Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [01.1272] Тревожные огни


[01.1272] Тревожные огни

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://i.imgur.com/gMKc8Kc.png

Время: начало января
Место: Темерия, Вызима и окрестности
Участники: Геральт из Ривии, Вернон Роше
Краткое описание: суровая зима для Темерии сурова вдвойне: на севере буйствуют чудовища, на юге... тоже, одетые в черную форму. А тут, как оказалось, ещё и в самой столице, со дня на день рискующей стать всего лишь одним из завоеванных городов одной из очередных провинций, дела идут как-то странно. И здесь ведь как обычно, грязной работой будут заниматься только те, кто для неё созданы.
NB! нецензурная лексика, насилие и шлюхи.

0

2

Потом местные – из тех, кто пережил эту зиму – говорили, что таких годов давненько уже не видели. Мало того, что снова война – так им не привыкать, сколько уже видывали, и сколько ещё будет? А чёрные, белые, или войска самого сиятельного государя Фольтеста, упокой его боги, дрались между собой – было не так уж важно.
Так и ещё и страхолюдины.
В прошлую войну, поговаривали, нильфы оставляли за собой выжженную землю. Если так, то в Темерии им приходилось худо – чем дальше на север, тем хуже. Леса и болота - всё, что ждало завоевателей, и даже столица, со всех сторон окруженная водой, не могла похвастаться ничем иным.
Зато эта самая столица сильно интересовала некоторых темерцев. Одним из них был Вернон Роше, бывший капитан темерской армии, бывший командир специального отряда его величества, бывший глава над доносчиками, нищими и шлюхами, и бывший, так уж получилось, патриот. По мнению многих – потому что героически сложить голову на фронте, борясь с многократно более численным противником это патриотично, а вот остаться живым, да помочь в этом нелегком занятии нескольким хорошим ребятам, видя, что толку не будет – нет.
Роше, набивая трубку дерьмовым сырым табаком, никогда не спорил. У него сейчас не было ни власти, ни мундира, ни даже дома – только мрачные, темные, сырые и засыпанные снегом леса его родины. Точнее того, что от неё осталось – и с каждым днем оставалось всё меньше.
Было совсем несложно пустить слух о том, что в этой части лесов завелись чудовища. Во-первых, Арчи несколько раз видел в лесу следы, которые, как он божился, не принадлежали ни одному из известных животных, а размером были ну с целый локоть! Роше относился к этому скептически, но парни и сами даже по нужде далеко в одиночку не уходили. Во-вторых, у напуганных местных и без того глаза от страха были велики, а дезертировавший то ли пятидесятник, то ли сотник, провозгласивший себя ни много ни мало – властителем местных земель – с опаской воспринимал все новости о неведомых чудовищах, расползающихся из Велена во все стороны подобно чуме.
С этим самопровозглашенным князьком Роше решил разобраться позже, если тот начнет мешать – у него было слишком мало сил и ресурсов, чтобы производить захват, да и толку в этом было никакого. Сидя в замке, никак не сможешь устраивать диверсии чёрным, стягивающимся в кольцо вокруг Вызимы.

Потом спустя какое-то время «князек» объявил награду за башку того чудовища, которое сидит в лесу. Мол, слишком много припасов гробит, да и княжеских лесничих тоже схарчило, ни косточки не оставило. Об этом Роше узнал самолично от третьего по счету «лесничего», здоровенного и тупого детины, который сначала долго махал кулаком (одним, потому что вторую руку ему очень удачно прострелил Арчи), а потом расплакался, как барышня, и долго объяснял, как ему жизнь не мила, и просил его убить, потом передумал и поклялся в вечной верности. Выводили его из лесу – вернулся по своим следам, два дня плутал, как только не околел - в общем, смешной парень, но сильный и на диво выносливый, решили его у себя оставить, пусть дрова таскает.
В лес пару раз забирались другие охотники за наградой – парни из опытных заводили их в самые дебри, иногда так и оставляли, иногда – убивали, если противник казался им слишком опасным, в целом жизнь текла так, как только может течь жизнь тех, кого жизнь накрепко загнула.
А потом те из местных, кто таки прознали про партизан, вместе с провизией принесли свежие слухи – то, что король-то жив! Роше, самолично видевший хладное тело монарха, только плюнул, скривившись, и матерился добрые четверть часа.
Но слухи не угасали.
А потом в лесу появился белоголовый ведьмак – счастье, что в тот раз дежурили те из парней, кто помнил Роше ещё до войны, и ему сразу же доложили об этом.
- Не убивать! – рявкнул Роше, потом успокоился, хмыкнул, подумав, что хер ещё убьешь этого, и принялся заматывать голову – в последнее время на морозе его разбивала сильная головная боль. Не иначе, старость – а может, последствия того, что в последнем побоище его как следует по ней ударили.
- Ведите его сюда. Но аккуратно. Берегите себя, парни, в свое время он мог двадцать людей сразу уложить, - если темерец и преувеличивал, то лишь слегка, - интересно, что ему здесь понадобилось.
И отправился встречать дорогого гостя.

+3

3

Зима выдалась, прямо сказать, херовая, но интересная, и в такую зиму отсиживаться в Каэр Морхен было бы разумно. Именно поэтому Геральта там и не было. Именно поэтому он провел прошлый день в замке у местного “князя”, радушно принятый им и его не менее пьяной свитой. Полагающийся набор шутеек выслушал, по нужному адресу желающих отправил, заказ принял. О выпитом не жалел, потому как благоразумно воздержался от самогона, который ребятки гнали то ли из навоза, то ли из опилок, и употреблял исключительно пиво - омерзительное, но для ведьмака в смысле похмелья почти что безопасное.
Чем дольше Геральт слушал байки о чуде лесной, пожирающей всех подряд - людей, свиней, обозы - тем больше убеждался в том, что даже заказ на утопцев или гулей с соседней, заваленной трупами, поляны, и то перспективнее, потому как всяких чуд он видел, но ни одна не жрала зерно вместе с телегами.
Да что уж там, обычно они вообще зерно не жрали.
- Ну и рожа у тебя, ведьмак, - сказал один из встречающих. Геральт, который получасом раньше провалился левой ногой в трясину, отплевался от непрерывно падающего снега, который набился за ворот, в капюшон, в бороду, и мрачно посоветовал:
- На себя посмотри. Денег нет, еду мимо. Могу люлей выдать, если очень надо, но мне лень и недосуг, так что, может, миром разойдемся?
Надежды на это было мало: в сумерках и снегопаде небольшая компания на дороге походила то ли на партизан, то ли на дезертиров, и те, и другие в захваченной Темерии окончательно озверели и мало отличались друг от друга. В общем, можно считать, что “чуду” Волк нашел, хоть на это и не особенно рассчитывал - в такую погоду можно с виверной разойтись в двух шагах, и никто никого не то что не почует, даже не увидит.
“Чуды” почему-то взгоготнули, и Геральт уже тоскливо подумал, что драки не миновать, когда один, медленно обрастающий снеговой шапкой, заявил:
- Не. Люли свои засунь себе aep arse, как там нильфы говорят, тут командир с тобой побеседовать хочет. Без драки, так-то. Мечи…
- Не отдам.
- Лады, - неожиданно покладисто согласился “чуда”, - только руки к ним не тяни, а то ребята нервные, стрелять начнут. Пойдем. Aep arse его мать…
- Да ты прям полиглот, я посмотрю, - не удержался ведьмак, с сомнением разглядывая снежный завал в стороне от дороги.
- Слыш, я тебе хоть слово дурное сказал?..

И как их еще не нашли? Может, не искали хорошо, да и кому искать: нильфгаардские войска стояли дальше, а на мили вокруг чудом выжившие крестьяне, “князья” да трупоеды, от обилия жратвы охреневшие настолько, что ни мороза, ничего не боялись. Геральт отдал поводья крепко обиженному “полиглоту” и повернулся - ровно, чтобы увидеть идущего навстречу командира.
- Да ладно, Роше, ты в страховидлы подался, - промолчать дорогой гость просто не смог, протягивая руку, - с горя, не иначе. Здравствуй.

+3

4

- От страховидлы слышу, - широко улыбаясь несмотря на сковывающий губы мороз, ответил Роше, в свою очередь протянув руку для приветствия.
Не слишком знакомые с народным фольклором и уже канувшими в Альбу анекдотами про темерца и ведьмака заросшие по самые уши партизаны – ну а что, так было даже теплее – настороженно и с любопытством смотрели на умилительное зрелище встречи двух старых приятелей.
Не иначе все, кто не стоял на страже, стянулись поглазеть.
- И тебе не хворать. Так кто меня сдал, Геральт? Хотя дай угадаю. Пойдем, там теплее, выпьешь чего.
Несмотря на провожающие их завистливые вздохи, Роше действительно себе мог это позволить – с дюжину дней назад вследствие стечения странных обстоятельств и буйной фантазии ребят из старых «полосок» они разжились неплохими запасами самогона. Про чистоту слезы даже не мечталось, но не первач - и то хорошо. С рядовыми говнюками Роше не делился из педагогических принципов, а сам нажираться опасался - так и вышло, что запасы скуднели довольно медленно.
Идти было не так уж долго – сначала по утоптанной тропе через заваленный снегом почти что по пояс яр, потом через кусты, с виду непролазные, потом по склону с четверть часа, и до холма. В холме с древних пор была дыра, которую они до того, как ударили морозы, расширили и укрепили, а за дырой…
- Храм тут какой-то был, - проводил любезный культурологической экскурс увязавшийся за ними Арчи, помнивший ведьмака ещё со времен осады замка Ла Валеттов и Флотзама, - ну в храме какая-то херь, матьево, сидела, мы ее выкурили. Лучшие свои портянки на кострище отдал, два года сносу не было, не снимал почти.
- Цыц! – для порядку прикрикнул Роше, которого, конечно, трескотня Арчи перестала отвлекать уже лет этак пять назад, но ему ж только дай повод потрепать языком. Если бы его интересовали бабы, а не тыквы, наверное отбою бы от такого помела не было.
Но это действительно когда-то был храм. Или дворец. Или кладовка – хер их этих эльфов разберешь, восторженно тогда присвистнул Роше, когда они чудом наткнулись на это волшебное место. Под землей было намного теплее, чем снаружи, балки упрямо удерживали своды, а чуду реально выкурили и больше она не возвращалась – то ли издохла после встречи с портянками Арчи, то ли собратья схарчили. Им, дезертирам и партизанам, очень повезло, и расположились они с полным комфортом – даже жаль будет оставлять, если что, но слишком долго на одном месте оставаться нельзя. Потом ведь начнется весна, войска двинутся на север – в этом уже не было никакого сомнения, и им придется отступать до самого Понтара, а то и выше, через Велен в Реданию.
А ещё Роше очень нужно было попасть в Вызиму. Эта мысль терзала его с настойчивостью единственного в наглухо закупоренной палатке комара, не давала спать, есть и пить – темерец постоянно плевался, матерился, поминал курву и пытался понять, как он это провернет.
Но что уж там, встречи со старыми друзьями иногда подбрасывают неплохие мыслишки.
- Не ставка Полосок в Вызиме, конечно, - хмыкнул Вернон, роясь в горе командирского хлама и наконец выуживая оттуда хреново припрятанный пузырь, - но чем богаты. Небось этот гребаный князек снова по всем столбам развесил, что платит полновесным золотом за башку страховидлы? Не ведись, пиздит, нет у него нихера. Ты пей, ведьмак, там у него в замке не нальют. Хотя вообще соваться туда не советую. Как тебя вообще сюда занесло?

+4

5

- А поведусь - что делать? - скептически хмыкнул Геральт, которого трескотня Арчи не так уж беспокоила, зато крепкий дух самогона весьма приободрил, - если у тебя и есть запасная башка, все равно ты даже для страховидлы так себе. Так что накрылся мой заказ, известно чем.
При воспоминании о том, что там, в замке, наливали, ведьмак едва заметно передернулся - хоть и говорили, что у мутантов нет никаких эмоций, а страха паче того, но некоторые вещи продирали до костей. Запах княжеской настойки, к примеру. Геральт сильно подозревал, что настаивали ее на тех самых портянках Арчи.
Всё познается в сравнении, в общем. Может, и не ставка Полосок, но уже лучше, чем…
Геральт задумался. А вот как, кстати, назвать это?
- Тем же, что и обычно, - он пожал плечами, - такая зима, не до отдыха. Нальешь, или так пить будем?
Встреча с Верноном Роше, хоть и радостная, тоже имела свой аромат, и нет, совсем не тот, который в норме бывает у эльфских руин, облюбованных толпой мужиков - попахивало от нее, к тому же, перспективой впутаться в неприятности, по обыкновению - чужие, но в этом, как раз, ничего странного не было.
- Налью, конечно, - косо усмехнулся бывший командир «Полосок», выуживая откуда-то видавшие всякое кружки. Не боги весть что, но лучше, чем хлестать из горла.
Внимательно следил за ведьмаком, но о делах начал не раньше, чем первая порция успела перекочевать из чашки вовнутрь.
- Тут такое дело, Геральт… как ты верно заметил, зима удалась так себе, - плеснув по второй, сказал Роше, - и дело совершенно не в чудовищах. Спрошу прямо – ты слышал эту ересь про то, что Фольтест, оказывается, выжил?
Обжигающий ком первого глотка прокатился в горле и рухнул куда-то вниз, неприятно так: плохо пошло, да еще и потому что от неожиданности Геральт чуть было не закашлялся. Втянул воздух через перчатку, так и отпустило слегка.
- Я какой только ереси не слышал за свою жизнь, - сдержанно начал он, - эта, знаешь, не самая страшная. Ты, я полагаю, тоже. Но мы оба своими глазами видели.
- Именно! – если бы здесь был стул, Роше бы его сейчас опрокинул, но чурбан, его заменявший, стоял слишком крепко. Темерец нервно опустил руки на импровизированный стол: - понимаешь, тут говорят, что они вправду его видели. Фольтеста. Живехонького! Немного постаревшего – говорят, очень бледный и выглядит нездорово, но неудивительно после такого ранения-то, едва оправился. Я бы поставил все свои деньги на то, что это происки гребаных чародеев – но нет, Геральт, рядом с ним постоянно таскается жрец Вечного Огня. И лопочет, дескать, божественная воля и всякая такая херь, спасла нам монарха и Темерию заодно.
Роше коротко и невесело хохотнул – шутка в расшифровке не нуждалась, потому что то, что осталось от Темерии, ограничивалось едва ли несколькими верстами вокруг Вызимы. Понизил голос:
- Ещё говорят, дворяне в ярости и недоумении. Помнишь ту девчушку, Анаис Ла Валетт? Её хотели посадить на трон, Наталис успел мне сообщить, что кое-кто тянет к ней лапы с целью управлять, а потом, ну, знаешь, в общем нам всем стало не до того. Ещё Адда. Тоже хотела на трон. А теперь что-то не спешит лобызаться с воскресшим папочкой. В народе говорят, что это сам пророк Лебеда в новом теле воскрес, и страну, значится, ожидают добрые времена.
Ведьмак слушал и понимал, что с "всякой ересью" и опытом, пожалуй, поторопился: рассказ Роше, впрочем, на одну не тянул, скорее на букет - очень похожий на букет дурных болезней. И хотелось бы отмахнуться, но градус абсурда был таков, что пока выходило только головой покачать. Захочешь сочинить - нарочно не получится.
Начать вот хоть с Фольтеста в сопровождении жреца Вечного Огня.
- Роше, - с каким-то даже сочувствием сказал Геральт, - какая уже разница?
Трон Темерии - как и сама она, уложившись в несколько миль вокруг Вызимы - стал чем-то эфемерным, вроде лютиковых поэтических метафор, и по сути мало значения имело, кто на него претендует, потому что всё это - дележка чужой добычи.
- ...да хоть самозванец. Роше, это не первый в истории случай, когда появляются "воскресшие" короли. Но этот точно не понимает, во что ввязался. Добрые, курва, времена…
Роше скривился так, будто ему вместо водки подложили тазик лимонов. Выпил, даже не занюхивая.
- Какая тебе разница, - передразнил он, - Вызима падет со дня на день, уже бесполезно рыпаться, давайте завернемся в темерские флаги и сами приползём на жальник, так, выходит?
Таки вскочил, принявшись нервно мерить шагами старые эльфские плиты.
- В истории вообще было много поганых случаев, Геральт. Бывают случаи, когда страна возрождается, и тогда возникает вопрос, кого садить на трон – вот тогда-то и возникают всякие двойники и самозванцы. Меня терзает вопрос, почему сейчас. Да и вообще, мать его, терзает!
На мгновение остановившись, бывший капитан снова положил ладони на стол, и мрачно произнес:
- Мне нужно знать, хоть убей. Вся эта история заварилась из-за того, что короля убили, и теперь мне кажется, что мы с тобой оказались в самых крупных дураках. В глаза хочется ему глянуть. Вообще… я хотел вывезти Анаис, пока не поздно. Пока жива королева – живо государство, так ведь? Но о ней теперь ни слуху, все говорят только о Фольтесте, я уже не знаю, что думать. Голову себе сломал, почти что замотался в темерский флаг, а тут гляжу – мой старый друг Геральт. Дай, думаю, спрошу у убийцы королей, не захочет ли он по старой дружбе помочь. Скажи, Геральт, ты же правду видел, как Лето ему вскрыл горло?
- Я видел. Очень близко. После такого не выживают. Не знаю, кому ты там в глаза смотреть собрался, но это не Фольтест.
Слабоумие и патриотизм. И еще любопытство - неумеренное. Но если бы ведьмак был сторонником умеренности, его бы и здесь не было, если подумать. А если Роше думал, будто убийца королей в это ввяжется "по старой дружбе"...
- Налей еще, - мрачно сказал Геральт, откидываясь спиной на стену.
И если Вернон Роше, человек, почти завернувшийся в темерский флаг, так думал, то он - по чистой случайности - не ошибся.
- И давай свой план. Он у тебя наверняка есть.

+4

6

- Узнаю старого доброго Геральта, - наконец оскалабился темерец, охотно наливая ещё.
У Роше всегда был План. Совершенно особая глава жизни и взаимодействия с беловолосым ведьмаком, и рассказывала она о том, что любые попытки следовать любым планам обречены на провал заранее. Как-то так постоянно получалось – Роше планировал провести долгую и насыщенную работой жизнь подле Фольтеста и темерского трона, но тут возник Геральт, Роше желал разобраться с Лоредо, но тут Геральту загорелось угонять эльфскую барку вместе с гребаными эльфами, Роше хотел решить что-то с каэдвенской проблемой – и тут тоже вмешался Геральт. Но, по сути, Геральт тоже совершенно не был в этом всем виноват. И хрен знает как так вышло, что Роше постоянно казалось, что неясно, как оно бы все обернулось, попробуй он довести каждый из своих планов до конца – и он не был уверен, что не стало бы ещё хуже.
На что-то такое следовало рассчитывать и сейчас, но план все-таки был.

- Самое сложное, - говорил Роше, развернув карту: потрепанная, засаленная на сгибах и даже подкопченная с одного из углов, она занимала весь стол, - это обойти войска на подступах к городу. Чёрные манерничают и не хотят брать Вызиму силой, даже пригнали сюда дипломатов и пытаются договориться. Ещё недели две, и в городе начнется настоящий голод. Цивилизованность – кажется, они так это называют.
Темерец скривился, едва удержавшись от того, чтобы сплюнуть. Потом ткнул в карту пальцем, возвращаясь к тому, что его интересовало.
- Вот здесь, со стороны Темноводья, озеро у́же всего, и лес подступает вплотную к берегу. Можно пробраться прямо по льду, морозы стоят уже долго. Луна сейчас яркая, но погода пасмурная, по ночам висят тучи – нужно будет следить за небом. Лошадей придется оставить, за ними присмотрят. Кстати, ты как, уже вспомнил, как зовут всех твоих кобыл?
Вообще на языке Роше  вертелась уйма вопросов, начиная от животрепещущих, касающихся убийц королей и всего того, чем так печально закончился Лок Муинне, и заканчивая тем, разобрался ли Геральт со своими бабами. Впрочем, кто заплатил ведьмаку Лето за то, чтобы на севере начались беспорядки – сейчас смахивало на очевидный факт, вот даже на хер гипотезы, и в пояснениях, пожалуй, не нуждалось. А что бы ни творилось с мифическими бабами Геральта, двумя или полусотней – спасибо, что не привёл их сюда, а то неприятности же возникнут.
Так что беззлобная, ставшая уже достаточно привычной за время их недолгого, но очень продуктивного сотрудничества шпилька относительно геральтовой памяти развития не получила.
- Я не рассчитываю отбить Вызиму, - заявил темерец с таким видом, будто бы вообще мог, но в этот раз отчего-то не сложилось, - но перед тем, как город возьмут, надо выяснить, что там происходит. Внутри у меня должно было остаться ещё порядочно знакомых, если нет – будем давить на чувство патриотизма и желание жить. Попеременно. Как тебе план? Совсем забыл сказать – я знаю несколько лазов в город, но там, вероятнее всего, стоит охрана. Будем надеяться, что без арбалетов. Ты же поможешь мне их уболтать? Я бы сходил туда с отрядом, да парни что-то этой зимой плавают плохо, доспех ко дну тянет. А с тобой должно получиться, ты половину нильфского посольства вырезал в одиночку. Были же времена…
Саркастически хмыкнув, темерец побарабанил пальцами по столу.
- Ну как, есть возражения, ценные поправки? Можем выдвинуться прямо сегодня ночью, завещание я написал заранее.

+3

7

- И на том спасибо, - не удержался Геральт, услышав рошевское “не рассчитываю”, были те несколько вещей, к которым он не был готов - например, отбивать Вызиму превосходящими силами ведьмака и патриота, - только я зимой тоже плаваю не очень. Да и ты, если подумать. Так что на льду давай осторожнее.
Вопрос про кобыл он проигнорировал - намеренно, потому что знал, как опасно развивать эту тему, сначала кобылы, потом бабы, потом дойдет до татуировки и шуточек на эту тему, нет, самогона у Вернона явно недостаточно.
- Уболтать помогу, я ж дохера дипломат, - желчь в голосе ведьмака можно было расслышать невооруженным ухом, но поправок у него не было, за неимением представлений о путях в город. Было много раздосадованных комментариев и несколько вопросов к Предназначению, но можно смело отбросить.
- Пожрать у вас дают? - подумав, уточнил Геральт, как бы подводя итог, - а то я нильфов не ем.

Снег, на счастье (или на беду, как посмотреть), продолжал валить. К вечеру притих, будто как раз для того, чтобы бравый отряд из двух условно человек мог перебраться через то, что могло считаться условно переправой, а потом - будто подушку вспороли. Лошадей и впрямь пришлось оставить, дальше брести в снегу по пояс, и временами не терять Роше в бесконечном белом мареве помогало даже не ведьмачье зрение, а рефлексы и реакция на движение где-то рядом.
Темно не было, нет. Но толку, если не отличаешь, где земля, где небо, а где воздух?
Отличная, думал Геральт, отличная, курва мать, погода. Самое то, чтобы куда-то пробираться. Кроме шуток.
Ни один караул в такую погоду на расстоянии двух шагов ничего не разберет.
Тут главное - чтобы лед выдержал, но, к счастью, им пока везло, если можно назвать везением попытки идти в снегу, дышать снегом, не нажраться снега и все прочие развеселые штучки, которые можно проделывать в такую погоду. Насчет того, будет ли на выбранном Роше месте какая-то охрана, ведьмак сомневался.
Как и в том, выйдут ли они туда, куда нужно.
И совершенно зря - оба раза. Из метели таки проглядывал кусок стены, слегка обвалившийся в этом месте.  Дисциплинированные нильфгаардцы стояли на посту - если так можно назвать попытку спрятаться за обломками, чтобы не превратиться в сугроб. Два сугроба, в которые уже превратились гости с той стороны озера, подползали практически незаметно, не особенно стараясь: в этой срани кто угодно мог быть высококлассным диверсантом, возможно, даже скальный тролль, или бешеная виверна, и это было хорошо, поскольку убивать людей без надобности Геральт всё еще не любил. Несопротивляющихся - тем более. Понятно, что сказал бы ему на это Вернон, но спорить Геральт не любил еще больше (хотя постоянно в это ввязывался), потому надеялся на то, что разведчику вовремя придет в голову мысль, что живой патруль не вызовет у их начальства здорового интереса, который обычно проявляют к мертвому различные нервные личности.
Высказывать эту мысль вслух ведьмак не решился, потому что необходимая для этого громкость лишала все предприятие смысла.

+3

8

Вернон, конечно, был в корне не согласен с перспективой оставлять у себя за спиной кого-то, кто мог в эту спину ударить, а в случае поспешного бегства – плюнуть в рожу, и добро бы не нильфгаардскими метательными звездочками. Но имперские командиры держали свои кордоны в тонусе, и даже мерзейшая погода не могла стать преградой проверкам, так что со скрипом в зубах стоило согласиться с неозвученной, но витающей в воздухе стратегией. Будь вместо нильфгаардцев тут темерцы – то давно уже смылись бы куда-то, где было потеплее, будучи уверенными в том, что сотник не придет их проверять. Может потому и просираем всё на свете, тоскливо размышлял Вернон, нервно подергивая плечами и надеясь, что чужой взгляд, буравящий позвоночник, ему всего лишь кажется.
Потом прошло – ну и вот, благодаря всё той же метели, можно было рассчитывать на то, что уж темерские-то патрули точно сидят по укрытиям и не высовываются.
- Дальше придется немного запачкаться, - предупредил Роше после того, как они успешно проскользнули мимо нильфгаардского патруля и ступили на территорию новой Вызимы. Путь их был витиеватым, несколько сот ярдов вёл сквозь эльфские стоки – замок на решетке пришлось сбивать шестопером, но все звуки гасил непрерывно падающий снег – но в конце концов вывел в самый паршивый квартал города, даже во времена расцвета заселенный нищими, убогими и нелюдями. Роше здесь не стоило светить своей рожей даже сейчас – хотя он, если честно, сильно сомневался в том, что хоть кто-то способен узнать в бродячем сугробе когда-то знаменитого охотника на нелюдей.
В Вызиме было пусто и тихо, словно город уже вымер.
- Что-то мне это не нравится, - мрачно поделился Роше, отплевываясь от набившегося в рот снега. Хорошо, что они пожрали там, у ребят – тут, кажется, было уже жрать нечего.

Ни одной знакомой шлюхи он в городе не встретил, это серьезно тревожило – да и вообще ни одной, а они высовывали наружу нос даже в такую погоду, потому что, как известно, замерзший мужик охоч если не до сисек, то хотя бы до тепла, а там уже можно уболтать на дополнительные услуги и всё вот такое. Ни однюсенькой, не было на месте и безотказно работающей в любую погоду Зоськи, а на её помощь Роше сильно надеялся. Знал, что она благополучно добралась до Вызимы, но дальше ее след потерялся, а ему было не до того – и что теперь было делать? Не городскую стражу же расспрашивать, а то те сразу доложат кому надо, а с дезертирами, пусть даже с такими выдающимися достижениями, в военное время поступали очень просто и быстро.
- Геральт, - задушевным тоном сказал Роше, когда они заворачивали в очередную занюханную подворотню для того, чтобы обойти площадь, на которой могла быть стража, - я видел, что у тебя с бабами хорошо клеится. А что если мы сейчас зайдем в бордель, и ты постараешься выяснить, что за херь тут происходит, а я совершенно случайно рядом постою и послушаю? На девок не претендую, только выясни хоть что-то.
И темерец кивнул на тоскливо засыпавшийся снегом дом, с виду ничем не примечательный и без вывески.

+4

9

Охереть, просто охереть. Немного запачкаться. Геральт хотел было спросить, с каких пор Роше волнуют такие вещи и почему он думает, что они начали волновать ведьмака, но это тоже означало начинать долгую дискуссию, которая непонятно, во что превратится, и, главное, неясно, зачем.
Что касается “не нравится”, то это, как раз, было очень понятно - Геральт бы сильно удивился, если бы Роше что-то здесь было мило, потому как место, в которое они забрели, было ровно настолько восхитительно насколько может быть восхитителен паршивый район паршивого города в очень паршивое время.
Или, вот если сравнивать, к примеру, как идеи Роше.
Ведьмак почесал щетину, разглядывая наполовину исчезнувший под снегом дом. Если до сих пор ему было непонятно, на что рассчитывал Вернон, таскаясь по улицам в такое время и такую погоду, как его бы кто спросил, то в нее дурной хозяин собаку из дома не выгонит, а шлюхи и сами не пойдут… но здесь всё-таки было что-то не так.
- Запах, - сказал Геральт и еще раз медленно вдохнул, для верности, - здесь пару дней не топили, не меньше. И ни одно окно не светится. Порог завалило. Предположим, здесь есть черный ход, но остальное… знаешь, пожалуй, я на шлюх тоже не претендую.

Шутки шутками, но в жизни своей ведьмак повидал достаточно, чтобы предполагать худшее, и от самых дурных предчувствий спасало только всё то же ведьмачье обоняние, подсказывающее, что чего-чего, а мертвецов внутри нет, ни убитых, ни погибших своей смертью. Это немного успокаивало.
Как он и предполагал, к черному ходу таки была протоптана дорожка в снегу: сейчас, правда, её стремительно заметало снова. А расчищали этот ход не лопатой - вообще, в осажденных городах первым делом переставали обращать внимание на такие мелочи, как градоустройство и порядок на собственном дворе, но…
- ...видимо, им попросту не до того. Дрова по этому ходу не протащить, следовательно, дров у них нет, потому и не топили, но кто-то здесь всё-таки живет, - негромко пояснял Геральт. Здесь, за домом, уже было можно говорить даже вполголоса, не рискуя в прямом смысле слова выбросить сказанное на ветер.
В дверь на всякий случай постучал. И даже отклик получил почти сразу - и вот теперь это не нравилось уже ведьмаку.
- Войдите, - Геральт не был даже уверен, что хриплый женский голос слышит Роше, но на всякий случай остановил того, осторожно открывая дверь.
И не зря.
Из темноты выстуженной и практически пустой кухни на него смотрел арбалетный болт. Держащее его существо больше напоминало гору тряпок и выразительно шмыгало носом, таким образом одновременно предупреждая о готовности чуть что спустить тетиву и о том, что видеть гостей в этом доме никто не рад.
- Чо приперся? Иди, откуда пришел, мы не принимаем, - девица закашлялась и сплюнула в сторону, - а то прибью к двери… и суп сварю потом.
Болт, впрочем, ходил из стороны в сторону, так что насчет двери и супа ведьмак очень сомневался, но руки на всякий случай поднял - больше примирительно, ну не воевать же с… вот с этим.
- Опусти оружие, мы с миром пришли.
- Ага, - буркнула девка, - те тоже с миром приходили, и где мне теперь Граську с Яськой искать? Брысь, сказала!
Геральт на это “брысь” пригнулся и рыбкой нырнул вперед: за спиной стальной наконечник глубоко ушел в дверной косяк, стрелок-неудачница было хрипло заверещала, но закашлялась снова и заревела, повиснув у ведьмака на руке.
- В общем, с бабами у меня отлично клеится, - ядовито заключил тот, - сам посмотри. Дверь закрой, что ли, и без того холодно. Водка у тебя еще есть?

Девку звали Тари, и её оставили заведовать борделем в отсутствие мадам. Она “как знала, что все по этойсамой пойдет”, а потому не удивилась ни визиту стражи на следующий день, ни последующему стремительному скатыванию в пучину, совсем плохо, разве что, стало когда дрова кончились:
- ...да жуть, тут пришли эти, и говорят, закрывайте свой этот… вертак… вертух… вертеп, во! Нечистый. Да какой он нечистый, у нас тут каждый день уборка, Мама Лори с белым платком подоконники проверяла… так вот, закрывайте, говорят, а то негоже взгляд истинного короля оскорблять. Вот, мол, Фольтест вернется, потому как жив он… - Тари печально глянула на Роше, - а можно еще глоточек? Короче, я им говорю, пидоры вы, какой же то Фольтест, раз хочет, чтобы “фиалку” закрыли?! Ну они и запретили нам дрова возить...

Отредактировано Геральт из Ривии (29.10.2017 17:21)

+3

10

«Да это преступление против человечества!» - едва не брякнул Роше, но вовремя сумел удержать пасть закрытой. Кроме шуток, ситуация действительно была из ряда вон – уж что-то, а бордели продолжали работать даже в войну, даже на фронте, даже… ну, везде и всегда, в общем. То, что их по каким-то причинам не было в заросших лесах, где он с ребятами когда-то выслеживал скоя`таэлей – досадное недоразумение и банальнейший недосмотр мэтресс от дела управления шлюхами, но нежелание топтать туфельками грязь и ложиться спиной на муравейники Роше понять мог. Не мог понять почему здесь, в городе – в бывшей столице! – по каким-то неведомым причинам это дело решили порицать и осуждать.
- А какие ещё новые порядки в Вызиме? – мрачно спросил темерец, ревностно отбирая у Тари флягу, когда стало ясно, что одним глотком дело не ограничится, - ходить строем, спать по расписанию и ссать по двое, непременно восславляя богов и нового короля?
Чем дальше он слушал, тем больше – с каким-то даже облегчением – понимал, что Фольтестом здесь и не пахнет. Возможно, действительно притащили самозванца, или даже попросту кого-то очень похожего. Дворяне, небось, как только жареным запахло, упорхнули куда-нибудь на север, весьма своевременно вспомнив о давней дружбе с двором Визимира и собственных убеждениях насчет того, что северная династия, мол, будет истинным спасением Темерии. Кто сейчас этого Фольтеста узнает вообще?
Тари, на удивление, кивнула.
- Комендантский час, значится, ночью кого на улице словят, того сразу в каталажку. Я уж грешным делом думаю, может и самой туда – там кормят и вроде как топят, но кто ж тогда тут за всем будет присматривать? А мама шкуру снимет, как вернется. Покайтесь, говорят, всё лишнее сносите в церковь, а коли кто не хочет, то сами придут и заберут.
Роше скрипнул зубами.
- А с какого у нас в Вызиме такая власть у жрецов появилась? – спросил он, - неужто Радовид своих орлов запустил, решив напоследок ободрать соседа под шумок?
- Да хер его знает, - в тон отозвалась девка, - это вы вроде как намекаете, что реданцы к нам сунулись? Радовид не Радовид, разницу знаете на чем повертеть можно?
Она протяжно шмыгнула носом и передернула плечами под толстым слоем одежек и платков.
- Знаю, что приперлись эти осенью, - наконец после долгой паузы произнесла Тари, - аккурат вот как стало понятно, что война эта по-серьезному. А потом вроде как Фольтеста они и вылечили. Только, сдается мне, это херь какая-то. Сначала короля вродь как ведьмак убивает, - на этом моменте она стрельнула глазами в сторону Геральта, но без неприязни, - а потом вродь как оказывается, что не совсем.  Я что думаю, может они волшебствовать научились? Лежал себе Фольтест спокойно в склепе, а они его раз! И в мир живых.
- А что, действительно Фольтест? – уточнил Роше, - его кто-то видел?
Девка помотала головой.
- Да вродь видели один раз, а может не его вовсе. Издали разве разглядишь? Да и жрецов этих столько, аж красно в глазах. Тут и свою мамку не узнаешь, так мельтешит.
- Итого у нас дохера жрецов, комендантский час и попытка насадить… как это правильно, Геральт? Духовные скрепы? А с дворянами что? Что с командором Наталисом?
Тари снова помотала головой, а потом невесело хихикнула.
- Ни слуху ни духу. Велерад где-то тут ошивался, но про него уже долго не слыхать. Сами понимаете, с клиентами, которым охота посплетничать, в последнее время туговато.
Темерец с жалостью глянул на девку и отдал ей свою флягу.

- Не хочу я её про Анаис расспрашивать, - мрачно говорил Вернон, когда дом любви остался за спиной, - мало ли, сейчас она перед нами сопли распускает, а завтра за дрова станет благопристойной жричкой. И не сказал бы, что я её не понимаю. Вот чего нихера не понимаю – так это то, с какого ляда… постой.
Он хлопнул себя по лбу.
- Может, Радовиду нужна Анаис? Вся эта фигота с жрецами здорово отвлекает внимание. Геральт, мы обязаны выяснить, что с ней. Это даже важнее, чем херня с Фольтестом.

+2

11

“Блядь, Роше”, хотел сказать Геральт, но воздержался. Для человека, который вечно пытается усидеть на заборе верхом, он удивительно хреново на нем держался, да и вообще жизнь всё чаще напоминала не забор, а поток известно, чего, крутящий ведьмака, как щепку. Возможно, прибиться к какому-то из берегов было бы безопаснее, но кто не ищет легких путей, тот Белый Волк.
Ситуация попахивала безумием и, хуже того, бесцельностью, но была такой, в которой Геральт с тоской узнавал в Роше себя, и потому не мог даже обозвать Вернона кретином, несмотря на то, что очень хотелось.
- Не думаю, - ведьмак пожал плечами, вытряхивая снег из капюшона, - на кой ему такие сложности, когда есть Адда? Ничуть не законнее, зато старше. Если она кому и нужна, то тому же Наталису - воевать ее именем за свободную Темерию.
Впрочем, в политике он явно разбирался хуже, чем его спутник и упускал из виду многое - запоздало пришла мысль, что тому же Радовиду Анаис может понадобиться, чтобы больше никому не досталось, но в целом это паршиво, до тошноты, напоминало другую историю, историю, которая, оказывается, так и не кончилась.
Именно поэтому Геральт молчал и не спрашивал бывшего разведчика, а ныне партизана, куда его несет хер. Просто подумал, и добавил:
- У Наталиса был какой-то дом в Вызиме? Может, начнем оттуда?

Всё это здорово смахивало на дурной сон. Один из тех, с которыми он так близко познакомился когда-то. Казалось, еще немного, и картинка сменится, вместо заснеженного города, то ли затаившегося, то ли обессиленного, снова будут черные птицы и призрачные всадники - или, может, он увидит девушку на вороной лошади, исчезающую в снегопаде.
Но все оставалось гнусно настоящим. В том числе, два висельника на дереве у разоренного дома, украшенные табличками, с которых тоже пришлось смахивать снег, чтобы прочесть:
- Нильфская курва. Бунтовщик, - вполголоса озвучил ведьмак и слегка запнулся, - и шлюхин сын.
Маленькое тело “бунтовщика” - при жизни лет десяти - повернулось на скрипящей веревке - должно быть, плечом задел. Надписи были примечательны не смыслом (а как же, будто он когда-то в таких случаях менялся), и не чудовищными ошибками, а криво намалеванным внизу знаком Вечного Огня.
“Не вздумай, курва, обрезать веревки”, - хотел сказать ведьмак, но переглянулся с Роше и тоже молча вытащил нож. Задубевшие тела они сволокли в подвал, и надо было бы сжечь - мельком подумал Геральт, но вот это было уже совсем… совсем, в общем.
Хотя погреться было бы нелишне.
- Я бы еще посмотрел на воскресшего Фольтеста, - Геральт закрыл за собой держащуюся на одной петле дверь, - узнали бы, магия там или нет. Только у кого спросить, где показывают этот цирк?

+2

12

- А если магия, ты, ну… почуешь? – Роше поскреб заросшую щеку и бросил сомневающийся взгляд на ведьмака. Состояние Вызимы ему кромсало сердце – нет, не нужно ожидать многого от города, находящегося в осаде, но темерец не был в столице уже очень долго и понятия не имел, отчего всё настолько плохо. Невольно в голову приходила скверная мыслишка, что, раз уж городу и так со дня на день наступят кранты – конечно, не в физическом отношении, нильфы, конечно, жгли за собой землю, но крупные города все-таки оставляли относительно целыми – можно попытаться набедокурить и… Ну, к примеру, устроить жрецам Вечного Огня свидание с огнем. Вечным, не вечным, в этой священной хероте Роше не разбирался, но у него были с собой и кремень, и огниво. Жаль только, холодно и сыро, хрен разгорится…
- Да, у Наталиса был дом в Вызиме. Ближе к дворцу, туда, - он подтянул перчатки и указал куда-то в снегопад, - попробуем пробраться. Я вот что думаю, надо тихо и задворками, этот херов комендантский час что-то вообще не к месту.

Им везло – потому что темерцы оставались темерцами, даже подчиняясь Вечному Огню или любой другой курве матери, в такую метель никто патрулировать особо и не хотел. Пару раз они ныряли в чистые по случаю свежего снега подворотни, пропуская громко матерящихся стражей – те, в основном, либо бежали в трактир погреться, либо совершали обратный променад до своей солдатской каптёрки, так что по сторонам особенно не смотрели, да и были озабочены в основном тем, чтобы факел на таком ветрище не потух.
- Готово, - шепотом возвестил Роше, когда они миновали с десяток заснеженных переулков и три крупные заснеженные улицы. Кивнул в сторону темного особняка, окруженного высоким забором – не то чтоб Наталис жил богато, но положение обязывало иметь хотя бы что-то такое. По сравнению с замками, возведенными местными чинушами, это было более чем скромно.
- Давай ты первый, я подсажу. Эх, отожрался ты что ли, а?

Внутри, кажется, уже давно никто ничего не чистил – они провалились в снег почти по пояс, с трудом покружили по запущенному и заросшему саду и выбрались к задним дверям дома. Двери тоже были завалены снегом – Роше махнул рукой, предлагая попробовать пробраться к парадному входу, авось, там кто-то поработал лопатой, и пошел первым, протаптывая путь. На полпути замер – ведьмачьи уши наверняка услышали голоса раньше, а темерцу попросту повезло уловить знакомый мат между порывами ветра.
Переговаривалось двое – потирая ладонями в толстых перчатках плечи, стражники, перекрикивая метель, костерили на все лады своего десятника, направившего на дежурство в такую блядскую погоду:
- …да хер кому этот Наталис сдался, блять, кроме нас, ещё час-другой и околеем, нахер, - сетовал один другому.
Роше оглянулся, состроил страшные глаза и пальцами показал, какого из двоих собирается взять на себя.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [01.1272] Тревожные огни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC