Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [25.11.1271] Предназначение на голову


[25.11.1271] Предназначение на голову

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Товарищи ученые, доценты с кандидатами...
Время: 4-5 дней
Место: Новиград
Участники: Цири, Мозаика, Детлафф
Краткое описание: И вновь Цири оказалась в чужих руках, без сознания. Благо, сожрать ее не пытаются...
NB!: Медицина, ранения

Отредактировано Мозаика (22.02.2018 22:40)

+1

2

Она снова убегала, а город горел. На улицах творилось что-то невообразимое, кричали женщины, плакали дети. Мужчины были заняты важным делом - убивали друг друга и всех, кто вставал у них на пути. Везде слышалось "Ведьма!", "Мерзкая колдовка!", "Сжечь ведьму!". Цири не понимала, что происходит и где она находится. Речь была ей знакома, значит это был ее мир. Но девушка не могла поверить, что такое может произойти. Чародеев уважали, обращались к ним за помощью или советом. Но чтобы вот так, без разбора... Цири тяжело вздохнула и направилась дальше, стараясь оставаться в тени домов, обходя особо шумные улицы.
Появление Дикой Охоты девушка научилась узнавать уже давно. И она страшила ее гораздо больше беспорядков и костров в городах. Из портала выскочило несколько гончих, скаля зубы и окружая Цири, постепенно смыкая кольцо, в котором оказалась зажата ведьмачка. Она бы справилась. Обязательно справилась, если бы не отвлеклась на черные локоны, вырвавшиеся из-под капюшона незнакомки, стоящей на другом конце улочки. Незнакомки, так напоминающую Йеннифэр. Девушка хотела позвать, окликнуть. И пропустила предательский удар всадника, появившегося из другого портала. Цири вскрикнула и схватилась за бок, из которого пульсируя вытекала кровь. Зажав рану рукой, девушка, уже почти теряя сознание, сосредоточилась и исчезла. А город продолжал гореть и сходить с ума... Или это все было плодом ее больной фантазии и серьезного ранения. Разобрать было сложно.

- Надо идти. Они найдут. Йенн.. Геральт... что-то точно кончается… Горит. Все горит… 
Она бредила. Ее слова путались, девушка говорила то на Старшей Речи, то на Всеобщем. Путалась, плакала, твердила о предназначении и о Красных Всадниках. Об Охоте и пожарах. О чародеях. Ее слова с каждым разом становились все более бессвязнее и путаннее, Цири теряла связь с миром и не понимала, что вокруг нее происходит. Иногда она чувствовала теплые руки на своем теле. Ощущала ласковое прикосновение магии, осторожное и неторопливое. Слышала ожесточенные споры мужчины и женщины. Спорили скорее всего о ней, но разбираться во всех тонкостях у Цири не было сил. Она с большим усилием пыталась удежать себя в реальности, чтобы не провалиться снова в город, охваченный огнем. Как Цинтра когда-то давно.
- Как Цинтра… -едва различимо шепчет она. И нильфгаардский рыцарь в шлеме с крыльями, который больше не пугал ее,  открывал забрало, а за ним оказывалось не добродушное лицо Кагыра, а скалящийся Эредин, протягивающий к ней руку и шипящий что-то непонятное. Но Цири хорошо знала, что он говорит. Наслушалась в Тир на Лиа.  И кошмар снова возвращался.  «Ты – наша, наша, наша…» Кажется, она кричала, пыталась вырваться из удерживающих ее рук. Но понимала, что не сможет спрятаться.
- Не убежать… Помогите… - ей кажется, что она видит теплые карие глаза, которые смотрят на нее с беспокойством. Лица Цири не различала, только глаза. И руки.  И кажется, можно было немного успокоиться и перевести хоть немного дух. Ее тут явно не собирались убивать. Хотя с последним можно было поспорить, если, конечно, пререкания мужчины и женщины не были ее горячечным бредом.

Отредактировано Цири (08.10.2017 15:33)

+3

3

Аик Новиград уже ненавидела. Совершенно. Но за этот месяц она научилась жить как на пороховой бочке. Научилась и даже не роптала на судьбу. Девушка стиснула зубы и сжала кулаки, ненавидела город, но все еще тут жила. У нее и выбора не было. Более того, здесь Аик была нужна, и это ее успокаивало, заставляло смотреть вперед вместо того, чтобы бежать без оглядки или плакать в подушку.
Наверное, помощь другим и было ее предназначением, в чем она смогла убедиться, когда во время готовки ужина в ее дом в зеленоватом мерцании телепортировалась симпатичная беловолосая и раненая девушка. Судя по сиянию - чародейка. Явно. Или что-то еще более сильное, потому что эта девушка не казалась Аик похожей на чародейку, как минимум потому что чародейкам не свойственно носить мечи на спине.
_ Геральт... Геральт... - шептала девушка.
И если не обращать внимания на то, что Мозаике стало просто жалко девушку, имя Геральт сработало для девушки как красная тряпка. Она знала одного Геральта: который чуть было не погубил ее судьбу, но довольно вовремя заставил юную девушку одуматься. Честно говоря, за это Аик была ему благодарна... Да и в целом относилась к ведьмаку с теплом. Он был одним из драгоценных и ласковых воспоминаний. И вряд ли она могла оставить эту девушку на улице.

Уложив ее на расстеленную грубую ткань, Аик активировала нити, заживляющие заклинания и Очищение. Рану обеззаразила, теперь надо оценить ее опасность. Если поврежден, к примеру, кишечник, то так просто это ранение не зашить, можно было или уже прощаться с девушкой, или замедлять все процессы в ее теле и потом пытаться провести операцию на внутренних органах.
Слава Мелитэле, ранение не было очень серьезным, а вот истощение - приличным. Аик принялась зашивать рану, а потом ускорять регенерацию тканей. Да, останется шрам, но шрамов на серовласке и без того было много. После чего Аик стала наполнять девушку Силой.

Правда, для защиты девушки Аик предстояло выстоять еще небольшое сражение - с Детлаффом, который был категорически против того, чтобы Мозаика приводила потенциально опасных субъектов в его дом. Из соображений безопасности - да и невооруженным взглядом можно увидеть, что Детлаффу в принципе не нравилась затея Аик и потому он не желал, чтобы его гнездышко, его дом был с этим связан. С другой стороны... Аик же никого не приводила, верно? Верно.

Йен. Геральт. Как молодая девчушка могла быть связана с этими двумя? Неужели она была той самой Цириллой, с которой весь мир и Ложа Чародеев носились столько времени. Аик не вмешивалась в политику, но о некоторых делах Ложи знать следовало из соображений безопасности. Впрочем, Аик не собиралась делать поспешных выводов и только наполняла ее временами Силой да стимулировала регенерацию тканей. Когда очнется - сама скажет.

На счастье девчушка очнулась ночью, когда Детлафф, поцеловав Мозаику, вышел на охоту. Ночной Призрак идет за охотниками, и скоро по городу будут найдены пыточники, развешанные по фонарям, а на стенах что-то будет написано их кровью. Этот Ночной Призрак чуть пугал волшебницу, как будто в нем пробуждалось какое-то его черное начало, как будто его зверь выходил наружу. Мозаика иногда задавалась вопросом: было ли необходимо ему выпускать этого зверя или он это делал только потому что это было необходимо для защиты Воробушка? Был ли этот зверь маской или одной из истинных натур вампира? Но пока что Аик, отделавшись от этих мыслей, помогла девушке встать.

- Как самочувствие? Кто ты? И откуда ты знаешь Геральта? - Мозаика на всякий случай незаметно нарастила на пальцах лед, приводя себя в боевую готовность. Кто знает, что учудит девушка. Параллельно с этим она придвинула к девушке тарелку с куриным бульоном.

+2

4

Чувствовать себя чуть слабее новорожденного котенка было не очень приятно и почти унизительно. Если бы не заботливые руки, так не похожие на руки Мистле, но такие же нежные. Такие руки не причинят вреда или боли. Не сейчас. Цири поддерживали и помогали сесть. Поддержали, когда она покачнулась, открыв глаза, в которые ударил слишком яркий свет, который потом оказался всего лишь пламенем нескольких свечей.  Ведьмачка осторожно потрогала рану на боку, которая удивительным образом затягивалась и заживала. Явно не обошлось без магии. Или эликсиров, которыми ее пичкал Авалак’х, после того как выцепил прямо из-под носа Дикой Охоты. Хотя тогда ранения были серьезнее, словно Эредин решил наплевать на все свои планы и просто убить ее.  Сейчас Цири тоже досталось. Но уточнить все же не мешало.
- Твоя работа? – голос прозвучал слабо, девушка спотыкалась на каждом слове, словно забыла, как это – говорить.  Беглянка пока проигнорировала вопрос про Геральта, увлеченная ароматным бульоном. Вот только ложка оттанцовывала в слабых руках замысловатые танцы, не желая попадать в рот наполненной до краев. Цири выругалась, но продолжила попытки поесть. Она чувствовала что-то в воздухе. Словно вибрация Силы, когда творишь заклинания. Но девушка, задававшая вопросы сразу в лоб, не произносила ни звука, кроме этих самых вопросов. Решив быть осторожной, Цири отложила ложку и посмотрела на свою спасительницу.
- Меня зовут Цири. Чувствую себя отвратительно. Но думаю, если бы не ты, то было бы гораздо хуже.  С Геральтом мы… - она запнулась, стараясь правильно подобрать слова, чтобы не вызвать лишних подозрений у и без того подозревающей ее во всем девушки. – Я знакома с ним. Довольно близко знакома.  Я что-то говорила? Бредила? Почему ты спрашиваешь про Геральта?
Теперь была очередь Цири задавать вопросы, на которые она не сильно рассчитывала получить ответы.
- Где я? Как оказалась тут?  – устало опустившись обратно на кровать, спросила ведьмачка, разглядывая собеседницу. Если бы та хотела причинить ей вред, то не стала бы кормить. И уж точно не стала бы возиться с ней.
Последнее, что помнила Цири, была ужасная боль в боку. Она не могла сказать, кто точно ранил ее, но это точно была свора Эредина. Кажется, Цири открыла портал, когда сознание уже почти покинуло ее. Отследить девушку было бы просто, но она сделала несколько скачков подряд. Обычно это чуть тормозило погоню, но они всегда находили Цири. Это было лишь вопросом времени.
- Сколько? Сколько я провалялась тут? – уже обеспокоенно спросила она. – Ты… Надо уходить. Я боюсь, что ты тоже теперь в опасности.
Ее нужно было предупредить о Дикой Охоте. Нужно было как-то рассказать, что им нельзя тут оставаться, нужно уходить как можно быстрее. Или ей самой уйти, и увести от дома этой девушки след.       
- Как тебя зовут?

+1

5

Кажется, Аик нашла себе достойного противника, так же любящего задавать вопросы, как и она сама!

Смотря, как Цири пытается есть суп, Аик даже почувствовала к ней что-то вроде жалости, но помнила, как обычно раненные люди ее ненавидят и пока не предлагала помощь.
- Да, это я тебя лечила. Мое имя Аик, я чародейка-целительница, - Мозаика чуть поклонилась, представляясь, - и ты сейчас в моем доме, в Новиграде. Откровенно говоря, когда ты появилась таким странным образом, я подумала, что ты неведомый мне вид чародейки, но теперь не слишком уверена: за чародеями нет привычки носить мечи за спиной, - голос Аик стал очень задумчивым. -  а у тебя есть. Что же касается ведьмака: я его знала и в принципе считаю неплохим человеком по итогам нашего знакомства. Так что если ты его близкий друг - судя по тому, что ты звала его и что ты похожа на одну из героинь баллад мастера Лютика - я наверное, буду считать своим долгом оказать помощь.
Аик всё же это сказала, пусть и понимая, что она дает девушке карты в руки для того, чтобы ее обмануть. Но в бреду люди не врут, а она звала его, как птенчик зовет птицу. Так что тут, как думала Аик, стоило быть спокойной: девушка уже не соврала насчет Геральта из Ривии, - Так расскажешь, мастер Лютик правду говорил, ты ведьмачка Цири? И как так вышло, что ты так хорошо свалилась мне на голову - в буквальном смысле! - со смехом уже дополнила Мозаика. -  Ты лежала ночь и день, - глаза Аик стали напряженными и грустными, как будто вся боль жизни Новиграда разом появилась в них, - а насчет опасности... здесь, в Новиграде, чародейка всегда в опасности, но ты ведь говоришь не только об этом, да?

Отредактировано Мозаика (29.10.2017 06:21)

+1

6

- Не только об этом. Верно. - эхом отозвался голос девушки.
Слабо опираясь на чародейку, Цири попыталась сесть, но живот лизнули огненные языки невыносимой боли, и она со стоном прекратила дальнейшие болезненные попытки подняться.
Голова раскалывалась, нутро горело, ее лихорадило. Но предложенный бульон ведьмачка выхлебала достаточно быстро и к тому же в совершенно нелицеприятной манере, т. к. трясущиеся руки так и не смогли справиться с ложкой. Не обращая внимания на то, что желудок скручивался и всячески противился предлагаемой пище, Цири выпила все до капли. В последние дни ей не очень везло на горячие и более или менее сносные похлебки.
- Прости, но я не могу ответить ни на один из твоих вопросов, - тихо выдохнула Цири, укладываясь на ложе. - Сейчас. Не могу.
Под веками гулял кровавый туман, звон в ушах не становился тише, но дышать стало легче.
- Бла.. годарю тебя. Расскажи, откуда ты знаешь Геральта, а я, с твоего позволения, немного полежу.
Она решила не обременять малознакомых, но проявивших к ней крайнюю заботу людей опасной и лишней информацией. И сейчас всячески оттягивала время.
По телу вновь пробежали знакомые волны инстинкта загоняемого зверя, побуждающие Ласточку к действию, но на этот раз она их жестко подавила.
Любое повторяющееся действо, каким бы тяжелым оно не было, со временем подчиняется воли и рассудку, планированию. Бежать в панике с вываливающимися из-под рубахи кишками не представлялось разумным выходом, поэтому необходимо просто попытаться восстановиться настолько, на сколько это было возможно, а после с максимальной скоростью покинуть принимающий теплый дом и людей, проявивших столько милосердия..
Что б не навлекать на них проклятья в виде орды фальшивых призраков.
Представить трудно, как же она устала от всего этого. Постоянной гонки. Гона. Сквозь холод, грязь, нужду, травмы разной степени тяжести, а в недавнем прошлом и неотрывного грызущего чувства всепоглощающего одиночества. Бывали особо тяжелые часы, когда Цирилле хотелось только мстительно дождаться Эредина где-нибудь в чистом поле, где нет ни одной души и вскрыть себе брюхо на его глазах, что б только подавился своим омерзительным всевластием! Нет. Лучше попытаться прихватить его с собой, но это уже проблематичней.
В любом случае с этим придется  рано или поздно что-то делать, бегать вечно, ожидая, когда же эльф состарится – вариант из рук вон негодный, тем более учитывая сколько живут aen Elle.
Ведьмачка горько усмехнулась.
Под кожей у самых ребер что-то терпко зазмеилось, притупляя боль во всем теле. Ее сердце. Медленно, клеточка за клеточкой тепло тянулось к шее. Вероятно, начали действовать какие-то лекарские заклинания или отвар. И Цири изо всех сил старалась побороть накатывающую сонливость. Ведь, кто знает, сколько продлится подобный сон?

Отредактировано Цири (17.12.2017 15:15)

0

7

Аик с сочувствием смотрела на девушку. В самом деле, что той пришлось испытать! Это наверняка было ужасно, учитывая то, в каком состоянии Аик ее нашла. Чародейка села рядом с ведьмачкой и начала рассказывать:
- Что ж, если тебе так хочется знать... Я расскажу. Я встретила Геральта в Кераке, когда еще была студенткой. Я тогда стажировалась у Литты Нейд. И именно тогда в Кераке случился тот страшный потоп, во время которого Геральт и я спасали детей, которые попали в воду и могли быть к тому же придавлены балками. Так что я о нем хорошего мнения. Так же... Именно Геральт несколько повлиял на мою дальнейшую жизнь, убедив не бросать учебу и не уходить от наставницы, - о том, как провели Геральт и Мозаика время до того, чародейка предпочла не говорить. Да и не было это самым важным: всего лишь одна ночь в жизни их обоих, которую ведьмак наверняка забыл уже через месяц, а сама Аик  - предпочитала не вспоминать, всей душой отдавшись своим новым отношениям, - поэтому если тебе нужна какая-то помощь чародейки, например, гидромантическая или лечебная... Я готова тебе помочь, благо гидромантию я знаю, раны штопать умею, проклятия порой снимала, - задорно усмехнулась Аик, чуть качнув сережками-капельками. - Обращайся. Друг Геральта друг и мне.
Аик наверняка совершала глупость, предлагая помощь этой девушке, но она уже помогала многим чародеям - причем совершенно бескорыстно. И те чародеи были ей незнакомы, а здесь... Воспоминания о Геральте были ярким бриллиантом, хранимым у самого сердца. Чем-то родным и дорогим, и потому, помогая малышке, Аик чувствовала себя так, словно она достает бриллиантовое украшение, которое не надевала много времени, и любовно очищает его от пыли.

+1

8

Тихий бархатный голос чародейки и застилающая белым пелена перед глазами окончательно уносили разум ведьмачки в царство Морфея. Но она еще силилась что-то различить, поймать нить повествования. И картины рассказа Мозаики начали разыгрываться прямо в воображении Цири.  А потом она вздрогнула.
- Помощь? Да, мне не помешала бы помощь... в одном деле.
Перед мысленным взором пронеслись воспоминания то ли бреда, то ли реальной ситуации, случившейся с ней в городе. Образ невысокой женщины, запахнутой в черный плащ, и угольные, темнее обступившей их ночи, тугие напружиненные локоны, вырванные из-под капюшона ветром. Если это правда...
- Ты же чародейка.. Знаешь как найти Йеннефер из Венгерберга? У меня есть подозрения, что она, возможно, находится где-то поблизости. В городе. Ну, или в окрестностях. Прошу, скажи, даже если произошло что-то дурное. Я должна знать.
Но знать она не хотела. Не тут, в крысином гнезде, где жгли магиков. Где очумелая толпа улюлюкала, смотря на предсмертные терзания людей, которые еще давеча помогали им, исцеляли их же детей и стариков.
Глупое, чрезвычайно глупое, суеверное и легкоуправляемое стадо, которому лишь бы кормить собственное стремление к бессмысленному зрелищу в виде чужих страданий, только бы оторваться от хлебания из грязной лужи, называемой обыденностью. Они предпочитали время от времени пить чужую боль, что б забыть о собственной или, что вероятней, оттенить ее. Без смысла, без пользы для других, глупо и эгоистично. Легче всего обвинить кого-то в своих бедах, а потом ритуально уничтожить, и тем самым вот так вот просто очиститься.
И Цири было страшно представить, что Йен могла или может стать жертвой подобной человеческой слабости и порочности. 
Зеленые глаза опасно блеснули. Сон как рукой сняло. Ослабшая кисть сжала в кулак простынь.
Если подобное произойдет....
Если только случится...
То никому не поздоровится, ни охотникам, ни служителям культа Вечного Огня, ни каждому в толпе – никому. Все и вся выгорит, и будет корчится. Никто не спасется от ее пламени. Опаляющего много сильнее физического.
Однажды она их уже потеряла. Больше не позволит. А если это (молите всех Богов, чтобы нет) случится, то никакая сила не сможет остановить мстительную ярость рокового Hen Ichaer.

Отредактировано Цири (25.12.2017 15:54)

+1

9

Аик принесла девушке небольшой плед и укрыла ее. Мозаика пока оставила Цири наедине с ее снами, а сама задумалась о том, где провести ритуал гидромантии. Нужно найти уединенное место, где Аик сможет без опаски провести ритуал. Однако где найти такое место, да еще и так, чтобы ее не повязали и не утащили в тюрьму. Ведь всегда следует помнить, что по городу ходят добрые дяди с большими острыми железными палками. Можно подумать о возможности найти источники подземных вод... Пожалуй, так и следовало сделать. И еще приставить к себе охрану в виде парочки вампиров. И пусть Детлафф только попробует не одолжить бруксу!

Еще один вечер разговоров и уговариваний. Ох, милый вампир. Дорогой кровопийца. Заботливый и параноидальный и в то же время так любимый. Как же он был против таких вылазок Аик и сколько копий было сломано об эту тему! Следует признать, однако, что из многих таких разговоров Аик выходила победительницей, пользуясь старыми, как мир методами игры на эмоциях и небольшие знания актерского мастерства. И бруксу он все-таки выделил. И на том спасибо.
Некоторое время потребовалось и для того, чтобы найти источник подземных вод, достаточно большой и - после Очищения Хенсон - достаточно чистый.

Когда же Детлафф снова ушел, Аик разбудила Цири, регенерацией тканей которой она занималась весь прошедший день, и протянула ей теплую одежду и темный плащ. В Цириллу было влито несколько эликсиров, а так же на ее раны было наложено несколько лекарских заклинаний регенирирующего характера, так что Аик надеясь, что та чувствует себя лучше.
- Пойдем, если ты можешь. Я нашла источник подземных вод, и смогу провести ритуал гидромантии. Тебе надо объяснять, что ты должна делать? У выхода нас уже ждет сопровождение. Оно будет обеспечивать нам безопасность. Как ты себя чувствуешь, дорогая?

+1

10

Вместо ответа на вопрос она получила неощутимый физически, но несомненно сильный магический импульс, заставивший ее мгновенно уснуть и перестать тратить силы впустую.
А после Цири видела на обратной стороне век лишь приевшиеся высокорослые силуэты, поблескивающие чешуей доспехов и морозящие одним своим приближением, тьму, кровавое озеро, грязь, огонь, трупы, тьму, фиалковые глаза, черные мятущиеся волосы, кольцами выплескивающиеся из-под капюшона, багровую тьму, кости, берцовые, полукружия ребер, черепа - обыкновенные белые и железные, но неизменно забрызганные бурыми каплями запекшейся крови, тьму абсолютную и неизбежную, кошачьи зрачки на кошачьих радужках, но на человеческом лице, усталом, бледном, осунувшемся, шрамы, белые, и белые, как молоко волосы, снова тьму, снова холод, крики, боль, хруст сломанных шейных позвонков повешенных, гроздьями увешивающих собой вековой дуб, стены башни Стигга, двор перед корчмой в селе Ревность, тьму, всепоглощающую, грозную, которая останавливала даже силу рассвета, а во тьме этой тусклый блеск холодных зеленых глаз дьявола на хищной голове птицы. И черные крылья.
Магия окунула ее в темноту сновидений, она же позвала ведьмачку к свету реальности, прочь от терзающих душу образов и воспоминаний, но не мыслей.
- Кх-кх, благодарю. Мгновение и я буду готова.
Но ей понадобилось времени много больше, чем одно мгновение. Новая одежда мягко облегала тело, но боль в ранах не позволяла Цирилле насладиться этим в полной мере.
Когда они выходили из дома, у дверей их дожидалась стройная черная фигура, скрытая черным плащом.
- Я чувствую себя лучше. Спасибо. - Цири пыталась рассмотреть тщательно скрываемое лицо их таинственного сопроводителя или вернее сказать сопроводительницы, потом снова обернулась к Аик. - Да, расскажи что от меня потребуется, я не сильна в обрядах гидромантии.
"Впрочем, как и во многих других."

Отредактировано Цири (02.01.2018 01:49)

+1

11

- Я все расскажу, когда мы будем на месте, Цири. Не сейчас, не будем привлекать внимание, - тихо шепнула Аик, выходя и накидывая на себя плащ. Три девушки шли по городу, оглядываясь и озираясь, но не делая ничего подозрительного.
- Я нашла то, что ты требовала, Аик, - голос вампирши был шипящий и тусклый, словно та говорила из бочки. Лоря вела за собой как ведьму, так и ведьмачку, - иди за мной, - голос вампирши стал еще ниже, - ей можно доверять? Детлафф сомневался в этом.
- Да, можно. Я в ней уверена. Я знаю ее отца, я так думаю. Он хороший человек, - тихо шепнула Аик, заходя в подземелья, - Цирилла, за мной!

Место, которое нашла Лоря, оказалось очень хорошим: источник подземных вод, в котором воды было довольно много для проведения обряда. Теперь оставалось только провести его. Аик повернулась к Цири, прежде, чем обернуться к источнику и начать читать заклинание:
- Ты должна как можно сильнее думать о том, кого хочешь найти: интенсивно, напряженно, постоянно. Не отвлекайся на остальные факторы, думай только об этом человеке. Тогда вода покажет нам будущие события, покажет сцены из жизни этого человека. Постарайся узнать место, в котором он будет находиться. Ты готова?

Аик начала скандировать заклинание, внимательно смотря на воду и тщательно, прилежно выполняя все жесты и говоря все слова.

0

12

С черных каменных стен стекала влага, сырость пропитывала воздух.
- Уж не в канализацию какую древнюю ты нас завела? – громко произнесла ведьмачка, пристально глядя на женщину в плаще.
Но та не двинулась, не обернулась, наоборот, даже немного задернула капюшон. А когда Аик подозвалла к себе Цири, и вовсе удалилась.
- Тогда начнем.
Они присели у кромки масляно чернеющей поверхности, но тьма быстро скрадывала даже жалкие отблески. С собой у них не было никакого огня.
«Он и не понадобится»
Чародейка начала читать заклинания, сжала кисть ведьмачки. И на каждый магический пасс со стороны влажной темноты раздавался мелодический всплеск. После послышались звуки кипения. Как не силилась Ласточка разглядеть хоть что-нибудь, у нее не получалось. Вода последний раз взъярилась и осела.
А после... из глубины начало подниматься мерное мерцание, оно высветило колышущиеся водоросли на дне и черные камни, прошмыгнувших головастиков, оно почти достигло поверхности. Но попало под тонкую, но плотную корку льда, неведомо откуда взявшегося.
Сидевшая рядом магичка напряглась, сильнее стиснула ладонь Цириллы и прошипела что-то, что нельзя было расслышать, но отчего лед треснул. Хоть и не распался.

Не отвлекайся на остальные факторы, думай только об этом человеке. Интенсивно, напряженно, постоянно.

Цири вспомнила. И зажмурилась. А когда открыла глаза, то увидела, что вода осветилась полностью, лед пропал, а из глубины на нее смотрела та, ради кого она некогда была готова пожертвовать жизнью, и честью, и всем.
И сейчас явственно ощущала, что это чувство ни на йоту не уменьшилось.
Комок в горле и раздирающая грудную клетку боль незаполненности душили.
Тоска стиснула крепко, как краснолюдские тиски. Образ пошел рябью, ускользнул.
Цири опомнилась только, когда ее одернула Мозаика. Прикасаться к воде нельзя.
И снова полился речитатив магических формул.
Поверхность вспенилась, разгладилась, а оставшаяся пена приняла очертания белых волос.
- Геральт...
Что-то проскользнуло, что-то она да увидела. Раскадровка, будто на обратной стороне век.
Но рассмотреть подробностей не успела, потому что все начало пропадать. Тускнеть.

Перед тем как мерцанию обратно вернуться в пучину, бледное лицо ведьмака растаяло, явив на его месте отражение склонившейся Цириллы.

Отредактировано Цири (29.01.2018 02:53)

+1

13

Аик откинулась, смотря на Цириллу, когда завершила заклинание. Судя по каскаду, который выдала гидромантия ведьмачке, у той в душе творилась настоящая трагедия баллад мастера Лютика. Мысли были беглыми, спутанными, эмоции сильными, а душа - изранена. Мозаике стало жалко ведьмачку, хоть и она понимала, что, быть может, придется все начинать сначала.
- Ты узнала какие-то места? Куда теперь собираешься? Или еще раз надо? - карие глаза смотрели чуть настороженно: Аик несколько боялась, что их гидромантию могут заметить. Что кто-то придет. Довольно глупо бояться этого, учитывая вампиршу, но всё же... Это не давало покоя чародейке. - Если еще... У тебя есть какой-то предмет, связанный с ними? С ним я могу сплести более точную ворожбу. Цирилла? - мягко шепнула Аик, словно стараясь не спугнуть мысли пепельноволосой.

Недалеко от них стояла молоденькая брукса и внимательно слушала их разговор, стараясь не тревожить девушек. Тем не менее, присутствие Лори как будто намекало Аик, что у нее не слишком много времени, что о ее безопасности волнуются и что она не может долго подвергать риску как себя, так и юную девушку, что ей доверилась. Поэтому на всякий случай Аик нарастила на пальцах лед. Благо большой источник силы был в прямом доступе.

Аик не была онейроманткой или провидицей, не выдавала великих пророчеств, но сейчас буквально шестым чувством она как будто чуяла, что должна быть настороже.

Отредактировано Мозаика (01.02.2018 06:59)

0

14

Камни зашумели под чьими-то шагами. А до этого в воздухе раздался мерный не то звук, не то запах железа, сковывающий, темный, темнее, охватившей их черноты подземелья.

- Предмет, связанный с ними? - повторила ведьмачка, нахмурилась.
Она видела не слишком много, но понять кое-что успела. И зачем-то поделилась этим с Аик.
Женщина в плаще замаячила у прохода, затем приблизилась к чародейке и Цири.
- Сейчас... Минуту.
Но, как оказалось, времени у них больше не оставалось. Об этом так и сообщили. Из серой мглы входа послышался надтреснутый сиплый мужской повелительный крик.
"Ну, вот ведь..."
— На счет три. Выходите или мы стреляем.
Надо же было скрываться от одних охотников, чтобы угодить в лапы к другим? Цири быстро пронзила тьму взглядом и разобрала бледные черты Мозаики.
Быстро вскочила на ноги, так порывисто, что раны прорезало острой нестерпимой болью. А еще оказалось, что от увиденного в черной глади подземного озера Ласточка раскисла окончательно, на столько, что от боли физической в уголках глаз собралась горькая блестящая влага. Края раны все-таки разошлись.
А в следующий миг - так и не досчитали до трех - в них полетел, скрепя оперением, целый рой острых арбалетных болтов.
Гвихир был выхвачен заранее, но движением скорее инстинктивным Цирилла размашисто крутанула перед собой лезвием и две стрелы оказались отбиты. Совершенно случайно.
"А ведь он просил так никогда больше не делать..."
Подумалось ей.

Девушка метнулась к чародейке. У них было всего пару мгновений, пока охотники за колдуньями перезарядят арбалеты.
— Надо что-то делать. Срочно. — прохрипела, тьма плыла перед глазами, дышать стало невыносимо. Цири крепко вцепилась в плечо магички, моля всех богов дать ей продержаться еще хоть немного, и позвала обрывки Силы, все, что еще были в тщедушном теле. Дом чародейки и того хмурого мужчины ведьмачка запомнила.

Отредактировано Цири (13.02.2018 21:30)

+1

15

Когда подошли стражники, Аик схватила Цири за руку.
- Сохраняй спокойствие. Держись меня, - шепнула чародейка ведьмачке. - Ты поняла? Лори! - голос чародейки был звонким и громким. Аик выставила перед собой и Цири ледяной щит, который защищал бы их, пока вампирша бы делала свою работу.
Та не заставила себя долго ждать. Под плащом оказалось сильное тело бруксы, которая набросилась на стражников. Ее мощные зубы впились в их шеи, и она с большим удовольствием расправилась с ними, после чего с наслаждением выпила пару глотков. Утерев губы, Лоря обратилась к Аик.
- Теперь я отведу вас обеих к Старшему. И не надо спорить. Ваши прогулки закончились.
Словно припечатав, брукса схватила обеих под руки и потащила в дом Аик. Аик, похоже, только и осталось, что подчиниться, и, сняв щит, потащить за ними Цири.

+1

16

Цири, и правда, пришлось буквально тащить, но потревоженная мощь, которая была сильнее ее тела раз в тысячу, пробудившись, уже никогда не останавливалась. Буреобразным вихрем подрывала суть и основу человеческого организма, преломляла и искривляла, искрилась на кончиках пальцев. И становилась тем неуправляемей, чем более бессознательной была носительница.
А в разуме Ласточки билась одна единственная мысль — бежать. И чем быстрее, тем лучше.
Воздух затрещал вокруг темных спешащих фигурок разрядами, камни сами заскользили по брусчатке. Цири внезапно очнулась. И сквозь пелену перед глазами смогла различить обернувшуюся к ней бледную физиономию провожатой, уже без капюшона; расширенные зрачки и обагренная кровью кожа сказали в мгновение больше, чем все ее потуги понять до этого, что существо, принятое за человека, оказалось далеко от всех понятий человеческого.
Увиденное было сродни потоку ледяной воды на раскаленные угли.
Сила вспыхнула в окружившей их тьме.
Ведьмачка вывернулась, отскочила и вырвала из окровавленных рук вампирши Мозаику.

А в следующее мгновение бирюзовый всполох предварил разлом пространства в одном молчаливом доме посреди Новиграда.
— Дьявол.
Переход оказался неудачным тем, что вдобавок задел хозяина. Тишина прорвалась стрёкотом магического полымя, не на шутку разбушевавшегося, проклятьями и шумом повалившихся тел. Сам воздух стал вязким и плывущим как расплавленное стекло. Ведьмачка хотела сказать что-то еще, еще очень многое. Много нехорошего. Но успела только вытереть красную влагу с лица,  так как нос пошел кровью от злоупотребления Старшим Геном. Злоупотребился он, в свою очередь, в силу крайнего недомогания человеческой оболочки и тяжести ран. И прежде, чем серовласая успела высказать хозяевам хоть что-то, сознание вновь благополучно покинуло её и оставило валяться пустым и ломким,  как гороховый стручок, тельцем посреди плывущей залы.

0

17

- Что за...
Когда на тебя сваливаются две красивые девушки из неоткуда - это прекрасно. Особенно если одна из  них - твоя постоянная возлюбленная.
Не прекрасно - когда они сваливаются на тебя внезапно. Причём приземлились они крайне неудачно, так, что когда вампир на рефлексах подхватил Аик, вторая - та самая сероволосая "ведьмачка" - обрушилась ему на плечи. Сбив с ног и довольно сильно заехав каблуком своего сапожка в висок рассерженному вампиру.
С шипением, точно надутый воздухом бычий пузырь прокололи, Детлафф кое-как поднялся на ноги, потирая проломленную кость, которая уже начала потихоньку зарастать. Благо на дворе полнолуние было - и, в данный момент, Эретайн был бы совсем не против отметить сей вампирский праздник глотком крови из шейки этой сероволосой... дамы. В отместку за боль и разражение.
Но не успел Детлафф высказать всё, что он думает, в цензурном и нецензурном виде - как в дом пожаловали новые гости. Точнее, гостья.
- Старшший! Пропали. Девушшшки пропали - начала было Лоря. Правда, увидев двух новоприбывших, остановилась на полуслове.
Эретайн, отпустив уже злосчастный висок, хмуро посмотрел на притихшую Аик.
- Может мне кто-нибудь объяснит, что тут, упыри меня побери, происходит?

+2

18

- Охотники за колдуньями... Накрыли... - еле пытаясь отдышаться, Мозаика виновато смотрела на Детлаффа. - Нас они вряд ли видели, я накрыла нас ледяным щитом, и мы были под плащами. Лоря же помогла нам отбиться. Мы пошли было домой, но видимо, в этом волнении Цири решила телепортировать нас. Или это вышло спонтанно... Не знаю, - шептала Аик.

То, что Детлафф ждал ее и волновался о ней, радовало чародейку, льстило, но одновременно волновало. Аик чувтсовала себя даже виноватой за то, что случилось и за то, что Детлафф был вынужден так тревожиться. А ведь знала же, насколько он эмоционален! И всё равно полезла. Впрочем, не время было сожалеть: Цири снова стало плохо. Детлафф помог перенести ее на постель.

Чуть застонав от собственной усталости, Аик стала черпать силу из воды, ускоряя регенерацию вновь открытой раны. Бедняга. Еще ночь точно проживет в их доме, вряд ли она способна хоть куда-то прийти в таком состоянии. Мозаика стала осматривать состояние больной, но не заметила ничего кроме усталости и кровотечения из-за того, что рана открылась от таких быстрых движений.

Когда же Цири стала дышать ровнее, наполненная Силой, регенирирующая, Аик откинулась на спинку кресла, переводя дух. Раз теперь не было отвлекающего фактора в виде состояния ведьмачки, кажется, чародейке попадет.

0

19

Поблагодарив Лорю и отпустив бруксу поохотиться, Детлафф глубоко вздохнул.
- Я не буду спрашивать, о чём ты думала, когда посреди ночи отправлялась на эту прогулку, - Эретайн повернулся спиной к чародейке. Смотреть на неё он сейчас не хотел. - И я не буду спрашивать, чтобы было, если бы её сила выбросила вас куда-нибудь на морское дно. Даже представлять не хочу.
Вампир резко повернулся и чуть сжал плечи девушки, привлекая её к себе и пристально смотря в глаза.
- Однако скажи мне одну вещь. Помогать совершенно незнакомой девахе, которая даже чародейкой не является, тягу к спасению которых я хотя бы прекрасно могу понять - это стоило того, чтобы рисковать своей жизнью и свободой? А если бы Лоря не успела вовремя? А если бы охотников за колдуньями было больше, чем могла справиться с ними одна единственная брукса? А?!
Эретайну уже не нравилась эта девушка. Вот совсем. За каким - то чёртом она заставила Воробушка рисковать. Следовательно - несла ей потенциальную угрозу. Следовательно - вызывала у него, как у главы стаи и мужчины Мозаики, подсознательное желание познакомить источник этой потенциальной угрозы с вампирьими клыками.
- Кто она вообще такая, что ты так с ней носишься?

0

20

- Лоря не могла не успеть вовремя, она нас сопровождала и все время стояла на страже, - ровно ответила Аик. Всё же чародейкам не свойственно теряться на таких допросах, тем более, что Детлафф не слишком похож на злобного тюремщика. - А насчет... Почему я малышке помогаю... Помнишь ты говорил про своего друга Эмиля? Травника и алхимика? Представь если бы у него был ребенок. И если бы этот ребенок попал в беду. Ты бы не стал помогать? Или все же стал бы? А Эмиль стал бы помогать твоему ребенку? Для меня Цири и есть такой случай, ребенок человека, что мне дорог. Я не могу дать ей умереть или отказать ей в помощи. Не отмоюсь потом от этого. От того что оставила дочь друга. Понимаешь, Детлафф?
Мозаика чуть потрепала пальцами волосы ведьмачки и накрыла ее тонким пледом, стараясь не тревожить заживающие, напоенные Силой раны.
"Спи спокойно, дорогая. Спи и пока ни о чём не думай."
- Я устала, наверное, тоже скоро усну, - шепнула Аик Детлаффу, устраиваясь в кресле поудобнее. Так, чтобы Цири, если проснется - знала кого будить.

+2

21

- Ясно.
Детлафф невесело улыбнулся, взяв Аик на руки, когда она уснула окончательно, и перенеся её в спальню. Сам же сел в покинутое чародейкой кресло, обдумывая ситуацию.
В этом была вся Мозаика. Полная и бескорыстная альтруистичность. Благородные порывы, когда она совершенно не думала о себе. Впрочем, порывами отличался и сам вампир. А в этом конкретном случае... он просто не мог винить девушку за это. Она привела слишком хороший пример. Разумеется, для ребёнка Региса он бы сделал тоже самое, что она для этой... Цири. Цири...
Знал Детлафф об одной Цири. По рассказам всё того же Региса. Как и о том, что Аик была знакома с одним знаменитым беловолосым ведьмаком.
Мозаика (не та, которая сейчас сладко спала в своей кровати, а картина) с тихим щелчком сложилась в голове Детлаффа, внося понимание, кто сейчас спит на кровати около его кресла.
Что же, это многое объясняло. И необычные способности, и  то, почему Аик так о ней заботилась, и её внезапное появление... И, возможно, в этом случае... риск Аик не был напрасен. В конце концов, именно сражаясь за эту девушку, Регис пожертвовал собой. А значит она чего-то стоит, зная характер ворчливого старика.
Почувствовав полусонное шевеление - явный вестник того, что ночная гостья пробуждалась, Дет повернул к ней голову и тихо спросил:
- Скажи. Это тебя Регис спасал в том замке, где я его нашёл в состоянии лужи чего-то красного?

+1

22

Фибрин струился по ее крови, стягивал разошедшиеся ткани, мягко и медленно сплавлял края плоти. Чужая магия хозяйничала в ее теле, помогая ему оправиться, пока собственная, исчерпанная до капли, медленно скапливалась в костях.
Сквозь кровавое марево и тошноту Цири слышала ее тихую пульсацию, почувствовала, как она, видимо, покинув костный мозг, слабо замерцала в паутине нервов. Слабо, слишком слабо.
Ласточка потеряла достаточно крови, чтобы сдать на столько, что даже ее проклятый Дар не смог бы спасти от Охотников, явись они сейчас. Но так ли опасны Охотники, как те, в чьем доме она оказалась?
Про первых хотя бы было известно, что есть они ее не станут, убьют, убьют так или иначе, но хоть не съедят.

Память услужливо подкинула сны-воспоминания одного лесного домика, обшитого человеческой кожей, и холодника полного останков.

И... подвешенное тело ребенка.

Она скользила по холодной траве вновь, вкруг адского обиталища и глубже в лес, где в черной яме плескались останки. Воняло удушливо. Но яма умозрительно внезапно принялась расти, шириться, достигая размеров уже озера. Страшного черного озера в мертвом черном лесу. В мгновение ока.
Холод мерзко проскользнул по спине Цириллы, а потом ее и вовсе затрясло.
В черной грязной глилостной воде покоились фрагменты тел всех людей и нелюдей, которых она знала. Многие из них и, правда, были давно мертвы.
Ласточка повалилась на колени, но не могла ни закричать, ни заплакать, превратившись в сжавшуюся унизительно беспомощную тощую фигуру.

Loc’hlaith - насмешливо прозвучало в ее голове. Но Цири не могла даже обернуться. - Эй, Владычица Озера, вот твои наделы, вот твоя вотчина, вот твое царство.

А в следующий миг она поняла кто разговаривал с ней. На противоположную сторону озера прошествовал огромный жуткий единорог. Но последние можно было понять только по длинному лобному наросту, так как представлял он из себя только страшное облезлое лошадиное умертвие. Луна высветлила его образ на фоне черных скелетов деревьев.

Взгляни на свое отражение, Звездоокая, ведь только это истинно. Никто не скажет тебе правды, никто ее даже в полной мере не знает.

Ветер запел в голых ветвях и вербе.

Ты - никакое не спасение, никакой даже не инструмент, ты слаба и ничтожна, потому как - ничто. Ты лишь причина смерти каждого, кто ступит в твою жизнь, не более, и еще просто предвестие конца. Для всех. Вот твоя суть и роль.

Пылевая взвесь пронеслась над озером, заставив Ласточку закашляться.
Она подползла к краю вся дрожа, но в глади Черного пруда отражались лишь знакомые звезды. Огоньки далеких миров посреди черного холода бесприютного тлена. И не более.

"Не путай..."

Откуда ни возьмись, долетело эхо голоса Вильгефорца и его страшные ирреальные стоны.

Ветер прекратился.

"Бред, что за, вашу сучью мать, бред?!"

А потом ее жестко схватили за волосы и уткнули носом и губами в горькую землю. Она начала задыхаться. Как тогда.
— Я оттрахаю тебя, девка, — дико зашипело над ухом, его обветрившиеся губы царапнули по открытой шее, обдало гнилым дыханием. — Даже если мне вначале придется разрубить тебя на куски. Деду — все едино: целиком или по частям.

Дрожь усилилась.
А потом она проснулась.

Пить хотелось безумно, еще во рту чувствовался призрачный вкус земли и еловых иголок. Нет никого озера, каннибал, что хотел ее "оттрахать" покоится в яме, в которую сбрасывал волосы и кости своих же жертв, она сожгла его избушку. Нет ничего. Есть только логово вампиров, в которое она второй раз по дури забралась. Первые мгновения, лежа с закрытыми глазами, Цири думала, что перенеслась из кошмара во сне в кошмар на яву.
Есть ночь, есть дом кровопивцев и она в нем.

И есть один из них, который одной лишь фразой разбил все ее опасения.

- Да, - слабо и горько проговорила ведьмачка дрожащим голосом. - Он пошел вместе с... Геральтом, чтобы спасти меня. Я никогда его не знала. Ни его, ни кого другого из ганзы. Если бы ты знал, как гнетут меня их смерти.

Отредактировано Цири (03.03.2018 17:38)

+2

23

- Что же, тогда я признаю, что был неправ относительно тебя. И Аик  не напрасно рисковала, помогая тебе. Хорошо.
Детлафф всё ещё не слишком был доволен тем, что Аик рисковала собой. Но Регису он верил. Этот морализатор и философ никогда не стал бы помогать спасать девочку, если бы не считал это правильным. Значит, она того стоила.
Налив воды из стоявшего на столике графина, высший вампир поднёс его к губам Цири, и, дождавшись, пока она осушит кружку, продолжил.
- Если тебя действительно гнетут смерти тех, кто умер за тебя, то могу немного облегчить твою ношу. Высшие вампиры не умирают навсегда от рук людей, - Эретайн криво усмехнулся, вновь садясь в кресло. - Даже таких, как Вильгефорц. Они всего лишь берут очень долгий отпуск на восстановление. Ну а в моих силах было сделать так, что Регис восстановился до... приличного состояния через пару месяцев после своей смерти.
Дет прикрыл глаза.
- Я тогда обозвал его дурнем, и насильно удерживал в своём доме, пока он не отрегенерирует, как следует. Даже связывать приходилось, чтобы не убежал. Он тогда много рассказал о Геральте, ведьмаках, тебе. А я тогда всё пытался понять, на кой бес всем - Ложе, Нильфгарду, Вильгефорцу -  сдалась твоя способность прыгать с места на место, если, по сути, любой владеющий порталами чародей может сделать то же самое. Ладно эльфы - им Старшая кровь нужна, чтобы выбраться из этого мира. Но вот остальные... То ли я идиот и не понимаю, то ли они.
Эретайн фыркнул, весело посмотрев на глядящую в потолок Цири.
- Аик соня, спать будет долго. Завтракать будешь?

Отредактировано Детлафф ван дер Эретайн (04.03.2018 22:56)

+2

24

Вода пресным холодом прошлась по горлу, унося послевкусия кошмара. Стало ощутимо легче. Бледность потихоньку оттаивала, сосуды под истончившейся кожей полнились кровью, и даже проклюнулся румянец. Нездоровый, пятнами, но зато верный предвестник возвращающихся сил.
— Благодарю.
Но последующие слова вампира оказали еще более благоприятное воздействие на состояние ведьмачки, заставили зеленые глаза заблестеть радостью в полумраке комнаты.
"Значит, не мертв. Боги милуют меня хоть в этом."
— Я очень рада это слышать, — откашлявшись, проговорила ведьмачка, когда мужчина закончил. Мятущийся взгляд Ласточки скользил по темным балкам, цеплялся за трещины, и на самом-то деле она пыталась унять непрошеные слезы. — Я... я бы была очень рада встретить его лично... поговорить... поблагодарить... потом, не сейчас. Когда-нибудь.
Жизнь решила ее абсолютно точно свести с ума, обрушивая столько противоречивых образов, чувств и открытий в невозможно короткие сроки. На предложение вампира Цири ответила слабой усмешкой.
— Буду рада. Только не знаешь-ка, где моя одежда? В которой я сюда перенеслась в тот, самый первый раз?
Пока высший озадаченно шарил в комоде, серовласая осторожно тронула бинты. Бинты были сырыми, но режущей боли под ними уже не было. Регенерация давала о себе знать. Аик, вероятно, ужасно с ней намучилась, сама потратила уйму сил. Ну и дорого же обходится этим добрым людям и нелюдям помощь Ласточке.
Когда Детлафф протянул ее окровавленное разодранное тряпье, Цири нашла в себе силы улыбнуться и уверила, что ей становится лучше с каждой минутой. Отчасти это было правдой.
Когда он ушел на кухню, девчонка выскользнула из кровати. Пол лизал ступни пронизывающим холодом. Она отделила ремни и кожаную поясную сумку с увесистым серебряным поясом от остальной одежды.
"Так, эти тряпки необходимо сжечь, как и все использованные бинты. Мало ли... гончие всегда чуют мою кровь. Не нужно устраивать хозяевам нежелательных с ними встреч, если Дикая Охота примется рыскать по окрестностям."
Пошатываясь, Цири добралась до двери и на мгновение облокотилась о косяк, чтобы отдохнуть; когда продолжила путь, то на темном дереве остался багровый след пятипалой конечности, на пол легла неровная дорожка из рубиновых капель.

Сизая дымка стелилась по кварталу, но небо из черного уже превратилось в темно-синее. Было холодно и Цири не стала дожидаться, пока барахло догорит.

— Курва. Придется и тут все еще мыть, ох-охонюшки. — страдальчески закатила глаза ведьмачка, когда вернулась в дом и заметила следы на полу. — К дьяволу, позже.
В воздухе послышался запах еды. "Уютно." Медленно девушка последовала на него. "Вампиры действительно умеют готовить?"
— Надеюсь, это не человеченка? Охотоничек за колдуньями какой-нибудь? — мрачно пошутила Цири, бесшумно садясь за дубовый стол и принимаясь терзать шилом металлический пояс, выскребывать из него бирюзовый камень. Живот ее едва ли не болезненно сжимался от голода. — Что до Силы, то там дело не только в порталах, вам, вампирам, до этого дела наверное нет, но источники магии всегда волновали чародеев и постоянный мощный поставщик энергии — их наващивая идея. Там много еще нюансов.
Камень даже не оцарапывался, зато металл коцался очень хорошо, но все равно не поддавался и не выпускал мерцающего пленника.
— А вот эльфам никогда не верь. Никаким. — не поднимая головы проговорила Ласточка, с усилием нажимая на пояс. — Не заключай с ними никаких сделок, не сговаривайся на дело — обманут, они делают только то, что выгодно им. Только им, запомни это. Никакие их слова никогда ничего не значат, абсолютно.
Шило снова вгрызлось в пояс, и с резким треском камушек отскочил и укатился куда-то под стол. Цири досадливо вздохнула и, смахнув прядь с лица, перевела взгляд на хозяина дома.

Отредактировано Цири (05.03.2018 23:45)

+2

25

- Высшие вампиры не питаются человечинкой, - фыркнул Детлафф, ставя перед гостьей шматок мяса и садясь напротив. - Кровью разве что, да и то это больше, ммм... бухло. А я трезвенник.
Слушая объяснения эльфийки и задумчиво кивая, Дет сопоставлял сказанное с тем, что уже знал от Региса. Как и тем, что говорила в своё время о чародейках Аик. В итоге выходило... довольно таки грустно для девчонки. Учитывая то, что он слышал про ту же Филиппу Эльхарт, не к ночи она будь упомянута - к своей цели сия дама шла с маниакальным упорством и грацией взбесившегося буйвола. И если Вильгефорц обладал примерно таким же характером...
Девочку, оказавшуюся между этими двумя бестиями, становилось попросту жалко. Что же до эльфов, о которых пепельноволосая так категорично отозвалась...
Вампир улыбнулся краями губ.
- Знаешь, не так уж и давно я думал так же про большинство людей, Цири. Жаждущие наживы, готовые убивать себе подобных ради завоеваний, собственных амбиций и золота. Готовые продать и предать тебя за медяк. И ещё смеющие называть фледеров и брукс чудовищами... вся вина которых состоит в том, что они хотят есть. И не обязательно разумных созданий. Единственные, к кому я относился с теплом - это дети. Трудно плохо думать о тех, кто с весёлым писком бросается к тебе во время ярмарке и просит продать игрушку.
Детлафф пожал плечами и снял чайник с огня. Пусть он и не был таким виртуозом в заваривании чая, как Воробушек, но его навыков хватило на то, чтобы заварить простой зелёный на две кружки.
- А потом я познакомился с Аик. Я видел, как она, несмотря на угрозу заражения, пыталась помочь людям с Катрионой, - Эретайн поморщился, вспоминая тот зачумлённый город. Тогда даже его вампирский иммунитет дал сбой. - Причём делала это совершенно бескорыстно. Как и сейчас она пытается помочь чародеям в Новиграде. И понял, что, по крайней мере, некоторые люди могут быть исключениями из правил.
Детлафф пригубил исходящий паром чай, с интересом смотря на Цири.
- А из чего исходит твоя неприязнь к эльфам?

+2

26

– Они – сукины дети, – еще категоричней заявила бывшая княжна, нелицеприятно откусывая кусок пресного мяса и запивая его горьким чаем. –  все как один, чес слофо. Ну, может, не все. Но фсе рафно!
За окном на бесконечно темно-синей завесе наметилась нить восхода.
– Каждый имеет право думать о ком-то все, что угодно, ты –  о людях, я – про этих. У каждого свои причины. Мои – чрезвычайно поверхностны. Меня шантажировали и обманывали.
Уплетая за обе щеки поданное кушанье, Цири едва ли не давилась.
– А, еще... кхе-кхе, не в то горло попало, кх-кх. Налей, пожалуйста, еще кипяточку, кх. Спасибо. – Цири выпила, отдышалась, вытерла выступившие слезы и продолжила разделываться с мясом. – Так во-от, все эти раны... это же они мне кишки и пустили, в прямом смысле. Веселые ребята, мать их.
Словно бы и в насмешку бок заныл сильнее, кровяной сгусток с изрядной толикой магии добротно забил дважды прорванную брешь, и боле девчонке кровоизлияние не грозило, внутреннее разве что, но мускулы и порванная кожа продолжали безбожно скулить.
Мяса больше на тарелке не осталось, и беглянке определенно вскоре будет плохо, нельзя есть грубую пищу после продолжительной голодовки и на ослабленное тело, да и к тому же с полостной травмой...«Ты убьешь сама себя раньше любой Охоты.» Внутренний голос приобретал подозрительно много от интонаций Кревана.
– Это, конечно, все эмоционально и необъективно, но уж извини, я привыкла отплачивать той же монетой всем, кто меня обижает, а им, - раздраженно водя шилом в воздухе, проговорила ведьмачка,- я ничего сделать не могу. Ничего. И это еще при том, что все со мной случившееся – самое малое, что они могли сделать...
«А потом, после меня, со всеми остальными.» Цири откинулась на стуле.
– В пекло выродков. Не могу сейчас о них думать. Подай-ка лучше мне вон тот зеленый камушек: он под твой стул укатился.

«– Вампир ничего не понял, но не надо разбрасываться потенциально опасной для других информацией.
– Да что с ним будет?
– С ним, может, и ничего, а вот с чародейкой...
– Точно. Да что со мной творится-то? О-ох.»

– Я все никак не могу отойти от магических обезболивающих или чего там, но, боюсь, не успею попрощаться с Аик лично, поэтому передай ей, пожалуйста...  – посерьезнела серовласая, взяв из холодной ладони вампира мягко блеснувший кругляш. – Заря скоро, все уходят с зарей.
Губы девушки дрогнули в странной улыбке, она подышала на ровную поверхность и заботливо протерла бледными пальцами.
– К слову, об исключениях, этот пояс для меня сделал один знающий... в этом толк. Эльф. Очень сильная магическая штука, что даже я всех тонкостей не знаю, но он, одним словом, охранный, а камни заряжены. Ей может очень пригодиться.

Полоска, рана, разделяющая пепельный небосвод и грязно-синюю землю, забрезжила алым. Подобно крови, лились первые преломленные лучи в мир тонкими струйками. Плохой знак, для посвященных. Или ей уже не избавиться от ассоциаций.

Ведьмачка протянула руку, вложила в когтистую ладонь камень. Сжала, пристально глядя в серые глаза.

- Благодарю тебя. Благодарю. Тебя и ее. То, что вы с Аик сделали для меня – неоценимо. Я не могу дать большего, не могу ничего пообещать, поэтому прими, пожалуйста, просто благодарность. И передай... Регису, что я счастлива узнать о его добром здравии сейчас и то, что я скорбела об его участи прежде. Судьба, может быть, когда-нибудь и сможет свести нас вновь, и я скажу ему все самолично, но пока... ни в чем не уверена.
Девчонка отвела светлые глаза и нахмурилась, обхватила себя руками, как если бы ей стало внезапно холодно.
- Осталось последнее. Надо нагреть воды и я вытру там, в комнате, а то с меня накапало. Есть ветошь какая-нибудь, на тряпку, что б не жалко было сжечь?

Отредактировано Цири (17.03.2018 00:50)

+2

27

Горячая отповедь ведьмачки была прервана лёгким поднятием руки и понимающим взглядом вампира.
- Успокойся, Цири. Я не собираюсь тебя учить жизни, кого стоит любить, а кого ненавидеть. Это не в моих правилах.
Дет действительно не собирался читать ей нотации. Тем более, что её отношение к эльфам было вполне понятным с его точки зрения. Когда на тебя охотятся, как на дикого зверя - ты и начинаешь воспринимать охотников, как своих врагов. Вне зависимости от их моральных качеств и всего остального.
Вампир сжал пальцах самоцвет, смотря в зелёные глаза, и слегка кивнул. После чего поддержал девчонку, когда она попыталась встать.
- Передам. И Аик, и Регису, если наши дорожки пересекутся. Удачи... ведьмачка. Если вдруг понадобится помощь - обращайся, так уж и быть, - Эретайн позволил себе лёгкую клыкастую ухмылку. - На счёт крови не беспокойся, сам уберу.
Впервые за свою жизнь Детлафф желал удачи ведьмаку. Однако сейчас он не чувствовал неправильность происходящего. Пожалуй, потому что он видел перед собой не ведьмака, охотника на таких, как он. И не человека, болтающего всякие пакости о вампирах.
Он видел разумного. Такого же, как он сам, странника и охотника, гонимого ветром по миру и пытаюшегося выжить там, где выжить сложновато.
Сильные пальцы вампира слегка сжали ладонь пепельноволосой.
- До встречи, Цири.

+2

28

«Облачи мысли свои в слова, переплавь эмоции в форму и ты избавишься от них."
Известная присказка, и вправду, работала. Раздражение, накопленная злоба и даже боль вмиг были отброшены, стоило только их высказать. И быть услышанной.
Цири поднялась.
"Может, теперь стоит третировать Кревана разговорами, а не мрачно молчать. Хотя... отыгрываться на ком-то, пусть, и отчасти причастном, как-то немного, эм, совсем низко?"
В голове зашумело — вынужденное малокровие дало о себе знать, перед глазами заплясали крапины.
— Так... спасибо. — пошатнулась Ласточка, приняла помощь. — Там много.. что-то как-то... налилось... это ведь, как пролитый Эст-Эст для вас, да, хех?
Голова ставала на место, а слабость от обезболивающих понемногу отпускала, зато появилась резь. Но все в итоге получалось, как нельзя лучше. Валяться бы ей окоченевшим и облезлым трупом сейчас, если б не чародейка и вампир.
Ведьмачка посмотрела в сторону двери и ей стало даже немного тоскливо, но время не ждет, а молча предупреждает. И весит дамокловым мечом.
— Нет. Лучше нам больше не встречаться, поверь, лучше б уж никогда. — Цири никогда не любила все эти лишние прикосновения и лишние распространения, и долгие прощания тоже не любила. Но хорошенько побалансировав на краю и едва не сверзившись в небытие, испытав судьбу в очередной раз и чудом чужой доброты выжив, она могла платить сейчас лишь личным человеческим резервом и теплом буквальным. И что-то детское зашевелилось в ней, как воспоминания о далеких беззаботных годах жизни в Цинтре, когда она имела дерзость и бесстрашие крушить и рушить не только материальное, но и переступать, о, Святая Святых, священные границы личного пространства и подобающего тому этикета. Цинтрийская Львица всегда за подобные выходки грозила наследнице розгами, но и всегда смеялась. Хотя цириллины проказы подобного рода ни на кого кроме самой владетельной и гордой бабушки никогда не распространялись.
— Поцелуй от меня Аик. И береги ее и себя, пожалуйста. -- Цири слегка приподнялась на мысках и ответила на пожатие коротким прикосновением потрескавшихся губ к холодной щеке вампира. — Без вас я бы сгинула где-нибудь в вонючей канаве в компании жирных крыс.
Время струилось, время убегало и приближало неминуемую угрозу. Грозу. Кровавую.
Девчонка последний раз грустно улыбнулась и, быстро прошагав в свою комнатку, прицепила пояс и сумочку, кожаный кошель. Закрепила на спине меч. И накинув поверх всего этого черный плащ, призраком выпорхнула к входным дубовым дверям.
Рассвет уже во всю вступал в свои права.
Так, она и покинула этот дом, тихо и незаметно, в противовес тому, как заявилась сюда.

Воздух был холодным и влажным, а налетевший ветер трепал края холстины плаща. Блеклые и истлевающие светляки звезд еще отражались в грязных лужах. Но по набережной уже во всю струился то в одну, то в другую сторону народный поток, и маленькой темной фигурке ничего не стоило затеряться в нем, раствориться, чтобы спешно покинуть. Покинуть город и навлечь на него одну из самых страшных бед, что всегда стояли за худыми плечами зеленоокой.
Смерть шла по ее следам, лишь порой изменяя обличье.

Отредактировано Цири (10.04.2018 17:40)

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [25.11.1271] Предназначение на голову


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC