было довольно мало средств; и в этот раз снова пришлось делать больно, чтобы Поганец не сумел вырвать руку или увернуться.
- Закройте глаза, капитан - приказала она, - вы видите не то. Прекратите это делать.
Было страшно. Фата совершенно не была уверена, подействует ли импульс, сможет ли её приказ пробиться через безумие, насланное на дракона драконом, и разделенное этими двоими, как трапеза и постель – поровну.
- Не открывайте глаз, не смотрите, - попросила она, не разжимая побелевших пальцев, потянула на себя ослабевшую руку – пусть ладонь коснется той стороны лица, на которой нет никаких пятен.
- Я живая, Поганец. Это я. Я нашла вас. Мертвецы не бывают такими. Чувствуете, тепло? Пожалуйста…
Оно было очень страшным, это самое «потом», которое, оказывается, таки существовало.
[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][status]карательная некрофилия[/status][icon]https://i.imgur.com/rtBpPPn.jpg[/icon][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, оппозиционерка и заговорщица; в дневное время - порядочная гражданка нового строя.[/info]

+2

7

Даже страхом было не назвать то чувство, которое он испытал, увидев, как Аграт медлит с исполнением приказа, и даже не успел мысленно извиниться перед собственным драконом - он ведь обещал, что в конце будет небо, а, выходит, наврал, всё-таки оказался бессилен и подпустил беду слишком близко.
Потом она схватила его за запястье.
Тишина тянулась долго и невыносимо, за спиной Аграт тоже замерла, изредка конвульсивно дергая хвостом и чудом не снося при этом валуны.
- Я не чувствую, - тоскливо признался Кадваль, не открывая глаз, под пальцами скользила разлагающаяся кожа, но отнять руку он не мог, даже если бы и вправду хотел, - ничего, кроме смерти.
Но кое-что заставляло его усомниться.
- Но если вы и вправду… откуда им знать… или они поймали вас и допросили перед смертью? Что они с вами сделали? - Поганец замер, - это я виноват. Мне нужно было сразу вас забрать. Я бы нашел способ.
Вранье, не нашел, ну умерли бы вместе, но ведь зато вместе, это лучше, чем так, как сейчас. И, если так ставить вопрос, то они победили - знали ведь, куда ударить.
Ее холодные волосы пахнут гарью и падалью, лезут клочками в лицо. Он обнимает пустой и невесомый хитиновый скелет - всё такая же легкая, даже еще легче.
- ...понимаете, я не могу с вами спуститься. Я обещал Аграт, что мы умрем вместе. Может, - отчаянно торговался он, - может, если вам так важно, чтобы я ушел с вами…
Если не открывать глаза, было почти нормально. Не считая запаха. Она даже в какой-то момент показалась теплой - Кадваль открыл глаза и посмотрел в совершенно живое лицо. - затем моргнул, и всё вернулось.
Пилот замер.
Потом снова опустил веки.
- Я сошел с ума, - шепотом сообщил он, - но не понимаю, в какой момент. Сейчас, подождите, подождите… у меня в голове такая мешанина, я ничего не понимаю, было же что-то, но я помню, что это плохо. Хотя… Аграт!
Драконица припала на передние лапы.
- Нет. Аграт, отзовись.

Дочь Махлат заурчала. Узкая эльфская спина под ладонью стремительно теплела - не слишком, она всегда была довольно прохладной наощупь, но сейчас это была вполне живая прохлада, еще немного - и прорежутся крылья, нужно только запустить пальцы в темные волосы и наклониться, с затаенным ужасом коснуться губ - ничуть не изменивших свой вкус, таких же сухих и соленых, но точно живых.
- Всё-таки сошел. Нет, подождите. У меня есть идея.
Ну какая разница? То, что она не знает его имени - только недоразумение, которое обоим было недосуг исправить, а потом уже оказалось поздно и не нужно. Если сейчас нужда возникла, так тому и быть.
Мягенький не делай этого нет не делай нет нас убьют
Поганец наклонился и произнес - возможно, это могло заменить все остальные признания.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2

8

- Да, господин мой. Я слушаю.
Фата с болезненной надеждой не отводила глаз – и замечала редкие проблески узнавания, он боролся, воевал с собственным мороком так, как на настоящей войне – и, шаг за шагом, пусть медленно, но побеждал.
А потом вложил оружие в её руку, когда не смог идти дальше сам.
- Увидь меня настоящей. Лишись наваждений. Приди в себя.
Фата замерла, не решившись сказать последнее. «Освободись от безумия» - это значило, что ему придется разорвать связь с драконом. Он мог, и, скорее всего, после этого придёт в себя навсегда, и больше не будет чувствовать смерть там, где была жизнь - но Шеала начинала подозревать, что на этой связи держатся остатки драконьего разума, что позволяло Аграт не вести себя подобно окончательно сошедшим с ума, и потому уже давным-давно погибшим собратьям. А дракона нужно было поберечь – не только из-за того, что вместе с ней погибнет сама Шеала, а ещё потому, что Махлат унесла его оттуда, где он бы умер, и потому, что драконица, даже безумная, всё ещё могла защитить пилота так, как сейчас не могла защищать фата.
И она промолчала. Сказала совсем другое:
- Я люблю тебя… так сильно, больше жизни, я почти сошла с ума, я так скучала… Будь со мной… пожалуйста.
Судорожно вздохнула, болезненно жмурясь потянула Поганца за собой вниз, на сухую каменистую землю – конечно, здесь, в присутствии дракона, было тяжело, но, попроси она уйти, спуститься вниз, к подножиям гор, где хотя бы росла трава – а вдруг тогда безумие снова застит ему глаза? Фата не совсем понимала, какие именно больные идеи вили гнезда в его голове, но потакать им было нельзя.
Это так-то вы, эльфы, помогаете?
На ядовитое ворчание Аграт она не ответила. Может, помощи в этом было действительно немного, но фата понятия не имела, как смогла без этого прожить столько времени. Нет, она вполне успешно существовала, даже бывали дни, когда не хотелось разодрать себе грудную клетку и вытащить из неё ребра – но теперь, снова почувствовав болезненный, лихорадочный вкус поцелуя, не могла остановиться.
Будь со мной.

Потом, уложив тяжелую голову пилота себе на колени, торопливо рассказывала – всё, что произошло в мире, начиная с самого дня пришествия Дракона в город. Фата старалась не упустить ни единой подробности, потому что надеялась – быть может, беспочвенно – на то, что, когда она уйдет, эти сведения осядут в головах и пилота, и дракона, и им после этого будет легче жить в этом мире. Потому что все они знали – она не могла их забрать с собой.
- …и не могу остаться здесь. По крайней мере, надолго. За мной следят, хотя за последние года два, кажется, я все-таки сумела их убедить в том, что веду крайне добропорядочную жизнь. Да и…
Эльфа запнулась, прикусив губу – смешно, но известия о гибели цивилизации рассказывать легче, чем такие новости.
- Да и Кай насторожится, начнет меня искать и, что хуже, найдет. У тебя… есть ребенок, Поганец. Я сначала не хотела говорить, потом не знала, как сказать, а потом это всё случилось, и стало слишком поздно. Это мальчик, характер у него отвратительный, и он очень умный. Надеюсь, когда-то вы сможете познакомиться.
Шеала тяжело вздохнула, не отнимая руки от припыленных, уже не по уставу растрепанных волос, и подняла глаза на Махлат.
- Я пока не знаю, как всё вернуть, чтобы было как прежде. У меня связаны руки. Но мы сможем, а если не сможем мы – наше дело закончат другие, даю слово эльфийской фаты. Обещаю приходить – когда смогу. Постараюсь раздобыть для тебя форму – она лежит в запечатанных складах, но давай смотреть на это с хорошей стороны – это обеспечило ей сохранность. Пришлю сюда людей с топливом – у них там, внизу, осталось – скорми их дракону, они всё равно уже мертвецы, но мертвецы с именами. Потом улетайте. Я разыщу вас, а другие пусть не смогут.
[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][status]карательная некрофилия[/status][icon]https://i.imgur.com/rtBpPPn.jpg[/icon][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, оппозиционерка и заговорщица; в дневное время - порядочная гражданка нового строя.[/info]

+2

9

Из безумия выдернуло, как из воды - и стоило ему вдохнуть, как сшибло теперь уже другой волной, не менее сильной: Поганец даже не успел задать вопрос, который сам собой сложился в голове, стоило увидеть мир таким, какой он есть.
Или даже не вопрос.
Фата, хотел сказать он, вы не представляете, что мне приснилось.
Но понял, что это был не сон, задолго до рассказа - что в этот миг уже не имело значения. Мир рождался заново, странный, искаженный, но хотя бы не мертвый. Он рождался довольно мучительно, в полузабытых ощущениях, истершихся в памяти, как монетка, которую бесконечно крутят в руках - а он не мог этого не делать, и монетка вечно была с ним, хотя логичнее было бы хранить в дальней шкатулке.
В банке с высохшими жуками.
Воспоминания обретали плоть, и даже немного кровь, если считать длинные царапины и укусы, которые Поганец принимал с благодарностью, потому что знал - затем это будет напоминать ему о реальности случившегося, и дальше, когда полукровка лежал на острых коленях, глядя в небо и время от времени жмурясь, помогало цепляться за собственный рассудок.
- Но ведь считается, что полукровки стерильны, - растерянно сказал Кадваль, которого последнее из известий чуть было от этого рассудка не оторвало, - впрочем, раз Матери так угодно…
Может, они и впрямь однажды познакомятся, но пока среди всего прочего пилот понятия не имел, как ко всему этому относиться, и сын, которого он никогда не видел, был чем-то очень странным, пожалуй, даже пугающим - чем-то, чего никогда не должно было быть в его и ее жизни, и единственное, что во всем этом действительно восхищало в таком случае, так это способность его фаты сохранить для себя самое дорогое.
Среди всего того, в чем они оказались.
- Хорошо. Ты жива. Теперь  мне придется, - он улыбался, терся щекой об узкую и твердую ладонь, кивал, был готов на всё. Даже снова ждать. Хотя бы даже и еще двадцать лет. Единственное, в чем он был не согласен, так это ждать тихо, но, как обычно, не собирался исполнять директивы в том виде, в каком их получил.
Кадваль вздохнул, уткнулся в сбившееся на бедре платье и неразборчиво выругался.
- Не надо искать мне форму, - это высказывание явно стоило ему труда, - во-первых, это опасно. Во-вторых, это не самая удобная вещь в мире. Что-то более практичное. Но если вдруг тебе попадется пилотская куртка, потому что моя сгорела… будет очень хорошо.
Приподнявшись на руке, Поганец попытался как-то пригладить волосы, потом не свои волосы, но бросил это увлекательное занятие на полпути и, оторвавшись от очередного поцелуя, только и смог заметить:
- Двадцать лет, чтобы перейти на “ты”. Смотри, в лучших эльфийских традициях.
Когда вторая волна оставила их обоих на камнях, Кадваль, еще не очень хорошо понимая, как это - сын, осторожно спрашивал.
Какой он? Что делает? Что любит? А выглядит как?
Это было очень, очень странно. Аграт почему-то умиротворенно молчала, потом сказала:
Приходи чаще, эльфа.
И задремала, распластав крылья.
Когда фата отправилась вниз, по тропе, полукровка провожал ее взглядом, пока тонкая фигура не потерялась среди камней, потом затянул полусгнившие шнурки и поднялся в кабину.

- К нам скоро придут. С топливом для тебя. Никого не трогай.
- Она сказала - Имена. Она сказала - всё равно мертвые.
- Я тоже думал, что мертв. А Имена есть не только у этих.

И они остались - ждать гостей.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2

10

А выглядел Кай так, как было положено девятнадцатилетнему эльфу этой новой эпохи. Был высок и худощав, темные, как у матери, волосы отпустил ниже лопаток и стягивал в небрежный хвост; одевался в черное, говорил язвительно до желчи – в лучших традициях воспитания – и, как для эльфа, был достаточно драчлив.
В свободное от учебы время, как и его сверстники, баловался сверхъестественно дорогими эльфьими сигаретами ручной работы, умеренно пил (разы, когда всё выходило из-под контроля, можно было пересчитать на пальцах, зато последствия… последствия обернулись несмываемым позором, пришлось даже обратиться к матери – она смеялась, как сумасшедшая, обозвала его кретином и поганцем, но вылечить воспаление помогла), наркотиками брезговал. Неосторожных мыслей вслух не высказывал, закон нарушал в меру и ни с чем серьезным не попадался.
С остальной семьей отношения не сложились с самого начала – как и со многими из эльфов - но особой тоски Кай по этому поводу он не испытывал, да и поиском причин не занимался, справедливо сочтя, что даже долгая жизнь не заслуживает того, чтобы быть потраченной на рефлексии, а все хорошенькие ундины сами по себе не склеятся.

В этом мире эльфам было жить проще всех. Законы для них были не писаны, но поэтому скука подкрадывалась незаметно. Разумеется, в своих кругах они это все обсуждали – Инколоре, их власть и Драконов: отчего те не переносят присутствие техники, хотя не боятся холодного железа; хранятся ли где-то изъятые гримуары или же их сразу же после изъятия уничтожают, насколько опасно водить нестабильные машины (за такое власти даже не штрафовали, посчитав водителя и без того вышедшим из ума мертвецом) и что будет, если попробовать тайком что-нибудь собрать.
Дети новой эпохи, конечно, баловались, дурея от скуки, и дальше слов не зашло.
А потом Кай совершенно случайно нашел дракона.

Всё началось довольно глупо – одна из его новых приятельниц, миловидная тегианка, позвала вечером на крышу одной из разваливающихся высоток – полюбоваться на звезды и всякое такое, но не рассчитала силы, вырубилась и теперь сопела, уткнувшись лицом ему в руку. Кай скучал и размышлял, насколько он готов совершать паршивые поступки и что если он уйдет и оставит её на растерзание горгульям, обманчиво неподвижно засевшим в тенях и – ну не идиоты ли? – считавшим, что он их не видит.
Может, не почуяли в нём эльфа, такое случалось.
В общем, Кай скучал и лениво размышлял о разнообразных маловажных вещах. Над изломанным горизонтом покосившихся, насквозь просвечивающих полуразрушенных многоэтажек подрагивала полная луна, и в её серебристом мареве чёрная точка, вдруг появившаяся на небе, выделялась ясно и чётко.
Про железных драконов все забыли уже много лет как. Сам Кай видел такого только однажды – это случилось пару лет назад, тогда один вдруг появился над городом, сверкающей белой точкой зависнув в небе. Жители, охваченные паникой, не знали, что делать, а тварь покружила над жилыми кварталами, будто раздумывая, куда упасть так, чтобы устроить как можно больше разрушений, а потом, оставляя в небе черный след, пикировала куда-то за холмы и там взорвалась с таким фейерверком, что облако копоти висело над пригородами ещё несколько дней. Кай тогда с совершенно фатальным спокойствием стоял посреди улицы, необъяснимо зачарованный распятым между небом и землей драконом, и позже никак не мог объяснить эту непонятную, тягостную тоску, охватившую его при виде этого зрелища.
Они были уничтожены первыми – разбились все, как один, вместе со своими пилотами, сведенные с ума волей Драконов. Тех полукровок, кто остался на земле, новая власть обещала не трогать, но на улицах их что-то с того дня не было видно. Впрочем, как отличить пилота от любого другого эльфа, тега или кого угодно ещё, кроме как по удостоверению, Кай не знал, и вообще о таких вещах думал довольно редко. А вот что занимало его мысли сейчас - так это то, какого размера летящая тварь и чем она вообще является – прищурившись, он напряженно следил за траекторией полета.
Это действительно был самый настоящий железный дракон. Он летел низко и тяжело, и далекий гул его мотора вгрызался в уши, бледным эхом отразившись от стен спящего города. Обогнув окраины по кривой дуге, дракон опускался всё ниже, пока не скрылся за темной громадой деревьев.
Взрыва не последовало – он приземлился.
Кай подскочил, с досадой бросил взгляд на пьяную тегианку, потом – на горгулий, с невнятной руганью подхватил её на руки и потащил вниз.
- Это эльфа, - бросил он в темноту, зная, что они слышат, - а эльфы все невкусные, вы сами говорили.
Оставил на одном из нижних этажей, там, куда горгульи, опасавшиеся полиции с их жезлами, уже не спускались.

Как легко было догадаться, на запреты и законы Кай плевать хотел, поэтому разъезжал по городу на покрытом зеленоватыми потеками мотоцикле. Благо, топливо из покрывшихся плесенью заправок нужно было только таким же отчаянным – а приятные ребята тролли за нескромную плату поглядывали за баками, не пуская к ним никого из посторонних, то есть никого из низших. Девчонки млели, сокурсники опасались – в этом всём были сплошные плюсы, а неудобство управления… если честно, с ним Кай ни разу так и не столкнулся, но красочные истории, разумеется, рассказывал.
Поэтому он был за городом спустя какие-то жалкие полчаса. Всё ещё было темно и тихо – то ли Инколоре чудом не заметили пришельца, то ли обленились и собирались наведаться сюда чуть позже, он не знал. Но воздух не трещал от магии, не было слышно лая зеленых гончих с огненным дыханием, словом, окраина была погружена в ночную идиллию, которую слегка портил очень острый, незнакомый ему запах.
Кай пошёл на него – потом показалась полоса из выломанных деревьев, и он понял, что идет по верному пути, а дракон все-таки не разбился. Эльф прекрасно знал, что нельзя прикасаться к холодному железу, из которого те были созданы – но посмотреть, посмотреть-то можно? Когда ещё увидишь такое вблизи.
Очевидно, он был не слишком осторожен, наивно полагая, что в этом лесу один – но чужое присутствие оказалось неожиданностью. Его без излишних прелюдий и предупредительных слов вдруг повалили на землю, ударили в солнечное сплетение – в этом сумраке он различил остроносое, скуластое лицо незнакомого эльфа, затянутого в форму, которой он раньше не видел, и с такой же четкостью вдруг понял, что его собираются убивать. Ну просто как свидетеля, который видел слишком много.
Под рукой было что-то холодное – Кай, не раздумывая, сжал пальцы и со всей силы размахнулся. Незнакомый противник этого не ожидал, а вот того, что произошло позже, не ожидал уже эльф. Он с каким-то нечистым удовлетворением, вскочив, наблюдал за тем, как противник падает на землю и начинает корчиться, потом, нахмурившись, смотрел на чёрные пятна, стремительно проступающие на бледной коже нападавшего, выползая снизу вверх откуда-то из под одежды, а потом тот быстро и как-то внезапно издох, в один миг перестав дышать.
Эльфы умирают не так.
Тогда Кай взглянул на предмет в своей руке – видимо, при неудачном приземлении, больше напоминающем падение, из дракона вывалились внутренности. Холодное железо? Если так, то переживать о случившемся уже поздно, он уже мертвец – но Кай ничего не чувствовал. Ни боли, ни ожогов – ладонь была чистой и белой. Он всё равно на всякий случай отшвырнул железяку подальше, с сомнением глянул на начавший растворяться труп неизвестного эльфа. Скоро сюда наверняка придут другие, тоже в форме, и уничтожат остатки дракона – если дракон не придет в себя и не сумеет каким-то чудом от них спрятаться.
Кай моргнул, переводя взгляд в темноту, и без труда разыскал среди деревьев чёрную, будто дыра в ткани мира, громаду. Дракон лежал недвижимо – и эльф осторожно подошёл, заглядывая в кабину. Люк был распахнут, пилот не двигался, на бледной, слабо фосфоресцирующей в темноте коже ручейки крови, стекающие с висков вниз, под воротник, казались чернильными.
- Не двигаться! – вдруг послышалось над ухом чье-то шипение. В этот момент Кай пожалел, что отбросил железо, но противник не спешил бить, как тот, предыдущий. За спиной послышался слабый шум – неизвестных было несколько, и они торопливо двигались, намереваясь…
Разобрать дракона?
Спрятать?
Защитить его от эльфов?
Так, судя по всему, произошло его знакомство с Сопротивлением, о котором он много слышал, но мало знал.
- Я не собираюсь причинить ему вред, - зачем-то произнес Кай, очень тихо.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info][sign] [/sign]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (12.10.2017 09:38)

+2

11

Ворона, как полагалось, любила блестяшки, именно потому в ней подозревали то тегианку, косящую под высокую эльфу, то эльфу, косящую под тегианку. Прямых вопросов не задавали по очень многим причинам, первой из которых был даже не риск быть посланным, куда Рогатый облака не гонял. Еще Ворона любила механизмы и инструменты - всё равно, какие, и то же, впрочем, касалось блестяшек, так что отщепенцы, которым было нужно, прекрасно знали, как с ней легко договориться - достаточно было принести откопанные на руинах сережки (а то и моток фейских нитей для вышивки) или пару транзисторов. Причем никогда заранее нельзя было предсказать, что она с этим сделает, Том, водяной, что жил под бывшим Хрустальным мостом, клялся, что видел на Вороне ожерелье целиком из драконьих рубиновых ключей, что, конечно, было совершеннейшей вракой.
Никто не знал, где хранятся изъятые гримуары, но насчет неизъятых все были совершенно точно уверены - у нее.
Где бы это “у нее” ни было.
Она откуда-то приходила - точнее, приезжала, на старом, непрерывно бредящем грузовичке, который ее слушался, не пытался никого задавить, но заткнуть его было совершенно невозможно, привозила консервы в банках и выменивала на… ну да, механизмы и инструменты. Иногда чинила то, что нужно было починить - тоже не бесплатно.
Но в тот день ее никто не ждал.

- А это не тот же самый?
- Не, - Ворона выгрузила непрерывно шипящий и плюющийся приемник, водружая его на пустую канистру, - тот никогда не отвечает и проходит по всем частотам - военной авиации, гражданской, а один раз, чтоб я сдохла, я его на частотах флота ловила, там сколько ни ори в эфир, он не слышит, может, у него наушники сломались, ну так хоть бы координаты передал. А может, запись, не знаю, но без этого “ноль-один-Махлат” уже заснуть не могу. А этот отвечает!
И, как бы в подтверждение своих слов, постучала по динамику, откуда, словно по заказу, снова раздалось: “кто-нибудь, ответьте, прием”.
Ворона нахлобучила гарнитуру, мрачно глядя на Лиара:
- Ноль-три-Махлат, частота сто тридцать слушает. Оставайтесь на связи. Как понял? Прием.
- ...кто вы? - прорвалось сквозь шипение и треск. Приемники, к счастью, были глуповаты, и потому почти работали - с ними было проще всего.
- Но это может быть ловушка. А если нет, то откуда нам знать, управляем ли дракон, и…
Ворона сплюнула и уперла руки в бедра, обвешанные несколькими ремнями с инструментами и еще парой неясного назначения узловатых веревок:
- Значит, так, - тихо и угрожающе сказала она, - или вы его принимаете, или мы расстаемся. Можете сами поискать продуктовые склады. И приемники собрать тоже. Ясненько?

Заварила кашу, и сидит, - зло думал Лиар, - проклятые эльфы.
Ворона невозмутимо перелистнула страницу гримуара: со стороны чтение руководства выглядело страшновато, и лишний раз любоваться на затянутый белесой пленкой взгляд полукровка не хотел. Потому он помогал вытащить пилота, который так и не пришел в себя: к счастью, у них был целитель. У них, наверное, единственных.
А то, как же, столичная ячейка сопротивления, это вам не хер вурдалачий.
- А вот с этим что прикажешь делать?
- Да пристрелить его, и всё, - зло сказал Марен. Одноглазый тег параноиком не был - ну, в пределах нормы по сопротивлению - но любил простые решения, - ненавижу эльфов.
И издевательски закончил:
- Ой, прости, Хранительница Всякого Хлама.
- Пошел в жопу, - равнодушно сказала Ворона, закрывая книгу. Спрыгнув на землю из кабины грузовика, она с интересом оглядела пленника. Слишком хорошо одет для шпиона, с этим не поспоришь. Слишком хорошо выглядит. Залетная пташка.
- Это ваши проблемы, хоть фате Нерис отдайте на опыты. Слышь, эй. Как тебя зовут и какого хера ты тут делаешь?

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (14.10.2017 15:03)

+3

12

Примерно на моменте, когда прозвучало слово «пристрелить», Кай окончательно разуверился в том, что остаток ночи будет скучным. Впереди находился дракон, пока ещё не движимый, но явно не сдохший, сзади в лопатки упирался то ли пистолет, то ли жезл, то ли разводной ключ – кто их этих сумасшедших ополченцев разберет – а какая-то девка с недобрыми зелеными искрами в глазах, больше напоминающих болотные огни, очень интересовалась его именем.
Называть его, разумеется, было нельзя – потом проблем огребешь выше крыши. И не факт, что со стороны сопротивления.
- Полярный лис, - спокойным и даже слегка занудным тоном ответил Кай, следя за незнакомкой в меру возможностей, потому что резких движений совершать не стоило, - гулял тут по лесу, смотрю, дракон лежит. Дай, думаю, сяду за штурвал. Сами-то как думаете?
Слабость проявлять было нельзя – сожрут. Плевать, что низшие, исход разнится только в изощренности методов. Требовалось сообразить, что позволит ему убедить их в своей полезности – а там уж как кривая эльфийской мечты вывезет. И ещё, по возможности, нужно не попасться высшим, а те если ещё не позвали сюда Дракона, то только потому, что ждут, что железная развалина вот-вот взорвётся и без их помощи. С ними всегда так случалось – это было какое-то чудо, что дракон сумел сесть.
С умеренным любопытством, не поворачивая головы, Кай пронаблюдал за тем, как куда-то волокут бессознательного пилота. Что, кстати, они с ним собрались делать – тащить куда-то в подземелья, где, по слухам, собирались все темные твари, прямо так, на руках? Или у них есть машины? Если так, то это отличный способ прятаться от властей – вот просто сделать вид, будто ты дуреющий от собственной неприкосновенности молоденький эльф, и разъезжать прямо посреди дня на этих разваливающихся и сходящих с ума механизмах – ведь всё равно никто проверять не будет.
Хуже только, если это действительно будет эльф. Эльф в сопротивлении, ха.
- Сюда скоро придут, - продолжил Кай, - я вырубил одного. Но будут и другие, с гончими, они вынюхают след пилота и пройдут по нему. Вас всех сожрут, а дракона разберут и расплавят. Но я могу помочь.
- Ну и где тело, герой? – чуть насмешливо спросил кто-то из темноты. Бил в нужную точку – ведь предъявить в качестве доказательства ему было нечего. Впрочем, действительно ли у кого-то есть желание бродить впотьмах в поисках неизвестного трупа, когда счёт идет на минуты?
А он ведь идет, это понимал даже ничего не соображающий в местной кухне эльф.
- Вам надо уходить как можно быстрее. Я знаю, как отвести им глаза и сбить со следа, а без моей помощи вас найдут и развесят ваши кишки на площади Тысячелетия. Если не получится – убьете меня по пути, ничего не теряете. Как вам план?
- Заткни хлебало, - прикрикнул на него одноглазый тег, всё ещё колеблясь, какое решение принять – все они понимали, что в словах Кая есть рациональное зерно, - без тебя разберемся, да?
- Если то, что я слышал про драконов – правда, то он и сам сумеет спрятаться. Даже такой… побитый и поломанный, - тоном знатока заявил Кай, хотя на самом деле ни в чем не был уверен. Точнее как – в его голове все теории выглядели стройно примерно до сегодняшнего вечера, когда понимание мира перевернулось с ног на голову. Сошедший с ума дракон сначала приземлился, а потом не попытался выжечь всем окружающим мозги, а холодное железо его смого не убивало, хотя по всем рассказам должно было. В этой новой картине мира дьявольски не хватало логики, Рогатый её задери.
Осталось только выкроить минутку между тем, что его хотят убить, и тем, что его хотят убить, и подумать над этим всем как следует.
- А чтобы они перестали искать, нужно сделать что-то такое, чтоб они думали, что искать нечего. Я в ваших обманных маневрах не специалист, - он показательно безразлично пожал плечами, - но советую тут все взорвать. Дракон это выдержит, а всё остальное, включая эльфов - нет.
Они все ещё колебались.
- Ну же, быстрее. Я слышу лай гончих.[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

Отредактировано Телор аэп Ллойд (13.10.2017 23:06)

+2

13

- А я не слышу, - огрызнулась Ворона. Несмотря на это в словах эльфа было рациональное зерно, может, даже не одно - и, как минимум, одна большая странность, но дело в том, что сам он явно был из тех личностей, правоту которых не хочется признавать никогда и ни под каким соусом, потому что даже фразу “небо сегодня пасмурное” они умудряются произнести, как “вы все здесь мудаки и не лечитесь, а я стою один такой повелитель мира”.
Эльфы, думала Ворона, эльфы никогда не меняются, даже если кажется, что они меняются каждый миг.
Поэтому она даже пальцем не пошевелила, когда Марен таки не выдержал - сочла, что небольшой мордобой будет полезен, если не парню, то всем, здесь собравшимся, потому что побитые иногда становятся приятнее в общении. Ненадолго.
А сама пошла осматривать дракона, потому что зрелища такие не любила.
- Ты его можешь починить? - Лиар, зеленеющий от такой груды железа в пяти шагах, шел следом, почти бесшумно ступая среди веток и обломков, - у тебя же есть гримуар…
- Дурак, что ли? Гримуар есть, а умений нет, да и руководство не от этой модели, кроме того, думаешь, я в темноте пойму, что с ним не так? Тут нужен пилот, чтобы провести хотя бы диагностику, - Ворона запнулась и передернула плечами, - свали.
- Что?
- Свали, говорю! Подальше, ну! И прячьтесь уже.

Самой Вороне холодная железная аура дракона даже нравилась, она любила думать, что по привычке, но никто из тех, что с ней работали на заводе, таких извращенных пристрастий не обнаруживал. Она бы даже просилась ползать с абразивом по драконьим внутренностям, но к тому моменту, когда нашла в этом прелесть, уже выросла из необходимого размера, и вообще стремительно приближалась к возрасту, в котором подобные ей девочки навсегда покидали завод.
Дети ей завидовали. Дети считали, что полукровок забирают эльфийские родичи - и шепотом рассказывали сказки про хрустальные башмачки и балы в небесных чертогах, нимало не сомневаясь в их правдивости, пока старая хульдра-наборщица из цеха микросхем не сказала, что все совсем не так. Ворона не огорчилась, это гораздо проще ложилось в ее картину мира.
- А ты думала, - гоготала хульдра, - думала, станешь барышней, какой-нибудь фатой Инколоре, и будешь трахаться с эльфами на шелковых простынках? Нет уж, просто тебя кинут в печь, потому как только у тебя вырастут сиськи, как тебя зажмет какой-нибудь тролль, а после этого ты входишь в цех и пффф… хана дракону!
Связав не то и не с тем, Ворона отчаянно молилась, чтобы сиськи у нее не выросли, и старалась в тот цех больше не заходить, потому что наборщица завела манеру больно щипаться, якобы ради проверки.

- Договорились?
- Если его не вернут, я найду тебя и…
- Да-да, я знаю, понимаю и трепещу, великолепная. Но это ради твоей безопасности.

- А этого пристрелим.
Вот теперь гончие и вправду выли. Груду строительного мусора и обломков бетона, в которую превратился дракон, затянув это все мороком рогоза и ежевики, они вряд ли обнаружат, а вот присутствующих…
Полукровка шмыгнула кровоточащим носом и повертела в руках железяку - та была покрыта черными пятнами и на взгляд Лиара выглядела подозрительно.
- Отдай мне. В кабину запихни. Быстрее, быстрее, - эльф выглядел побитым, но несдавшимся, так что экзекуция явно не пошла ему на пользу. Но было несколько мыслей,- ты! Песец, или как там тебя, забирайся на пассажирское.
Мотор ревел, как от боли. Хотя, почему, как… еще немного, и последние люки, ведущие в канализацию, закроются, здесь не останется никого, кроме нее, эльфа и грузовика, который снова рвался куда-то не туда. Лиару было, к счастью, не до споров - хочет безумная девка неприятностей, пусть огребает.
Безумная девка рванула рычаг коробки передач, больше из необходимости как-то его сдвинуть, нежели из желания покрасоваться - да и перед кем? Эльф сейчас выглядел еще хуже ее самой, несмотря на свой холеный вид.
Только эльф ли.
- Интересно, - когда фары уже лихорадочно нашаривали тусклым светом остатки дороги, сказала Ворона, - интересно, как у тебя это вышло. Притворяться эльфом. Или теперь, когда драконов почти не осталось, вы полезны в ином качестве?

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (15.10.2017 01:56)

+2

14

- В смысле?
Кай говорил гнусаво, разбитый нос все еще кровил так, что приходилось зажимать рукавом. На скуле неприятно разбухало, побаливали рёбра; в целом, за последние полчаса он несколько пересмотрел свои взгляды и теперь считал романтизацию подполья слегка преувеличенной. Пока девушка отсутствовала, остальные ему попытались объяснить, что заумничать не нужно. Их было больше, и всё могло закончиться намного печальней, но не убили – и то хлеб.
Почему передумали пристрелить – так отгадка была простой, никому не хотелось наткнуться на высунувшуюся из темноты подсвеченную ядовитой слюной клыкастую морду гончей, которая, взяв след, уже его не теряла. Если ты, конечно, не эльф, ненавидимый ровно до того момента, когда нужно сделать что-то поумнее мордобоя.
- Я не притворяюсь. Моя мать – чистокровная фата, а не какая-нибудь из этих… да что за!
Нещадно трясло, и Кая, высунувшегося через незастекленное окно с намерением рассмотреть, что оставалось у них за спинами, сначала на ухабе ударило макушкой о низкий потолок, а потом машина, вероятно, вознамерилась избавиться от неприятного пассажира – замок на двери захотел выпендриться, так что эльфа чуть не вышвырнуло прямо на полном ходу. Настойчивое хлопанье двери наверняка привлекло бы внимание кого угодно - если б этот кто угодно и без того не шел по следам отчаянно дребезжащего грузовика, лихо заваливающегося на поворотах.
- Ты не погасила фары, заманиваешь? – шмыгнув носом, переспросил он, когда наконец справился с задачей, - умно. Они прибудут на место аварии и будут вынюхивать кровь, наткнутся на мою и пойдут по ее запаху, думая, что это кровь пилота.
Или она попросту не видит в темноте, услужливо подсказал внутренний голос. Это было хуже – Кай полагался на романтичную привычку переоценивать интеллект противника, но реальность, как всегда, привносила свои коррективы.
В любом случае, эльфы-то как раз в темноте видели, и, с одной стороны, он мог по этому поводу попытаться потребовать себе руль, а с другой это было в корне бесполезно, потому что даже погаси они фары, это ровным счетом ничего преследователям не усложнит - уж он-то был в курсе. Оставалось только сохранять верность данному слову и сбивать гончих со следа, хотя желание помогать отважным защитникам драконов и технологий несколько улетучилось - вместе с подвижностью отекающего левого века. И не то чтобы они рассчитывали. Наверняка намеревались вышвырнуть его где-то на половине пути, пытаясь выгадать себе время, Кай, наверное, и сам бы поступил точно так же, будь на их месте. Но на своём он был в корне не согласен с тактикой.
Магия, по уверениям окружающих, давалась ему плохо. Младшие сёстры смеялись и тыкали пальцем, когда он не мог повторить их фокусы, будучи в значительно более старшем возрасте. Это досаждало, но не сильно – скажем, не сильнее самого пребывания сестёр в обозримом пространстве, а также их матерей и вообще всех, кто формально имел с ним кровную связь. Эльфы, при всей своей тяге к индивидуализму, удивительно любили время от времени собираться всем кланом, и счастье, что мать терпеть не могла эти сборища, хоть и не могла отказаться от них полностью. Она же его и обучала всем фокусам, требовала так, что время после возвращения из школы, а позже – университета он считал самым паршивым в своем дне, но вскоре распробовал и согласился с тем, что при всей своей паршивости оно было ещё и самым интересным. По утверждениям матери – похвально быстро; и вот теперь наступило время проверить, усвоил ли он уроки.
Поэтому, предварительно убедившись в том, что дверь в этот раз не распахнется, эльф снова высунулся и попросту плюнул. Стоило только слюне пополам с кровью достигнуть невидимой в темноте земли – и на ней разлилось мутное чернильное озеро. То, что оно ненастоящее, ничуть не облегчит не желающим лезть в эту муть гончим, а пока они разберутся – можно будет сделать милю-другую и придумать что-нибудь ещё.
У Кая был неповторимый стиль, прилично так не дотягивающий до изящности остальных эльфов – это их бесило, что, в свою очередь, его радовало невероятно.
- Здесь есть какая-нибудь река? Подойдет любая грязь, стоки тоже.
Лай не приближался, но и не удалялся – эльфы, видимо, оказались не готовы к тому, что неприятель будет удирать на машине, и не подготовили себе ничего, что могло бы сравняться с ней по скорости, но это было только делом времени. Хорошо, если вправду не оседлают своего Дракона – если он им позволяет на себе кататься, конечно.
- А к чему вообще вопросы? – запоздало вспомнил Кай, удостоверившись в том, что морок держится устойчиво.
Железяка, лежащая между ними на сиденье, уже раза три ощутимо приложилась о руку, но размышлять об этом по-прежнему было некогда.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+1

15

Ворона спорить не стала, ей было совсем не до того: в этот момент она была занята тем, что проклинала свое решение остаться и сваливать по верху, а так же привязанность к личному транспорту - поди, впрочем, найди такой еще, да почини его, а таскаться своими ногами на такие расстояния с грузом врагу не пожелаешь, так что у решения были свои резоны.
Но проблем принесло достаточно.
- Ты дурак, - буркнула она, - и ездишь по расчищенным улицам, если ездишь вообще. Или я хуже вижу. Ночь… мать… сука… зараза… есть ночь. Много пятен, хер поймешь, что куст, а что камень.
Яростно взвизгнув и без того лысыми шинами, грузовичок объехал яму в асфальте, грохнув в нее левым задним колесом. Полукровка добавила к своей короткой речи еще пару гоблинских ругательств.
- Дальше река, - прикусившая в тряске язык Ворона говрила неохотно, но отвечала - из благодарности за неожиданную помощь, - проточная вода, переедем вброд, а потом домой. Если еще поколдуешь, будет славно.
Притормозив на бетонной набережной, спускающейся к воде, грузовик со стоном влез в течение, в лучшие дни достигающее середины его колес, и взревел снова. Ворона, бледная и сосредоточенная, вдавила педаль газа в пол, но он едва двигался - кто-то позади колдовал, и колдовал так качественно, чтобы тянуть назад механизм: полукровка цеплялась за руль так, будто это могло помочь.
- Давай… ну… давай… ну еще! Ну милый, ну пожалуйста, я тебе масло поменяю, только тащи…
Вероятно, ее “груз” тоже колдовал, но что именно - Ворона не смотрела, потому что всё равно не поняла бы, а отвлекаться от дороги было не то, чтобы смерти подобно - скорее, она суеверно считала, что стоит это сделать и всё действительно пойдет по… ну, вот по этой самой.
Машина вылетела на другой берег, как камень из рогатки, будто что-то перестало держать колеса, и вот тогда Ворона вздохнула сквозь зубы и выключила фары, сворачивая в пространство между обвалившимися ангарами.
А потом заглушила двигатель.
- Бери ключ, господин “моя мать чистокровная фата”! Вон тот, что у тебя под рукой, - фыркнула она, - не умираешь? Ну, значит, кто-то трындит. А теперь побежали быстро-быстро.

Света здесь не было. Вообще. Совсем. Если какие-то места и были преданы проклятию и забвению первым делом, так это руины заводов: здесь селились совсем уж неразумные твари, кто в своем уме станет соваться в места, где на каждом шагу можно наткнуться на холодное железо? На какой-нибудь драконий глаз? Или, может - ходили же слухи - даже не целого дракона. До сегодняшнего дня Ворона была уверена, что вот уж дракон-то точно сказка, и даже постоянно передаваемые в эфир позывные считала чьей-то зациклившейся записью - но сейчас вдруг стала опасаться привычных мест, и между ангарами петляла с каким-то детским ужасом: а вот сейчас как сползет пятнами маскировка, и эти куски стен окажутся безглазой изуродованной головой, в которой угасло все, кроме безумия?
И жест, которым она ухватила за локоть “полярного лиса” был подозрительно похож на панический.
- Сюда! Да, вот прямо ползи, - и первая скользнула в дыру в стене.

Премник привычно шипел, сканируя доступные частоты. Ворона отряхнула колени и потянулась к светильнику, собранному на коленке из найденных тут же, на руинах, ламп, каких-то стоек и пары криво нарисованных ею каббалистических символов. Выглядело с точки зрения нынешнего опыта и знаний довольно криво и уродливо, но зато вызывало приятную ностальгию.
- Понятия не имею, что с тобой делать, - хмуро заключила хозяйка жилища, - верну завтра к мамочке фате и перееду. Чтоб тебя горгульи сожрали, вот жилье мне еще искать не приходилось. Располагайся.
Пользуясь моментом, полукровка даже осмотрела “эльфа” получше - хорош, зараза, даже наполовину заплывшей рожей. И чего били, спрашивается, был бы толк. Золотая молодежь.
Надо же, как дурацки вышло, даже в изменившемся мире ничего не изменилось - кто-то на заводе, а кто-то в небесных чертогах, и там ему самое место, несмотря на полную нечувствительность к холодному железу. Где-то здесь была довольно обидная несправедливость, но обосновать ее никак не выходило.
- Прости, лечить не умею, - без пропавшей от усталости манеры разговаривать, как кикимора-упаковщица, Ворона себя не любила, потому что казалась себе глупой и постоянно за что-то извиняющейся, даже когда этого не делала. А уж когда и впрямь начинала… - можно приложить что-нибудь. Ну или завтра тебе помогут.
Если только завтра не придут его родственники с мамой-фатой. Может быть, стоит подождать, пока уснет, и удрать подальше: но думать об этом полукровка не могла, ей до сих пор казалось, что после общения с драконом у нее внутри черепа самый настоящий ожог. Пульсирующий, покрытый коркой лопнувшего пузыря, ну, все в лучших традициях детства.
- Чай будешь?
Приемник зашипел и прокашлялся.
- …та… тридцать… вызывает ноль-один-Махлат, как слышно, ответьте…
- О, и это каждую ночь, видел? - хмыкнула Ворона так, будто спешила показать местные достопримечательности, - вот как собрала первый приемник, так и ловлю, каждый день. Только он не отвечает. Страшно. Иногда так страшно, что я с ним разговариваю. Смотри.
Она наклонилась к микрофону и рявкнула:
- Ноль-один-Махлат, сто тридцать, Земля, вы задолбали орать тут каждый день, Мать Великая! Назовите уже координаты!
Приемник выдал новую порцию треска и свиста, которые вдруг оборвались,  а затем очень отчетливо прозвучало:
- Ноль-один-Махлат - земле, назовитесь. Как слышно?
В воцарившейся тишине Ворона медленно обернулась на “гостя”, но “Лис, какого хера” застряло у нее в горле, потому что он тоже явно не знал.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (15.10.2017 15:56)

+2

16

Где-то ближе к реке Кай понял, что колдун из него впрямь неважнецкий. То, что они вообще сюда добрались, было чудом - гончие подотстали, но упрямо держали след, а сзади кто-то очень качественно творил магию. В какой-то момент даже показалось, что всё, конец - но Богиня сегодня решила его побаловать, оторвались, а после выезда из реки стало лучше.
Жаль только, что она поехала так, напрямик – но с этим уже ничего не поделать.
В лабиринте тёмных руин было легко потеряться – пару раз Кай даже подумал, что она решила избавиться от него и сбежать, и вряд ли при всем желании мог бы осудить это решение, но потом снова улавливал в темноте движение и шел на него.

Она действительно жила здесь, среди развалин, и обиталище, полное потускневших деталей, фрагментов механизмов и инструментов, казалось неожиданно уютным. Может быть, дело было в тусклом желтом свете настоящей электрической лампы, а может в том, что он до сих пор не получил по голове.
- Охренеть, - прищурившись, вынес вердикт Кай.
Наконец он смог как следует рассмотреть невольную знакомую – ночное зрение ночным зрением, но при свете всё равно лучше. Там, в лесу, она показалась Каю по меньшей мере предводительницей валькирий, и этот образ хорошо ложился в его картину мира - кто-то такой и должен выполнять роль лидера сопротивления; а потом, в кабине грузовика, рассматривать было недосуг – ему было достаточно непрерывно сыплющихся ругательств, тоже вполне органично ложащихся в картину мира. Правда, в какой-то момент Кай невнятно позавидовал грузовику – вот с ним бы кто так ласково говорил, а то только в нос бьют.
А сейчас обнаружилось, что это почти девочка, даже стало стыдно – и Кай невольно повел плечами под курткой, распрямляя спину.
- Пустяки, - небрежным тоном ответил он, - пройдет. А это что?
Пользуясь неожиданным гостеприимством, он протянул руку к тускло блестящей микросхеме - старался не наглеть, и обитатели этого логова, кажется, это чувствовали.
Говорили, что от присутствия высоких эльфов техника иногда, ещё до перемен, сбоила. С ним никогда такого не происходило – но Кай считал, что это везение, и вообще слишком уж нечасто имел с ней дело, чтобы прослеживать тенденции. Произошедшее сегодня – и что уж там, разводной ключ, который он до сих пор рефлекторно сжимал в руке, а осознав, аккуратно положил в сторону – несколько пошатнуло прежние убеждения. Кай с легким сердцем бы решил, что это какая-то ошибка, шутка или стечение обстоятельств – но смерть высокого эльфа от прикосновения к железу не оставляла простора для фантазии. Но как это могло выйти? В чистокровности матери сомнений не было, а отца он не знал – она никогда не отвечала на расспросы, уходила от ответов, но у Кая как-то сложилось впечатление, что тот был каким-нибудь эльфьим лордом и погиб, когда произошли перемены, выступив в рядах того, самого первого ополчения, в считанные дни захлебнувшегося собственной кровью и сразу же переставшего существовать. Иначе к чему такой флер загадочности вокруг этого вопроса? Другие варианты никогда не приходили ему в голову по причине своей невозможности – ну, кто-то болтал о тесном сотрудничестве фаты с каким-то чином из военного командования, но пилоты-полукровки были стерильны и об этом знали все, поэтому в эту сплетню никто всерьез не верил.
Впору было почувствовать себя избранным, единственным в своем роде - но вряд ли головоломка решалась так прозаично. Пожалуй, когда властительница местных руин вернет его «к мамочке фате», следует кое-что выяснить, но пока что мать всё равно была в очередном из своих отъездов, и спешить не нужно.
- Да ты настоящая фата механики, - заметил Кай, переводя взгляд на шипящий передатчик. Это всё выглядело почти что забавно – он до последнего был уверен в том, что девушка его пристукнет, воспользовавшись моментом, и старался не поворачиваться к ней спиной, но чем дальше здесь находился, тем больше осознавал, что не всё так просто. Возможно, она тоже была напугана, хоть и не подавала виду – сложно не перетрухнуть, когда по твоему следу идет такое – и попросту боялась остаться в одиночестве, увидев, что его помощь эффективна - а может, в чае предполагался змеиный яд.
- Они могут догадаться, куда ты ушла, - если возвращаться к вопросу погони, то было кое-что, что он не успел озвучить, - может даже начнут обыскивать руины. Уходя, я постараюсь увести их и потом замести следы. Знаешь, как песцы бегают по снегу? Я бы на вашем месте все-таки фальсифицировал взрыв – потому что они теперь знают, что где-то тут есть дракон, и не успокоятся, пока не найдут. Чай буду, да. Как тебя зовут?
А потом заговорил передатчик. В его бормотании было больше помех, чем слов, но тех, что были – хватало. Эльф (точнее, и стоило постепенно привыкать к этой мысли, не совсем эльф) невольно поежился, представив, каково ей тут – один на один с этим безликим голосом каждую ночь. Почти что как спать рядом с трупом, надо думать.
И да, гость тоже не знал, почему труп вдруг решил отозваться, и даже не рисковал ничего предполагать. Видимо, Драконы Инколоре расслабились, а может, что-то произошло и они утратили часть своей силы, потому что, насколько Кай знал, когда-то даже такие переговоры были невозможны, а тут на его глазах происходит чудо за чудом – сначала один дракон, теперь, судя по всему, второй, да ещё и снова с живым пилотом. Охренеть можно. «Махлат» - это было какое-то слово из прошлого его матери, которое всю его сознательную жизнь находилось под запретом.
- Это Город, - наклонившись над микрофоном, произнес Кай, - не надо координат, могут услышать.
Потом спохватился – опыта в переговорах по радиочастотам у него не было, но здравый смысл подсказывал, что следует изъясняться максимально просто – учитывая помехи – и лаконично.
Думай, вспоминай – что Драконы сейчас уж точно не будут слушать, и в отсутствии чего они однозначно уверены?
- Ждите приема на внутренней частоте.
В конце концов, у сопротивления - если им повезет и они сделают все правильно - есть свой железный дракон, и с ним наверняка можно договориться, а если нет – фея механики долбанет разводным ключом и всё наладится, в этом он почему-то был уверен.
- Нужно ждать от противника худшего, - шепотом пояснил Кай.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+3

17

- Это драконий маскировочный модуль, - с неподдельным восторгом сообщила Ворона, - целый! Неповрежденный! Не трогай, его надо брать в перчатке.
Когда она нашла сейф, то, к счастью, быстро это сообразила, а то одно неосторожное движение и всё содержимое можно было бы смело выбрасывать. В лучшем случае, переплавить, но и то не факт.
Почему-то, Мать его знает, почему, несмотря на неприятности, которые этот парень ей принес (сама, в общем, виновата), полукровка не испытывала желания ворчать на него, злиться, или вести себя по привычке грубо: чужой интерес - ну, пусть к ее вещам, а не к ней - был ей довольно непривычен. То есть, бескорыстный интерес.
Если он таким, конечно, был.
“Фата механики”, надо же.
- Они и догадаются, - Ворона печально хмыкнула, - и вряд ли ты их особенно запутаешь. Это плохо, и… я понятия не имею пока, что делать. Но до завтра придумаю. Сама дура, что уж теперь.
Дело даже не в том, что грузить все содержимое ее логова в кузов будет сложно, а разобрать потом еще сложнее. И не в том, что поиск жилья может затянуться. Дело в том, что - как ни отвратительно было себе в этом признаваться - это был, ну… завод. Она здесь жила всегда, за исключением тех трех лет, которые помнила так смутно, что это почти не считалось. Кроме того, здесь всегда можно было найти всё, что нужно - это был ее склад инструментов, ее мастерская, ее библиотека, и даже, временами, источник пищи.
- Какая внутренняя частота, ты чего? - Ворона округлила глаза, - ноль-один-Махлат, ждите связи завтра после полуночи!
- Вас понял, - так же отчетливо сказал приемник, после чего шипение превратилось в шипение просачивающегося сквозь щели пара и дымка. Неповторимый запах расплавленного олова и горящей изоляции сопроводил этот звук, и полукровка замерла, напряженно наблюдая агонию, - да. Что-то я поторопилась. С полуночью-то.
Но особой печали не обнаружила, гремя чайником в дальнем углу. Приемник можно собрать, благо, запасных деталей у нее тут хватало. Приемник…
- ...это тебе не дракон класса Махлат. Раз, два и готово, - охотно объясняла Ворона, заваривая отдающие тряпкой пакетики прямо в чайнике, - а чтобы выйти на внутреннюю связь, нужно починить ее. Понимаешь? У меня даже руководства нет, хотя я не уверена, что это как-то поможет. Это ж последний выпуск, со всех сторон инновационный, там какие-то принципиально новые каббалистические схемы, я даже не уверена, что те же закономерности использованы, а я, конечно, видела ноль-первую изнутри, остальных по частям - их всего шесть успели сделать - но много я там понимала? Не слишком много говорю?
Она придвинула эльфу (предположим, для ясности) пакет с сухарями и неловко пожала плечами:
- Твердые. Но если макать в чай, то сойдет.
Даже если гость кивнет и скажет “слишком”, она вряд ли сможет остановиться. От отсутствия привычки и возможностей повторить в другое время.
- И… спасибо. А ты здорово колдуешь, - правда, странно, но чего ждать от высокого, который без труда таскает в руке железяку? Полукровкой он не был, воспоминание о заклинаниях, которыми Лис бросался, исключало эту возможность. Ну и ладно, впрочем, не хочет признаваться, кто он такой, так и  не надо, - подожди, я тебе одну штуку покажу. Раз уж ко мне кто-то попал…
Повозившись в углу, Ворона открыла ящик и водрузила горшок на стол - от того рассыпались мягкие карминовые блики по облупившейся краске, по стенам, парочка утонула в чае.
Роза светилась из глубины соцветия и - была механизмом. Вполне живым.
- Круто, да? Заготовки под драконьи ключи, рубиновые линзы, всякое по мелочи… первая знаешь, как бабахнула? Ух. Никто такое больше не соберет. В основном потому что никому не надо.
Полукровка помолчала.
- Жалко будет, если ты и правда шпион.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (16.10.2017 13:53)

+2

18

- Круто, - совершенно искренне ответил Кай.
Он с трудом отвел глаза от россыпи алых бликов – жизнь в «небесных чертогах» подразумевала, что эльф ежедневно сталкивался с проявлениями роскоши, ну, такими, которые вообще возможны в этом мире (говорили, раньше было не в пример лучше и шикарнее) но в этой вещи было что-то особенное. На первый взгляд собранная из хлама – ладно, не совсем обычного, потому что мало у кого найдется горсть заготовок под драконьи ключи, чем бы эти заготовки не являлись – она обладала одним странным качеством: при всей простоте от неё было сложно оторваться, и то, только на размышления о том, какую жизнь тут приходится вести этой птице, и том, что даже посреди такой жизни есть место чему-то красивому.
Это в своем роде было открытием, и Кай серьезно задумался, даже не заметив, что обжигает язык чаем, змеиный яд в котором всё не проявлялся. И все вопросы относительно этого «видела её изнутри» на время отступили на задний план, хотя было интересно, выходит она – и все-таки не назвала свое имя, зараза - много раз видела этих драконов? С другой стороны, а откуда ещё могли взяться эти навыки и вот это вот «раз два и готово» в отношении предмета, к которому он даже не знал, как подойти? Кай, конечно, умел не так уж много, но достаточно для эльфа своего возраста и происхождения, поэтому всё то, что она могла делать своими руками, казалось ему своеобразным колдовством и несколько даже восхищало.
- Херня, - с оттенком досады отозвался Кай, - а не колдую.
А девочка теперь могла потерять всё, что так долго собирала, и от этой мысли почему-то было немного стыдно, хотя он был не виноват. Винить в произошедшем вообще было некого – при всем желании, всё являлось неудачным стечением обстоятельств, обернувшимся так, что в любом другом случае вышло бы ещё неудачнее.
Видимо, ему действительно нужно оправдывать свое новое имя, ляпнутое почти случайно, но тут как – назвался Лисом, соответствуй. Кай почесал макушку, беззвучно зашипев от боли – грузовичок наградил его пристойной шишкой, будто всего остального ему было недостаточно - и протянул ладонь.
- Послушай, фея, я кое-что придумал. Дай руку – не бойся, я кое-что покажу, но потом верну, как было.
Магию такого толка знали довольно многие – по крайней мере, в высоком обществе. В основном использовали для совершенно определенных целей – сам грешен, но что поделать, иногда это довольно эффективный метод обойтись без длительных завитушек. На незнающих этот прием, при всей своей простоте и банальности, часто производил неизгладимое впечатление, и даже не всегда было понятно, сработал именно он или же восхищение применяемыми навыками. Ну а как же, эльфы, волшебство, как прекрасно.
Кай разжал пальцы и отпустил.
- Импульс в нервную систему, можно на время внушить почти что угодно. Конечно, я умею этот фокус не очень хорошо, но нам и не нужно заколдовывать высоких эльфов, будет достаточно пары-тройки двуногих дурачков – здесь, по ту сторону реки, наверняка живут какие-нибудь маргиналы не из твоих помощников? Если в этом логове найдется что-то, чем ты сможешь пожертвовать – сгоревшие схемы, ненужные детали, я не разбираюсь, хлам, способный создать видимость того, что кто-то пытался что-то собирать… может, даже испорченный гримуар, если вдруг есть – надо это все собрать и оттащить в какое-нибудь место вроде этого, но на другом конце завода, ты же наверняка знаешь тут все дыры? Потом нужно будет привести туда тех самых тех, кого не жалко, ещё пару фокусов – и гончие придут по следу именно туда. Высшие с чистым сердцем выжгут гнездо и уйдут отсюда, уверенные, что ловить больше нечего - противник побежден, ячейка сопротивления уничтожена, можно праздновать и лизать пятки Инколоре. А ты сможешь тут остаться в безопасности, и не нужно будет искать новый дом. В плане есть слабое место – я, потому что ты мне не доверяешь и делаешь правильно, но, с другой стороны, подумай, что ты теряешь? Когда высшие туда придут, ты будешь уже далеко, вдобавок, сделать так, чтобы они больше не искали, в моих интересах - не хватает еще, чтобы ищейки пришли в мой дом в городе, выйдет как-то неловко. Так что подумай.
Эльф поднялся – логово было настолько низким, что приходилось пригибать голову:
- Спасибо за чай. Если согласишься – я через два часа буду у воды, с этой стороны, с… ну, приятелями. Дорогу сюда второй раз я все равно не разыщу, завод слишком большой, так что тебе придется забрать меня и отвести туда, куда нужно. Не придешь – ну и ладно, но решай свои проблемы тогда сама. По рукам?[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+3

19

- Почти по рукам, - мрачно сказала Ворона, но руку больше не подала, и вообще в доброжелательности к эльфу сильно потеряла, потому как демонстрацию эльфийских штучек на себе не оценила совершенно. Жило у нее в голове что-то странное, что в шутку она называла мозговым слизнем - а кроме шуток,  некая часть сознания, начинающая панически вопить при любой угрозе потерять сознание и волю. Ничего, наверное, в жизни Ворона так не боялась (даже гончих), как обморока или вот… ну, вот этого, причем, рассудок никакого отношения не имел к этому страху, и до сих пор она считала его даже достоинством. Но не всегда.
Вроде несрабатывающего предохранителя. Вот ты начинаешь бредить - щелк, и перестала. Тебе в два раза хуже, но милосердное забытье не приходит, и всё тут. Так и сейчас, только глаза затянуло туманом, как волна тошнотворной паники уносит на гребне в реальный мир, где нужно помнить - как бы ни был красив гость, он не друг, не приятель, не хороший знакомый, он существо из другого мира, и хорошо, если не желает зла или не хочет подшутить.
Разболталась тут, понимаешь ли. Руку дала. Сама.
Дура какая.
- Пойдем, выведу. Сделаем не так, веди этих сразу сюда - я оставлю тебе метки. Через два часа я соберусь и меня уже здесь не будет, будет всякий хлам и видимость жилья. Так  всем… безопаснее.

Расставшись с эльфом на берегу, полукровка рванула обратно в темноту, не прощаясь: нужно было и впрямь успеть подогнать грузовик, собраться и уехать за это время, а потому сборы были похожи на ураган, пролетевший по норе, чайник даже пришлось оставить, принося в жертву достоверности, как и небольшое количество припасов. Аккуратно водрузив коробку с розой на пассажирское сиденье, Ворона поежилась и почесала ладонь.
- Ну, милый… давай.
Грузовик неразборчиво заворчал - после того раза она опасалась даже пытаться понять его, и это к лучшему: обрывки предложений обмотаться собственными кишками совершенно не вдохновляли - и тронулся с места, петляя в темноте.
С территории завода убираться было глупо, и потому Ворона ночевала в кабине, загнав машину в разрушенный холл административного здания. Когда-то у нее не было даже шансов побывать здесь, а теперь можно всласть походить по все еще гладкому жадеиту и даже злорадно плюнуть на обвалившиеся буквы надписи “Дората”. И только потом пешком пойти на разведку, потому что топлива в баке оставалось буквально на десяток миль, и то хорошо, если.
Ничего, думала Ворона, с трудом продирая глаза и шмыгая носом на рассветном ветру, ничего. Всё будет хорошо. Главное, найти место, а там уже можно чаю и поесть - кофе, жалко, кончился, но его было и так непростительно мало.
А вот хорошо бы он был, потому что отдыха в этот день не предвиделось, ведь оставался еще несобранный приемник, связь после полуночи, и необходимость прийти хоть к какому-то пониманию, как чинить проклятую ноль-три-Махлат.
Над козырьком входа она нашла жабье гнездо и без всякой брезгливости выгребла оттуда икру. Надо же как-то завтракать.
Однажды, в детстве - ближе к его концу и, в принципе, концу - у Вороны была мысль сбежать с завода. Что там, и шанс был, наверное, даже неплохой: в ту ночь все горело, все метались, говорили, что кто-то пытался угнать дракона - первую Махлат, вот дурак - и никто не только не смотрел, что делают дети, но даже за собственной жизнью уследить не мог. Она почти рванула в темноту, видя разломанный забор и затертую защитную линию, вся полоса ограждения превратилась в кашу, и пройти по ней ничего не стоило, особенно, если в тебе течет половина эльфийской крови, но…
Но она струсила. Что я там буду делать, думала Ворона. Как жить. Куда пойду. Я же ничего не знаю, и меня раскусят, а потом отдадут гончим, и это будет больно, а в печку, может, не больно.
И вернулась, собирать испуганных малышей.
И осталась навечно привязана к заводу.

- Вот так нормально.
Подсобные помещения этого ангара были, мало того, что целы, так еще и утеплены. Редкая удача - и немного бесстрашия, в былые годы полукровка не решилась бы на такое, а сейчас плевать, и разваливающаяся груда холодного железа, в которую превратился дракон внизу, давала дополнительную безопасность. Круче, чем любые защитные линии, если подумать.
В прохладном воздухе плавали пылинки, впервые потревоженные за это время. Ворона поставила на стол в дежурке передатчик, предварительно счистив перегнившие документы и остатки журнала наблюдений - это было последним этапом уборки, к счастью, самым неприятный оказалось осиное гнездо в рубке управления ангарными механизмами.
Надо их посмотреть, кстати. Надо столько всего сделать, и это очень хорошо, потому что помогало не испытывать неуместного беспокойства.
- Жалко, - обычно Ворона разговаривала вслух сама с собой, но теперь нашла собеседника, хоть и воображаемого, - очень жалко, что ты эльф. Да еще из этих. Так глупо, так обидно, но что поделаешь. А вот в старые времена мы бы даже не встретились… А розу я сюда поставлю, рядом с приемником. А что, хорошо же? Вот.
Приемник работал. Теперь до заката есть время поискать гримуар.
[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (16.10.2017 17:57)

+2

20

Всё прошло гладко.
Коррективы, внесенные его новой знакомой, звучали достаточно разумно – хоть и вызывали неясную досаду, и может быть даже не потому, что Кай любил выдавать безупречные решения. В любом случае, план был хорош, и тогда, когда они распрощались – точнее, не распрощались - он без задержек приступил к реализации.
Были опасения, что не удастся найти жертв, или удастся, но слишком поздно, или меток не обнаружится и он заблудится в развалинах завода и будет обречен бродить там вечно, улавливая носом затхлый запах реки, но никогда не имея возможности к ней выйти, или по прибытию в её логово его попросту встретит самодельная бомба – ну, что-то вроде той первой розы, которая бабахнула. Но обошлось.
Кай, перейдя реку вброд, довольно быстро наткнулся на трех оленей, полуночничающих в компании костра, разведенного в ржавой бочке, и пары бутылок гоблинского пива, не иначе спёртых из одного из центральных магазинов в жилой части города. Один не слишком дружелюбно отреагировал на вежливое предложение прогуляться и вознамерился подраться - что принесло несколько сложных минут, потому что попробуй окуни головой в бочку того, кому рога мешают. Двое других не сопротивлялись, и смотрели в темноту пустыми глазами до тех пор, пока Кай не привел их в логово, к тому моменту уже опустевшее, но все ещё носившее неуловимый след присутствия. Так было лучше, она была права – помещение смотрелось хорошо обжитым, потому что таким и являлось, и у преследователей не появится ни тени сомнения.
Уходя, Кай с сожалением бросил взгляд на место, где раньше стоял драконий маскировочный модуль.

Про мотоцикл можно было забыть – хорошо, что он не оставил на нём ни меток, ни имени, потому что если его ещё не нашли, то обязательно найдут потом. Это проблемой не было, потому что, при желании, можно постараться и раздобыть себе новый. Но к утру желаний не осталось – никаких, он какое-то время постоял на берегу реки, пытаясь запомнить то место, с которого на тот берег выезжал грузовик – след лысых покрышек постепенно растворялся в грязи и через час-другой должен был исчезнуть окончательно – а потом развернулся и отправился домой пешком. На полпути – ради безопасности пришлось сделать большой крюк – почувствовал спиной такое колдовство, что волосы на затылке попросту встали дыбом и не возжелали опускаться даже тогда, когда сам он упал в подушку, даже толком не раздевшись.
Оставалось надеяться, что план сработал как надо.

Наступивший день был немного другим, чем предыдущие, пусть и начался после обеда. Разбудил визит разозленной растрепанной тегианки, оказывается, проснувшейся в старом доме от того, что две мелкие химеры попытались выдернуть жемчуг из её ушей. Кай слушал её претензии, стоя на пороге и прислонившись виском к дверному косяку, потом ему надоело и он на полуслове захлопнул двери. Кажется, в дверь что-то потом прилетело, но после этой ночи ему было настолько плевать, что пришлось об этом моментально забыть.
Кай знал, что сделал всё правильно, поэтому о собственной безопасности не волновался. Отеки сходили под влиянием эльфийских мазей - не впервые же в жизни он дрался - синяки побледнели и обещали к закату исчезнуть, учебы сегодня не было – а если б даже было, он бы все равно не пошел. Что ему сейчас требовалось, Кай понять не мог. Вспомнил кое-что и заглянул к матери – её тоже не было – потом бесцельно пошлялся по городу, столкнулся с несколькими приятелями, получил приглашение как следует вечером отвиснуть в «местечке, где ты увидишь такое, просто зашибись», понял, что зашибился без посторонней помощи, причем очень основательно, отказался от всех приглашений и отправился туда, куда ему, как оказалось, было нужно.
На сборы ушло какое-то время – потому что он, со всей своей богатой картиной мира, понятия не имел, в чём властительница железа нуждается. В какой-то момент плюнул, придя к выводу, что она сочтет неуместным выпендрежем что угодно - если вообще захочет брать в руки, поэтому решил не скромничать. Одеяло из единорожьего кашемира, легкое и тонкое, как паутинка, но теплое настолько, что завернувшись в него можно было бы пережить снежную ночь, ещё чай - нормальный, а не вот это вот недоразумение в бумаге (смесь оказалась с розовыми лепестками, но это было случайностью); раздумывал, не притащить ли настоящую розу – но такие жесты ценили изнеженные горожанки, взамен этого набрал полный сверток тающего во рту эльфиского печенья – это хотя бы с натяжкой могло послужить жестом благодарности за сухари. Гнусно, конечно, и выглядит как форменное издевательство, но идти с пустыми руками он не хотел и не мог, лучше получить ещё раз по роже. И это ещё будет хорошим вариантом – потому что значит, что всё хорошо, и что он её разыскал.
Некоторое время Кай бездумно пошвырял в реку камешки, взвешивая, стоит ли вообще ступать на территорию завода, потом пошел вброд.

Метки с прошлой ночи остались на месте, а вот месту, служившему ей логовом, сильно не повезло. На добрые двадцать ярдов вокруг всё было в копоти, а от лаза тянуло таким, что эльф невольно обогнул его по широкой дуге и даже не стал заглядывать. Как искать свою новую знакомую, он понятия не имел, поэтому бесцельно заблудился в развалинах, время от времени поглядывая по сторонам.
Солнце начинало клониться к закату, и тени, рассекающие руины, наполнялись фиолетовым, от земли тянуло холодной сыростью, мокрой известкой и старой кирпичной пылью. Пару раз он спугнул жаб, в остальном развалины казались необжитыми и совершенно пустыми, из углов тянуло тем самым, что оставило холодный запах на его ладони в прошлую ночь – наверное, эльфы здесь чувствовали себя не слишком приятно, а ему было никак. Это было хорошо, потому что давало надежду на то, что никого из эльфов тут не было, и что они убрались, решив, что их дела здесь закончены, и не стали копать дальше.
Ни отголоска чужой магии, ни звука, ни следа – внушало оптимистичные мысли, так что Кай даже начал насвистывать что-то эдакое, подобрав и положив на плечо увесистый ломик, удачно попавшийся на глаза. Звать в голос он не собирался – потому что какое имя произносить-то? И продолжал сомневаться в том, что фея покажется на глаза – только думал о том, что если солнце опустится за горизонт, ему придется прекратить поиски – и до того момента нужно разыскать для подарка хорошее  место, в котором она его разыщет и подберет. Так было правильно.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

21

К вечеру Ворона потеряла надежду и даже понимание того, почему она вообще была - в конце концов, вряд ли корпоративные шишки хранили руководства от класса “Махлат” где-то на заводе. А то и вовсе уничтожили, когда всё началось - может, думали, что война.
Хотелось сесть на ступени и разреветься, но, подумав, она решила приберечь это до возвращения в новый дом - при разборе хлама оказалось, что у нее еще есть полбутылки виски, выменянного в прошлый раз у повстанцев на что-то полезное, кажется, пару светильников или даже фонарик. Облазив бывший офис вдоль и поперек, Ворона собрала еще ламп и нашла пучок цветных проводов, которые тут же вплела в косу на виске. Потом стемнело, и в сумерках в пустом мертвом здании стало страшно. Молчащее днем, оно наполнилось к ночи подозрительными шорохами и гнусным эхом: обычно в таких случаях, когда становилось совсем невмоготу, Ворона закрывала глаза и представляла, что здесь всё, как раньше.
Но сейчас не помогало.
Домой. Там Ворона днем нашла потрясающую, совершенно восхитительную вещь - шланг подачи технической воды. То ли часть внутреннего водопровода еще работала, то ли бак на крыше (надо, кстати, посмотреть), но это означало, что больше не придется мыться в реке. И другие прекрасные вещи - надо попробовать, а то, может, ее и пить можно? Понятно, остальным не стоит и пробовать воду, текущую рядом с холодным железом, но ей-то что?
Полукровка разогнулась, почесала коленку и быстро пошла к выходу, поудобнее перекинув в руке железный пожарный багор.

- Какого, объясни-ка, хера ты здесь делаешь? - спокойно поинтересовалась полукровка из темноты под ангарной стеной. Не то, чтобы она специально искала свистящего под нос эльфа, но отзвуки гуляли по переулкам, отражаясь от стен, и не услышать это было невозможно. А потом ведь еще надо верное решение принимать, по правде, Ворона собиралась по привычке возникнуть позади, вломить, как следует, потом бить, бить еще, и только после этого разбираться, что за пришельца только что превратила в кровавое месиво - у нее был довольно обширный опыт самозащиты на своей территории, но повезло (или нет?), что эльфийскую манеру двигаться так-то видно издалека.
Еще немного она размышляла, стоит ли обнаруживать свое присутствие. Инстинкт самосохранения просто вопил, что нет, но любопытство оказалось сильнее.
- И что мне теперь, опять переезжать? - без полагающейся в таком вопросе досады спросила Ворона, отлепляясь от стены и делая шаг вперед. Получалось как-то странно: по всему она должна была, если уж вышла, злиться, отправить непонятного эльфа к такой-то Матери, нарычать, но получилось только грустно констатировать, - вот ты приперся, а я только место хорошее нашла. Ну зачем?
С воображаемым им было проще разговаривать, не так неловко, и, пока полукровка лазила по развалинам, успела поведать Лису всю жизнь, обсудить пару философских вопросов, касательно бытия и Спирального Дворца, а потом еще рассказать одно интересное инженерное решение, а тут она даже не могла заставить себя…
Нет, в глаза надо смотреть. Вот еще.
А глаза у него были, как железо. Само собой, холодное.
- Из дома, что ли, выперли? Мамочка сказала, что ты задолбал ночами шляться, где попало? Но у меня не приют для бездомных эльфят, я и сама не очень домашняя. Но раз так, пойдем.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (17.10.2017 14:08)

+2

22

- Неа, - ответил Кай, улыбаясь. Было почему-то весело, хотя железяка в её руке внушала опасения. Может быть, весело было потому, что она всё ещё была в её руке, а не в его голове, а ведь в таких местах всякое могло случиться.
Потом поправился:
- В смысле нет, не переезжать. Если не хочешь, не веди меня домой, вот и всё. Я не навязываюсь.
По правде, это было если не враньем, то очень сильно натянутой правдой – навязывался, ещё как. «Хорошее место» наверняка было очередной дырой, как бы не хуже предыдущей, однако другого жилья у неё не было - но тяга снова очутиться в окружении механизмов, и, главное, опять услышать шум передатчика была сильней любой вежливости. К этому всему примешивался адреналин, потому что ни одна тегианка, в самом лучшем случае могущая всего лишь плюнуть в дверь простенькой магией – ничего другого их скучное воспитание сделать не позволит - не могла похвастаться… ну да, вот таким вот багром, которым спокойно может его убить и будет в своем праве.
На моменте осознания этого факта Кай с печалью констатировал, что, очевидно, болен, но наружу эту печаль не выпустил и вида не подал. Вот что следовало отдать – так это то, что принес, а от мысли, что при попытке это сделать может серьезно так получить по рукам этим самым багром, становилось только хуже.
- Я, кажется, укололся. Захватила с собой розу или это твои личные колючки? – в знак своего доброго расположения прислонив ломик к остатку кирпичной стены, Кай отряхнул ладони и поудобнее перебросил лямку через плечо, без труда нагоняя и сравнивая шаг.
Порыв вечернего, уже холодного ветра взметнул мусор под их ногами и тут же, разыскав какую-то скрытую с глаз трубу, взвыл в ней, как мартовский котолак - эльф невольно дернулся и тут же скривился от досады: стыдно ему такого бояться, а ведь она тут живет совершенно одна, день за днем, уже неизвестно сколько лет.
Ну, это заслуживало немалого уважения.
- Я серьезно, если что, не нужно никуда больше переезжать, обойдусь, никакая мамочка меня не выперла. Просто, - Кай замялся, - решил, что могу внести посильный вклад в компенсацию неудобств. Держи…
Памятуя о том, как она взъерошилась после демонстрации эльфийского фокуса – надо сказать, эта реакция его неприятно удивила, но сам виноват, не подумал о последствиях – протягивал презенты осторожно, как будто действительно опасался напороться на розовый шип.
- В этот раз никакой магии, будь я проклят, - серьезно сказал Кай, - если что, можешь врезать мне по хребту, я не буду сопротивляться.
Потом его прорвало, как мальчишку.
А что ты собираешься делать с драконом? Действительно сможешь починить? И как он вообще сумел сюда прорваться и что теперь будет с пилотом? А правда ли, что там, где заканчиваются земли Аваллона, драконы Инколоре – те, что настоящие – имеют меньше влияния и потому техника там работает лучше? А верно говорят, что каждого железного дракона делают из живых, переребатывая их в его Имя? Действительно ли у сопротивления есть свои колдуны из высоких эльфов, и в этом кроется разгадка того, почему их всех до сих пор не нашли и не уничтожили?
- Прости, - только и смог сказать Кай, на мгновение сумев себя заткнуть, но по-прежнему улыбаясь. В отличие от обычного его выражения лица, совершенно не погано, - я слишком много говорю.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+3

23

- Это багор, - сказала Ворона, не меняя выражения лица, - еще один такой тупой подкат, и точно уколешься.
Ссориться она, впрочем, не собиралась, и подарки, вопреки опасениям, приняла, обронив неловкое спасибо, но смотреть, что в свертках, не стала - отложив это до дома. К счастью, Лис ходил быстро и его не нужно было подгонять в стремительно густеющей темноте. После заката Ворона старалась на территории завода не задерживаться, здесь хватало странного - на самом деле, городские легенды не врали, или врали, но не совсем.
- Тихо! - шикнула полукровка, дергая спутника за рукав в проулок, подальше от шума работающего механизма, - говоришь ты нормально, только делай это не так громко. Придем, я тебе всё расскажу. Ну… или не всё.

В ангаре Ворона чуть было не пожалела о выбранном месте. Тяжелая и жуткая аура мертвого (или не совсем?) дракона смешивалась с мраком, накрывала все самые дальние углы и к вечеру опять стал надрывно скрипеть левый подъемник, будто кого-то там мучили - а может, так оно и было, кто знает, как ему без работы, или вот та светящаяся плесень для него вредна?
- Не топчись по крылу. Вон лестница, вверх. Ты первый.
Тепло в дежурке никак не компенсировалось отсутствием пристойной вентиляции, поэтому первым делом полукровка распахнула ржавую дверь, чтобы обновить внутри воздух, и только потом зажгла светильники и вытащила кастрюлю для воды.
Вздохнула, ругнулась и пальцем нарисовала на дне равнобедренный треугольник вершиной вверх.
- Мм… - чуть позже сказала она, протирая щеку от копоти, - хорошо, что стол металлический. Тебя не подпалило?
Из-под стоящей на столе кастрюли вырывались теперь уже ровные языки огня: одно во всем этом было прекрасно, что кипяток для чая будет скоро, и пока они ждут, можно, наконец, посмотреть, что приволок нежданный гость, само появление которого выглядело достаточно обескураживающе, а уж появление с подарками и того страннее. На всякий случай Ворона принюхалась к сверткам в попытках уловить какую-нибудь злобную магию, но ничего, кроме запаха эльфов, в них не было.
Не стоило их, конечно, брать, в любом случае. Но гордость это одно, а здравый смысл и любопытство - другое, хотя во всем принесенном какой-то практический смысл был исключительно в одеяле, одеяло…
- ...очень крутое, - сдержанно восхитилась его новая хозяйка, - только жалко его. Ему тут явно не место. А это что и чем пахнет?
Печенье она вполне узнала на вид, но пробовать не рисковала, а вот аромат чая казался ну очень подозрительным.
- Мимо меня однажды проходила фата, которая пахла точно так же. Такое ощущение, что мы будем пить духи, - в оценках Ворона бывала безжалостна, больше от отсутствия социального опыта, чем от дурного характера, однако, в сочетании оно рождало на редкость дурную смесь, - но раз ты это принес, ты первый и пробуй.
Взобравшись с ногами на лежанку рядом с гостем, она оперлась спиной на стену и вручила Лису вторую чашку, откопанную в перевезенном хламе.
- Я не знаю, что я буду делать с драконом, - грустно сказала Ворона, вспомнив, что обещала ответить на вопросы, и непрерывно думая, что парень для шпиона уж больно бесхитростен. Или дурой считает её, может, справедливо, - не знаю. У меня нет руководства. У меня нет запасных частей. Достаточных знаний тоже нет, то есть, понимаешь, над ними по десятку только инженеров работало! Не таких, как я, а настоящих. А тут… но хоть бы гримуар! Пф. Без толку. Это же “Махлат”... Это, кстати, ответ на твой вопрос, как он прорвался, - на вкус чай был куда лучше, чем на запах, и, конечно, ни в какое сравнение не шел с тем, что у нее было до этого, - и заодно на вопрос об именах.
Полукровка помолчала, слушая мерное шипение приемника. Эти документы она нашла в кабинете директора завода, и прочла их не сразу, потому что только лет через пять стала способна понять, что там вообще написано, и что хотя бы приблизительно значат эти схемы, диаграммы и каббалистические печати на равно обгорелых пергаменте и офисной бумаге.
- Короче, чтобы закончить модель Махлат, ее нужно наделить женской сущностью. Это почему-то инновация и казалось всем невозможным, что-то дает, то ли резистивность к противодраконьим заклинательным системам, то ли к обнаружению, но в общем, такая довольно утилитарная штука, хотя вокруг этого спорили, я читала целый протокол собрания акционеров, они считали, что это недопустимо затратно - дело в том, что для придания вот этой сущности дракону… ему нужно было дать имя женщины. Настоящей. Живой, или умирающей в момент завершения строительства, ну там, жертва… С живой они пробовали, но что-то пошло не так, и нигде не сказано, что, тогда стали приносить жертву. Очень практично всё решили.
Ворона отхлебнула еще чаю и обожгла язык.
- До того момента не знали, куда девать девочек-полукровок. Отправляли на завод, потом… не знаю, что, пилотом быть нельзя, девственницей в таких условиях долго не протянешь, при всем желании, короче, в печку. А тут, вон, почетно послужить родине, - новая хозяйка дежурки сухо рассмеялась в темноте, во все глаза разглядывая гостя.
Ему очень шло быть освещенным алхимическим огнем. Он становился похож на неблагого лорда, готового вести войска в бой.
- Я знаю позывные всех шестерых, - похвасталась она, - и имена пилотов. А ноль-второй даже не знал, что летает на своей сестре. А там…
Ворона махнула куда-то вдаль.
- Насчет магов из высших я ничего не знаю. Такое дело, я не в сопротивлении, и наши желания очень расходятся. Потому что где-то там лежит ноль-семь, пустая, а я сижу и пью с тобой чай.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (19.10.2017 12:19)

+3

24

Чем дольше Кай ходил по этим развалинам, тем больше понимал, что они не были мертвыми, как это казалось со стороны. Драконы, придя в этот мир, попытались избавиться от электричества, взамен принеся свою магию, но вышло как-то иначе, чем они планировали – и теперь полустертые кабаллистические символы жили своей жизнью совсем не так, как задумывалось создателями. Пока они шли, эльф краем глаза замечал в дырах синее свечение, будто там колыхался фосфоресцирующий студень – но стоило повернуть голову, и всё исчезало, а дыры заволакивала вечерняя тьма, может, лишь немного гуще обыкновенной. На грани слышимости что-то гудело – сначала казалось, что это внутри цехов, но стоило ступить под крышу, и обнаруживалось, что все-таки где-то снаружи. Между стропилами - там, где они вообще остались - продолжал на высокой ноте завывать ветер, путаясь в чёрных лианах, напоминающих покрывшуюся плесенью мочалку, в них чудился шелест чьих-то крыльев, но этот кто-то был то ли невидимым, то ли очень сильно хотел таким казаться, поэтому ни разу так и не показался на глаза.
Но и без того было на что посмотреть – никогда в жизни он не видел столько испорченных механизмов и остатков машин, и теперь только крутил головой во все стороны. Что-то из этого выглядело почти смешно, что-то казалось угрожающим, но самым жутким, конечно, было то место, которое она выбрала себе в качестве очередного дома.
Он второй раз в жизни вблизи видел дракона, пусть этот был мертвым и пустым, как яичная скорлупа, от него все ещё, спустя годы, веяло угрозой. Может, так пахло холодное железо – Кай ещё плохо различал этот запах среди остальных. Место ещё выглядело необжитым, и казалось колючим – под стать хозяйке, впрочем. Но повторять шутки, пусть и тупые, дважды было не в его правилах; в ответ на критику чая он только фыркнул и парировать ничем не стал.
Тем более, что вскоре, заслушавшись, забыл даже про само желание язвить.
- Но ведь вокруг тебя завод – это же «Дората»? Если где-то запасные части есть, то только тут, - спрашивал Кай, улучив момент и буквально впихивая печенье за печеньем в ладонь собеседницы. Одно дело, когда ты теоретически знаешь о каких-то там голодающих и нуждающихся, и думаешь так отстраненно - ну, не повезло, а потом отворачиваешься и продолжаешь заниматься своими делами; и совсем другое, когда оно вот, рядом, стоит только руку протянуть, и при всей своей худобе размахивает багром, водит грузовик – и наверняка ведь без усилителя руля - пытается чинить драконов и занимается ни много ни мало, а постепенным изменением мира. Восхищает, но требует заниматься подкармливанием.
Потом вспомнил кое-что, надолго задумался и очень осторожно добавил:
- Кажется, у меня есть… знакомые, которые когда-то были связаны с этими разработками. Ничего не могу обещать, но я постараюсь аккуратно узнать.
Хотя сама идея, наверное, была порочной в корне, и если фея замашет руками, даст ему подзатыльник и примется утверждать, что он идиот и нельзя заниматься подобными вещами, как ни маскируйся и ни скрывайся - то будет права.
Идея жертвоприношений была не нова – он знал, что при постройке нового дома всегда с большой помпой сжигали специально отобранную девушку, а если вводили в эксплуатацию завод – ну да, такое бывало десятки лет назад, но оно являлось частью истории, и ничего с этим нельзя было сделать – то убивали целую дюжину. Но никогда не задумывался, что происходит в голове у тех, кому было велено сложить свою жизнь ради каменной коробки. И то, что это не коробка, а дракон, ничего не делало лучше.
- Как-то погано звучит, - признал Кай, вполоборота глядя на собеседницу, - но теперь мне интересно, мы с тобой, случаем, не родственники? Почему вообще ты их всех тогда поддерживаешь? Зачем собираешь это все, живешь тут – ведь на заводе тебе наверняка было совсем плохо? Ты бы, ну… могла вести какую-нибудь другую жизнь. У тебя ведь в голове не пусто, и ты… красивая, сумела бы без проблем окрутить себе какого-нибудь эльфа, или эльфу, и спокойно жить в городе, есть вот такое печенье каждый день и спать на пегасьем пухе.
Кай почему-то смутился.
Потом его совершенно нелогично осенило.
- Послушай, фея, я опять придумал. А что если ты спросишь у того, второго, точнее, тьху ты, первого? Ноль один Махлат? Он же наверняка разбирается, как там всё у них внутри устроено, если кто-то и сможет подсказать, как починить, то только он. Если всё так, как ты говоришь, и эти Махлат действительно иначе устроены, то они могут стать серьезным противником для драконов. А что там так душераздирающе скрипит? Можно я его заткну?
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

25

- Да что ты пристал, - возмутилась Ворона, больше потому что вопросы, которые Лис задавал, были довольно неудобными, - нормально мне тут было. Я знать не знаю, что за пегасий пух, а печенье - ты уж прости, оно очень-очень вкусное, но его много не съешь.
Она потерла глаза - внизу подъемник скрипел уныло и мерно.
- Нормально. Было. Мы, кстати, на этом подъемнике однажды катались, когда бригадир ушел в офис. Дежурные чай пили, - голос полукровки стал таким же отчужденным и размеренным, - так что мы вылезли и пошли кататься, я на кнопку нажимала, потому что могла достать. Ну, потом, конечно… короче, понимаешь, я здесь всегда жила. За забором жизнь кончалась. Я не знала, что там. И сейчас не знаю. А здесь мне хорошо и спокойно, всё как раньше, только можно учиться, делать, что хочешь, и не надо никого “окручивать”, тем более, что шансы у меня, если честно, так себе.
На окручивание ей как-то намекал бригадир, примерно за год до того, как все случилось, обещал работу полегче, может, даже совсем дурацкую, накладные подшивать, например, а “если будешь стараться”, то всякие другие штуки, конфеты, к примеру, и всё это само по себе было противно, а уж в сочетании со свиной рожей предлагающего… Наверное, в случаях с эльфами речь шла не о конфетах и накладных, но пегасьему пуху и печенью Ворона в любом случае предпочитала багор и мясо.
Короче, испортился как-то разговор. Тем более, что на вопрос о том, почему она кому-то помогает, полукровка вообще не могла ответить, не опасаясь, что эльф рассмеется, или не поверит.
- Отстань, короче. Не надо меня спасать, мне всё нравится. Пожалуй, кроме отсутствия горячей воды, ну и книг бы еще побольше…
Ворона запнулась. Ей становилось всё больше стыдно и неловко, вот именно поэтому она, наверное, предпочитала разговаривать с Лисом в воображении, а не по-настоящему - в воображении она была непринужденно-остроумна и заинтересована, как полагается хорошей собеседнице - она что-то такое читала в забытом на секретарском столе романчике - а в реальности постоянно несла чушь, сама на себя злилась, подбирала не те слова и не могла задать ни одного вопроса, потому что опасалась показаться совершеннейшей дурой, и дикой, к тому же, и от этого ее накрывало какой-то инфернальной тоской.
- ...не надо его трогать, ему просто плохо, вот он и плачет. Когда кто-то плачет, его лечить надо, а не бить. Пойдем, я тебе покажу дракона лучше. Полночь здесь всё равно не пропустишь… при всем желании.

- Сверху лучше видно, - лучи фонариков шарили в ангарной темноте, пробивая мрак до противоположной стены: настолько хороший источник света оказался Сопротивлению не по карману, и запасливая Ворона оставила оба себе, хотя могла бы при желании собрать еще десяток. Вообще, если подумать, можно и освещение восстановить в ангаре, но включать его всё равно не стоит, глупо и опасно, а если стоять на галерее дежурки, и неплохо видно почти всё сразу.
- Тут, вон, считай, целый склад запчастей. Был бы, если бы это была Махлат, а это Белет-Шери, видишь, у него голова такая мм.. Трапециевидная? А у Махлат заостренный “клюв”, для повышения аэродинамических свойств, и профиль крыла гораздо тоньше, благодаря этому они легко преодолевают волновой кризис при переходе Барьера. Ноль-седьмую надо искать, где-то тут, в ангарах, возможно, почти целая, но я боюсь. Может, ноль-первый и правда что-то скажет - ты это здорово придумал, мне и в голову не пришло. Может, что-то подойдет… Ты, главное, не лезь к знакомым. Жопу надерут, и мне заодно… Я опять, да? Я надеюсь, мы и правда не родственники, потому что если твои предки еще и Инколоре, то жопу тебе надерут с огоньком.
Полукровка умолкла. Вдохнула, собираясь сказать, потом помолчала. Попыталась снова. Не вышло - нервно почесала руку, вспоминая, что собиралась помыться, потому как весь день копалась в пыли и грязище, и от удивления и нежданной встречи даже умыться запамятовала. Да уж, хороша “красивая”.
На всякий случай Ворона даже отодвинулась, чтобы не испачкать эльфийский кашемировый свитер.
- А... хочешь со мной поискать? - выпалила она наконец.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (26.10.2017 16:14)

+1

26

- Хочу, - согласился Кай вполне искренне.
По правде, ему тут было… жутко. Довольно странное ощущение для высокого эльфа, в этой жизни боящегося всего нескольких вещей. Нет, не стоит принимать во внимание целиком рациональные опасения вроде того, что если топить на мотоцикле, можешь разбить, или если пить в незнакомой компании, то можешь не проснуться. Здесь было жутко по-настоящему и притом довольно иррационально, и все эти рассказы про завод, пришедшие из далекого прошлого – Кай внутренне содрогался, размышлял о всяком и постепенно переосмысливал жизненные установки. Не то чтобы это сильно помогало, во всяком случае задирать нос он не перестал, показательно расправлять плечи – тоже, и спрыгивал в темноту с таким видом, будто проворачивал это по шесть раз до завтрака.

То, о чем с легкостью рассуждала собеседница, казалось неподготовленному разуму эльфа какой-то темной магией: голова дракона казалась живой, хотя в свете фонарика совершенно явно наблюдались разобранные соединения и вырванные с мясом гидравлические соединения. Тяжелая темная аура дракона не рассеивалась даже через двадцать лет после его погибели, предшествовавшей даже рождению – Инколоре по какой-то причине не стали уничтожать эти запчасти, может в назидание всем, кто мог сюда проникнуть, и расчет их наверняка должен был оправдаться – было страшно.
И когда из темноты, словно лениво потянувшись навстречу узкому лучу света, вдруг показался хищный заостренный контур, резко выделяясь среди темноты ещё большей, густой и плотной темнотой, Кай даже вздрогнул, но быстро унял эмоции.
- Смотри, - шепотом произнес он, пробираясь среди сломанных бетонных балок с торчащей из них, опасной в мраке острой арматурой – как завороженный; говорили, что так люди когда-то шли на неземное сияние хоровода эльфов, танцующих в фейском кругу, вступают в танец и пропадают навеки, но этим сказкам было слишком много лет.
Примерно столько же, сколько последним упоминаниям о живых драконах – они вернулись в совсем другой мир.
Ноль семь, если это была она выглядела ужасно. Каю очень повезло – стоило на мгновение сменить ракурс обзора, и её хищный клюв потерял остроту очертаний, превращаясь в очередную груду хлама. Под ногами что-то хрустнуло – в свете опущенного луча оказалось, что это чей-то коричневый, рассыпавшийся мелкими чешуйками череп с тремя глазницами, а когда Кай снова поднял фонарик, то нашел голову далеко не сразу.
Да, с «почти целой» фея не угадала.
- Ты так и не назвала свое имя, - заметил Кай, занимаясь тем единственным, чем он вообще мог – разбирал мусор, которым привалило бывшего будущего дракона. От Махлат прямо-таки разило чем-то ну очень уж неприятным, так что глупая болтовня, пожалуй, могла спасти разум от помешательства. И так было не настолько не по себе в этом темном месте, - …вот что за херня, ничего тут не понимаю. А вот это тоже какая-то деталь?
Он пошевелил гору свалившегося на дракона мусора наспех разысканным здесь же, кривым и не совсем подходящим для этого задания куском арматуры – примеряясь, на пробу, и уж точно не ожидал того, что там что-то щелкнет и тяжелый металлический хлам взметнется в воздух, поднятый невидимым в темноте механизмом, пришедшим в движение.
Эльф отшатнулся, в голове было только одно желание – свалить, а то это слишком далеко зашло, но, ведомый каким-то неформулируемым чувством, дернул собеседницу за собой в этот самый «на хер отсюда» - впрочем, могли ли они уйти далеко по этим горам мусора?
Махлат была совершенно точно мертвой, и тем страшнее было это явление, напоминающее рефлекторные подергивания трупов, уже много часов пролежавших на прозекторском столе. То, что это было двадцать лет, ровным счетом ничего не меняло – и казалось, что лишенная гладких пластин брони голова сейчас повернется и посмотрит на них в упор, а потом она взмахнет смахивающими на костяк крыльями, лишенными перепонок, может даже застонет, и уничтожит всё, до чего дотянется.
Но нет. Больше ничего не происходило, тогда эльф облегченно вздохнул, разжал пальцы и сделал шаг вперед, подбирая фонарик.
- Видимо, ей хотелось, чтобы её разобрали, - заметил он, пытаясь уложить в своей голове это новое знание про то, что механизмы, оказывается, тоже могут что-то чувствовать.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+1

27

Идея искать ноль-семь прямо сейчас была не очень хороша, но в одном эльф не ошибался - времени у них не было, ни у нее, ни у ноль-третьей, а что касается сопротивленцев, то у них вообще ничего не было, начиная с надежды, но ведь это же не повод.
Ворона их и впрямь недолюбливала, настороженно относясь ко всем, кто сражался за погибшие идеи, да еще и те, которые самой ей не сулили ничего хорошего, но… вопреки всему пережитому, она до безумия, до дрожи в пальцах и комка в горле любила драконов. И потому развалившаяся голова еще одной, неродившейся, Махлат едва не заставила ее расплакаться.
От поднявшейся пыли Ворона чихнула, едва удержавшись на ногах - груда заготовок под механизмы, коробок и обломков крыши под ногами едва не поехала и они с эльфом кое-как устояли, вцепившись друг в друга, и когда всё улеглось, полукровка с трудом спустилась вниз, радуясь, что в темноте ее нелепые прыжки не видно.
- Может быть. Тяжело годами лежать в темноте, никому не нужной и совсем одной, - Ворона осторожно погладила угол железной челюсти, - так ни разу и не увидеть небо. А имя свое я не знаю, звали Вороной, и ты зови. Ты, между прочим, свое тоже не сказал… Лис.

Что-то вспорхнуло с обломанной балки, на миг заслонив собой прореху, сквозь которую было видно звезды и молочную спираль Дворца. Беда ткалась из воздуха быстро, незаметно и привычно, задолго до того, как звуком обозначила себя. Полукровка крепко вцепилась в запястье гостя, и дернула за собой:
- Бежим!
Сирена завыла через несколько секунд, когда они уже неслись к выходу на улицу, с трудом избегая встречи с сочленениями драконьих крыльев: полночь, которую невозможно пропустить. Еще полчаса она будет извещать мертвый завод о том, что цеха должны быть остановлены, и это время, которое раньше было между жизнью и смертью (у завода - своя магия и свои законы), теперь было временем без правил и ограничений для того немногого, что продолжало здесь умирать.
Ворона эти полчаса каждую ночь проводила в обнимку с приемником, а то и завернувшись в спальный мешок, и наглухо закрывала лаз в свое логово. Теперь у нее была дверь.
Довольно далеко.
- Беги! Оно ненастоящее, - полукровка нырнула в призрачное пламя, из которого тянули руки какие-то фигуры - после того, как она узнала в одной черты своего соседа по койке, то перестала вглядываться. Справа взбесившийся экскаватор раз за разом врезался в покореженную металлическую стену, - не останавливайся!
А вот вурдалачий вой из-за складов был вовсе плохой новостью, хуже, чем ухающий в ее ангаре подъемник, издевательски падающий с высоты вниз, так, что звенело в ушах. Всё, что могло работать - работало, беспорядочно, лихорадочно и бессмысленно, подергивались драконьи крылья, наклоняли шеи лебедки, пламя давнего пожара полыхало вполнеба, и эта общая агония казалась бесконечной. Лестницу в дежурку трясло так, что они оба едва не упали с нее, и ладно бы только это, но, ввалившись в дежурку и подперев спиной дверь, Ворона поняла, что приложилась о стальную перекладину лицом.
- Скоро кончится, - вымученно пообещала она, - совсем скоро. Главное - успели.
- Сто тридцать, земля, слышите меня? - как по заказу раздалось из динамика. Подъемник в очередной раз грохнул и сотряс ангар до основания.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

+2

28

Сейчас, думал Кай (точнее, Лис) цепко держась за маленькую, шершавую и покрытую мозолями – не иначе потому, что она постоянно что-то налаживает и чинит? - ладонь Вороны, - сейчас на заводе можно устроить что угодно и решительно никто не почувствует и не заметит. Можно запустить в небо дракона – они не почуют за этим заревом. Вещи очень хорошо помнят, что когда-то происходило – наверное, случилось что-то по-настоящему страшное, огромное количество смертей, огня и разрушений. Что-то жуткое, раз оно сохранилось спустя все эти года.
Его свободная рука легко прошла через тёмное, будто налитое сажей очертание чьего-то тела. На бегу Кай позволил себе оглянуться – фигура за спиной упала на колени, потом исчезла в вспышке несуществующего, но всё ещё слишком слепящего света.
Это было слишком обманчивой ловушкой – и он, решив, что вокруг иллюзией является все, поплатился изрядным куском своего рукава и глубокой царапиной, прошедшей через плечо и вернувшей эльфа на землю. Охвативший завод хаос вызывал совершенно неожиданные чувства: впервые в жизни Кай испытывал что-то вроде сочувствия к железу, ко всему тому, что здесь погибло – и тогда, и потом – может, так на него действовало прикосновение к седьмой, может, слова Вороны – но ему было не страшно, а грустно.
- А что дальше? Что будет потом? – шепотом, переводя дыхание, спросил он, прислушиваясь к доносящимся из-за двери звукам.
Потом перевел взгляд на растрепанную Ворону, хотел предложить помощь, но в разговор – так некстати! И эльф даже невольно почувствовал досаду, будто в разгар самого интересного в дом пришла мать и требует пристального внимания – вклинился пилот первой.
- Земля, слышим вас, - сипло кашлянув, ответил Кай, машинально одергивая рукав испорченного свитера.

Этот разговор с пилотом оказался лишь немногим более долгим. То и дело начинали идти помехи, и его голос пропадал в шуме – а творящееся за дверьми безумие ничуть не добавляло понимания. Разумеется, ещё требовалось соблюдать полную осторожность, если не сказать грубее. Они и выеживались, как могли, перейдя на какие-то совершенно мутные метафоры, и Кай не остался уверен в том, что все понимали друг друга правильно, но расспрашивать про устройство драконов открыто казалось заявкой на изощренное самоубийство. К тому же, надо было проявить и самостоятельную хитрозадость и прежде всего убедиться в том, что это не какая-то подстава со стороны Инколоре.

Потом за дверьми всё правду словно притихло – или так Каю казалось, он уже слегка оглох от шума и одурел от впечатлений. Спать, разумеется, совсем не хотелось, пить и есть тоже, даже порез не саднил – вероятно, тело уже поняло, что его отчаянному владельцу сильно наплевать на все с ним происходящее, и вело себя паинькой.
Только завороженно не отнимал руку от передатчика, словно от касания что-то зависело – может, так будет меньше помех, или их не засекут дольше, он даже не задумывался, в какой-то момент поймав себя на том, что прикасается к кривоватому, с вмятиной боку передатчика, как к чьей-то коже – осторожно и боясь сделать больно.
Странными оказались эти дни.
- Так ты возьмешься её чинить? – с необъяснимой даже самому себе настойчивостью спрашивал эльф Ворону шепотом, и сам себе не мог рассказать, почему для него это казалось настолько важным.
Но вот хоть убей.
Очень важным.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2

29

- Я посмотрю, - мрачно сказала Ворона, не в силах даже соврать эльфу, чтобы того обнадежить, - я посмотрю.
И что-то ей казалось, что добром это не кончится, вряд ли там всего пару гаек подкрутить. Это вообще безнадежное занятие, совершенно, полностью, по стольким параметрам, что даже страшно перечислять, и Лису это даже не объяснить, потому что пока не поймешь хотя бы часть процесса, тебе всегда будет казаться, что другие просто отговариваются, или ноют, или что-то такое.
- Она огромная, ты понимаешь? - беспомощно сказала она, скорее в пустоту, - механизмы, которые нельзя поднять руками. Технические люки. Гайки, которые нужно закручивать специальными приспособлениями, алхимическая сварка. Она сложная. Я не уверена, что первый меня понял, но даже если и да, он не знает достаточно. Он пилот. Но я посмотрю. Вдруг Мать миловала нас, и там… неважно. Мне нужен гримуар. Лис, скажи, ведь где-то же хранят старые книги? Их ведь не все уничтожили, да?

Первый скорее всего понял. И даже пытался про это что-то сказать, но из-за этих метафор, на которые они в конце концов перешли, полукровка совершенно ничего не поняла. У нее вообще не очень с иносказаниями было, и только эльфийского гостя следовало благодарить за то, что она не плюнула посреди разговора и не стала изъясняться прямо, рискуя множеством жизней.
Потому что с терпением тоже не сложилось.
За дверью тем временем всё утихло окончательно. Завод снова погрузился в темноту и запустение, только привычный уже скрип указывал на то, что всё здесь не так уж и мертво.
- Как думаешь, та, которая дракон и не дракон, это кто? Это кто-то, вроде меня, кого не успели принести в жертву? Тогда мне нужно опять в офисное здание, я там находила часть документации на все выпущенные модели, может быть, найдется что-то на планируемые, хотя я не уверена, но вдруг, и где это вообще может быть, как думаешь, может, не в технической документации, а вообще в кадровом архиве, как регистрируют будущие жертвы, а? Я читать научилась, но все эти различия не понимаю, или, может, это в отделе каких-нибудь закупок и внутреннего обеспечения, так он сгорел, вот это будет обидно, если там накладные на будущие имена для “Махлат”, а его в ту ночь сожгла одна из них, как дыхнула… Но с другой стороны, и что нам это даст? А если она умерла? И наверняка носит другое имя… И откуда ей знать? Ничего не понимаю, нам нужно найти не только гримуар, нам нужно найти первого и все узнать лично, как думаешь, это можно сделать? Ты сможешь? Он наверное далеко, я не могу далеко…
Невероятным для себя усилием воли полукровка заткнулась. Её трясло так, что зубы щелкали, и этот поток слов, хоть и нес в себе некоторое количество конструктива, тоже не походил на взвешенное планирование, только на добавление новых пунктов к списку вещей, способных ее под собой похоронить.
- Сделай, пожалуйста, чай, - очень медленно произнесла Ворона, глядя на эльфа снизу, и когда он стоял такой, освещенный пламенем из горелки и красными отсветами розы, казалось кощунством даже произносить при нем такие вещи, - я пойду помоюсь.

Под шлангом она всё-таки разревелась. Тяжелое ощущение того, что приходится ввязаться в нечто непосильное, непривычная и страшная аура эльфийского присутствия - пусть эльф и не желал дурного, и вообще был необычно для своих сородичей благостен, может быть, усталость, и еще странное чувство, будто все, что делаешь - с каждым шагом приближает к пропасти.
Даже если стоять на месте.
И холодная вода, как ни странно, не успокаивала вовсе, так, переступая на мокром бетоне босыми ногами, Ворона думала…
...я умру.
...я умру за то, что мне даже не нужно.
...за тех, кто меня не знает.

Потом погладила ржавый бок подъемника и успокоилась - была по крайней мере одна причина.

- Ты, в общем… - полукровка запнулась, кутаясь в торопливо подхваченное одеяло, и решительно продолжила,  - Лис, я не знаю, зачем тебе это всё, но ты правда лучше не приходи. Не надо. Живи себе спокойно. Судя по вот этому, ну, печенькам и прочему, у тебя всё в порядке ведь, незачем в это лезть. У тебя совсем другая жизнь. И гримуар не ищи. Убьют ведь. Так что утром уходи и… и всё.

[nick]Ворона[/nick][status]si non confectus, non reficiat[/status][icon]https://i.imgur.com/vFnEGG0.png[/icon][info]инженер-самоучка, оккультист-неудачница, внезапный взрывотехник, женщина-мудак[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (03.11.2017 18:37)

+2

30

- Я постараюсь выяснить, - уронил Лис. Машинально запустил пальцы в волосы, превращая и без того непослушную гриву в полное воплощение хаоса – вредная привычка, приносящая больше бед, чем пользы, но так думалось легче.
Ему тоже было страшно – вот так, до озноба, и нельзя было это сравнить с тем, как было страшно вчера, или два часа назад, или в ту минуту, когда Ворона исчезла, а он остался один и на мгновение почему-то решил, что он вообще тут – совершенно один, Город и красивая жизнь не более чем фикция, и на развалинах завода он существовал вечно, и вечно же просуществует, слоняясь в этом мраке и лабиринтах разрушенных драконов. Мистическое осознание иллюзорности происходящего нарушило присутствие второй чашки - ну кому-то она предназначена, верно? Потом она вернулась – тоже перепуганная, хотя держалась очень молодцом, но он уже почему-то (слишком быстро) научился различать.
И попросила больше не приходить.
Чего и следовало ожидать.
Поэтому Лис решил тоже побыть предсказуемым. Протягивая чашку с заваренным чаем, в которой плавали вялые, бледно-розовые, почти белые распустившиеся лепестки розы, пахнущей, как противная высокая эльфа, чистосердечно пообещал:
- Ничего не могу обещать. Знаешь, это несколько сложнее, чем достать гримуар и починить дракона. Это что-то очень важное, понимаешь? Вещи, которые я не могу убрать руками.
Беспомощный в своей нелепой иронии, Кай пожал плечами и обезоруживающе улыбнулся, пожав плечами: «что ты поделаешь?»
Его собственной чашке повезло меньше, сухих роз в ней не водилось – кроме рубиновых капель света, источаемой единственной живой розой, но и этого было достаточно. Ничем не хуже сахара – во всяком случае, трусливо опустив к ней лицо, эльф чувствовал вполне настоящую сладость, на удивление совершенно не приторную.
Вздохнул.
- Мы найдем первого. Только почини её. Ей самой это понадобится, понимаешь? Мы сможем договориться. Да-да, я знаю, драконы коварные и лживые твари, но так и мы не пальцем деланы – подумай, ты… Инколоре, я правильно понял? Парни-полукровки с гордостью носили эту фамилию, ну а ты намного лучше их, потому что умеешь всё сама, без чьей-то подачки, понимаешь? И ты говоришь, я такой же – ну так надо это использовать. Она пустит нас. Им самим здесь очень страшно.
Кай говорил и не мог остановится, каким-то невероятным седьмым, семисотым чувством ощущая, что совершенно прав. Где бы ни была сейчас сломанная третья, как бы ни пряталась – она понимала, что это не продолжится вечно, и прилетела сюда с надеждой на спасение. На что-то, что в корне поменяет сложившееся положение дел.
- Может, удастся её как-то изменить так, чтобы она больше не чувствовала безумие драконов. Изменить саму её суть. Я ещё не знаю как, но я выясню, - пообещал Лис, сощурившись и глядя сквозь Ворону.
Потом понял, что своими словами может только напугать её ещё сильнее – завелся какой-то сумасшедший, понимаешь, разглагольствует о вещах, о которых и представления не имеет – безумный устыдился, отставил чай и совершил довольно импульсивный поступок.
Странно, с багром она казалась такой грозной, а сейчас упиралась макушкой в подбородок – если его задрать так, как задирали Инколоре. Ничего, сейчас это вполне терпимое положение.
- Я идиот, - рассмеялся Кай в темноту за её спиной, - ладно уж, забудь всё, что я говорил. Но если все-таки рискнешь… уболтай змеищу приползти сюда, ладно? А я постараюсь достать гримуар, мне это будет проще, чем тебе. Если убьют – ладно, это не самая плохая причина. Если нет – я буду ждать через два дня у переправы, вечером. Захочешь – приходи. Не захочешь – застрелишь меня издали. У тебя ведь не дрогнет рука, Ворона? Знаю, не дрогнет, ты же умница.
[nick]Кай Танкарвилль[/nick][status]this time there's no code word[/status][icon]https://i.imgur.com/mzuqBOR.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Наполовину насекомое, на-три-четвертых-эльф, полноценная зараза.[/info]

+2



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC