Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
  • Акции
  • Администрация
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Изидор из Цидариса, охотник за наградой


Изидор из Цидариса, охотник за наградой

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sa.uploads.ru/pTdy3.png
Имя:
Изидор из Цидариса.

Раса:
Человек.

Возраст, дата рождения:
37 года, родился весной 1235.

Род деятельности:
Наёмник невероятно широкого профиля.

Внешность:
Ещё с детства Изидор выделялся своим ростом и матерея в нём только прибавлял. Теперь уж он вряд ли вырастет и совсем чуть-чуть не хватает его макушке до десяти пядей. Постоянные тренировки, непростой жизненный путь и, что уж таить, периодически голодовки позволили ему избавиться от сомнительного удовольствия размахивать на поле боя не только мечом, но и пузом — весит без снаряжения он меньше четырёхсот фунтов. В целом и общем Изидор выглядит достаточно складно и вряд ли выделится в толпе бывалых солдат. Особенно если всех раздеть.
“Злобная морда” — , возможно наиболее деликатный термин, которым можно описать Изидора. Крупные и плотно сжатые губы, трёхдневная щетина и немалых размеров нос каким-то чудесным образом заставляют окружающих поверить, что зла он если и не желает, то причинять будет. Но здесь скорее больший эффект дают сведенные чёрные густые брови. Но что уж тут попишешь: Изидор выглядит хмурым даже тогда, когда пребывает в чудесном расположении духа. А чтобы лучше эту самую хмурость любой желающий мог разглядеть, наёмник всегда носит причёску с убранными на затылок волосами. Которые пусть и черны как в юности, но всё же уже поседели у висков.

Характер:
Любой бы цех, гильдия или другая организация почли бы за честь иметь в своих рядах такого человека, как Изидор. А всё лишь потому что был он из ряда тех людей, для которых собственная профессия стала не просто способом не помереть с голоду, но и буквально смыслом жизни. Словом, работяга каких поискать! За исключением того нюанса, что был Изидор не каким-нибудь камнетесом или кузнецом, а наёмиком.
Как и любой наёмник, выходец из Цидариса любит деньги. И будучи наёмником исключительно уважаемым коллегами, без денег он ни воды не плеснет утопающему, ни узла не свяжет висельнику. Если дело не сулит выгоды, Изидор в лучшем случае пройдёт мимо. А в худшем — добавит проблем. Однако, бывают и исключения. Чаще всего они выражаются в том, что пусть и не материальную, но определенную выгоду помощь в нужном месте и в нужное время всё же сулит. Ещё в молодости Изидор обозначил для себя ряд простых догм, которые и позволили ему прожить так долго. И одна из них гласила, что услуга — это инвестиция. А мудрый человек куда попало инвестировать не будет.
Несмотря на внешнюю недружелюбность, Изидор в общении достаточно приятен. Не в последнюю очередь из-за того, что всегда вежлив. Ещё один урок, усвоенный многие годы назад. Неверно сказанное слово, особенно врагу, в дальнейшем может принести немало бед. Что уж говорить о клиентах! Их заказы кормят Изидора, а потому на рожон он предпочитает никогда не лезть. Что, в целом, несложно: наёмник молчалив и если того не требует ситуация, то и лишнего слова не проронит. За это ему не платят.
К слову, большая часть заказов Изидору достаётся по причине личных рекомендаций. Дело в том, что наёмник придерживается ещё одного правила, которое многие коллеги нашли бы смешным: “Нанявший мой меч нанял всего меня”. Заключив соглашение, Изидор будет действовать всегда в интересах своего нанимателя, даже если от другой стороны поступает более выгодное предложение. Разумеется, такой неожиданной лояльности наниматели должны быть благодарны не какому-то кодексу чести Изидора, а здравому смыслу. Лишние монеты, пятнающие честь, лучший способ для наёмника лишиться серьёзной работы.
Если на секунду отвлечься от профессиональной деятельности Изидора и обратиться к его личным предпочтениям, то едва ли получится их обнаружить. Наёмник молчалив, скрытен и о своих делах не распространяется. Не в последнюю очередь и из-за того, что не с кем: взяв за основу мысль о слабости привязанностей, мужчина отбросил свои. Как и, пожалуй, любой человек, он предпочтет тёмное пиво моче и горячую еду принудительной голодовке, но в остальном Изидора волнует только его снаряжение и нынешняя цель. Иногда в нём просыпается человек, которым он был. Но лишь на какие-то мгновения, прежде чем снова уступить своё место тщательно созданному образу наёмника.
Лишённый какой-либо веры в людей и симпатий, Изидор представляет собой образец хладнокровия. Ни нервных движений, ни истеричных и импульсивных действий: наёмник даже в критических ситуациях собран, спокоен и все свои силы бросает на то, чтобы выжить и довести до конца заказ. Если и суждено ему когда-то сложить мечи по собственной воле, то по крайней мере сейчас об этом Изидор не задумывается и видит свою жизнь как короткие перебежки от заказа до заказа.

История:
— О своём детстве Изидор помнит мало. Разве что смутные очертания детского приюта. Родителей своих он не знал, как и того сопливого детства, которое принято в зрелом возрасте вспоминать где-нибудь у камина с бокалом вина. Годы в приюте сладкими не назовёшь — вечные побои, грызня с другими “счастливцами” за еду и боязнь нарваться на наказание.
— Круто жизнь повернулась в восемь лет. Изидора отдали, а точнее продали, помощником плотника в Цидарисе. Наказаний всё также приходилось бояться, но с тем исключением, что теперь Изидор всегда был сыт и даже прилично одет. По приютским меркам, разумеется. И летели годы в работе и обучении. Мальчишка даже строил планы о том, чтобы однажды устроиться работником на верфи, где из под рук его будут выходить уже не стулья-столы, а корабли, которыми традиционно гордился Цидарис.
— Уже сейчас Изидор понимает, что жилось-то как подмастерью ему совсем неплохо. И хозяин-то был не из самых строгих, и условия для дальнейшего становления полезным членом современного общества вполне приличные. Но в молодости Изидор, что называется, попал в дурную компанию. Патрон подобного не одобрял, грязно бранился и юноша, в силу хреново ориентированного морального компаса, солидно всё это приукрашивал, да дружкам пересказывал. И однажды, подогревая свою смелость алкоголем, шайка сожгла мастерскую. Да так ловко, что вместе с плотником. Шокированный таким неожиданным поворотом дел Изидор сначала бурно разорвал отношения с товарищами, за что и был знатно поколочен. А позднее пошёл на большую глупость — присоединился к враждующей банде.
— Годы шли, а навыки калечить, резать и причинять другие неудобства себе подобным у Изидора лишь росли. Потом грянула Первая Северная Война, которая позволила банде выйти за пределы Цидариса и качественно разбойничать в Северных королевствах. Не нося опознавательных знаков и не клеймя себя глупыми названиями, банда как призрак налетала то тут, то там. Но счастье мимолётно — война кончилась и войска двинулись домой, где уже скоро начали наводить порядок. Помогла прозорливость атамана. В силу его способностей и случая, разбойная банда получила охранные грамоты и гордое звание наёмничьей кампании. И не для красного словца — новонареченные наёмники с жаром кинулись бороться с партизанами-белками, которые только-только вышли на дороги.
— Это время, пожалуй, было лучшим в жизни Изидора. Желудок всегда набит, пиво льётся рекой, а вокруг только верные друзья. Во время кампании в Каэдвене они достигли немалых успехов. Но вскоре удача отвернулась от них. Скоя’таэли, устав быть мальчиками для битья, смогли завести в ловушку наёмников, окружить и большей частью перерезать. Выжили лишь те, кто сумел прорвать оцепление и бежать. Изидора среди них не было. Во время сражения он потерял сознание и очнувшись обнаружил себя в горе воняющих трупов, из которых войска Единорога уже собирались соорудить костёр-могилу.
— Шёл 1264 год, а в Изидоре после той ситуации что-то надломилось. Мир утратил краски, пища вкус и прочая-прочая. Словом, парень в каэдвенских лесах потерял свою юность, пусть и не таким традиционным образом. И удариться бы ему в пьянство, да вот только с пустым карманом это не просто. Мало-помалу Изидор вернулся к своей обычной жизни, а именно — наёмничеству.
— Как оказалось, вкус еды и краски мира мало волнуют, когда ты пытаешься выжить. Укоряя себя за былую беспечность, Изидор присоединялся то к одной банде наёмников, то к другой, где всеми силами старался учиться. Бомбы, искусство засад и облав, грязные приёмы и даже письменность — он пытался освоить всё. Чтобы стать одним из тех немногих наёмников, которые смогут дожить до седин. Но в глубине души Изидор знал, что всё это лишь для того, чтобы снова не очнуться на горе трупов. Или, что ещё хуже, оказаться одним из мертвецов.
— К 1266 году Изидор уже обрёл некоторую репутацию. Посчитав себя достаточно способным, он больше не присоединялся к другим кампаниям и предпочитал, что называется, частную практику. Которая чаще всего сводилась к тому, чтобы кого-то найти и оттащить к заказчику. А уж живым или мёртвым — детали. Свободные деньги Изидор тратил на экипировку и обучение, он даже прослушал пару интересующих его курсов в Оксенфурте. В частности охотника за наградой интересовали дисциплины, которым на улицах не научат: алхимия и анатомия. А потом распрощался с материком и отправился на Скеллиге.
— Суровые острова встретили Изидора дружелюбно. Разгул преступности и постоянные войны местных домов надолго обеспечили его и работой, и достатком. Слава наёмника только росла, Изидору даже выпала удача несколько месяцев прослужить воеводой одного из младших кланов.
— Счастье, как известно, не вечно. Наёмник проявил беспечность и, не проверив условия заказа, столкнулся с легендой Скеллиге — Джанго Фреттом. Благо, Фретт оказался расторопнее и сумел заполучить добычу первым. Он прекрасно знал об Изидоре и дал ему один совет: не вставать на пути. Изидор, в свою очередь, трезво оценил свои шансы: даже если он сумеет одолеть Фретта, его коллеги жить ему спокойно не дадут. Лучшая дичь в этом заповеднике всегда будет за Джанго и наёмник это принял. На том и мирно разошлись.
Но поводов унывать не было: на материке отгремела Вторая Северная Война. И Изидор не сомневался, что для него найдётся приличная работа. После опасной операции в Новиграде обрёл, во-первых, серьёзные опасения по поводу анонимных приглашений к работе, а, во-вторых, верного товарища по оружию. И стоило Радовиду начать особенно активно проводить свою политику относительно магов, как эта парочка чуть ли не в первых рядах присоединилась к охотникам на ведьм. Не из чувства долга или веры в правое дело, разумеется, а чувствуя в этом деле исключительную наживу.

Способности, навыки, особенности:
Умеет писать, считать. Разговаривает на Общем языке и Скеллигском жаргоне.
Неплохо разбирается в ядах и замечательно в бомбах. Благодаря обучению, разбирается и в алхимии — знает зачем нужна реторта и несколько рецептов целебных микстур. Но лишь те, что в приготовлении не сложнее яблочного пирога, даже с адептами Бан Арда Изидор не выдержал бы никакой конкуренции.
В силу своей профессиональной деятельности, Изидор умеет выследить и найти цель, прекрасно ориентируется и в городе, и по следам. Без всяких чар умеет разговорить любого и многих запугать.
Хорошо держится в седле, недурно стреляет из лука. Но предпочтение отдаёт ближнему бою: любой учитель фехтования поднял бы его на смех, а на узкой улочке угостился несколькими дюймами стали в печень. Иначе говоря, Изидор великолепно дерется. Но совершенно не так как учит оруженосцев рыцарский свет.
Знает с пару десятков морских узлов. С удовольствием демонстрирует это знание на пленниках.
Азы полевой медицины и прекрасные навыки выживания в дикой природе.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Пробный пост:

Во время сражения он потерял сознание и очнувшись обнаружил себя в горе воняющих трупов, из которых войска Единорога уже собирались соорудить костёр-могилу.

— Ты мне, Яшка, вот это вот всё брось! Какое ещё нахер “хоронить”? При Дагриде ещё повелось — нашёл трупов? Сжигай! По, значится, воинскому обычаю.
Голова нестерпимо гудела, а доносящийся будто бы издалека бас всё вещал про некие обычаи и древнее право любого солдата с честью стать горсткой пепла. Изидор с ним в своих мыслях согласился: да, друг, все верно. После побоищ трупы лучше всего сжигать. А то потом от трупожоров и деться некуда будет.
Подниматься решительно не хотелось. А глаза и вовсе слиплись. Сколько же он проспал? Мало-помалу чувства возвращались. И вслед за слухом пришло обоняние. От приторного запаха гниения тут же закружилась голова. И в памяти оживали картины прошедшей ночи.
— Давай-давай, гони сукиных детей! — , поднявшись на стременах, атаман гнал своих людей за эльфами в лес. Изидор не имел привычки нестись вперед остальных, а потому несся в галопе где-то посередине колонны. Ни о каком боевом порядке речи и не шло, наёмники сейчас больше всего напоминали свору диких псов. Если бы псы весело улюлюкали и размахивали кусками острой стали самых разных размеров и форм.
Тетива звонко пискнула и послала стрелу в спину “белки”. Промах. Изидор уж было потянулся за следующей, но решил потерпеть — сейчас настигнут. Обезумевшие от страха эльфы неслись прямо к лесу. Видимо надеялись на то, что в чаще смогут затеряться, а наездники не смогут гнаться за ними между деревьев. Хоть и был Изидор простым парнем из Цидариса, наблюдательности ему было не занимать. Он знал, что буквально за первой же линией леса начинается широкая и просторная поляна. Там-то они скоя’таэлей и прижмут. Наёмник фыркнул: слишком просто. Остроухие ни на что не годились. В разбойную молодость деревенские девки и то большие проблемы приносили.
— Загоняй, говорю! Взяли, кур …, — последними словами атаман будто бы подавился. Едва ли по своей воле, даже в темноте хорошо угадывались очертания торчащей из глотки стрелы. Колонну разгоряченных коней остановить было непросто, да и всадники страшно возжелали отомстить, пусть даже и не знали откуда атаковал внезапно осмелвеший лучник. Давясь слезами за папку-атамана, бранными и воинствующими воплями, наёмники вылетели на поляну. И Изидору оставалось лишь благодарить себя за прозорливость и нежелание скакать впереди.
Раздался сухой треск дерева и полные агонии крики людей, которые не в силах было заглушить даже истеричное ржание коней. Ямы с кольями и детская ловушка. Поляна, которая должна была стать торжеством рода человеческого, рисковала стать его же могилой. Кони встали на дыбы, выжившие наёмники спешно перегруппировывались. Из-за деревьев то тут, то там свистели стрелы.
— Спешиться, прячьтесь за конями! — , выкрикнул Изидор и, следуя своему же совету, спрыгнул с коня. Выкрикивая имя своей мифической воительницы, эльфы рванули на поляну, обнажая клинки. Завязалась бойня.
Страшно не было. Слишком многое занимало голову каждого, кто бился там.
Выхватив меч, Изидор парировал удар налетевшего на него эльфа. В возрасте нелюдей наёмник понимал мало, но готов был поставить месячное жалование: мальчишка. И не воин. Страшная удача! В других условиях ушки этой “белки” были бы простой и приятной добычей. Развернувшись на каблуках, наёмник рассёк грудь эльфа и кинулся на помощь друзьям. Эльфы обступали их, но где-то на фланге окружение удалось пробить. Изидор уже было собирался рвануть туда, но не вышло: пусть эльфские застрельщики и чуть снизили темп, но тем не менее продолжали активно покрывать поляну стрелами. И последнее, что помнит Изидор — это неприветливое копыто напуганного коня.

— Яшка, зырь сюды! Шевелится чего-то. А ну! Рогатину неси, трупожор завелся.
— Да как же! Не трупожор, это ж из этих, выживших! Ух, защити Милитэле.

Кашляя и хрипя, окончательно очнувшийся Изидор буквально пробивал себе дорогу через трупы. Силы быстро оставили его, но почти тут же его подхватили две сильных руки и рывком вытащили из горы гниющей плоти. Чёрный единорог на жёлтом поле — каэдвенцы. Им бы доброго утра пожелать. Но наёмник лишь дёрнул головой, да покрыл свои и без того грязные ботинки своим вчерашним ужином.
— Охереть, живой … Всамделишно живой. Эй, чего встали? Воду несите, дурачье.

Отредактировано Изидор из Цидариса (20.09.2017 02:14)

+3

2

СТАРЫЕ ПОМЕТКИ
с пачкой подшитых квитанций банка Вивальди

[04.1269] Горите ясно, чтобы не погасло
Дело, сулящее немалую выгоду. Оно обещало быть простецким, почти как по учебнику. Но проблемы начались с того момента, когда заказчик решил подстраховаться и нанять других наёмников. Что ж, мешки с деньгами тоже умеют быть дилетантами.

Отредактировано Изидор из Цидариса (09.08.2017 00:33)

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Принятые анкеты » Изидор из Цидариса, охотник за наградой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC