Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Прием анкет » Регистрация по пробному посту


Регистрация по пробному посту

Сообщений 31 страница 60 из 121

1

Всем нам знакомо то чувство, когда персонажа хочется уже прямо сейчас, а писать анкету не хочется никогда. Многие вообще думают “какого черта вообще писать анкету на этого канонического персонажа, о нем все всё знают”.
Сначала мы хотим вас огорчить: писать её всё равно придется.
А теперь обрадовать: зарегистрировав канонического персонажа, анкету на него вы можете написать позже, а начать играть уже сейчас.

Итак, несколько простых действий для достижения этой цели:
- Вы регистрируетесь на форуме, перед этим внимательно прочитав Правила;
- Заявляете в этой теме о своем желании занять выбранного вами канонического персонажа - обратите внимание, что эта акция касается только тех персонажей, о которых в книге или играх есть больше, чем пара строк упоминания;
- Получаете от администрации тему для пробного поста;
- В течение суток от момента получения темы пишете пробный пост.
Да, у вас мало времени, но если уж вы пошли в эту тему, то хотите вступить в игру поскорее, правда?
- Еще в течение суток амс проверяет ваш пост с особым пристрастием.
Помните, что судить о вас, как об игроке, в этот момент мы можем лишь по нему. А потому оставляем за собой полное право отказать с причиной “низкий уровень текста”. В этом случае вы всё ещё можете попробовать написать анкету и пройти обычную регистрацию. Без гарантий.
- Получив одобрение амс в этой же теме, вы можете заполнять личное звание и приступать к игре.
Согласно общим правилам, на вступление в игру у вас есть две недели, иначе аккаунт удаляется после предупреждения.
- С этого момента вы должны написать анкету в течение месяца, в противном случае ваш аккаунт будет удален, либо заморожен до того момента, как вы это сделаете.

Как видите, всё очень просто.
Добро пожаловать в игру!

0

31

Саския

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

32

Пост

- Ну, министры мои умные, слуги мои верные, - откинувшись на высокую резную спинку кресла, Мэва обвела взглядом своих советников, - что скажете?
- Восстановление зимней столицы идет по утвержденному плану, ваше величество.
- Глаза б мои ее не видали, - седая больше чем наполовину, но моложавая лицом женщина поморщилась, вспоминая юные еще замужние годы, долгие вечера, от которых хотелось лезть на стену, и бегающих по столу мышей. - Что еще?
- Есть угроза затопления посевных у западных границ, зима была снежная, река уже вышла из берегов. Но поводов для беспокойства пока нет, большая часть сети отводных акведуков функционирует, ведется работа по восстановлению пострадавших во время войны.
- Тишь да гладь, божья благодать, - скривила Мэва в насмешливой улыбке красиво очерченные губы.- И что же, никто в мое отсутствие не пытался прыгнуть выше головы? Никто яблочком не подавился? Неужто даже никого не вздернули?
- Только заслуженно, ваше величество, - улыбнулся мужчина, чем-то напоминающий настороженного хоря. - Вы довольны поездкой?
- Врешь своей королеве, Кассий, и даже не краснеешь. Ну так за то рядом и держу, - Мэва пожевала губу. - Ее Императорское Величество прелестны как... черт побери, никогда не была сильна в этой романтической чуши. Отто?
- Как рассвет над Яругой, ваше величество?
- Сделай всем одолжение, Отто, никогда не пиши стихов. Впрочем, описание хоть и неуклюжее, но довольно точное. Именно что над Яругой. Что там дальше, Кассий?
В малом кабинете повисла неловкая тишина, советник откашлялся, пододвигая к себе так и норовивший свернуться пергамент.
- Не далее как вчера пришло письмо из Туссента. Его высочество Анси взывает к вашей милости и с сыновьей смиренностью...
- Опять проигрался что ли? Да сядь ты уже, не у лектора на уроке.
- Не совсем, государыня... он находится в заключении в Боклере.
- Ну и пусть сидит. Они допрыгаются у меня - вычеркну из листов наследования и вон хоть ту же Агнешку впишу.
- Ваше величество, разумно ли? Принц Анси весьма амбициозен...
- Анси амбициозен? - Мэва запрокинула голову и захохотала, нисколько себя не сдерживая. - В твоем мизинце амбиций больше, чем в его пустой башке! Кого боишься? Подпевал, предателей, заговорщиков? Не тех боишься, Кассий. Эй, подпевалы, предатели, заговорщики, слушайте же слово мое - если моему сыну хватит ума и таланта организовать хоть сколько-нибудь толковый переворот, самолично удалюсь в монастырь и стану бить поклоны, вот как он бьет, - королева дернула точенным подбородков в сторону стоявшего у стены и бормочущего молитвы жречонка Вечного Огня, - пока лоб не треснет! Ну, будет. Чтобы бумаги были у меня на столе к вечеру, вижу, по-доброму с вами нельзя. Свободны. Ты, Кассий, останься.
Когда кабинет опустел, Мэва встала налить себе вина - местного, кислого, но денег в казне после разрушительной войны с Нильфгаардом так и не водилось, восстанавливающееся королевство поглощало финансы и ресурсы с волчьей прожорливостью. Когда женщина поравнялась с доверенным советником, стало видно, что Белая Королева, так успешно партизанившая, самолично водившая свои полки, не так уж высока и грозна внешне, как утверждают слухи.
- Задрали они меня, ну задрали! - горячась, выпалила Мэва, звякнув горлышком кувшина о серебряный кубок. - Хоть бы их поубивали уже, сколько крови, черти, попортили. Женила бы их давно, да солидарность женская не позволяет.  Эй, дева, хочешь замуж за принца?
Юная и хорошенькая девушка-секретарь, королевская воспитанница, подняла на госпожу испуганные глаза, от неожиданности сделав кляксу.
- К тебе, к тебе обращаюсь. Ну не бледней так, я пошутила. Видишь, Кассий, не хочет. Потому что не дура, а дур я рядом, сам знаешь, не потерплю. Все. Денег нет, так что Анси будет сидеть, пока не появятся или пока его дружки не вытащат. Впрочем, я не о том хотела говорить, - Мэва качнула бокалом в сторону секретаря. - Ступай, милая, дальше мы сами как-нибудь.
Дождавшись, пока девушка споро соберет письменные принадлежности и с легким поклоном покинет кабинет, королева, подобрав юбку, присела на широкий подоконник. Клонившееся к закату солнце вызолотило крытый медью купол храма Вечного Огня и раскинувшийся за стеной город в плесени строительных лесов. Когда она вернулась... нет, когда ей позволили вернуться, Мэве хотелось рвать и метать. Все, что она построила с таким трудом, было разрушено, покрыто густым слоем копоти и втоптано в грязь. Но она умела ждать. Идти на компромиссы, пока не представится удобный момент... В конце-концов, Белая Королева пережила не только своего мужа. Так что, да, она пошла на поклон, когда ее людей с усердием, куда там Нильфгаарду, начала косить лихорадка и дизентерия, когда у них осталось мало оружия и еще меньше лошадей. Прижала уши, покаянно явилась пред ясны очи Деитвена и подписала трижды проклятый мирный договор. 
- Что слышно от наших друзей с Севера?
- Я думал, ваше величество остались довольны поездкой на юг, - осторожно заметил Кассий, так же без стеснения наполнив свой бокал.
- Разве я так сказала? Ее Величество... хм... Цирилла и впрямь прелестна. У этой кошечки преострые коготки, хоть она еще ими и не научилась пользоваться как следует. Не отказалась бы я променять ее на одного из своих идиотов. Знать бы, где ее такую отловили.
- Полагаете, слухи верны?
- Я знала Калю с детства. Да и помню еще как королева Адалия собственною белой рученькой навешивала нам по... филейным частям. В девочке течет другая кровь, но это уже не важно. Она - Императрица. Одна беда - девчонка смотрит в рот Его Ежиному Великолепию и, похоже, по уши влюблена, так что нам не помощник. Поэтому - проведи работу, разнюхай там и поспособствуй... ну да не мне тебя учить.
- Как будет угодно моей королеве.

Личная хронология:
[21.12.1271] Две кошки играли в ладошки [Мэва, Цирилла; Нильфгаард, город Золотых Башен]
[01.1272] Разлагающася совесть [Мэва, Вернон Роше; Темерия, окрестности Вызимы]

Отредактировано Мэва (14.10.2017 21:12)

+8

33

Мэва

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

34

Ceádmil, мои хорошие. Можно, пожалуйста, тему?

0

35

Францеска Финдабаир
Добрый вечер)

Темы на выбор:
- Что-нибудь о принятии решения поддержать Нильфгаард перед Танеддским бунтом. Любой случайный отрывок, в котором подразумевается мотивация этого поступка и принятие решений.
- Или о принятии решения согласиться на условия и сдать "белок". Аналогично - случайный отрывок.
- Детально - о том, почему Францеска вынесла Йеннефер в своем декольте.
- Отношение Францески к вольному королевству, Саскии и Вергену. Политика приветствуется.

0

36

Тема: что-нибудь о принятии решения поддержать Нильфгаард перед Танеддским бунтом. Любой случайный отрывок, в котором подразумевается мотивация этого поступка и принятие решений.

Тонкие женские пальцы медленно сжимают перо. Пламячко свечи трепетно содрогается, пуская целые стаи теней порхать по стенам, как испуганные летучие мыши, они метаются, режут острыми краями предметы, прячутся в малейшие трещины. Лицо Энид ан Глеанны всегда бесстрастное, будто вытесанное из чистейшего амеллского мрамора, сейчас выражает тревогу. О том говорят морщинки меж двух идеально очерченных бровей и заломившиеся в гримасе сомнения уголки губ. Взгляд голубых глаз раз за разом пробегает по переписанным с нильфгаардского шифра строкам.
Подлинник же императорской тайнописи только дотлел и мирно хранится серым сгустком на офирской створке огромной жемчужницы, где Маргаритка из Долин имела привычку уничтожать компрометирующую документацию.

«... большего проявления моего к Вам доверия...», «... оцените и сделайте единственно правильные выводы...», «... никто не даст вам большего...», «Лишь вместе с нами для вас ещё возможно достойное и продолжительное существование...», «..мы ведь как ни как имеем определенную родственность...», «...решайте...», «решайте...», «...решать Вам.».

Францеска сжимает пальцами переносицу. Ничто уже не может уравновесить невидимые чаши весов ее воли. То, что предлагает Белое Пламя называется точным и безапелляционным словом «предательство». Капитулу. Представителям собственного цеха. Это слишком рискованно, если не сказать катастрофично. Для ее репутации, для хрупкой и последней доли независимости, беспристрастности чародеев в сложнейшей политической обстановке, которая сложилась к настоящему времени. Но всё это меркнет, забывается и обращается пеплом в сравнении с единственным шансом свободы для ее народа. Исстрадавшегося, разбитого, униженного, растоптанного человечеством в пыль. Изничтоженного и доживающего свои последние века. О, Эмгыр знал на что давить! Всегда знал.
Эта постоянная немая боль в груди не унимается. Ни магией, ни отстраненной эльфской философией. Всё до боли просто. И пусть она ни разу не верит в слова о силе химерического родства сидхов с нильфгаадцами, опасается самого Эмгыра, как и любого другого пугающе успешного завоевателя, но чародейка не боится пожертвовать всем ради призрака надежды. Надежды на будущее. Для каждого, кто еще остался.

Прозрачная тонкая ладонь берет перо уверенно. Бестрепетной рукой Францеска Финдабаир дописывает ответ императору. Тени дробят прекрасное эльфское лицо на многогранники и зыбкие переливы, из-за  чего, всегда холодное, оно вдруг приобретает поразительную живую подвижность. Но в свете догорающей свечи глубокие глаза становятся темнее цвета моря, а решительность в них скользит холодным металлическим блеском, подобно блеску вынимаемого в последний момент клинка.

+2

37

Францеска Финдабаир

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

38

Добра. Не определился окончательно с персонажем, можно мне две темы? Для Брэена и Исенгрима. За кого лучше пойдет, тем и приду.

0

39

Брэен
Доброго)

Для Бреэна:
- Как все-таки развивались события с заказом на Адду?
- Свободное сочинение на тему первых ведьмачьих заказов и проявившейся психопатии
- Что все-таки произошло в Йелло?

Для Исенгрима:
- Решение о вступлении в ряды скоя`таэлей
- И реакция на решение Францески - то, которое объявляет "белок" преступниками
- Что-нибудь из взаимодействия с Вильгефорцем и/или нильфгаардцами, возможно - во время танеддских событий.
- Почему его все-таки зовут Железный Волк?

0

40

Как все-таки развивались события с заказом на Адду.

В углах залегли густые тени. Из темноты за ведьмаком следили два внимательных глаза, желтых, с вертикальных зрачком - таких же, как и у него самого. Брэен обернулся, встретился взглядом с притаившимся наблюдателем. Тьма отозвалась громким шипением, и из угла стремительно вылетел большой, черный котище со вздыбленной шерстью. Брэен не любил, когда ему смотрели в спину, даже если это обычный кот. За окном бушевала непогода. В такую пору в гуле ветра, шуме дождя чудился грохот копыт черных как ночь лошадей всадников Дикой Охоты. Чудился под торопливые шепотки, что все это, мол, сказки досужие, россказни выживших из ума ворожеев. Говорили да так же спешно закрывали ставни - будто те могли их уберечь. Но не эта ночь была сейчас, не ночь, когда небо содрогается от Дикого Гона.
В таверне, где коротал время Брэен, было многолюдно. Ненастье вынудило искать убежище, но никто не рискнул подсесть к молчаливому гостю - опасались, только посматривали украдкой, а ведьмак молча усмехался - у кота и то  больше храбрости. А эти только и могут бросать косые взгляды, пока местное пойло не ударит в голову и не толкнет пойти против нелюдя. Ведьмаков не любили, боялись. Брэен привык. Иной раз ему даже нравилось чувствовать на себе чужую ненависть за одно лишь свое существование. Было в этом что-то, какое-то странное, не до конца оформленное и понятое им самим чувство. Шум в таверне поднимался как волны на реке: то дыбился пьяными выкриками, то затихал. Брэен думал, вспоминал. Наполненная водкой кружка так и стояла почти нетронутой, не мешая течению мыслей. А вспоминал он недалекое прошлое, добычу свою, что плыла к нему в руки, да ускользнула. Рука сжалась в кулак. Никогда, никогда Брэен не позволял себе быть слабым, а когда приходилось отступать, он находил этому объяснение и забывал. Он всегда мог договориться с собственной совестью, много сложнее приходилось, когда обстоятельства вынуждали его переступить через гордость. По дороге в Темерию он легко убедил себя, что правильно сделал, отказавшись стычки с Геральтом. Какой толк от ненужного боя, который только замедлит его путь к Фольтесту? Поэтому он ушел, ринулся в Темерию, загоняя лошадей, но Белый Волк так и не появился. Кот из Йелло оказался первым. Он вполуха слушал царственного отца проклятой принцессы. Прежде чем выложить подробности про дочь, Фольтест взял с него слово не убивать ее, если на то не будет крайней необходимости. Убили, не попытавшись спасти. Слово ведьмака. Кто бы мог подумать, что потом Брэен будет пытаться им купить свою уязвленную гордость. Уж точно не сам Брэен.
В склеп он пришел в полнолуние, вооруженный верным мечом и решимостью. Темнота уступчиво расступалась, эликсиры давали о себе знать. Нельзя сказать, что Брэен думал, что будет легко. Совсем наоборот - дьявольски сложно. Выгнать упырицу и продержать вне родной могилы до зари, да еще чтобы она не выпотрошила его словно теленка на скотобойне. Но думал, что справится - ценой сил, крови и умений. Сможет удержать взбесившуюся тварь. Он действительно сумел выманить ее из склепа. Упырица была словно олицетворение безудержной жажды убийства, ненависти и злобы. В ее глазах было нечто очень хорошо знакомое ведьмаку - такая мешанина чувств встречалась не только у чудовищ. Иной раз он видел ее на темной глади воды. Или пролитой крови.
Он держал ее на расстоянии, отгоняя от себя ощутимыми, но не опасными уколами серебряного меча. Словно дразнил. Сейчас, сидя в таверне, он понимал, что это и стало главной его ошибкой - он раздразнил чертову нечисть вместо того, чтобы скрутить ее цепью покрепче или заставить побегать за со собой. Выиграть время вместо того, чтобы затевать опасный танец. В какой-то момент взгляд упырицы переместился с блестящей полоски меча на него, и она напала, забав про болезные уколы, про опасность, ведомая только одним лишь желанием разорвать горло играющему с ней ведьмаку. Полоснули когти, шею обожгло болью, хлынула теплая кровь. Брэен зарычал от злости, а упырица вторила ему диким воем. Этот момент и стал началом конца. Из глубокой раны хлестала кровь, а вместе с ней уходили и силы, а проклятая принцесса, почуяв, что ее добыча слабеет, взбесилась, и ведьмак едва сдерживал ее атаки, чтобы наутро его не схоронили в корзинке - то, что найдут. Ведьмак злился, отбивался, но не отступал. Каждый удар давался ему все с большим трудом, он уже выбросил из головы наказ Фольтеста сохранить жизнь чертовой девке. Он, не колеблясь, нанес бы смертельный удар - если бы мог.
За окном грохотнуло. Голоса на миг смолкли, и снова наполнили таверну, а Брэен вспоминал, как ему пришлось бежать, чтобы спасти свою жизнь. Он не сохранил жизнь упырице, он не смог ее убить. И гордость ведьмачья отзывалась нехорошей болью, как старая, загноившаяся рана, а очистить ее он мог только временем. И кровью - как в Йелло.

+1

41

Брэен

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

42

Зигфрид
Здравствуйте =)

Темы на выбор:
- История того, как Зигфрид попал в Орден - это был ещё орден Белой Розы, или его посвящение случилось уже после реформ? Чем он заслужил эту честь - подвигами, или, может быть, деньгами?
- Как долго Зигфрид был в курсе (и был ли) того, что Орден на самом связан с Саламандрами, а не борется с ними, как с всяким злом? Как к этому относился или как отнесся, узнав?
- Карьера рядом с Радовидом. Орден подчинился реданскому королю и с легкостью занялся уничтожением неугодных ему ведьм и колдунов; что произошло после очередной реорганизации и как жизнь братьев и магистров изменилась после резни в Лок Муинне. Опционально - общение с колдунами и ведьмами в пределах пыточной комнаты.

+1

43

Здравствуйте, господа) ворвался с мороза
Скажите, темы, оставленные для моего предшественника, годятся?
Если нет, то очень жду тему.

0

44

Карантир
Здравствуйте.
Берите те же самые, отчего нет.

Шеала де Танкарвилль написал(а):

Темы для пробного поста (на выбор):
— Первое убийство, совершенное руками Золотого Дитя. Возможно — конфликт с наставником.
— Как это произошло — когда он вступил в ряды Красных Всадников? Долго ли верил в то, что его собратья жаждут спасти народ холмов, или никогда не обманывался, приняв и разделив жажду захватывать миры?
— Что-нибудь из знакомства с миром "ведьмака". Первые взятые в рабство дети, разоренные хутора, замороженные заживо люди, насилие и кровь — ни в чем себе не отказывайте.

0

45

Сорян, я смухлевал немного - это явно не первый визит имярека в эти поля.

но так)

Костры Саовины заливало дождем, а дождь замерзал на лету.
Хорошей погодой эти места не славились, но всему же есть предел. И, как будто того мало, со стороны туч неслись звуки, в небе явно лишние - но каждому бабка долгими вечерами рассказывала что-то такое о всадниках, вечно несущихся по небу и собирающих человечьи души. Ну так на то и есть Саовина - разгул нечисти, упыриный праздник. Встревоженные матери выкликали детей, зазывая домой, везучие парни зажимали девок, беззастенчиво пользуясь их испугом - словом, все как положено. А кавалькада призраков как пронеслась сквозь ливень, так и сгинула где-то за лесом, точно из ниоткуда в никуда, и под каждой крышей облегченно вздохнули.
Собаки еще долго не затыкались. Закат сменился ночью, дождь превратился в град.
А затем - в пургу.
С высоты полета призраков поселения среди полей светились, как мишень.

- Бывал здесь раньше? - равнодушно спросила Айлинн Эала, имея в виду весь этот мир, а не обреченные кметские подворья. Маг только кивнул. Может быть, он даже в этом "здесь" родился, кто знает? И какая теперь разница?
Всегда мечтал воровать детей.
Да прямо рожден для этого.
Восхитительная вершина, мать его, свершений.

В эту изумительную ночь его сородичи занимались тем, что высадились посреди нигде, не встречая сопротивления, заслуживаюшего этого звания, хватали живой улов, жалкий, ноющий и очевидно недокормленный, и скидывали магам, в процессе делая вид, что это великолепная забава для избранных. Маги с частью гончих держались снаружи, а внутри оцепления, меж тем, всегда творилось одно и то же.
Это напоминало многие вещи, но только не бой.
- Не оставляй все на гончих, - нудела Айлинн, из-за шлема напоминая голосом юную и свежую кладбищенскую бабу, и дивный фон из звуков свалки по ту сторону частокола ее не смущал ничуть. - Они понимают приказ искать, но концепция "целый и невредимый" им недоступна. В корне. Тотально. Всецело чужда. Ты понимаешь, или мне надлежит выразить это алгебраически?
С тем же успехом она могла бы разговаривать сама с собой.
Вот в эту глушь его раньше не заносило, но все эти поселения казались одинаковыми, как и их обитатели, принуждаемые к своему образу жизни природой и своим традиционно восхитительным общественным укладом. И если они все взаимозаменяемы, что значат лишние полсотни трупов? Волки по праву убивают овец, дхойне убивают волков, иногда с той стороны неба приходят гости и тоже убивают, тоже по праву - как вершина, можно сказать, пищевой цепочки.
Вполне естественный порядок вещей.
Но младший навигатор, которого вообще-то официально звали Карантир ар'Фейниэль, и который помнил это только эпизодически, испытывал крайне мало почтения к естественному - может, потому что был чародеем  и ученым (немного прежде, чем ступил на стезю професионального похитителя немытых варварских детей), а может, из-за врожденно и наследственно херового характера.
Может, потому что само его появление на свет не имело отношения к природному ходу вещей.

Спешившийся колдун шагал демонстративно медленно, и свет кристалла в посохе отражался под ногами, скользя по политой дождем и застывшей во льду земле. Впереди складывали тела - и, пожалуй, стоило помочь с уборкой.
Последнюю живую, если не считать детей, тащил мимо загонщик, в маске не подлежащий опознанию. Похоже, пыталась бежать, но кто-то с ледяными зубами успел вцепиться в ногу. От ноги осталось мало, и только врач определил бы, действительно ли это зубы гончей. Не ребенок, не взрослая, не красивая, не уродливая, одежда в крови. Почему еще живая?
Звуки за спиной подсказывали ответ, соответствующий естественному порядку.
Отражение посоха на земле описало полукруг и вспыхнуло. С седла вознегодовали.
- Сuach aep arse, - сказали оттуда и добавили разные другие слова - если бы кто еще их слушал.
Колдун невозмутимо приблизился и потянул к себе чужую добычу, совершенно внезапно обледеневшую целиком.
Вот ты скучный. Мне же полагается своя доля. И я хочу ее.
Новый навигатор предпочитал разговаривать мысленно, и от этого его общество определенно не делалось уютнее.
Ночь только начинается. Зачем тебе калека, разве лучше не найдешь? Отдай, буду тебе должен.
Когда девчонка очнулась, всадник уже куда-то пропал. Заклятие осыпалось с жертвы, она огляделась, судорожно дыша, и обмякла в хватке латной перчатки - и все-таки не спешила кричать.
Ночь только начиналась, все верно.
Обратно колдун шел все так же медленно. И по-прежнему один.

Держать ее и снимать маску второй рукой оказалось совсем не сложно. Эльф прищурился, следя, как меняется лицо пленницы, не увидевшей под стальным черепом страхолюдной упыриной морды, или что там предполагалось. Бояться не перестала, и то хорошо.
Его физиономия, подсвеченная замогильным ледяным сиянием, явно не лучшее последнее зрелище.
Но других у него нет.
Мелкая ничего не весила. Могла бы подрасти, сочетаться с одним из своих неумытых сородичей, и состариться, рожая и нянча бесконечных новых кметов.
Вместо этого охотник быстро поцеловал ее в губы, и призвал Силу, заковывая в лед уже навсегда. Потом то, чем она стала, исчезло, разлетелось пылью, точно ничего и не было. Лишняя, бессмысленная трата сил, только кто его остановит?
Карантир совершенно не уважал естественный ход вещей.

Отредактировано Карантир (22.11.2017 23:24)

+2

46

Доброго вечера.
Восхитительный пост, я не сомневался в том, что он таким будет, но, к сожалению:

Серый Волк написал(а):

В течение суток от момента получения темы пишете пробный пост.

Ваше время закончилось пять часов назад.
Если вы всё еще хотите присоединиться к нам - ждем анкету.

+1

47

Эмгыр вар Эмрейс
Добрый вечер и вам. Ок, анкета так анкета.
Будет)

0

48

Ceadmil, господа. Можно мне тему?

+1

49

Иорвет
Cead!

На выбор:
- Что послужило причиной симпатии к Саскии? Опционально - как Иорвет узнал, что она дракон.
- Реакция на щедрое предложение Нильфгаарда, данное Саскии как королеве: Верген будет оставлен в покое при условии того, что скоятаэли, в частности Иорвет, будут выданы как государственные преступники.
- А когда первый раз Йорвет пытал по заветам своего старшего товарища Вулфа? Насколько эффективно переводить сладенькое на муравьев?
- Постигра - как складывалась жизнь Иорвета после того, как Верген был признан свободным. Вернулся ли он после Лок Муинне в город? Осел, или, может, продолжил борьбу? Стал ли меньше голодать?

0

50

Ночи.
Ужасненько жду тему :D

0

51

Цири
Здравствуйте.
Темы для пробного поста:
1. Пребывание Цири в мире Aen Elle, отношение к необходимости родить Ауберону ребенка.
2. Жизнь Цири в Камелоте. Она вообще до него доехала?
3. Цири узнает, что Геральт с Йеннифер находятся в плену у Красных всадников.
4. Цири решает подзаработать на ведьмачьих заказах, но крестьяне не верят, что она ведьмачка.

0

52

Шеала де Танкарвилль написал(а):

Реакция на щедрое предложение Нильфгаарда, данное Саскии как королеве: Верген будет оставлен в покое при условии того, что скоятаэли, в частности Иорвет, будут выданы как государственные преступники.

+

Кто-то назвал бы недолгое затишье миром. Долгожданным покоем, за который проливали свою и чужую кровь. В Долину Понтара, названную свободной землей, тянулись увечные призраки былых сражений: краснолюды, эльфы, люди. Последних Иорвет по-прежнему ненавидел всей душой. Мечты Саскии создать государство, где смогут сосуществовать люди и старшие расы, поначалу виделось ему недалекой выдумкой, утопией, но он поверил. Не в далекую мечту, но в Саскию, встал под ее знамена. И вот у нее получилось, ценой крови и смертей. Долина Понтара превратилась в землю обетованную для тех, кто устал от войны. Для тех, у кого она забрала все. После возвращения из Лок Муинне Иорвет видел вереницы изгнанников. Они шли за покоем на землю, что заново начнут рвать на части, как только один правитель сменит другого. И эта мысль – о недолговечности идеи, в которую так верила Саския – с каждым днем добавляла уверенности, что никогда люди и старшие расы не смогут жить в мире. Даже если эльфы уйдут в леса, на край света – эта погань доползет и туда, как быстро расползающаяся чертова чумная зараза.
Среди скоя'таэлей тоже настал раскол. Кто-то из белок наконец выдохнул с облегчением, что времена непрерывной борьбы и выживания закончились. Такие без тени сомнения вложили оружие в ножны. Их можно было понять – они долго шли за Иорветом за этой целью, шепчущей эхом, что когда-нибудь их сражение наконец закончилось. Были и другие – с войной в крови, с ненавистью в сердце. Такие как Иорвет, идущие за ним беспрекословно. Их клинки и стрелы никогда не знали пощады. И вот им дали свободу. Передышку, и никто не знал, что с ней делать. Война, она как едкая щелочь, вымывает эмоции, кроме жгучей злобы и ненависти, кипучей ярости во время битвы. Сражения утихли, а все это осталось и Иорвет видел, как его воины превращаются в озлобленные тени, не знающие себе места. Их он понимал, как никто другой. Что делать им в царстве Саскии? Они никогда не умели и не хотели существовать как bloede dh'oine и давно позабыли, как жили aen seidhe. И когда черная тень третьей северной войны снова накрыла континент, Иорвет увидел, как разгорелись их глаза. Горькая ирония окрасила мысли – смысл жизни этих эльфов был в вечной борьбе, потому что они не умели ничего другого. В том, чтобы лить кровь своих врагов и умереть, как Белая Роза из Шаэрраведда.
А те, кто выживет, растворится среди людей, наплодив полукровок.
Вот и конец еще одной Старшей расы.
Где-то в глубине души Иорвет знал об этом уже давно. Это было нехорошее знание, в котором он не хотел признаваться самому себе, упрямо отгоняя его от себя словно тупую скотину. Теперь видел своими глазами. И словно в ответ на подтачивающий его фатализм разгоралась злость – на все на свете. На презренных dh'oine, на эльфов, что уподобились людям, и на высокомерных гордецов его же расы, давно отказавшихся от скоя’таэлей. На самого себя – потому что день, когда его злость закончится, станет его последним. Только благодаря ей он все еще жив.
А раскаты приближающейся войны становились все громче. Иорвет и его скоя’таэли оставались в Вергене – в пропахшем пылью каменном мешке. Но гром грянул ближе – в самом сердце Вергена. Иорвет с каменным лицом выслушал донесение. Как только Тариан, скоя’таэль, принесший дурные вести закончил говорить, непроницаемая маска дала трещину. Изуродованное лицо эльфа исказило злобой.
Его уже использовали. Всех их. Сначала нильфгаардцы, пока одним махом не срубили голову отряду «Врихедд», откупившись эльфами от победителей. И его бы кости сейчас лежали где-нибудь в яме, куда побросали тела казненных – как грязь, как отходы. Потом Лето. И кто знает, чем бы закончилась та история, не появись там vatt’ghern. А теперь Саския. Правительница свободного Вергена. Драконоубийца. В мыслях Иорвета смешались злость и досада. Злости было больше, чем от предательства черных dh'oine и Лето. Много больше.
Обычно молчаливый Элеас попытался было его отговорить идти к Саскии. Уйти и все, не дожидаясь последствий еще одного предательства. Или ударить первыми. Иорвет не согласился – приказал быть наготове, а сам пошел к правительнице Вергена. Слишком уж просто выглядело, чтобы эльфы узнали о предложении хитрых как крысы нильфов. Слишком очевидная попытка если не заставить скоя’таэлей уйти, то зародить червоточину в доверии между Саскией и эльфами.
Иорвет пришел один. Взгляд его выдавал, но dh'oine не заметили. Он дождался, пока они останутся одни. Неторопливо прошелся по просторному залу. Посмотрел на Саскию, ища любое подтверждение или опровержение режущих как острие клинка слов Тариана. Не находил и злился еще больше.
- Значит, свободный Верген, чтобы остаться свободным, должен откупиться головами скоя’таэлей? – Иорвет сложил на груди руки. Его лицо исказила неприятная усмешка. Смотрел он на Саскию - пристально, не отрывая взгляда. – Не самая большая плата для драконоубийцы?

Личная хронология:
[11.1271] Веди в мой вымышленный город, вымощенный золотом [Эредин Бреакк Глас и Иорвет; Темерия]
[11.1271] Ты с торжеством взойдёшь на свой песочный трон [Францеска Финдабаир и Иорвет; Дол Блатанна]
[12.01.1272] Как жаль, что вы наконец уходите [Саския и Иорвет; где-то в Долине Понтара]

+2

53

Иорвет

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что с этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

54

пост

[float=right]"В женщине заключен весь смысл жизни… когда она беременна."
В.Немов
[/float]



Плеваться косточками от слив в мраморную статую безымянной эльфки ей нравилось чуть больше, чем в огромного, как дракон, с развевающейся каменной гривой взбрыкнувшего коня. Пудовые копыта зависли над постаментом и окружением, и Цири было страшно интересно представить, что бы такое он мог учудить, ежели б неожиданно ожил. Разметал и истоптал бы весь этот чудно-прекрасный эльфский садик к чертям, наверное. У-у-у, как бы Цирилле хотелось обратиться подобным конем.

Раз. И снаряд поразил свою цель, вот только так и остался в выщерблине или глубокой морщине между глазом и носом. 
Вздохнув,  девчонка спрыгнула с бортика фонтана, чтобы скрыть свое неподобающее отношение к памятникам высокодуховной, тонкой и покрытой редким лишайником культуры Старшего Народа. Вероятно, одного из самых старших. Взобравшись к застывшей улыбающейся остроухой деве, прямо таки сверкающей своей идеальной геометрически выверенной красотой, Цири нервно улыбнулась и садистски медленно и неосторожно извлекла инородное тело из глаза aen elaine beanna.

Чертовы эльфы. Ну, поистине скверный народ. 
Все проволочки, все нововведения в договор и непредвиденные условности усиленно пропихивают уже после его заключения и ни в коем разе не раскаиваются, только поясняют с каменными, что у их статуй, лицами, мол, а как ж иначе?

Тьфу, пропасть! Цири спрыгнула на землю и обозленно кинула сливовую косточку в беломраморный фонтан с хороводом из все таких же искусно вытесанных долговязых фигур.

Мало им, что она в прицепе подобного непотребства совершать не хотела, да еще и что б плод этого непотребства в ней развивался, тянул силы, растягивал кожу, а потом еще и разрывал ее изнутри. Только от мыслей о подобном хотелось опорожнить желудок... И тут на тебе! Тот, кто должен был поделиться белой живоносной жижей – бурчливый брезгливый старик! Но не во внешней составляющей, нет, ее бы она с охотой стерпела. И даже не раз. Но вот именно во внутренней. И даже конкретно в брезгливости. Видно же, как его от нее воротит....

- Ему надо, а терпеть должна я!
Уязвленная гордость, стыд, глубокая обида и невыносимое чувство тревоги за Геральта и Йеннифэр приводили Ласточку в абсолютное в своем проявлении скверное расположение духа. Ждать и вязнуть в неопределенности она хотела сейчас меньше всего на свете. Хоть иди и вешайся на кого бы там ни было другого, дабы все быстрей закончилось. Тем более, что привлекательные варианты, не смотря на всю абсурдность ситуации, все-таки имелись... Да и в то, что время, потерянное в мире Ольх, сожмется до крупинки и никак не повлияет на происходящее в ее собственном, не верилось.

И положение пленницы давило. Все же как бы она не прикидывалась, что относится к происходящему безразлично и считает лишь перевалочным и ничего не значащем пунктом на Пути, все-таки это было важным. Для нее. Для самоосознания. Каждому необходимо узнать свои корни, узреть причины по которым обладаешь той или иной силой, особенностью. Прикоснуться к некой части самого себя, чтобы принять в полной мере смысл своего существования. И что же? Саму ее жизнь низвергли до банальной ошибки прародительницы, а смысл этой жизни, по их мнению, заключался в работе над этой самой ошибкой.
Ничто. Она – ничто без передачи проклятых генов. "Человечья самочка", ослица, на которую высоченные племенные жеребцы и посмотреть без фырчания не могут. Отродок, кривая ветвь, с которой надо лишь сорвать плод. А из засеянного уже пожинать что-то действительно стоящее.

Цири тяжело сглотнула.

«Ну и пусть. В любом случае я не собираюсь им ничего доказывать. Они ничего не значат, мне не должно быть до этого никакого дела. Главное – это помочь Геральту... и маме. Только это имеет смысл, только они – моя семья. А этот мертвый застывший мир – лишь призрак из далекого невозвратимого и чуждого мне прошлого, столь же холодный и бессильный, как и его король.»

Отредактировано Цири (12.12.2017 23:20)

+6

55

Цири написал(а):

Цири было страшно [интересно]

Просто на всякий случай - давайте в будущем оставаться в рамках традиционной пунктуации.

Вы приняты!


Не забудьте заполнить личное звание, а после этого можно приступать к поиску напарников для игры.
Напоминаем, что этого момента у вас есть ровно месяц на написание анкеты. Вдохновения и удачной игры!

0

56

Доброго вечера!
Можно ли и мне темку для пробного?

0

57

Шеала де Танкарвилль
Я прошу прощения, но мне и в самом деле не терпиться) И на меня вдохновение напало. Т.ч. я уже анкету почти допила. Сегодня выложу. Простите за излишнюю суетливость.

0

58

Добрый вечер, можно тему?

0

59

Францеска Финдабаир
Добрый вечер)

Темы на выбор:
- Ида умная, Филавандрель красивый. Или наоборот? А если серьезно, то интересна предыстория начала тесного сотрудничества с Ведающей. Подруга отца или случайное знакомство, дрались ли они за игрушки.
- Как план по возникновению Дол Блатанна возник, и потом реализовывался? Как у Маргаритки получалось одновременно быть лояльной Капитулу и организовывать, фактически, сопротивление нелюдей? Часто ли она спала?
- Почему чистокровная эльфка участвовала в битве за Содден?
- По какой причине Францеска компрессировала Йеннефер во время танеддского бунта?)
- Сочинение на тему "Лето в Долине Цветов". Как Францеска видит будущее своих владений, что думает насчет передачи его по наследству, вот это всё.

+2

60

Пыталась сочетать, не знаю, насколько удачно

- Иди и поговори с Идой, - подталкивает ее отец.
Энид морщит точеный носик: Ида Эмеан ей не нравится, как не нравится она никому из детей. Ида угрюма и молчалива, с ней совершенно невозможно играть, она не любит ни танцы, ни песни, только свои книги - Энид тоже любит книги, но не так, чтобы быть при этом скучной. Да и как с Идой вообще говорить, если она и говорить-то не хочет, только смотрит исподлобья и молчит, будто лисами выращенная. Другие дети говорят, будто ее похищали агуары, а потом сами и вернули, но это глупости все, конечно.
Ида Эмеан просто задавака.
- Иди, дочка, - наставительно говорит отец, - это пригодится тебе в будущем.
Энид вздыхает и идет. Отец - Ведающий, ему виднее, что там в будущем.
- Про что ты читаешь?..

Ида Эмеан продолжает ей не нравиться и когда из угрюмой девочки, похищенной лисами, превращается в молчаливую девушку с тяжелым взглядом; не нравится она ей и потом - молодой женщиной, только-только посвященной Ведуньей, уже уважаемой Aen Savherne - Ида Эмеан просто не нравится ей, и Энид убеждена, что неприязнь ее взаимна.
У Иды, однако, есть чему поучиться: Энид исподволь наблюдает за Ведающей, старательно копируя непроницаемый взгляд, за которым не просматриваются никакие эмоции, учится точно так же отвечать, не обозначая ни симпатий, ни неприязни. Иду не прочитать, Иду не разгадать, Ида будто бы обладает каким-то тайным знанием, которое дарит ей уверенность в каждом ее поступке.
Ида бесспорно хороша в своем деле, а Энид - в своем. Им нечего делить, и она уже достаточно взрослая девочка, чтобы не морщить носик, но вместо того учиться даже у тех, кто ей не нравится. Может, именно это имел в виду отец, когда говорил про ее будущее?
Ида замечает ее взгляд и неожиданно легко поднимается со своего места, подсаживаясь к ней.
- О чем читаешь?..

Энид не верят, и обвинения, которые бросают ей в лицо, становятся экспрессивнее с каждой новой фразой. Ее не оскорбляют прямо лишь оттого, что рядом, многозначительно положив ладонь на рукоять клинка, стоит Филавандрель - его уважают, его боятся сильнее чародейства, и оттого ни одного проклятия не сорвалось пока с губ, но упреки сыплются щедро: она слишком много водилась с проклятыми dh’oine, она сама уже одна из них, она не может считаться Aen Seidhe, она не имеет права даже говорить за них, не то, что вести за собой народ.
Кто-то вспоминает Аэлирэнн, кто-то - пока шепотом, но так, что Энид слышит - говорит, что Маргаритка из Долин толкает их на тот же путь, что и Роза Шаэрраведда, на путь крови и выжженной земли, уничтоженного прошлого и потерянного будущего. Ей приходится возвышать голос, чтобы перекрыть гомон: мы не пойдем путем крови, говорит она. Аэлирэнн сражалась за свободу - я не обещаю вам свободы, но обещаю независимость. Аэлирэнн сберегла честь народа ценой его будущего - я не обещаю ни чести, ни честности, говорит Энид, но обещаю будущее. Семя прорастает лишь в земле. Нам нужна своя земля. Мы довольно скитались.
Гнев во взглядах сменяется на презрение: Aen Seidhe равно боятся вымирания и бесчестия, и именно это неумение выбирать завело их народ в тот тупик, в котором он находится сейчас. Упреки не умолкают, просто звучат по-другому: ты толкаешь нас к позору, Энид, ты желаешь, чтобы мы пресмыкались перед dh’oine, хочешь, чтобы мы мы плясали под их дудку, и все это потому, что ты - одна из них, ты более не Aen Seidhe, ты опозорила своего отца, ты...
Филавандрель предупредительно выдвигает клинок из ножен и это пока отрезвляет особенно разъяренных, но ругань делает виток и начинается по-новому кругу.
- Пусть говорят Ведающие. - настаивает Филавандрель. - Пусть они скажут.
Энид не верят, и когда вперед выступает Ида Эмеан, представляющая Ведунов, она ясно осознает свое поражение, но зеркалит непроницаемое выражение лица Aen Saevherne и только выше вскидывает подбородок - она научилась этому у нее же, много лет назад.
Взгляд Иды Эмеан непроницаем, ничего понять по ее изумрудным глазам - она обводит взором всех присутствующих, задерживает его на Энид и губы ее изламываются в едва заметной усмешке, адресованной - Энид знает - именно чародейке.
- Ведающие поддержат Маргаритку из Долин, - объявляет она, - древняя Дол Блатанна должна стать нашим домом. Таково наше решение.
И все - Ведунам не нужно объясняться, их решения всегда окончательны, и никто не посмеет спросить о причинах. Голоса вокруг делаются тише, а потом и вовсе умолкают, и презрение в глазах сменяется сомнением: если Aen Saevherne согласны с Маргариткой - возможно, они что-то знают? Возможно, они видели что-то, возможно, этот путь не безнадежен? Всем туманит разум воспоминание о Шаэрраведде, всем грезятся его белые стены и точеные башни.
Как хорошо, что Энид не помнит Шаэрраведда.
Ей стоит сил, чтобы сохранить невозмутимость, но она почти теряет ее, когда ловит взгляд отступившей назад Иды: понять изображенную на остром лице эмоцию все еще невозможно, но чародейка легко читает по глазам. "Это аванс, - говорит Ведающая, щурясь, - ты должна мне, Маргаритка. Не подведи нас".
Энид на мгновение опускает золотые ресницы, безмолвно соглашаясь с Aen Saevherne и принимая их негласный договор.
Я должна. Я не подведу.

Личная хронология:
[11.1271] Ты с торжеством взойдёшь на свой песочный трон [Иорвет и Францеска Финдабаир; Дол Блатанна]
[11.09.1272] Королева и солдат [Исенгрим Фаоильтиарна и Францеска Финдабаир; Верхний Аэдирн, баронство Хорсенс]

Отредактировано Францеска Финдабаир (27.12.2017 17:20)

+5


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Прием анкет » Регистрация по пробному посту


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC