Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [07.01.1272] Всё золото мира


[07.01.1272] Всё золото мира

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i.imgur.com/gb8etjA.png
Время: день и дальше
Место: Нильфгаард, город Золотых Башен
Участники: Лливедд ван Гельдерн и Стелла Конгрев
Краткое описание: Обычная нильфгаардская история о том, как приятное времяпрепровождение графинь — с картами, мёртвыми мальчиками и алкоголем, — плавно перетекает в решение всеимперских проблем.
NB! Интриги, расследования, красивые женщины.

+1

2

- ...да что вообще можно ожидать от человека, который развернулся на пороге и уехал, - лениво повествовала графиня Гельдерн, покачивая ногой в кресле, - у меня, конечно, своеобразный интерьер, но ничего особенного. Мужчины такие… чувствительные.
В таких случаях говорят, что день стремительно перестает быть томным, но, справедливости ради, томным он становился, и чем дальше, тем больше. И если они с гостьей начали с чая, восхитительных маленьких пирожных со смородиновым ликером и обсуждений последнего фасона золотой вышивки на придворных платьях, то закончили…
Если вкратце, то во всем виноват был ликер. Только Великое Солнце знает, кто первый сказал, что в чистом виде он куда приятнее, чем разбавленный и пропитывающий бисквит, но хозяйка дома отправила служанку в погреб за бутылкой, а это был не ликер, а наливка, приготовленная кухаркой - разница была очень большая, и выражалась не во вкусе, а в крепости. Дамы такого положения, между тем, должны были употреблять какое-нибудь эст-эст, и исключительно после захода солнца, потому что днем выпивать неприлично.
Что дамы такого положения думали о приличиях, прекрасно иллюстрировал тот факт, что солнечный свет, пробивающийся в пыльные окна, едва-едва загустел и приобрел оттенок красного, а бутылка уже кончалась.
И не имела никакого отношения к туссентскому игристому.
- ...и вот он мне говорит: Лливедд, зачем ты отрастила такие ногти? Как последняя северянка! Последняя, вы слышали, дорогая? Он хоть понимает, сколько стоит этот маникюр? А я говорю, чтобы ты спросил, конечно, раздевайся. Вот что за привычка задавать глупые вопросы? Если бы мой сын не был старше его почти вдвое, я бы решила, что они родственники. Одинаково глуповаты… Но что поделаешь, такая моя тяжкая ноша. Так что там дальше с вашими рудниками?
Кто бы еще додумался закусывать смородиновую наливку маринованными лимонами из Дарн Руах и оливками в травах из Этолии?
Впрочем, если бы кто увидел эту картину, мог бы запросто своим глазам и не поверить. Графиня Гельдерн сидела в кресле - поперек - покачивая туфлей на носке, графиня Лиддерталь, кажется, тоже наплевала на свои безупречные манеры, а у парня, разливающего чернильно-багровую, но ароматную жидкость по маленьким хрустальным рюмкам, почти не было видно трупных пятен на лице.
- Но ведь красавчик же? Посмотрите, как сохранился. И это я почти ничего не делала с ним. Вот к чему так орать?
Лливедд надкусила оливку и задумалась: кажется, с момента начала задушевной беседы они успели обсудить последние ткани, вкус Ее Величества к офирскому шоколаду (горячо поддержанный Стеллой и безвозвратно осужденный Лливедд), опаловые камеи и роман командора “Имперы” с герцогиней Геммерской, вялотекущий и с открытым финалом. Нужна была новая тема, притом очень срочно, потому как расставаться не хотелось, наливка еще не кончилась, и даже вечер толком не наступил.
- А вот, между прочим, дорогая - лениво заметила графиня Гельдерн, то ли сонная, то ли нет, разглядывая подзатянутый паутиной потолок, - этот паршивец Эвертсен, он ведь пригласил вас сегодня ночью… что у него там, бал? Или как это нынче называется… Я подумывала проигнорировать приглашение, но если вы собираетесь, я бы охотно составила компанию. Просто он такой нудный в последнее время, что ехать одной - сущее наказание. Возьмите оливку, они отличные. Как вам  мои мальчики?

[nick]Лливедд ван Гельдерн[/nick][status]не древнее зло, но очень похоже[/status][icon]http://s011.radikal.ru/i315/1707/97/c21bc9c18677.jpg[/icon][info]Возраст: 139
Раса: человек
Деятельность: графиня Гельдерн, чародейка. В свободное время несет добро, куда не просят[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (16.09.2017 01:06)

+3

3

Спроси кто графиню Лиддерталь, она бы ответила, что выглядит сейчас безупречно, равно как и её дорогая подруга, а сомнения в том — проявление досадного, очень удручающего скудоумия, порока, хуже которого могло быть только предательство; и тот факт, что она сидела в кресле, так сильно откинувшись, что уже начала сползать, разумеется, никак не портил этой безупречности.
Как и то, что одна из её туфель покоилась на полу — кажется, Стелла рассталась с ней, когда решила подойти к Лливедд, чтобы рассмотреть изящную вышивку по лифу её платья, не забыв продемонстрировать тончайшей работы кружево на своих перчатках.
— Я сочувствую вам, милая моя, вы безусловно заслуживаете лучшего. Но и такая ноша будем вам по плечу. Кому, как не женщине вынести этот груз?
Оливки и лимоны — это тоже было прекрасно; они подходили этому долгому неспешному дню, как любые драгоценные камни им двоим — идеально, разумеется.
— Дальше мы покинули ту часть рудников, что ещё оставалось. Никогда бы не подумала, что мои земли могут скрывать столько гнусности. Но чтобы её описать в деталях, мне потребуется ещё не одна пара рюмок, и вот тогда я уже не смогу ручаться за качество повествования, — тут Стелла, конечно, лукавила: алкоголь брал её плохо, крепкий или нет, он милостиво позволял сохранить ей здравый рассудок и достаточную остроту мысли для любого складного рассказа — и было даже обидно, что она скорее позволяла себе выглядеть расслабленной и немного развязанной, нежели действительно чувствовала себя таковой.
Лливедд это прекрасно знала, но дружба порой допускала мелкие условности, а хорошая дружба ещё и оставляла простор для милого кокетства. Тем более день к тому располагал.
День и количество подливаемой наливки.
— Он прекрасен. Они все — как произведение искусства  — заверила графиня Лиддерталь, осматривая ближайшего из прислужников внимательнее: такие тонкие черты, глаза почти не казались стеклянными, но мёртвый ли, живой, он оставался полезным, что было единственно по-настоящему важным. — И никакого запаха, надо же. Очень приятный молодой человек. Что с ним случилось? — лениво звучащий интерес оказывался вполне искренним: истории, судьбы, смерть — в этом доме всё переплеталось столь туго, что могло бы показаться верёвкой на шее, если бы это была не шея Стеллы.
Впрочем, темы легко сменяли друг друга.
— Эвертсен, ах, да, разумеется. Он говорил про приём для своих, обещал все блага мира и приятную компанию, не уточняя, кто там будет. Смотрел глазами побитой собаки, словно ему все вокруг отказали в своей милости, а Его Величество на прощание пообещал распнуть его руками Её Величества, — нет, этого точно не могло быть, а потому я хотела поехать, чтобы разузнать, что его гнетёт. Всё-таки через его руки проходят мои вложения в экспедицию на Север. Половина всей добычи — всё попадает в его ведомство, и я очень огорчусь, если они дурно этим распорядятся. Очень. Если вы составите мне компанию, моя дорогая, вечер станет ещё лучше дня. Хотя для этого придётся расстараться уже Эвертсену — но хотя бы это обещание он должен сдержать.

+3

4

- Хм, да?
Лливедд, которая расцвела было от комплимента своей, честно говоря, довольно простенькой поделке, замерла и медленно нахмурилась.
- Звучит паршиво, - резюмировала она, ненадолго отойдя от великосветского тона, которым полагалось разговаривать двум уважающим себя знатным дамам, - насколько я помню, с ним такого не случалось даже после заключения Цинтрийского мира, а вы помните, дорогая, какой это был удар по императорской казне. И последующую свадьбу с этими празднествами, холера бы их побрала, тоже перенес, как истинный стоик. И недавнее… происшествие. Так что здесь или что-то личное и его обидела какая-нибудь девочка, или…
Графиня Гельдерн замолчала - чтобы графиня Лиддерталь ее поняла, не нужно было даже скептически поднимать брови. В условиях, в которых они все сейчас оказались (и это пока еще об исчезновении императора знает очень узкий круг лиц), такие мины на лицах государственных мужей намекают на по меньшей мере катастрофу масштаба Белого Хлада.
Но даже ради государственных мужей - торопливость не к лицу благородным женам.
- Тогда давайте допьем и временно расстанемся, как вам эта мысль? Выбор платья - занятие, которое требует времени.

Душа Лливедд, между тем, требовала больше алкоголя - нынче был удивительно располагающий к этому день. Но, с другой стороны, вечер у Петера должен был быть богат на всякие вина: и всё же она выпила еще немного, когда Великолепная Стелла покинула эту юдоль печали и паутины. Отсалютовала портрету Алдемара стаканом, постояла немного, прислонясь к холсту виском и пошла наверх. И впрямь, платье нужно было выбрать, а это процесс ответственный.

Нужно найти какого-нибудь живого мальчика, думала Лливедд, осторожно спуская ногу с приступки кареты, руку подать может и этот, но глаза у него все же не живые, да и других удовольствий от мертвеца не дождешься, а Телор - ну что с него взять, однажды он просто должен был удрать к живой, и держать его никто не собирался. Правда, как только удрал, так и вляпался в какую-то чушь, неясно, был ли он в этой чуши виновен (вряд ли, но не потом что графиня Гельдерн хорошо думала о главе Бюро, она ни о ком не думала достаточно хорошо), а потому что ну… будем честны, у него маловато времени для заговоров и прочей чуши. И честолюбия тоже кот наплакал.
В общем, этот вариант отвалился.
Она, правда, не была уверена, что найдет в себе силы искать следующий и выносить живые взгляды.
А теперь нужно выпрямиться. Выпрямиться, сказано. Улыбнуться. Сложить руки перед собой, как нынче модно: дамы подражали Императрице, Лливедд сильно подозревала, что этим жестом Цирилла скрывает нервную дрожь в пальцах, но все считали это хорошим поводом продемонстрировать белизну и совершенство кистей. Нынче ведь и рукава приходится длинные носить, особенно, если ты не юная дева.
Выпрямиться и войти в ворота, по случаю увешанные фонариками, пройти по дорожке под красиво оплетенной вьющимися розами решеткой, на пороге, как в таких случаях принято, хозяин гостей не встречает, но там спонтанная встреча “хороших знакомых”.
- Стелла, дорогая! - будто и не виделись днем, - вы хорошеете с каждым часом!
И подхватить графиню Лиддерталь под руку.
- Не похоже, что у него лично финансовые трудности, - ядовито заметила Лливедд вполголоса, оглядывая огромную чашу, в которой на льду был выложен практически весь утренний улов из устья вперемешку со свежайшими лимонами, - вы, кстати, видели душку Петера, или он рыдает в кабинете? Или что у него там с настроением.

[nick]Лливедд ван Гельдерн[/nick][status]не древнее зло, но очень похоже[/status][icon]http://s011.radikal.ru/i315/1707/97/c21bc9c18677.jpg[/icon][info]Возраст: 137
Раса: человек
Деятельность: графиня Гельдерн, чародейка. В свободное время несет добро, куда не просят[/info]

+3

5

— Я тоже рад вас видеть в своём доме, Ваше сиятельство госпожа Гельдерн.
Голос раздался, конечно, из-за спины, конечно, неожиданно и сам собой стал очень лаконичным ответом на вопрос: нет, «душка Петер» не рыдал в кабинете.
Пока во всяком случае; но, разумеется, всем своим видом он старательно это опровергал: улыбка была широкой, как и размах окружающего постановочного празднества, манеры безупречны, а в приветствии было столько радушия, что этим мёдом можно было кормить бедняков вместо хлебов, и даже им было бы приторно.
Но при этом всём Эвертсен выглядел... плохо он выглядел, спроси кто графиню Лидерталь, но мысли свои она держала в себе: она хорошо знала, где проходит та грань вежливости, которая не позволяет даже близким друзьям, не то что широкому кругу приятелей, говорить, что их глаза сейчас — едва ли более живые, чем у мальчиков Лливедд. Или, к печали Стеллы, у самой Лливедд.
— Это будет прекрасный вечер. Надеюсь, вам понравится выбор вин. Я позволил себе вскрыть самые ценные запасы из своих погребов — сорок одну бутылку, всё самое лучшее — и выкупил две бутылки Эст-Эста 1200 года, одна из них непременно будет поднесена вам, сиятельные.
И энтузиазм его был насквозь фальшивым, только подсчёты оставались честными и чёткими — в этом был весь Петер.
Эстелла мягко улыбнулась, вначале своей прекрасной спутнице, а затем господину верховному казначею — словно больному ребёнку, которого требовалось успокоить, напоить молоком с мёдом и уложить спать, чтобы тот не наделал глупостей.
— Петер, друг мой, вскрыв все свои бесценные вина, пообещайте в ознаменование конца бала не вскрыться самому.
Границы безупречной вежливости вполне включали в себя милые шпильки, но что-то подсказывало, что в шутливом замечании могла быть оказаться половина шутки. Улыбка Эвертсена на мгновение расплылась широкой гримасой, которая тут же перетекла в усмешку.
— Я был бы рад отойти на покой, но не столь нетривиальным образом и не...
Мимо пришли двое. Петер поспешил замолчать, обрывая мысль.
— Вернусь к вам позже, я ещё не поприветствовал половину присутствующих здесь. Прошу меня простить.
Стелла молча смотрела в спину верховного казначея, пока тот не скрылся из виду в другой зале.
— Что думаете, моя дорогая? Не похоже, что он всем этим чумным пиром он хочет произвести впечатление на какую-нибудь юную баронесску или залечить разбитое сердце... или отвлечь внимание от последних событий — под такое можно было стараться с меньшим размахом. Всё это дурно выглядит.
В отличии от фруктовых тарталеток в форме солнц — вот они выглядели очаровательно, под стать приёму; и если не заглядывать в глаза Петера Эвертсена или не видеть в них ничего, можно было легко увериться, что это всего лишь обычный бал для широкого круга знати и чуть более узкого круга друзей.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Сюжетные квесты » [07.01.1272] Всё золото мира


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC