Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [04.1269] Копи безумия


[04.1269] Копи безумия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sf.uploads.ru/t/EP39F.jpg

Время: несколько дней апреля 1269 года
Место: Империя Нильфгаард, Торред — процветающий шахтёрский городок на границе графства Лиддерталь; и всё, что рядом
Участники: Телор аэп Ллойд, Стелла Конгрев
Краткое описание: Богатству графства Лиддерталь угрожают, и угроза идёт из самых недр рудников, которые стали залогом процветания этих земель. Говорят, что в пустых туннелях слышат нечеловеческие голоса; говорят, что те, кто задерживается до ночи, не возвращается прежним; говорят, что рабочие разрыли древнее проклятие, и оно начинает убивать.
А где есть магия и убийства, там всегда найдётся место для старого недоброго друга из Бюро Особых Расследований.
NB! Страшные люди, страшные дела, страшные сказки.

+2

2

Говорили, что в пустых тоннелях слышали нечеловеческие голоса, стоны и повизгивания, а иногда – слова, и каждый, кто слышал их, выходил с разбавленными сединой висками. Ещё говорили, что в карьерах видели людей с псиными головами и пауков размером с лошадь, а сами лошади летали по небу и дышали огнем и льдом. Для Дикой Охоты был неподходящий сезон, в реальности всех остальных россказней Телор аэп Ллойд сильно сомневался, но просьбе разобраться, что на самом деле происходит и почему даже самые жадные работники отказываются спускаться в штрек даже тогда, когда им предлагают двойную оплату, отказать не смог.
Точнее, разумеется, мог, но старая недобрая дружба для людей подобных статусов подразумевала взаимовыручку, а в делах магических как раз наступила короткая передышка, вполне позволяющая главе Бюро бессовестно скинуть все свои обязанности на заместителей и отправиться туда, что формально называлось неофициальным расследованием в помощь сиятельной и сияющей госпоже Стелле Конгрев, графине Лиддерталь, а фактически самому Телору представлялось как пара дней отпуска вдали от политически-магических вопросов - полных светских бесед, нескольких ни к чему не обязывающих прогулок на рудники, и хорошего вина.
Ну, он на самом деле понятия не имел, что думает по этому поводу графиня Лиддерталь, поэтому вино привез с собой.
Точнее, не совсем с собой.
Если быть совсем точным, Телор был смертельно пьян с самого утра, но, как и положено светскому персонажу с таким опытом, таким возрастом и в таком социальном положении, по его виду об этом сказать было нельзя. Разве что маг порой изменял своим обычным устало-скучающим интонациям, когда говорил вслух.

Места здесь были своеобразно живописными. Выработки сложно было назвать классической красоты пейзажами, и воздух здесь был насыщен рудниковой пылью даже там, где работа стояла. Внизу всё было рыжим, и оставалось только представлять в красках, что произойдет с одеждой при соприкосновении с приземленной реальностью, поэтому вряд ли кто-то горел желанием спускаться и выяснять все подробности лично. Для начала было решено переговорить с управляющим и приказчиками.
День для апреля выдался довольно жарким, что только добавляло скепсиса в вопрос о дальнейшем расследовании – здесь бы просто пожелать в кресле в тени распускающихся персиков, поразмыслить о вечном в компании с кувшином, и выдать плетей тому, кто вовремя не уследил за своими рабочими, а теперь напридумывал всяких сказок, чтобы скрыть свои огрехи.
Это было основной рабочей теорией Телора, уверенного в том, что в людской натуре он собаку съел, и поэтому россказни приказчика, на руднике которого вот буквально на прошлой неделе пропал целый десяток людей, он слушал вполуха и дремал с открытыми глазами.
- …того, который вернулся, я, конечно, приказал выпороть, - медлительно, делая паузу перед каждым словом, говорил приказчик, - но вот что странно, пришел он седой как лунь, а ведь едва двадцать лет стукнуло. Секут его – а он не голосит. Только про девку какую-то говорит. Мертвую. Но откуда мертвым девкам в забое взяться? Все местные бабы наперечет. Выработки стали меньше - стоит только солнцу закатиться, так все по домам и сидят, ставни закрыли. А потом замолчал и так никто его разговорить и не может. Совсем сбрендил, работу забросил, шатается по поселению, глаза долу и…
Телор не выдержал, прищурил один глаз. Так стало терпимее – невыносимо яркие солнечные лучи почти слепили, и ажурная тень почти не спасала.
- Я не помню, рассказывал ли вам, - невпопад, не обращая внимания на приказчика, произнес он, обращаясь к графине, - однажды мои люди отправились изучать руины черных сеидхе. Главный вход завалило, но у них был проводник из местных, здоровый такой парняга, вызвался, значит, проход по карстовым тоннелям показать. Так вот, он в одном месте застрял намертво. Шел последним, а впереди как оказалось – тупик. А порода хрупкая, и значит, три дня торчал он там, потом сдох, так ребятам пришлось его ритуальными кинжалами порезать и по куску вытаскивать. Говорят, что за эти три дня чего попало в темноте навидались. Сознание картинки начинает строить. Там не только девки, там всякое…
Оборвав себя на полуслове, Телор все-таки подпер подбородок ладонью. С прищуром посмотрел наконец на приказчика.
- Больше фактов. Сколько пропало людей, сколько найдено мертвыми, сколько вернулось без ума. Басни, как ты видишь, я и сам горазд рассказывать.

Отредактировано Телор аэп Ллойд (20.12.2017 16:37)

+3

3

В отличии от своего милого друга, Стелла была трезва до печального — и печальным оно становилось всё стремительнее: с каждой фразой приказчика графиня убеждалась, что это было ошибкой и порочной практикой, и без бокала крепкого полусладкого тут три беса себя рога пообломают с такими управляющими и помощниками. А она не была бесом и обламывать ей было нечего — во всяком случае себе; она была всего лишь хрупкой женщиной, которой приходилось разбираться с проблемами, чей масштаб изрядно тяготил голову.
Что хуже — с проблемами, которые от неё пытались скрыть.
И это тоже была ошибка. Очень большая ошибка, за которой следовало наказание.
Но до поры о своём отношении к произошедшему госпожа Лиддерталь молчала, позволяя говорить поверенному. Она даже изредка ему улыбалась — ласково-ласково, как умственному инвалиду, но не испытывая при этом никакого сочувствия к тем проблемам, которые он в скором времени заполучит уже на свою голову.
Все эти улыбки и видимое благодушие значили мало: под их надёжным покровом Эстелла мысленно проклинала и нестерпимое весеннее солнце, и чрезмерно затянутый корсет дорожного платья, и речь мужчины — отвратительно неспешную на её вкус. Проклинала всё разом и находя каждый их элемент особенно неприятным. Хотя со стороны могло показаться, что графиня с неким одобрением оглядывает пейзажи, не обращая внимание на всё прочее: она даже расположилась так, чтобы иметь возможность созерцать пространство, — на деле она не только очень внимательно слушала, но и планировала дальнейшее: расспросить седого — ответит-не ответит, а всё равно как-нибудь отреагирует; поговорить со старшими из работников, с их семьями...
Если это сознательный саботаж, кто-то должен был обогатиться за его счёт — и не всякий из рабочего люда сможет скрывать и скрываться — да и где тут скрываться, если не в горах.
...понять кто пропал — из семейных ли, одиночек, что за душой имел? Поднять финансовые бумаги: кто прикупил себе дом получше, кто вдруг дочке заказал тканей богаче да побольше или сына отправил учиться в крупный город; кто стал больше пропивать и проматывать в таверне — там играли, Стелла знала. Кто первым закричал «волки» и стал клясть тёмные силы во всех бедах славного городка Торреда?
А если всё же эти силы были?..
Хорошо, что в этом душном месте она была не одна, с Телором. И из-за историй тоже — это было  лучшее, что графиня слышала за последние несколько дней. И самое правдоподобное.
Она заговорила раньше приказчика, не давая тому выдавить из себя и слова.
— Знали бы вы, господин аэп Ллойд, с каким удовольствием я послушала эту историю в более приятной атмосфере и под вино. Но об этом после... Господин Увир, распорядитесь пригласить к нам того, поседевшего, хочу видеть его лично. Также объявите о награде: горсть флоренов и гривну тому, чья информация о происходящем в забое подтвердится. Правда, мне нужна правда. Пусть рассказывают про виновных, про то, что именно слышали, свои версии, указывают на места, где им недоброе привиделось — что угодно. Что окажется истиной, за то и будет награда. Распорядитесь сейчас же, а после, прошу, к фактам.
Поверенный спешно прикрыл рот, распахнутый на новостях о звенящем золоте, и позвал уже своего помощника.
Когда он вновь заговорил, речь его, по счастью, зазвучала несравнимо быстрее.
— Ваше Сиятельство, так и я могу рассказать всё, как есть. Вы сами убедитесь — сплошная правда. Значит, так: началось это три недели и два дня как. Вначале нашли мёртвым одного, рыжего такого, вихрастого, в восточном секторе — говорят, он вдруг как дал дёру в сторону дальнего туннеля, где никого не было. Ну, решили, может животом плохо стало. Только он так и не вернулся. Его пошли искать ближе к концу смены, а нашли уже холодным. Лежит на груде камней, голова наполовину белая, на лице ужас. И ни крови, ничего. Шума оттуда тоже не слышали. Этот, значит, первым умер...
На рассказе о судьбе четвёртого — который сошёл с ума, стал всё в темноту показывать и кричать, а потом упился до смерти — графиня утратила значительную часть даже внешнего благодушия.
— Потом было так...
— Факты, без деталей. Сколько людей и что с ними случилось, — напомнила она.
— А, да, разумеется... Значит, так: двое обезумели — из них только один живой остался. Трое с концами пропали. Трое найдены мёртвыми. Был ещё один, но тот испугался каких-то обычных шумов и при всех свалился с приступа. А там глубоковато, да и туда у нас хода нет и не было — на пути завал. Так что жив ли, умер, никто не знает. Но криков не было, только какая-то возня, а потом тишина. А больше ничего... Бабы, говорю, не пропадали, новых никого в городе не было, кроме торговцев да сына барона Хоорна...
— Хайзена Хоорна?
— Этого, верно. Мы ещё удивились его прибытию, но секретарь передал, что у него тут деловая встреча. Утром приехал, на следующее утро уже отбыл...
Пока Стелла раздумывала, что это могло значить, работники успели привести немого. Судя по виду — его и их — парня пришлось ловить, и без боя он не давался. Совершенно седой, грязный и ободранный, с наново расплывающимся синяком на щеке, он выглядел словно ему было не меньше выстраданных тридцати пяти, но никак на заявленные двадцать.
— Усадите его, дайте воды. И оставьте нас.

+3

4

Идею с вином Телор воспринял благосклонно. Всё остальное – не очень, но едва заметно покивал головой, одобряя правильно выбранную стратегию графини, чётко обозначившей границы обогащения: прослышав про конкретные цифры, люди всегда становились немного более разговорчивыми, так случилось и в этот раз. Подробности стали чуть более подробными, факты – менее нереалистичными, но по-прежнему ясно было чуть более, чем ничего.
Телор тоже поразмышлял на счет финансовой выгоды – кому было бы интересно придушить финансовые потоки сиятельной госпожи Стеллы – сходу ничего не придумал, и почти заскучал – ровно до тех пор, пока не привели свидетеля.
Несмотря на приказ графини, оставлять их с безумцем наедине не очень-то хотели – маг наблюдал за попытками переубедить госпожу с определенной долей любопытства, убеждаясь в том, что беспокойство её людей совершенно искреннее. Странно, но до сих пор их толком так и не пытались обмануть – масштабный обман он бы как-то, но почувствовал – значит, дело действительно было чем-то, что требовало разбирательств и потраченного времени.
Жаль.
Не приведи Великое Солнце, действительно какая-то мистика.
- Твое имя?
Не знаю.
- Где ты живешь?
Здесь. На этой земле.
- У нее есть название?
Земля.
- Ты помнишь, кто ты? Кем работаешь? С кем живешь? Жена, дети?
Две девочки.
Бедные, несчастные девочки.
И вы. Вы все мои дети, вышли из меня. Из земли. Из камня. И камни выходят…

Сычом нависнув над седым, Телор сжал пальцы на его висках – лицо работника сначала стало спокойным, потом – расслабленным, движения стали плавными и замедленными, а веки опустились, словно апрельское солнце прижарило слишком сильно, и он уморился так, что вот-вот задремает. Молчаливое, бессловесное испытание длилось не очень долго, но под конец изможденным настолько, будто день провел в штреке, чувствовал себя уже Телор. Что уж там, даже проклял решение надраться, однако же без него было бы невыносимо гадко всю остальную часть дня, а не эти вот четверть часа – следовательно, нужно превозмогать.
- К сожалению, я не целитель, и с моей стороны здесь сделать ничего нельзя, - разогнув ссутуленную спину, аэп Ллойд вытер со лба выступивший пот. По-простецки, перчаткой, - всё, что можно сделать для этого парня – отправить в приют для скорбных разумом, либо любую другу лечебницу, в которой он не будет причинять вреда людям. Окончательное и бесповоротное безумие, и ровным счетом никаких зацепок. Всё, что я смог увидеть четко – какое-то место внизу, в забое. Это последнее и единственное его нормальное воспоминание, остальное - несвязный бред про камни, землю, женщин и что-то уж совсем не налазящее на голову. Полагаю, придется проверять лично.
С вежливой, сочувственной жалостью окинув взглядом чрезмерно затянутый корсет дорожного платья, благодаря которому госпожа Лиддерталь дышала поверхностно и оттого недовольно, Телор озвучил своё предложение:
- Я спущусь туда и постараюсь разыскать магические эманации и энергетические следы, которые в обычных случаях оставляет проклятье. Ваше сиятельство пока что может отдохнуть и привести дела в порядок. Не думаю, что это затянется надолго.
Внутри мерзко так тянуло. Он всю жизнь ходил в такие места в одиночку или с подчиненными, и только раз в жизни чувствовал рядом надежное плечо, так почему же так погано теперь?
Пожалуй, понадобится ещё немного вина.
- И провожатый. Мне потребуется толковый провожатый.

+3

5

Безумец был совершенно безумным, это Стелла видела столь же явно, как и синяк на его лице, и вырванный клок седых волос. Как взгляд, который блуждал от предмета к предмету, от лица к лицу, не задерживаясь ни на чём и ни на ком — они, присутствующие здесь, не интересовали молодого шахтёра, и мысли его — до вмешательства Телора — были далеко. Она встречала таких в столичном доме скорби, патронажем которого занималась; и если бы кто-то углядел в этом её деянии семейное искупление, то вряд ли бы ошибся, ведь ничто не вызывало столь сильную внутреннюю дрожь в графине Лиддерталь, как потеря разума при здоровье тела, а подобное некогда случалось и в среди славных де Конгревов — недостаточно часто, чтобы это можно счесть за систему, недостаточно редко, чтобы это не заставило задуматься.
Но сейчас её печалило другое — вернее сказать, печалило бы, если бы не начинало беспокоить: она хорошо видела, как печать усталости проступает на лице Телора и пока могла только гадать, что послужило тому причиной — что в голове её подданного сломалось настолько, что этим доламывало остальных?
Новости о душевном состоянии бываего шахтёра яснее картину не делали, к сожалению; та так и оставалась мутной и мрачной, и Эстелла сама начинала всерьёз опасаться деяний не человеческих, а мистических.
— Благодарю, мастер аэп Ллойд, распоряжусь определить его в хорошее заведение.
Она недолго помолчала, глядя на молодого мужчину, наконец-то обретшего свой краткий покой, с печалью человека пусть косвенного, но несущего груз отвественности за это место.
— Я читала в детстве, да и потом слышала много историй про рудники, про их опасность для слабого разума. Что люди не выдерживают давления масс породы над ними, что гулкое эхо заставляет искать его источник. Темнота, плящущие тени, воздух, которого не хватает, — всё против людей в таких условиях, и всё же последствий столь... стремительного безумия я никогда не видела...
Резко поднявшись с кресла, Стелла отряхнула юбки.
— Я пойду с вами. Это мой долг. Не смотрите на меня так, я знаю, что это может быть опасно. Могу пообещать, что я не стану рваться туда — если такое место найдётся, — где вам придётся защищать и себя, и меня.
Плоха была бы та хозяйка земель, что обязаывает своих людей ежедневно рисковать головой там, куда не готова пойти сама хотя бы единожды; к тому же смелость решений Её Сиятельства отлично уживалась с чувством здравой оценки ситуации, и она бы не стала рисковать любым из своих людей в попытке продемонстрировать своё бесстрашие и благородство, да и в принципе что-то продемонстрировать. Сейчас же явной опасности она не видела, напротив: надеялась увидеть своими глазами, надеялась понять происходящее — от сферы магических эманаций графиня была, конечно, бесконечно далека, но всегда можно было узреть последствия дел рук человеских или хотя бы понять, как можно улучшить жизнь труженников на её разработках.
— Мне нужно минут десять, чтобы приготовиться, — проклятый корсет, да. Эстелла окликнула свою временную прислужницу и тут же распорядилась про провожатого — по счастью, над кандидатом приказчику не пришлось ни долго думать, ни долго его искать.

— Вот, Вашсиятельство, Харлых Римни, знает эту часть выработки как свои... кхм, девять пальцев.
Перед ними стоял мужчина во цвете лет, который, судя по его виду, едва ли бы смог повторить судьбу проводника по руинам черных сеидхе: он, напротив, был невысок и тощ, словно часто недоедал — нездоровым, однако, не выглядел.
— Харлых все ходы знает и помогает при расширении новых. Ценный человек, знаете. Дорогого стоит...
Эстелла уже была готова к выходу. Предполагая, что это расследование может завести их в те места, где гибли её люди, графиня оделась соответственно: штаны и сапоги прежде скрывали тяжёлые юбки, а поверх корсажа платья теперь была надета куртка, похожая на форменную — такой сиятельную госпожу доводилось видеть, конечно, очень редко и исчезающе малому количеству людей.
— Спасибо, господин Увир, можете идти, дальше мы сами разберёмся.

Харлых Римни испытывал смешанные чувства от предстоящего предприятия: с одной стороны его смущало присутствие владелицы всех этих земель и господина-магика из столиц; с другой — будет, что детям рассказать, а может и что купить им к праздникам — если проявит себя, вдруг да лично его отблагодарят золотом, а не через приказчика, который наверняка себе половину оставит; и в то же время страшно было до одури, поэтому о том, дорогого ли он стоит или нет, он и думать не мог. А отказаться не получилось — приказчик обещал выдать плетей, коли ослушается, и в смены пару недель не пускать; Харлых был добрым малым, поэтому считал, что господин Увир сам боялся, вот и строжился.
— Вы тут аккуратнее будьте, балки то тут, то там, и вот под ногами... Сами понимаете.
И Стелла понимала.
После ясного апрельского неба над их головами сомкнулись каменные своды и стало темно — конечно, здесь были и масляные лампы по стенам, и лампа в руке их помощника, и Римни старался держать её так, чтобы высветить как можно больше пространства, но силы его были ограничены — свет в его руках не становился ярче от одного желания.
— Нам придётся спуститься совсем глубоко, — произнёс Харлых. — Там, где сейчас основная разработка. Не скажу точно, но говорили, что тот седой забрался куда-то дальше — там пробито несколько вспомогательных туннелей да грот есть, вот туда и стоит идти...
— Вам страшно, господин Римни?
Мужчина едва сдержал вздох.
— Очень, Ваше сиятельство. Я тогда на смене был, когда Рамона нашли, мне и пришлось его тело везти... Так вот он такой перекошенный был, с седыми клоками, без одного глаза. После такого немудрено бояться. Помощник приказчика нашего его ещё всем показал, мол, смотрите, как рабочую смену бросать, так с каждым будет...

+2

6

- Ну, сейчас у нас есть магия, - хмуро отозвался аэп Ллойд, замыкая процессию – он наблюдал за тем, как колеблется фонарь в руках у провожатого, и подмечал неиллюзорные, неподдельные признаки того, что тот вправду боится: легкий тремор пальцев, залегшая вертикально по лбу морщина, чуть заплетающиеся ноги – госпожа Эстелла шла тверже.
- Балки держат свод достаточно крепко? – прикидывая перспективы, сразу сменил тему чародей.
- Обвалов не было, - торопливо ответил Римни, - каждый день проверяем, если где что покосилось, правим. Никому ведь не хочется тут так и помереть, милостью госпожи, - легкий поклон в сторону графини, - хорошо живем, всё зачем портить. Серьезно к этому всему относимся.
Телор так же сумрачно кивнул и некоторое время молчал, пока они спускались вниз. Балки, как он отмечал, действительно стояли крепко и часто – значит, если придется применять заклинания, свод выдержит, не обвалится хотя бы какое-то время, можно расслабиться.
Что-то ведь свело того парня с ума – прокручивая в голове полученные сведения, чародей не мог отбросить теорию о том, что шахтеры действительно откопали какое-нибудь сотни лет спавшее чудовище, и оно теперь ждало их где-то в запутанных лабиринтов штреков. Могло быть и чье-то проклятье – несмотря на все уверения о безопасности и кажущуюся почти идеальность хорошо налаженной добычи, на самом деле всё наверняка не было столь пасторально, и что-то от них с госпожой Конгрев уж точно скрывали, может, какие-то сомнительные смерти, или что-то, ненамеренно принятое за не относящиеся к делу события.
Он чутко слушал, продолжая следовать за проводником, посматривал над макушкой графини, выглядывая в тенях признаки чего-то подозрительного и… ничего не слышал.
Где-то в глубине горных пород, достаточно глубоко внизу, текла вода – он чувствовал её вязкую бегущую силу среди неповоротливой земной стихии, но в остальном было совершенно тихо, по этому спящему пруду энергии не пробегала ни малейшая волна, и ничего не нарушало это спокойствие.
Изредка для храбрости переговариваясь, они шли и шли всё дальше – пока воздух не стал совсем спертым, и не стало жарко.
Харлых показал место, где нашли Рамона, издали указал на темный провал грота – туда никто не рискнул соваться, потому что свод еще не укрепили, и смотрели так, со стороны, напряженно вслушиваясь в бархатную темноту до тех пор, пока не начало звенеть в ушах – Телор практически обнюхал стены и пол, но даже после достаточно тщательных розысков не нашел ничего, кроме нескольких бурых пятен, похожих на кровь.
Уставшие, измотанные и не получившие ответов, они поднимались вверх чёртову вечность – прогулка оказалась абсолютно, совершенно бесполезной, и Ллойд с досадой размышлял об упущенных возможностях: а ведь можно было бы полдня просто сидеть на какой-нибудь террасе и вести приятные светские беседы, и это принесло бы ровным счетом тот же результат.

На выходе из шахт их ждала новость: запыхавшийся, покрытый пылью рабочий сбивчиво поведал о том, что в соседнем штреке вот буквально только что произошел обвал, никто не умер, но двоим прижало ноги – их как раз унесли в поселение и теперь ждут целителя. А перед обвалом видели что-то белое, вроде как приведение, похожее на девку, но разглядеть не успели, потому что вдруг стали падать балки, и свод в одном месте не выдержал.
- Чепуха, - выслушав это всё, мрачно припечатал Телор, - если бы там была хоть капля чего-то, похожего на магию, я бы почувствовал. Веди к обвалу. Госпожа Конгрев, останьтесь тут, наверху, я быстро вернусь.

Своё обещание он сдержал достаточно точно – спустя какой-то час, в свою очередь тоже покрывшись рыжей пылью, сдержанно поминая всех дьяволовых тварей, дознаватель снова оказался на поверхности, и пока Харлых громогласно благодарил Великое Солнце за то, что выбрался из настолько опасного места живым и целым, он отвел Стеллу в сторону и, понизив голос, сказал:
- Нет тут никакого проклятье. И девки, если и есть, то вполне материальные, ещё и с подручными предметами. Балки кто-то подпилил.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Личный уголок » [04.1269] Копи безумия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC