Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [05 - 11.12.1271] Закрытая дверь


[05 - 11.12.1271] Закрытая дверь

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

Молчать вдвоем было просто хорошо, несмотря на неудобный твердый пол и странную позу, в которой они сплелись и замерли у кресла, сонно дыша друг в друга. Если честно, Кадваль был готов провести так если не остаток жизни, то хотя бы остаток дня, может быть, переместиться в спальню - кажется, за последние дни от усталости и нервного напряжения они дошли до состояния, когда желание спать переходит в неспособность к этому, и единственный способ отдыха - это вот так сидеть, закрыв глаза и позволяя мыслям свободно перетекать между ними, не оформляясь даже в слова и образы.
Потом, клялся он себе, пытаясь объятиями успокоить дрожь, касаясь виска губами, потом, когда будет возможность отдохнуть, они начнут вечер с хорошего стакана вина со снотворным, и будут спать, пока это всё не кончится, и даже немного дольше, возможно, потом повторят.
А сейчас было необходимо выпрямиться, протереть глаза и сделать вид, что всё в порядке. Попирая этот образ, на Истредда тут же забрался Обмудок, оставляя на мундире шерсть, развалился на коленях и угрожающе замурлыкал, всем своим видом говоря, что первый, кто попытается его спихнуть, лишится обеих рук и, возможно, глаза. Кадваль в этот момент мысленно обещал золотой госпоже пристойное домашнее платье и даже почти весь мир, неважно, что будет дальше и как все это кончится.
- Ой, видел, - Мелвын округлил глаза, и даже забыл сунуть в рот вовремя спертую корочку от свежего хлеба, - я ее кормил. Такая бедная девка! Я думал, она там кони двинет, вся зеленая, худая, трясется… плакала всё время. А дед с ней поговорил и потом приказал к Рушан отвести, я и отвел.
Дознаватель поперхнулся куском кальмара, медленно прожевал и очень осторожно уточнил:
- То есть, она может быть еще там?
- Да куда ей деваться? - добродушно удивился мальчишка, - не выгонять же! Рушан сказала, что ей все равно расторопная девка нужна в лавке помогать, так отожрется - отработает… вы куда? А… да как так-то?!

- Я уже ненавижу эту дорогу, - страдальчески признался Кадваль где-то в середине пути, - серьезно, некоторое время назад она вызывала только приятные ощущения.
В этот момент он споткнулся и чуть было не расшиб себе лоб о мостовую, да и на ногах удержался, похоже, исключительно потому, что рефлексы сработали не только его.
Похоже, что становилось всё хуже и хуже. Чародей вполне понимал, что бывает, люди работают и дольше, а о каком-либо сне и вовсе речи не идет, но там обычно что-то одно - или работа, или драма, или наказание, а не все сразу, дополненное древним артефактом со странными свойствами, и больше всего его беспокоил вообще третий вопрос…
- В следующий раз я это сниму и оставлю тебя дома, - мрачно добавил он, спускаясь боком по заваленной мусором мраморной лестнице, одной рукой держась за перила, а второй - придерживая за талию Шеалу, - не пойми меня неправильно, мне нравится носить тебя на руках, но хотелось бы делать это не потому, что ты от истощения потеряла сознание. Рушан! Рушан, ты здесь?

+3

62

Идея мчаться куда-то к ночи была не самой удачной, даже если не учитывать душевное и физическое состояние участников. Но такую удачу нельзя было упустить – кто мог подумать, что, возможно, один из самых важных свидетелей вроде как до сих пор жив? Судя по тому, что Рушан ещё днем была в порядке, - есть шанс, что эльфка утратила нити, ведущие к беглянке. Торгаши с рынка могут обвести любого вокруг пальца, это намертво въелось в их кожу и иначе, наверное, они не могут – но Шеала всё равно переживала, удастся ли не опоздать.
- Не ворчи, - отозвалась она, крепко удерживая дознавателя за плечо, - благодаря расследованию у нас теперь есть повар, так что больше никакого истощения. Ты чувствовал, как пахнет то, что он состряпал? Это же прекрасно, и оно нас все ещё ждет. Сейчас прибьем несколько десятков непричастных, можно будет домой, и эта же дорога будет казаться прекрасной…
Чародейка, в свою очередь поскользнувшись на застывших к ночи лужах, решила слегка поумерить подозрительность, и вызвала чародейский огонек, слабый, но кое-как освещавший путь под ногами. Скрытность скрытностью, но переломать ноги тоже не хочется – иначе за то время, когда придется отлеживаться дома в лубках, городская преступность окончательно распоясается, а любые более быстрые методы лечения подобных вещей в руках Кадваля могли превратиться в немилосердный путь на тот свет, и рассматриваться, увы, не могли.
У самой Шеалы уже было такое состояние, в котором было решительно наплевать на что угодно, а конечной целью сейчас являлась вовсе не поимка преступника или поиск бесценных свидетелей, а благословенная возможность замереть после этого где-то в темном теплом углу и не двигаться несколько часов. Усталость обеспечивала совершенную легкость сознания, и все движения совершались словно бы на рефлексах – даже тогда, когда, подходя к почти неразличимым в ночной темноте шатрам, она уловила краем глаза размазанное движение, слишком быстрое для ходьбы обычного запоздалого путника.
Сама чародейка даже не отдавала себе отчета в том, что делает – и почему она решила, что нужно сначала вызывать жидкую волну огня, а уж потом выяснять, что происходит. Пламя прокатилось по мостовой, растопив лёд и превращая его в раскаленный пар, осветило тусклым всполохом ряды темневших вдоль улицы палаток, и вдруг встретила сопротивление – незримое, мигнувшее ярким синими искрами на долю мгновения только для тех, кто обладал Даром, и однозначно сигнализирующее о том, что впереди их ждал успешно умеющий поднимать боевые щиты маг.
Точнее, как раз не ждал – в этот самый момент оба чародея услышали слабый, но хорошо различимый стон со стороны шатра, в котором буквально пару дней назад Шеала подбирала себе перчатки, и выбор, представший перед ними, был довольно жестким – либо следовало гнаться за беглецами, которых они вспугнули своим появлением, либо спасать наверняка раненных, если не уже умирающих Рушан с помощницей.
Чародейка выбрала третий вариант, ничуть не сомневаясь в его правильности, и крикнула:
- Снимай это! Скорее!
И, не задумываясь, в несколько мгновений преодолев дистанцию – суставы неприятно выкрутило, но это могло быть ещё цветочками – нырнула в уже захлопывающийся овал чужого портала.

+2

63

Это он снять успел, то ли чудом, то ли нет, как раз, когда она уже кричала свое “снимай” - рванул серьгу, не понимая, то ли разодранному уху, а то ли невовремя оборванной связи обязан короткой вспышкой боли. Пятна все еще плавали перед глазами у Кадваля, когда он ввалился в шатер Рушан, первым делом запутавшись в пучке ремней, извивающихся, как змеи, и опрокинув что-то, весело раскатившееся по земле. Только потом зажег магический свет коротким нервным жестом, распинывая с пути пряжки и колодки для сапог - стон раздавался из глубины шатра, оттуда, куда кожевенница покупателей не пускала, и где сама жила круглый год. “Светляк” плыл следом, заливая мертвенным сиянием ремни, сбрую и стопки кож, заваленный инструментами и обрезками верстак, впечатляющий набор скорняжных ножей - инструмента, способного переплюнуть в остроте даже скальпель.
В этом свете лужа крови на полу выглядела черной, как смола.
Кадваль остановил жест в самом начале: рефлексы играли ему не на руку, и он понял, что едва не добил Рушан, чуть позже, чем сдержался - но она лежала, раскинув руки, посреди чернильно-черного пятна, и кровь толчками вытекала из глубоко порезанной руки. Это, пожалуй, не было самым страшным - а вот поблескивающие петли кишок, выпирающие из разреза в животе, казались куда неприятнее, как и резкий запах, свидетельствующий…
Чародей огляделся. Светлячок метался следом за поворотами его головы, ныряя за верстак и шорник: Рушан стонать уже не могла, значит…
- Помогите, - едва слышно попросил кто-то на всеобщем, - помо…
- Мама? - так же едва слышно спросил Кадваль в пустоту, глядя на то, что только что осветил.

Aep arse, сказал он, не испытывая, кажется, ни жалости, ни страха - последнее не совсем верно, но ужас был не о том, так вот, aep arse, времена, когда он мог вытащить с того света не прошли, и за верность этого утверждения Кадваль был готов воевать до скончания веков, по крайней мере сейчас.
Потому что врешь, сволочь, врешь, ты не победила, не избавилась от свидетелей. Потому что это несправедливо и гнусно, умирать, как только нашел спасение, или за то, что кому-то дал приют - но это ему в голову не дошло, на середине трансформировалось в привычное гоэтическое “потому что я так хочу”.
Поэтому сегодня никто не умрет.
Из тех, кто считается.
Арфел закрыл глаза - море билось совсем недалеко, холодное и темное, полное глубинных течений и слепых рыб, шумело, звало, подтачивало скалы - и ухнул в в Силу с головой. И захлебнулся.

...кровь, еще кровь - это остановить, осторожно извлечь стальной осколок скорняжного ножа, заточенный до масляной гладкости, остановить кровотечение - бессмысленный взгляд с помолодевшего лица Лливедд ван Гельдерн, будто бы прилепленного к чужому телу: она ничего не чувствует, и это ненадолго, потому что, анестезия такого рода убивает ее быстрее кровопотери.
А их двое, и теперь эта анестезия медленно убивает его самого.
В тот момент он понимает, что целитель Истредд из Аэдд Гинваэль умер окончательно, совсем, от него больше ничего не осталось - некуда возвращаться, здесь нужен дознаватель Кадваль - в этот момент он рисует знаки на полу и полотнах шатра, раскидывает руки, и воздух наполняется сверкающей ловчей сетью, простирающейся в иные планы.
...и я желаю, чтобы раны этих женщин зажили быстро, безболезненно, без вреда для них и каких-либо осложнений, они стали здоровы и целы, и количество крови, необходимое для жизни, восстановилось в них немедленно после того, как повреждения будут исцелены. Если же…
В качестве демонстрации своего недовольства, джинн снес шатер к бесовой матери, но после был изгнан - последнее желание выслушать все же пришлось, и потому дознаватель Кадваль выпал из воздуха к ногам Шеалы “где бы та ни была”, и даже попытался встать.

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (09.03.2018 22:54)

+3

64

Портал, на мгновение ослепив короткой вспышкой неземного холода, вывел на неосвещенную улицу – едва не расквасив нос о брусчастку, так некстати метнувшуюся прямо в лицо, Шеала лишь краем глаза уловила очередное мелькание вспышек, прокатившуюся волну чужой Силы – противник избрал тактику отступления и был весьма ловок и могущественен. Во второй портал она успела едва-едва, на излете – свернувшееся пространство отхватило волосы с затылка и часть воротника, а макушку опалило неприятным холодом.
Второй раз оказался более успешным - для брусчастки, но времени жалеть себя и осматривать повреждения не было. Судя по тому, как саднили ладони, дорогу к ночи снова сковал лёд - возможно, их вышвырнуло опять на набережную. Спустя мгновение, когда она уже поднималась, в оглохшие уши плеснул шум прибоя, потом пришли остальные звуки – высокий, звонкий голос, произносящий очередное заклинание, и тяжелый звук чьего-то бега, а потом она лишь чудом избежала удара, снова падая на брусчатку в попытке неловко откатиться.
Не было никакой возможности попытаться уследить за тем, что происходило за спиной нападавшего – и куда пропала колдующая женщина, оставившая охранника в попытке задержать преследователей. Шеала не видела смысла церемониться и пытаться что-то сохранить – речь, судя по достаточно умелым взмахам меча, шла о жизни и смерти, и свою жизнь она ценила намного выше чьей-то смерти. Потому, не имея времени сосредотачиваться и концентрироваться, бесцеремонно вторглась ему в голову с однозначным приказом совершить саморассечение.
И была дьявольски удивлена – в неприятном смысле – когда меч, на мгновение замерев, блеснул в тоскливых далеких отблесках стоявших вдалеке жаровен, со свистом рассек воздух и скользнул в волосе от её собственной руки. Это было отвратительно – и то, что он посмел ослушаться приказа, и то, что она вообще почувствовала, попытавшись погрузиться в его разум.
Ощущение было таким, будто ступаешь на мост в Гарштанге, а под ногой чувствуешь пустоту, хотя видишь перед собой плитку.
И понимаешь, что сейчас упадешь в пропасть.
У Шеалы совершенно не было времени что-то выдумывать, не было возможности толком обороняться, она устала и держалась на ногах только из-за смеси злости и страха и львиной доле упрямства – мечник был быстрым и не знал усталости, потому следовало чем-то жертвовать.
Жаровни в одно мгновение потухли, словно огонь из них выпили, как воду из чаш, наступившая темнота почти сразу же расцвела белой вспышкой боли. Удар прошелся вскользь, но все равно сразу же стало горячо: за счет этой жертвы выгадав себе четверть секунды, Шеала взглянула в глаза своего нападавшего – близко-близко – и узнала их, а потом произнесла последнее слово, резко выбрасывая руку вперед.
Он вывернулся в неловком пируэте, но не смог закончить движение, упал на землю, и от удара вокруг рассыпался сноп ярких искр. Огонь вспыхнул прямо внутри грудной клетки – не-живой не-мертвец пытался раздирать ладонями себе грудь, чтобы избавиться от магического огня, жгущего даже таких, как он, но подняться уже не смог.
Шеала, зажав порез – неглубокий, он все же сильно кровоточил и обещал принести несколько неприятных минут – опустилась на камни вслед за тем, кто пытался ее убить.
За сотником Бедвыром, чье лицо, в отличие от торса, обещало сохраниться в неплохом состоянии – так что сумеет послужить доказательством.
Бессмысленно смотрев в него с половину минуты, чародейка потом все же полезла свободной левой рукой неловко искать ксеновокс, понятия не имея, как будет объяснять, что происходит и где она находится, и насколько требуется поторопиться. Сил сейчас хватало только на это – после рискованных игр с огнем не стоило даже пытаться поднять след телепорта самостоятельно.
Ладони неприятно саднило – то ли от ссадин, то ли от намечающихся слабых ожогов, и болело все тело – но Шеала мгновенно забыла про это, когда резкий порыв ветра едва не сорвал с плеча мундир, неся за собой удушливый, невероятно отталкивающий запах, знакомый только опытным чародеям, когда-то навсегда зарекшимся иметь с этим дело. Возникшая рядом с ней фигура была почти с ног до головы залита кровью, и, пытаясь понять, чья это – его собственная или чужая, чародейка бросилась к нему. То ли обнять, то ли подхватить, если требуется.
Жаль, что она сейчас временно не могла чувствовать за двоих.

+2

65

- ...Ты цела? Цела?
Всё, что он мог сказать, уложилось в два слова и стиснутые на плечах окровавленные пальцы - едва ли он замечал, что весь в крови, и едва ли мог сказать, сколько здесь его - хватало, что не так уж и много на самом деле. В любом случае, это не имело никакого значения.
- Ты цела?
Неважно, что он обещал, неважно, что себе думал о том, как будет потом, вообще всё оказалось неважно перед беспощадной правдой, а правда была такова, что он в ужасе искал на ней следы ран и, найдя порез, трясущейся рукой зажимал рукавом собственной рубашки, почему-то куда сильнее осознавая свое бессилие, чем совсем недавно перед двумя умирающими.
Потом просто опустился на колени и молча обхватил руками за талию.

У сорванного с креплений шатра Рушан собиралась толпа, и толпу безуспешно разгоняла городская стража, но не так, чтобы сильно успела: кажется, знаменитые ремни пользовались успехом чуть больше, чем хотелось бы их изготовительнице.
Хорошо бы не все растащили.
Я буду врать. Пожалуйста, не мешай мне.
Кое-какие подробности Кадваль намеревался скрыть от всех, включая - нет, начиная - с начальства, которому определенно стоит и дальше считать, что вызов д`йинни предприятие мифическое и не может быть успешным. Нет, он был совершенно уверен, что господин аэп Ллойд тоже понимает, о чем речь, и дальше него это не пойдет, но ему-то зачем лишние проблемы и головная боль?
А ему самому, по правде говоря, было лень. Как и выяснять по чужому приказу, выполняет ли джинн желания, противоречащие законам природы и здравого смысла. Как и бегать от тех, кому объяснить не сумел, слишком уж с некоторых пор был дорог чародею покой.
- Да что ж это такое! Да что ж такое-то! - причитала, держась за голову, Рушан. Аэп Тарн, стоящий рядом, только головой покачал, впечатывая ладонь в лицо, но от комментариев воздержался.
- Я там пошаманил, - небрежно сказал он, почесывая небритую щеку, - отлично пошаманил, след нашел, даже примерно определил, куда ее выкинуло из портала, а потом мы еще немного пошаманили и нашли дом. С тайником. Всё опечатали, а разбираться вы будете сами, там какая-то вот эта ваша теоретическая гребанина, очень сложно, я ничего в этом не понимаю.
И удалился походкой вперевалочку: человек, только что совершивший один из самых хитровыделанных трюков в поисковой магии, который, положи руку на сердце, сам Кадваль не был уверен, что может исполнить, если вдруг понадобится, это вам не с водой договариваться.
- Ладно, - сказал ему вслед Арфел, чувствующий себя самым бесполезным человеком в Империи. Завернул в плащ свое нежно зеленеющее сокровище и тяжело присел рядом.
Над Фархад Ис занимался рассвет, а им обоим остро не хватало чего-нибудь горячего. И еще - оказаться дома как можно скорее, потому что…
А нет, не успел.
Женщина, которая вышла из портала, с достоинством подобрав угольно-черный подол бархатного платья, смотрелась здесь так же уместно, как, скажем, розовый единорог, и тот факт, что она явилась раньше шефа, говорил об очень многом, например, о том, что об этом деле потом много наврут, а отчеты о нем придется писать дважды, причем, один из вариантов будет похож на рассказы о рыбалке - ни капли правды и очень много эмоций.
Лливедд ван Гельдерн, женщина без официального статуса и четко обозначенных полномочий, просто появлялась - и вещи переставали сами понимать, что они такое и существуют ли вообще.
- Почему вы все еще здесь? - без предисловий поинтересовалась она, брезгливо отряхивая перчатку после того, как пришлось опираться на локоть стражника, - разве вам не нужен отдых? Немедленно домой!
Кадваль мягко положил руку на плечо Шеалы. Во избежание эксцессов.
- Здравствуй, мама. Ты не могла бы нас отправить?

+2

66

И на этом моменте, когда женщина с лицом чудом спасенной пленницы, которую Кадваль отчего-то назвал своей матерью – узнать бы еще потом, почему - властным жестом отправила их в очередную вспышку холода, чудеса закончились.

На следующий день Шеала попросту не смогла встать. Адреналин отступил, забрав вместе с собой возможность держать голову ровно, пусть и на одном упрямстве - и счастье, что у нее было место, где можно было бы переждать этот приступ слабости и почти непрекращающийся сон, раскрашенный обрывками всего того, что происходило за эту непростую неделю. У Бюро пока хватало занятий и без необходимости её участия, так что мечта «чего-то теплого и поспать» не только воплотилась в жизнь своеобразным, как обычно, способом, но ещё и прилично затянулась.

К концу второго дня пришлось снова взять работу на дом. Верней, отправиться в дом к работе – к счастью, думала Шеала, закутавшись в несколько одеял, они чародеи и могут пользоваться порталами вместо того, чтобы ходить, и для разбора улик не требуется принимать пристойный вид и как-то там держать себя. Простуда разгулялась уже у обоих, но в целом чахнуть над «теоретической гребаниной» было довольно-таки интересно. Вдобавок в доме нашелся очень пристойный и наверняка стоящий баснословных денег набор отлично заточенных – ну ещё бы! – хирургических инструментов, который Шеала реквизировала в личное пользование без занесения в отчеты и малейшей капли угрызений совести. В качестве моральной компенсации, надо думать.
Зашитый и заживающий порез надсадно приступами ныл, обещая в будущем остаться красочным шрамом. Тугая повязка ничуть не облегчала времяпровождение, не давая никакой возможности сгорбиться над бумагами – метод держать осанку на порядок получше тех, что использовались в Аретузе, и…
Шеала моргнула, потерла лицо и с потаенным страхом отогнала непрошено всплывшие воспоминания. С опаской, не сумев удержаться, украдкой бросила взгляд на Кадваля. Мочка его уха выглядела отвратительно – следовало понадеяться, что завтра она сумеет высечь из себя хоть какое-то заклинание, потому что он, по сути своей – учитывая все содеянное – оставаясь целителем, почти ничего не мог исцелять, и требовал помощи. И с этим тоже надо будет в будущем поработать, потому что так не бывает и как же так.
Да и вообще, тут везде очень даже было с чем работать, и это внушало смутную надежду на планы на будущее. И на будущее в принципе.
Чародейка понятия не имела, что она натворила там, в забытом прошлом, почему так поступила и чем заслужил это Валь, не верила сама себе и совершенно не желала ни знать, ни вспоминать – потому что, несмотря на неспокойные дни, раны, слабость и неприятности, в каждой минуте, проведенной здесь, в чужом и незнакомом Нильфгаарде, было что-то особенное – то, что, наверное, принято называть умиротворением тихой гавани. Может, даже счастьем?
Потому она молча пообещала себе больше никогда ничего такого не делать, чем бы оно ни было – и как бы в дальнейшем все не обернулось - а вслух сказала серьезное по тону, но легкомысленное по сути:
- Это всё дьявольски интересно. Гляди, какое решение. Какие схемы! Какие методики приживления! Это можно будет адаптировать под многие задачи, не имеющие отношения к некромантии. Правда, потребуются кое-какие предварительные опыты, но я знаю, с чего начать. Как думаешь, за эти шесть дней стажировки я заслужила перевод на основную службу?
И снова опустила нос в бумаги, точно зная, что даже если нет, то она добьется того, чтоб да. Здесь ещё есть с чем поработать.
И это было хорошо.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [05 - 11.12.1271] Закрытая дверь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC