Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [01.1272] Тайный сыск


[01.1272] Тайный сыск

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://i.imgur.com/gb8etjA.png

Но не сложилось
Но не успелось
Зато у меня теперь есть
Твое тело

Время: начало 12 января, а там как получится
Место: город Золотых Башен, Нильфгаард
Участники: Кадваль аэп Арфел, Шеала, Морвена аэп Мыур, Онорада ла Марш
Краткое описание: Бюро распущено и формально предается гедонизму, деградации и экзистенциальному личностному кризису. И где этим заниматься, кроме как в Фархад Ис, этом средоточии абсурда, беспорядка и низменных человеческих пороков? Правда, иногда оказывается, что сотрудники заняты совсем не этим, пороки - чужие, но при этом становятся слишком уж абсурдными. Попытка государственного переворота входит в комплект.
NB! возможны сцены насилия, в том числе над здравым смыслом, сквернословие, наркотики и детальные описания неприятных вещей

+3

2

Кое-кому здесь даже нравилось, без сомнения, Фархад Ис, Нижний рынок, был одной из главных столичных достопримечательностей - ну вот той, которую вряд ли вспомнят в энциклопедиях, но зато просклоняют в народных байках, потому что, скажем, здесь был колорит. Ранее находившийся за городскими стенами, по мере роста столицы он оказался чут ли не в одном из центральных районов, спускаясь с холмов к устью Альбы и одним краем даже к морю: когда-то в этом месте была прекрасная набережная, теперь о ее великолепии напоминал только проглядывающий под слоем грязи мрамор. Многочисленные шатры дополняли картину и, казалось, были здесь всегда.
Это был не город в городе, нет. Это был другой мир в городе, возможно даже один из тех неведомых планов, к обитателям которых Кадваль время от времени взывал по рабочей необходимости. Ходили слухи, что оставшийся здесь после заката никогда не находил дорогу назад, оставшись навечно обитателем лабиринта палаток, прилавков, случайных площадей между ними и время от времени вырастающих из гор мусора древних особнячков, давно превращенных в некоторое подобие лавок - говорят, когда-то здесь была местность, которую знатные нильфгаардцы использовали, как курорт. Ну там, ветер с моря, виноградники и оливковые рощи, прекрасный вид - нынче ветер с моря был для Нижнего рынка спасением, а для всего города проклятием, потому как уносил все его ароматы вглубь столицы. И тогда даже в императорских садах выше над Альбой могло пахнуть хорошо если специями и острой едой, которую здесь готовили повсюду, а не тухлой рыбой и гниющим мусором.
Каждый император пытался избавить город Золотых Башен от этого нарыва, и каждый потерпел поражение, поскольку Фархад Ис вырастал обратно, не успевало пройти и пары лет - последним был Узурпатор. И у него ничего не вышло. Эмгыр вар Эмрейс неизвестно, что думал о запахе утреннего улова в своих дворцовых садах, но шатровый лабиринт никто не трогал - кроме постоянно наведывающейся сюда стражи (глубоко не заходили) и дознавателей Бюро, точно знавших, что байки о заблудившихся после заката - не более, чем байки. Вероятно, сюда же таскались другие люди де Ридо, но они об этом не распространялись.
А это было бы неудивительно, потому что купить (найти, выменять, продать) здесь можно было, что угодно - от жареного утреннего кальмара и горсти миндаля до женщины, наркотиков и чьей-нибудь души. А если этого не было прямо сейчас, то достаточно сделать заказ.
Дознаватели, по официальной версии, ходили сюда поесть, потому как столичный филиал Бюро чуть ли не примыкал к краю Фархад Ис со стороны моря. Когда их распустили, официальная версия сменилась.
Ведь нужно как-то заглушать горе, да?
Именно этим они сейчас и занимались, если кто спросит. В шатре внушительных размеров (и почтенного возраста), где-то на приличном расстоянии от границы рынка и случайных прохожих, как раз-таки и продавали всякое, в основном женщин (и посмотреть на них тоже) и офирскую дурь, ту, что почти легальная - так с гордостью сообщала хозяйка, мешая офирский акцент с хакландским и раскуривая для дорогих гостей кальян. Вино у нее, между прочим, было весьма неплохое, как смутно помнил Кадваль, который его даже пробовать не решился. Просто жевал жареные креветки и ждал, пока заварится кадфа.
Ну, и кальян, что уж там - их отсек, отгороженный полупрозрачными по настоянию дознавателей занавесками (покров тишины набросить проще, чем отследить того, кто прячется за плотной тканью), уже наполнялся ароматным дымом.
И покров тишины, видимый только чародеям, уже тускло переливался вокруг.
- ...мой информатор утверждает, что, когда Ллойда и императора окружили в храме, Ллойд открыл случайный портал для Его Величества. Если дальнейшее правда, то это действие лишено всякого смысла. Потому что арестованные утверждают, что всё было изначально его планом. Странный план - отправить жертву куда попало, - Арфел передал трубку кальяна сидящей рядом Шеале и потянулся за чашкой, - арестованные, тем не менее, говорят правду. Но это не показатель. Иллюзии, например, никто не отменял.

+4

3

Морвена на территории Фархад Ис бывала чаще, чем хотелось бы, вот и на этот раз она собиралась возразить сослуживцам и предложить выбрать другое место для встречи, но не смогла придумать альтернативы лучшей предложенной. В этом плане Нижнему рынку не было равных, если хочешь что-нибудь скрыть, организовать встречу тайного общества, обсудить заказное убийство или просто поискать щекочущие нервы развлечения, то тебе сюда. Главное ноги потом унести и с “единомышленниками” не встретиться.
Сейчас чародейка, сидя в шатре рядом с коллегами, ощущала себя заговорщицой, что её законнопослушной душе претило и не нравилось, но дело того стоило. Покрывающие репутацию Бюро пятна ощутимо стягивали нутро жесткой коркой, кипящее правдолюбие требовало выхода, но опыт предостерегал от совершения глупостей, лет тридцать назад сновидица бы обязательно учудила что-нибудь и тогда место в камере приготовили бы и для неё. Подобные мысли заставляли хмуриться и кривиться как от зубной боли, поэтому вид чародейка имела неприветливый и мрачный, что в общем, подходило ситуации. 
Нижний рынок меж тем бурлил своей жизнью, идущей абсолютно параллельно всему в мире происходящему. Это место и вправду было особенным. К примеру, человеку с тонким обонянием здесь было ой как непросто, еще на пути к остальным, лавируя между шатрами, Морвена старалась дышать ртом или двигаться с подветренной стороны. Но в итоге ей это надоело, и спустя полчаса обоняние отшибло напрочь, впрочем с этим пришло и облегчение.
Они сидели привычной компанией, какой регулярно собирались по разным поводам. Сновидица пила, ну можно назвать это чаем, к кальяну не притрагивалась. И то, и другое она пробовала ранее и знала, что от чая к ней ночью если и явятся чьи-нибудь мерзкие воспоминания, то в приемлемом количестве, она даже выпросила рецепт этого чая и регулярно упрашивала Родри его заваривать. В качестве снадобья для работы этот напиток подходил идеально, а вот кальян только мысли спутывал. Вдохнув тягучий дым, Морвена снова поморщилась и уткнулась в свою огромную кружку, которую сжимала двумя руками.
- Добраться бы мне до тех арестованных… - У сновидицы зудело и нет, то был зуд не физический, у неё зудело докопаться до истины, обвинениям, которые на Телора повесили, чародейка не верила, ибо считала своего начальника человеком достаточного ума, чтобы так не подставиться. Уж если он бы и задумал покушение, то, наверное, доверился бы более надежным методам, чем открытый неизвестно куда портал. Эту мысль она и озвучила, разумеется, подчеркнув, что покушения это аморально и неправильно.- Бред сивой кобылы, им мозги промыли основательно.
Глядя на то, как все складывается, сновидице хотелось самой поучаствовать в расследовании, но по определенным причинам ей подобной возможности не предоставили. Хорошо хоть шефу удалось сбежать, а то расправа в подобных делах порой на голову опережает следствие. На отрубленную голову.
- Это все настолько возмутительно притянуто за уши. Я хочу провести свое расследование. - Морвена не первая это предложила и не первая озвучила, собственно, и собрались они тут не для того, чтобы перемывать кости неприятелям и просто обсуждать ситуацию, нужно было действовать.

+4

4

Подогнув ноги, Шеала удобно устроилась на подушках, которые здесь были в потрясающем воображение изобилии. Учитывая всё, что происходило у неё с головой в последние… в последний месяц, если округлить, то прибегать к наркотикам совершенно однозначно было самоубийством с медицинской точки зрения, однако оказалось неожиданно хорошим выходом – с практической.
Во всяком случае, «почти легальные» смеси из офирской травы, шалфея и ещё десятка местных легких дурманов очищали разум от всего лишнего, отсекая и оставив всё только самое важное. И, что самое главное, все лишние нервы – хотя, по мнению окружающих, успевших с ней познакомиться, северянка нервами не обладала вовсе – тоже куда-то девались.
Идиллия, а не состояние, надо думать.
Неожиданная передышка должна была даровать лишние часы для сна и ни к чему не обязывающего времяпровождения, по факту была очень тревожной. Даже если их восстановят в должностях – не появится ли в аккуратном белом особнячке новый глава, а вместе с ним – новые порядки? Насколько она успела познакомиться со старым, тот был той ещё задницей, но, во всяком случае… удобной.
И, стоило признать, они все были немного не в себе от отсутствия работы. Поэтому искали её себе сами. Славно, что был такой хороший повод – так почему бы не распутать очередной заговор, какая разница, сидишь ты в Бюро или борделе. Тем более, зачастую, оба напоминали передвижной цирк.
Чародейка аккуратно подвинулась – подушки были коварны и со временем начинали сползать вниз, однако приваливаться к плечу господина дознавателя хоть было и удобно, но несколько неправильно с социальной точки зрения - и в свою очередь приобщилась к источнику творческого настроения.
- …или телепатические вмешательства, да. Нельзя отрицать возможности опытного телепата или псионика, - предположила она, - при большом желании в голову можно вложить какие угодно ложные воспоминания. Но для этого нужно очень хорошо знать лицо аэп Ллойда, а это довольно сложно. Я, например, без формы его на улице не узнаю, следовательно, если так – то это кто-то, кто вхож во дворец или общество, в котором шеф крутится. Попросту – это может быть внутренний заговор. А кто их вообще допрашивал? Впрочем, вряд ли на таком уровне будет подлог, эти ребята как следует постарались, чтобы все выглядело убедительно.
История пахла очередным внутри- (и анти-) государственным заговором – не то чтобы Шеала часто сталкивалась с этим внутри Империи, но в целом прекрасно знала, как это бывает. По большому счету, если у тебя нет шкурного интереса, то стоит просто подождать, пока стороны постараются перебить друг друга, и после этого добить оставшихся.
Но, в конце концов, это была отличная работа, и шкурный интерес как раз наличествовал.
- Впрочем, проверить, действительно ли им промыли мозги, мы не можем, - продолжила чародейка, - разве что они случайно сбегут и потом для верности умрут за пределами темницы. Но такого подарка судьбы ждать глупо. Мне кажется, стоит попробовать зайти с другой стороны – возможно, разыскать принадлежащие им вещи? Проследить за соседями?
В отличие от господ дознавателей она решила не отказывать себе ни в чем – это было очень удобно, иметь отговорку вроде скверного состояния и непрестанно пополняемого списка скверных вещей, которые его хоть немного улучшали, поэтому под свободной рукой стояло вино. Впрочем, потреблять его следовало умеренно, потому что, если они вдруг придут к полезным выводам и хорошей стратегии, работать придется прямо сейчас.
Хотя когда это кому мешало?
- Забраться в их дома, в конце концов, если удастся обойти наблюдение, - скосив из-под полуопущенных ресниц взгляд на сновидицу, подытожила Шеала, - кто тут ещё курит, я забыла?

+4

5

Никогда в жизни Онорада не думала, что её работа в Бюро может накрыться медным тазом. Разумеется никто из уже бывших сотрудников БОР не собирался сдаваться так просто, но ситуация все равно была самая что ни на есть гадкая. Тайная встреча бывших сослуживцев, а ныне почетных безработных, якобы старательно заливающих горе жгучим алкоголем, была назначена в Фархад Ис. Просто идеальное место для собраний разного рода заговорщиков, ведь именно здесь можно было найти всё, чего ни пожелала бы душа: от наёмников и контрабандного товара черного рынка до исчерпывающей информации, едва ли не обо всех жителях города. Конечно, если знать, у кого спрашивать и цену, кою требовалось заплатить. А ещё здесь никто не вмешивался в чужие дела, а значит, коллеги могли спокойно обсудить дела насущные и то, как им это всё разгребать.
Коллеги чародейки не собирались оставаться в стороне от всего происходящего, благополучно вверяя спасение утопающих в руки самих утопающих. Подобная сплоченность в столь непростое время несказанно радовала ла Марш, как и возможность помочь своему начальнику всем, чем только возможно. В то, что Телор мог поступить столь опрометчиво, да еще и на глазах у других людей, Нора не верила. Всё происходящее слишком сильно напоминало ей спектакль, рассчитанный на определенного зрителя, а свидетелям свойственно ошибаться, ведь память — штука ненадежная, от неожиданности и кошка драная в темном переулке бесом приведется. Да и предположение насчет магического вмешательства и искусно созданной иллюзии вполне имело место быть. Недаром же гласит народная мудрость: «Доверяй, но проверяй». Вот и Онорада предпочитала доверять, но проверять. Причем проверять тщательно, с особым рвением и упрямством, и дело здесь было не только в том, что люди любят приврать, и приукрасить правду, а ещё и в том, что свидетели преступления редко вспоминают одно и то же, зато часто опознают не тех людей, и рассказывают о противоречивых событиях.
— Мора права, нам стоит провести своё личное расследование. — Несмотря на то, что личная заинтересованность зачастую мешает проведению адекватного и беспристрастного расследования, а они, несомненно, были личностями заинтересованными, Онораду это совершенно не смущало. Дознаватели Бюро Особых Расследований были профессионалами, и вполне могли справиться с ненужными эмоциями в неподходящий на то момент. По крайне мере чародейка очень на это надеялась, да и выхода другого на их пасмурном горизонте пока что не виделось.   
— Не думаю, что слежка за соседями может дать результаты, — Нора очень сомневалась, что организаторы подобного представления решились бы втянуть в оное не только свидетелей, но ещё и соседей, ведь большое количество людей не могут долго хранить секреты.  — А вот задумка с проникновением мне по душе. — Зачастую в доме жертвы, свидетеля или виновника торжества можно было найти ответы на многие вопросы, правда, обычно коронер наблюдала за обыском со стороны и на законных основаниях, теперь же им самим предстояло нарушить закон кой они, до недавнего времени, представляли. — К тому же я сомневаюсь, что их дома охраняют бдительные и ответственные люди. — Разумеется, они охранялись, но кому, как не им было знать, что далеко не все несут свою службу с «мечами в руках».
— Не курю, — сейчас Нора предпочла бы выпить немного вина, однако ей надо было сохранять ясность мыслей. Горячий пряный чай с корицей согревал и расслаблял, отчего чародейка чувствовала себя немного лучше. Вся эта ситуация Онораде очень не нравилась. Она была неприятна ей. Всего на мгновение какая-то странная тревога закралась в сердце, будто предвещая что-то очень нехорошее, но она смогла побороть это чувство, предпочитая с головой погрузиться в водоворот событий, а не надумывать лишнего без какой-либо веской причины.

Отредактировано Онорада ла Марш (26.09.2017 12:51)

+4

6

Марен любил свою работу. Искренне и по-настоящему, хотя, может с первого взгляда так не казалось. Однако, лишь только придя в Бюро, он понял, что оказался на своем месте. Возможно этому отчасти помогло то, что вместе с ним на службу заступил лучший друг. Но даже самая приятная компания не сделает ненавистное дело любимым.
Ему нравилось приносить пользу. И когда очередная сволочь отправлялась в тюрьму, на каторгу или плаху, Марен чувствовал, что не зря вообще живет. С коллегами он дружил, а начальство уважал, и потому, когда сотрудникам Бюро объявили о роспуске по причине того, что их шеф обвинялся в покушении на императора, Марен сразу же усомнился в верности этих подозрений и посоветовал перепроверить все еще раз. Правда, его никто не послушал. Может оттого, что в его речи цензурными были только предлоги.
Единственным светлым моментом было то, что аэп Ллойд успел сделать ноги и теперь скрывался. Вряд ли бы с ним долго церемонились – попытка убийства главы государства это вам не баран чихнул. Марен с трудом представлял себе шефа в роли главы зловещего заговора. Но даже если бы он и впрямь задумал избавиться от Эмгыра, то уж точно не таким способом. На миг мелькнула даже крамольная мысль, что если бы аэп Ллойд действительно решился, то, скорее всего преуспел.
Но то лишь фантазия. На самом деле все указывало на то, что его подставили. К этому  выводу чародеи пришли как-то одновременно и теперь собрались, чтобы решить, что делать дальше, потому как сидеть на месте уже было выше сил.
Марен с мрачным лицом расположился на подушках, пытаясь хоть отчасти смягчить пряным чаем и ароматным дымом мерзкие ощущения, оставшиеся после недавнего допроса. Оказаться с другой стороны стола и без того неприятно, а уж когда спрашивают, не замешан ли и ты, пусть и косвенно, в заговоре против императора, и подавно. Спрашивали долго, обстоятельно, даже о самых незначительных деталях и мелочах. А в конце беседы Марену предложили присоединиться к поискам «беглого преступника». От такой наглости он даже сначала опешил на минуту, а потом посоветовал засунуть это предложение в arse.
Уже потом, когда он немного поостыл, то подумал, а не стоило ли согласиться. Не затем, чтобы помогать в розысках шефа, разумеется, скорее наоборот. Ну и информация из стана врага не помешала бы. Потому что сейчас, у бывших сотрудников Бюро не было ничего, ни единой зацепки.
Впрочем, можно было начать именно из этого места. В Фархад Ис Марен с Лиамом проводили времени больше, чем это было, на первый взгляд, необходимо. Да, со стороны выглядело все так, будто они пили и волочились за девками, но на самом деле, работали.
Народ сюда стекался по самым разным причинам: выпивкой, жемчугом, рыбой, плотскими утехами и, самое главное, свежими сплетнями. Глазастые торговки, вездесущие нищие, водоносы, чистильщики обуви да и практически любой посетитель рынка за небольшое вознаграждение был готов поделиться информацией. Ни раз и ни два именно здесь находилась нужная ниточка, которая приводила дознавателей в нужное место к нужному человеку.
– Я курю, – Марен протянул руку, принимая мундштук от Шеалы. Затянулся и выпустил в воздух облако густого сизого дыма. – Еще будет не лишним выяснить всю подноготную этих болванов. Узнать, где они бывали, когда и с кем. Если ли семья, друзья, любовницы. Влезли в долги или, наоборот, вдруг разбогатели.
Если будет нужно, он весь город перевернут, в каждую голову залезет. А когда найдет ублюдков, которые ответственны за все случившееся, лично отведет к палачу.

+4

7

- ...и, таким образом, у нас две проблемы - одна из которых очень деликатна, - Кадваль почесал бровь, - я имею в виду, рано или поздно вопрос поставят иначе: или мы ищем шефа, или ищут уже нас, и все мы понимаем, что это случится очень ско…
Сдавленный крик, задушенный на середине и превратившийся в мерзейшее бульканье, прервал его речь на полуслове. Бульканье это было знакомо любому медику, любому коронеру, и любому дознавателю, то есть, всем, кто в этой уютной компании пил чай и курил кальян: с таким вот звуком через разорванную глотку выходит вместе с кровью последнее дыхание. В принципе, Фархад Ис на такие соло был богат, но… здесь? В этом шатре слишком часто бывали гости из Бюро, и кроме того другие высокопоставленные гости (и обе эти категории предпочитали делать вид, что не знают друг о друге), потому и дурь здесь была довольно легкая, и развлечения предлагались ровно такие, чтоб казаться запредельными скучающим юным кадетам.
Впрочем, был в практике Кадваля случай…
Последнюю мысль он думал, уже стоя на ногах и бесцеремонно заставляя внутреннюю стенку шатра взлететь вверх, открывая всем заинтересованным зрелище - а там было, на что посмотреть.

При дворе дознаватель Арфел не бывал и личным знакомством с Его Величеством похвастать не мог - возможно, к счастью. Но императорский профиль смотрел на его подданных со всех монет, а анфас его изображали на портретах, что висели в кабинете каждого уважающего себя чиновника среднего ранга. Вот видеть это лицо, перемазанное кровью, с куском чьей-то трахеи во рту, было несколько неожиданно. Да  место тоже странное.
Кадваль пару раз моргнул в дыму, который расслаивался от притока относительно свежего воздуха, но нет, наваждение не исчезло. Император Эмгыр поднялся на руках над трупом темнокожей девицы, залитой кровью по самые бедра, и тихо, но угрожающе… зарычал.
Глаза у него были затянуты бельмами.
Дознаватель не стал оглядываться, чтобы понять, видят ли все это безумие коллеги - наверняка сцена предстала перед ними более, чем отчетливо. Рык нарастал, жуткий, горловой, исходящий откуда-то изнутри, может, даже не из легких, в чем не было ничего, совершенно ничего удивительного, потому что вот эти бельма - они очень характерны…
- Не колдуйте, - медленно сказал аэп Арфел, отступая назад. На всякий случай, потому что, будь он в возрасте Марена, попробовал бы точно сначала прибить, а потом разбираться, - он одержим. Бросится.
В отчетах, видимо, придется писать “человек, похожий на означенную особу”.
Так вот, человек, похожий на означенную особу - Солнце же Великое, неужели они нашли Императора? Сомнительное счастье, если подумать… - выглядел так, будто под его кожей непрерывно движется стая огромных жуков. Или он и есть стая огромных жуков, надевшая на себя человеческую кожу, да не чью попало, а ту, за повреждение которой потом ты становишся государственным преступником, и потом тебя ищут с факелами и двимеритом.
И что с этим делать - было решительно непонятно.
- Нужно его взять. Живым. Осторожно, - не двигаясь с места, очень медленно сказал Кадваль, так, будто стоял лицом к лице с бешеным псом, не имея при себе ни магии, ни оружия, - Иначе здесь так херанет, весь город запомнит.
И это было правдой.

+4

8

От раздавшегося звука Морвена поперхнулась чаем, еще бы немного и ароматная жидкость пошла бы носом, но конфуза избежать удалось, чего не скажешь об иных событиях. Чародейка вместе с остальными высунулась посмотреть на происходящее, любопытствующая макушка её показалась над плечом Норы и поцокала языком. “Вижу...” многозначительно и на манер балаганной гадалки хотелось изречь сновидице, протянув вперед руки и закатив глаза, но она воздержалась, ведь и без её предсказаний всем было ясно, что дело дрянь. Поблагодарив Великое Солнце за крепкий желудок, женщина рассматривала жуткую картину творившегося безобразия, стараясь лишний раз не дергаться. На ловца и зверь бежит - некстати пронеслось в голове чародейки, и она не могла с этим не согласиться.
- Надеюсь, это не заразно и он не успел Телора покусать... - Решила озвучить внезапно возникшее опасение Морвена на ухо Онораде, после чего нахмурилась. - или сожрать.
Мысль, что ценимый и незаменимый в коллективе Бюро руководитель был употреблен в пищу, досадой скрипнула в душе, тут же перед расчетливым внутренним взором возник список возможных кандидатов, которые бы могли его заменить, и среди них не было ни одного подходящего, от этого досада усилилась. Впрочем, не время было предаваться упадническим настроениям, ибо Император зарычал, выплюнул недожеванное девичье бедрышко и стал коситься на рассматривающих его с любопытством естествоиспытателей служащих Бюро. И чего только они не видели за время службы, Морвена так точно навидалась всякого, но эта картина была явно чем-то новеньким. Стоит заметить, что вот за такие неожиданности сновидица свою работу и любила, с ней точно не соскучишься.
Предупреждение Каваля настигло чародейку очень вовремя, она уже была готова начать плести заклинание. Любопытство любопытством, но когда на тебя подобная рожа слюной капает, как-то невольно задумываешься о том, что прожаренная корочка не мешает, а наоборот крайне полезна следствию. Так и не выпустив плетение дальше своего сознания, онейромантка свистящим шепотом крайне скептически высказалась.
- И как ты себе это представляешь? - В том как ловить чудищ у Морвены опыта не было, да и с одержимыми она сталкивалась не часто, это вообще было не в её компетенции, показать где засела тварь, возможно оказать моральную поддержку - да, но не вот это вот все. Впрочем, среди их компании было кому проявлять чудеса героизма, поэтому сновидица немного расслабилась. - У кого-нибудь есть идеи?
Гипнотический взгляд замершего в напряженной позе обезумевшего Императора пробирал до мурашек, наверное, страшнее он не смотрел даже на политических изменников, по крайней мере точно не питал к ним гастрономического интереса.
- Ты уверен, что он нужен нам живым? Что бы там не сидело, вряд ли от Императора внутри что-то осталось. -  Идея зажарить гадину живьем танцевала в мыслях настойчиво и крайней вызывающе, расталкивая все остальные идеи и размышления, пальцы нетерпеливо зудели от желания выдать огненный шквал.

+5

9

Шеала на профиль императора Эмгыра, вычеканенный на монетах, имела счастье любоваться не в пример реже своих коллег, а если любовалась – то недолго и мало, причиной тому было то, что она до сих пор почти не имела ничего своего и старалась всеми силами исправить положение; а в кабинеты уважающих себя чиновников её не пускали. Так что причины оцепенения коллег смогла правильно понять не сразу – хотя, конечно, когда перед тобой разворачиваются подобные картины, даже если ты повидал очень много, то всё равно немного удивляешься и пытаешься понять, не привиделось ли это тебе - а то вдруг в этот раз в табак подмешали что-то не то.
Но нет, не привиделось.
Если говорить про демонов, то Шеала помнила, что гоэтию знает плохо - разбиралась только в теории и настолько по верхам, что это не стоило даже упоминания. Поэтому не могла ровным счетом ничего посоветовать – что касалось персоны, похожей на императора.
- Не факт, что это император, - осторожно и тихо произнесла чародейка, - в голову ему, я так понимаю, тоже лезть нельзя?
У неё бы всё хорошо вышло, будь человек, жрущий танцовщицу (или проститутку, хрен их кто разберет), просто сумасшедшим. В мыслях безумца было сложно плавать, но он не рисковал сожрать твой разум так же легко, как только что сожрал трахею, а ведь человеческие зубы не предназначены для такого и разумнее воспользоваться столовыми приборами.
И чем его брать? Голыми руками? На голову занавеску набросить, пусть затихнет, как попугайчик?
Ситуация выглядела если не безвыходной, то сложной. С другой стороны, если вдруг они ничего не придумают, или ошибутся – уж как кривая вывезет, но всегда оставалась некромантия.
- Может, кинуть ему ещё кого-нибудь, дождаться пароксизма довольства и тогда заморозить заживо? – осторожно предположила она в пространство, до сих пор не будучи уверенной, что всерьез верит во все произошедшее. Пожалуй, в дальнейшем не стоит мешать вино с наркотиками.
- Но да, живым брать необязательно, у вас есть я. Главное, чтобы всё было тихо.

И что ещё было плохо, и чем в запале патриотизма коллеги, даже без дознавательской формы сейчас являющие собой эталон хорошо сплоченного рабочего коллектива, не подумали – так это то, что будет, когда обезумевшие свидетели этого непотребства (а они наверняка есть) пойдут в город жаловаться властям. Тут-то дознавателей и накроют – если, не приведи боги, действительно херанет, то это ещё полбеды, а вот если их застанут над трупом императора, то ничего доказать никто не успеет.
Шеала медленно отступила за спины чародеев.
- Коллеги, - очень тихо произнесла она, - прикройте меня, я пойду убирать свидетелей, если они есть.
Не в прямом, конечно, смысле – но её умений ещё хватит для того, чтобы унять панику, если та возникнет, подчистить последние воспоминания всем, кто тоже прибежит на шум, и проследить за тем, чтобы стража тут появилась ещё нескоро. Шлюху, конечно, жалко, но это не то расследование, которые можно им поручать.

+4

10

Степенно и славно они сидели, а их планы шли далеко и казались практически безупречными. Впрочем, стоило ли в этом сомневаться? Проработав бок о бок столько лет, сотрудники БОР знали друг друга лучше, чем иные супруги, и многому друг у друга научились. Жаль, что беседу добеседовать им так и не удалось. От внезапного крика Онорада поперхнулся так, что чай пошел у неё носом. Разумеется, здесь и раньше происходили не менее бурные всплески разных эмоций, контингент, как говорится, располагал, однако это никогда не происходило под самым боком у дознавателей. «Совсем страх потеряли»  — так и вертелось на языке, но ла Марш сдержалась, предпочитая сначала увидеть эту картину маслом, а потому уже делать выводы.
   — Срамотень-срамотятина! — По голосу Онорады было сложно понять, удивлена она произошедшим, или же восхищена. — Вот это я понимаю, человек проголодался! — Несмотря на боевой настрой, чародейке было отнюдь не весело. После слов Морвены у неё на душе заскребли кошки, а в верности дурных предчувствий Оноре ещё ни разу не приходится сомневаться. — Надеюсь, что удача нам по-настоящему благоволит, и шеф успел убраться до того, как его понадкусывали. — Обезображенная «удача» как-то зверски улыбнулась, отчего по спине чародейки побежали мурашки. — А если ты все же права, полагаю, что его уже переварили за это время и он теперь в кишках вот этого... — назвать злобное создание Императором у неё попросту не повернулся язык.
   — Я бы предложила поймать его на живца, впрочем, полагаю, что вряд ли кто-то согласится на столь незавидную участь. — Брать одержимого живьём, да ещё и осторожно, ла Марш совершенно не прельщало, собственно, как и быть покусанной Императором, что в данном контексте звучало вовсе не романтично. — Бедняга… — При очередном взгляде на бездыханное, зверски истерзанное тело шлюхи, у Норы просто-таки зачесались руки, однако спешить было нельзя. Девушка была мертва и теперь даже скорая расправа над её убийцей не имела совершенно никакого значения, в отличие от возможности наконец-то разобраться в этом деле, найти начальника и поставить жирную точку во всей этой сомнительной истории. И пусть тёмные силы не раскатывают губу!
   — Прикроем, — тихо ответила чародейка, немного сдвигаясь в сторону, дабы не упустить из виду ничего примечательного. Нельзя было допустить, чтобы любитель отужинать закуской из развратных девиц покинул шатер и отправился на поиски приключений. Собственно, как и происходящее в Фархад Ис не должно было выйти за пределы Нижнего рынка, особенно, теперь, когда у них появился реальный шанс разобраться во всем произошедшем. — Мора, давай его окружим. — Пришедший в голову план казался Онораде безумным, тем не менее, иного у ла Марш не было, а стоять сложа руки, коронер не привыкла.  — Только осторожно, — спровоцировать безумца было легко, а вот что потом с этим делать — это уже другой вопрос. Впрочем, следить за всеми одновременно было гораздо сложнее, чем когда чародеи стояли вместе, завороженной толпой глядя на явление Императора народу. — Как хорошо, что у тебя всего две пары глаз, — буркнула себе под нос чародейка, осторожно делая ещё один шаг в сторону, дабы Морвена могла без труда сдвинуться в противоположную. Толпиться всегда было плохой идеей, а в данном случае ещё и опасной.

Отредактировано Онорада ла Марш (22.10.2017 22:19)

+2

11

Не нам нужен.
Звук это создание явно тревожил, и во избежание проблем Кадваль перешел на телепатию. Обычно ему без труда передавалось желание нервно пошутить в особых обстоятельствах, и довольно часто он его инициировал, но тут, кажется, впервые за многие годы, чародей испытывал самую настоящую панику.
Если то, что сидит внутри, самопроизвольно освободится, половины Фархад Ис не станет. А если тело убить, так и будет. Его нужно или вывести за город, или должным образом изгнать. А лучше - все сразу.
И все это представлялось безнадежным мероприятием: гоэтия такая штука,  нужда в педантично обставленных экзорцизмах возникает настолько редко, что редкие практикующие гоэты имеют все шансы до такой возможности не дожить, и остаются теоретиками. Ни одного практика, во всяком случае, Истредд не знал - ну не считать же таковым себя, два раза исполнившим трюк чудом и по необходимости. В обоих случаях речи о безопасности окружающих не шло.
А о том, чем всё это пахнет с точки зрения политики, бюрократии и любви к Империи, он даже думать не желал. Проблемы нужно решать по мере их поступления.
По правде говоря, дознаватель даже вдохнуть опасался, и от того ему казалось, что тишина висит такая плотная, хоть ножом ее режь - или это от плотности воздуха, крепко пахнущего кальянным дымом и горелым маслом? Пока Шеала выбиралась за спинами коллег проводить сеанс живительной очистки мозгов, слева осторожно прокрался Марен, вызвав короткий рык чудовища, которое припало к трупу и продолжало напряженно нюхать воздух, улавливая - вот почему-то так казалось Кадвалю - отнюдь не сомнительные ароматы шатра, а магические вибрации.

- Сеть? Я быстро.
- Да, давай. Держи крепко.
- Дамы, присоединяйтесь, - де Витте даже мысленно звучит слегка ядовито, и, если и паникует, то никто не поймет.

За считанные секунды сплетенная сеть опускается на одержимого - светящееся в видимом спектре плетение, очень изящное на вид, почти метиннское кружево, невесомая паутина, непреодолимо прочная для живого существа.
Тварь рванулась так, что Марен чуть не упал, и зары… нет, заорала - рык, пареходящий в протяжный горловой вопль, нечеловеческий и отдающийся гнусной вибрацией где-то под ложечкой. Стало хуже. Стало ясно, что тащить эту погань за город нереально и нужно как-то выкручиваться здесь.

- Держите!
Сеть трещала. Воздух мгновенно наполнился потрескивающими искрами, оседающими на волосах и одежде. Кадваль поднял руки и закрыл глаза: разноцветные линии ложились на пол вокруг одержимого, который метался в магических сетях, взмахивая страшно изменившимися когтистыми руками и вопя - с каждым воплем из оскалившегося, разорванного внезапно выросшими клыками, рта извергалась волна чудовищной вони, и одна из них чуть не сорвала крышу шатра.
О том, чтобы нормально дышать, не было и речи.
Линия, еще линия, печать, удерживающий круг: тварь рвется, сшибая всех и вдруг дергает одну из сетей на себя.

Кадваль как раз открывает глаза, чтобы увидеть, как Марен де Витте летит вперед, в объятия одержимого, и на полу растекается лужа темной крови, стирая удерживающий круг.

+3

12

Сначала все шло достаточно гладко, чародеи быстро сориентировались, Шеала убирала свидетелей, оставшиеся разошлись по всему периметру, подготовив сеть, чтобы скрутить лже-императора, пока тот не озверел окончательно и тихонечко его обезвредить. Как оказалось, их план имел свои недостатки, например, они не учли насколько сильную добычу им придется удерживать.
Это было тяжело, на лбу сновидицы выступила испарина, руки подрагивали, еще чуть-чуть и она не удержит, бросит плетение или ее сорвет с места вместе с ним. О том, что в этом случае будет думать не хотелось, но пришлось наблюдать воочию.
Морвена едва не закричала в голос, вовремя прикусив язык, дабы не усугублять ситуацию. Глупый глупый Марен! Чародейка до боли закусила губу, все-таки не каждый день твоих коллег разрывают на твоих глазах на части, хотя такие случаи и бывали. Ах он был такой молодой - сокрушалась онейромантка.
Вот тебе и живец!
Это, конечно, было не очень красиво по отношению к несчастному менталисту, но факт оставался фактом, хотя приманка стала по совместительству первым блюдом, стать вторым как-то не хотелось, поэтому нужно было действовать.
Монстр, а это сейчас был именно он, издал такой звук, что у Морвены волосы встали дыбом, вот тебе и посидели спокойно, попили чайку. Сновиде очень захотелось вернуться в свой уютный кабинет к своим травкам, койке и кошмарам, а не лицезреть их наяву. Но отступать было поздно, разве что на время разбежаться в разные стороны, дабы сбить гадину с толку. Бегала сновидица не то чтобы очень хорошо, но годы практики не прошли бесследно.
- Нна! - Зарядить в некогда светлый лик любимого правителя Империи огненным сгустком было верхом безрассудства, еще безрассуднее было после этого добавить сверху еще и припустить в сторону выхода из города. - Помогите!
Это слово было единственное, что могла позволить себе убегающая чародейка, ибо силы и дыхалку надо было беречь и так сразу же стало необходимо петлять среди более-менее, слава Великому Солнцу, безлюдных улиц, и отстреливаться импровизированными снарядами. Морвена надеялась, что эстафету у неё вскоре все-таки кто-нибудь перехватит, потому что не была уверена, что доведет чудище куда надо, не попав ему в лапы и в зубы, которые...
- Ой, мамочки! - недостойно ни своего статуса, ни возраста, ни звания взвизгнула женщина, едва ли не кубарем откатываясь от громадных лап, что ударили в мостовую. Кажется, они это уже проходили, лет эдак двадцать назад.

+4

13

Шеала убирала свидетелей, но не могла не почувствовать происходящего – ни медленно падающей на одержимого сети, ни беззвучно, болезненно рвавшихся нитей, когда стало ясно, что этого совершенно недостаточно.
Одно-единственное во всем этом было хорошо – рациональные мысли текли, как вода, аккуратно обтекая лежащее тело, как камень в реке – то, что, разозлившись, император перестал напоминать императора. Только присмотревшись, можно было бы отметить схожие черты – может быть, характерная линия роста волос, отчасти форма скул; все остальное в одержимом, трансформировавшись, существенно преобразило облик. Оставалось понадеяться, что большая часть жителей столицы тоже видела Эмгыра исключительно на флоренах – преображение не прекращалось, постепенно превращая человека в настоящее чудовище. Кому оно могло понадобиться? Кто собирался контролировать демона в нём на случай, если что-то пойдет не так?
И действительно ли все идет не так?
Чародейка вздрогнула от перспектив – внезапно нашедшийся император мог бы беспрепятственно попасть во дворец и детонировать уже там, одним махом уничтожив большое количество дворян из тех, кто был не в курсе аферы. Словом, стоило уводить его от центра города как можно дальше, воспользовавшись отсутствием надсмотрщика – случайным? намеренным? - и надеяться, что жертва, принесенная сегодня, окажется достаточной.
Наверное, со стороны это всё выглядело смешно – и счастье, что поглазеть на представление предпочитали издали, а то и вовсе предусмотрительно захлопывали двери и ставни, только услышав крики и мягкий шелест магического огня.
Какой-то рыночный смельчак свистел в спину; сберечь дыхание не удалось, и, отчаявшись нагнать процессию, Шеала на ходу выкрикнула привычное и хорошо знакомое заклинание. Ещё одна вспышка огня, бледного при дневном свете, с тихим шипением разрезала воздух, превращаясь в хлесткий бич.
Наверное, для таких моментов стоит завести себе настоящий, и носить у пояса рядом с ритуальным кинжалом.
Потрескивающий искрами кончик звонко хлестнул воздух возле головы одержимого, отвлекая его на мгновение от упавшей жертвы – это должно было дать Морвене фору, а уж то, что сотрудники Бюро никогда не прозевывали шанс воспользоваться возможностью, не подлегало сомнению. Не имея времени уточнить, где находятся коллеги – временно бывшие – Шеала невнятно из-за сбившегося дыхания крикнула:
- Вниз, к докам!
И махнула рукой, давая понять, что парня требуется окружать – вероятно, всячески отвлекая друг на друга до тех пор, пока не станет возможным провести изгнание.

+3

14

Пляски с упырем продолжились, а лучше бы плясали с бубном, а лучше бы вообще не плясали, а спокойно попивали “крепенькое”, разбавляя здешнюю атмосферу своими тихими разговорами. Впрочем, чему не суждено, тому не суждено, а значит, необходимо было крутиться, дабы не попасть в жернова клыков жуткого создания. Онорада шипит сквозь зубы, не медля ни секунды и помогая коллегам удержать взметнувшуюся в воздухе сеть.
Поймался, кто кусался!
   Да вот только не тут-то было. В одном мгновение, ей даже показалось, что надвигается шторм, воздух искрился от напряжения, а кровь стучала в висках, оглушая Онораду и вынуждая чародейку отчаянно цепляться за последнюю надежду удержать создание в плену магии. Тонкие нити трещали, давая понять, что  долго эти путы его не удержат, да вот только долго и не понадобилось.
   Мысленный вскрик, затерялся в диком вопле, а в растекшейся луже крови, казалось бы, отражалась чистая тьма. Ужасное и неизбежное всегда происходит очень быстро. Мысль о потере вселяет ужас лишь в тех, кто привязывается к вещам преходящим, тленным. Но как можно спокойно перенести потерю друга, коллеги и товарища? Полноценный момент осознания происходящего, был грубо прерван очередным воплем, вырвавшим чародейку из плена временной отрешенности.
   — Мора!
   Нет, она, конечно, предполагала, что лавры сказочных героев не давали сновидеце покоя, но чтобы настолько! Однако стоило отметить, что бегала Морвена справно, аки всю жизнь только этим и занималась, уж попривыкнув составлять достойную конкуренцию не только императорским упырям, но и обыкновенным волколакам.  Холод привычно отозвался в кончиках её пальцев, когда то, что давеча было Мареном сослужило последнюю службу, замерзая под ногам разогнавшегося лиха и давая чародейке выскользнуть навстречу большому и недружелюбному миру.
   — Беги Мора! Беги!
   Эх, знатная бы вышла игра в догонялки, прямо хоровод посреди белого дня, да вот только силы все же были неравны, а значит, время Морвены медленно истекало. Как долго оная сможет бежать? Иль как скоро чародейку настигнет участь Марена?
Не сегодня!
   Онорада выпущенной стрелой промчалась между прилавками, грубо расталкивая редких торговцев и  выскакивая на мостовую уже с пучеглазой рыбиной в руках. Не меч, конечно, ведьмачий, зато намного обидней, да и выбора иного не было, разве что опосля обзавестись чем-то увесистее ритуального кинжала, а пока так, с рыбою, да на абордаж. Чародейка она или кто? Впрочем, стоило признать, что в данную минуту Нора предпочла бы побыть дриадой, метко попадающей белке в глаз с пары сотен локтей.
   Вдох и выдох. Всего секунда, на то, чтобы собраться с мыслями и недавняя жительница морских глубин, описав в воздухе распрекрасную дугу, уже приземляется аккурат на голову окровавленного пугалища, ещё не отошедшего от представления с хлыстом, устроенного подоспевшей вовремя Шеалой. Теперь и посторониться не зазорно, коль уж время для побега Море было обеспечено сполна.
В доки.
   Уговаривать её не пришлось. Честно говоря, ла Марш без лишних зазрений совести предпочла бы сменить оное веселье на тихий вечер дома, и ностальгию по прежним делам, с пролистыванием старых записей и страданием на отсутствие работы. А не вот это вот все, с рычанием, когтями и прямой угрозой для жизни. Разумеется, им не привыкать, всякое бывало и всякое проходило, однако подобного веселья ещё надобно поискать, не каждый ведь день упыри-императоры по улицам скачут.
     — И что теперь?
   Вопрос, конечно, риторический и полный сожаления взгляд, направленный в сторону утраченной боевой подруги. Надо было брать две – запоздало опомнилась чародейка, подбираясь поближе к Море, мало ли чего оной вновь в голову взбредет, и разминая пальцы, дабы привести себя в чувство после забега и приготовиться отражать возможное нападение. Помереть младой, да красивой Онорада не собиралась, здраво рассудив, что красивой и молодой - она и так будет столько, сколько захочет, а значит и причин печалиться, вздыхая у настольного зеркала, у неё тоже не было, в отличие от жгучего желания отомстить за погибшего коллегу и наконец-то разобраться во всем этом безумии.

Отредактировано Онорада ла Марш (06.01.2018 22:54)

+4

15

До этого момента Кадваль думал, что у него достаточно большой словарный запас, но жизнь не в первый раз преподносила ему сюрпризы - потому что слов не нашлось.
Да и не то, чтоб кто-то особенно искал. Все были слишком заняты.
Бегать он, чего греха таить, ненавидел. И вообще считал, что способен, при случае, только на короткие рывки, а вот поди ж ты - несся, как будто был курьерским конем. В юности. И потом тоже.
Правда, кони вряд ли при этом выкрикивают формулы изгнания, совершенно бесполезные без соблюдения нужного ритуала, но поддерживающие боевой дух и дыхание.
Фархад Ис, никогда не спящий, провожал их тысячами глаз: обитатели клоаки считали это зрелище интересным, проворно избегая и когтей неведомой твари, уже нимало не похожей на Императора - особенно после того, как огненным шаром Морвена разворотила ему пасть. Хотя из развороченной тут же показалась вторая на чем-то, напоминающем трахею: вот это дознаватель с удовольствием рассмотрел бы поподробнее, может, даже провел вскрытие, но точно не сейчас.
Фархад Ис смотрел на них и даже не удивлялся, за гортанными выкриками торговцев и проклятиями уворачивающихся людей, за воплями тех, кто рассмотрел бегущую хреновину - на свою беду - и проклял день, когда обрел зрение, стояло равнодушие тех, кто любой вещи прежде всего назначает цену.
По правде, у Кадваля даже возникло странное желание бросить энергумена прямо здесь и ничего не делать - пусть растащат на сувениры, а произойдет это довольно скоро. Но мысль, конечно, была крайне пораженческой и быстро прошла.
- Туда!
Проблема состояла еще и в том, что для правильного экзорцизма нужна хотя бы условно ровная поверхность: Арфел еще не понял, как именно нужно располагать печати в воздухе, а потому был немного скован недостатком практики и требованиями ритуалов. Но пустой док, на который он указывал, должен подойти.
Наверное.
- Держитесь подальше от него!
Судя по изменениям, происходящим в теле, подозрительно похожем на императорское, скотина всерьез вознамерилась превратиться во что-то запредельно отвратительное, если еще было, куда. Вместо распавшейся надвое головы уже щелкало две пости, из которых высовывалось ну вот то самое, что было похоже на еще пасти, но поменьше, а спина поросла то ли миногами, то ли еще какой чертовщиной. Кроме шуток, был один любопытный вампир, который посмотрел бы на это с удовольствием, но его вечно тянуло на всякое странное.
Одержимый с воем влетел под своды дока следом за дознавательницами, за ним вбежал Кадваль, споткнувшись на пороге и чуть было неэстетично не пропахав лицом последние футы мостовой…
И наступила полная тишина.
Где-то между  бесконечными тюками, инструментами и нагромождением бочонков со смолой плеснула вода.
Чародей с недоумением оглядел коллег, поднял руку с горящим в ней заклинанием и замер. Тишина продолжалась - обычная, ничуть не напряженная тишина ночного дока.
- Что за...

+4

16

Шеала уперлась ладонями в колени и попыталась отдышаться – она тоже слишком давно не бегала.
Оглядываясь в поисках места, где мог спрятаться бывший император-обладатель завидного количества зубов, чародейка прошла чуть дальше, настороженно прислушиваясь к любому шороху. Некоторое время оставалось тихо – возможно, одержимый попросту притаился в темном углу, ожидая неосторожного преследователя, либо же петлял не просто в гордом одиночестве, а еще и так грациозно, что не задел ни единого тюка.
Она уже открыла рот, предлагая изучать эти лабиринты попарно, но вдруг где-то в отдалении грохнуло так, что заложило уши. Ветер, свившись тугим узлом, проскользнул по всем закуткам, обрушил легкие мешки и высыпал горсть прогорклой гари прямо на чародеев, так и не успевших толком разделиться. Наученные опытом, те припали к земле – Шеала подняла голову, высматривая коллег-дознавательниц, но с ними совершенно определенно было все в порядке. Руководствуясь поганейшим запахом, которым мгновенно пропиталось всё вокруг, они все устремились к эпицентру взрыва.

Спасать, если честно, было уже нечего. Исследовать – тоже; неподалеку от кучи ошметков, в которых с трудом угадывались части человеческого тела, стояла горстка явно напуганных, но бравых матросов. Судя по цвету кожи, прибыли те откуда-то из Офира, а их матери, возможно, даже водились с зерриканцами, судя по одежде – зарабатывали они определенно не честной торговлей, а потом выглядели как отъявленные бандиты. На выскочивших из лабиринта доков чародеев смотрели очень хмуро.
- Хрень тут вот такая бежала, - явно испытывая словарный дефицит в присутствии женщин, но желая объяснить ситуацию, пояснил один из них. Второй молча завязывал мешочек, в котором наверняка оставалась ещё парочка тех штук, какими они добились настолько впечатляющих результатов. Крупные чешуйки гари медленно опадали на землю, как снег, было бы даже красиво, если б не красочные потеки темной крови и размазанных внутренностей на тюках. Ощущение демонического присутствия медленно таяло, как ледышки во оттепель.
На некоторое время повисло напряженное молчание, во время которого Шеала пришла к неутешительному выводу, что даже самое большое мокрое пятно совершенно непригодно для любых исследований и дивинаций.

Компании, поглядывая друг на друга, предпочли разойтись миром – матросы поспешили убраться без того, чтоб проверить, что сильней – их взрывчатка или чары, а чародеи в свою очередь сделали вид, будто им нет дела до контрабанды. Стоило, конечно, сообщить куда следует – но чародейка испытывала определенные затруднения с целеполаганием после того, как лишилась работы. Вдобавок, придется объяснять, что они здесь делали – и неясно, кому в этом случае будет хуже, неизвестными гоэтам, лишившимся убедительного подобия императора, или бывшим чародеям Бюро. В любом случае, думала она, на создание ещё одной копии, если ещё есть кому этим заниматься, уйдет прилично времени.
- Придется искать следы в другом месте, - констатировала Шеала.
В конце концов, шатер с офирской дурью на Фархад Ис был не один, а им её явно понадобится ещё много.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [01.1272] Тайный сыск


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC