Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [10.12.1271] Вопрос жизни и смерти


[10.12.1271] Вопрос жизни и смерти

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

http://i.imgur.com/56McYxI.png
Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков
Время: поздний вечер, переходящий в ночь
Место: Новиград
Участники: Трисс Меригольд, Мозаика, Эредин, Карантир, Соломон, Детлафф ван дер Эретайн, Золтан Хивай, Филлипа Эйльхарт, Изидор из Цидариса, Юлек, Маргарита Ло'Антилль (ГМ)
Краткое описание: Необычный день. Найдена Филлипа Эйльхарт. Попытались спасти Маргариту Ло'Антилль и дали повод для больших политических чисток. В общем, плодотворный день для всех сторон.
Чародейки начинают в своих домах и потом переходят в убежище в каналах, охотники в своих локациях (казармы/тюрьма/разбросаны по городу), вампир решает сам.
NB! Бои, пытки.

Отредактировано Мозаика (01.11.2017 01:33)

0

2

Несколькими днями ранее

Кто же мог подумать, как много начинаний случились на небольшом аукционе, где Мозаике, чуть уставшей после рабочего дня, удалось выкупить сову одного из чародеев. Сова с кожаными повязками на глазах. Купив для нее несколько мышей, Аик пришла к себе - то есть, Детлаффу - домой. Любимого вампира не было, так что ужин Аик себе приготовила и поела в гордом одиночестве. Вернее, с совой, которую она чуть гладила по перышком, но при этом стараясь не мешать ей есть. Замыленный от усталости взгляд Мозаики скользил по птице, и Аик сняла с совы повязку.
- И какой выродок выколол такой красавице-совушке глаза? - с недовольством пробурчала Аик, чуть вздрогнув от неприятного осознания. Бедняга. А еще на лапке у нее было двимеритовое кольцо. Что могло означать это кольцо? Либо на сове было проклятие, либо какое-то заклинание или животную форму решили запечатать. Что могло получиться, если снять кольцо? Либо там чародейка, либо могущественное проклятие. А у заколдованном чародейки характер скорее всего, был бы очень злобным. Иными словами, снимать его следовало не дома. - Давай так. Надеюсь, ты меня понимаешь. Я сейчас пойду в каналы и там сниму с тебя кольцо. Но ты будешь сидеть тихо, потому что я не хочу загреметь на костер. Хорошо, совушка? - шептала Аик, снова надевая на себя плащ поверх сиреневого платья. Скромная горожанка среднего класса, да.
Дойдя до каналов и изрядно перепачкавшись (а заодно разорвав пятерку утопцев), Аик прошла мимо тех чародеев, что сейчас в каналах решили скрыться на время облавы в своем районе, в укромный уголок. Постелив грубую ткань на пол и поставив сову на пол, Аик сняла с той кольцо, совершенно не ожидая результата, который последовал.

Отредактировано Мозаика (27.09.2017 19:36)

+4

3

О том, что ей так повезет - и одновременно не повезет - Филиппа даже и не думала.
И если уж признаться честно, она едва была способна думать. О том, что Пауль Кюрье редкостная сволочь, чародейка подозревала, но раньше, еще до ее связи с Дийкстрой (а несколько раз и во время) у них были кое-какие общие... дела. Чародей с несколько ограниченными магическими талантами, он обладал весьма специфичными интересами, любил диковинных зверушек, долгое время спускал почти все деньги на экспедиции, пытался организовать выставку, любопытную с точки зрения науки в далекой перспективе, но не нашедшую большого отклика у публики, и в итоге не заработал бы даже на альраунов декокт, если бы не поддержка и ненавязчивая реклама его выставки со стороны Филиппы. Стоило только дамам и кавалерам их высшего света разбавить общество кое-как наскребших на билет старперов-преподавателей и студентов из академии, как дело взлетело вверх, позволив Паулю Кюрье совершить еще несколько экспедиций и пополнить коллекцию чучел. Публика тогда повалила валом.
Впрочем, все это было в далеком прошлом. Часть экспонатов была распродана, часть отдана в академию, кое-что пылилось в кабинете чародея, создавая необходимый для человека его профессии антураж, но Филиппа никогда бы не подумала, что и сама станет частью этого антуража. Да, скрываться в таком месте было вполне даже разумно, и поначалу все шло хорошо, но...
Неужели, чтоб его лешие на пне драли, нельзя было превратить бывшую любовницу в статуэтку?
Нет, похоже, он был немного благодарен за старые времена. Многие другие отнесли бы сову с двимеритом на лапке к Радовиду - сопляк с удовольствием довершил бы начатое. Но Кюрье был благодарным - или не таким дураком, потому что видел перед собой живой пример, что случается с теми, кто служит королям. Старый козел знал об облавах, знал, что везде ищут предателей, но почему-то был уверен, что его-то никто не тронет. Он-то, дескать, в политику не лезет.
"Идиот", - хотела сказать Филиппа, но получалось только "пугу". - "Идиот, идиот, чертов идиот".
То, что разворачивалось сейчас в городе, не могла представить даже она - она, растившая мелкого ублюдка чистейшей королевской крови с самого детства. Кюрье рассказывал ей новости  - когда менял подстилку, когда приносил свежих мышей или убирал погадки. Из-за двимерита Филиппа не могла даже видеть, но этот говнюк все равно подстраховался. Нужно было действовать - или уносить свой хвост подальше, а вместо этого она могла только  сидеть на жердочке, чистить перья и ждать долбаных мышей.
И так день за днем. Месяцами.

Потому сейчас то, что оказалось на месте совы, с трудом напоминало прекрасную жемчужину королевского двора. О нет. Сейчас это напоминало мегеру, злобную ведьму с прикрытыми узорчатой шелковой тряпицей глазами, из-под которой лился слабый свет, в платье, слишком по-чародейски нескромном и вычурном. Девушка, освободившая ее, не зря выбрала темное и безлюдное место. Возможно ей придется поделиться еще и одеждой.
- Какой, - Филиппа кашлянула. С непривычки голос прозвучал резко и хрипло, как воронье карканье, - какой глупый и благородный поступок. Выпустить незнамо кого незнамо зачем. Ну, что ж, девочка моя, скажи-как, как тебя зовут, и какой сейчас, мать его так, день?
При этих словах Филиппа повела плечами и размяла руки. Если ей придется колдовать - а ей, вероятно, придется, пусть уж главный рабочий инструмент чародейки будет готов. Наконец-то она могла рассмотреть и "спасительницу" -  невинное дитя, возможно бывшая студентка Аретузы. Магическое зрение было несколько ограничено, но в целом давало правильное впечатление о вещах.
- Ну?
Долгое заточение в совином теле не прошло даром. Спина отчего-то болела так, будто по ней хорошо прошлись палками. Настроение было соответствующее.

+6

4

- Мое имя Аик, сейчас седьмое декабря 1271 года, - четко, как будто читала рапорт, говорила Мозаика. Никаких лишних слов, никаких лишних движений, действий или дерганий. Все кратко и по существу: этому Аик научилась за те два месяца, что она и Трисс вели свою деятельность: всегда быть собранной и краткой. Говорить по делу или не говорить вовсе. Всегда быть напряженной и готовой в любой момент сорваться с места.
То, что она выпустила саму Филлипу Эльхарт... Мозаика даже не знала, как к этому относиться. Они столько искали эту прославленную чародейку и нашли настолько случайно! Перед ней стояла, наверное, самая знаменитая чародейка всего мира после Йеннифэр из Венгерберга, ругалась и злилась. Перед ней стояла воспитательница чудовища, занимавшего трон Новиграда. И вряд ли она собиралась как-то изъявить благодарность за выпуск из формы птицы, так что Мозаике не следовало и надеяться на это.
- Это укрытие в каналах города, здесь мы скрываем чародеев, которых вытащили из-под облав охотников... Потом их выводим из города. Здесь можно по крайней мере говорить о полной безопасности. Но если вас вывести в город... Вы одеты слишком откровенно - это первое, - Аик смерила Филлипу глазами. - Но даже если вас переодеть... Ваша повязка на глазах выдаст вас в любом случае.

+3

5

- Действительно, - сказала Филиппа после некоторой паузы. - Выдаст.
Пахло здесь отвратительно. Поджав губы, Филиппа какое-то время смотрела на юную чародейку. Точно, ученица или выпускница, какая-то невзрачненькая на первый взгляд, но в нынешней ситуации это даже хорошо.
"Седьмое декабря. Не удивительно, что так холодно".
- Вы скрываете? О, в городе есть организованное сопротивление? Как интересно, - чародейка потерла руки, с трудом удержавшись, чтоб не начать растирать плечи. Ее платье предназначалось для лета, в лучшем случае для ранней осени, а греться магией она не рисковала, чтоб не привлекать лишнее внимание.
- Не стоит говорить другим чародеям, что я вернулась, - произнесла она с некоторым нажимом. После той ситуации она не очень-то доверяла коллегам по цеху, и, тем более, подозревала, кого они могли бы обвинить во всех своих бедах. Сомневалась она и в "полной безопасности" этих мест, ведь подобные места кишат крысами, как обычными, так и двуногими. Наверняка в охотники понабирали всякую шваль, знающую и эти места, а значит вопрос пока только в цене и времени.
- Ты пронесла меня сюда, вынесешь и наружу. Затем выпустишь, и я полечу за тобой. Мне нужна будет более подходящая одежда и укрытие, не пропахшее всякой дрянью. С лицом... что-нибудь придумаем. Затем ты расскажешь мне, что я пропустила, и мы вместе подумаем, что с этим делать.
О том, чтоб в одном платье прокрасться мимо чародеев, а затем по улицам города в декабре, не могло быть и речи. Вот только не предаст ли и эта хорошенькая миленькая чародейка? С хорошенькими миленькими чародейками Филиппе в последнее время не везло.
- Где то кольцо? - немного резковато бросила она. - Выбрось его сейчас же.
И без того Филиппа охотнее станцевала бы голой на столе в большом зале королевского дворца, чем снова превращаться в сову. Но придется.

+4

6

- Кольцо выброшу. Лишь бы его охрана наша не подобрала. Съест же.
Аик была очень удивлена, когда Детлафф для защиты секретного места поставил стайки вампиров. А еще более - когда они выполняли его приказы. Слушались его, как будто своего господина. Детлафф мог им приказать подставиться по руку Аик и дать себя погладить - они подчинялись. Так что вопрос безопасности и в самом деле был решен довольно эффективно: вампиры защищали убежище и не трогали чародеев. Воистину, в этом ее вампир был настоящим волшебником.
- Госпожа Эйльхарт, в сову! - хохотнула Мозаика с пригласительным жестом, после чего вышла из каналов прочь. Дойти до дома для улыбчивой и тихой чародейки не составило труда и довольно скоро перед ней снова стояла бывшая воспитательница безумного короля. Сама же Аик стала рыться в шкафу, выискивая для Филлипы что-то теплое, практичное и подходящее ей по размеру. Когда искомое было найдено, Мозаика бросила платье Филлипе.
- Его можно надевать без посторонней помощи, так что проблем не будет, - сказала Мозаика, отворачиваясь. Она уже довольно быстро поняла, какая ей одежда нужна для того, чтобы остаться скрытой от чужих лишних глаз. И на всякий случай хранила некоторые платья различного размера для того, чтобы дать некоторым чародеям в случае чего. - Я постараюсь поискать для вас другое убежище, но пока что за вашу почти абсолютную безопасность я могу ручаться только в тех каналах и в этом доме, так как теплый и ласковый, - Мозаика едва хмыкнула, - визит подготовлен им только здесь. В остальных местах его еще придется делать. И это займет время.
Мозаика едва хмыкнула, повернувшись: преоьрпжение было стремительным. Если сама Аик могла поддерживать свой нежный образ лилии только когда была в дорогом шелке, с маленькими бриллиантами в ушах и с шелковой шалью, а грубое платье делало из нее Золушку, то госпожа Эйльхарт выглядела как породистый конь с седоом для коровы.
- Что же касается новостей... В Новиграде зажигательные вечера, а об Императоре я почти ничего не знаю: новости доходят с трудом. Маргарита Ло´Антилль в Дейре.

Отредактировано Мозаика (01.10.2017 21:29)

+2

7

Филиппу внутренне аж передернуло, когда девчонка дала ей команду, будто домашнему питомцу. На мгновение чародейка была уже почти готова стереть нахалку в мелкую кашицу, и попробовать выбраться самостоятельно. Сдержалась. Ей так или иначе придется взаимодействовать с другими чародеями и чародейками, и эта Аик может быть каким-то образом полезна, иметь могущественных покровителей. Для начала стоило выяснить, кто и как ей помогает, а затем - и только затем - насколько легко и просто можно проучить наглую девицу, которая, похоже, только выглядит такой простушкой, но слишком уж много себе позволяет.
Но пока что стоило сдержаться. Филиппа умела сдерживаться, когда нужно, хоть в последние несколько лет это стало гораздо сложнее.
Обратное путешествие прошло без приключений. У Аик нашлась и подходящая одежда - платье, даже чистое, пахло пылью, его грубая шерсть раздражала и колола кожу.
- Этого еще не хватало, - недовольно скривилась чародейка, аккуратно расправляя рукава платья. Сидело оно тоже отвратительно, и было несколько широковато на талии.
- Мне нужен подходящий пояс, - сообщила Филиппа. - Посмотри, нет ли у тебя чего-то подходящего. Значит, это место защищено? А чем? Или кем?
Требовалось узнать слишком многое. Пауль рассказывал только то, что считал нужным. "Надеюсь, он, паскуда, горел медленно".
- Об Императоре будем тревожиться позже. Сейчас важнее Маргарита. Говоришь, есть какие-то "вы", кто прячет и выводит чародеев из города? Я хочу узнать поподробнее.

+3

8

- Мной. И моей стаей, - тихо раздался рядом с ухом Филиппы мужской голос. - Дёргаться не нужно, кстати, - добавил он с долей ехидства, когда чародейка всё-же не удержалась- слегка вздрогнула.
Кроваво-красный туман просочился в комнату со стороны чердака, в какой-то момент сгустившись и обернувшись высоким и бледным субьектом, с внешностью которого только романы про вампиров писать.

Когда брукса принесла весть, что Аик привела в убежище ещё одну чародейку, Эретайн не слишком был удивлён. В конце концов, за прошедшее время он уже, более или менее, привык к подобному. Днём изображать добропорядочного охотника за головами, а ночью потрошить патрули охотников за ведьмами и подвешивать их на их же внутренностях... Всё, когда нибудь, становится привычным.
Совсем другое дело было, что, по словам мули, эта чародейка умела превращаться в сову.  А ещё, похоже, была слепая на оба глаза.
Даже высший вампир слышал о волшебнице, которая подходит под эти параметры. И о её характере, который лично Эретайн бы определил как "мерзейший". Даром, что именно она воспитала Радовида. И о том, что, даже слепая, эта стерва может с лёгкостью прикончить Мозаик, если захочет, в разговоре тет-а-тет.
Одним словом, когда муля закончила свой рассказ, добавив, чтоМозаика вместе с совой отправилась обратно домой, Детлафф полетел туда в образе тумана так быстро, как только вообще мог.
- А теперь, пожалуста... Эретайн обошёл Эльхарт по кругу, встав между ней и Аик. Правая рука вампира была отведена чуть вправо, готовая выпустить когти. - Назови мне хоть одну причину, почему я не должен сейчас вырвать тебе сердце? Учитывая, что именно благодаря тебе мы получили лысого ублюдка на троне. Не говоря о том, что ваша же Ложа своими интригами отвернула лица стольких правителей от магов.
Благодаря Мозаике Дет уже в достаточной степени знал о бывшей главе Ложи, чтобы сказать, что эта дрянь ему не нравится. Как и большинство членов Ложи в принципе. И если для Трисс, познакомившись с ней поближе, он был готов сделать исключение, то остальным ещё требовалось доказать свою белость и пушистость.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (21.10.2017 19:07)

+3

9

Филиппа очень хотела бы оценить внешность субъекта. Очень хотела бы, но не могла. То, что она видела, напоминало скорее расплывчатое пятно - бесформенное поначалу, слегка напоминающее человеческую фигуру потом. Пятно рябило, переливалось, иногда вообще пропадало, от этого чародейка рефлекторно попыталась напрячь зрение, забыв, что глаз как таковых у нее больше нет.
"Что ты за тварь такая?"
Тварь обладала человеческим голосом, в другой ситуации Филиппа бы сказала, что приятным тембром. Но хуже всего в ней были не угрозы, а то, что от любой попытки рассмотреть детали всю голову пронзала боль, словно кто-то снова ковырял в глазницах грязной металлической ложкой.
- Лысый ублюдок, - процедила Филиппа, гордо поднимая подбородок, - так или иначе оказался бы на троне, потому что именно он - законный наследник Визимира. А короли, эта свора дворовых собак, грызлись между собой всю войну и не могли успокоиться даже перед угрозой новой. Да что там, именно они спровоцировали войну! Да, мы пытались остановить это безумие. Да, мы приглядывали за ними и вмешивались в их дела. Но в чем обвиняешь меня ты, ты, создание неизвестной мне природы? В том, что слишком, или в том, что недостаточно? По-твоему, я должна была посадить звереныша на короткий поводок? Или придушить в колыбели? Или посадить в клетку и дрессировать? Ну? Ты же лучше знаешь, да?
Кем бы оно ни было, это существо, Филиппа видела и пострашнее. Неведомая тварь могла разве что убить ее. Вырванное сердце - почти мгновенная смерть. Страшно, но как же раздражает, когда такие вот твари, да и любые другие далекие от политики существа считают, что могут кого-то том чему-то там учить.
- Ты ничего не знаешь о Ложе, чтоб меня судить, - закончила Филиппа, шумно дыша от едва сдерживаемого гнева. - Ничего, кто бы ты ни был.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (02.10.2017 20:11)

+2

10

- Она знает Радовида лучше, чем любой из нас, - голос Мозаики тихо шепнул вампиру, словно вливаясь ему в уши. - Она его воспитала, но воспитатель не всегда отвечает за воспитанника. Ты ведь не похож на своих воспитателей, верно?
Меньше всего на свете Аик был сейчас нужен конфликт, но она была благодарна Детлаффу за то, что тот пришел так скоро и так вовремя. За то, что он не оставил ее с сильнейшей волшебницей наедине. Не вреднейшей - этот титул был давно и прочно занят. Теперь она чувствовала себя спокойнее и сильнее. И понимала, что нельзя допустить свары, ибо эти двое, если по дерутся могут запросто прекратить войну между Нильфгаардом и Реданией: воевать будет нечему. И некому.
Аик ласково коснулась руки Детлаффа, чуть прижимаясь к нему сзади.
- Спасибо, что пришел. Филлипа действительно была главой Ложи. А еще в Ложе была Меригольд. И Маргарита Ло'Антилль - одна из тех, кому я обязана своей жизнью и всем, что у меня есть. Филлипа, - Мозаика повернулась к чародейке, - Это и есть теплый и ласковый прием. Детлафф, высший вампир. Это благодаря его стае охотников порой находят растерзанных охотников по всему городу.
Мысли Аик на время вернулись к детским воспоминаниям, в которых была Маргарита - главная наставница, глава школы, которая увидела Аик и взяла в Аретузу. Благодаря которой была Аретуза - самое теплое для Мозаики место в мире несмотря на то, что ее сильно дразнили из-за пятен. Все, что было связано с Аретузой, было для Мозаики любимым и дорогим, бережно хранимым в памяти, как дорогие платья, которые Аик не надевала из страха быть узнанной, но регулярно чистила.
- И Маргарита Ло'Антилль в тюрьме. Ее пытают каждый день. Ложа сполна за все заплатила.
Мозаика протянула Филлипе два пояса: тканевый и кожаный.
- Змеиная кожа из Зеррикании - на пояс. И голубой шелк из Офира - для глаз, - умиротворяюще шепнула она, касаясь помимо этого руки своего любимого вампира. Следовало заняться делами - им всем - вместо того, чтобы препираться. - Насчет Маргариты... Быть может, мы сможем ее вытащить оттуда?

+3

11

- Превосходно, - медленно сказала Филиппа, отворачиваясь от размытой рябящей фигуры, заставляющей ее почти сходить с ума от безнадежных попыток что-то рассмотреть. Да уж, девочка оказалась не простой, ой какой непростой, раз смогла приручить такое чудовище. Придется повременить с обучением ее хорошим манерам, по крайней мере, пока она не зарывается - и пока нет возможности прибрать это чудище к собственным рукам. И кто еще знает, насколько вообще это хорошая мысль - потеряв глаза, не хотелось потерять еще и руки, хотя, впрочем, кроме рук и терять-то особо нечего.
- Благодарю, - кивнула Филиппа, принимая подарки. Пояс из змеиной кожи - прекрасно, вроде неброско, но для знающих - дорого и вычурно. Голубой шелк - попросту дорого и вычурно, но должно быть стильно. Должно быть - потому что трудно оценить соотношение цветов, когда видишь мир через призму магии. Платье при этом все равно смотрится ужасно. Нет, может, какая-нибудь бедная горожанка носила бы его на праздники, но что это было для могущественной чародейки?
Наверное, гораздо лучше того рубища, которое приходится сейчас носить Маргарите.
- Быть может, - кивнула Филиппа, отворачиваясь и заменяя повязку, - и сможем. Но я последнее время провела в.. совсем другом обличье. Как видите, я сейчас не в курсе актуальных новостей. Где содержат чародеев, сколько этих охотников, как они действуют? Вы что-то об этом знаете?
Вновь повернувшись к размытому пятну, Детлаффу, чародейка холодно улыбнулась. Затем кивнула молоденькой чародейке.
- Если вам так нужна Маргарита, почему вы ее сами не спасли? Похоже, что сил хватает только отлавливать охотников поодиночке? Моя помощь тут явно пригодится.
"Если ее вообще стоит оказывать. Быть может, лучше вообще убраться из города".
С другой стороны, Маргарита могла бы помочь начать процесс регенерации глаз. Магическое зрение часто подводило, а от той картинки, которая возникала при взгляде на вампира, в любой момент могла снова пойти кровь из глазниц.

+3

12

- Потому что, нам нужна еще одна – опытная – чародейка, - мягко заметила Трисс Меригольд вошедшая совсем недавно, неохотно отрываясь от весьма уютного дверного косяка и ненавязчиво вставая между вампиром и могущественной ведьмой. Очень-очень ненавязчиво.
Понятие «ведьма» к Фелиппе Эльхарт значило и профессию, и образ жизни. А понятие «вампир» по отношению к Детлаффу значило существо, умеющее оборачиваться в многофунтовую зверюгу, легко могущего нашинковать на фаршик любого сильного мужика, не говоря об уже хрупкой женщине. Ой, что-то как-то неуютно с этими двумя в одной комнате находиться. Еле-еле подавив трусливое желание схватить Аик под руку и уйти с места встречи, которую уже изменить нельзя, Трисс усилием воли заставила себя стоять на месте. Напряжённая, готовая в любое мгновение кинуть самый сильный щит, который только сможет соорудить.
Больше всего она надеялась, что ума этим двоим хватит, чтобы понять: привлечение внимания в такое время – не самая блестящая идея.
- Маргарита Ло-Антиль сейчас находится в оксенфуртской темнице. Там же – её воспитанницы и ученицы. Там же – многие прочие настоящие чародеи, которых словили, но еще не сожгли. Охотников в городе, благодаря Детлаффу… – доброжелательный кивок вампиру – …стало чуть меньше, чем было, но их все равно до сих пор как тараканов. Такие же надоедливые и хрен чем вытравишь.
Кажется, в народе это называется – удачно зашел.
И все-таки интересно, как глава Ложи обнаружилась? Но об этом Трисс поинтересуется чуть позже, когда в помещении установится более дружелюбная атмосфера.
- Темница защищена двимеритом – в последнее время это весьма ходовой металл… – усмехнулась она.
Многие винили в этом Ложу – дескать, своими интригами та устроила чародеям и прочим умникам такие зажигательные вечера. Начисто закрывая глаза на то, что все это заваривалось давным-давно, как каша в волшебном горшочке. Только вот прокричать «Не вари» теперь не кому. 
И некому будет встать при нужде на новом Соддене.

+6

13

Выводы делать рано. И ещё раньше искать правых и виноватых. С такой многозначительностью мыслью Изидора снова стошнило в ведро. Небрежно отерев губы грязной тряпкой, он отшвырнул её в угол. Стало полегче, но ненамного. Слишком уж стар он стал для того, чтобы мешать каэдвенский стаут и темерское вино. Оправив перевязь с оружием, наёмник проверил на месте ли охранная грамота и покинул комнату.
   Всё утро Изидор чувствовал себя, мягко говоря, не совсем хорошо, а поздним днём Новиград кипел. Всюду сновали люди, со всех углов слышались проповеди, а по углам его славные  “коллеги” колотили очередного подозреваемого. Охотники были на взводе! О, ну ещё бы! Кто-то решил, что сделать из  хищников жертву — хорошая идея. То тут, то там находили бравых сжигателей мазелек. Чаще всего висящих на собственных кишках. Несмотря на ужасающее зрелище, в сущности Изидору было плевать на их судьбу. В конце-то концов, а чего они хотели? Охотиться на ведьм — ремесло не для дилетантов. Но бродить ночами в одиночестве становилось опасно. И коль скоро в Новиграде не осталось знакомых вдов, готовых дарить Изидору свою симпатию, ему оставалось только снять комнату в трактире.
   Петляя между людей, наёмник незримой тенью скользнул в узкий переулок близ рынка. Последнее убийство было совершено здесь. Пусть власти и быстренько прибрались, опытный нос мог учуять едва уловимый запах запекшейся крови, а глаза — следы преступления. В переулке обнаружилась небольшая площадка-колодец. Говорят, именно тут беднягу Петруху распяли от дома до дома. Потемневшие следы на стенах указывали на это же.
   “Доигрался. Поди шёл от притона с Северной, зарулил сюда справить нужду и пожалуйста. Вот только к чему весь этот ритуализм?”, — погруженный в мысли, Изидор медленно обошёл площадку. Нестерпимо мутило. Не стоило идти сюда одному, стоило сначала объединиться с ганзой. Но как показывает практика, при свете дня ничто не угрожает охотникам на ведьм. И пусть цидариец полагал себя всего лишь “наймиком”, он носил их грамоту. В их же казарме получал мизерное жалование и шикарные премии за поимку. Едва ли убийца будет вникать в такие тонкости. Да и поздновато наёмнику искать покаяние. Особенно после нескольких громких арестов. Всё, что говорит в его пользу — он ни разу не поднёс к костру факел сам.
   Следов в колодце почти не осталось, поэтому Изидору пришлось изрядно додумать. Пока он не нашёл единственную стоящую улику. Четыре продольных полосы, прочерченные по кирпичной клади дома. Едва заметные, больше похожие на привычку детишек пихать небольшие ножички куда ни попадя. Вот только слишком ровно для детей. Стянув чёрную перчатку, охотник приложил ладонь к следу. Пальцы удобно накрыли неглубокие ложбинки. А самой неглубокой оказалась та, на которую аккурат попадал мизинец.
   “А ты хорош, Петруха. Поди эту стену обоссать и хотел. А как почуял опасность — прямёхонько спиной к стене. Следов крови тут нет, значит тебя собирались ударить в первый раз. Скорее всего стена остановила силу удара. Нет пятен … Второй рукой тебя не били”, — Изидор рисовал себе новые и новые выводы, на ходу понимая их несостоятельность. Это могло быть что угодно. Однако, и его теория замечательно под это самое “угодно” подходила. Оторвавшись от стены, он прошёл к центру площадки. Примерно в этом месте и висел казненный охотник. Немного походив кругами, он припал на колено. Бегло оценив кладку, он подцепил ловко выхваченным обвалочным ножом одну плитку и попробовал приподнять. Неудачно. Подцепил соседнюю и она с лёгкостью поддалась. Сдвинув каменный квадрат, Изидор заглянул под него. И обнаружил то, что и хотел — засохшую кровь. Значит, убитого охотника всё же выманили к центу и прикончили. Судя по следам, это была настоящая мясорубка. Что неудивительно для случая, когда жертву подвешивают на собственных кишках. А может натекло сверху? … Впрочем, как раз это уже неважно.
   Вернув плитку на место, Изидор поднялся и спрятал нож. Итак, что мы имеем? Охотник был убит здесь. А затем его тело садистской шуткой подвесили на кишках. Стену украшают следы, которые так подозрительно похожи на удар … Когтями. Чертовски длинными. И чертовски крепкими, раз уж смогли без труда повредить каменную кладку. Не нужно быть ведьмаком, чтобы понять: в городе завёлся вампир. Который по какой-то причине в качестве жертв выбирает охотников за ведьмами. Этих чудовищ едва ли можно назвать пугливыми, а потому радело оно не за себя. Изидор устало почесал щетину: если чародейки смогли каким-то образом переманить на свою сторону вампира, это было крайне накладно. Потому как простому человеку в драке с ними ловить, мягко говоря, нечего.
   “Нужно встретиться с командой. И быстро”, — откинув полы плаща, Изидор двинулся прочь из переулка.

+5

14

- И тебе привет, Трисс, - Эретайн кивнул рыжеволосой чародейке - пожалуй, одной из немногих, которых, как и Аик, он мог бы навать приятными в общении личностями. И угорадило же его в это ввязаться!
Ласково пожав  пальцы Аик, он снова повернул голову к Филиппе, с каким то даже особенным злорадством отмечая, что она избегает на него смотреть. Похоже, вампирская сопротивляемоть магии играла с чародейским зрением злую шутку. - Итак, если многоуважаемая глава Ложи решится принять участие в этой авантюре - то план, в основном, состоит в следущем...
Детлафф прошёлся по комнате, скрестив на груди руки.
- Я проникаю в темницу, по возможности - тихо режу стражу и начинаю открывать клетки. В противном случае, на шум этого побоища сбежится весь город, и резня приобретёт массовый характер. Нет, это, конечно, в моих силах, но вряд ли это оценят мои проживающие в Оксенфурте и Новиграде собратья из числа высших, - Эретайн позволил себе смешок.
И ведь не соврал даже. Скрытый ему собрат? Собрат, пусть и невероятно древний и могущественный.
- Ну а дальше нам требуются три опытные чародейки, которые общими усилиями смогут скоординировать массовый портал даже из комнаты, напичанной двемеритом. Через который убегут все заключённые Дейры. И как раз третью я сейчас и вижу перед собой, если Филиппа, конечно, согласится. В принципе, если всё пройдёт без каких-то осложнений, уже на следущий день все пленнии будут в безопасности под надёжной охраной из когтей и зубов моей стаи. В каналах, может быть, и не очень хорошо пахнет, но жить там в любом случае приятнее, чем в двемеритовой тюрьме, - Эретайн сжал когтистые пальцы. - Ну а охотники рвут на себе волосы, бесятся и со страхом ждут, когда о этой истории узнает Радовид.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (12.10.2017 16:06)

+3

15

- И остальные - такие же? - поинтересовался Юлек, накрывая выпотрошенный труп пеленой, на которой темнели бурые пятна крови.
- По большей части, - отозвался Губер, командир звена охотников, с которой группа Изидора иногда пересекалась на крупных облавах. - Но есть, как говорится, нюансы.
- Это какие же?
- У Курта рваная рана на шее, у Тило, говорят, дырки были, на шее тож, но я не видел, его погребли прежде, чем я узнал. Ханзи и вовсе порвали в куски, только ничего из этого не пропало.
- Ты имеешь ввиду, как бы это поделикатнее... что виновник его смерти побрезговал тут же утолить свой голод?
- Вот именно. Не жрали его. Стало быть, это не накеры или гули какие...
- И не баргесты. Судя по характеру ран, они нанесены не клыками. Либо когти, либо какое-то странное самодельное оружие... Но я бы ставил на когти. Пойдем отсюда, Губер, смотреть тут больше не на что, а дух, как в склепе.
"Надо бы сказать коронеру, чтобы хоть иногда проветривал."
Вырисовывающаяся догадка нравилась Юлеку чем дальше, тем меньше. Начиная охоту на ведьм, мало кто из охотников ждал, что она будет легкой. Нет, фанатичных тупиц, готовых верить в это, тоже было в достатке. Кстати, именно они и пополняли сейчас прозекторскую отведенной охотникам лечебницы в том самом непотребном виде. Нет, разумеется, наиболее опытные и адекватные ждали ответного удара от беглянок - смертоносного огня из воздуха, молнии при ясной погоде, невидимой удавки и прочих летальных сюрпризов, поэтому шагу не ступали без опознающих магию амулетов, но о возможности подобного хода вряд ли кто задумывался.
- Похоже на вампиров, - поделился догадкой Юлек, когда они с Губером наконец-то вышли на свежий воздух. - Но класс определить проблематично. Возможно, фледеры... экиммы... У более развитых типов другие охотничьи повадки.
"Если, конечно, автор бестиария пользовался более достоверными источниками, чем собственные домыслы."
- Так ить, не в том дело, ученый ты наш мазурик, какие у них повадки, а в том, что раньше им было все равно, чью кровушку хлестать, а последний месяц хоть бы какую прачку или пьянчугу задрали, - так нет же! - честных охотников рвут!
- Значит, уважаемый коллега, мы не учли тот факт, что кто-то из беглых колдуний обладает способностью подчинять себе волю кровососущих монстров. Или же, как это дико ни звучит, нашел с ними общие интересы, - задумчиво произнес Юлек. Перспектива выглядела действительно крайне нерадужно.
- Вот же мрази! Неее! Нет, Менге хоть и перегибает палку, а тут он прав! - рычал Губер, тяжело топая по мостовой кованными сапогами. - Всех этих бабёнок надобно на костер, всех до последней! Это ж надо такое удумать...
Даже на тесной рыночной площади народ почтительно расступался, давая дорогу двум охотникам, и именно от этого теперь было как-то неуютно - сейчас Юлек предпочтел бы затеряться в толпе, а не быть как на ладони.
- То-то я сегодня побеседую с ентими потаскушками, вот сейчас-то и займусь, как дойду, чтоб даром время не терять.
Юлек задумался. Пока расстояние до серых массивных стен городской тюрьмы сокращалось, у него было время принять решение. Допросы он ненавидел, но сейчас любая крупица информации о происходящем была бы не лишней. Вдруг кто-то из пленниц мог знать о нетривиальных контактах своих коллег по цеху. Пожалуй это стоило того, чтобы пережить очередную порцию мук совести.
- Слушай, Губер... А возьми-ка меня сегодня в компанию. Тем более, что...
Изидора у тюремных ворот что-то не наблюдалось. Видимо, ему все-таки повезло с очередной веселой вдовой. Причем, настолько, что сегодня он, похоже, побьет рекорд Сталлера.
- Ладно. Надо будет - сам меня разыщет.
- Ща... - Губер терзал кисет с табаком. - Перекурю только, и пойдем.
Но стоило тому задымить трубкой, как в створе улицы показалась крайне знакомая Юлеку фигура. И нет, судя по хмурому выражению лица, со вдовой Изидору из Цидариса нынче не повезло. Юлек приветственно махнул ему рукой.
- Давно завтракал, командир? - поинтересовался он, когда наемник поравнялся с ними. - А то у меня тут есть пара занятных, но не слишком аппетитных историй.

+4

16

"Вот оно как, - отметила Филиппа, тщательно экранируя свои мысли от коллег-чародеек. - Значит, им действительно нужна помощь. Собственно, как и мне - несколько услуг от Маргариты. На Трисс надежды мало - молодая, талантливая, но наивная и неопытная, она явно не сравнится по навыкам с магистрами магии, хотя, если показать ей нужные заклинания, может и получиться. И эта... Аик. Выглядит еще большей соплячкой и явно ничем особенным себя не зарекомендовала, иначе бы я о ней слышала. С другой стороны, Маргарита в темнице, а эти две соплячки на свободе, и еще смогли приручить чудовище. Интересно. Интересно, много ли таких чудовищ в городе еще".
- Прекрасно, - спокойно и деловито сказала Филиппа. - Вытащить из темницы наших коллег - святое дело, как бы смешно это не звучало в нынешних временах. Точное количество известно? А, не важно... Думаю, мы втроем справимся с поддержанием портала столько, сколько необходимо. Схема Триады Меххельсена? Насколько я понимаю, при этом все три чародейки находятся в разных местах. Мегаскоп у вас есть? Или будем импровизировать на коленке?
Филиппа потерла руки, явно желая получить больше - больше информации, больше оборудования, в итоге больше чародеев. Но способны ли они хоть на что-то после плена? Сама Филиппа лишилась глаз, но не способности колдовать, но где гарантия, что чародеям не сломали пальцы и не раскрошили на допросах руки?
"Ладно, с этим разберемся потом".
- Не то чтоб я сомневалась в ваших способностях или опыте, но вы ведь знаете - если коллеги попытаются пройти через портал с двимеритовыми кандалами на руках, то в лучшем случае им оторвет руки, а в худшем на выходе встречающих оросит кровавым дождиком. Что, если там не окажется ключа? Хмхм... Детлафф? У вас есть навыки взломщика?
Требовалось уточнить еще кучу мелких деталей, но в целом Филиппа почувствовала себя значительно лучше, попав в более-менее привычную среду. Она любила действовать, ставить цели и достигать их, а теперь у нее было даже несколько целей. Сначала - Маргарита, и кого там еще получится вытащить. Затем - Радовид. 
"Ну, детки, посмотрим, что у нас получится".


Некоторое время спустя

Что ни говори, а Филиппа соскучилась по магии. Соскучилась она и по собственным рукам и ногам, по собственным пальцам, способным двигаться гораздо разнообразнее, чем птичьи крылья. Соскучилась она и по собственным глазам, и боль в глазницах время от времени напоминала о ее ненависти к Радовиду - этому мелкому крысенышу, которого ей так и не удалось подчинить. Мелкий уродец с самого начала был слишком строптивым и гордым - плохой материал для  марионетки, и если б она попыталась слишком явно его прогнуть, это стало бы очевидно даже последнему дворовому псу. Что не получается пресечь, надо возглавить - Филиппа научила гаденыша нескольким хитростям, надеясь, что тот оценит ее советы - и надо же, оценил. Отплатил сполна.
"Однажды, мой милый", - подумала Филиппа. - "Вот разберусь со всем этим дерьмом и вернусь к тебе".
По коже пробежали мурашки, а по рукам струилась энергия. Руки же порхали над старым, наскоро облагороженным мегаскопом - раньше такой хлам она бы выбросила на помойку, сейчас же выбирать не приходилось. К тому же, мастерство компенсирует недостатки инструмента. Ее мастерства хватало. Как только остальные чародейки подадут и портал откроется, Филиппа была готова тут же его стабилизировать. А отсюда, из нанятого за гроши подзаброшенного домика, до "вожделенных" каналов рукой подать.
Стыд-то какой. Но найти достаточно близкое убежище за городом, где можно будет разместить всех, тоже пока не удалось. Стаи охотников рыскали и по округе, по всей стране была объявлена охота на чародеев и чародеек. Близкое место за городом не могло бы стать безопасным. Чтоб провести портал до далекого, требовались более точные расчеты - такое на коленке не сделаешь. С другой стороны, она-то могла улететь в любой момент.
Просто момент еще не настал.
"Ну же, деточки, не облажайтесь", - мысленно пожелала удачи Филиппа. То, что в самое пекло полезла не она, ее нисколько не расстраивало. Во-первых, ее магическое зрение не было идеальным вариантов как для таких вылазок. Во-вторых, давать дорогу молодым - правильно и почетно. Разумеется, если это дорога в темницу, а не в очередной Капитул.

+5

17

Когда Филлипа согласилась, и в голову Аик скользнула мысль, что теперь возможность действительно появилась, она чуть прикрыла глаза, мысленно шепча "Слава Мэлителе!" Мозаика не была верующей, но она порой оставляла за собой право на сверхъестественную надежду. Не такую, как магия, привычная и понятная высокообразованной чародейке, а именно что сверхъестественную. Потому что без этого и жить не хотелось, от осознания, что они брошены на произвол судьбы. Верить во что-то ласковое, что обогреет и поможет, хотелось, хоть и было глупым.
- В таком случае, нам остается только распределить роли, определить, где какая чародейка будет находиться и настроить канал связи. Точнее - я точно иду в саму тюрьму, потому что из нас всех с нашим взломщиком сработаюсь лучше. Кто тогда будет заниматься выходом и поддерживать мысленную связь, а кто - стабилизировать процесс? - чуть хмыкнула Мозаика, обводя чародеек взглядом. Если Детлафф будет терпеть за своей спиной Трисс, то Мозаику он будет оберегать, а Филлипу просто оставит в ближайшей казарме охотников. Ярость вампир скрывать всё же не умел... Или не пытался.

Несколькими днями спустя

Знали бы все, чего стоило Аик всех предупредить, все согласовать, а после - начать маскировку. Чародейка-координатор находилась между Аик и чародейкой на выходе. Причем Мозаика даже не могла сказать, на ком задача труднее: ей открыть массовый портал в месте, полном двимерита, когда следует ожидать, что ее будет неслабо корежить от блокираторов магии. Координатору - провести и не потерять ТАКОЙ поток людей или "выходной" - контролировать одновременно несколько точек, разбросанных по городу или же открыть огромный проход для огромной кучи людей в одном месте. Благо, те, кто примет чародеев и тут же проведет их к месту, тоже были готовы: начиная с таверны Трисс и заканчивая вызвавшимся помочь краснолюдом со сложным характером
Аик заняла свое место и стала ждать сигнала от Детлаффа - когда он активирует локализатор, который ему выдали чародейки. И Аик сможет телепортироваться к нему из своего безопасного и безлюдного укрытия.

"Удачи, Детлафф... Поехали..."

Отредактировано Мозаика (21.10.2017 20:03)

+4

18

Страх и тьма - вот, что являлось главным оружием охотника. Скройся во тьме, ибо в ней ты становишься неуязвимым. Скройся, затаись и нанеси удар в определённое время. Напугай врага, заставь его себя бояться и мочиться в штаны от каждого шороха - и ты уже победил.
Люди всегда боятся того, чего они не в силах понять. Того, что не могут увидеть. Страх неизвестности, неопределённости есть в человеке чуть ли не с рождения.
И когда в тюрьме Дейры погасли все факелы разом, и в этой тьме раздалось несколько криков, полных боли ужаса, охотники на колдуний почувствовали, как страх ледяными пальцами стискивает их души.
- Что за? Огня, живо!
Люди спешно переговаривались, стараясь собраться вместе, держаться друк к другу по ближе.
Запасные факелы удалось зажечь довольно быстро. Однако то, что увидели охотники, когда примитивное освещение всё-таки разогнало мрак, заставило их волосы зашевелиться на макушке.
Он пришёл за вами
Надпись была начертана кровью над головами нескольких буквально разорванных на куски тюремщиков.
Начальник тюрьмы шумно сглотнул, в особенности, когда с другого этажа послышались ещё два мучительных крика. Не так давно, будучи в Новиграде, он прекрасно видел следы ночных нападений. Неужели неведомая тварь пришла теперь сюда?
- Собраться! Держать оружие наготове!- рявкнул он, стараясь унять подступавший к сердцу холод. - Фроло, Марко - живо к выходу. Дуйте в Новиград, скажите, что на тюрьму совершено нападение. Остальные - держать строй! Сейчас мы прочешем всю тюрьму с факелами и найдём этого ублюдка.
В конце концов, если твари нужна темнота, чтобы нападать, может она не так уж и сильна... так думал охотник за колдуньями.
Увы, но гонцы, спешно пробиравшиеся к выходу, похоже, не дошли. Едва мужчины успели скрыться за поворотом, как оттуда раздалось два полных боли вопля.
- Вечный огонь... - прошептал надзриратель, когда подчинённые увидели оторванные головы своих собратьев, нанизанные на держатели для факелов.
И снова - никого. Словно неведомая тварь играла с ними, забавляясь и наслаждаясь их страхом.
- Он пришёл за вами, - тихий, зловещий голос прошептал из темноты коридора. - Не становитесь между ним и его добычей.
- Огонь!!!- взревел тюремщик, сжимая в вспотевших руках меч и факел.
Щёлкнула пара арбалетов, посылая болты в цель, но из темноты послышлся лишь звук удара металлического наконечника о камень.
Вловно в такт этому, совершенно с другой стороны раздался зловещий смех. Чёрная, едва различимая человеческому глазу - так быстро двигалась- фигура на мгновение промелькнула в круге света - и ещё один солдат упал, булькая с разорванным горлом.
- Стой! Покажись, трус! - в отчаянии заорал начальник тюрьмы, в отчаянии всматриваясь во тьму.
- Трус?- ледяной голос со злой насмешкой  повторил последнее слово. - Ну что же... давай проверим, как ты посмомтришь в лицо своему страху.
Из тьмы вышло то, что далёкой натяжкой можно было навать человеком... метровой длины когти, бледное, заострившееся лицо со звериными чертами и острыми клыками. И глаза. Ледяные и абсолютно безжалостные.
- А теперь бегите, - существо развело когти в стороны. - Бегите, и, может быть, останетесь живы... Может быть...
С этими словами высший вампир бросился в атаку, вырвав начальнику тюрьмы сердце.

- Аик, всё готово, - Детлафф просигнализировал чародейке, выбиламывая когтями замок очередной камеры. Сидевшя там чародейка была не жива, не мертва от страха.  - Жить хочешь? тогда вылезай.

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (17.10.2017 16:40)

+5

19

Это походило на гром. И падение. Путешествие по Спирали всегда может подкинуть сюрпризов. Торная сегодня дорога через цветущий мир завтра может оказаться заполненной лавой пробудившихся вулканов. Хотя, понятие «сегодня» и «завтра» относительное, ход времени может сильно отличаться в разных мирах. Навигаторы Aen Elle знают дело на отлично, но не всё и не всегда можно предугадать. Например, как сейчас. Вспышки молний, грохот прибоя и падение с большой высоты. Это еще не нужный мир, в расчеты прокралась ошибка. В последнее время это стало происходить чаще обычного. Черный эльфийский корабль приземляется на гребень волны, которая выше мачт раза в три. Сила притяжения заставляет скользить по гигантской волне, вот-вот волна накроет и перевернет судно. Но морское безумство заглатывает лишь пустоту.
В следующее мгновение корабль ныряет в туман. Оснастка судна чуть слышно поскрипывает, это море спокойно. Теперь-то они там, где нужно. Судно плавно лавирует между камней, куда не сунется ни один капитан. Идеальное место для ожидания. Морской туман и сгущающиеся сумерки породят для случайного свидетеля очередную сказку о корабле-призраке и его команде мертвецов. Эредин стоит на носовой палубе. В его руке зажат рог. Он видит на горизонте огни большого города, который носит имя Новиград. Король Гона прикладывает к губам рог мифического чудовища, которого не встретить в этом мире. Очень низкий, хрипловатый звук-стон прорывается через туман и несется к берегу. Этот звук никто не услышит, он предназначается только тем, кто отмечен благоволением Дикой Охоты. Резонанс отражается от воды, после шуршит меж деревьев, бежит наперегонки с ветром. И находит отклик среди тех, в ком нет страха, только несгибаемая воля, решительность и алчность. Перед мысленным взором они похожи на огоньки посреди ночного неба. Только сияют они исключительно с красным оттенком. Зов услышан в глухой чаще, одинокой башне, в мрачной крипте и на дороге, где трупоеды обгладывают чьи-то кости. Но только один огонек находится достаточно близко к месту, где сегодня ночью будет Гон. Приказ помощнику отдан. Эредин откладывает рог. Совсем скоро протрубит его старший брат, дикой лозой обвивший мачту. Его сигнал услышат даже те, кто решит зажать уши.
— Карантир. Имлерих. — Король бросает за плечо имена командиров. Долго ждать не пришлось, двое выходят вперед, давно дожидаясь приказа.
— Все готово? Marwolaeth попробует отыскать след Старшей Крови своим способом. Мы не будем задействовать все имеющиеся ресурсы, пока не будем уверены, что Ласточка еще там. К тому же, город слишком большой, чтобы обыскать его весь.

Отредактировано Эредин Бреакк Глас (18.10.2017 05:54)

+8

20

Когда Аик получила сигнал от Детлаффа, она долго не колебалась и почти тут же телепортировалась в указанное место.
В тюрьме было темно и очень неприятно. Отвратительно. Помимо самих тюремных камер и трупов в коридорах на чародейку давило большое количество анти магических приспособлений, из которых кандалы из двимерита вряд ли были самым страшным. Мозаика чувствовала, как внутри все сжимается, как будто маленький зверек забивается в угол и просит не отдавать его на растерзание. Казалось, что магия билась, прося не блокировать ее.
Впрочем, Аик и не собиралась: она зажгла небольшой голубой огонек на руке, освещая себе дорогу. Пока что в камере она не видела главную чародейку, за которой пришла: Маргариту. Девушка обходила камеры и пыталась усмотреть знакомые светлые волосы, которые помнила еще по детству, по той благодарности, что испытывала к Ло'Антилль. Без нее... Нет, не сейчас.
- Маргарита! - тихо вырвалось из груди Аик, когда она увидела печальное состояние, в котором находилась чародейка: побита. Измождена. Запытана. Оставалось надеяться, что не сломлена.
Когда-то Мозаика и хотела верить в то, что в людях есть что-то светлое, но теперь она с гневом отвергала такие мысли и надежду на это. Когда-то чародейке было свойственно сочувствие к людям, к бедным, умирающим от болезней... А их предубеждения - бывают. Бывает так, что они боятся из-за отсутсвия образования, знания, понимания. Но сейчас...  Эти люди - животные, не более. Да и не должна Аик теперь относиться к ним лучше, ведь они не пощадили доброго и благородного человека. Они не более чем животные, крысы. И Детлафф, разрезая их на улицах - делает абсолютно правильно. Если они травят крыс, крысы будут мстить.
- Детлафф... Надо снять с них оковы. Сможешь взломать замки? - сглотнув, шепнула Аик. Очень тихо, но вампир должен был услышать. Она не могла сейчас сказать громко, не было сил, пока что не было воможности. - Маргарита... Как вы? Я Аик... Вы когда-то приняли меня в Аретузу, - Мозаика приблизилась к чародейке, пока вампир вскрывал замок на ее руках. - Вы сможете идти? Колдовать? Мы вытащим вас отсюда. И остальных тоже, - тихо заверила Мозаика, давя страх и волнение, - Обещаю.
Странно это было - помогать такому человеку, который столько сделал для нее. Странно было быть спасением для такой великой чародейки. Странно и страшно было чувствовать в своих руках столько жизней. И это не было похоже на медицину: там было как-то проще. От нее зависел жизни двоих: матери и ребенка. А тут... Столько чародеев, и каждый мог бы быть на ее месте, наверняка, со многими она могла бы подолгу беседовать длинными вечерами и спорить.
Больно было видеть образованнейших людей своего времени такими.
Откинув каштановые волосы, она обратилась к остальным пленным.
- Я вытащу вас, если вы мне поможете. Помогите идти тем, кому трудно, помогите им залечить первые раны, чтобы они дошли. Когда я открою портал, будьте готовы входить в него по моему сигналу. Филлипа. Трисс... Я начинаю, - твердо и очень сосредоточенно сказала Аик. Сейчас в голосе не было страха, назад идти было некуда. Только сосредоточенность и холодные расчеты.

Только бы не было неожиданностей.

+5

21

Между большим, шумным, полным суеты городом и спокойным, богатым на энергетику лесом выбор был очевиден — невозможно было сотворить что-то среди людей, то и дело куда-то торопившихся, галдящих, зачастую откровенно бесполезных. Иногда казалось, что по земле тех ходит слишком много: настолько, что желание нелюдей проредить их казалось вполне разумным, оправданным. К чему были все эти нищие побирушки в Новиграде? Охотники на ведьм, что жгли на площадях людей и вещи? Без цели, без результата. Он видел их однажды, в его ярких глазах отражались искры от высокого костра, а ноздри щекотал запах паленой ткани и остатков плоти. Человек кричал, извивался, его жизненная сила и кровь — они уходили в никуда по прихоти людей, по чужой глупости. А ведь он, может быть, мог оказаться тем самым недостающим звеном в каком-то ритуале, даже его труп мог сослужить хорошую службу. Нет, большинство людей не несло с собой ничего хорошего. Никогда.
Но иногда выбора просто не оставалось.
Ближе к Новиграду ворожея привела необходимость. Нет, не в ингредиентах или поиске места — здесь, где природа отступала, уступая место тому, что звали цивилизацией, искать было нечего, отсюда стоило бы бежать без оглядки, как сделали многие существа, обитавшие тут раньше. Ведь он знал, он видел. Его привела сюда необходимость потешить своё любопытство, утолить жажду знаний — ощущение будущего не давало покоя. Соломон наблюдал за чужой жизнью, держась в стороне, предпочитал территорию близ городских стен — чуть поодаль от села, откуда то и дело доносился галдеж кметов. Иногда те ловили его по пути в подлесок, останавливали, хватая за руки, и задавали вопросы. Ворожей не отвечал, зная, какими были порядки в Новиграде.
Он никогда не был чародеем, коих они искали, однако этим людям не чародеи были нужны. Повод, необходимость выплеснуть свою ненависть, желание причинить боль. Чародеи — всего лишь повод, магия — зацепка. Сущая глупость.
Знакомый отзвук настиг его во время очередной вылазки в сторону города. Тяжелый, глухой, недоступный чужому уху, он нёс в себе приказ и необходимость приготовиться — приготовиться действовать тогда, когда не могли другие. В этот день, час, с прибытием Гона, быть может, исчезнет хоть часть бессмыслицы в этом театре абсурда.
«След Старшей Крови, — при взгляде на городские стены можно было вздрогнуть, такими высокими и крепкими они казались, но Соломон не дрожал, смотрел на них задумчиво и сосредоточенно. — Достаточно образа».
Образа и чужой крови, кости, чего угодно, что обладало когда-то жизненной силой и могло бы послужить проводником для ворожбы. За свою жизнь мужчина слышал об этом достаточно: оно передавалась из уст в уста, сновало среди шепота старейших деревьев, оно было целью Дикой Охоты. Представления о дитя Старшей Крови, простого ментального образа — этого в самом деле хватило бы, чтобы узнать, остались ли её следы в этом огромном улье.
— Эй, ты! Да-да, ты! Ты что тут шляешься? — из временного забвения ворожея вывел звучный голос стражника. Широкоплечий, коренастый и усатый, тот направлялся в его сторону, поправляя латные перчатки. — Одет как пугало, так ещё и лапищи, смотри-ка, в крови!
Он совсем забыл об этом. Нет, не так — он не запомнил, когда это случилось. Вылетело из головы, настолько сильным оказалось впечатление от образа, от необходимости сосредоточиться. Соломон не запомнил, как и чья кровь оказалась на его руках, не сумел понять, когда пересек те самые городские стены, оказавшись в самом сердце Новиграда. Здесь, ближе к рыночной площади, где стражи чаще всего ловили каждого, кто казался им подозрительным — нищего, магика, карманника. А он, облаченный в привычный тяжелый плащ из плотной кожи, в темноте и под мелкими снежинками, мгновенно таявшими, казавшийся черным, с длинными спутанными волосами и руками, заляпанными в остатках чужой крови, выглядел сразу и тем, и другим, и третьим.
— Ужин себе пришлось забить, — ворожей усмехнулся и не сомневался — был прав, вряд ли ему пришлось пользоваться человеческой кровью в момент забвения. — Курицы и без головы бегают быстро.
— Я те покажу куриц, рожа паскудная, — мужчина грозил ему кулаком в той самой латной перчатке, словно ребенку. Бояться латников — не соваться в город. — Ты!..
Он видел, как в глазах стража порядка промелькнули всполохи неприятной боли, как он медленно попятился назад, выпустив руку Соломона из своей тяжелой хватки, да уперся в ближайшую стену. Неприятная головная боль, пелена перед глазами — простые симптомы переутомления, они должны были подкосить его на какое-то время. Люди принимали это за усталость так запросто, что становилось смешно. Но Соломон не смеялся.
— Вам плохо, — то, что должно было походить на вопрос, звучало скорее как констатация факта. — Поймали бы и себе какой-никакой ужин, пока прям на посту не свалились.
«Впрочем, уже», — пряча играющую на губах усмешку, он скрылся за ближайшим углом, свернув в неприглядный переулок. Повсюду ощущалась неприятная аура, она давила на сознание, вызывая желание исчезнуть отсюда как можно скорее, вот только права не было. След, здесь чувствовался искомый след — там, глубже в городе, а значит и уйти было нельзя.
Она была где-то здесь, оставалось лишь копнуть глубже, отыскать, а не просто выйти на след.
Несколько веток собачьей петрушки пришлось поджечь в глухом тупике между парой деревянных домов, вместе с костной мукой, рядом с рунами, начертанными собственной кровью. Никто не заметил бы тонкой струи дыма, не услышал бы его шепота. Никто, кроме того, кому он предназначался на самом деле — отправленный сквозь расстояние и поднимающийся ветер.
«Здесь».

Отредактировано Соломон (18.10.2017 14:02)

+7

22

Нагльфар взял крутой бейдевинд, ветер размашисто вдарил по чёрным парусам. Очаги морской Силы трещали от вырываемой из них энергии. Токи преломлялись и сквозь артефактные передатчики, а так же кости и жилы самого мага приспосабливались, прикладывались к нужным концам оснастки, дабы охватить всё судно.

Deard Ruadhri начали попадать в глухие места всё чаще. Порой лишённые вообще каких-либо отзвуков магии. Это перебивало проложенные координаты, обнуляло настроенный межмировой фарватер раз за разом.  Последний раз им удалось угодить в мир, где вот уже как пятьсот лет умерло море, обнажив скалистое дно. Падения удалось избежать лишь в самый последний момент.

И вот сейчас днище корабля так же просвистело в воздухе, прежде чем приземлиться на штормовую гладь неизвестного Океана. Осадка судна превысила все допустимые значения, водоизмещение  достигло критических высот, и морская вода уже принялась лизать палубу, но быстрее, чем захлестнувшие волны успели стащить кого бы там ни было в бушующую пучину, Нагальфару удалось совершить очередной вневременной и внепространственный прыжок..

В следующий миг форштевень уже взрезал молочную морось спокойного muire. Стрелки зачарованного компáса встали на необходимые широты. Корабль-призрак то и дело равнялся на траверзе с остроконечными препятствиями, смертельно опасными в ночное время для любого судна. Но магическое сканирование точно показывало все вершины подводных скал, и Нагльфар оставался неуязвимым для помех подобного рода.

Сквозь туманную сырость проклюнулись огоньки необходимого городского причала Dh'oine мира Aen Seidhe. Король подал сигнал, отдал приказ.

– Так точно. Всё готово.

Ветер холодом полоскал поднятые паруса, и поисковые магические волны перекликались с этим ритмом.

– Однако, её след слабеет.

Отредактировано Карантир (22.10.2017 19:01)

+4

23

- Помню, - охотно отозвалась Маргарита. Впрочем, соврала - а как еще следовало обращаться с бредовыми видениями? Совершенно непонятно при этом, почему в бреду ей привиделась какая-то из многочисленных бывших адепток, и только потом - Филиппа и Трисс Меригольд. Может, воспаленное (как и многое другое) сознание попросту пыталось убедить ее в том, что хоть кто-то выжил.
Хотя она слишком много наблюдала своими глазами.
В какой-то момент думала, что всё, теперь перестанет кричать, проклинать и рваться, хотя бы ради собственной безопасности, хотя бы из усталости и от общего отупения, потому что есть вещи, которых не вместить в себя слишком много. Думала.
Но каждый раз было заново, как в первый. Каждое лицо, каждое имя, теперь вписанное не в книгу выпускниц, а в список бессмысленных  страшных смертей. Каждое имя, которое она навечно похоронит в себе и никогда - в ее случае это очень короткое никогда - не сможет произнести вслух. Каждая из тех, чьим счастьем было не выдержать пыток.
Ее заставляли смотреть, и после Маргарите даже казалось, что хуже быть уже не может, однажды, сломавшись, она умоляла палачей о дыбе и раскаленном железе, потому что даже это оказалось лучше, чем видеть всё: её просьбу исполнили, но не избавили от иного. Однажды даже вытащили на суд и издевательски предоставили право защищать одну из старшекурсниц, а затем потребовали обвинить, якобы, так казнят ее быстро.
И сейчас Маргарите казалось, будто Милена из Цидариса пришла, чтобы спросить, за что госпожа ректор предала ее и почему не дала умереть в мучениях, но правой.
Маргарита Ло-Антиль пошевелилась и попыталась поднять голову. О том, чтобы сесть, и речи быть не могло, она не совсем понимала - по многим причинам - что будет хуже, оторвать от грязного пола прилипшую к нему исполосованную спину, или не делать этого, но всё равно не пыталась. Ну, предсмертный бред - так предсмертный бред, это плохо, но лучше боли и уж точно лучше вины.
Ну ведь не могло же это быть реальностью, верно? Милена из Цидариса была не худшей из адепток, ей попросту не могло такое прийти в голову, что-то там “начинать” рядом с таким количеством двимерита.
- Вы. Умрете, - неожиданно отчетливо для человека с настолько разбитым лицом сказала Маргарита, - оставьте меня в покое. Сгиньте. Я не хочу бредить о том. Как мои коллеги. Сбрендили и отупели. Это чужой бред. Я не имею к нему отношения.
С этими словами она таки свернулась в клубок на полу и попыталась снова впасть в беспамятство.
А ведь говорят, что перед смертью люди видят свободу. А ей, видимо, за ошибку и грех бездействия, досталась чародейка, собирающаяся колдовать в полном двимерита подвале.

[nick]Маргарита Ло-Антиль[/nick][status]госпожа бывший ректор[/status][info]чародейка, которая, к несчастью, выжила[/info][icon]http://s9.uploads.ru/QUE8V.jpg[/icon]

+4

24

Деточки облажались. А может, облажались они все. Портал почти открылся, Филиппа принялась стабилизировать чары, но магия сбоила, расползалась под пальцами, не слушалась поддерживающих заклинаний, требовала слишком много сил и давала слишком мало эффекта. Портал мерцал, то появляясь, то исчезая, он был нестабильным - и это могло погубить всех: и Мозаику, и Маргариту, и всех остальных чародеек и чародеев, волею судеб и злого рока, а также одного маленького ублюдка оказавшихся в темнице.
Слишком много двимерита? Но откуда...
Поддерживать портал становилось почти невыносимо. Руки выворачивало судорогой, но портал продолжал сбоить. Глупостью будет воспользоваться им сейчас, но, возможно, тем, кто хочет вырваться из заточения, смерть покажется более приемлемым выходом.
Да, для других она такой вариант допускала. Временами допускала и для себя, но уж точно не сразу. Для блага магии смерть десятков чародеев была бы... ну, нет, не катастрофой. И даже не ощутимым ударом. Разве что только Маргарита... ее знания, опыт и авторитет трудно переоценить. Остальными, в принципе, можно пожертвовать, если уж заодно портал разорвет то подвластное только юной магичке чудовище.
Но сейчас они нужны ей здесь. Все. Ресурсами не разбрасываются. Мотивированными ресурсами не разбрасываются тем более. Вытащить их, как рыб из садка, и что они сделают с Радовидом, когда придут в себя? Что можно будет сделать всем вместе?
И Филиппа держала.
Вот только толку от этого, похоже, не было.

+5

25

Подвал заброшенного здания в доках, кажется, чистили еще во время Сопряжения Сфер. Только в последний-последний момент, когда уже позняк метаться, она понимает что они. Собираются. Колдовать. В. Двимеритовой. Тюрьме. Фантазия у бабы, свалившейся с неба, а назад, как водится, не вернувшаяся – из этого мира выдачи нет – всегда была больная и богатая.
Они сдохнут.
Их выбросит во дворце Радовида, где они перекалечат полдворца, а потом сдохнут.
Их выбросит во дворце Радовида, где они перекалечат полдворца, а потом Детлафф отравится Мразью-в-короне.
Их выбросит во дворце Радовида, где они перекалечат полдворца, потом Детлафф отравится Мразью-в-короне, а потом оставшихся прибьет Филиппа Эйльхарт, ибо мечтала сама пристукнуть воспитанника. 
После того как всех прибьет Филиппа Эйльхарт, она сделается полиморфом суперэлитного уровня и отправится воевать Нильфгаард.
В Нильфгаарде она падет от рук всемилостивого императора, которого затем успешно травят верные придворные засахарившимся вареньем.
Нильфгаард, потом, захватывают эльфы, вопя при этом «Помним о Врихедд». 
Все они замерзают во время Белого Хлада.
В конце, единственные выжившие на материке – Синие Полоски – сидя на трупах остроухих, распевают срамные песни.
Жили они потом счастливо, но очень недолго.
…вот поэтому Трисс никогда не разрешали рассказывать детям сказки. Утешные сказочки у неё выходили, что не говори.

Портал сбоил.
Он явно не был предназначен для перемещения даже тюремного отряда самоубийц. Джеоффрей Монк за такой авантюризм точно бы настучал им всем по голове.

«Аик, приготовься!» - успевает подумать она, как понимает, что стабилизировавшийся было портал, скоро схлопнется. Её выворачивает, едва-едва она успевает выкинуть перемещаемых двуногих существ, куда и где попало.
Двимерит – самое жуткое ругательство в мире.
Трисс очень сильно надеется, что выбросило их все же недалеко, а не во дворце Радовида и не на голову охотникам за ведьмами. И живыми. Что ж. Теперь хотя бы можно не дергаться, что если что: чародеи даже слово «писец» произнести не успеют. Пушистый полярный лис был символом всего Севера. Если она переживет эту зиму, ей точно будет, что рассказать потомкам.

+8

26

Изидор медленно шёл по улочкам, все ещё вспоминая жёсткое пробуждение. С командой быстро соединиться он и не рассчитывал. Конечно, Сталлера он быстро нашёл бы в кабаке, а Камму в гостиннично номере, но их сейчас в Новиграде не было. Значит, нужно искать Юлека. Вот только бес его знает, что этому прохвосту в голову взбердет. Захочет — на лекции отправится, захочет — к какой-нибудь баронше.
   Но наёмник зря грешил на лекаря. Его он совсем скоро обнаружил рядом с другим охотником у стен тюрьмы, куда раньше пихали безобидных и в чём-то уютных пьянчуг и бардов, а нынче — чародеек. Скверное местечко. Особенно в нынешние времена, когда без труда можно напороться на что-то когтистое в переулках. Изидор, сдержанно улыбнувшись, подошёл к коллегам, на ходу доставая из внутреннего кармана плаща трубку:
   — Губер, даже если у тебя сейчас там та дрянь, которой смолят шлюхи в порту — не откажи в услуге страждущему, — стукнув бочонком трубки несколько раз об колено и высыпав старый табак, Изидор протянул охотнику свою трубку, — Ибо в пламени рождаемся мы, и в пламени умираем.
   Среди охотников на ведьм давно не было согласия в вопросе: цитируя догматы Вечного Огня, Изидор действительно верует или богохульно издевается? Сам же цидариец полагал, что изредка вставлять фразу-другую из псалмов было бы неплохо — в конце концов, именно иерарх благославляет их дело. Губер, забавно кивая, снова достал кисет и заполнил трубку Изидора. Тот благодарно кивнул и уже через пару мгновений короткими тягами раскуривал табак:
   — Вот уж спасибо, милсдарь Губер, удружил. Юлек, да не смотри ты на меня волком, дай немного покурить и обсудим, — именно что обсудим. Наёмник догадывался, что речь идет о ночных убийствах. Сейчас за это дело можно было выручить немалый барыш, а потому многие охотники на ведьм воспылали искренней любовью к своим павшим коллегам и решимостью отомстить. Да и о чем болтать в противном случае? Разве что о поимке какой-нибудь особо известной чародейки. Но Изидор на такую удачу не рассчитывал. К тому же, весь город бы уже трубил об этом, — Но прошу тебя, можешь о моём аппетите не беспокоиться — вчера он проявил себя во всей красе, а утром расплачивался я.
   Табак оказался хороший. Неожиданно хороший, особенно для такого увальня, как Губер. Как пить дать, спёр из конфиската какого-нибудь алхимика. Стал бы делиться, если бы купил за свои деньги? Изидор бы не стал. Да и Губер тоже.
   — Я сегодня сходил в тот переулок, за рыночной площадью. Тело, понятное дело, уже сняли, да и следы все стёрли. Но вот нашёл кое-что. Так что позвольте сделать предположение: мы имеем дело с вампиром.
   Лица Юлека и Губера — он-то, кстати, что тут вообще забыл? — говорили лучше всяких слов. Вывод они сделали точно такой же. Изидор всегда считал своё воображение совершенно посредственным, но если все трое нашли одно решение, скорее всего оно верное. Хоть и в высшей мере жуткое — только вампира тут не хватало. А худшей частью было то, что охотиться за кровопийцей их и пошлют: как же,нелюдь ведь! И хоть многие чародейки оказывались кровопийцами и поболе, с вампиром сталкиваться не хотелось. Ни одному, ни вдвоем, ни всей охотничьей ратью. Свои кишки Изидор любил и хотел бы, чтобы они подольше находились там же, где и находятся.
   — Ладно. В любом случае, днём нам вампир, судя по всему, не угрожает. Последние смерти были ночью ведь, верно? Кстати, Юлек. Ничего не видно-не слышно? Я бы размялся, побегал за какой-нибудь чародейкой. А то мне корчмарь тут за комнату снова цену поднял, хоть донос на него пиши, — обстучав трубку об каменную стену, Изидор вернул её во внутренний карман и кивнул на тюрьму, — Я так понимаю, вы тут не для красоты стоите. Давайте уже заходить, заодно с комендантом увижусь.
   А коменданта Изидор искренне любил. Тот любил принять на грудь, а после схлестнуться с кем-нибудь в кости. И покуда желания выплатить долг в сотни крон желания у него не было, комендант регулярно снабжал наёмника самой разнообразной информацией. Чаще всего какой-то глупостью, но — кто знает? — может сегодня у этого седого и пузатого надсмотрщика случится внезапное озарение.
[icon]http://s3.uploads.ru/gL8yr.png[/icon]

+4

27

- Ясный перец, с вампиром, - Губерт кивнул и с философским видом затянулся табачным дымом. - Мы тут с Юлеком в мертвецкой поковырялись, и...
- ...но нам не удалось установить вид вампира, а это принципиально, - продолжил Юлек. - Проклятье, это работа для ведьмака. Определенно, нам пора уделить внимание чародейкам, - согласно поддакнул он Изидору. Разумеется, при Губере он произнести это не рисковал, но сейчас им с цидарийцем самое время было изобразить какую-нибудь бурную поисковую деятельность, пока их не припрягли к охоте на вампира. Поскольку в смертники лекарь пока не записывался. - А здесь я один вопрос собирался прояснить, насчет чародеек, кстати. Губер, не напомнишь?
- А, ну да, - Губер выколотил трубку и убрал ее в кисет. - Все эти непотребства вампирьи начались, когда мы деваху одну сожгли, как ее... Линтаной, вроде, звали. Только ничего такого особого за ней не водилось, так, мелочь с Аретузы. Ежли б она и впрямь спуталась с монстрами, она б так просто не отделалась - растрясали бы долго и основательно. Но, может мы тогда и упустили чего, а у ней уже не спросишь. Вот, решили с Юлеком зайти потолковать с ее товарками, кого еще не пожгли. Не будем время что ли терять, пошли.
Что случилось потом, Юлек сообразил не сразу. Когда они уже были в двух шагах от тюремных ворот, света словно резко прибавилось. Что-то вспыхнуло за спиной холодным сиянием, сияние это мелко задрожало и угасло. Обернувшись, Юлек успел увидеть растворившийся в воздухе контур портала, и - о, проклятье! - семерых человек, появившихся рядом с ним. И эти семеро вряд ли были кем-то иными, как магами и чародейками. Руки привычно быстро выхватили из-за спины лук и стрелу из колчана. Нельзя давать им времени, ни в коем случае нельзя, даже таким, изможденным, заторможенным и находяшимся в таком же недоумении, как сами охотники.
- Титьки чародейские, эт еще что за хрень? - поразился Губер, когда Юлек уже спускал стрелу с тетивы. Он как-то воровато оглянулся на них с Изидором и рванул к тюремным воротам, из которых уже саранчой хлынули охотники. Над стенами тюрьмы загудел охотничий рожок. Ему отозвались еще два, три, четыре где-то за домами. Этот условный сигнал означал, что каждый охотник, где бы он ни находился в пределах Новиграда, должен был немедленно бросить все дела и быть готовым к бою.
- Это Ло-Антиль! Взять живой или мертвой! - гремел сквозь грохот многочисленных сапог голос охотничьего сотника. Строй охотников ощетинился заряженными арбалетами.
- Залп!
"Слишком поздно," - подумал Юлек. - "Надо было с самого начала вклиниться, разбить их группу, пока они еще не опомнились, и переловить их по-одиночке, не дать им делать что-то вместе."
Но теперь уже чародеи явно что-то делали.

Отредактировано Юлек (31.10.2017 03:23)

+3

28

Лоря дала понять что все пошло не по плану. Лоря… Красивая женщина, плохо что вампир. Золтан не доверял им, ненавидел их и… боялся. Эти твари очень опасны и дел с ними лучше не иметь, но Трисс. Трисс! Твою мать, Трисс! Во что же ты вляпалась?! Ну как тебя, дуру такую бросить… Друзей бросать нельзя, тем более близких, а их у Золтана на пальцах руки перечесть.

Золтан прекрасно видел что творилось на площади. Порталы открывались и оттуда буквально вываливались они. Возможно когда-то они были чародейками, но сейчас это избитые, израненные, истощенные и обессилевшие женщины. И Трисс. Ее не было среди них, но Золтан прятался на этой крыше только из за нее. Когда друзья просят за них и в огонь можно. Из за нее он неделю встречался с нужными парнями по самым засранным тавернам этого города, из за нее он напомнил многим из них про прошлые долги и из за нее сейчас рисковал своей жизнью.

Если его поймают или даже увидят то он уже не скроется в этом городе. «Шалфей и розмарин» сожгут, его впрочем тоже. Сожгут даже Лютика как соучастника, хотя он и не при делах вовсе. А возможно сожгут не его одного — если его поймают, гонения начнутся на всех краснолюдов. Даже смешно, в какой-то мере судьба краснолюдов Новиграда сейчас в его руках, в руках бродяги Хивая. Но ничего, Золтан и не в таких передрягах выживал!

Когда Трисс Меригольт пришла к Золтану с такой просьбой, он два часа уговаривал ее отказаться от затеи.

— Беги, спасайся сама! Ваш план не сработает, вы пропадете напрасно! — почти кричал он ей, но разве она послушает. Нет.
- Хорошо. Я соберу надежных людей. Мы прикроем вас когда вас схватят за зад -  и он обошел половину города, но нашел подходящих парней. Ребята Тесака, одного из самых подлых ублюдков Новиграда, за золото и не такое провернут.

— У них не вышло. Это не по плану — снова напомнила брукса по имени Лоря. Она стояла рядом, укутаная плащом и словно не таилась в отличии от краснолюдов прильнувших к коньку крыши.

— Без тебя вижу! Спрячься хоть! — «кричал» ей шепотом Золтан — А лучше иди вниз и помогай им. Начали парни.

Как стрелки на имперских учениях, краснолюды выпустили заряды арбалетов залпом. Да, их было всего трое помимо Золтана, но ловкие краснолюдские руки заряжали неудобные арбалеты очень быстро. Втрой залп, третий, четвертый. После шестого стал виден результат стараний — половина площади заволокло дымом. Да, Золтан знал к кому обратиться в «хромом переулке». Один парень оттуда продал ему просто прекрасные дымовые шашки, достаточно дымные и достаточно легкие что бы запустить с арбалетным болтом. Тяжелый темно-серый дым расползался ровным слоем по площади словно горячее масло по куску хлеба. Да, не обманул торговец, действует средство. В таком дыму может скрыться и армия, невольно подумалось Золтану. Но все, после седьмого залпа продолжать было опасно. Их уже давно засекли и к этому дому уже бегут вооруженные до зубов охотники. Рога уже протрубили и сейчас, на площади, соберется весь их проклятый орден.

— Уходим как условились.

Четыре коренастые фигуры слетели по приставной лестнице как спугнутые кошки и скрылись в темноте двора. Скрипнула дверь подвала и захлопнулась за последним из краснолюдов. Зашелестел засов. Через двадцать шагов чиркнул кремень и затрещал факелы. На стенах из старого, обросшего плесенью и селитрой кирпича, заиграли веселые бородатые тени. Воняло дерьмом и кислятиной, а еще кажется и мертвечиной, но этот короткий тоннель вел к такому же подвалу за две улицы отсюда. Если этим путем можно уйти от погони, то плевать чем здесь пахнет, лишь бы не кровью.
— А вот и дверь. Все Золтан, разбежались, дальше сам. — с этими словами соучастники растворились за углом ответвленного тоннеля.

Золтан молча кивнул сам себе и скинул крышку с неприметного деревянного ящика у выхода. До битвы не должно было дойти, но лучше иметь топор и не использовать, чем он нужен, а ты с потными ладошками. Запасливый краснолюд не напрасно подготовил тайник на крайний случай. Под ворохом гнилой соломы и тряпок лежали глухой шлем с неподъемным забралом, рукавицы, клепанный  кафтан и топор. Да, его любимый топор, ветеран  битвы под Бренной и штурма Вергена. Времени мало, думал Золтан одеваясь. Затянув кафтан ремнями подмышками и напялив рукавицы он выдернул засов. Верный топор с ним, а значит не так и страшно сделать первый шаг из подвала и…

— Стой! Кто таков?!
— Честный люд по подвалам с оружием не шляется! — поддержал его второй голос.
— Так это и не люд, а краснолюд. Бросай топор паскуда! Нелюдь недотраханная! — вновь встрял первый голос — повертайся, харю покажи!

Не иначе боги шутят над ними этой ночью, если они вообще существуют. Золтан медленно обернулся как ему и велели держа топор в правой руке и разведя руки в стороны. Два наконечника копий смотрели прямо в грудь. Охотники, кому же еще проходить мимо богом забытого подвала именно сейчас?

— Ну и хера ты встал урод!? Бросай, ясно тебе сказано! Щас требуху растеряешь! И шлем скинь!

Нет, нельзя сдаваться, лучше уж так сдохнуть чем на костре. Времени думать небыло.

— Ррррааааааа!!!

Замах топора вышел широким и долгим, копья ударили одновременно и намного быстрее. Тот что слева попал в стальную наклепку кафтана и лишь выбил воздух из груди, но правый ударил точно. Вспыка боли и скрежет стального наконечника о ребра, но через миг удачливый лишился руки и упал вереща и раскрашивая грязь в красный цвет. Левый простоял дольше ровно на один вздох, а потом упал без головы, но его второй удар видимо сломал еще одно ребро. Что бы крики раненого прекратились, топор пришлось поднять и опустить еще раз.

— Курва… уххх — Золтан плюхнулся в грязь задницей и привалился к стене. Руки сами потянулись ощупать ранения, но тут же одернулись. Справа кафтан уже начал темнеть на месте удара. Удар ушел по касательной и рана была неглубокой, но кровь шла уверенно.

— А ведь это только начало. Длинная же будет ночка…

Место встречи оговорено, если они и пробьются, то придут сюда. Уж вампиры меня точно найдут. Проклятые твари кого хочешь найдут. Нужно только дождаться и отвести их куда договаривались. Проводники ждут, катакомбы доведут их до самого убежища, а там мое дело сделано. Вот только посижу чуть-чуть, отдохну…

Отредактировано Золтан Хивай (01.11.2017 21:08)

+6

29

"Блять! Блять! Блять!"

Следовало ожидать, что они окажутся в неприятном месте, когда портал стал сбоить, но чтобы настолько... Настолько эпично слажать?! Из носа Аик вовсю лилась кровь: перемещение не было легким, учитывая их попытку обойти законы магии и надежду на великий северный авось. Авось не помог, но чего еще следовало ожидать? И где Детлафф? Что с ним?
Голова раскалывалась, и хотелось раздробить ее о камни от боли, но Аик взяла себя в руки. Школа Литты Нейд - она такая.

Но пока нужно было драпать и как можно скорее. Аик успела изучить отходы по переулкам в городе ко всем местам сбора и в принципе знала, как людей отводить. Осталось только вырваться из круга охотников и бежать, бежать, бежать. Бежать, таща на себе изнеможденных женщин.

Дело за малым: вырваться из круга. Ну да. За малым.

Если надежда на великий авось не помогла, а двимерит сейчас по крайней мере был чуть дальше, чем в самой тюрьме, следовало помнить, что сложные заклинания очень сильно им сбиваются. Простые - в меньшей степени. Так что Аик пока планировала использовать топорные заклинания, но прикладывая большие для них усилия. С учетом этого гадкого металла думать о том, чтобы убить охотников пока не приходилось. Да и нет возможности тратить на это время. Им надо бежать.

Аик давно требовался только повод покидаться ледяными шипами да подморозить кого можно. Пора было посмотреть, что из этого выйдет. Чародейка попыталась выпустить мощный ледяной ветер, холод, который заставил бы мышцы этих мужчин не слушаться. Осечка. Приморозить их ноги льдом к площади. Руки Аик свело от напряжения, кровь из носа все еще лилась, контролировать заклинание и жесты становилось все труднее. Кажется, кого-то ошпарило. Не то, не то! Получилось! Охотников слегка приморозило, но вряд ли этого хватит. Заклинание вышло жалким, слабым, мелким, сбитым. Они попытались прорваться, но Охотников становилось все больше и больше.

Крик. Кажется, кто-то упал. Кто? Аик вскинулась и увидела бруксу, которая уже примчалась, отрастив когти, и охотника, зажимавшего рану на шее. По крайней мере, в кругу охотников пробили брешь. Это связная Детлаффа такое устроила?

А потом не пойми как - дым. У Аик стали слезиться глаза, она закашлялась, и без того хреновое состояние стало еще хуже.

- Я успела. Уходи давай! - Аик дернули за руку и вытащили из дыма. Сама чародейка потянула на себя тех, кто оказался в ее группе. В подворотню, в переулок. И чем дальше они отходили, тем легче становилось Аик - дальше от двимерита, лучше для чародейки. Мозаика чувствовала, что ей становится лучше, что ее все меньше крутит в болезненном спазме по мере отдаления от двимерита. Хорошо, что, судя по всему, Лоря не была голодна. Она с предвкушением принюхивалась к крови на лице Аик, но с ума не сходила.

Шум усиливался, а Охотники, кажется, уже отморозились. Эту ночь Новиград запомнит надолго...

- На отдых времени нет. Бежим к точкам сбора... Лоря, поддержи Маргариту - она должна дойти до безопасного места в любом случае. Чего бы ни стоило, - говорила Мозаика, задыхаясь от бешеного бега на короткие дистанции. Она чуть снизила скорость, стараясь поддерживать людей, которые были за ней. - Что с Трисс и Филлипой? - Аик задала этот вопрос в пустоту, не надеясь на ответ. Откуда одна Лоря может знать ситуацию во всем городе? - Отдохнули? Идем...

Отредактировано Мозаика (05.11.2017 17:14)

+5

30

Из мглы долетает ответ от помощника. Первобытная магия, неотделимая от плоти этого мира, смогла засечь «след» Старшей Крови. Это напоминает столетний отпечаток ноги, угли давно потухшего костра, широкую некогда тропу, заросшую колючим кустарником. Но даже этого достаточно, чтобы найти следующий «след». Но кто это? Новый «след» неизбежно запускает цепную реакцию, приводящую к следующей зацепке. Но кто это? «Yma». Указания помощника указывают точное направление, но не могут ответить на вопрос, как это связано с неуловимой Ласточкой. Кто это? Ответ получим на месте.

Зыбкие фигуры размышлений, маршрутов и отрывков рун Старшей Речи рассеиваются в тумане. Эредин разворачивается. Король Дикой Охоты рассматривает молчаливый строй воинов на верхней палубе. Самые сильные, умелые и выносливые воины Aen Elle. Когда придет время, именно они будут на острие лавины, захватывающей этот мир. Черные доспехи, черное оружие, черная воля. Эредин кивает командирам, надевает шлем и снова поворачивается к огням города. Карантир, Имлерих и Нитраль поведут отряды сами, они не нуждаются в приказах или подсказках. Имлерих подходит к большому рогу, закрепленному на мачте. Могучий воин делает глубокий вдох и трубит что есть сил. Хриплый звук прорывается через туман и несется во все стороны сразу. Зачарованный рог может трубить на гигантские расстояния, доставляя команды одним и предупреждая о скорой смерти других. Для невежественных людей покажется воем сказочного морского чудовища. Звук стрелой достигает Новиграда, волны в порту становятся сильнее. Порыв шквального ветра взметает корзины лавочников, сдергивает тенты, захлопывает ставни и даже валит с ног. Залетает в дома и гасит свечи, тушит факелы на улицах и даже пытается покуситься на огромные жаровни странной религии.

Плащ Короля Дикой Охоты спокойно лежит на крупе скакуна. Эредин будет находиться одновременно на передовой и смотреть со стороны. Сажени пустоты под копытами коня устремляются к городу внизу, где катится волна темноты, гасящая самые слабые огни. Черный всадник обозревает весь город, зависнув на большой высоте. Проекция Короля Гона выглядит восставшим из могилы рыцарем, полуистлевший доспех кое-где обнажает ребра, маска шлема становится лицом, пальцы скелета сжимают огромный меч, на котором проходит легкая наледь. Черная аура напоминает дым, текущий из щелей доспехов, вырывающий с дыханием проекции. Взор Короля пробегает по крышам, улицам, площадям и замирает на порталах, не принадлежащих Охоте. В городе уже начинает происходить неизвестная неразбериха. Присутствия Старшей Крови не чувствуется, но «след» от Marwolaeth начинает раздваиваться. Похоже, что придется проверить оба следа. Группа Карантира и Имлериха пойдет по одному следу. Отряд Нитраля по второму.

На Нагльфаре за спиной реального тела Короля тем временем вспыхивают порталы, Дикий Гон приходит в движение, чтобы через секунду обрушиться на город.

+5


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [10.12.1271] Вопрос жизни и смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC