Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [10.12.1271] Вопрос жизни и смерти


[10.12.1271] Вопрос жизни и смерти

Сообщений 31 страница 60 из 77

31

— Вот знаете, господа, что я более всего в нашей службе люблю? Нужен нам ведьмак — будет нам ведьмак. А корона всё оплатит, даже торговаться не будет. А вид … Ну!, — Изидор задумчиво пожал плечами. В разного рода тварях он специалистом не был, а потому знал о вампирах только их множественных слухов и суеверий, которыми были окутаны кровопийцы, — Полагаю, какой-нибудь не-бабский. Эти, я слышал, гадить там, где жрут, не любят. Скрываются, да попивают себе кровь в умеренных объёмах. Впрочем, хватит об этом. По крайней мере пока это не стало нашей заботой.
   Однако, в их планы совершенно невежливо вмешались. Прямо перед тремя охотниками открылся портал, откуда посыпались чародеи. “Богатый улов”, — подумал бы Изидор, если бы пребывал в оптимистичном настроении. Но в нем он не пребывал. Наёмник резко выхватил меч, но рваться вперед не спешил: с чародеями шутки были плохи. Особенно когда их много. Израненные и вымученные, они все ещё оставались магиками. И если у них были силы открыть портал, то найдётся и ещё немного для того, чтобы испепелить парочку особенно резвых наёмников. На внутерннюю площадь рванули другие охотники, по всему городу сыграл сигнал призыва к боевой готовностью. Чёртов карнавал, ей-ей.
   — Юлек, нахер, — Изидор схватил напарника за плечо и оттащил чудь назад, за каменную тюремную стену, — Один чёрт поимку припишут коллективную, так что больше, чем дадут, не заработаем. Пусть геройствуют.
   Служба службой, а лезть в пекло сейчас точно не стоило. Всем своим нутром наёмник чувствовал подвох. И, как оказалось, не зря — вскоре площадь заволокло горьким дымом. Не глядя, Изидор натянул шейный платок до самых глаз. Началось. Сейчас точно что-то будет и, если сунутся в первые ряды, то конечно смогут насладиться зрелищем, но скорее всего с печальным исходом. Выждут момент — заберут приз. Старые наёмничьи правила прекрасно работали и в деле охоты на ведьм.
   Изидор тронул Юлека за плечо и кивнул на мостовую. Она была покрыта тонкой коркой льда. Вот, мол, сунулись бы — обморозились. Всюду слышались крики, щелчки стреляющих арбалетов и призывы горнов. На площадке началась настоящая суматоха и, значит, их выход. В подобном хаосе куда сложнее сложить голову: и магики, и охотники сейчас заняты друг другом. Жестом Изидор показал лекарю — пора.
   Вынырнув из-за стены, Изидор огляделся. Часть наёмников лежала трупами, часть пыталась сбить корку льда с ботинок. Из-за дыма ни черта не было видно, но наёмнику показалось, что он увидел подол платья, мелькнувший с другой стороны площади, в сторону переулков. После подобной демонстрации чародеи наверняка выдохлись и сейчас были простой целью. Не обращая внимания на происходящее, Изидор рванул вперед. Теперь, если сумеет схватить их, получит всю награду. Благо пара двимеритовых бомб была все ещё при нём.
   В городе началась паника. изидор вынужден был бежать сбивая людей на землю, но толпа всё сильнее засасывала его. Стоило ему подумать, что он нагнал магов, как те снова петляли на соседнюю улочку и погоня начиналась по-новой. Стало чуть легче, когда наёмник углубился в кварталы и к нему присоединилась пара десятков других охотников. Жаль, что теперь награду придется делить, но Изидор пусть и не был силён в математике, но знал: процент от нихера — это только большее нихера. Охотники загоняли чародеев, но Изидор внезапно остановился. Что-то шло не так. Кажется … Слишком темно? На город опустилась поначалу незаметная тень, но она всё сгущалась. Внезапно воздух разрезало что-то, напоминающее горн. Но не охотничий. Было больше похоже на рёв раненого медведя. Если бы только медведь мог орать на весь город. Часть охотников ушла вперед, а Изидор всё стоял. Задрав голову к небу, он вглядывался и увидел то, что на секунду подсказало ему: бежать, бежать из этого чертово городка.
   Высоко над Новиградом, среди тёмных облаков завис призрачный всадник. Призрак из тех, которых узнают даже дети. Над ними завис король Дикой Охоты. Ситуация становилась всё интереснее и интереснее. А Изидор всё острее ощущал, что частью всей этой интересности ему быть совершенно не хочется. Но куда же теперь денешься?

+5

32

Что-то пошло не так.
Детлафф понял это в тот момент, когда золотистая арка портала уже переносила пленников в другое место. Ощущения были неправильными. Из рук вон неправильными. Вместо обычного чувства прохода через дверь, как чувствовались порталы раньше, вне этой треклятой тюрьмы, здесь ткань реальности дрожала и готова был разорваться, поглотив и бывших пленников, и их незадачливых спасителей.
- Стой! - единственное, что успел рикнуть вампир, протянув было руку к Аик, желая разом прекратить этот явно опасный для жизни переход. К демонам, это не стоило опасности для её жизни! В конце концов, они могли вы выбраться отсюда и так, пусть это и заняло бы куда больше времени Возможно, сделай он это на секунду раньше, всё бы и вышло...
К сожалению, не успел. Возможно, сделай он это на мгновение раньше, всё бы и получилось, а так...чувствительные глаза высшего вампира затлала яркая вспышка, заставившая его сощуриться и проклиная всё чародейство в целом и чародеек (кроме одной) в частности, закрыть глаза рукой.
Что можно было сказать. Приземление было, мягко говоря, неудачным. Сияние портала швырнуло Эретайна с неслабой высоты об землю, буквально впечатав в мёрзлую, покрытую пожелтевшей травой, землю. Шипя и отплёвываясь, Дет рывком поднялся на ноги, моргая (перед глазами всё ещё плыли оранжевые круги), и отплёвываясь, стараясь оглядеться, и вообще понять, куда его выбросил этот треклятый портал. И разделил ли кто-то его участь.
Стены Новиграда виднелись метрах в двухстах к западу от вампира, которого, похоже, выкинуло в одиночестве.
Пальцы Эретайна судорожно сжались. Глаза сузились, превратившись в две узкие, полные злобы щёлочки.
Он мог лишь надеяться, что остальным повезло больше, чем ему, и Аик благополучно добралась до убежища. Но что, если нет? А учитывая феноменальную везучесть чародеек и их умение попадать в неприятности, почти с уверенностью можно было бы сказать, что нет. Что, если их выбросило, скажем, на городской площади, а то и вовсе - размазало по мостовой тонким слоем?
Сердце Эретайна судорожно сжалось от представления подобной перспективы. Однако... от жутких картин, что рисовало воображение, его отвлекли. К добру или  к худу. Неважно.
Над городом разнёсся вой. Тоскливый, протяжный, полный злобной, мстительной радости. Он накатывал на город, подобно океанскому валу, перекатываясь от квартала к кварталу. У самого Детлаффа от подобного звука лишь слегка кольнуло в висках, но он уже представлял, что сейчас творится в городе.
- У меня не хорошее предчувствие, - нахмурившись, пробормотал он, практически готовый перекинуться туманом и полететь вперёд. к городу, когда ему снова помешали.
Резко похолодало, и дорогу перегородил, бывстро окружив вампира, появившийся из воздуха отряд... судя по запаху, это были эльфы. Однако явно не местные. Высокий, под два метра, рост. Воронёная броня, стилизованная под черепа и кости. И слишком хорошая выправка. Как и оружие. Перед Эретайном стояли воины, а не очередные скоя'таэли.
Перед ним стояла легендарная Дикая Охота - во плоти. Самое время было бы удивляться, как их появлению, так и тому, что они (Внезапно!) эльфы. Если бы у вампира не было других дел по горло.
- С дороги, - процедил Эретайн на нильфгардском диалекте Старшей Речи, переходя в боевую форму и удлиняя когти. Из глотки вампира вырвалось тихое рычание.
Ему нужно было спешить, однако оставлять за спиной потенцильного противника был бы безумием. - У меня нет на вас времени, Aэн Сейдхе.

+3

33

- Аaaа arse!  - выругалась Филиппа, бросаясь к мегаскопу. Кольцо портала погасло окончательно, отдаваясь в ушах звенящей пронзительной нотой. Здесь, в укрытии, не было слышно ни криков, ни взрывов, ни ропота толпы, но чародейка чувствовала отголоски магии. Рассеянные, разорванные, хаотичные - влияние двимерита или последствия слишком большого количества монстров?
Здесь, рядом, их почти не было. Монстры сторонились ее, как и их предводитель. Возможно, некоторые даже боялись - если только у них есть достаточно разума, чтоб оценивать риски и бояться. В любом случае, большая часть ушла на штурм тюрьмы. 
Негромко, четко и спокойно проговаривала она формулы и заклятия, причем картинка, такая же разорванная, мутная и размытая, передавалась прямо в мозг. Вот они, смутные тени - живы.
Заклинание. Кто-то еще способен колдовать? Удивительно после такого перехода, им даже повезло. Расплескавшийся по площади лед. Мертвые тела. Пустота - у части охотников двимерит. Снова картинка. Измученное лицо Маргариты - чародейку трудно узнать без макияжа, волосы висят сосульками, на лице - глубокие тени. Что ж, им всем в последнее время изрядно досталось. Затем - что это? Корабль?
Глаза, точнее то, что оставалось от них, снова запекло - тело все еще не смирилось с утратой своей части, такой значимой и такой раннее важной. Что ж, больной ублюдок Радовид знал, как ударить большее. Хуже всего была бы утрата рук, но до такого он не додумался. А у чародеек, спасенных из тюрьмы, явно руки были. Коронованная скотина учится быстро, но недостаточно, а потому...
Потому ничего другого не оставалось.

Что-то немного даже героическое было в этом поступке - разумеется, если только не понимать, что его причина - точный расчет. Охотникам легко было загонять ослабевшую, выдохшуюся дичь - что там могли бедные узницы? Да и сопливая девчонка без своего когтистого ухажера не смогла бы отбиваться еще долго. Серая сова, спикировавшая с неба между беглецами и охотниками вскоре после низкого звука, пронзившего весь город, оказалась как раз кстати - почти незаметное для глаза превращение, выверенное движение, затем - огненная волна, хлынувшая прямо в озверевшие рожи. И затем, почти сразу, еще одно заклятье, воздушной волной сбивающее с ног и отбрасывающее нескольких охотников назад. В ближайших окнах вылетели стекла, закачалась, скрепя петлями, трудноопределяемая почерневшая деревянная вывеска, а со стен сорвало часть штукатурки и несколько плакатов.
Под тенью рыцаря Дикой охоты Филиппа Эйльхарт с сияющими провалами под повязкой сама себе казалась призраком, вопиющим о мщении.
Слишком опасно. Слишком близко. В узких улочках было достаточно мест, чтоб скрыться. Если кто-то сможет удачно выстрелить из арбалета, добросить нож или звездочку, Филиппе Эйльхарт настанет конец. То-то обрадуется коронованная сволочь.
Она не боялась. Трудно попасть в чародейку - для этого у нее слишком тонкая талия. Хуже было, что хоть несколько мгновений для беглецов она выиграла, но теперь-то Радовид явно сотрет этот город с лица земли, но постарается достать свою любимую советницу.
Если только не добраться до Радовида первой.

+8

34

Рог - бессменный атрибут любой охоты, будь то охота на зверей или на людей, протяжно прохрипел и волной прошелся по ночному городу.
И город замер. Куски мяса, зажатые в тиски комфорта и добропорядочно дремлющие, или те, кто признавал риск и сейчас бродил под чёрным небосводом в промозглости - каждый прислушался и встрепенулся.
А магические арки на палубе призрачного корабля принимали в себя немые железные силуэты, чтобы перенаправить их в окрестности вражеского логова.
Отряды распределялись по координатам с наиболее сильным ментальным следом, на который разведчики Охоты в очередной раз напали. Но следовало разделиться. Как два русла реки, импульсы взаимоотклонялись друг от друга и вели в противоположные стороны, юрко минуя вещественные преграды.

Строй Карантира и Имлериха, матросы, которые всегда были кавалерией, быстро превращающейся в пехоту, скоро миновали гряду неощутимого при переносе материального пространства, чтобы последовать по остаточному следу, и оказаться за пределами зловонной канавы, которую Dh'oine гордо именовали городской твердыней.
Маг заранее чувствовал, что хоть в импульсе и присутствовало необходимое Красным Всадникам, оно улавливалось, но полной уверенности не вселяло. Как и тип перенесения объекта в пространстве. Впрочем, как и сам объект.
Звероподобный мужчина меньше всего напоминал то, что им было нужно.

Настроен он был враждебно и, главное, решительно. На что первый предводитель отряда - Имлерих, ответственный за манипулирование отрядом, в то время как чародей должен был следить за направлением цели, реагировал почти всегда однозначно и мгновенно. Стальная булава, длинной со среднего Dh'oine и размером в ударной части с наковальню, в ответ на выпущенные когти и исказившейся вид то ли человека, то ли проклятого соскользнула с могучего плеча так, будто ничего не весила, жутко прогудела в воздухе мельницей.

- Твоя дорога уже окончена. Здесь.
Однако маг успел упредить жестом манёвр оставшихся членов отряда. То, что в темноте можно было принять за волколачество или дьявол знает что еще, оказалось лишь милитаризацией всех частей организма существа, которого, как и людей, Сопряжение Сфер забросило в этот мир многие столетия назад.
Редкого существа. Карантир однажды читал о подобных, вот только непонятно, что он тут делал.

"Уж, не выпил ли ты нашу Ласточку? Да еще и на пополам с кем-то, что объяснило бы раздвоение следа."

- Не стоит совершать необдуманных поступков, которые обязательно приведут за собой отрицательные последствия для каждой из сторон, - эльф повернул голову в сторону застывшего, но напряженного лейтенанта, затем сделал шаг к ощетинившемуся существу - Мы не враги твоему роду.
Железная перчатка провела по воздуху и кольцо из демонических великанов, оцепившее не менее демонического вампира, расширилось, освободив пространство.
- У нас пока отсутствует конфликт интересов и мы еще можем предоставить друг другу большую услугу.- Карантир продолжил говорить на Старшей Речи, адаптированной под мир Aen Seidhe, и пока не собирался опровергать догадок сверхчувстующего антропоморфа.

+4

35

Король бесстрастно рассматривает город внизу. Высота позволяет видеть людское поселение от края до края и даже происходящее за стенами. Эредин Бреакк Глас не скрывается, его будут видеть и союзники, и враги. Настоящие короли не отсиживаются во дворцах, слушая донесения и лесть. Они прокладывают путь для народа в первых рядах. Король Дикой Охоты поворачивает голову в направлении, где появляется второй след. Они специально разделились? Бесполезно. Эредин видит, как вспыхивают в ночи порталы. Карантир и Имлерих перехватывают «след», как только он оказывается у города. Эльф снова обращает взор на город, где пульсирует первый след. Туда сейчас обрушится отряд Нитраля. Вряд ли ему окажут значимое сопротивление.
Скакун встает на дыбы и срывается с места черным вихрем. Призрачный всадник несется по ночному небу с огромной скоростью, на него не действует ни притяжение, ни сопротивление воздуха, конь никогда не почувствует усталости. Не проходит минуты, как копыта замирают на тонком коньке крыши одной из башен Новиграда. Открывается вид на местность, где Дикая Охота столкнулась с кем-то, мало напоминающим Дитя Старшей Крови. Это существо из того же народа, что и Cynhaeaf. Последний в свое время немало рассказал о сородичах, а боевые возможности Эредин видел своими глазами. И как вампир связан со Старшей Кровью?
Король Гона видит, что bloedgwaed готов к бою, напоминает дикого зверя. Ну что же, с Cynhaeaf было почти также. Отсюда не слышно слов, но Карантир явно пытается достучаться до разума bloedgwaed. Если здесь нет Дитя, то тратить ресурсы было бы большим расточительством. Коронованный череп издает еле слышный смешок.

+5

36

Юлек едва успевал бежать за Изидором, лавируя среди мятущейся толпы. Лук пришлось снова убрать за спину - вокруг было слишком много непричастного ко всей этой карусели люда, а увеличивать число бессмысленных жертв лекарь не хотел.
- Эй, Изидор! Для замученных пытками наши клиенты подозрительно прыткие, тебе не кажется? Изидор! Проклятье...
Бегущий чуть впереди охотник, которого Юлек принял за цидарийца, им вовсе не являлся. "Черт, когда я успел упустить его из виду?" Какое-то время Юлек оглядывался на бегу, но то ли он обогнал командира, то ли тот успел сильно оторваться вперед, определить не успел. Да и мелькающие впереди чародейские лохмотья пропали из виду. На оставленной за спиной площади и вовсе творилось светопреставление - крики, всполохи пламени, взрывы... Справедливо рассудив, что командира лучше искать где угодно, но, в данном случае, не в самом пекле, Юлек свернул в ближайший переулок. В это время рев призрачного рога раскатился по городу, отдаваясь многократным эхом от каменных стен. Тяжелый, гулкий, заставляющий дрожать сгустившийся холодный воздух и даже саму землю. Лекарь замер. Что бы это ни было, это точно не сигнальный рог охотников на ведьм, но что тогда? Пытаясь проследить источник звука, Юлек задрал голову, и...
"Но ведь этого не может быть... Их не существует на самом деле."
В отличие от гулей, лешаков, утопцев и бесов, которых Юлеку доводилось видеть собственными глазами, в существование Дикой Охоты он никогда всерьез не верил. Сказки. Дурацкие сказки, существующие разве что для того, чтобы было на кого списать жертв грабежей и разбоев, а также прочих пропавших без вести. Ну, и рассказать на сон грядущий своим собеседникам у костра, проверить у кого нервишки покрепче. Но сейчас видение гигантского всадника зависшего в пасмурном небе, вызывало смутный тяжелый страх и нехорошие предчувствия. Казалось, что похолодел не только воздух, но и внутренности стянуло в холодный комок. Вжавшись в стену ближайшего дома, лекарь наблюдал размашистый аллюр призрачного коня, пока он не унес своего всадника куда-то за скаты городских крыш. Юлек с облегчением выдохнул, заметив, как заклубилось в холодном воздухе облачко пара. Надо все-таки было найти Изидора. Интересно, он наблюдал то же самое, или это все примерещилось? А может быть было всего лишь иллюзией, наведенной беглыми магами или их сообщниками, чтобы отвлечь охотников. Скорее всего так.
Уже собравшись покинуть переулок, Юлек наткнулся взглядом на незнакомую фигуру. Охотником этот тип явно не был, и пройти бы себе мимо, но...
- Эй, кто ты? Повернись ко мне лицом и покажи руки, - на всякий случай, Юлек вынул из ножен меч.
Как охотник он был вправе потребовать подобного от любого горожанина, который показался ему подозрительным.

Отредактировано Юлек (10.11.2017 11:11)

+8

37

[icon]https://preview.ibb.co/dOhufw/12.jpg[/icon][nick]Дикая Охота[/nick][status]Предъявите ваши документы[/status][sign]Можешь не пытаться cбежать[/sign][info]Деятельность: NPC[/info]
Король подает сигнал, и Нитраль заканчивает последние приготовления. Отряд готов, из внутреннего трюма выводятся лошади. Животные волнуются, услышав звук рога, но приучены не двигаться с места без команды. Эльф надевает шлем и затягивает ремешки. Король Гона стоит на носу корабля, а его проекция скачет уже высоко в небе. Мертвенно-бледный свет порталов раскрывается перед отрядом Карантира и Имлериха. Они пойдут вместе по одному следу, а Colofann Hedfaen Нитраля пройдет по другому.
Командир не знает, что ждет в городе, и к кому приведет след, но в нем нет ни капли волнения. Дикой Охоте не раз доводилось бросаться в неизвестность, прокладывать дорогу в непроходимом лабиринте. Силой, хитростью или терпением. Сегодняшняя ночь не станет исключением, только вряд ли кто-то из этого города хотя бы готов к вторжению. Жители города живут в праздности, в сером мирке, где нет места мечтам, амбициям и открытиям. «Двуногий скот», — сказали бы многие из Aen Elle.
Va frayende led'es torn, — вскрикивает Нитраль.
— ... led'es torn, — вторит около тридцати голосов уже на улицах Новиграда.
В грязной улочке резко похолодало, начал падать снег. Пространство сначала задрожало, а после вспыхнуло белым светом. Из портала на большой скорости начали вылетать двойки всадников. Портал начал становиться больше, вот уже из улочки на площадь выныривает ровный строй черных всадников в сопровождении вьюги. Нитраль несется на острие строя, кромка топора как бы ненароком задевает стоящего стражника. Тело бьет об землю в страшном ударе, после чего по нему проносятся копыта других коней. Подковы выбивают крошки льда и дух из прикованных к нему людей. Здесь уже был бой? Пульс «следа» доносится откуда-то сбоку, похоже, кто бы это ни был, он уже покинул площадь. Всадники на полном скаку минуют площадь и без дополнительных команд разделяются на несколько подотрядов, чтобы не пропустить «след» в хитросплетениях улиц. За ними по пятам бежит около дюжины гончих Охоты, атакуя случайных прохожих, карабкаясь по заборам, лестницам и крышам.

+3

38

- Твою ж душу
Золтан скрипя зубами поднялся на ноги и огляделся еще раз. Два трупа, при чем в разобранном виде, да еще и краснолюд с окровавленным топором в руках. Пройди здесь самый тупой и пьяный стражник Новиграда, то и он догадался бы что здесь произошло.
- Ну и где вы там провалились вашу перемать?! – глухо процедил Золтан через забрало шлема. Краснолюд уже не беспокоился, а очень сильно переживал. Ну не идти же за ними на площадь самому, да в таком виде! Нужно дождаться, а там уйдем такими узкими и кривыми переулками, где даже кошка заблудится, если не застрянет мохнатой  жопой в заборной щели.
Золтан слышал многое, в этот глухой дворик с двумя выходами долетали отголоски происходящего. Охотники трубили в рога, случайные прохожие разбегались вереща, чародейки что-то явно чародеили. Чародеили, но по прежнему не добрались до места встречи.

- Если вас не поймают, я вам сам, этим вот ботинком, под зад таких надаю что… что это за?...
Сказать что Золтан этого не ожидал – это не сказать ничего. У Золтана, который от волнения, разве что рукоять топора не грыз, едва медвежья болезнь не случилась. Ветер, летит грязь и мусор, над головой хлопают и срываются с петель оконные ставни и шум. Шум такой силы, что Золтан зажмурился  и попытался зажать уши, но шлем не позволил этого сделать. Когда шум стих, Золтан постарался оглядеться вновь. Шатаясь и не понимая, что вообще здесь происходит, он подобрал вновь выпавший из рук топор. Звуки постепенно возвращаются и первое что он слышит, это как кричат люди. Вроде верно, но люди кричат еще сильнее прежнего, но тут краснолюд и сам увидел причину их страха.
- Если я вижу это один, то клянусь своей бородой – брошу пить!

В небе над городом ожила самая страшная детская сказка. Король Дикой Охоты сидел на своем скакуне, вися прямо в небе, кем же еще «это» может быть? Золтан попытался протереть глаза, но шлем снова ему помешал. В гневе он сорвал его и бросил под ноги.
- Что же ты такое, мать твою? Если она у тебя вообще есть – Золтан тер запотевший лоб и чесал затылок под подшлемником. Оцепенение слетело мигом когда он осознал что это все всерьез. Холод, страшный холод. Даже декабрьской ночью в Новиграде не становится холодно так резко.  Рефлексы и сообразительность бывалого солдата вернулась к краснолюду. Подняв шлем и протерев забрало он вновь его надел, проверил ремни кафтана, взмахнул топором разминаясь. Все в порядке. Ребра немного болят, но настоящая боль придет завтра. Страх и разгоряченная короткой схваткой кровь, не дают боли взять верх над разумом.
- Все, нет времени прятаться! Иду за вами и молитесь те кто мне встретится!
Золтан был грозен, а раскачивающийся в такт шагам топор, лишь дополнял образ. Краснолюд шагал так широко и быстро, насколько позволяли его короткие ноги, а шагал он точно по направлению к площади. Поворот, поворот, еще один. Вот и последний дворик из которого ведет прямой переулок до самой площади. Сто шагов, не более, но дойти ему не позволили. С крыши довольно проворно спрыгнула неизвестная Золтану тварь и повела себя довольно агрессивно.
- А ты что за скотина неведомая?!
Золтан уже кричал не скрываясь. Да и от кого скрываться? Весь город охватила такая паника, что и не описать. Золтан был в гневе, но даже проклятия произнести он не успел, тварь совершила невероятный прыжок и растянулась в полете.

- Рааа! – с коротким придыханием Золтан направил топор навстречу. Но тварь была ловчее чем думал воин, топор прошелся по ребрам бестии, а не врезалась в морду. Сама она схватила краснолюда лапами.
Не удержав тяжелую тушу твари после такого разгона, Золтан упал и они покатились сцепившись по примерзшей грязи. Чудище пыталось  разгрызть шлем, а лапы полосовали кафтан воина с завидной скоростью. Бесполезный в такой свалке топор давно вырвался из ладони, поэтому воющий от боли краснолюд кромсал тварь кинжалом и бил кулаком. Кинжал бил и бил, но бестия не ослабляла натиск, а лишь глубже вгоняла свои когти. Стальные наклепки давно слетели с кафтана, а сам он превращался в кровавые тряпки, но краснолюд уже потерял грань с реальностью и бил без устали. Золтан не помнил как оказался на ногах и спихнул монстра, но тому пришлось отползти на пару шагов. Видимо тварь тоже не была бессмертной. Шатающийся воитель огляделся осоловелым взглядом и понял, что они катались по всему двору. Кровь, везде кровь. Топор лежал у самых ног, но он подбирал его целую вечность. Рык монстра вернул его в реальность. Нет! Золтан не сдается! Золтана не убить какой-то магической собаке.
Бой возобновился и противники кинулись друг на друга с новой силой.
- Раа! Хея! Нннаа!
Краснолюд пытался попасть по ускользающей твари, но та вертелась хоть и медленней, но все же очень быстро.
- Аааааа!!!
Спину обожгла новая вспышка боли, но Золтан продолжал бить в уклоняющуюся бестию.
- Золтан!!! Держись!!!
Щелк, щелк, щелк. Из спины монстра выросли три коротких древка. Тварь взревела и подняла грязную морду глядя вверх, на крыши. Когда стрел в ее спине стало шесть, Золтан ударил всей оставшейся силой. Длинный череп его четвероного врага треснул как орех. Хрусть, хрусть. Золтан смог ударить еще дважды, но потом топор застрял в спине чудища, а сил его выдернуть не было. Рядом кто-то спрыгнул с крыши и подбежал.
- Золтан, не помирай, слышишь?! Мы вернулись! Там такое творится, не пробьешься! Мы с твоими чародейками пойдем, Голди еще на месте и ждет у катакомб! Да открой глаза Золтан!
Его потрепали по щекам и он разглядел своих спасителей. Шлема на голове уже не было, в глазах двоилось, но он узнал их.  Брувер, Барклай и Люкас. За спинами арбалеты, в руках топоры. Брувер и Люкас кромсали тушу неизвестного создания.
- Золтан, город в жопе! Где чародейки? Нужно уходить! Они, эти твари повсюду!
- Иди на хер Барклай – простонал Золтан – помоги подняться.
Крепкие руки товарищей подняли его на ноги и начали латать его раны.
- Скоро будут. Ждем здесь – сил не хватало даже на разговоры. Оглядев себя Золтан  сплюнул. Кафтана на нем больше не было – тело прикрывали рванные тряпки. Грудь, плечи, живот, даже ноги и руки – везде были рваные раны. На животе были самые глубокие и кровь текла по штанам доходя до ботинок. Люкас уже разорвал плащ на полоски, а Брувер держал руки Золтана, пока Барклай плескал на раны спирт. Выслушав весь матерный запас Золтана, Барклай вынес неутешительный вердикт.
- Жить будет, но придется тащить. Идти не сможет. Крови потерял много, но смертельных ран нет.
- Пережил две войны и был порван дворнягой! Хех – кашель не дал Золтану закончить фразу – дай флягу, пока ждем. Да с чем покрепче.

+6

39

На улицах Новиграда становилось все более шумно, словно и без того дикий, необузданный город оживал, пробуждал всех своих жителей — таких многочисленных, словно колония мурьев, да только далеко не таких собранных и работящих. Звук рога, уже совсем другой, и видения всадников Дикого Гона в небе приносили с собой хаос, неразбериху, Соломон и отсюда слышал чужие крики, топот и какие-то гулкие удары — мог бы услышать и больше, да не прислушивался. Не хотелось ему соваться в самое сердце этого бардака, сталкиваться с чужой магией, что прекрасно чувствовалась и отсюда. Много, концентрированно, словно где-то там собралось далеко не два и даже не три чародея.
В Новиграде не принимали магию, магию в Новиграде жгли. К сожалению, нужный ворожею след двоился, разделялся на пару слабых потоков, словно не одного человека они искали: один из них утекал к краю города — туда, откуда слышался рог; другой — к тому самому истоку магии, в самое сердце. Соломон никогда не любил чужой магии, не любил появляться в компании людей и не лез в драку тогда, когда возможно было сбежать, исчезнуть, договориться. А там, на площади и посреди улиц, точно кто-то дрался. Он слышал грохот, звон мечей и чужие голоса, что отдавали приказы, а не только кричали. Колдуны, кем бы они ни были, должны были столкнуться с теми, кого звали охотниками на ведьм — о них ему доводилось слышать тоже.
Даже в этом безлюдном переулке меж пары домов, где в окнах не горел свет — ни тогда, ни сейчас, после нагрянувшей бури, находились люди. Один раз мимо ворожея промчалась взволнованная женщина, та кричала и настойчиво, криком советовала прятаться; второй — кто-то более уверенный, заставший его ровно за уничтожением начертанных на земле рун. Соломон вслушивался в его голос, затирая последние символы носком сапога, — молодой, но уже привычный к приказам, без страха и паники, будто всё происходящее сейчас не приносило ему дискомфорта. Кто-то, кто без раздумий обнажил меч, а значит принадлежал к одной из сторон конфликта.
Колдун не стал бы пользоваться сталью, верно?
— Тот, кому здесь не место, — ворожей медленно обернулся, столкнувшись взглядом с мужчиной едва ли старше тридцати, светловолосым, одетым далеко не как случайно попавший в переплет горожанин — вареная кожа, приличного вида клинок. Помедлив ещё несколько мгновений, словно оценивая ситуацию и решая, что лучше сделать, Соломон поднял руки, продемонстрировав нежданному собеседнику ладони, измазанные в крови. Улыбнулся одними уголками губ. — Опасно оставаться там, где прошёл Дикий Гон. Они с легкостью разоряют села, оставляя после себя лишь пустоту и немыслимый холод, чем Новиград отличается от села?
Быть может, человек перед ним был одним из тех, кто считает Охоту сказкой, призванной напугать кметов или маленьких детей, но он не мог не заметить крупной фигуры на фоне темного ночного неба, не мог не почувствовать холода. Соломон продолжать стоять неподвижно, будто каменное изваяние, вглядывался в чужие серые, почти черные во мраке глаза. Он готов был ответить ударом на удар, зная, что здесь, среди городских, будет принят скорее за чародея, пусть никогда таковым и не являлся. Жаль, люди не понимали разницу между показательной и настоящей магией.
След искомой крови становился всё более четким, — тот, второй — словно приближался. И ему тоже следовало приблизиться к нему, увидеть. Ударит или отступит? У него, у этого человека с обнаженным мечом, тоже должна была быть своя цель.
С небес, чистых, без единой тучи, мелкими хлопьями посыпался снег. «Зима», — сказали бы многие; «Они уже близко», — подумал Соломон.

+6

40

Увы, но на вежливое предложение убраться с дороги предводитель эльфийского отряда ответил грубым отказом, сняв с плеча чудовищную, по своим размерам, колотушку. Впрочем, вампир был не слишком удивлён. Эльфам вообще свойственно высокомерие ко всему, что не имеет острых ушей и изящных черт лица. Вне зависимости от того, кто ты такой, они априори в своём высокомерии тебя недооценят. И это может стать фатальным. Как и стало, в принципе - когда-то, когда эльфы проиграли войну за этот мир, уступив его людям.
Однако, от глаз Эретайна не укрылось то, с какой лёгкостью Аен Сейдхе взмахнул оружием, которое обычный человек (ровно как и эльф) приподнять то не смогли бы. В силе Охотник если и уступал вампиру, то явно не намного.
Они были выше и сильнее любого из эльфийского народа, с кем Детлаффу приходилось встречаться ранее. И держались увереннее  наглее, чем самые задиристые из "Белок". Словно им никогда не приходилось скрываться по лесам, жить впроголодь или терпеть унижения в гетто. Одним словом, от обычных эльфов они отличались так же, как высшие вампиры отличались от фледеров.
Кем они были? Плодом чьего-то магического эксперимента, "эльфийскими ведьмаками"? Выходцами из иных стран или даже миров, где эльфы были другими? Эретайн не знал, и, честно говоря, не хотел особо знать. Но вот чем-чем, а эльфийским высокомерием он не страдал, и не собирался вступать в бой с противником, который вполне может превосходить его по силам. В другой раз, может быть, это и было бы интересно. Впервые за долгие годы столкнуться в бою с кем-то, равным тебе по возможностям... Однако сейчас, вполне возможно, охоттники на ведьм уже гоняют чародеев по всему Новиграду.
Детлафф уже начал переходить в форму алого тумана, за которым даже Охоте было бы угнаться проблематично, когда его остановил голос другого всадника. Судя по запаху и светящемуся посоху, тот был магом.
- Не враги моему роду? - Эретайн повернул голову в сторону говорившего. Лицо эльфа было скрыто за стиллизованным изображением черепа совы. Интересно, характер у него такой же, как у другой совы, оставшейся в Новиграде, или всё-таки более приятный? - Весьма интересная оговорка. Ты знаешь, кто я, или это просто попытка быть вежливым?
Вампир фыркнул, убирая туман и постепенно успокаиваясь. Черты лица утрачивали зверинное, когти начали медленно уменьшаться, словно втягиваясь в пальцы.
Возможно, он сейчас потеряет драгоценное время. Но, с другой стороны, Охотник сам предложил взаимопомощь. И, возможно, у Детлаффа сейчас появлялся шанс привести Аик на подмогу кое-кого пострашнее вампиров.
- Помощь легендарных призраков, - вампир произнёс последнее слово немного с иронией, двая понять, что маскировку он оценил. - Мне бы сейчас действительно не помешала. Я слушаю тебя.

+5

41

Наверное в этой суматохе Аик была единственной сумасшедшей, кто обрадовался новому рогу. По крайней мере новый игрок спутал всем все карты и помешает ее преследователям. А легендарные воины Дикой Охоты.. Не до того сейчас.
Филлипа дала им небольшую фору и потому Мозаика и чародеи бежали со всех ног. Лори уже не слишком церемонилась с Маргаритой и просто забросила бессознательную главу Аретузы себе на плечо и шла так, а Аик в очередной раз подивилась силе бруксы. Какие всё же вампиры полезные создания! Бежать, бежать. В глазах Аик темнело, в висках пульсировало, хотелось упасть на землю и уснуть, но нельзя, нельзя. Мозаика видела, что пленники были в еще худшем состоянии, а значит, она должна была вытащить их. И она должна была задержать Охоту. Твою мать, где Детлафф когда он так нужен? Раздражение мгновенно сменилось беспокойством. Где Детлафф? Что если неисправный портал его... Нет. Только не это. Он сильный. Просто он вышел в какой-то другой точке.  И все. И все.
- Я чую Золтана, - шипя, сказала Лоря. -  А с ним еще странный запах. Иди сюда.

- Золтан! - Аик вскрикнула, увидев друга Трисс. Тот выглядел ужасно, краше только в гроб. Весь в крови, как будто переломан... Впрочем, кто бы говорил! Сама Аик была как минимум не лучше: с залитыми кровью лицом, грудью, с дрожавшими руками, с тяжелым дыханием. - Уводи их. В первую очередь - Ло'Антилль. Любыми средствами ее надо дотащить... Лоря, иди с ним и доведи их до места, а потом... Лоря, пусть еще придут вампиры на помощь. И ищи Детлаффа, - хрипела и булькала Аик вампирше. - Охотников надо остановить, но я не простою долго. Пусть придут вампиры, тогда мы отобьемся. Нужно, чтобы вы уходили, а я и еще добровольцы заметно кинулись в другую сторону. Разве что они собьются со следа из-за гостей с неба...
- Я пришлю к тебе вампира. Если успею поймать - альпа, с ней ты сможешь говорить. Или мулю. Хоть ты и пахнешь Старшим, низшие тебя не будут есть, но послушают при нем. Сейчас не послушают.

Аик взяла плащ и затаилась в тени, ожидая охотников. На пальцах уже был лед, девушка была в боевой готовности. Аик, закрыла глаза, черпая силу. Если случится необходимость - она тут же сможет швырнуть ледяной шар, который разлетится острыми шипами или крутым кипятком. Странны звук привлек внимание Аик: несколько странных тварей с какими-то шипами на спине боролись с фледерами. Аик и хотела бы помочь - фледерам, разумеется,- но пока что была вынуждена соблюдать конспирацию.

Отредактировано Мозаика (15.11.2017 04:49)

+3

42

*с Золтаном согласовано
Минут пять Трисс потратила на борьбу между силами разума, совести и тру…э-э-э… осмотрительности. Проще говоря, пыталась заставить себя выйти из этого uvanimo подвала в не менее arse большой мир и узнать, как у всех дела. Чья-то отдаленная магия ощущалась даже тут.
- Менингоэнцефалит его некроз гумматозный через ампутацию в диссекцию! – наконец выразила она общий результат головного симпозиума, окончательно раздражаясь от своей нерешительности. После этого дело, как не странно, пошло на лад.

Использовать портал в таких условиях  она не решилась – решила, как простая горожанка, бежать навстречу. Правда вряд ли горожанка по пути мысленно ругалась бы самыми страшными словами, вдумчиво перечисляя охотников, жрецов Вечного Огня, Радовида, иерарха Новиграда, Шилярда Фиц-Эстерлена, остальных нильфгаардцев (просто так за компанию – Императору досталась особенная честь), чародеек Ложи (всех поименно), королей всех стран и почему-то Лето, который в данный момент был совсем не причем. Речь её блистала сложными замысловатыми проклятиями, не затёртыми сравнениями, изобиловала гиперболами и эпитетами, затрагивала генеалогию по двенадцатое колено, подробности частной интимной жизни, фанатизм, интриганство и умные, политически ве-р-ны-е ходы.
Хоть в государственном совете зачитывай.
Легче почему-то не становилось.
Вслух, впрочем, не вырывалось ни слова – берегла дыхание.

Прервалась она только когда, заворачивая за угол, влетела в бегущую компанию. Очень знакомую компанию. Мозаики, кстати, среди них не было. Почему её не было?!
Выглядела вся чародейско-вампирско-краснолюдская компания так, что низшие вампиры на их фоне смотрелись весьма органично. Меригольд почувствовала себя бесконечно уставшей и не менее бесконечно виновной, особенно перед Золтаном.
— Знаешь Трисс, словами «я же говорил» этого не передать!
— Где Аик? — быстро бросила чародейка «заживление» на самые серьезные его раны. Она не сможет, не сходя с этого места помочь всем, но краснолюда удержать на этом свете в её силах. Дабы кровью не истек.
— Осталась — Золтан устало махнул назад — видимо геройски погибнуть решила.
— В той стороне еще никого нету — путь в каналы был чист.
Кивнув им напоследок, она побежала в сторону начинающей героини. А всем известно, что самые известные герои – мертвые герои.
Содден подтвердит.

Для полного окончательного счастья всем не хватало Дикой Охоты. Трисс бы порадовалась новой стороне, да только сторона та была им отнюдь не союзники и даже назвать их «враги наших врагов» не было никакой возможности.
Всадники и гончие убивают всех.
Пожалуй, ранее от звука рога Трисс бы замерла в ужасе, но то, что произошло, выжгло её чувства не хуже костров Радовида, и ужас давно перетек в обычный страх. А со страхом они давние знакомцы, притерпелись за столько-то месяцев. 
Все интереснее да странноватее.
Вот бы об этом читать в приключенческих книжках и исторических летописях еще, а не быть участником местной драмы.

Открывавшееся зрелище оказалось не-о-пи-су-е-мы-м.
«Пожар в борделе» как бы, пожалуй, метко выразился Лютик. Красиво полягут, героически. Интересно только, что так это плохо утешает?

+5

43

Похоже, что вампир решил не бросаться в бой. Так будет легче для всех. Карантир подходит ближе и останавливается в семи шагах от вампира. В отличие от остальной Охоты, Карантир расслабленно опирается на посох, всем своим видом показывая, что предложение разговора не является обманным маневром. Во всяком случае, пока bloedgwaed держит себя в руках.
— Я знаю, что ты не человек. Ты не единственный такой. Как в этом мире, так и в совокупности миров. — Голос навигатора приглушенно звучит из-под шлема.
— Не буду тратить время зря. Где Дитя Старшей Крови? Она могла представиться Цири, Ласточкой, ведьмачкой. Девушка с серыми волосами и шрамом на лице. Мы точно знаем, что ты вступал с ней в контакт так или иначе, лгать бесполезно. Поможешь найти, и мы можем помочь тебе. У тебя есть какое-то дело в этом городе?
Имлерих тем временем смотрит по сторонам и замечает присутствие Короля на крепостной стене города. Напоминает темное пятно, но вот рядом с ним загораются мертвенные огни. Рядом с жуткой для жителей этого мира фигурой на коне материализуется десяток призраков Охоты. «Неужели будет что-то интересное сегодня ночью?», — Имлерих демонстративно поворачивается спиной к вампиру и Карантиру и уходит вглубь строя. Он прошел немало битв, и ощущает, когда вот-вот тишину разорвет приказ. Похоже на чутье, которое снова не обмануло.
Ночную мглу прорезает звук боевого рога с Нагльфара. Никто посторонний не сможет понять, какой приказ он принес с собой. Похоже, что сегодня будет настоящий Гон.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (24.11.2017 14:08)

+3

44

Эредин Бреакк Глас продолжает стоять на крепостной башне в виде проекции. Видимо, вампир избрал путь переговоров. Отлично. Те, кто предпочитает думать, нежели слепо бежать по краю пропасти, нравятся Королю больше. В памяти встает картина вьюжной ночи на отрогах горной тропы. Тогда дорогу Гону перекрыл всего один высший вампир, который будто специально выбрал самое удачное место, где нельзя было атаковать со всех сторон. Это была яростная схватка и всё больше не в пользу вампира, но Король отчетливо видел его довольную улыбку. Гораздо позже сам bloedgwaed поведал Эредину причину развернувшихся событий. Cynhaeaf имеет довольно необычный взгляд на жизнь, однако, вампир, которого сейчас окружила Дикая Охота, не похож на него. И дело не во внешности. 
Рядом с Королем Дикой Охоты появляется темное облако. Через секунду по облаку уже текут завихрения, придавая облик призрака Дикой Охоты. Рядом с Эредином встает проекция одного из Знающих народа Aen Elle. Эльф состоит в команде навигаторов. Даже среди Aen Elle осталось мало Aen Saevherne, обладающих обширными знаниями и фантастическими для других эльфских чародеев способностями. А среди Aen Seidhe таковых не осталось совсем. Если мерить рамками народа Ольх, конечно. Призрак эльфа напоминает скелет в плаще дымящейся темной материи. Его плащ, как и плащ Эредина треплется под порывами несуществующего в этой реальности ветра. В костлявой руке зажат посох, на навершии которого танцует язычок зеленого пламени.
— Вероятно, Дитя покинуло город, либо скрывается гораздо лучше. Отыскать её след нам не удалось, — Знающий по-эльфийски сообщает Королю о результатах работы. Эредин кивает.
— Гончие Colofann Hedfaen натолкнулись на какое-то сопротивление, но сам отряд продолжает движение и вот-вот настигнет другой «след». В городе легко затеряться, но в конечном итоге «след» никуда не сможет деться, — продолжает эльф.
— Возможно, кто бы это ни был, ему не потребуется куда-то бежать. В любом случае я хочу на это взглянуть, — отвечает Эредин, — Передайте мой приказ всей Дикой Охоте.
Собеседник кивает. В этот момент рядом появляется еще девять призраков Охоты. А со стороны моря доносится звук рога с приказом для каждого Красного Всадника, где бы он не находился. Фигуры призраков на крепостном сооружении исчезли, чтобы скоро появиться в другом месте.

+4

45

- Даже так, - Эретайн скрестил руки на груди. - Да, она была в моём доме.
Вот уж чего он НЕ ожидал, так это того, что поневоле ввяжется в ту же самую историю, которая, в своё время, стоила Регису физического тела! Ладно, то, что девочка была той самой Цири, она сама сказала. Но вот то, что за ней по его душу пришла Дикая Охота...
И не только по его, если подумать. Если эти эльфы выследили его по какому-то "следу", словно Детлафф пропах запахом ведьмачки, хотя находился рядом с ней совсем не долго. Тогда, выходит, что охотники могут спрашивать не только и его, но и Аик...
И что то Эретайн сомневался в способностях охотников решить дело миром, если девушка вдруг не захочет рассказывать о Цирилле. А она, к сожалению, может так поступить. Отважная, но иногда такая наивная... И сейчас это могло сыграть с ней злую шутку.
Вампир чувствовал - эти эльфы ни с кем церемониться не будут. Возможно, в другой раз он бы и не стал ничего говорить. Как ни крути, Регис в своё время отзывался о ней с теплом. Да и сама она, вроде бы, была неплохой девушкой. Но сейчас, при выборе между информацией и возможными проблемами у Воробушка, Дет принял единственное возможное решение. Да и всё равно, единственное, что он мог сказать Охотникам - это то, что она была в его доме.
А кроме того... Возможно, у него появлялся шанс столкнуть Охотников с охотниками на ведьм.
- Она появилась в этом городе некоторая время назад, недалеко от моего дома, - Эретайн говорил открыто, искренне  не таясь. Если этот маг мог чувствовать, говорит ли человек правду, он бы её сейчас почуял в словах вампира. - Девчонка была тяжело ранена и бредила. Я и моя женщина выходили её. Она провела у нас несколько дней. После чего, едва залечив рану, ушла. Было ощущение, что за ней кто-то гонится. Видимо, вы, - Детлафф усмехнулся, показывая клыки. - Девчонка не была особенно многословна, но во время бреда часто упоминала некоего Геральта. Это всё, больше мы её не видели. Однако, учитывая обстановку в городе, она вполне могла нарваться на неприятности.
Эретайн слегка зарычал. Время уходило, словно песок сквозь пальцы.
- В этом городе уже давно идёт, рпактически, война между чародеями и охотниками на ведьм. Схватить могут любого, кто как-то отличается от других, а тем более - имеет необычные способности. И так уж вышло, что я в этой войне увяз по уши. Но, к сожалению,- Детлафф помянул недобрым словом местного Скрытого. - Не могу развернуться в полную силу. Помогите мне с охотниками на ведьм. Возможно, наши цели тут могут совпасть.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (04.03.2018 12:49)

+5

46

- Ты, должно быть, шутишь, - сказал колдун, но в его интонации было исчезающе мало веселья.
Карантир тяжело вздохнул, и маска превратила этот звук в утробный рык.
Всадники за его спиной как-то оживились. Что-то было не так. Что-то указывало - вампир сказал совсем не то и совсем не тому.
После многих лет совместных веселых скачек ни для кого в отряде не было секретом, насколько  Навигатор любит подобные заходы. В прошлой жизни, в той, где у него еще была сияющая новенькая контора в славной башенке на краю Тир на Лиа, за намеки на такое он сразу повышал свою ставку вдвое - в лучшем случае.
- Ты не сказал ничего такого, чего мы без тебя не знали, и твою подругу... - Охотник повел рукой в сторону города, - мы уже и так нашли. И ты хочешь, чтобы мы убивали для тебя. Брать, не отдавая - это так... по-вампирски?
Откуда-то сзади донесся холодный и уже не скрываемый смешок.
Имлерих многозначительно и демонстративно взвесил булаву. Не то чтобы ему не было любопытно, чем это могло бы кончиться: останется ли без рук навигатор, или это вампир отправится в одно из тех мест, о которых лучше не знать - но сейчас любой из этих двух исходов вызвал бы неудовольствие Короля. К тому же, руки Кейрана - слишком полезный инструмент, как и его ядовитый язык.
За крепостной стеной слышались смутный шум и отдаленные крики: там было жарко - и ледяной ветер с моря вряд ли мог успокоить улицы этой ночью, когда весь город - словно одна большая двимеритовая бомба.
Самым живым в облике мага из Дикой Охоты казался мех на воротнике, колеблемый ветром. Но вампир с его сверхострыми чувствами мог услышать, как бьется сердце, укрытое под стальными ребрами скелета.
Билось оно удивительно ровно.
- Верю, это от спешки, а не от желания нас оскорбить, - и говорил он так же ровно. - За эту помощь ты будешь должен нам услугу подобного же размера. Это будет честно. Учти - мы всегда приходим за долгами, и мы способны сделать так, что ты будешь мечтать о смерти, но не сможешь ее обрести.
Потом он сделал шаг назад - и легкий жест рукой.
Он очень не любил пояснять очевидные вещи вслух.
Для мысленного взора высший вампир представал пятном пустоты, и обратиться к нему телепатически было невозможно. Но на востоке, за спиной Эретайна, в темноте загорались первые звезды, и из этой темноты пришел странный ветер - не такой, как тот, что дул с моря, но другой, ощущающийся лишь как звук. Звук этот был на самом деле голосом - не различимым ни для кого, кроме вампира с его сверхчеловеческими ушами.
"А за то, что мы отпустим твою спутницу, ты поможешь отыскать ту, кого ищем мы".
Другой голос, живой, не похожий на зловещее рычание Дикого Охотника - и все же тот же самый.
"Я - мог бы сделать и больше. Но только если твоя помощь окажется хоть в чем-то полезной".
Нечеловечески тихий голос из темноты полнился тяжелой усталостью и яростью.
"Помоги мне найти ее. Цириллу, ведьмачку, Дитя Старшей Крови. Мою сестру".
В Новиграде кричали.
В Новиграде молились.
Новиград уже догадывался, что его ждет.
- Или, если ты принимаешь условия, я могу сократить нам путь до города, - продолжил колдун, выжидающе уставившись на вампира пустыми глазницами черепа.
- Итак, твое слово?

Отредактировано Карантир (07.12.2017 13:25)

+5

47

Дерьмо случается. Изидор хорошо это знал, честно в это верил и потому был не просто удивлён — обескуражен! Это было уже не просто дерьмо, а хороший такой шмат всей той херни, которая могла бы случиться с ним. Не отрывая взгляда от жуткой проекции, наёмник проверил на месте ли клинок и бомбы. Чародейки теперь — по-хорошему — должны были волновать Изидора меньше всего, но именно они и волновали. В такой круговерти событий можно было дерзнуть и схватить их самому. По крайней мере, отследить. Сейчас они слабы, а по всему городу шныряют охотники. И хорошо, если только они.
   — Давай, Радовид, вводи уже войска, — тихо пробурчал под нос охотник. Огляделся: Юлека всюду были люди, но не было Юлека. Видимо в погоне где-то растерялись. Но делать нечего. Подойдя к груде ящиков, Изидор взобрался на них, а с них — на крышу. Он хорошо знал этот квартал и плотная застройка — лучшая возможность не попасть между молотом и наковальней. Это уже была не охота, а самая настоящая война. И если бы наёмнику вдруг захотелось в ней поучаствовать, он бы записался в регулярную армию. Внизу мелькнул отряд охотников. Недолго думая, Изидор рванул вперед по черепице вдоль той улицы, по которой двигались его коллеги. Там хватало забот и без него, но все же рядом с этими головорезами наёмник чувствовал себя спокойнее. В крайнем случае будет, кому принять удар на себя. А в городе становилось только темнее.
   “Итак, у нас есть вампир, чародейки и невесть откуда взявшаяся Дикая Охота. Допустим, только допустим, что они материалы, а не толпа жутких призраков. Плохо дело. Даже если успеют подтянуть гарнизон из Оксенфурта, город уже … Отдан?”, — мелькая среди труб печей, Изидор судорожно соображал: что же ему делать дальше? Первоначальная идея вновь выследить чародеек казалась симпатичной, но если как следует разобраться, то вариант у него в сущности был только один. Бежать. Бежать дальше, чем видят глаза. В идеале — в какой-нибудь Туссент. Написать письмо Летис, пусть прибудет и поможет вином ему смыть всё увиденное.
   Перебравшись на другую сторону улицы, Изидор увидел чародеек. Вот они, словно на блюдце. Но почему … Застыли? Но это было полбеды. Среди чародеек хорошо было видно вампиров. Наёмник не разбирался в их видах, но кажется нашёл убийц охотников. В переулок вывалились охотники и бойня продолжилась: фледеры с визгом бросались на не готовых к такому повороту людей, всюду летали смертельные заклинания. Помочь своим Изидор даже не пытался: никакого шанса на победу.
   Спрятавшись за трубой, он несколько раз шумно вздохнул. И сделал, наверное,самую большую глупость в своей и без того не особо долгой жизни. Сорвав шнур с волос, он распустил хвост. Сорвав с себя камзол и оставшись в одной рубахе, он отшвырнул его подальше. Двимеритовые бомбы снял и любовно уложил у трубы. Хорошенько подумав, Изидор зачерпнул золы с внутренней стороны трубы и перемазал себе лицо и рубаху. Выглянув ещё раз с крыши, он быстро скользнул взглядом по чародейкам: ни одной, которую он бы поймал лично. Хорошо. Глубоко вздохнув, он прыгнул вниз, на какой-то торговый прилавок. А с него — на улицу.
   Мысленно Изидор уже распрощался со всеми своими планами и приключениями. Оказаться в толпе магичек и вампиров, да ещё и будучи охотником — вот это фокус! Оставалось радоваться, что он никогда не спускался в камеры и едва ли кто-то из них знает его в лицо. Не тратя время, Изидор смачно сплюнул на труп одного из охотников:
   — Сукины дети, весь город бы пожгли. Ну, бабоньки, чего встали?, — искривившись в картинном поклоне, Изидор весело отсалютовал от виска, — Мэтр Бурас к вашим услугам, лучший контрабандист в этих водах. Чего встали, говорю? Вот тута проулком пойдёте, вырулите на улицу и бегом-бегом, к оксенфуртским воротам. Там сейчас чисто, а город вот-вот станет побоищем, курвамать.
    Хорошая мина при плохой игре. Наёмник прекрасно знал, что в городе множество людей, сочувствующих чародейкам. Особенно среди откровенно криминальных рож. В конце концов, почему бы сейчас такой рожей не стать ему? В худшем случае, его убьют, пусть он уже и присмотрел симпатичный путь отхода. В лучшем — он сопроводит их до убежища, куда потом сможет явиться в совершенно другом амплуа.

+3

48

На секунду Король Дикой Охоты открывает глаза на борту Нагльфара. Мгновения оказывается достаточно, чтобы перестроить магию и мимолетно окинуть взглядом город со стороны. Взор со стороны не увидит творящихся событий в городе, но всё может измениться. Снова закрыв глаза, Эредин с отрядом оказывается на высоте птичьего полета над городом, где должен находиться другой «след». Город достаточно тесный, поэтому в нем действительно можно затеряться от обычных преследователей. Но не от Дикого Гона. Сверху всё творящееся на улицах видно как на ладони. Взор командира быстро отмечает расположение отрядов, как своих, так и всех остальных. Может показаться странным, но Эредин в мыслях никогда не произносит таких слов как «враг» или «противник» по отношению к себе и своему делу. Словно достойных такого статуса еще не встречал.

На границах города вспыхивают изумрудные огни, языки колдовского пламени поднимаются всё выше, пока не взрываются. Волны бледно-зеленой энергии проносятся по городу, отыскивая цель. В каком-либо другом городе хватило бы одного поискового заклятья, но здесь явно что-то мешает магии большого масштаба. Aen Saevherne рядом сосредоточен на поисковой магии, а Король следит за движением волн Силы. Точка соприкосновения эпицентров будет местоположением цели. И её Эредин замечает еще до соприкосновения. Образы эльфийского волшебства сокрыты от всех, кто не состоит в Дикой Охоте или не является союзником, число которых можно пересчитать пальцами одной руки. Маги этого мира почувствуют лишь присутствие Силы, но вряд ли вникнут в природу чародейства. Обычный же люд не заметит в ночи ровным счетом ничего. Отряд призраков Охоты растворяется в ночном небе.

И в следующее мгновение пурга взметается в переулке, открывая дорогу призракам. От копыт коня начинает протягиваться волна холода, замораживающая лужи и грязь. Потом переходит на стены домов и рисует причудливые узоры на окнах. Отряд, выглядящий как восставшие из ада мертвецы, перенесся сразу к «следу». Магический «маяк» сообщает координаты для всех остальных отрядов. В ночи вспыхивают бледные порталы Охоты, из которых выпрыгивает целая стая гончих и сразу атакует «свиту» чародейки. Эредин мимоходом замечает, что эти вампиры ведут себя как-то неправильно. «Нужно будет расспросить об этом Cynhaeaf».

Переулок с двух сторон перекрывает отряд Нитраля и вот-вот должен переместиться отряд Имлериха и Карантира, если им ничего не помешает. Приказ они слышали. Два призрака галопом уже несутся к чародейке и протягивают руки в попытке схватить. Именно руки, а не оружие, «след» нужно взять живым. А похищать всадники умеют также хорошо, как и убивать. И рядом вспыхивает портал для них.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (07.12.2017 09:28)

+2

49

Детлафф склонил голову на бок, чуь выжидающе смотря на чародея. Словно прикидывая, стоит ли ему отрывать ублюдку голову сразу. Или повременить с этим... по крайней мере на некоторое время.
Как же это было... по-эльфийски.Только Эретайну показалось, что он встретил более-менее адекватных представителей этого народа, которые понимают, что с союзниками лучше договариваться, чем пытаться на них давит, как следущая реплика чародея вновь разрушила веру вампира в разумность эльфячества.
А ведь можно было действительно решить это дело миром! Можно было бы. Детлафф помог бы, чем смог, с поисками беловолосой, а Диая Охота устроила бы весёлую жизнь охотникам на ведьм. Все довольны,каждая из сторон сохраняют хорошее знакомство на будущее.
Но нет, предводителям Дикой Охоты пришло в голову повести себя, аки заправским скоятаэлям... Или скотоелям, как, похоже, будет правильнее. Поговорить с вампиром на языке угроз, в привычном себе высокомерном стиле, попытавшись надавить на него жизнью Аик.
И если на высокомерие Эретайн не обратил бы внимания в другой раз, то вот попытка шантажировать его девушкой была для охотников непростительной ошибкой, после которых они переводились, ни много, ни мало, в ранг личных врагов, которых нужно уничтожить, как бешеных собак.
А если с головы Воробушка упадёт хоть волос - так уничтожить ещё и мучительно. Так, чтобы эти расплатились по всем счетам.
- Не стоило тебе пытаться давить на меня через Аик, - сказал Эретайн в какой-то степени даже ласково, после чего резко шагнул вправо, уходя с линии полёта какой-нибудь магической дряни и отращивая когти. Все чувства мгновенно обострились, когда тело вновь перешло в звероформу. В крови забурлил адреналин, предчувствуя схватку - в кои то веки схватку, в которой противник сможет что-то ему противопоставить!
Для обычного человека, краснолюда или даже эльфа его движение показалось бы просто смазанным пятном в воздухе. Но, похоже, охотники обладали реакцией, если и уступающей ведьмачьей, то не слишком сильно. Во всяком случае, ближайший на траектории движения вампира повернулся и даже начал поднимать оружие, когда когти ударили его снизу вверх, вгоняя остро отточенные лезвия в сочленение шлема и доспеха, пробивая голову и мозг насквозь.
Рывком сдёрнув ещё горячее тело с седла, вампир швырнул мёртвого охотника в сторону преводителя отряда, казавшегося огромным даже на фоне своих подчинённых. Сам же, двигаясь размашистыми зигзагами, рванул к магу, оскалив зубы. Из горла вырвалось рычание вышедшего на охоту хищника.
В игру "дави ценным заложником" можно играть и в две стороны. А маг, судя по его нахальным речам и тому, что охоники повиновались его знаку пока не нападать, явно был не последним среди них.
А значит - можно будет обменять чародейку на него.

+2

50

Серые крылья рассекали воздух почти бесшумно. Выиграв для беглецов немного времени, Филиппа конечно же не собиралась оставаться на улице, где ее могли как обойти, так и пристрелить из-за угла, взмыла в небо, чтоб перенестись на более-менее очищенную от снега крышу в некотором отдалении, спрятавшись от любопытных глаз, чтоб перевести дыхание и осмыслить ситуацию. Воздух полнился магией, ее отголоски бежали по коже мурашками, и казалось, что разлитой в воздухе силой можно едва ли не дышать.
Жаль, не было необходимого оборудования. Мегаскоп, или даже банальный хрустальный шар могли бы здорово облегчить понимание ситуации, но возвращаться в логово смысла уже нет. Активация поисковых и анализирующих чар займет какое-то время, можно пропустить самое интересное. А что у нас интересно? Интересно, что же в очередной раз нужно Дикой Охоте.
Впрочем, они все равно не прячутся. Никогда не прячутся. Что в целом хорошо для Филиппы, но не очень радует жителей города. Кроме сбежавших чародеев, вампиров и охотников, на улицах уже появляются не менее опасные создания. В прошлый раз в Новиграде они убили множество людей, наверняка сделают это и сейчас. Что им нужно? В прошлый раз они искали Цири.
Сейчас, наверняка, тоже не за бочонком вина явились.
"Значит, Цири... тут?"
Мерзко выругавшись, чародейка сорвалась в очередной полет. Найти Охоту и правда не составило проблем - они были близко, и если весь остальной прогоревший и пропахший дымом Новиград напоминал унылое серое болото, - было на удивление тепло, и за всё время после освобождения из заточения в облике совы Филиппа еще не замечала нового снега, - то Дикая охота приносила с собой белизну покрывшихся инеем стен и застывшие озерца луж. Бесшумно кружась над городом, чародейка-сова едва ли не закричала от досады: по сравнению с обычным совиным зрением, ее магическое не давало такой четкой и понятной картины.
По крайней мере, Цири рассмотреть не удавалось. Это было и хорошо, и плохо - хорошо потому что она может быть на самом деле давно уже не тут, и Новиград снова откупится кровью, но как и в прошлый раз не Старшей; плохо - потому что если она тут, всадники Дикой Охоты могут заметить ее первыми.

+3

51

Все происходило очень быстро, стремительно и непонятно. Какой-то мужик что-то крикнул, что-то сверкнуло, альпа метнулась в сторону, закрывая Аик собой и вцепляясь в какую-то странную то ли собаку, то ли.. Непонятное что-то. Эта странная гончая практически на равных вела борьбу с фледерами, а Аик еле увернулась от латной перчатки, которая явно попыталась схватить девушку. Что?! Дикая охота заинтересовалась именно ей? Почему?! Чем она перешла дорогу Охоте? Мозаика попыталась вспомнить все, чем она могла перейти дорогу Охоте, но в последнее время она была тихой травой - не более. Кроме инцидента с подругой Геральта и чародеев она ничего и не делала... Чародеи вряд ли заинтересуют Охоту... Получается, девочка? Да, она же бежала от кого-то. Получается, от них, от Дикой Охоты. Аик мощным ледяным заклинанием отбросила гончих и укрылась куполом от рыцарей на пугающих лошадях. Однако это заклинание требовалось поддерживать, но толку перед тяжелыми, кажется, ледяными рыцарями особо не было. Аик еще недолго отбивалась от них, ее истощенных сил бы не хватило на долгое противостояние такому противнику. Когда Аик в очередной раз метнула шипы в нападавших, она почувствовала, что ее больно схватили за волосы и дернули наверх. Потом ее подхватили подмышки и очень бесцеремонно затащили на лошадь, при этом ее руки удерживали так, что у нее вряд ли была возможность прочитать заклинание. Она просто не смогла бы сделать жеста для активации заклинания. Кажется, эти рыцари были мастерами в нейтрализации чародеев, если те были их целью. Неудивительно, что от них так бежала ведьмачка. Что если именно они... Именно к ним Детлафф переместился, когда телепорт сошел с ума? Что они с ним сделали? Да, Аик знала, что ему, как вампиру, ничего нельзя сделать. Да, она знала, что ее мужчина практически всесилен в своем роде. С другой стороны, Детлафф рассказывал, как он нашел другого вампира в состоянии размазанной по колонне лужи. А эти призрачные всадники тоже отличались особыми силами. Что если... О нет...
Аик слегка обмерла от какого-то отчаянного состояния ужаса. Девушка пыталась дергаться, так, чтобы упасть с лошади и иметь способность спастись, но выброс адреналина, который сопровождал ее на протяжении всего того бега, куда-то исчез. Аик испытывала страх, некое отчаяние и дикую усталость. Попытки вырваться и сброситься с коня успехом не увенчались, так что Аик пришлось притихнуть и ждать, стараясь не провоцировать похитителей на лишнее насилие.

Только бы все это обернулось успехом. Только бы Лоря дотащила Маргариту, а остальные чародеи, включая Трисс, оказали ей помощь. Маргарита вместе с Филлипой и Трисс - три чародейки Ложи! -  смогли бы что-то противопоставить охотникам и их безумному королю. Только бы это все было не зря...

Отредактировано Мозаика (11.12.2017 17:59)

+3

52

След приводит ни много, ни мало к чародейке. Получается, вампир и чародейка встречались с Цири. И также, вампир и чародейка как-то связаны друг с другом. Эредин мог бы поломать голову над природой этой связи, но он никогда не испытывал интереса к мыслям и желаниям других рас. Хотя не может отрицать, что среди них можно отыскать интересные личности.

Чародейка оказывает сопротивление, но вряд ли сможет надолго отсрочить неизбежное. Ни лед, ни барьер, ни странные вампиры в конечном итоге не смогут оказать сопротивления. Ни призрак Короля, ни призрак Ведуна не тронулись с места, даже несмотря на творящийся на улице хаос. Эредин резко поднимает глаза к небу, будто что-то в нем заметил. Но без слов и других действий возвращает внимание к событиям перед собой.

Как и ожидалось, девушка не смогла сопротивляться слишком долго, и один из призрачных всадников схватил её. Нужный портал еще действовал и всадник исчез в нем вместе с добычей. Aen Saevherne телекинетической волной отбросил от портала низших вампиров и закрыл его. За чародейкой никто не смог последовать. В этот момент все призраки исчезли с переулка. Разделившийся отряд Нитраля на большой скорости пронесся по переулку, круша оружием и копытами всех защитников чародейки. Насколько это возможно. Два строя одновременно проносятся мимо друг друга и ныряют в открывшееся порталы. Рассыпавшиеся было гончие, число которых уже достигло сорока, вбежали следом. Не считая некоторого количества гончих, Дикая Охота ушла без потерь. Наступила неестественная тишина.

Портал с чародейкой открывается в стороне от Новиграда, на безлюдной прибрежной полосе. Здесь же появляются призраки Охоты и отряд Нитраля. Отряд Карантира и Имлериха показал удивительную нерасторопность, зная о приказе. Неужели тот вампир решил задержать их боем? Проекция призрачного Короля отдает приказ связаться с командирами:
— Им не следует задерживаться. Любую преграду преодолеть силой, — произносит Король на Старшей Речи одному из сопровождающих. Тот кивает и удаляется.
Эредин быстрым галопом проносится перед строем Гона и спешивается около чародейки, которую удерживают два, уже реальных, воина из отряда Нитраля. Сам Король здесь находится еще в виде жуткой проекции, в то время как Нагльфар уже покинул стоянку и скоро остановится где-то в море, напротив этого места на пляжу.
— Где Дитя Старшей Крови? Где Цири? — Эредин на общем языке спрашивает плененную чародейку, не тратя время на приветствия.

+2

53

Одинокий призрак, возникший в небе над полями, дабы призвать к порядку замешкавшийся отряд, имел шансы увидеть внизу леденящее душу побоище с участием Дикой Охоты и не менее дикого высшего вампира - зрелище, достойное эпоса, не будь оно таким несвоевременным - но обнаружил только открывающиеся порталы и госпожу Айлинн, подбирающую с земли неподвижное тело. А привычного маяка в виде посоха Младшенького... то есть, cтаршего навигатора - не узрел.
Потому что всадника, сдернутого с седла монструозными когтями, никто не оттолкнул от гибели, как можно было ждать - ибо при всей злоязычности и повадке отправлять разочаровавших его братьев по оружию за борт Младшенького терпели за собственнические наклонности, мешавшие отдавать соратников на растерзание любым силам и любому злу, кроме себя, и это право он был готов отстаивать хоть перед Имлерихом, хоть перед Королем. Обычно. Но теперь не стал.
Потому что нельзя было отвлекаться.
Потому что он успел.
И пропал первым, упав в телепорт ровно тогда, когда вампир не сумел бы затормозить и рухнул следом. В темноту, в гудение крови в ушах, в бесконечно короткий прыжок.
Никаких неприятных сюрпризов в нападавшего, что характерно, так и не полетело.
Потому что первым идти против пожеланий Младшенького дураков не нашлось. Что может тот, с когтями? Самое большее - убить.
А за бортом - там бывает всякое.

Как бы ни хотелось комментировать, но маска убила бы весь эффект, и еще стоило беречь дыхание.
Сложно было поверить, что он в этом всем участвует, но реальность в виде холодной тяжести лат и гравитации, радостно познакомившей его бок с новиградской набережной, была немилосердна. Успев отвесить простейшего кинетического пинка самому себе, Карантир приземлился не в загадочную срань, заменявшую в канале воду, а немного более на берегу. Мягко - не удалось.
Генезис вампирьего дурного настроения он вполне понимал, и вообще испытывал скверное ощущение, что имеет дело с кем-то вроде... о да, точно, себя самого, а камень пусть кинет тот, кто никогда не кидал кого попало в окно.
Но все равно собирался оппонента задержать, пока эхо знакомой магии вдали не угаснет, и собственные слова насчет пленницы не станут совершенной правдой.
А вот того, что ему озвучили перед прыжком, Карантир не замышлял вовсе, и впору было обидеться.
Кажется, только на силе этой обиды он смог мгновенно подняться на одно колено, и только ей одной заставил канал, проглотивший обидчика, покрыться твердой ледяной корой. Ей одной - и чистым упрямством, хотя запасы последнего подходили к концу, и не ясно было, насколько хватит.
И льда надолго не хватило бы - но надолго и не надо.
Лишь настолько, чтобы не выиграть премию Даэрвенны для нелепо погибших чародеев.
Чтобы немедленно призванный туман успел скрыть берега и расползтись по улицам, и покров молчания не выдал дыхания - стоило бы сделать что-то и с запахом, хотя в вони этого города учуять чей-то след, наверное, нелегко даже вампиру.
И он бы сделал, наверное. Если бы еще голова так не гудела.
...я просто был честен с тобой, - сказала пустота над водой, когда лед раскололся. - Я не был обязан. Ты искал бы ее здесь до Белого Хлада.
Призрачный голос был все еще ядовит, но, стоило ему стать громче, обнаружил полное отсутствие враждебности - в том числе потому, что в такой степени усталости на нее нет сил.
- Им нужна ее память, и все, - выдохнул голос из тумана, отовсюду и ниоткуда. - Мне вообще ничего не нужно. Но ты только что все усложнил.
Даже если не слышать шагов, было слышно, как стреляет в виске  - в тумане водился кто-то с двимеритом, и этот кто-то явно не бежал прочь. Не все охотники на ведьм яро стремились в эту ночь кого-то поймать, но драпать, почуяв магию, эти тоже не собирались, и количество придавало им уверенности. Туман, впрочем, перед ними не расходился, потому что он был вполне физический, пусть и сомнительного происхождения. И плотный, как молоко.
Рог с уходящего Нагльфара тем временем трубил отступление.

Проекция голоса еще некоторое время жила вдали от тела в облаке тумана над каналом, и даже охотники на ведьм могли бы все слышать, хотя еще вопрос, разумел ли кто из честных тружеников двимерита и дыбы нечестивую эльфскую Речь. Могли бы, если бы тот самый двимерит не мешал.
- Оставь меня в покое, - с досадой сказал бесплотный голос. - И я сделаю, что смогу, чтобы вернуть ее невредимой. Или делай, что задумал, но тогда ничего не гарантирую. Но тратить время на выяснение того, кто из нас более страшное чудовище, я не буду, извини.
Потому что, когда у тебя в руках молоток, все вокруг выглядит, как гвозди, а у Эредина - самая удобная кувалда в этом мире, и у навигатора оставалось крайне мало времени для того, чтобы не стать с его нелегкой руки лжецом.

Отредактировано Карантир (18.12.2017 09:29)

+5

54

Написано совместно с Соломоном
- Хорошо, вот так их и держи, - Юлек невозмутимо и одобрительно кивнул, проследовав взглядом от окровавленных рук незнакомца к его ногам, чтобы разглядеть, что тот только что затаптывал. Безрезультатно. – А чем отличается… хотя бы тем, что здесь живут не только кметы, не державшие в руках оружия. Надо будет – дадим отпор.
О том, насколько самонадеянны его слова, охотник в данный момент не задумывался. Призрачный всадник скрылся где-то за коньками крыш, а то, что требовало немедленного решения, было прямо здесь, перед ним. Внутри скреблось нехорошее ощущение того, что человек этот слишком опасен, чтобы сладить с ним в одиночку, без Изидора и его ганзы. И лучше бы обойти его, дать уйти подобру-поздорову, как матерому лесному зверю, коль скоро ты не охотился пока ни на кого, крупнее зайца. Но ведь уйдет, зараза! И чем потом ему похвалиться перед своими? Неужто снова пустыми руками? Как нельзя остро сейчас представилась Юлеку и покровительственная ухмылочка Сталера, и холодный взгляд Каммы. Нет, уж в этот раз, как и полагается мужчине и охотнику, он свою добычу не упустит.
- А вот в чем ты прав, так это в том, что тебе здесь не место. Не очень –то мне верится, что тип с окровавленными руками, вроде тебя, совершенно случайно оказался здесь точь-в-точь в тот момент, когда по городу шныряют мятежные чародеи. Так что хочешь не хочешь, а пройдемся со мной, поговоришь с охотниками. Если ты и на самом деле всего лишь честный и добропорядочный работник в какой-нибудь мясной лавке, опасаться тебе не чего – зададут пару вопросов и отпустят восвояси.

— Отпор? — взгляд Соломона без особого интереса скользнул по его невольному собседнику вновь: юношеская прыть, острый кинжал, огонь в глазах. Ничего такого, что могло бы дать отпор Дикому Гону, надумай они хоть немного потрепать Новиград. Неужели когда-то, будучи молодым, и он отличался подобного рода самоуверенностью и наивностью? Период, проведенный ещё в родном селе далеко от новиградских земель, помнился ему плохо, всплывая в памяти в основном ходом удачных и не очень экспериментов на местных жителях, приходивших за помощью к молодому ворожею. И он помогал, насколько считал нужным. — Нельзя дать отпор тому, чего не можешь понять.
Шум за ближайшими домами становился всё громче, холод ощущался на коже даже сквозь плотную накидку и подбитый шерстью дублет, снег продолжал падать и вскоре грозился обрататься вьюгой — той, какую никто не заметит. Быть может, Соломон был не так далек от истины, представляя себе деяния Гона в городе: быть может, планы их менялись так стремительно, что уследить за ними ему, простому колдуну было не под силу. Сейчас он обязан был следить за человеком, желавшим увести его, не позволить броситься в погоню за тем следом, что мгновение за мгновением отдалялся, скрывался за аурой сильной, принадлежащей уж точно не кому-то из кметов или тех, кто должен был дать отпор Гону по мнению молодого человека.
Здесь, в этом переулке, ворожей упускал что-то невероятно важное.
Подчинясь чужой воле, Соломон держал руки на виду, лишь в едва уловимом движении согнув пальцы к правой ладони. Взгляд прямо в светлые глаза юноши давал ему гораздо больше, чем бессмысленные движения руками — необходимо было чувствовать его разум, занять его мысли чем-то отвлеченным. Не умея черпать энергию из стихий и делать замысловатые пассы, произнося сложные заклинания на Старшей Речи, ворожей обращался, как считал сам, к своим внутренним истокам, к той силе, что вела его вперед в течение жизни. Будь у него больше пространства для маневра, не отделаться этому человеку простым мороком, путающим мысли, смещающим внимание.
Где-то вдали утробно завыла гончая, раздался грохот и даже этот переулок осветила яркая вспышка — то ли от нескольких факелов, то ли от огненного заклинания. Не только Соломон пытался отвлечь внимание соперника.
— Верно, — он кивнул и его яркие в темноте карие, отливающие желтым глаза скрылись за тяжелой тканью капюшона. В несколько коротких шагов мужчина отступил назад, двигаясь в сторону прохода между двумя жилыми домами — никто не кричал, словно из зданий, поддавшись шумихе, давно выбежали люди. — Моё место не здесь. Но и идти я никуда не собираюсь. Не сегодня и не с тобой.
Только в одном юноша был прав: уйти отсюда следовало как можно скорее, пока дело не дошло до потасовки. Отовсюду напирала, четко ощущалась магическая энергия, а общения с чародеями Соломон не жаждал вовсе, и если след, тот, второй, вёл в сторону Гона, значит ли это, что и его работа здесь закончена? Он не слышал и не чувствовал новых приказов, однако сделал ещё несколько шагов в сторону выхода из тесного переулка.
Неизвестно, насколько хорошо действовал морок и как много силы ему удалось в него вложить.

Отредактировано Юлек (18.12.2017 23:17)

+3

55

Юлек не сразу понял, когда инициатива ушла из его рук. Вроде бы все было под контролем, и незнакомец стоял рядом, не пытаясь сопротивляться. Но перед мысленным взором охотника теснилось, наплывало друг на друга, пересекалось и смешивалось между собой столько мыслей, непонятно откуда нахлынувших воспоминаний и просто случайных образов, что силуэт чародея исчезал за ними, как в пелене снега, ускользал куда-то от внимания охотника, а тот не мог понять, спит он сейчас или все это происходит с ним наяву. Юлек вперился в лицо незнакомца остекленевшим взглядом, рука с оружием медленно опускалась, но ровно до той минуты, когда переулок озарился вспышкой света. Все встало на свои места, внезапно и резко, но еще несколько мгновений ушло на то, чтобы понять, где он, а где тот человек, которого следовало задержать. А человек тем временем уходил.
«Ну всё, пора с этим заканчивать. Раз не хочешь по-хорошему...»
— Стой! — крикнул он ворожею. — А ну, стоять! — и побежал следом, левой рукой нащупывая в поясной сумке и извлекая наружу двимеритовые наручники.

В дальнем конце улицы утробно завыла гончая, отсюда-то её было видно как следует — крупное животное, почти черное с этого ракурса, оно сильно отличалось от прочих собак и сражалось не хуже бравого солдата. Вот как сейчас, бросаясь на нерадивого вояку с ножом наперевес. Как глупо, бросаться в пасть иномирному животному вот так запросто, считая себя выше и сильнее.
«Надо будет — дадим отпор», — всё же Соломон понимал окружающих людей с трудом, не мог разобраться в их ходе мыслей и мотивах, все они толкались вперед, словно маленькие наивные дети, уверенные в своей правоте и силе. И ведь не было в этом никакого смысла...
Как и в небольшом фокусе, провернутом с молодым человеком. Очень назойливым, быстро выкрутившимся из плена слабого морока молодым человеком. Ворожей не успел скрыться с его глаз, пройти чуть дальше по шумной улице и раствориться в беспорядочной толпе, среди шума битвы и простым горожан, бежавших в сторону и кричавших. Новый знакомый не желал отступать, кричал и позвякивал показавшимися в руках наручниками.
Соломон знал, Соломон видел, какими наручниками пользовались люди в Новиграде — ему не доводилось встречаться с двимеритом, он знал о нём только понаслышке, да и этого хватало. Говорят, чувствовать такое на себе хуже, чем свалиться с лихорадкой: слабость пробирает до самых костей, любой источник силы меркнет и обращается в ничто.
Слишком рано ворожею было обращаться в ничто.
Подсыхающая кровь на его ладонях ещё не потеряла всей своей силы, её хватило для творения простой и понятной магии: Соломон не собирался вредить светловолосому мужчине, не собирался его убивать или даже проклинать, — на это не было времени — он всего лишь позволил появившимся из ниоткуда корням, тонким, но прочным, опутать его ноги до самой лодыжки и чуть выше. От такого не спас бы двимерит — только кинжал и немного времени.
Времени, за которое ворожей успеет скользнуть дальше, выйти на улицу, плотнее кутаясь в капюшон и скрыться в сложившейся в городе толкучке. У него не осталось здесь дел, нужно было как можно быстрее выбраться за территорию этого оплота людской цивилизации и скрыться в одном из ближайших подлесков. Вернуться домой.

— Проклятье! — на очередном шаге Юлек словно споткнулся обо что-то и чудом сохранил равновесие, припав на одно колено. Двимеритовые наручники звякнули о землю.
«Уходит, уходит!» — охотник остервенело кромсал опутавшие его корни вынутым из-за пояса ножом и старался не потерять из виду удаляющуюся фигуру. Как это обычно и бывает, делать эти два дела вместе получалось плохо. Прежде, чем ему удалось освободить одну ногу, ворожей затерялся в толпе.
Закончив войну с корнями, Юлек рванул к улице, еще надеясь догнать чародея, но за все то время, что он провел в переулке, хаоса и паники на ней не убавилось. Холод, от которого воздух словно сгустился, еще как-то можно было принять за происки чародеев, а вот стражника с разорванной глоткой, на которого лекарь наткнулся на улице, — вряд ли. Это значит, что в игру вступила еще какая-то сила, которой пока было не понятно, что противопоставить. Теперь бы самому выжить да разыскать своих и убедиться в том, что они целы, а о ворожее придется забыть. «Но уж если еще раз увидимся, я тебя не упущу» — пообещал Юлек. А пока главное было из охотника самому не превратиться в жертву.

+3

56

- Да ты, видно, шутишь
Толстая корка льда, под которой частенько тонули зимой провалившиеся в воду рыбаки, словно взорвалась изнутри. А то, что выползло из проруби на набережную, уже мало напоминало прежнего мрачного красавца. Весь в иле и водорослях, промокший насквозь. Лицо заострилось ещё сильнее, начав походить на жуткую маску, в которой сейчас было куда больше звериного, чем человеческого. Глаза, когда-то  голубые, сейчас налились кровью и горели жёлтым огнём ненависти.
Вампир, медленно поднявшись на ноги, повёл головой в разные стороны, шумно втягивая наполненные вонью ароматы набережной, стараясь отыскать нужный запах. Сейчас всё человеческое и разумное практически ушло из его сознания. Осталось лишь желание найти этого ублюдка в совином шлеме - и  инстинкты хищника. Детлафф ван дер Эретайн практически исчез. Остался лишь охотник -  и его добыча.
Наконец найдя отголосок знакомого запаха, чудовище ощерилось в клыкастой улыбке, устремившись по следу своей жертвы.
- Твои остроухие выродки похитили её, хотя я предупреждал, что она знает не больше, чем я вам рассказал - тот отголосок сознания, что ещё оставался в здравом уме, выплеснул на рискнувшего пообщаться мысленно чародея всё, что он  чувствовал и думал об этой ситуации.
- Ты попытался надавить на меня, заявив, что вернёшь её только в том случае, если я соглашусь лебезить перед вами и искать вашу ведьмачку, - скрывшись в тенях зданий, чудище неспеша скользило в тумане, подкрадываясь к своей жертве.
- Ты перенёс меня подальше, дав им время уйти!
Из тени переулка, которым шёл эльф, вырвалась Тьма, принявшая облик озверевшего вампира. Посох вырвался из руки чародея, отлетев в сторону от удара когтистой лапы.
- И ты думаешь, после этого я поверю тебе, мразь?!
Кулак вампира ударил в живот эльфа, оставив вмятину на доспехе. Костяшки пальцев были разбиты в кровь, но сейчас это интересовало чудище меньше всего.
Ещё неколько ударов такой же силы пришлось на шлем, сильно деформировавшийся так, что в конце концов крепление не  выдержало и тот слетел с головы, открывая измудоханное лицо.
Детлафф продолжал методично избивать  чародея. Хотелось рвать. Впиться ему в шею и выпить всю кровь этой твари.
И лишь  голос на границе сознания закричал, протестуя. Впившись в разум зверя железными тисками и стараясь перехватить контроль. От этого ублюдка зависела жизнь Воробушка...
"не сметь! он живым нужен!"
Эретайн прикрыл глаза, судорожно стискивая кулаки и глубоко дыша, постепено успокаиваясь и восстанавливая контроль над собой. А когда открыл их вновь, вместо звериной желтизны на окроваленное лицо эльфа снова смотрел холод арктических льдов.
- Ты мне пригодишься...
Перехватив едва дышащего эльфа за грудки, Эретайн скрылся в вечерней тени.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (24.12.2017 18:13)

+5

57

Аик держали две пары очень сильных рук, и у нее снова не было вырваться, сделать хоть какой-то жест руками. Спастись. У Аик не было возможности даже дернуться в какую-то сторону.

Чего она, впрочем, ожидала, ввязываясь в такую авантюру? Ожидала, что все пойдет гладко и замечательно? Это было глупо как минимум после того, как портал сошел с ума и начались те безумные гонки по городу. Мозаика расслабила руки, понимая, что ей не вырываться, так что ей придется просто перетерпеть допрос. Ответить максимально общо, не давать детали, и... потерпеть. Временами девушку накрывала паника, страх, она дышала, как маленький кролик, которого готовят на убой. Маленький кролик перед ножом огромного палача. 

Что станет, если Детлафф столкнется с Дикой Охотой? Что если ее вампир уже находится в состоянии длительной регенерации, а она сама вскоре отправится за ним без возможности регенерации?.. Почему, и почему она не послушалась его, когда он бережно держал ее руки в своих и предлагал увезти? Почему?

- Я... Я не знаю! Она не сказала, куда идет, - выдавила чародейка. Она еще не понимала, что сказала одну из самых опасных фраз на допросе, после которых... - Она вообще не говорила ничего.

+2

58

На проекции Короля не отобразилось никакой реакции на слова чародейки. Возможно, она действительно ничего не знает. Или пытается надуть. Кто-то из военных стратегов далекого, даже по меркам эльфов, прошлого писал, что в мире не существует абсолютных вещей. Абсолютного «ничего», пустоты не бывает ни в этом мире, ни в каком другом. Даже после смерти пустоты нет. Дитя Старшей Крови не могло не говорить ничего. Значит, какой-то информацией чародейка владеет или просто не может интерпретировать на достаточном уровне. К счастью, есть способы подстегнуть тело и разум, чтобы отыскать в памяти даже самые малозначительные детали.

Держащие девушку воины дожидаются кивка Короля и волочат пленницу в воду. После чародейки остается след на песке. Её волокут головой вперед и погружают в воду, не отпуская рук. В этом месте мелко, однако, достаточно, чтобы вода полностью закрыла лицо. Руки воинов Дикой Охоты с силой надавливают на плечи, заставляя погрузиться и не давая вынырнуть раньше нужного момента.

Эредин тем временем раздает приказы Охоте. Единый строй воинов рассыпался на расстоянии пятидесяти шагов. Эльфский чародей пытается связаться с Карантиром, но или какие-то помехи мешают, или навигатор закрылся от любого поиска. Либо в бою или даже мертв. Но если бы навигатор был при смерти, то вместо человеческого города бушевал бы циклон магической энергии, разрывающей пространство, время и всех неудачников, оказавшихся в нем. Чтобы через краткий, но яркий миг безумства всё застыло вечным льдом. Эредин никогда не лез в душу подчиненных, но ему кажется, Карантир бы именно так ушел за черту.

Зато удалось связаться с Имлерихом, отряд которого переместился на Нагльфар. Черный корабль на всех парах скользит где-то в море. Правда, услышать причину задержки Эредин не успевает. Пленницу тем временем уже успели несколько раз окунуть, каждый раз увеличивая время пребывания в воде и не давая отдышаться. Бросив напоследок приказ Ведуну окружить место охранными заклятьями, проекция Короля жестом приказывает остановить пытку. Отчет Имлериха выслушает позже.
— Когда она была здесь? Куда ушла? С кем связывалась, кроме тебя и вампира? И, кстати, как зовут этого вампира? Будет интересно навести о нем справки среди его народа. Хотя нельзя отрицать, что это может быть бесполезно.

+3

59

Аик пыталась сделать хоть вдох, понимая, что шансов у нее вырваться уже нет. Чародейке стало страшно. Так, как не было даже во время обучения или во время стихийного бедствия. Тогда она была студенткой перед лицом могучей наставницы или стихии...  Но это все не могло идти ни в какое сравнение с тем, что ей угрожало сейчас. Маленький воробушек. И кто она такая, чтобы бросать вызов таким силам? Зачем она впуталась в это, вмешалась в эту погоню? Чем она думала... Да тем же, чем и тогда, когда бросалась против Охотников за колдуньями. Тем же, чем и когда решалась на самую безумную авантюру, которая была невозможна с точки зрения магической науки. Она была настолько безумна, настолько зависела от огромного количества магических случайностей, что требовалась только невероятная удача, чтобы все сработало как надо. Или настолько верный расчет, который требовал держать под контролем даже самые большие мелочи. Наверное, потому Филлипа и согласилась, которая, наверное, считала почти всегда, что вся ситуация в ее рукавах. Впрочем, не Аик судить о ее мыслях, она и не все ее поступки знает наверняка.
Почему еще Аик помогла Цири? Геральт. И сейчас, всхлипывая и пытаясь отдышаться, Аик помнила о Геральте, о Детлаффе, о сильной беловолосой девушке, которая была такой сильной. Наверное, такую девушку "борец с женским предназначением" одобрила бы.
Но одно дело пытаться защищать Цириллу. Она была близка Геральту, но Аик ее не знала. И совсем другое - Детлафф. Вампир, с которым она делила дом. С которым она спала в одной постели и которому открыла сердце, доверяла как себе. Когда Эредин спросил уже о нем, в Аик поднялась волна протеста. Не выдавать, не раскрыть, не дать узнать. Это всё равно, как если бы Мозаика предала самое дорогое в жизни. Отрезала себе руки и осталась калекой без магии, которая не была бы способна на полноценную жизнь - вот что значило выдать Детлаффа. Лишиться его.
Аик дышала прерывисто и глубоко, старалась ухватить воздух, а потом ее вновь окунули, и она чувствовала, как из груди он уходит. Страшно и отвратительно, по щекам Мозаики текли слезы и смотрела на Охоту она совсем не так как хотелось бы. Без вызова или упрямства, со страхом и желанием бежать. Но и без мольбы и покорности.

- Две недели назад... Я только ранами ее занялась. Вылечила ее, а дальше она ушла своей дорогой. Я не знаю куда... Она не доверяла и только попросила у меня небольшой чародейской помощи, - Аик вспомнила обряд гидромантии. Гладь воды, которая всколыхнулась и показала желания юной ведьмачки. Можно ли их открыть? Знают ли они о Геральте, о той женщине, которую искала Цири? Знали ли о Йеннифэр из Венгерберга? Если они будут пытать и дальше - она быть может и скажет про обряд гидромантии... Но только не про Детлаффа. Не про него. Ох, Цири... Аик продержится сколько сможет, не будет говорить. Этим мразям из легенд с несчастным концом не место в этом мире. Вырваться бы... Об остальном потом. Если она умрет, о каком-либо противостоянии Охоте не пойдет и речи.

Аик не могла пошевелить рукой, которую заломили. Не могла и заклинания сделать... Что с Детлаффом, где он?.. Сколько Аик еще продержится так?

"Спасите..."

+2

60

— Ты не ответила на последний вопрос, чародейка, — глухой голос из бесплотных губ не меняет тона. — Какой интерес у bloedgwaed помогать Старшей Крови? Кто он и кем приходится тебе?

Кончик призрачного меча проходит по бедру пленницы. Но крови не будет, вместо неё придет волна обжигающего холода. Будет казаться, что кожа слезает с плоти, а кровь кристаллизуется в венах. Подержи Эредин дольше, вода рядом начала бы застывать. Чародейку снова окунают и не дают отдышаться. Через три погружения Эредин повторяет свой вопрос и дополнительно задает новые:
— Как тебя зовут? О какой чародейской помощи говоришь?

Откуда-то из темноты моря доносится робкий звук корабельного рога. Нагльфар будто испрашивает разрешения подойти ближе. Погруженному в себя Королю на палубе мешать не смеют, поэтому подают общий сигнал. Ведун подходит к проекции Короля и спрашивает разрешение. Получив его, Aen Saevherne временно снимает защиту с места, давая распахнуться порталам с корабля. Имлерих с отрядом решил не отсиживаются в стороне. Крупный воин подходит к Королю и пленнице. Пока та еще не может говорить, пытаясь выплюнуть воду, Эредин обращается к Имлериху.

— Где Карантир? — Эредин переходит на родной диалект Единой речи эльфов, сформировавшийся за столетия изоляции от народа Гор. На всякий случай, ведь чародейка вряд ли когда-либо слышала живую речь Aen Elle, поэтому понять всё не сможет. Если вообще имеет представление о наречии Старшего Народа.

— Второй след решил драться. И они с Карантиром куда-то переместились. И я ведь ему неоднократно говорил, чтобы он не закрывался от всех и вся. Теперь ищи свищи, — хмуро отвечает Имлерих.

— Ничего страшного. Он выберется, либо «подговорит вселенную обернуть поражение в победу», — Имлерих на это лишь усмехнулся. Кто знает, верит ли он в модную нынче среди Aen Elle философию самоосознания мира?

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [10.12.1271] Вопрос жизни и смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC