- Ну, что-нибудь наверняка можно, - легко соглашается Ричард. - Только я не знаю, что конкретно. А тащить все мы, конечно, не будем.
Он методично осматривает и вскрывает тело, с тоской вспоминая слова "но так ты все равно ничего не поймешь!" и осознавая их справедливость. Свежая кровь заливает грудь яги, отвисшую, но все равно крупную, стекает по коже, оставляя на ней длинные густые разводы, хлюпает под руками. Чавкают выдираемые ребра, пульсирует... пульсирует?
Ричард чертыхается под нос, склоняется сильнее, делает еще несколько не слишком аккуратных разрезов. Затем замирает.
- Блять, - вырывается у него через какое-то время, и, сменив скальпель на обычный нож, Ричард методично и точно несколько раз втыкает его в живот яги. Затем собирает инструменты, поднимается, смотрит на гору трупов, и, поколебавшись, возвращается к ручью.
- Похоже, я плохо знаю здешние места, - говорит он, старательно отмывая нож и руки от крови, - но не думаю, что рядом с ягами может быть еще какое-то опасное существо. Впрочем... этих дам я тоже тут не ожидал. 
Он неловко и немного нервно поежился, затем оделся, собрал вещи и повесил сумки себе через плечо. 
- Хорошо бы направить сюда потом кого-нибудь... знающего. Но самые знающие всегда просят денег. Ладно. Пойдем. Думаю, яги больше не опасны.
О том, что он увидел внутри чудовища, Ричард предпочел умолчать, а еще лучше - забыть. В любом случае, даже если что-то подобное происходило и с некоторыми другими, сомнительно, что...
- Какой-то сегодня длинный выдался денек, не находишь? - Ричард улыбнулся, не разжимая губ, и улыбка получилась скорее ироничная, чем радостная. - По крайней мере, мы живы. А ты отлично стреляешь. И правда смелая.