Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
18.09 [Важное объявление]
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13-14.05.1269] Необходимая жертва


[13-14.05.1269] Необходимая жертва

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: начало 13 мая
Место: Оксенфурт.
Участники: Филиппа Эйльхарт, Нерис, Истредд, Телор аэп Ллойд, нпс
Краткое описание:
Некий чародей Истредд слишком зажился на свете. Обязанность исправить это досадное недоразумение взяла на себя чародейка Филиппа Эйльхарт, которая также привлекла к делу свою верную агентессу - юное дарование Нерис. Но откуда там взялись нильфгаардцы?
NB!возможны сцены насилия, пыток, убийства

+1

2

Все начиналось спокойно, рутинно, без нервов - как какой-нибудь заурядный научный проект с растянутыми сроками, затеянный исключительно из скуки. Свет просачивался сквозь полуприкрытые занавесями окна, освещал ящики с оборудованием - несколько измененной вариацией мегаскопа, с тонкими, гораздо более тонкими настройками, чем полагалось обычному средству связи. Все это полагалось еще смонтировать, но спешка тут тоже ни к чему - время было. Благодаря предварительной разведке, а также некоторым финансовым вливаниям от "пожелавшего остаться неизвестным доброжелателя", чародейка была уверена, что их цель никуда не денется. Насколько вообще можно быть в чем-то уверенной, говоря о подобной "цели".
Но, при здравом размышлении, какой чародей не захочет напоследок блеснуть? Особенно если ничего не подозревает?
"Воспринимай это как экзамен, - сказала Филиппа Нерис некоторое время назад. - Экзамен, призванный выявить, насколько ты готова к действительно серьезной работе". В каком-то смысле это экзамен и был. Юная агентка вроде бы неплохо справлялась до этого момента, стоило бы присмотреться к ней получше. Хоть к такой чародейке, как знаменитая Филиппа Эйльхарт, готовы были записаться в ученицы многие молодые магички, толковых агентов в последнее время находилось - кот наплакал. У Нерис же потенциал определенно есть, как и мотивация.
Кроме того, ее помощь будет не лишней.
- Ты уже изучила те листы, которые я тебе давала? - поинтересовалась чародейка, открывая ящики и осматривая детали. - Проверь, чтоб там не осталось твоих волос. Я надеюсь, что они еще попадут в нужные руки.
Написанные на всеобщем, но с несколькими характерными ошибками, они повествовали об общих данных, роде занятий и контактах цели - тех, обычных, о чем удалось узнать деликатно и ненавязчиво стерегущим чародея агентам. Не то склонение в паре слов, особое написание букв - все это могло бы броситься в глаза тому, кто способен был замечать подобные вещи. Идеально сработанная фальшивка - но только наполовину. Информация в ней была истинной и крайне полезной. Мартен Флэгг оказался в этих делах мастером.  Уже сейчас он готовил почву, чтоб приступить ко второй части плана. Будет даже жаль, если его творение по чьей-то неосторожности сгинет полностью, а не частично.
- Нерис, ты когда-то работала с подобным оборудованием? - спросила Филиппа деловым тоном, отбрасывая за спину тяжелые массивные косы и поправляя рукава скромного платья. - Сможешь объяснить принцип действия и последовательность установки? Ну же, смелее, я не съем тебя за неправильный ответ. А вот если что-то разобьешь - вполне возможно.
Чародейка улыбнулась, давая понять, что это шутка, хотя шуткой оно не было и близко. Экзамен, если это и правда можно назвать экзаменом, начинался, и самая его трудная часть была еще впереди.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (03.07.2017 20:44)

+2

3

Самое сложное действительно было впереди - и бегло оглядывая их временное пристанище, Нерис про себя надеялась на то, что Филиппа так и не узнает, сколь разные вещи они под этим понимают.
Она с равнодушным интересом осмотрела разобранный прибор и чуть качнула головой.
- С подобным - работала. С конкретно таким же - нет. Этот мегаскоп немного изменен, ведь так?
Руки у нее не дрожали только потому, что за все эти годы Нерис научилась эту дрожь быстро унимать; взгляд казался скорее скучающим - потому что она умело скрывала любой намек на беспокойство; но в самом облике чародейки, в ее манере держать себя, явственно читалась нервозность.
Ее, впрочем, легко было списать на страх уронить себя  в глазах столь именитой чародейки: до этого момента Нерис еще не приходилось помогать Филиппе лично, да еще и в делах столь деликатного свойства, как похищения и убийства. В том, что за первым последует второе, Нерис практически не сомневалась, хотя пока это оставалось лишь ее домыслами - наставница была скупа на подробности и до конца свой план раскрывать не спешила то ли из осторожности, то ли просто не считая нужным посвящать простых подручных в такие тонкости.
Как далеко Филиппа могла зайти ради безопасности предприятия, Нерис представляла плохо, и это страшило ее больше всего: оставалось только надеяться, что госпоже Эйльхарт не придет в голову спонтанная идея, скажем, проверить на благонадежность сознания всех причастных. Поводов сомневаться в верности ассистентки у Филиппы не было - пока, во всяком случае, и главной задачей Нерис сейчас было это доверие сохранить. Она балансировала на тонкой грани: ей надлежало казаться заинтересованной - но не слишком, чтобы это не стало подозрительным; ей можно было продемонстрировать робость - но не чрезмерную, чтобы это не привлекло внимания
Отчасти Нерис жалела, что путь к заветной цели лежит через испытание, которое она провалила еще до его начала, практически в момент оглашения. Отчасти ей было обидно: столько лет - вполне добросовестной - работы, столько надежд и чаяний, которым не суждено сбыться лишь потому, что Филиппе пришло в голову испытать ассистентку именно таким образом.
Это же мог быть любой другой чародей. Любой - и тогда исход всего был совершенно иным.
Нерис с преувеличенной осторожностью достала из сумки бумаги и, аккуратно разглаживая, выложила их на стол.
Изучила, госпожа Эйльхарт. Волосы проверила, на всякий случай все запахи убрала тоже. Чтобы не впитали лишнего. У вас довольно узнаваемые духи.
Пока казалось, что ассистентка из кожи вон лезет, дабы показаться Филиппе ответственной и компетентной.
Бумаги подняли в воздух небольшой пыльный смерч: дом, найденный для них человеком Филиппы, снаружи производил респектабельное впечатление, но вот изнутри выглядел давным-давно покинутым: выгоревшие гардины, потускневшее серебро и витающий в воздухе аромат затхлости  - желающих снимать такой особняк за такие деньги в этой части города находилось немного, и Нерис не удивилась бы, узнай она, что они с Филиппой - первые люди, которых эти стены видят за последние лет десять. Дом, однако, мог похвастаться идеальным - для их замысла - расположением, неприметным черным ходом и был достаточно просторен, чтобы тут можно было развернуть хоть мегаскоп, хоть походную лабораторию.
Нерис скинула дорожный плащ, ощупала прическу, проверяя, не растрепалась ли уложенная на затылке коса, поправила перчатки и решительно склонилась над ящиками.
- Если я правильно помню, фокусировочные кристаллы устанавливаются на штативы таким образом, чтобы образовать замкнутый контур, - прилежно, как студентка Аретузы, принялась отвечать она, - центральный кристалл располагается на равном расстоянии…
Дело спорилось.
- Госпожа Эйльхарт, - рискнула задать вопрос Нерис, когда почти все камни уже заняли свои места, - а что мы будем делать после того, как соберем его?

+2

4

- Изменен, - согласилась Филиппа. - Нам надо не столько связаться с кем-то. Нам надо убедиться, что никто не появится внезапно. И что вообще не будет никаких неожиданностей.
Дело и правда спорилось. Даже не вполне понимая конструкцию усовершенствованного мегаскопа, кандидатка на повышение, которую Филиппа планировала, в зависимости от результатов предстоящей операции, в скором будущем или хорошенько засветить в научных кругах и продвинуть, помогая как финансово, так и через свои связи, или утопить в каком унылом болоте, быть может даже не в буквальном смысле, разбиралась с ним хорошо, замявшись только в паре не слишком очевидных мест. В целом работала она хорошо. Не слишком, правда, походила на чародейку в обычном понимании, скорее напоминала нильфгаардских магичек. В будущем это может быть проблемой. Если даже забыть о столь важной вещи, как престиж профессии, стоит избежать также ненужных ассоциаций.
- Тебе надо подстричься, - сказала Филиппа задумчиво, будто пропустив вопрос мимо ушей. - И что-то сделать с этим скучным цветом волос. Если ты хочешь, чтоб тебя принимали за свою... хм... ах да. О работе.
Вернувшись к деловому тону, она принялась объяснять.
- Наша задача - следить за обстановкой, чтоб никто лишний не появился в самый ответственный момент. Контакты объекта примерно известны, но все равно могут быть сюрпризы, так что...
Основным сюрпризом могла бы быть Шеала, и Филиппа дорого бы дала за возможность лично проконтролировать, что она занялась предложенным ей накануне делом и не станет вмешивать сюда своего драгоценного. Самым простым вариантом было бы снова связаться с Шеалой по мегаскопу, но тут каждая мелочь могла выдать, а Шеала... мало ли что у нее в запасе. Будучи превосходным ученым, одной из лидеров Ложи, да еще и связавшись с таким любителем совать нос не в те дела, она могла настроить свой мегаскоп на довольно точное распознавание места расположения того, кто с ней связывается. И не то чтоб не было какого-то противодействия таким чарам - нет, оно было, но.. тоже не целиком надежное, особенно если действовать в спешке. Некоторые не слишком опытные или просто не слишком умные молодые волшебники, желая напустить таинственность, временами пользовались подобными чарами, и результат был, мягко говоря, не впечатляющим. Таких же болванов они обмануть, может, и могли, но более опытные чародеи над подобным только смеялись.
К тому же, не стоит так явно напоминать о себе прямо перед предстоящими событиями.
Оставалось только следить за домом самого Истредда, не станет же она заявляться без предупреждения. А если и станет... что ж, для этого есть своя магия, но ее время еще не пришло.

- Тута, - указал пальцем на дом Вили, некогда простой работяга из ремесленного квартала, переживающий сейчас не самые лучшие времена. - Говорят, мэтр ехать куда-то собрался, но  мож и примет. Он редко отказывает. Ток если пьяными придешь, ну в хламину. Ну или там не понравишься чем. Или если голову морочишь. Эти чародеи, сами херню городят, а им чего скажи...
Мартен кивнул и скривился. Вили помрачнел. Слушая весь прошлый вечер о злоключениях Мартена, который из-за болей в спине "и на девку, понимашь, лечь не могу, сразу в попереке стреляет", он проникся ситуацией и искренне хотел помочь.
- Да я вот боюсь, не погонит ли.
- Не должон. Тем более херовину несешь, - добавил Вили. - Не волнуйся, мэтр падкий на херовины. Особенно коль древние. Ну и я за тебя попрошу. Он меня знает, теще моей лечил... ну это... как его... йапендицыд. А скрутило ее так тогда, что едва не обосралась, пока донесли. Так что не дрейфь.
Наглядно демонстрируя, что дрейфить и правда не надо, Вили первым постучал в дверь магика.

Ровное гудение мегаскопа умиротворяло.
- Готовься, - сказала Филиппа через какое-то время, присев на краешек стола, предварительно смахнув с него пыль легким движением пальцев, даже не коснувшись поверхности. - Да, и переложи эту папку вон туда, на ту тумбу. Да, можно чуть ближе к краю. Умница. Пожалуй, начнется уже скоро, но у нас есть немного времени для праздной болтовни. Например, ответь мне на такой вопрос. Вот у нас есть возможность наблюдения, есть место, есть цель. Как бы действовала в этих условиях ты, если бы это была твоя задача, без моего участия? Сколько привлекла бы человек?
Нужно было дать девочке возможность сосредоточиться на задаче и одновременно с тем отвлечься от лишних раздумий. При всем ее опыте, убийство коллеги по цеху - поступок трудный и подчас невозможный даже для поживших не одну сотню лет чародеев. Даже когда речь идет о шпионах.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (20.07.2017 23:00)

+3

5

С наследством вышло крайне неловко, но что уж тут поделаешь, тем более, что такого рода это было наследство, от которого отказаться не грех, а по-хорошему следовало с самого начала благоразумно открывать портал в какой-нибудь милый приморский городок центрального Нильфгаарда, и там на солнечном побережье делать вид, что ни о каких родственниках, доме и всем подобном слыхом не слыхивал.
Но всё закончилось хорошо, исключая, разве что, потерянные дни, которые можно было провести вместо этого в тени олив, слушая цикад и попивая вино из хорошо подмороженных стаканов. Возможность устроить себе пару дней полного безделья выдавалась у обоих чародеев не так уж часто, и последний такой отпуск в краях, более солнечных, чем эти, Истредд вспоминал с нежностью - может, потому что с него всё началось.
Есть ведь хорошие вещи, которые делят жизнь на до и после.
В общем, с разведчиками они распрощались в самых дружеских чувствах, насколько это вообще было возможно, Истредд помог составить рапорт виконту - постаравшись этот вопрос в присутствии Шеалы не поднимать, барон Гвынвор отправился в столицу, а назаирец тогда не удержался и что-то такое сказал.
Про потерянное время и прочее.
А потом добавил: “Знаешь, Кастелль Недд отстраивают, теперь там тихо, и я видел пару отличных домов на тихих улицах - за вполне приемлемые деньги”.
Перспектива оказалась так хороша, что решение принялось само собой и очень быстро. Поэтому последние несколько дней Истредд занимался тем, что паковал библиотеку, собирал лабораторию и принимал сожалеющих пациентов, многие из которых являлись рассказать ему, как будут с такой трагедией справляться. И это было самым тяжелым во всем процессе сборов.
Поэтому, когда в дверь постучали, первым порывом чародея было запереться в шкафу - по здравом размышлении он решил, что все-таки человек взрослый (и даже более того), а потому пошлет госпожу Марту узнать, кого черти принесли.

- Здрасть, мэтр, - Вили неловко топтался на пороге, выталкивая вперед еще более заросшего мужика, - вы это, извиняйте, но тут такое дело…
- Опять прихватило? - с интересом спросил Истредд, не поднимаясь с нижней ступеньки лестницы, - тебя или тещу?
Так вот и лечи вас, дураков, бесплатно. Потом всю жизнь таскаться будете, и всех родственников приволочете - мысли эти были с точки зрения человечности так себе, но не думать их оказалось очень сложно.
- ...то друг мой, спина у него… Вы токмо не беспокойтесь, он не задаром, у него херовина есть, жутко древняя, вы ж херовины собираете, вот, может, вам надо?
На памяти чародея жутко древними херовинами в представлении незамутненных горожан иногда бывали миски их покойных прабабушек. Поэтому уж лучше бы не выпендривались с этим их “не задаром”.
Ну что уж там.
- Хорошо, - коротко кивнул назаирец, - давай херовину, посмотрю. А потом снимай свои сапоги и иди в приемную.
И протянул руку, щурясь сквозь солнечный луч.

+3

6

Напряжение в комнате кололо иголками. Филиппа подобралась, прикусила губу, улыбаясь и глядя в хитросплетение линий, силуэтов и огоньков, заменяющее сейчас нормальное изображение в мегаскопе. Она думала, что станет в процессе жалеть, что... нет, не повернет назад, это грозило потерей авторитета у подчиненных, да и накроет одной большой arse значительную часть ее планов, но будет хотя бы сомневаться, терзаться чувством вины, хотя бы обыкновенно бояться.
Этого не было. Какие-то отголоски страха и нетерпения шевелили волоски на затылке, мурашки пробегали по всему телу, спускались по плечам до самых кончиков пальцев, но больше было... да, предвкушения. Что-то подобное она чувствовала в далекой юности, когда впервые единолично завладела по-настоящему ценной вещью, тонкой и хрупкой вазой эльфийской работы. Привыкшая к почти аскетичной скромности как в раннем детстве, так и за время обучения, очень правильная, очень аккуратная, но уже почувствовавшая вкус денег юная Филиппа носилась с ней весь день, примеряя так и этак в разные углы своего нового дома, и наконец поставила прямо в центре гостиной, на изящный столик, накрытый пушистой бархатной скатертью. А затем, нежно обхватив ладонью рукоять стоящей у камина кочерги и безумно хохоча, разнесла эту несчастную вазу на многие-многие мелкие кусочки, вместе со своим ушедшим в небытие прошлым.
Тут было похожее чувство.
И что волновало больше всего - Истредд ничего лично ей не сделал. Он был редким представителем сорта людей "лучше не трогай, тише будет". И даже это можно было бы записать ему в плюс, потому что большая часть коллег по цеху, особенно мужского пола, распространяли одоро-акустические волны вне зависимости от того, трогали их или нет, просто по факту своего существования. Да, он торговал информацией, да, шпионил и вынюхивал, но разве не Ложа самим фактом своего существования связала Север и Юг, включив в свой состав несколько нильфгаардских чародеек?
Нет, Истредд был не так плох. Более того, он был даже хорош.
А вот его связь с Шеалой следовало прервать.

Мартен, неловко, но почти подобострастно кланяясь, протянул "хреновину" - действительно занятную вещицу, старую статуэтку, изображающую припавшего к камню воина-врана. Из-за особенностей стилизации казалось, что вран буквально врастает в камень, или же наоборот, вырастает из него. Несколько пальцев и часть локтя воина были сбиты, камень потрескался, но для археолога находка могла бы иметь какую-то ценность. Достаточную, чтоб продержать ее в руке больше трех необходимых секунд.
А затем парализующее заклинание сработало, вплетаясь в тело жертвы. Сковывая мышцы судорогой, оно должно было причинять жуткую боль - впрочем, временно, а паралич не давал возможность кричать. Был риск, что чародей сможет каким-то невероятным образом блокировать заклинание, и на этот случай стоило действовать быстро. Мартен шагнул вперед, рванув на себя охнувшего Вили - тот во все глаза смотрел на магика и вытягивал губы, готовясь что-то сказать, и потому нож, вошедший в собственное горло, заметил далеко не сразу. Дверь окончательно закрылась за спиной.
Тело Вили в последний раз дернуло пяткой и замерло. Мартен взглянул на магика. Где-то тут еще есть старуха, но ее, возможно, достаточно будет закрыть в чулане.

- Пора.
Филиппа схватилась с места, двигаясь чуть быстрее, чуть нервознее, чем надо было. Странное чувство - ноги словно едва касались земли, ее вело нечто более значительное, чем она сама, ее тянуло ввысь, словно из спины вдруг выросли крылья. Она попыталась совладать с собой, держать лицо, чтоб не пугать ученицу чрезмерным энтузиазмом, но черт возьми, как же это было сложно, не помогал даже платок из темной шерсти, небрежно намотанный на голову так, чтоб скрывать волосы, частично лицо, еще и большую часть фигуры впридачу.
Портал вынес их в глухом закутке, на максимально близком расстоянии от нужного дома. Филиппа оглянулась, подняла руку, одна из собравшихся у перегородившего закуток фургона подняла руку в ответ.
Жаль, действительно жаль, что нельзя открыть портал прямо в дом, и не маячить на улице. Точнее... можно, но рискованно. Некоторые ловушки срабатывали исключительно в момент телепортации, и засечь их было бы сложно. Милашка Истредд мог бы и не озаботиться чем-то подобным, но, с другой стороны, был и у него в доме даже не скелет в шкафу, а целый ледник с трупами.
- Через заднюю дверь? - уточнила Филиппа. - Вперед.

+4

7

Нильфгаардцы не волновались. Этому было множество причин, начиная с того, что самому младшему из находящихся тут людей было уже глубоко за сорок, и заканчивая тем, что все были чародеями. Да не простыми, привычными северу, а такими, которые готовы по ноздри в грязь, по колено в гной.
Собственно, примерно это и планировалось, но пока все ожидали.
Пока что занять себя было решительно нечем – псионичка, сидя прямо на полу, пассивно «слушала» окружающий мир с закрытыми глазами, отбарабанивая один ей известный такт, ещё двое чародеев на первый взгляд дремали, а шеф, замерев с полуприкрытыми глазами, задумчиво оглаживал пальцем длинный локон русых волос, тщательно перевязанный черной лентой.
«Шеф, оказывается, такой романтик», - увидев эту картину в первый раз, язвительно откомментировала Петра.
Она отчасти ошибалась.
Телор не раскрывал до поры карты, предоставляя сотрудникам уникальную возможность фантазировать в меру своей распущенности. Это, возможно, могло их хотя бы отчасти занять – на что только ни был готов пытливый чародейский ум, попав в редкий период простоя.
— Мало, — честно три дня назад говорил он, — времени очень мало.
Но они справились – ведь по сути, план уже был готов, его следовало дошлифовать, уладить все мелочи и затереть острые углы. Известие о том, что добираться до Оксенфурта им придется телепортами, а не как обычно, изрядно подняло этим засранцам боевой дух, и последующие сутки, потраченные на розыск нужного места и утряску всех мелочей, пролетели со свистом и прибаутками.
Сейчас, близко к сердцу восприняв наставления относительно того, чтобы быть как можно более херовыми чародеями, все сотрудники Бюро, участвующие в операции, были готовы более чем на все сто процентов. Все были при оружии – своем, привычном, кто чем умел пользоваться. Сам аэп Ллойд совершенно бессовестно взял на задание бритву, за что удостоился нескольких весьма удивленных взглядов.
Ну, что говорить, они все были слишком молоды для этой истории.
- Дезориентация противника, - просто ответил он, а потом на вопросы не по существу не отвечал вовсе, углубившись в дебри поверхностной медитации.
Тогда-то Петра и обозвала его романтиком.
Телор не отреагировал ни тогда, ни потом, чем только подкрепил подозрения относительно собственного схождения из нормального состояния разума в Великое Солнце знает что – разумеется, парни думали это всё не всерьез, и даже собирались честно получать за свои шутки, но санкций не последовало.
Он просто запомнил и отложил на потом.
И когда в закрытой от посторонних взглядом части улицы сработал телепорт, это почувствовали сразу двое чародеев. Петра, все так же сидящая на полу, молча подняла руку, остальные попрятались по бокам от окон, не рискнув даже выглянуть – все маги находились в сдающемся доме на первом этаже, что было удобно, но их могли увидеть.
Потом Телор, не открывая глаз, медленно произнес:
- Зашли внутрь. Пока ждем.

+4

8

Задняя дверь оказалась легкомысленно незапертой - или ее успели открыть подручные Филиппы, которых тут оказывалось неприятно много: стараясь не выдать любопытства, Нерис про себя подмечала все и молчаливо досадовала, что никак не сможет передать собранную информацию нильфгаардцам. От взгляда ее не укрылась и нервозность движений госпожи Эйльхарт - переступая порог чужого дома, Нерис не без злорадства думала, что Филиппа, очевидно, весьма опасается Кадваля, раз испытывает беспокойство даже после того, как пошла на все возможные ухищрения, дабы обеспечить операции успех и незаметность.
На все, да не на все - проходя мимо рядов законсервированных в банках образцов, чародейка размышляла о чем-то отрешенно-философском, вроде ломающей хребет верблюда соломинки или отсутствия гвоздя в кузнице; и мысли эти, кроме всего прочего, помогали ей сохранять полагающееся безразличное выражение лица.
В дверь под лестницей, ведущую, по всей видимости, в чулан, кто-то отчаянно колотился - Мартен незаметным движением поправил подпирающую ее тумбочку и склонился в самом элегантном поклоне, на который был способен, и Нерис едва сдержалась, чтобы не фыркнуть: в присутствии госпожи Эйльхарт наемник неизменно пытался изображать галантность, и выглядело это примерно как попытки пещерного тролля прикинуться потомственным аристократом.
Не говоря уже о том, что силы на это Мартен тратил определенно зря.
- Старуха, значится, госпожа, - пояснил он, подобострастно заглядывая в лицо Филиппе, - шумела. Чего делать с ней прикажете?..
Нерис бросила быстрый взгляд в сторону окна - плохо представляя, с какой стороны засели нильфгаардцы, она старалась держаться подальше от всех, чтобы те случайно не приняли это за условный знак.
- К дьяволу старуху, ее там никто не услышит, - отмахнулась Филиппа, повышая голос и растягивая слова. Ей было глубоко безразлично, что станет со старой кошелкой, но если она каким-то чудом выживет, то опознать сможет разве что Мартена. Да и его не сможет - своего агента чародейка собиралась сразу же после задания отправить куда-нибудь подальше. - Хозяин дома где?
- Здесь, госпожа, все прошло как было задумано.
- Превосходно! - довольно кивнув, Филиппа проследовала в указанном Мартеном направлении, чтоб наконец-то увидеть желанную картину - один труп и один еще живой человек. Пока живой.
- Знаешь, Поганец, - улыбнулась чародейка с восторгом кошки, глядящей на выводок маленьких глупых мышат, - а так ты мне нравишься гораздо больше. Вот что, тащите его наверх.
Прозвучало почти как о сумках с покупками. Нерис поджала губы; после паузы, уронила несколько тяжелых слов, и, повинуясь движению ее руки, тело парализованного чародея взмыло в воздух, принимаясь парить в локте от пола - Мартен, спешно бросившийся было исполнять поручение госпожи Эйльхарт, кинул на чародейку почти ревнивый взгляд, но та лишь вопросительно приподняла бровь.
- Что?
Наемник смолчал - их с чародейкой соперничество за внимание Филиппы сейчас выглядело почти по-детски, и это было Нерис на руку - чем менее серьезно ее воспринимала наставница, тем меньше обращала внимания; впрочем, то и так было почти полностью приковано к Истредду.
Следуя за парящим телом, все трое поднялись наверх, где, следуя указаниям госпожи Эйльхарт, вошли в просторную и светлую комнату, облицованную белым камнем - операционную, по всей видимости; и когда парализованный чародей опустился на стол, подле аккуратно разложенных хирургических инструментов, приготовленных самим хозяином для грядущей операции, Нерис почувствовала, как в груди что-то неприятно сжалось.
Кадваль со времени их последней встречи совершенно не изменился - странно было ждать от чародея обратного, но этот факт почему-то произвел на Нерис особенное впечатление: она замешкалась у дверей, через плечо госпожи Эйльхарт разглядывая лицо старого друга, искаженное судорогой боли, и нервно ощупала перчатку, в подкладке которой пряталась крошечная, невесомая склянка с эликсиром.
Мартен воспринял пристальный взгляд Нерис, устремленный в спину Филиппе, по-своему, и поспешил оттереть младшую чародейку в сторону.
- Чего еще изволите, моя госпожа?

+3

9

- Привяжи его чем-то, - распорядилась Филиппа, сделав изящный, точно выверенный жест. Затем отошла в сторонку, прошлась по операционной, трогая и рассматривая инструменты. В одном из шкафчиков оказались перчатки, но Филиппа их проигнорировала. Слишком уж интимный предмет - нельзя позволять своей коже касаться чего-то, что носит другой человек.
Человек, который сейчас лежал на столе, накрепко привязанный за руки и ноги.
- Приятное время и место для смерти, да? - улыбнулась Филиппа, наклоняясь над перекошенным от боли лицом. В руке блеснул нож, и, покрутив его перед носом Истредда, чародейка принялась срезать кусками одежду. Повела рукой, ослабляя парализующее заклинание - со временем это должно было дать возможность жертве кое-как говорить, но все равно замедлит любое ее движения. Применять магию в таких условиях почти нереально. К тому же, Сфера Молчания не пропустит лишние звуки до чужих ушей. Об этом Филиппа позаботилась лично.
- Мм... как интересно, - почти промурлыкала она. - Нерис, ты когда-нибудь видела такие художества? Кстати, оцени, кое-что может быть полезным.
Тряпки падали под стол одна за другой. Отрезав рукав, Филиппа бросила кусок материи Мартену.
- Сообрази какую-то затычку, со временем потребуется. Ну-с, дорогой мой Поганец, у тебя, должно быть, есть вопросы? Так вот. Ты не поверишь. Случилось страшное, - чародейка покачала головой, с сожалением прицокнула языком, а затем улыбнулась, не в силах сдерживать переполнявшее ее веселье. - Ужасное, я бы сказала. Ты внезапно отказался сотрудничать с нильфгаардской разведкой. Они же решили тебя убить. Ужасно, правда? А хуже всего, что они тебя еще и пытали.
Она рассмеялась, негромко, но очень зловеще.
- Твое несчастное разорванное тело найдут в твоем собственном доме. Бедняжка Шеала будет безутешна - все ведь знают о вашем внезапном романе. Есть только одна вещь, на которую ты можешь повлиять. Одна-единственная вещь. Расскажи мне что-то интересное - и я для начала отключу твои болевые рецепторы. Захочешь молчать - я попросту заткну тебе рот. Что скажешь, милый?

+2

10

С уверенностью можно сказать - в жизни Истредда не случалось вещей внезапнее, и даже “внезапный” (ах, Филиппа!) роман с Шеалой не мог потягаться с происходящим. До сих пор он и политика - а к чему еще могла иметь отношение Эйльхарт, если не к политике? - шли параллельными курсами и никак не пересекались, даже в тот момент, когда он согласился сотрудничать с Нильфгаардом. Ну потому что за все прошедшее время к нему ни разу не обращались с чем-то политическим, и правильно делали.
Поэтому страха в нем не нашлось и сейчас - всё было занято… ну, можно сказать, непониманием. Если можно. Если это достаточно точное слово для настолько глубокого, полного и всеобъемлющего… ну ладно, непонимания.
И оно только усилилось при виде лица, знакомого так же хорошо, как и болезненно. Лике он, помнится, не искал, послушал Ваньелле, который мрачно внушал, что “у девочки кризис и нужно дать ей подумать”, да они тогда еще и поссорились едва ли не первый раз в жизни всерьез, и Ванье орал, что это лучший друг во всем виновал, забил голову перспективному научному работнику своими целительскими глупостями, моралью, гуманизмом - сам-то, старый мудак, не слишком похож на святого - Истредд в ответ тоже что-то гадкое сказал, но решил послушать. Еще и затем, чтобы “этот сумасшедший” не говорил потом, что только хуже стало.
Ну и как, полегчало? Видеть ученицу подручной паскудницы Филь было бы наверняка приятнее?
Вот как ни скучал Кадваль по другу, однако, помянул злым и тихим - про себя.
И Лике ничего не сказал. По нескольким сразу причинам, очень дурацким.
А страх всё не приходил и не приходил - дурной же знак. Гадкий. Какой-то всемирный закон гласил, что чем сильнее испугаешься, тем легче обойдется.
Неужели, думал Истредд, это всё?
И ладно бы все, так еще с идиотскими предложениями.
- Что я тебе могу рассказать, Филь, кроме твоего диагноза? - с жалостью поинтересовался хозяин операционной, - но ты же его знаешь. У меня есть встречное, давай ты меня освободишь, я выпишу тебе пару эликсиров, и мы сделаем вид, что ничего не произошло. Я снисходительно отношусь к нездоровым людям. Нет, серьезно, что бы тебе от меня было нужно, будь ты здорова?

Отредактировано Кадваль аэп Арфел (18.10.2017 00:16)

+3


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [13-14.05.1269] Необходимая жертва


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC