Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [10.01.1269] Немного огня


[10.01.1269] Немного огня

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 10 января 1269 года.
Место: Дорьян, Темерия.
Участники: Ильвин, Пинети.
Краткое описание: иногда все, что нужно, чтобы продолжать жить, - немного человечности. Немного огня.
NB! -

Отредактировано Пинети (26.10.2017 20:58)

+1

2

Город встретил слякотью и грязью под ногами, снежными шапками на крышах домов и морозными узорами инея на окнах. Город напоминал бы ожившую картинку из сказки — если бы не тот факт, что слякоть хлюпала при каждом шаге, холод пробирал до самых костей, а голова кружилась.
Незначительные мелочи, но все вместе они складывались в отвращающую и печальную, а вовсе не сказочную картинку.
Плохо только, что в глазах то и дело темнеет.
Ильвин раскашлялась, оперлась о стену дома, чтобы не потерять равновесие, и, когда кашель унялся, выпрямилась, вскидывая голову, одернула рукав кожаной куртки. Огляделась. Местечко было смутно знакомо — она останавливалась здесь недалеко, когда в прошлый раз проезжала Дорьян. Это было около двух недель назад — и тогда она чувствовала себя намного лучше, чем сейчас.
По правде говоря, она и неделю назад чувствовала себя значительно лучше.
От Дорьяна до той деревушки было около двух дней пути. Значит, пять дней назад она чувствовала себя совсем хреново.
Сейчас, к счастью, было легче — намного. Но все равно арифметика складывалась какая-то печальная.
Правда, не только арифметика. Все в целом складывалось не так хорошо, как хотелось бы. И как могло.
Последняя работа завершилась не слишком удачно: с клиентом они разошлись на полпути, когда стало ясно, что продолжить дорогу Ильвин не сможет — не в ближайшие три дня. Клиент спешил, и Ильвин бы поняла, если бы он попросту уехал. Но удивительно — он даже заплатил ей половину оговаривавшейся суммы.
Это пришлось как нельзя кстати — деньги заканчивались.
И сейчас пришло отчетливое осознание, что вот очень скоро они закончатся в принципе.
Как показывал опыт, свободная жизнь мало чем отличалась от жизни среди скоятаэлей. В основном тем, что здесь, ну, она была нужна только самой себе.
Смирившись с тем, что с деньгами все обстоит как всегда плачевно, Ильвин окончательно отлепилась от стены и, кое-как собравшись с силами, пошла дальше.
Теперь оставалось найти чародея, чародейку, да хоть кого-нибудь, кто мог бы помочь ей за более-менее умеренную плату, и придумать, как жить дальше и что делать.
В общем-то, здесь как раз все было довольно просто, только…
Додумать мысль Ильвин не успела.
Мир неожиданно покосился, мостовая начала стремительно приближаться, а потом все резко потемнело.
Боли от удара об мощеный камень Ильвин не почувствовала.

+2

3

- Смотри, Алджи! Какая красота!
Алджернон слегка поморщился, услышав столь фамильярное сокращение своего имени от едва знакомой девушки, но позволил себя утянуть к рядам с пушниной. Зимняя ярмарка была в самом разгаре, гуляли они от силы полчаса, а чародей уже начинал задумываться, кой бес толкнул его принять приглашение барона, которому Пинети случилось некогда оказать услугу. Несмотря на то, что балы, маскарады, пышные приемы ждали его в неограниченном количестве в родном Туссенте, отличавшимся к тому же мягкими зимами и обилием хорошего вина. В Дрьян его привлекло желание разнообразить общество и, в большей степени, возможность из множества слухов узнать что-то ценное о сложившемся на севере положении дел.
Уже к середине вечера вспомнил, почему без большой печали покинул Королевства и начал удивляться тому, что буквально месяц назад считал не обремененных интеллектом молодых женщин такими хорошенькими. С горя напился и оставшуюся половину вечера волочился за хорошенькой маской, загадочно и будоражаще немногословной.
Ночь… ночь почти не оставила следа в его памяти, а исчезнуть из постели прекрасной дамы, пока та все еще пребывала в плену сновидений, не позволила проклятая порядочность. По утру прекрасная маска оказалась дочерью прево, которого Пинети знал еще лет сорок назад, и все это было неловко и тоскливо. К тому же, как убедился гость с юга, природа на детях гениев и правда отдыхает, а покорившая его прошлым вечером немногословность происходит не от особенностей воспитания, а небогатого словарного запаса как такового.
Чародей печально посматривал на забрызганный низ долгополого кафтана с меховой оторочкой и думал, чем ему все это грозит. Не подпорченная одежда, а все, что тому предшествовало. Думал о том, как права была госпожа Танкарвиль в своем затворничестве и что он для этого стал слишком стар…
Да ничем, на самом деле, это маленькое приключение ему не грозило, но знание это ничуть не мешало Пинети предаваться рефлексии и самоедству, когда что-то попыталось на него свалиться. Показывая прекрасные рефлексы для того, кто стал внезапно слишком стар, Алджернон подхватил безвольное тело, не позволив тому упасть в грязное снежное месиво под ногами торгующихся и просто пр гуливающимся. И уже после брезгливо отстраниться.
- Фу, какая-то бродяжка, - сморщила курносый носик его спутница, - брось ее.
Но чуть более внимательный осмотр показал, что курточка на девушке хоть и ношенная, но из добротной кожи, какие предпочитают носить наемники, на поясе меч в ножнах да и запаха сивушной радости над ней не витало. Перехватив добычу поудобнее, сразу обратил внимание на залегшие под глазами тени и учащенное дыхание. Проверил температуру тыльной стороной руки и нахмурился.
- Девушка больна, ей нужна медицинская помощь.
Толпа вокруг них начала потихоньку раздаваться, обходя помеху стороной. Соскодьзнувшая прядь волос открыла небольшое заостренное ушко.
- Ёльфка, - сплюнул какой-то торгаш. - Не нашенская, не городская. Лезут из своих лесов, скотели херовы, и тащат всякую заразу, а добрый люди потом мрет на радость падальщикам. Киньте ее под стену вон и делов.
- Ну пойдем же! - тянула его за локоть ночная нимфа. - Брось ее, Алджи!
У Пинети дернулась щека, он вырвал рукав из женских пальчиков, оглядев собравшихся зевак.
- Ей нужен лекарь.
Никто не подумал сдвинуться с места, наоборот, слова торговца вызвали недовольный согласный ропот. Люди были напуганы слухами о вспыхивающих после войны моровых поветрях. Бич Катрионы - так называли новую для севера беду.
- Корст дело говорит, - прогудел бородатый детина в овчинном тулупе нараспашку. - Киньте ее под стеночку, а ужо мы потом все прально сделаем, хвороста не пожалеем, шоб зараза не поперла.Ейтой так и так в петле висеть, так што зазря рисковать?
Толпа сгустилась, в чьей-то руке блеснул нож. Такого звериного единодушия он не видел с тех пор, как покинул действующую армию. Вспоминал лагеря беженцев, где вот так же человеческий страх и человеческая же жадность сплачивала толпу против того, кому не достало ума или просто возможности стать ее частью.
Ему вдруг стало не по себе. Чародеи не бессмертны, как бы они не поддерживали видимость обратного, стальной бельт, а то и простой камень из разбитой мостовой брошенный со спины - этого достаточно для зазевавшегося мэтра, сколь ученым он бы ни был.
Пинети отступил на шаг, перехватил эльфку одной рукой, вскидывая вторую в простейшем жесте отрицания - мощный порыв ветра взметнул снежную крупу, застилая глаза, заскрипели крыши прилавков, несколько шкур и выделанных кож сорвало и швырнуло в людскую массу. Пользуясь общим замешательством, Пинети рванул застежки кафтана у горла, запустил руку за шиворот…
И исчез.
Материализовавшись в гостиной собственного дома в Нильфгаарде, он аккуратно усадил все еще пребывающую без чувств эльфку в кресло, повозившись с мешающим мечом, и наконец с удовольствием почесал жегшийся сигил на плече. На ходу скидывая теплый кафтан, в котором в доме сразу стало душно, сходил за нюхательной солью. Дождался, пока под закрытыми веками дрогнут глаза, и только тогда убрал флакон.
- Не пугайтесь, вы в безопасности. Как вы себя чувствуете? - вкрадчиво проговорил чародей, склоняясь над девушкой. - Вы в состоянии рассказать, что вас привело к такому плачевному состоянию?

+1

4

Первым порывом было податься вперед, лбом впечатываясь в нос так некстати наклонившегося чужака, а потом ломануться подальше отсюда да побыстрее. К счастью, сил на такой рывок не хватило — чуть подавшись вперед, поняла, что мутит безбожно, голова идет кругом, и откинулась обратно на что-то мягкое и не гнущееся.
Картинка немного плыла, взгляд фокусировался с трудом, но все же смогла приглядеться и как-то понять, что происходит, где происходит, с кем происходит.
Хорошо, что не поддалась первому порыву — сейчас (или немного потом) ей было бы стыдно навредить человеку (человеку ли?), который ей помог.
— Ильв… Ильвин, — совладав с не сразу послушавшимися связками, кивнула, тут же зажмурилась. Голова все еще кружилась, и резкое движение — насколько резким оно могло быть в таком состоянии, — лучше не сделало. Немного подумала и осталась с закрытыми глазами — так, кажется, было легче. — Бывало… хуже. Кружится голова, — говорить с каждым словом было легче, но звучало тихо — либо громкость, либо складность, и выбирать не приходилось. — Тошнит. И… воды?
Кажется, стало полегче — и Ильвин осторожно открыла глаза, заморгала часто; поежилась.
Она смутно помнила — или слышала? Или ей показалось? — что её кто-то поймал. Что было много голосов. Что-то… про костёр. А потом — тишина, такая неприятная, и вот… здесь теперь? Получается, это этот человек — Ильвин чуть сощурилась, приглядевшись к уху незнакомца, — человек её поймал? И куда-то… принес?
Комната — видимо, гостиная, — выглядела приятно. Немного резкие цвета — но сейчас Ильвин всё казалось слишком резким, слишком ярким, явно сбоило восприятие, — но приятно. Тепло.
По сравнению с холодной улицей — или ей так только казалось? — очень даже.
Ильвин даже немного расслабилась, сползла ниже по спинке кресла, и успокоенно выдохнула.
Она была в безопасности — во всяком случае, так казалось, — в тепле, а этот человек, кажется, не имел никаких дурных намерений в её сторону.
Она хорошо себе представляла, что могло бы случиться, упади она просто на мостовую посреди людей и останься там. Времена всегда были неспокойными, отношение к Aen Seidhe всегда было скверным, и вряд ли бы кто-то сунулся бы к ней помочь. Скорее — наоборот. Удивительно, что с таким отношением она еще находила работу, но тут, видимо, здравый смысл брал верх над предрассудками. Оно же и к лучшему — для нее.
— Недавно… — она запнулась, пытаясь примерно посчитать дни, и поморщилась, — дней, кажется, семь назад у меня был… выкидыш. Месяц… два? Примерно два месяца. Наверное. Видимо, это и… привело к такому.
Стиснув пальцами подлокотники кресла, заставила себя сесть прямо. Здесь было тепло, даже спокойно, и от этого начинало клонить в сон. А спать сейчас… Нет. Нельзя. Как бы ни хотелось — она как минимум не знала этого человека.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [10.01.1269] Немного огня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC