Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [05.1268] Моя большая нильфгаардская свадьба


[05.1268] Моя большая нильфгаардская свадьба

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.pinimg.com/564x/2d/58/59/2d585923e9966102f27ad1be65cc1cbf.jpg
Время: начало мая 1268 года
Место: Нильфгаард, Город Золотых Башен
Участники: Эмгыр вар Эмрейс, Цирилла
Краткое описание: свадьба императора - событие государственной важности, и оттого наверняка серьезное и тщательно подготовленное. Как так вышло тогда, что сенешаль пьян, назаирские розы - крашеные, а в поздравительном письме - записка с угрозами?
NB! Возможны первые брачные ночи и казни.

+1

2

С таким окончанием войны только праздники устраивать. Собственно, стоило сказать, что день не задался, но нет, не задался целый год, и делать с этим что-то было катастрофически поздно: несколько очень несвоевременных смертей, одно заключение под стражу, поражение, особенно финальное (нет, это не в хронологическом порядке, а по степени важности) и разочарование в собственных планах, окончательное и бесповоротное.
Отличный, мать его, конец весны.
Но худа без добра всё же не бывает, несмотря на то, что признавать это вслух Император не стал бы даже наедине с собой. Просто наблюдал, как теперь уже коронованную королеву Цинтры заваливают подарками, цветами и заверениями в вечной преданности - и, надо сказать, что во всех этих зрелищах самым интересным была безупречная выучка стеллиной воспитанницы. Да что там, покажи ему кто найденыша сейчас, Эмгыр бы… ну, скажем, у него могла возникнуть тень сомнения. В основном потому, что настоящей Цирилле было неоткуда взять такие манеры.
Это было даже забавно.

Вот так всё и решилось. Знать съезжалась в столицу, Белое Пламя жалел, что императорскую свадьбу нельзя устроить как-нибудь по-тихому, сдержанно выражал недовольство - то есть, он считал, что сдержанно, однако, Адерын, тщательно подбирая слова, докладывал, что придворные рассказывают страшные байки и считают, будто император с цепи сорвался. Если и были желающие позлорадствовать при этом, то издалека, в своем поместье и шепотом, остальные или восхваляли позорный мир искренне по причине того, что это хоть как-то, да кончилось, или по причине приобретения каких-никаких выгод, а кое-кто просто старался не привлекать внимание.
Зато весь город носился с охапками гирлянд и цветов, а дамы упоенно выбирали платья. Южане любили праздники, даже сдержанность двора перед этой любовью не выдержала и пала.
Малый двор вообще, надо думать, сдался гораздо раньше, но это были проблемы графини Лиддерталь.
Всё это очень, ну очень не ко времени, но в решение послевоенных проблем, к несчастью, входила эта проклятая свадьба - нет, не сам факт брака “к несчастью”, но все сопутствующие торжества и церемонии, мешающие разобраться с остальными важными делами, поэтому между подчиненными Кеаллаха и Малым советом развязалась почти такая себе война, и каждая сторона считала, что занимается делом, а другая бегает с таинственными лицами. Эмгыр считал, что все идиоты, и сообщал об этом по восемнадцать раз на дню, но от частоты повторений откровение потеряло педагогический эффект. Все так устали, что на самом деле хотели одного - выпить и спать, поговаривали, что даже Эвертсен уже месяц не был у любовницы, а сам Император в какой-то момент откровенно позавидовал Ваттье, который в перерывах между собраниями прохлаждался в подземелье и читал, чаще доклады, но перепадали и записки от сочувствующих дам.
Появилась даже мысль арестовать себя самого и тоже отправить под стражу, но быстро пропала. Это, в конце концов малодушно.
- ...и решили принять предложение виконта Эиддона, поэтому…
- ...на Ее Величестве будет облачение гербовых цветов королевства Цинтра…
- ...что позволит впоследствие понизить налоги и добиться…
- ...изображения Великого Солнца и гирлянды апельсиновых цветов, висящих на…
- ...региональной торговле и местных ремесленных цехах.
“А вот если я их всех сейчас прикажу казнить,” - думал Белое Пламя, безуспешно пытаясь собрать воедино оба доклада, - “Некоторое время будет тихо.”
“Едино” не собиралось, может, потому что не стоило и пытаться.
- ...Кроме того, у Вашего Величества после полудня встреча с Ее Величеством Королевой Цинтры Цириллой, закончил Мерерид, - И, осмелюсь доложить, господина Кеаллаха не могут найти со вчерашнего вечера.
- Ну, хоть одна хорошая новость, - скривился Эмгыр, - две. Две хорошие новости. Кеаллаха, впрочем, разыскать.
А то мало ли что.

+6

3

- Ваше Королевское Величество, - с пугающим блеском в глазах объявила графиня аэп Финнед, - мы все продумали.
Ее Королевское Величество, пока не вполне привыкшая к собственному величию, опасливо подобралась: излучаемый графиней энтузиазм разительно контрастировал с модной в империи аристократической безэмоциональностью, и оттого почти пугал - супруга одного из имперских генералов собою владела лишь чуть хуже Стеллы, и прорывавшиеся в голосе эмоции означали, что она пребывает в состоянии крайнего возбуждения. Малый двор свою задачу по устроительству торжества воспринял как-то даже чересчур серьезно - и Цирилла, робея перед решимостью нильфгаардских аристократок, одновременно понимала, что в данном случае дамы скорее пытаются угодить императору, чем будущей императрице.
И еще за этим всем, естественно, стояли интересы империи. Интересы империи в Нильфгаарде крылись вообще за чем угодно, и Цирилла готова была спорить, что они прятались даже за старым гобеленом, висевшим в ее покоях.
Еще там могли прятаться люди Ваттье де Ридо, которых, по здешним поверьям, можно было встретить совершенно где угодно.
Кстати о людях Ваттье де Ридо.
- Народ любит свадьбы, - говорил барон Редин Гвынвор, повторяя слова шефа разведки, который даже сидя в подвале умудрялся высказывать свое мнение по любому поводу, пусть и через третьи уста, - и своего императора, поэтому его свадьба - событие особенного масштаба. Гуляния, торжества - все это поможет отвлечь от не слишком удачного окончания военной кампании; а тот факт, что будущая супруга Его Императорского Величества - властительница северного королевства - позволит подчеркнуть, что в этой войне мы кое-что приобрели.
Новоиспеченная властительница северного королевства слушала и старалась не кивать - госпожа Стелла говорила, что это жест покорности, а покоряться королева Цинтры должна только императору. Всех остальных она великодушно выслушивает.
За сегодняшний день она великодушно выслушала уже человек десять, и великодушие Ее Величества постепенно сменялось тоской.
- ...будет символизировать каждую из провинций империи: назаирские розы, кедровые лапы из Маг Турна, золото Эббинга...
- На пиру подадут мехтскую форель и туссентское вино...
- Метиннское розовое!
- Нам нужно подумать, что делать c Гесо.
- Мы не можем просто проигнорировать факт его существования?
- Нет, это будет оскорбительно.
- Для кого, немытых разбойников?
- Тише, баронесса!
- Может, в Аттре поймают пару партизан? Их можно было бы помиловать в честь свадьбы. Или не помиловать - в любом случае вышло бы эффектно.
- Нет, нет, что вы такое говорите? Слишком мрачно.
Ее Величество взирала на малый двор благостным взором, за которым, как государственные интересы за гобеленом, крылась паника, и считала минуты до назначенной встречи с императором - его она отсчитывала по перемещению тени от колонны по мозаичному полу: полоса ее уже почти коснулась короткого луча выложенного смальтой солнца, значит, время идет к полудню.
Позабывшие о королеве придворные дамы в этот момент горячо спорили о том, какой длины должен быть шлейф у платья - когда руки Цириллы кто-то робко коснулся. Она встрепенулась, возвращаясь к действительности, но потревожившая ее виконтесса Тегыд истолковала движение Ее Величества как-то по своему и поспешила склониться в нижайшем реверансе.
- Ваше Королевское Величество, - со странной дрожью в голосе проговорила она, - мы нашли господина сенешаля.
Цирилла немного растерялась.
- А он пропадал? - робко уточнила она.
- Да, Ваше Королевское Величество. И Его Императорское Величество приказал его разыскать. Мы его нашли.
- Хорошо? - с сомнением похвалила виконтессу королева, не вполне понимая, чего та от нее хочет. - Мне передать это императору?
- Нет, Ваше Величество. Не сочтите за труд, пожалуйста... мы спрятали его у вас в покоях. Взгляните и вы все сами поймете.
Это выглядело как повод улизнуть из зала, и не воспользоваться им было бы крайне глупо.

Кеаллах аэп Груффыд был мертвецки пьян.
Цирилле редко доводилось в своей жизни лицезреть столь же пьяных людей - а пьяниц она успела повидать предостаточно - и зрелище это вызывало у нее какое-то странное смущение, будто она увидела что-то, чего ей видеть не полагалось: королева Цинтры некоролевски переминалась с ноги на ногу, испуганно глазея на сенешаля, и нервно теребила кружевную манжету. Стражники у дверей королевских покоев выглядели так, будто они тут совершенно ни при чем, но без их содействия, хоть бы и молчаливого, Кеаллах тут очутиться не мог.
- Я все равно не понимаю, - призналась Ее Величество.
Вместо ответа Тегыд грохнулась на колени так порывисто, что Цирилла отшатнулась было от испуга.
- Ваше Королевское Величество, защитите! Его Величество... он будет в ярости, а отец...
- Кеаллах - ваш отец?
- Да, Ваше Королевское Величество. Наш брат, Кагыр... он недавно погиб, и отец с тех пор... Ваше Величество, защитите!
- ...на Курганах Его Врагов! - объявил герольд пугающе близко.
Ее Величество от страха поперхнулась воздухом: видимо, где-то между вычислением длины шлейфа невесты и проработкой оформления свадебных аутодафе она потеряла счет времени - или император, обремененный какими-то такими же проблемами, потерял терпение, потому что королева была уверена, что до встречи осталось никак не менее четверти часа, и состояться она должна была точно не в ее комнатах.
Тегыд тоненько заплакала. Кеаллах неопределенно замычал.
Цирилла испуганно облизнула пересохшие губы.
- Ведите его в спальню - поспешно распорядилась она, - скорее. И молчок, хорошо?

+6

4

Знакомый, но неожиданный запах, наполняющий покои Ее Величества королевы Цинтры, заставил Эмгыра на секунду остановиться в дверях.
И он сразу понял, что дело здесь нечисто - вот гуль бы с ним, с запахом. Но у государственного интереса неожиданно блуждал взгляд, а гвардейцы так убедительно делали вид, что всё в порядке - сразу становилось ясно: не всё. Или всё не. Или вообще наступила вечная метель, а император не в курсе.
Это слегка раздражало, но больше потому, что за это короткое время император привык приходить в эту часть дворца за покоем и не всегда содержательными, но всегда умиротворяющими беседами - к сожалению, короткими. Оставалась надежда, что потом они станут длиннее, и еще… еще пара таких же. Надежд.
Словом, он хотел бы остаться наедине с  королевой Цинтры, принцессой Рована и Имлака, княжной Бругге и Соддена и всему этими сиятельными дамами, воплотившимися в одной, по рождению совершенно не сиятельной.
Впрочем, это если не видеть ее, стоящей спиной к полуденному окну.
Так вот, запах этот Его Величество имел случай обонять совсем недавно, в этот вот вторник, когда по недавно установившемуся обыкновению спустился в темницы к Ваттье де Ридо в компании Петера Эвертсена. Четвертый стакан стоял у них отдельно, полный и по обычаю обсыпанный солью, на тот случай, если Мэнно Коегоорн с того света вдруг решит присоединиться. В это никто из присутствующих не верил, но обычаи соблюдал. Это как-то дисциплинировало.
Правда, лимонная всё равно расставляла всё по своим местам.
“Нет,” - твердо заявлял Эмгыр виконту Эиддону, - “Я тебя отсюда не выпущу. Еще года два. Потому что, признай, ты неудачник. И не казню. Потому что ты мне нужен.”
Виконт печально матерился и наливал штрафную.
В общем, здесь было что-то от хорошей и очень пьяной мужской компании, а присутствие этого аромата в залитых солнцем комнатах Ее Величества ну-пусть-будет-Цириллы указывало на то, что происходит нечто из ряда вон выходящее.
Ну, или Малый двор изобрел новую моду.
Или шутливые опасения Стеллы воплотились в жизнь и не-Цирилла научила своих дам некоторым цинтрийким обычаям, из числа тех, о которых здесь не знали. И у них теперь свой женский кружок, а пьют они, скажем, по пятницам.
- Моя радость, вы сменили духи? - почти кротко поинтересовался Белое Пламя, которому внезапно стало очень смешно, - ландыши мне нравились больше. Вернитесь к ним, иначе подданные не поймут. По правде говоря, я сам не то, чтоб понял. Не хотите пояснить?
Шутки шутками, но как бы глупо всё это не выглядело, император был совершенно не уверен, что это не признак попыток втянуть неопытную еще госпожу государственный интерес в какую-нибудь многоходовую интригу из тех, что так любило, к примеру, геммерское семейство. Странно, что ее еще не начали рвать на части любители подобных развлечений - или не странно, потому что Живущий в Подвале знал свое дело и мало что упускал из виду.
Зато, с досадой подумал Эмгыр, если уж упускал, то с огоньком. Так, что потом годами расхлебывать.
Какой же ты, Ваттье, мудак.
Так, а теперь сначала: здесь надо было поднять ее из реверанса, осторожно поцеловать тонкие пальцы, следуя в этом случае очень простому придворному этикету, затем осведомиться о самочувствии Ее Величества - но вместо этого Деитвен поднял Ее Величество.
В воздух.
- Пьешь тайком, государственный интерес? - с ехидцей спросил он, сжимая в обеих руках совершенно бесплотную талию, - понимаю. Но ты бы хоть с вина начинала, оно же вкусное.

+6

5

Менее всего на свете Цирилла хотела пояснять происходящее. Когда император принялся с порога задавать неудобные вопросы, она обмерла, явственно ощущая, как подкашиваются ноги: без пяти минут супруг все так же с легкостью вгонял Ее Величество в полуобморочное состояние, но в собственное оправдание королева Цинтры могла бы сказать, что подобное действие Эмгыр производил на многих людей, включая вояк сурового вида, на первых взгляд не выглядевших ни впечатлительными, ни ранимыми. Вся затея внезапно показалась Цирилле глупой, опасной и недальновидной; и Солнце знает, на что она вообще рассчитывала - ясное дело, Эмгыр почувсвует запах, от Келлаха же разило, как от винокурни, и в покоях пришлось бы долго проветривать, чтобы вездесущий запах пропал совершенно.
Вот и как теперь объяснять присутствие пьяного сенешаля у нее в спальне?.. Нет лжи, которая не рассердила бы Эмгыра, а правда его рассердит уж точно.
Цирилла переступила с ноги на ногу, отчаянно стараясь не выдать ужаса, лихорадочно соображая, что ответить - и потому от внезапного движения императора в первый момент задохнулась...
И тут же заулыбалась: Его Величество явно был настроен благодушно, и хоть поспешный план ее оказывался не таким уж мудрым, хорошее настроение Эмгыра оставляло ей шансы отшутиться.
- Оно кислое, - смущенно оправдывалась Цирилла, неуверенно опуская ладони на плечи императора, и на бледных щеках ее разливался смущенный румянец, - а у графини аэп Финнед собственная винокурня. Лучший напиток во всей Геммере, представляете, Ваше Величество?
И, не удержавшись, по-детски чуть-чуть поболтала ногами - благо под тяжелой юбкой заметно не было.
Она, естественно, совершенно не разбиралась в сортах ушки, и слова графини принимала на веру - а та о своей винокурне рассказывала чаще, чем о сыновьях, и в целом детище свое любила определенно сильнее детей, ничуть этого не смущаясь. Может, разговор сейчас переключится на обсуждение алкогольных напитков - и тогда Ее Величество сможет блеснуть своими знаниями в области геммерских дистиллятов - и все произошедшее позабудется, как незначительное недоразумение.
Когда Эмгыр опускал ее на пол, она испытывала кроткую тоску, которой сама стеснялась.
- Пойдемте в сад, Ваше Величество? - с непритворным восхищением попросила Цирилла, опуская тонкие пальцы на широкую ладонь императора и сознательно пропуская мимо ушей его первый неудобный вопрос. - Там сейчас все цветет, чудо как красиво. Я покажу вам...
- ...нашу до-о-олю постыла-у-у-ю! - протяжно затянули за дверью, но песне сенешаля, видимо, поспешно наступили на горло, потому что из спальни послышался приглушенный шум, похожий на звуки борьбы.
Цирилла опять почувствовала, как слабеют колени - улыбка с ее лица пропала моментально, и под пугающе тяжелым взглядом императора королева Цинтры вытянулась, как струна, явно готовясь принять удар.
Вот теперь отпираться, пожалуй, было бессмысленно.
- Не казните, Ваше Величество, - дрожащим голосом произнесла она, стремительно бледнея, и непонятно было, просит она за Кеаллаха или за себя, - прошу вас, проявите милосердие. Это я...
- ...одарила ласками, - грянуло из спальни, и Ее Величество подавила желание зажмуриться, - ласками огневыми!

+6

6

Идиотизм происходящего по накалу и концентрации превосходил всю подготовку к свадьбе, обсуждение положений мирного договора и причины поражения при Бренне, вместе взятые, причем те хотя бы складывались из большого количества факторов,  а здесь можно было наблюдать чистейший, концентрированный, ничем не разбавленный…
Было у Его Величества слово, которым можно это назвать, более того, он подозревал, что Ее Величеству оно тоже знакомо, но в том и состоит этикет - не говорить первое, что пришло в голову, даже если очень хочется.
- Фальшивит, - коротко резюмировал Эмгыр, а про себя добавил: “скотина пьяная”. И это было всё, что он для начала мог произнести вслух. У него, разумеется, было много вопросов - к гвардейцам охраны и их командору, к дамам Малого двора и графине Лиддерталь, к Ее Величеству королеве Цинтры, если уж на то пошло, но один взгляд на последнюю заставлял подозревать, что тут-то она и кончится, причем задолго до вопросов.
- Эээх солдатские сапожки-и, сколько видели дорог!
Но одному человеку тут всё-таки было хорошо.
Деитвен помолчал. Помолчал еще. В этом молчании прямо читались все необходимые предлоги и междометия.
А потом притянул будущую жену за плечи и отечески поцеловал в макушку.
- Не казню. Если заткнется, даже не сошлю. Пойдем, посмотрим.

А смотреть, признаться, было на что. Чудом не упавшая в обморок баронесса Тегыд безуспешно пыталась то ли привести отца в чувство, то ли успокоить, чтобы он, наконец, уснул. Поскольку она сама не решила, чего хочет, дело не продвигалось никак, а Кеаллах, как любой старый вояка, мог упиться до беспамятства, но оставаться на ногах, чем сейчас успешно и занимался.
Дочь его при виде императора плавно опустилась в реверанс и… больше из него не поднялась, поскольку нервами была далеко не так крепка, как папенька. Главный зритель этого представления молча прижал пальцы к глазам, то ли в честь начавшегося задолго до рассвета дня, а то ли отказываясь верить увиденному.
- Так, - сказал он гвардейцам, придерживая за талию Ее Величество королеву Цинтры, - сенешаля взять.
В ответ на испуганный зеленый взгляд добавил:
- Привести в порядок и сознание. После заката чтобы был у меня. Баронессу унесите… куда-нибудь, где там оживляют дохлых куриц.
Надо полагать, Великолепная Стелла будет особенно счастлива: и это еще хотя бы весь Малый Двор за дверью с любопытством и восторгом не наблюдал триумфальное шествие ребят из “Имперы” в обнимку с Кеаллахом, который был очень возмущен их нежеланием петь хором. Баронессу попросту унесли. Обоих - в коридор для прислуги.
- Прекрасно, - негромко одобрил вслед Эмгыр, - теперь осталось сочинить объяснение тому, как вы выучились петь пропитым басом, Ваше Величество, и дело решено. Но за спасение от графини Лиддерталь я беру высокую цену.
Император развел руками и опустился в кресло, подхватив с мраморного пола какой-то конверт, то ли оброненный баронессой, а то ли соскользнувший с резного бюро.
- Еще поздравления. Я их обычно сжигаю. Итак, вернемся к цене - ты же понимаешь, что благодарностью не обойдется?
Не смешно, но с несмешной частью он разберется потом, когда она - Солнце, ну как ее звать-то, не Цириллой же - перестанет дрожать.

+6

7

В нарушение этикета королева Цинтры, не таясь, вытерла вспотевшие ладони о подол платья: лишь чудом не последовавшая за баронессой Тегыд в блаженное беспамятство, она сейчас пыталась унять бешеное сердцебиение мыслью о том, что в итоге все закончилось удивительно хорошо, потому что сжигал Его Императорское Величество не только поздравления, и порой - по причинам не столь очевидным, как пьяный дебош в спальне будущей жены. Привычки лукавить в таких вопросах Эмгыр тоже не имел, и раз Кеаллаха отправили не в тюрьму, а в постель, это означало, что казнь откладывается как минимум до момента их разговора с монархом; а там - если Его Величество будет все так же благодушен - может и вообще обойдется без эшафота...
В общем, день начинал налаживаться.
Цирилла приосанилась и мягко отобрала из рук у императора злосчастный конверт, удивляясь собственной новоприобретенной смелости.
- Не надо, - укорила она Эмгыра, - что в них плохого? Сожгите лучше ковирского посла, Ваше Величество, он очень утомительный.
Мастерству невозмутимо шутить про сожжение людей Ее Величество королева Цинтры научилась в обход воспитания графини Лиддерталь и почти безотчетно, потому что это в некотором роде было очередной имперской особенностью: шутливое отношение к казням, по всей видимости, несколько отвлекало здешних аристократов от страха перед ними же. Ковирский посол, к слову, возможно, и не заслужил эшафота, но стоил пристального внимания имперской разведки: за его галантными речами и в его настойчивых знаках внимания Цирилле, неискушенной в интригах, но от природы осторожной, чудилась недобрая заинтересованность, и она в свою очередь, пользуясь не до конца развеянной репутацией одичавшей принцессы, посла сторонилась, демонстративно не понимала намеков и всячески избегала встреч.
Того недалекая цинтрийская скромница уже явно начинала сердить: за цветистыми комплиментами все более явно чудилось раздражение, и Цирилла с затаенным облегчением ждала момента, когда он окончательно поставит на ней, как на фигуре на политической доске, жирный крест.
- Я готова на все, Ваше Императорское величество, - с преувеличенной серьезностью проговорила королева Цинтры, низко склоняя голову, - спасение от госпожи Стеллы - подвиг, которому нелегко назначить цену. Однако если мне будет позволено высказать предложение... Давайте возьмем поздравления, - с каким-то детским воодушевлением закончила она, - пойдем в сад и будем там их читать! Они наверняка глупые и над ними можно будет посмеяться. Там есть чудесная беседка, Ваше Величество, там нас никто не найдет. Даже ковирский посол.
Притаившийся в тени олив весь заросший диким виноградом павильон, расположенный в самом дальнем конце дворцового сада, с некоторых пор стал любимым местом уединения Ее Величества - там можно было на какое-то время скрыться от утомительного внимания и пристальных взглядов; и - что немаловажно - он оказывался достаточно просторен, чтобы в нем могли спрятаться двое. Все это Цирилла заговорщицким шепотом излагала императору, пока подхватывала с бюро рассыпанные там приглашения, особое предпочтение отдавая тем, что были запечатаны гербами имперской аристократии - самые веселые наверняка будут от южных князей, те известные затейники и так себе ораторы, а их попытки казаться благодушными достойны балагана отдельного имени.
Путь к саду лежал через длинную галерею - суетившиеся там слуги бросали работу, спеша склониться в поклоне перед императором, и Цирилла походя рассказывала все, что успела услышать от своих придворных дам, намеренно коверкая факты, чтобы повеселить Его Величество: тут будут апельсиновые венки, здесь туссентская форель, там мехтские елки - или все наоборот? - вот там повесят партизан из Аттре - ой, нет, гобелены оттуда же, а куда партизан поставят, дамы еще не решили, у вас есть соображения, Ваше Величество? Говорят, вы мастер сервировки.
В конце галереи, у начала садовой дорожки, пышными облаками громоздились...
- Назаирские розы! - восхищенно представила Ее Величество букеты императору. - Вживую еще красивее, чем на картинках. Я и не думала, что они бывают такого цвета.
Лазурь лепестков спорила по яркости с оттенком ясного нильфгаардского неба в июньский полдень. Увязанные в огромные цветочные шары, розы готовились занять свое место среди украшений зала - восхищенно оглядев дары назаирских садовников, Цирилла протянула было руку, чтобы оборвать выбившийся из букета розовый лист, не замеченный, видимо, автором композиции, но недоуменно замерла.
Лист был отчетливо синим. Не ярко-голубым, как лепестки, но вполне заметно подсиненным, будто дворцовые прачки постирали его вместе с белым бельем - Ее Величество настороженно оглядела лист, потом букет, потом скосила глаза на императора, пытаясь понять, стоит ли привлекать его внимание к этому загадочному факту, и по взгляду Эмгыра поняла, что тот сам уже все заметил.
И это явно означало что-то плохое.

+4

8

- Жечь чужих послов - недипломатично, - наставительно сказал Эмгыр, - Вашему Величеству пригодится еще эта умная мысль. Впрочем, можно сжечь его вместе с Ковиром когда-нибудь потом.
Ее Величество стремительно училась, в том числе и плохому - правда, не сказать, чтобы это огорчало. Деитвен  наблюдал за этим, как наблюдают хищники за детенышами, впервые начинающими выпускать когти, и точно так же поддерживал игру, зная, что потом это будет полезно. В разговорах, которые действительно требуют шуток глубокого черного цвета, модного при нильфгаардском дворе.
Возможностью же прогуляться с ней наедине пренебрегать не стоило, эти встречи, возмутительно редкие в преддверии свадьбы, обеспечивали ему такое спокойствие и непривычное даже благодушие, которых хватало потом надолго, главное - правильно вдохнуть.
Но, естественно, всё не могло просто быть хорошо. Шли себе люди погулять в дворцовых садах, обсуждали что-то, один из этих людей даже не откусывал никому головы по дороге, демонстративно не замечая поклонов и реверансов, потому что был - на счастье всех встречных - слишком увлечен беседой.
- Потому что это не назаирские розы, Ваше Величество, - с усмешкой сказал император, снова подставляя локоть под невесомую ладонь, - и подобные вещи случаются, когда сенешаль допивается до потери сознания. Смотрите и запоминайте, вам пригодится это для понимания того, как нельзя упускать из виду то, что поручено другим людям.
Удивительно, но и это его не разозлило, поэтому все причастные будут наказаны, но без каких-либо личных претензий. Может, с легким раздражением.
Возможно, вместо роз повесят партизан из Аттре: к моменту начала празднований они должны быть достаточно синие.

Условно возможное уединение в императорских садах измерялось только количеством слуг, безмолвно возникающих, когда в них была необходимость, и полным отсутствием поблизости придворных, чье присутствие Эмгыр когда терпел, а когда - не слишком, но за три, что ли, или четыре такие встречи, произошедшие с момента возвращения в столицу Королевы Цинтры, принцессы Рована и Имлака, княжны Бругге и Соддена, и как там ее еще, Солнце Великое, дай сил запомнить, камергер понял всё очень хорошо. Поэтому в такие моменты к ним не приближался никто из имевших право заговорить. Или хотя бы ожидающих разрешения.
- Я начну. Если хочешь, перебирайся ближе, - устроившийся в кресле Эмгыр сощурился на водяную пыль, которую ветер сносил в их сторону, и удовлетворенно кивнул. В Львином дворике обычно было почти прохладно, но сейчас от палящего весеннего солнца спасал только фонтан, да вот еще ледяное молодое вино, которое здесь уже ждало: беспощадное столичное лето знать не знало ни про какой там еще календарь.
В кресле было достаточно места для двоих, но, конечно, она этого не сделает. Стелла, этикет, прочее, чем следовало бы быть довольным, но почему-то печально. Император Севера и Юга некоторое время назад осознал, что совершенно не знает, как обращаться с юными девами, которые годятся ему в дочери. В таких обстоятельствах.
Так что она сидела, как бабочка у воды, а он опасался вдохнуть.
- Смотри-ка, государственный интерес. Анонимные поздравления. У тебя такое уже было? - распечатав плотный белый конверт, Эмгыр пробежал глазами по строчкам, - заверения в бесконечной преданности, комплименты…
Брови его поднялись как раз в момент, когда затянулась пауза.
- Виконта Эиддона сюда.
Камергер, остающийся на своем месте только потому, что понимал приказы и без слов вовсе, даже не замешкался - прекрасно понимая, что император пока в своем уме и памяти не потерял, так что, если требует достать из подвала опального начальника разведки, значит, имеет в виду именно это.
- Теперь твоя очередь.

+3

9

Совместный пост

Поспешно исчезнувшего камергера Цирилла проводила обеспокоенным взглядом: по лицу Эмгыра невозможно было прочесть даже намека на то, зачем ему вдруг мог прямо сейчас понадобиться опальный шеф разведки, но неожиданность приказа - пугала, и Ее Величество помедлила, прежде чем вернуться к прерванному занятию.
Под пальцами хрустнула сургучная печать с оттиском коронованной рыбы.
- Его Высочества, - чтение на нильфгаардском все еще давалось ей с усилием, - Орм, Горм, Хорм, Гонзалес, Аля, Валя, Нина, Полина, Мальвина и Аргентина Акерспаарк...
Цирилла запнулась и подняла недоуменный взор на императора - отсутствие поблизости придворных дарило бесценную возможность задавать дурацкие вопросы без опасения прослыть дурочкой.
- А... это один человек или трое, Ваше Величество?..
- Это, - грустно сказал Деитвен Аддан ын Карн аэп Морвудд, которому были не чужды подобные проблемы, - выводок чудовищ.

Шефа разведки предъявили императору в рекордно короткие сроки - всего через четверть часа. Извлеченный из подвалов замка виконт Эиддон выглядел непривычно помято, кланялся непростительно неловко и болезненно щурился от солнца, ставшего ему, видимо, за последние недели непривычным - Цирилла успела сначала позлорадствовать злоключениям столь холодно относившегося к ней Ваттье де Ридо, но почти сразу, со свойственной ей сердобольностью, пожалела: выглядел виконт нездорово бледным.
Хотя причина этого могла крыться не только в недостатке солнечного света.
- Мне оставить вас, Ваше Величество?
Виконту Эиддону император совершенно не сочувствовал, и даже не потому, что в отличие от невесты добрым сердцем и незамутненным взглядом на мир не обладал. Скорее потому что совершенно точно знал природу и бледности Ваттье, и его светобоязни. А ведь предупреждал же ночью не мешать лимонную с ушкой.
- Останьтесь, Ваше Величество. Это и вас касается. Виконт, - Эмгыр указал на свободное кресло, небрежным жестом протягивая письмо несчастному узнику. Но в конце сжалился, - Мерерид, пусть нам принесут кадфы. Холодной. Итак, что ты об этом думаешь, Ваттье?
В единственном полуоткрытом глазу виконта читалось нечто похожее на благодарность - впрочем, второй глаз шеф разведки распахнул едва в руки ему попала злосчастная записка: Ваттье несколько раз пробежал ее обеспокоенным взглядом, покосился на топчущихся вдалеке придворных и в нарушение этикета исподлобья взглянул на императора.
- Это может быть блеф, Ваше Величество, - осторожно произнес де Ридо, - и провокация. Но надо проверить. Это может быть кто-то из числа тех, кто... доставил Ее Величество в крепость Настрог.
Цирилла встрепенулась, услышав знакомое название, и испуганно подалась вперед - дурное предчувствие, рожденное вызовом шефа разведки, стремительно превращалось в панику, сдерживать которую Ее Величеству удавалось только усилием воли. Ее похитителей не вспоминали к добру; тем более - так неожиданно и при таких обстоятельствах, да еще и накануне свадьбы; и воображение уже рисовало Цирилле картины одну страшнее другой, первейшей из которых было позорное возвращение в этот самый Настрог.
- Что это значит? Что случилось, Ваше Величество?
Эмгыр кивнул:
- Может. Я хочу, чтобы это проверили. И еще я хочу, чтобы этого человека нашли.
- Его найдут, Ваше Величество.
- Ты не дослушал. Нашли и немедленно потеряли, так хорошо, чтобы не нашел больше никто и никогда, - опустив ладонь на холодные пальцы будущей жены, император спокойно сказал, не считая нужным скрывать правду, - автор письма утверждает, что знает о твоем происхождении. Не слишком ясно, чего он хочет этим добиться, но люди виконта это выяснят.
Краска моментально исчезла со щек Цириллы: затравленным взглядом поглядев сначала на императора, а потом на виконта, она сжалась, как от удара, судорожно вцепляясь в руку Эмгыра - сбылись самые страшные ее кошмары, и будущее, светлое будто бы, вдруг сжалось в сияющую точку - крошечную, далекую, и недосягаемую, одинокую во мраке.
- Свадьбу отменят?.. - слабо пролепетала Ее Величество, стараясь не потерять сознание.
Склонившийся над чашкой Ваттье де Ридо недоуменно приподнял бровь.
- Простите, Ваше Величество?
- Свадьбу. Ее придется отменить?
- Зачем, Ваше Величество?
- Но если кто-то знает... А если он всем расскажет... и все узнают, и тогда...
- При всем уважении, Ваше Величество, - произнес опальный шеф разведки, и в голосе его чудилась снисходительность, - это Нильфгаард. Никто ничего не узнает, пока Его Величество того не пожелает. Позволите еще кадфы, Ваше Величество?

+3

10

- Пей, - махнул рукой Эмгыр, который, вопреки слухам, вовсе не был бессердечным монстром. Ну разве что самую малость, но не так, чтобы оставлять похмельного Ваттье умирать без помощи. Сам, обернувшись к Рианнон, понял, что Ее Величество, похоже, пора спасать - в преимущества нильфгаардского менталитета и государственности она явно не верила, твердо собиралась в какой-нибудь обморок, и, может, малодушно подумал Деитвен, это даже к лучшему, потому что даст возможность прогнать всех прочь. Правда, интуиция и опыт подсказывали, что это всё будет иметь мало отношения к показательным обморокам придворных красавиц, и ничуть не будет похоже на романтические сцены с картин эпохи Торресов - впрочем, это тоже хорошо. Культуру этого периода Эмгыр недолюбливал за кричащее туссентство и участвовать в подобном отказывался, потому при дворе ходили легенды о том, как Его Величество бессердечно велел передать упавшей к его ногам графине Бруаннэ, чтобы впредь выбирала другие места для отдыха.
Здесь явно был иной случай.
- А теперь иди, - император взмахом руки отпустил де Ридо и его конвой, но через паузу добавил, - возьмите для виконта кадфу. И лед.

Жизнь такое дурацкое мероприятие, никогда не знаешь, чем обернется. В не слишком скорбящем о поражении Нильфгаарде (и все понимали, почему) всё же хватало проблем после завершения войны, и таких, которые приходилось решать немедленно, а тут, посмотри-ка, цирк какой-то, бродячий. Возможно, цирком это делало присутствие будущей жены с ее определенно свежим взглядом на вещи.
В этом кабинете он был как нельзя кстати, слишком уж здесь всё серьезно: и, требуя королеву Цинтры к себе на вечернюю аудиенцию, Деитвен надеялся, что они вдвоем хотя бы поговорят - ей это, кажется, нравилось, а он ничего больше не предпринимал. Спугнуть, что ли, боялся - бес его знает. Насколько же всё проще, когда тебя не волнует, что подумает женщина, которой… Нет, слово “добиваться” здесь совершенно неуместно.
Растерянность была крайне, крайне непривычным ему чувством, здесь следовало немного отыграться.
Вот Эмгыр к фамилии этого визитера привык, а Ее Величество королева Цинтры - еще нет, но очень старалась сдерживаться. Стеллина выучка была безупречна, и на бледном сосредоточенном лице можно было только очень приглядевшись усмотреть тень того особого напряжения, которое…
- Граф Гованнон Муир вар Трахерн! - объявил Мередин. Рианнон, бедная, кажется, вздрогнула.
- Некоторые нильфгаардские имена и правда большое испытание для северян, - как бы в воздух заметил Деитвен, вручая несчастной девочке свой кубок, - глотни, только не смейся. Знаешь, как мне тяжело было?
- Вы издеваетесь, - жалобно заметила будущая императрица Юга и Севера, - вы, Ваше Величество, просто издеваетесь. Вы специально.
- Ну конечно, - император невозмутимо кивнул и без перехода продолжил на непринужденном всеобщем с отчетливым цинтрийским выговором, - Эмрейсы веками выводили поколения отборных Трахернов, только чтобы обеспечить тебе этот час здорового смеха на аудиенции. Между прочим, говорят, он оправдывает свою фамилию так, будто посвятил этому всю жизнь.

+2

11

Граф вар Трахерн, варварскими языками не владевший, пребывал в блаженном неведении относительно предмета разговора императора с невестой - приосанившись, он ожидал, когда августейшее внимание обратится на него, и, едва поймав на себе взор Эмгыра, согнулся в элегантном поклоне.
- Ваше величество, - возвестил достойный сын Нильфгаарда, - я, Гованнон вар Трахерн, от своего имени и от имени всего достойного семейства вар Трахернов поздравляю вас с помолвкой и грядущей свадьбой. Спешу заверить, что род вар Трахернов служил и будет служить...
Взгляд Цириллы сделался отсутствующим: она вдруг поняла, что независимо от фактической длительности, это будет очень долгая аудиенция: Гованнон вар Трахерн определенно гордился как родовым, так и личным именем, не упускал возможности напомнить их венценосным слушателям и на четвертом повторении Цирилла по достоинству оценила доброту императора, заботливо вручившего невесте кубок, в котором можно было бы спрятаться от ужасов Нильфгаардских имен.
Со стороны казалось, что Ее Величество внезапно чихнула, и Гованнон не преминул поинтересоваться добрым здравием будущей императрицы.
- Благодарю, Ваша Светлость, - невнятно пробубнила Цирилла откуда-то со дна кубка, - легкая простуда... ветер... с Альбы...
Граф понимающе кивнул и вернулся к перечислению всех заслуг вар Трахернов перед империей. Судя по длинному перечню потомков, Эмгыр не преувеличивал - фамилию граф отрабатывал не только добросовестно, но и с удовольствием, ибо только на чувстве долга двенадцать детей сделать было бы проблематично; и про себя Ее Величество сочувствовала его супруге.
- Вы бывали в Цинтре, граф? - очень напряженно произнесла Цирилла.
Гованнон почтительно склонил голову.
- Не имел счастья бывать на севере, Ваше Величество. Однако если вы рекомендуете...
- Нет, - с необъяснимой поспешностью перебила королева Цинтры, заставив вар Трахерна удивленно вскинуть брови, - нет, это было просто праздное любопытство.
И, помедлив, с какой-то странной мукой на лице прибавила:
- Не ездите на север, граф.

- Это было нечестно, - сурово упрекнула Цирилла Эмгыра, едва за кланяющимся визитером закрылась дверь. - Я надеюсь, вам хотя бы было весело.
Мерерид, притворявший двери неодобрительно посмотрел на Ее Величество, и та не вполне понимала, чем заслужила осуждение сурового камергера: фактом обвинений в адрес императора или тем, что большую часть аудиенции провела, отгородившись от посетителя кубком, из-за которого время от времени покашливала.
- Если мне будет позволено высказаться, Ваше Величество, - со свойственной въедливостью заметил Мерерид, - вар Трахерны - весьма влиятельный род, и их расположение весьма ценно. Граф Гованнон и графиня Аминет...
Цирилла, уже успевшая отставить в сторону будто бы бесполезный кубок, умудрилась поперхнуться воздухом и до слез закашляться. С лица королевы Цинтры можно было ваять аллегорическую маску отчаяния - в бесстрастное лицо камергера она вглядывалась, надеясь различить там хотя бы намек на шутку, но тот, по всей видимости, шутить просто не умел.
- Как... простите?
- Аминет, - сдержанно повторил Мерерид, - графиня Аминет вар Трахерн.
Ей не в добрый час припомнились двенадцать юных вар Трахернов, обязанных своим существованием госпоже Аминет, и взгляд Цириллы опять стал прозрачным. В конечном итоге, думалось ей, она ведь простая девка из коровника. Настоящей Цирилле, думала она, все это наверняка не казалось бы странным; но боги, о боги, о боги; Аминет вар Трахерн, двенадцать детей... это же, считай, разгадка.
Высказывать все пришедшее на ум вслух она, однако не стала - не при Мерериде, во всяком случае.
- Непривычное имя. - сипло оправдалась Цирилла.
- На Старшей речи amynedd означает "терпение", Ваше величество.
Ее Величество королева Цинтры наконец откашлялась.
- О да, - сказала она, - о да, попади она на север, терпение ей бы понадобилось. Ваше величество, вы не знаете, они специально друг друга искали?..

+4


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [05.1268] Моя большая нильфгаардская свадьба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC