Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [06. 1261] Цена добродетели


[06. 1261] Цена добродетели

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s3.uploads.ru/fpzUJ.jpg
Время: середина июня 1261 года
Место: город Каэльф и его окрестности (Цидарис)
Участники: Литта Нейд по прозвищу Коралл, Ламберт (просто вредный хер).
Краткое описание: дети - цветы жизни. А когда их семеро по лавкам, то они тянут на целую клумбу.
И с нежеланными детьми, как и с сорняками на клумбе, борются. Иногда слишком радикально.
Радикальные методы Литты Нейд приводят к нежеланному вниманию и повышенному интересу со стороны общества. А когда начинают находить трупы людей, убитых самыми негуманными способами, то у  общества начинают появляться вопросы.
Как правило, к использующим радикальные методы.
К счастью (или нет) до самосуда не дошло, а с проблемой было решено разобраться, наняв ведьмака.
NB! насилие, кровь-кишки, страдания и чародейка

+2

2

По самым нескромным подсчетам, времени еще хватало — в самый раз для того, чтобы провести его в маленьком сонном городе на берегу моря, дописывая и систематизируя всё, что собиралась и никак не собралась дописать раньше. Разумеется, Литта не рассчитывала на то, что здесь не придется стучать кулаком по столу и орать на особенно одаренных представителей человечества, но относилась к этому философски. На одаренных человечество было богато во все времена и на любой территории, а после случаев сепсиса в результате неумелых эротических игр с живой рыбой или фруктами, глупости, вроде “ну, я стеснялась, а потому выпила спорыньи” казались уже родными и почти домашними.
Впрочем, Каэльф был жуткой дырой, но, скажем, чесночный суп с моллюсками, жареный сыр и пара сортов восхитительного ламбика, а так же вишневый эль — они того стоили. Пациентки же, как и их мужья, одинаковы были повсюду, и привычные просветительские беседы никак не нарушали сонную тишину.

Затем тишина стала зловещей.
Осмотрев первый из трупов — и тогда уже сразу сообщив, что он не последний — Коралл впала в холодное бешенство, частично объяснимое тем, что накануне к ней являлась делегация из местных “уважаемых” (кем угодно, кроме чародейки) людей, чтобы разъяснить свою позицию относительно женского предназначения и половой гигиены. Несмотря на то, что речь их Литта до конца не дослушала, оно бы и в душу ей запало не больше, чем обычно, если бы не… ну, вот это. А так она впервые после Керака орала, стучала кулаком по столу, топала ногами, обзывалась последними словами сразу на двух языках, и делала это настолько громко, что потом ей было очень стыдно, но только после того, как уважаемые горожане выкатились из дома, сопровождаемые летящей вслед мебелью.
Утром следующего дня к ней пожаловал граф лично, почему-то не только обещал золотые горы, но и опустился до “вы ж мне как дочка”, Астрид, которой граф мог бы, при самом хорошем раскладе, приходиться правнуком, смотрела скептически и без энтузиазма, но упираться не стала, чем изрядно удивила собеседника. Возможно, причиной тому было похмелье: как известно, если что и лечит от дрожи в руках лучше хорошего пива, то только плохо перегнанный спирт.

Обычно гостей провожал плывущий по воздуху огонек, но сегодня Коралл катастрофически ленилась — настолько, что на балконе не работала, как обычно в такие хорошие дни, а просто сидела, закинув ноги на деревянную балюстраду, и бездумно смотрела на виднеющееся за городскими крышами море. Этот дом и близко не походил на ее виллу в Кераке, как минимум — тем, что даже не приближался к ней в роскоши — но был неплох, устойчив, и берег от местных зимних ветров, не таких уж холодных, но весьма пронзительных и неприятных, особенно, в феврале, когда от предчувствия весенних штормов начинали трястись оконные рамы. А в середине лета, как выяснилось, стены оплетала пронзительно-синяя ипомея, да еще цвела так буйно, что ее бы проредить во имя гармонии, но в нескромные подсчеты Коралл не входило время на садоводство.
Но входило время на такую глухую тоску, что пару раз чуть не заставила активировать мегаскоп или, на худой конец, взяться за перо. Унизительно.
Ведьмак, как все они, был неслышим. Не скрипнула половица, не двинулся воздух, даже свет не изменился, но Коралл лениво сняла ноги с резного дерева и примятых цветов, и только после этого повернула голову, так же отстраненно гадая — тот, или нет?
Нет. Даже не похож.
И это прекрасно. Потому что времени на сожаления и взаимную неловкость у Литты не было тоже. Чародейка стряхнула крошки с подола домашнего платья и молча указала на второе кресло, стоящее по другую сторону от треноги с подзорной трубой и столика, на котором возвышался запотевший кувшин.
— Наливай себе сам. И мне можешь заодно — там отличное пиво, между прочим. У меня сегодня день невысказанных шуток, ведьмак, — очень спокойно сказала она, — хотела спросить, сколько тебе за меня пообещали и заверить, что похожа на стрыгу только по утрам с похмелья, но потом подумала, что шутки шутками, а у этих запала не хватит. Садись, поговорим, дело у меня к тебе есть.

[nick]Литта Нейд[/nick][status]не первая, не вернулась[/status][icon]http://s3.uploads.ru/vo2mg.jpg[/icon][sign]— Доктор, что это у меня?
— Боже, что это у вас?!
[/sign][info]Возраст: не спрашивайте
Раса: человек
Деятельность: чародейка, абортесса, светоч мировой безнравственности, борец с женским предназначением[/info]

+4

3

Город ведьмаку не нравился. И дело тут было не в том, что местные шлюхи просили на двадцать монет больше положенного, мясо в трактирах было с душком, а пиво безжалостно разбавлено в лучшем случае водой. Не виноват в плохом настроении убийцы чудовищ был и местный городской глава – человек невинный и подчиненный указам графа, исполняющего официально роль наставника и советника (а неофициально – просто надзирателя знатных кровей).
Нет, Каэльф был совершенно обыкновенным городом. И все-таки было в нем что-то такое, что заставляло Ламберта держать ухо востро.
Быть может, причиной тому послужил невнятный рассказ ипата. Испуганный старик не угрожал ведьмаку, не обвинял его за безбожно завышенный контракт и не грозился упрятать в яму на пару дней, пока наглец не одумается.
Быть может, виной тому стал предложенный Ламберту мешочек монет от странного свиномордого купца за «некоторые нюансы» в выполнении заказа. Надо сделать лишь малость: прибить зарвавшуюся чародейку. И происшествия в Каэльфе прекратятся. И не сказать, чтобы Ламберту не понравилась идея, что одной зарвавшейся бабищей в мире станет меньше. Вот только пока вины магички во всем происходящем он не видел.
Не нравился ведьмаку Каэльф. Предчувствие вопило, советовало седлать коня и бежать без оглядки. Что же Ламберт? А он, мудак такой, свой внутренний голос не послушал. И зря.

Чародейка была чародейкой. Властной. Надменной. Уставшей, пусть и пыталась это скрыть. И, что приятно радовало сердце, раздраженной. Ламберт, конечно, сожалел, что злится магичка не из-за его прихода, но чувствовал, что вскоре все может измениться. Как в лучшую, так и в худшую сторону.
День невысказанных шуток ведьмак отметил пивом. Налив себе и чародейке, Ламберт сделал жадный глоток, разглядывая при этом хозяйку дома. А затем, склонив голову набок, ухмыльнулся.
- Сейчас я вижу, что меня надули. Слишком скромную сумму предложили за твою голову. Я бы на твоем месте обиделся бы на наглецов, наслал на них сифилис или несварение желудка. Глядишь, мне еще подкинут деньжат.
Ведьмак сделал новый глоток, цокнул языком и отставил кубок в сторону, располагаясь в вычурном кресле.
- Правда, от их денег я отказался. Пока отказался. Видишь ли, я не наемный убийца. Да и что-то мне подсказывает, что ты мне можешь рассказать о случившемся куда больше, чем кучка перепуганных и озлобленных дураков, которым повезло родиться в семье побогаче и с более громким именем.

+2

4

- Пока, - беззлобно передразнила Литта, - а ты, наверное, довольно молод, да?
И нет, она не намекала на то, что шансы у ведьмака, скажем, не настолько велики, как он думает - случись вдруг что. Только на то, что подобные акценты, расставленные вслух, свидетельствуют о недостаточном жизненном опыте. Или плохом чувстве юмора. Или всем сразу.
Она могла себе позволить некоторый скепсис по этому поводу.
Во всем остальном ведьмак говорил, как человек (да, человек) вменяемый и разумный, от этого, независимо от степени дружелюбия, беседа вполне могла сложиться, особенно под местный пшеничный ламбик, который причудливо пах абрикосом при полном отсутствии сладости и абрикосов в составе.
- Надо же, курвы, таки смогли. Или у кого-то нашлись яйца, или припекло, - Коралл задумчиво покачала в кружке остатки напитка, - но с сифилисом торопиться не будем. Рано или поздно сами подцепят,  придут от него лечиться, а я двери не открою. Как тебе план? 
Были времена, когда она бы с удовольствием сейчас строила гостю глазки, даже несмотря на то, что рожа его паскудная мало походила на девичью мечту - так-то, по собственному опыту Литта могла сказать, что с обладателями паскудных рож по крайней мере интересно… как обладательница одной такой собственной.
Но и это было лень.
- Расскажу, конечно. Это входит в мои планы.
Кувшин, покачиваясь, взлетел в воздух и наполнил кружки снова.
Чародейка помолчала, машинально разбирая пальцами спутавшиеся пряди, было пропавшее раздражение вернулось с новой силой.
- Местные сукины дети ходят ко мне, как по расписанию. Ноют, чтоб бабам противозачаточных не давала и абортов не делала. Плетут чушь о женском предназначении и прочую хероту, которая тебе, ведьмак, наверняка не интересна. Однако, зря. Знаешь, почему? Потому что баба, ведьмак, особенно отчаявшаяся, всегда найдет, как избавиться от того, что ей не нужно. Только тогда это заканчивается хуже. Иногда тем, с чем воюю я. Иногда тем, с чем придется справляться тебе.
Прикрыв глаза, она мысленно повторила последний осмотр, наперечет вспоминая названия раздробленных костей: рыбак выглядел так, будто на него не упала - нет, медленно наползла огромная свинцовая плита. Рыбака Литта не жалела совершенно - по нескольким причинам - и даже желала ему смерти, но, разумеется, не такой. И далеко не всем жертвам чародейка могла бы сказать вслед “доброго пути”.
- На моей родине эту... тварь... зовут uttburd. Не знаю, как здесь, не сталкивалась. Младенец, которого мать родила и вынесла в лес тайком. Может, задушила, может, нет - но он умер. И мстит. Только у меня на родине верят, что сначала он приходит за матерью, и только в крайнем случае потом не успокаивается. Тебя, я так понимаю, наняли уже, так что платы за уттбурда я тебе не предлагаю. Но вдвое (заметь, изначальной суммой не интересуюсь) плачу за то, чтобы ты нашел мне эту дурочку. И доказательства ее вины. Мне, понимаешь. Не городскому совету. Не ипату. Не графу. Я хочу понять, что здесь произошло.
И в глаза ей посмотреть, что уж там.
- Вопросы? Условия? Помощь?

[nick]Литта Нейд[/nick][status]не первая, не вернулась[/status][icon]http://s3.uploads.ru/vo2mg.jpg[/icon][sign]— Доктор, что это у меня?
— Боже, что это у вас?!
[/sign][info]Возраст: не спрашивайте
Раса: человек
Деятельность: чародейка, абортесса, светоч мировой безнравственности, борец с женским предназначением[/info]

+2

5

Чародейка оставалась чародейкой. Даже, казалось бы, загнанная в угол, она распушила хвост, показала коготки и зубки, только появилась у неё возможность: указала ведьмаку на его возраст, посетовала на местных жителей.
Всё это Ламберта не удивляло, не настораживало и не пугало. Наоборот, если бы Литта Нейд была приветливее портовой шлюхи, то убийца чудовищ держал бы ухо востро, присматриваясь к каждой мелочи и прислушиваясь к каждому шороху. А так… чародейка была умеренно стервозна. А значит всё в порядке.
- А мне-то какое дело до ваших проблем и ссор? Заразишь ты их сифилисом, заставишь ли пачкать портки по ночам без причины – всё это меня не касается. А вот проклятия – совсем другой вопрос. Это, знаешь ли, весьма прибыльно.
Ведьмак прищурился, беззастенчиво одарив хозяйку дома взглядом.
- Хотя, конечно же, ты это знаешь! Правда?
Ответа Ламберт не требовал.
Литта заговорила, и рассказ её заставил ведьмака заткнуться до поры, до времени. Внимательно слушая небылицы из самого надежного источника во всем этом засратом городе, Ламберт мельком пожалел, что влез в это дерьмо по собственной воле.
- Никогда не думал, что из-за баб бывает столько проблем, - ведьмак скривился, делая новый глоток, - слыхал я про игош, слышал про историю с вызимской принцесской. Но сам в подобное не влезал. Себе дороже.
Ламберт вздохнул.
- И зачем тебе эта дурочка, Нейд? Не проще ли прибить тварюгу, пока она не добралась до своей нерадивой мамаши? Что-то мне подсказывает, что ничем твой уттбурд не отличается от обычного трупоеда: отсеки ему башку – он и перестанет кусаться.

+1

6

“А хера тогда с советами лезешь, раз не касается?” - хотела было спросить Литта, бесконечно терпеливая и милосердная, когда дело не касалось попыток выпендриться за ее счет. Обычно она считала это своей прерогативой и ревностно оберегала границы.
Но потом снова потеряла смысл происходящего. Ну выпендрился, и ладно. Это пока еще законно. Ну думает, что называя ее “по фамилии”, выглядит сурово - бывает. Или вот…
- У вас это что, цеховое? - устало спросила Коралл, - намекать на то, что собеседник тайно злодействует - авось, попадешь в точку и сможешь постоять в белом? Мимо, ведьмак. Знаю, но через третьи руки. Не моя специализация.
Нет, ну правда - цеховое. И вот эти вопросы еще, нет бы просто взять деньги и пойти сделать, что просят. Даже наемники давно выучили, что пустой треп и выяснение причин только избавляют от клиентуры: впрочем, тут у чародейки вариантов не было, если бы у нее были силы и желание самой этим заниматься, она бы занялась. А имей возможность нанять кого другого… не наняла бы. Дела нужно доверять профессионалам.
- Это наши, бабские, счеты, - прищурилась Литта, - тварь - убей, конечно, я тебя не прошу его пощадить, заказ есть заказ. Только вот насчет “обычный” я немного сомневаюсь, но да это твое дело - выяснить. А мой к тебе заказ касается его матери, вот и всё.
Чародейка прикрыла глаза.
- Осторожнее будь. И лучше бы ты сказал им, что соглашаешься меня убить, а то как бы на тебя кто не подрядился. Знаешь же, как это делается, а? - не могла она удержаться от шпильки, - дело до наших проблем и ссор тебе все-таки есть… как тебя звать-то хоть?.. Так вот, и оно самое прямое. Потому что поганее уттбурда в этой истории только то, как они все быстро рванулись пальцем в меня тыкать за спиной, а в лицо на коленях умолять, чтоб я, “значится”, Каэльф от напасти избавила, и чтобы непременно по-тихому, без огласки. С чего бы такое внимание. А мне, ведьмак, не с руки переезжать еще год примерно. Хочу покоя. Готова за него платить. Как, по рукам?

[nick]Литта Нейд[/nick][status]не первая, не вернулась[/status][icon]http://s3.uploads.ru/vo2mg.jpg[/icon][sign]— Доктор, что это у меня?
— Боже, что это у вас?!
[/sign][info]Возраст: не спрашивайте
Раса: человек
Деятельность: чародейка, абортесса, светоч мировой безнравственности, борец с женским предназначением[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (22.09.2017 17:23)

+3

7

Бабские счёты, бабьи секреты - от всего этого пахло бабьей глупостью, а это было куда пострашнее чародеек и их склок. Уж Ламберт на этом собаку съел!
Чародейка злорадствовала, на что-то откровенно намекала, а на что-то в открытую держала зуб размером с вилохвоста. Ламберт, прищурившись, бесцеремонно окинул взглядом собеседницу, отмечая выдающееся и упругое, а затем, бесцеремонно хохотнул:
- Цеховое, говоришь? Так-так, и кто был этим счастливчиком, с которым ты познакомилась? Неужто тихоня Эскель?
Ведьмак противно ухмыльнулся.
Конечно, не Эскель. Он ведьмак простой, на чародеек не смотрит. Куда уж всем им до одного дурня, двинутого на магичках!
- Ты бы за себя больше переживала. Нетерпеливый народ в этом Цидарисе, раз по первой напасти хотят поднять на вилы городского чародея. И совсем уж идиоты, если подрядили на это дело ведьмака.
Ламберт в очередной раз взглянул на чародейку.
Рыжая. Надменная. Ехидная. Наверняка, искусная в постели, гибкая как кошка и горячая, словно печка в морозную ночь.
И лживая, продажная, как и любая другая магичка.
Но сейчас он действительно решил ей помочь. Выбрал свое меньшее зло, взял его за руку и отправился по дороге в Хрененбург, искать этого самого засратого уттбурда и сводить бабьи счёты. И Ламберт очень надеялся, что он не ошибся в своем выборе.
- Я помогу тебе, Нейд.
Ведьмак медленно поднялся, покидая нагретое и такое уютное кресло - единственная причина, по которой он так долго задержался в столь неуютном месте.
- Моё имя Ламберт, и раз все формальности мы фактически утрясли, не подскажешь, откуда начать поиски этого твоего уттбурда?
Убийца чудовищ прикрыл глаза, ни капельки не стесняясь повел шеей из стороны в сторону, разминая затекшие мышцы.
- Наверняка, этот засранец тоже попытается отыскать свою мамашу. Сдается мне, он не питает к ней огромной симпатии и не очень-то рад, что сосет кровь, вместо мамкиной сиськи.

+2

8

- Угадай, - не менее противно ухмыльнулась в ответ Литта, - кто у вас там общее достояние баб всего Севера? Эскеля вашего не знаю, но жаль, люблю тихонь.
И издевательски отсалютовала кружкой.
- Лалала, переживала… Кому суждено сгореть - не утонет, только воды наглотается. Начни с местной мертвецкой, Ламберт, если хочешь посмотреть на трупы, или с порта - тварь любит рыбаков и матросов, ни одного сухопутного не прибила.
Ну, согласился, и слава… кому там положено по такому случаю славу возносить. Коралл зевнула и снова закинула ноги на изрядно помятую ипомею, вынимая из уха одну малахитовую сережку:
- А раз уж ты был столь любезен - то если что пойдет не так, вот, держи, - и бросила, не глядя, поймает ли ведьмак. Поймает, - хватайся за нее, как за маму… ай, прости-и... и зови меня. Я приду. Мало ли, латать надо будет. Понятия не имею, как ты ее носить будешь, но это уже твои проблемы.

Ночь выдалась настолько же наипоганейшая, насколько скучным - за исключением ведьмака - оказался день. К закату Литта даже успела пожалеть, что после первого опыта зареклась брать учениц, если даже не тиранить, то всегда можно послушать какие-нибудь очередные наивные умозаключения, к примеру. Вот с ведьмаком Ламбертом пикироваться было по крайней мере забавно, не чародейский коллегиум, но уже что-то - а то от своего добровольного уединения и общения с пациентками Коралл порой просто чувствовала, как мозг постепенно протухает.
На закате она почему-то беспокоилась и уныло таскалась из угла в угол, перечитывая не имеющие никакого отношения к ее специальности записки Клары ван Ло о структуре защитных печатей.
А потом началось.
Ну почему они вечно колотят в дверь? Зачем так орут? Этот вопрос постоянно крутился у Литты в голове, даже уже далеко за полночь, ближе к рассвету, когда она уже стояла в спальне у дочери почтенного купца Жозефа Вирца посреди окровавленных тряпок и мерцающих обрывков заклинаний. Шестнадцатилетняя Анне дышала медленно и редко, но дышала, что с жертвами такого кровотечения бывает редко - тогда Коралл небрежно поправила мизинцем помаду и тяжело опустилась на стул.
- А где ребенок? - очень тихо спросила она Аннешкину кормилицу. Та спала с лица и отступила на шаг.
- Какой ребенок?
Чародейка прищурилась.

[nick]Литта Нейд[/nick][status]не первая, не вернулась[/status][icon]http://s6.uploads.ru/dN9m3.jpg[/icon][sign]— Доктор, что это у меня?
— Боже, что это у вас?!
[/sign][info]Возраст: не спрашивайте
Раса: человек
Деятельность: чародейка, абортесса, светоч мировой безнравственности, борец с женским предназначением[/info]

+2

9

Конечно же Геральт из Ривии, блядородный ведьмак и самый верный мужик на все северные королевства наследил и тут! И, что-то подсказывало Ламберту, что наследил так неудачно, что оставил чародейку то ли неудовлетворенной, то ли вовсе оскорбленной. И в том, и в другом случае сердце Ламберта предательски екнуло от радости: ай да Геральт, ай да зараза! Двух зайцев одним ударом!
Так или иначе, общение с рыженькой подошло к концу. Жаль, не навсегда, что несколько удручало. Слишком уж Ламберт уставал от всех этих расфуфыренных и самоуверенных дамочек. Но, следует отдать должное, кое в чем Коралл отличалась от своих товарок в лучшую сторону: она не ездила по мозгам и не старалась затащить то в кровать, то на стол для вивисекций. И за это Ламберт, быть может, даже назовет её по имени. Пару раз. Шепотом.
- О, поверь! - буркнул ведьмак, безошибочно ловя сережку . - Буду звать так, что весь город сбежится! Бывай, Нейд, не кашляй!

День был вялым, словно обвисший хер местного коронера. Ламберт не желал его видеть (ни половой орган, ни озабоченного мужика, который, виновато заикался и объяснял, что ему вдруг захотелось отлить возле трупа краснолюдки), но судьба, пресловутое Предназначение... какая же это, курва мать, безжалостная штука!
Найденные трупы, к слову, ничего толкового не дали. Местные уже успели их выпотрошить, привезти в терпимый вид и омыть, подготавливая к захоронению. Разумеется, мало-мальски полезные следы были или уничтожены, или затерты безжалостными руками медиков. Отрубить бы эти самые руки или надавать по ним палкой, чтобы не спешили раньше времени!
Но всё-таки кое-что Ламберт понял: тварь была сильной, по всей видимости нападала сверху вниз, безжалостно впивалась в плечи, ломала шейные позвонки и иногда разрывала жертвам челюсть. "Обескровленные тела с многочисленными повреждениями костей черепа и шеи... что там говорил старик Весемир про таких чудовищ? "Жутко опасные и коварные. К ним нужен особый подход и сноровка"? Очень мне это сейчас пригодилось!".

В порту на ведьмака смотрели косо, шептались за спиной, брезгливо морщили носы и недобро щурились. Ну, хотя бы не тыкали пойманную рыбу обвисшими членами, за что Ламберт был им премного благодарен. К сожалению, ничего толкового местные не рассказали. Чудище никто из живых не видел. А то видал, тот в живых не оставался и рассказать уже ничего не мог.
Больше ведьмаку ничего не рассказали.
Поэтому, не успев заметить наступление ночи, Ламберт - уставший, голодный и злой на весь белый свет и капельку недовольный светом темным - отправился вглубь города с единственной целью: отыскать конуру, в которой за небольшую плату он получит ужин, койку. Если к койке за небольшую доплату дадут девочку, то ведьмак даже не будет против.
К сожалению, скромным мечтам не было суждено сбыться. Ламберта нагнали, окружили, загалдели со всех сторон.
- Что же это ты делаешь?!
- Тебя для чего наняли?!
- Почему эта ведьма всё еще шляется по городу?
- Гнать суку!
- Тихо, - прошипел ведьмак, оглядывая окружившее его мужичье, - раскричались.
Недовольные морды венчали дорогие шапки, колпаки, а круглые рожи лишь убеждали Ламберта в том, что перед ним не простые местные забулдыги, а птицы более высокого полета.
- Если приспичит, сами выгоните чародейку. Меня ипат просил разобраться с проблемой, которая людей давит. А на это ваша магичка не способна.
- А демон её?
- Демонюка!
- Тварь, на крови девственниц взрощенная!
- А она - может. Вот только где чародейка столько девственниц возьмет, м? Вот и я не знаю.
Ведьмак решительно раздвинул мелкое купечество, оказываясь ещё на пару шагов ближе к заветному ужину.
- Вот у неё и спроси!
- Давай! Спроси-спроси! Ведьма опять свои чары пошла наводить!
- К Вирцу отправилась! Все видали, как за ней служанка прискакала!
- Иди туда!
"Идите вы туда сами! Вот пристали!"
- Мы доплатим!
И наконец-то они отыскали ключевые слова.

Дверь Ламберту решительно не открывали. Когда же до покушения на изящно расписанную узорами стражницу домашнего очага оставалось всего ничего, старый слуга решил посмотреть, кого принесла нелегкая.
- Вы, милсдарь...
- Ага, я - милсдарь, - буркнул Ламберт, складывая пальцы в знак Аксий, - а ты, дед, меня пропустишь, потому что иначе тебе не поможет сам пророк Лебеда. Я к чародейке Литте Нейд. Она же у вас?
- Д-да... - старик противился магии недолго, придурковато хлопая глазками и шлепая губами. - П-прошу за мной!
И им - о, чудо! - никто не мешал!
На самом деле ведьмаку и невезучему слуге повезло: весь дом был на взводе из-за случившегося с дочерью хозяина. Что там до чужого мужика, которого ведет Здынек - самый преданный Вирцу слуга?
Замерев у белоснежной двери слуга замер, словно заяц, почуявший дыхание лисы на своем загривке.
- Ступай, старый, - ведьмак кивнул в сторону, - я уж дальше сам.
Не обращая на несчастного больше внимания, ведьмак толкнул дверь. А затем скрипнул зубами от злости - заперто.
- Нейд, дорогая, - устало рыкнул он, - у меня был тяжелый день. Меня пугали тухлой рыбой, вонючим членом, а потом озабоченными девственницами! Будь добра, скажи, что ты за этой гребанной дверью и у тебя там всё отлично!

+3

10

Матерная тирада, которой ответила из-за двери Литта, сокращенная примерно на три четверти и старательно цензурированная, сводилась к тому, что в её жизни всё просто прекрасно, чародейка семимильными шагами идет к светлому будущему, пока никто не умер (что, кстати, большое упущение) а Жозеф Вирц - плод нечестивого и противоестественного союза двух мифологических созданий. Кроме того, содержала указание места, куда ведьмак может засунуть себе все вялые херы, и свой в том числе.
После этого дверь распахнулась, являя всем заинтересованным полотно “Злая ведьма убивает кормилицу над трупом принцессы” - холст, масло, неизвестный мастер периода северного Ренессанса. Тот факт, что кормилица была вполне жива, хотя и пускала слюни на передник, да и принцесса мирно спала под действием убийственного набора эликсиров, которые поднимут ее на ноги всего через недельку, мало кого волновал.
Астрид в сердцах пнула ногой полный воды тазик и завершила заклинание одной рукой, открывая портал. Следующим ведьмака смело и закинуло в сияющий проем, куда злая ведьма прыгнула следом.

...неровные доски причала с размаху саданули куда-то в бок, оставив на платье дырку, а в коже - несколько заноз. Кроме того, судя по неприятному хрусту, у нее сломался каблук. Тут бы выругаться, но Литта уже сказала всё, а повторяться не любила.
Под причалом тихо плескалась вода, вокруг было темно и совершенно тихо, как и должно быть в благопристойном, чинном Каэльфе, для которого было слишком много ведьмака и чародейки. Для которого пятна крови на причале на первый взгляд были чем-то из рук вон  - это если не знать, что утром их смоет случайной волной.
- Опоздали, сука, - сказала Коралл, опуская в кровь обрывок рукава, и будто только сейчас замечая Ламберта, - опоздали мы. Какая же херня здесь творится, ты только посмотри.
К счастью, всё закончилось не так давно: капля крови упала вниз, растворилась в воде, вызывая тени, отголоски случившегося, забавной, будто бы из лоскутов собранной иллюзией возникая на причале: вот шесть человек в капюшонах - нет, семь, седьмой несет в руках неподвижный сверток - вот рядом с ведьмаком горит призрачный факел. Нож поднимается и опускается. Вот за спиной чародейки раздается плеск и на причал выползает раздувшаяся тварь, похожая на огромного клеща, напившегося крови - синяя, покрытая трупными пятнами, вынюхивающая что-то в соленом ночном воздухе.
Настоящая.

[nick]Литта Нейд[/nick][status]не первая, не вернулась[/status][icon]http://s6.uploads.ru/dN9m3.jpg[/icon][sign]— Доктор, что это у меня?
— Боже, что это у вас?!
[/sign][info]Возраст: не спрашивайте
Раса: человек
Деятельность: чародейка, абортесса, светоч мировой безнравственности, борец с женским предназначением[/info]

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [06. 1261] Цена добродетели


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC