Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [26.08.1251] О хитрой бестии, деве невинной и ведьмаке


[26.08.1251] О хитрой бестии, деве невинной и ведьмаке

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время:  26 августа 1251
Место: Марибор, Темерия
Участники: Гаэтан, Ричард, Тревис фон Эдерин (Шеала)
Краткое описание: Куча трупов, перепуганная девушка и сбежавший от стражи вампир. Кому разбираться со всем этим, если не ведьмаку?

+1

2

Совместно с Шеалой

Ночь горела праздничными огнями - в Мариборе отмечали то ли торжественное открытие нескольких новых цехов, то ли конец лета и начало периода свадеб, то ли всё вместе - информация, полученная от разных местных жителей, отличалась непоследовательностью и противоречивостью,  а разбираться с этим вопросом не было никакой охоты. Луна в первой четверти висела низко, пряталась за домами, а звездное небо казалось тусклым от рассеянного света многочисленных факелов, фонарей, фонариков и окон. Смешивались звуки, запахи, смех и песни, и в общую приветливую праздничную картину неожиданным диссонансом ворвался тоскливый собачий вой - это Ричард прошел слишком близко от задремавшего под забором слепого пса. Вампир даже не оглянулся, только ускорил шаг. Ему было чем заняться.

Ричард давно замечал, что в человеческом обществе одним из самых распространенных источников всяческих проблем являются люди близкие - родственники, друзья, иногда родственники друзей. Заметил и на этот раз, но слишком поздно, когда уже оказался впутанным по самые уши и связанным обещаниями, которые в здравом уме и твердой памяти давать бы не хотел, но не дать не мог. А если уж обещал - должен был выполнить, потому что на кону стояла даже не только репутация.  Еще, быть может, жизнь.
Не его, конечно.
Перрин Фурнье из Цидариса, наживший солидное состояние на торговле, и обладал некогда огромным влиянием в городе, в последнее время он сильно сдал. Не в последнюю очередь в этом была заслуга некоей юной леди, сбежавшей из дома и прихватившей с собой значительную часть казны опекуна. Вернуть деньги не надеялся даже Фурнье, но вернуть девушку - вот о чем он просил Ричарда, который не раз уже брался за задания деликатные, требующие особого подхода. "Она может связаться не с теми людьми, - говорил Фурнье, глядя в окно, чтоб не видеть красноречивого взгляда Ричарда. - Я должен ее уберечь".
Возражений он и слушать не хотел. Ни о том, что давно пора отпустить девку в свободное плавание, потому что то, что некогда могло бы стать прелестной юной леди, выросло во вздорную, наглую, здоровую кобылу, которой вполне хватало проницательности и ума, чтоб лезть не в свои дела и долгое время вертеть якобы суровым опекуном. Да что там говорить, девица даже его, Ричарда, шантажировать пыталась, пока не получила ударную дозу гипнотического внушения и дополнительно парочку весьма изобретательных угроз. Так что вампир не особо волновался за ее будущее, в сущности, девка сбегает не впервые, деньги у нее есть, сама не так чтоб дура, а если с ней что и случится - туда ей дорога.
Но увы.
Он дал обещание. И теперь выполнял его, уже второй месяц разыскивая неуловимую бестию. Вампир даже сам удивился, когда начало что-то получаться - дамочка умела заметать следы, и поначалу казалось, что проще будет найти следы девичьей невинности у пятидесятилетней проститутки. Ее след сначала исчез в Дорьяне, потом мелькнул в Вызиме, и вот теперь привел сюда.
Сюда, на темную улочку, чуть в стороне от общего веселья, где собралась крайне странная компания, которую нормальный человек обошел бы стороной. За спинами мужиков, от которых густо несло водкой, потом, тюрьмой и неприятностями, вампир пока не мог ничего разглядеть, но вдруг услышал знакомый голос.
“Так-так, у кого-то неприятности?”

Вздорная, наглая, здоровая кобыла Тревис была, конечно, не целиком и полностью довольна жизнью в этом Мариборе, красном темерском занюханом городке, но с казной папенькиного кореша жить было проще и веселее. Всего лишь нужно было теперь связаться с нужными людьми, через друзей их друзей выйти на того, кто её интересовал…
Нет, понятием «друг» тут конечно же не пахло, но Тревис в свои восемнадцать хорошо умела уговаривать и договариваться. У неё было то, чем можно было бессовестно манипулировать этими идиотами, этими мужиками, которым только лодыжку покажи – сделают всё, что потребуется. Ей, Тревис, требовалось много. Для некоторых её, Тревис, вздорной и наглой женщины, целей нужно было связаться с не самыми приятными людьми. Что же – она умела найти общий язык и с такими. По крайней мере, была в этом уверена. По крайней мере, поначалу.
… – Не смей меня трогать, грязная скотина! Иди ты в aep arse!
Что сказать, альковное общение с тем чародеем добавило в её лексикон несколько очаровательных выражений на Старшей речи, сразу же демонстрирующих обширную эрудированность носителя. Даже жаль немного его теперь было, но – земля пухом, как говорится, а жальник периной.
Впрочем, даже учитывая совершенно недобрые намерения этих пропахших дерьмом и отбросами мужланов, они едва стояли на ногах от выпитого, и Тревис не слишком нервничала. Не впервой. Кричала же… ну так, для острастки, чтобы не наглели слишком. Подобные крики ночью в Мариборе давно уже никого не удивляли.

Вмешиваться не хотелось. Если какого обращения прелестная госпожа фон Эдерин и заслуживала, то именно такого. Но не для того вампир потратил столько сил и времени, чтоб наблюдать, как эту вздорную девицу стукнут по темечку и оприходуют всей честной компанией. Вздохнув, он шагнул вперед - не то чтоб на свет, но в зону более лучшей для людей видимости.
- Советую послушать барышню, - сказал он устало. - К тому же, это может быть небезопасно.
Он хотел было добавить, что не стал бы такого делать даже в перчатках, но это уже было слишком. Все-таки еще вести даму до самого Цидариса, не стоит усложнять себе жизнь раньше времени.
Мужики обернулись, на их не слишком обезображенных интеллектом лицах проступило задумчивое и не понимающее выражение, переходящее в злость.
- Слышь, ты! Ты что за хер? - резонно поинтересовался предводитель сего милого общества. - Эта… Умный нашелся?
- Да нет, что вы, - Ричард спокойно и меланхолично пожал плечами. - Но выяснять не советую. Тревис! - он перешел на деловой тон, стараясь говорить как можно убедительнее. Никаких “нам надо поговорить” и прочее, оставляющее возможность отказаться. - Сейчас ты пойдешь со мной. Ты же понимаешь, почему не стоит упираться?

Появление старого знакомого было… внезапным. Она даже не сразу его узнала, прищурившись и примерно с половину вздоха пытаясь понять, откуда знает этот голос. Но память услужливо подбросила, откуда – и все те угрозы, которые от него слышала, эта память подбросила тоже. Тогда Тревис ухмыльнулась, пряча лицо в волосах. Это можно было бы использовать… использовать.
– Ах, какая жалость, друзья мои. – пропела она, пытаясь избавиться от хватки одного из молодчиков на своей руке. – Мне, право, пора, ведь мой старый знакомый хочет меня… украсть. И я, наверное, соглашусь, вы же не будете протестовать, мои хорошие? А то он вам… покажет.
Судя по выражению рож – понимали они едва ли каждое второе слово. Прав был папенька, когда говорил, что изысканная речь производит на людей невероятное впечатление, Тревис научилась этим пользоваться, как и многими другими полученными ею вещами.
И конкретно сейчас она вполне осознанно провоцировала всех присутствующих, которым, кажется, только дай волю кулаками помешать. Под этот шум Тревис собиралась исчезнуть, впрочем, прекрасно понимая, что от «старого знакомого» просто так не отвязаться. Сукин сын Ричард был слишком хорош, раз выследил её досюда, и придется постараться, чтобы от него отвязаться.
Впрочем, на этот случай у нее тоже был план.

- Так, я не понял, - прогудел тот же мужик, стукнув кулаком о ладонь в совершенно однозначном жесте. - Куда пошла? Будет мне тут какая-то сопля указывать.
- Правильно, парни! Бей его!
- Да!
- Лови, сейчас побазарим!
Они кинулись все разом, нетвердо стоя на ногах и размахивая кулачищами. Неизвестно уж, на что они надеялись, но вампир легким, танцующим движением скользнул между двоими и схватил за шею третьего, заставив его подняться на цыпочки. 
- Если вы сейчас же не... - начал он втолковывать. Обычно проделанного фокуса хватало, чтоб хотя бы заставить прислушаться к себе, но сегодня что-то пошло не так. Это самое "не так" скорее даже прилетело - камнем в затылок, и высыпалось искрами из глаз. Ричард пошатнулся, когда его едва ли не свалили с ног. В ход пошли дубинки, и вампир всеми ребрами прочувствовал великую мировую несправедливость - неравенство между количеством пропущенных ударов и возвращенных. Несмотря на все силы, сказывалось отсутствие навыков ближнего боя, что позволили бы выйти из круга, избежав лишних жертв. В голове загудело от очередного удара, челюсть противно хрустнула, и всё шло к тому, что его позорно завалят и затопчут ногами. Этого Ричард допустить не мог.
Он зарычал и ударил, резко, наискось, когтями по горлу - первого, потом в незащищенную грудь - второго, пробивая ребра. Боль отозвалась в пальцах, не слишком привычных к подобному использованию. Кровь брызнула во все стороны, заливая и мужиков, и землю вокруг, и самого вампира. Остальные, мгновенно протрезвев, потрясенно отскочили в сторону, но останавливаться на достигнутом вампир не стал. Зажимая вываливающиеся кишки руками, упал на колени еще один мужик, недостаточно быстро отваливший в сторону. И заверещал - громко, пронзительно, почти как женщина. Ричард зашипел, сам не зная для чего ударяя когтями о когти, так, что аж посыпались искры. Добить оставшихся было уже делом не принципа - безопасности.
По хорошему, стоило бы прикончить и девку, вот только, к сожалению, она нужна была живой.

Тревис в начавшейся было заварушке хотела уже сделать ноги: потом решит, что будет делать, и с неудавшимися друзьями, так и не сделавшими то, что она хотела, и с преследованиями Ричарда, который упрямо собирался поучаствовать в неравной – неравной? – драке.
И уже было вознамерилась совершить задуманное, развернувшись, но неловко поскользнулась в луже помоев, в попытках удержать равновесие замешкалась, и кто-то из бандитов схватил её за волосы. Тревис зашипела, крутанулась в попытках высвободиться – хватка была крепкой, кажется, он даже попытался закрутить косу на кулак, а Тревис все никак не могла вытащить из-за голенища кинжал, и…
Дальнейшее напоминало скверный кошмар. Чудовище, в которое превратился её давний знакомый, крошило, искрило, отрывало конечности и выдергивало из людей кишки. Тревис обладала крепкими нервами, но даже ей не удалось остаться спокойной, трезво мыслить. Она замешкалась, к счастью, замешкался и тот, кто держал её – и, все-таки высвободив кинжал, девушка смогла обрести свободу.
Звуки заварушки в славном темерском городе Мариборе могли вызвать только одну реакцию – плотно закрывающиеся ставни. Такой вариант Тревис не устраивал. Пытаясь справиться с нервами, она вдруг поняла: вот он, вот он шанс на то, что можно избавиться ото всех неприятностей разом.
– Стража! Стража! – завопила она. Глотка у всех фон Эдеринов была луженой. – Убивают! Чудовище!

- Ах ты ж дрянь, - оскалился Ричард, тяжело дыша. Несмотря на возбужденное состояние, вернулся он в нормальную форму очень даже быстро. - Заткнись, тебе ничего не...
Он прислушался. Сегодня всё шло через жопу, потому что кто-то, бренчащий металлом, уже направлялся в эту сторону в количестве явно превыщающем желательное.
- Да заткнись ты! - рявнул Ричард, прижимая девушку к стене, совершенно забыв в пылу чувств перед этим вытереть руки, от чего на плече Тревис отпечаталось кровавое пятно. - Слушай сюда, ты сейчас пойдешь со мной, а когда я...
Удивительный мир. Когда позарез нужна стража - не дозовешься. Когда она нахрен не нужна - появляются. Каким бы ни было моральное состояние мариборских стражников, они, в отличие от мужиков, ничего Ричарду не сделали, и...
- Стоять, сука!
Рядом с плечом, заставив вампира прижаться к стене и заодно к Тревис, просвистел болт. Видимо, человек, стоящий весь в крови среди кучи трупов, без лишних слов виновен. Сдаваться на милость стражи вампир ну явно не собирался, но он поднял руки, демонстрируя, что в них нет никакого оружия. Только это они и могли увидеть в такой-то полутьме.
- Послушайте, я вам сейчас всё обьясню. Дело в том, что... А впрочем...
Красноречиво взглянув на Тревис и надеясь, что девушка правильно поняла его взгляд, Ричард вдруг исчез, растворился в воздухе. Просвистевшие вслед за этим арбалетные болты нашли только пустоту, а вслед за этим поодаль послышалось быстрое чвак-чвак ботинок по грязи.
Не было сомнений, что сука Тревис охотно поделится со стражниками информацией.
Не было сомнений и в том, что вытащить ее из города теперь будет куда сложнее.
Нужно было подумать. И отмыться.
Отмыться даже в первую очередь.

+2

3

Тем вечером в зале таверны «Рыжий Пес» царила праздничная суматоха. В забегаловке был веселый шум, приятно пахло жареным мясом, туда-сюда сновали разносчицы с пивом, а треньканье странствующих музыкантов то и дело сопровождали ударные в виде стука пинт цеховых.  За одним из столиков шла партия в кости.
— Вот же дерьмо. Опять продул! — сетовал Морик. Он быстро поправил ворот своей засаленой свитки — Отыграться дашь, милсдарь возьмак?
— Нет — спокойно ответил Гаэтан и отхлебнул пива из жбана. Он одним движением сгреб горстку замызганных медяков себе в кошель — Если ты не знаешь, когда надо остановиться — то это твои проблемы.
Двери со скрипом отворились. Визит стражников Марибора не был неожиданностью, но пришли они явно не кутить, при оружии и с каменными лицами.   Один из них, грузный мужик одетый в видавший виды гамбезон, выступил вперед. Держа руку на притороченной на пояс булаве, он зычно пробасил:
— Я слыхал, тут ведьмак гостит. 
Все притихли, зашушукались. Даже Морик, хотевший было высказать свое возмущение. 
— Тутачки я. Только чего вам надо, господа? — Гаэтан встал с насиженного места, разминая плечи и заткнув большие пальцы за кожаный ремень.  За его нарочито расслабленной позой скрывалось напряжение. Стальной клинок в ножнах лежал прямо на столе, на расстоянии вытянутой руки.
— Дело к тебе есть. Хватай свою бритву и потопали.

Кряжистый мужик был сотником стражи, и звали его Гавел. Он повел на ходу вскакивающего в стеганку ведьмака через лабиринты узких проулков.  Пару раз чуть было не попав под вылетающие из окон помои, они таки вышли на небольшую улочку, где была устроена большая резня.
Гаэтану не впервой доводилось видеть такие побоища, пускай он и провел не так долго на большаке. Распатранные, раскиданные тела, вонь выпущенных внутренностей и грязь вперемешку с кровью были для него не в новье.  Переступив через одного из несчастных ублюдков, он подошел поближе к Гавелу. 
— Ну, кто бы это ни был, у него знатные когти — ухмыльнулся ведьмак. 
— А тебе все шуточки да хаханьки, я гляжу? — насупился сотник — А у меня башка полетит, коль среди народа волнения пойдут. В Мариборе слухи распространяются быстрее, чем тиф.
Обитатели домов же плотно закрыли ставни, вездесущих зевак не наблюдалось, даже псы и коты затихли. Этот квартал словно вымер.
— Мазелька та,  перестав реветь и трястись, рассказала, что она видела и даже знает по имени того, кто это учинил. Некто Ричард, якобы ее навязчивый воздыхатель или что-то такое.  Говорит, когти и зубья отрастил, глаза загорелись и начал крошить тут всех. Мои же ребята, подоспевшие на ее крик, сказали, что он просто испарился прямо перед их носом. Что скажешь?
Гаэтан думал. Он обходил тела со всех сторон словно падальщик, что-то выискивал, что-то складывал  в уме.
— Ну и? Не томи.
— Судя по всему, это носферат — крайне редкий и опасный вампир — сказал Гаэтан, посматривая куда-то на крыши — Он почти не отличим от человека, дьявольски хитер и кровожаден. Ну а еще может становиться невидимым. Я с такими дело еще не имел.
— Так прибей его, мать твою растак! — Гавел раскраснелся как помидор, это было хорошо видно даже при свете факелов — Найди и прибей выродка, пока он еще чего не учудил. Это ведь твоя работа, ведьмин!
— Эй! От тебя я приказы не принимаю — Гаэтан паскудно улыбнулся и ткнул стражника пальцем в грудь — А еще, если ты не помнишь, то я, блядь, за спасибо не работаю.
— Ипат выдаст тебе  четыре сотни оренов, коль управишься — у Гавела заходили желваки — Ты доволен? А теперь вали и ищи его.
— Как щедро.  Но для начала, я хочу поболтать с той мазелькой.
— Валяй. Она за углом — устало бросил сотник.

Девушка стояла подле одного из домов, зареванная и потрепанная. Явно дорогое платье было безнадежно испорченно грязью. Худая и угловатая, да ростом повыше некоторых мужчин — слегка не в его вкусе.  Тонкие черты лица, почти что смертельная бледность без признаков румянца, белесые волосы и светло-серые глаза — не совсем обычная человеческая внешность. 
— «Да у кого-то тут в эльфы в родичах затесались? Интересная девка»
Несмотря на ее растерянность, он чувствовал исходящий от нее… холод? Иначе это было не назвать. То странное проявление внутренней силы, сдержанности и чего-то еще.
— И давно ты знакома с Ричардом? — спросил он как можно мягче. Решил держаться на расстоянии, стал за несколько футов от нее, не делая резких движений и сложив руки на груди.
— Ты не бойся, я тебе ничем не угрожаю. Ну уж точно меньше, чем твой добрый друг.

Отредактировано Гаэтан (10.06.2017 21:11)

+2

4

Поначалу Тревис собиралась ломать дурочку и сменить свидетельские показания со «старого знакомого» на хмыря, которого впервые в жизни видела. Хмурые рожи стражников доверия не внушали, пару раз её под шумок попробовали потрогать за зад, но были разочарованы. Фигурой Тревис пошла в своих эльфских предков, так что ничем выдающимся похвастаться не могла.
Потом передумала. На самом деле, знакомство с хренью, в три удара сердца убивающей с десяток вооруженных людей - это совсем не то, чем принято гордиться. Но такого количества трупов, крови и отрезанных как бритвой конечностей Тревис не видела никогда, и хоть у её чародея были специфические вкусы, закалившие её нервы – как ей казалось – сейчас её трясло.
Прикосновение Ричарда, отпечатавшееся у нее на плече кровавым пятном, до сих пор будто бы жгло. Мож заразу какую занёс, кто их, этих упырей знает?
Оставшись в компании одного-единственного стражника где-то в задрипаной сраке города, она не выдержала – захныкала, капризно требуя отвести её то к ипату, то к папе, то к ебени матери, вместо этого получила только крепко сжатый кулак под нос и замолчала.
Примерно в таком положении она и встретила вернувшихся стражников – а за компанию с ними шёл такой мужик, что от одного его вида становилось плохо. Куда там тем бандитам, её неудачливым дружкам! Мужик натурально выглядел головорезом, но раз стража была с ним заодно…
Впрочем, излишних иллюзий относительно того, что вся городская стража является паиньками, Тревис не питала. Хер знает зачем его вообще привели.
- Это ведьмак, - буркнул господин сотник, - значица, чтобы вупыря твоего извести к суки… - он закашлялся, видимо, решив, что мазельке в таком дорогом, пусть и похеренном платье, ни к чему словеса разные слушать. Мазелька насупилась ещё больше.
Все-таки Ричард был её давним знакомым, хоть и казался ей странным - но, твою мать, не каждый старый приятель вот так вот сходу убивает толпу народу!
- Давно, - выпятив челюсть, Тревис рассматривала шрам, пролегающий прям по ведьмачьей роже. И глаза у него были странные, - а что такое? Если речь о том, оборачивается ли он неземной херью по ночам или воет на луну – я не в курсе. Мы с ним не трахались. Это, понимаешь ли, господин ведьмак, приятель моего папеньки. Так что вообще в душе не чаю, что за хрень с ним приключилась.
Немного увиливала, конечно, но такого эффекта действительно ждать не ждала. В желтые даже в сумраке глаза глядеть было невыносимо, поэтому девушка отвернулась. Приподняв подол платья – под ним были вполне себе пристойные узкие штаны, так что конфуза не приключилось – Тревис выбила грязь с сапога.
- Ну и срань этот ваш Марибор, дерьмо прямо на улицах.
- На себя посмотри, ишь, выискалась, графиня Триппер, - в сердцах бросил один из стражников, - так чево, господин ведьмак, возьмешься?
- А вы что, вроде как руки умываете? – закончив с сапогом, Тревис скривилась и принялась ковырять ногтем пятно на плече, - вроде как ведьмак без вас его найдет сам. Расследование, слово такое слышали?
- Не учи старика кашлять, оглобля. Будет тебе расследование, - буркнул сотник, досадливо крякнул, скомандовал своим ребятам: - ну что, идём… расследовать?
Гогот был ему ответом, а кто-то даже предложил:
- Но сначала по стаканчику тяпнем.
Тревис скривилась, сложила руки на груди, повернулась к ведьмаку:
- Нихера не смогут и не расследуют. Выходит, господин, на тебя одна надежда, так что? Что я ещё должна тебе рассказать, чтобы ты его поймал?
А пока будет ловить, она закончит все свои дела.[nick]Тревис фон Эдерин[/nick][icon]http://i.imgur.com/GWyAX6a.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 18
Раса: человек, на четверть эльфка
Деятельность: авантюристка
Особые приметы: волосы и глаза светлые до белизны, рост высокий, пласка як доска; характер занозы в заднице.[/info][status] [/status]

+2

5

Гнилой городишко с вездесущей красной черепицей и его гнилые люди. Стражники решили, что есть более достойные их занятия, чем поимка опасного чудовища — и служивых трудно было обвинить в неправоте, особенно в такую праздничную ночь. Где-то вдалеке лаем разрывались псы.
Все это время он рассматривал ее, скользко и бессовестно. Гаэтан еще не дошел до состояния «гы, баба», но уже давно не был с женщиной, даже с обычной  уличной девкой.  Потому «графиня Триппер» казалась ему более чем привлекательной —  она не могла похвастаться пышными формами,  но длинные ноги, алебастровая кожа и милое (пускай холодно-злобное) личико это восполняли.  Он невольно сглотнул и почесал небритый подбородок, когда увидел ее изящную шейку и линию ключиц. 
Из созерцания ведьмака вывел вопрос мазельки. Она буравила его своими бело-льдистыми глазами. Возможно, стоило повременить и сохранить профессиональный настрой. 
— Сразу к делу, да? Я из интереса спрашивал — он сплюнул себе под ноги — Хорошие же друзья у твоего папеньки, нечего сказать.  Как он там у вас наворотить чего не успел, мне совершенно непонятно.
Гаэтан медленно шагнул вперед и вперив руки в бока продолжил свою мысль.   
— Выслеживать его здесь, в трущобах, почти наверняка гиблое дело. Я могу неделю так шерстить эти долбанные улочки.  Но думаю я, что Ричарду уж очень печет тебя достать, а учитывая, что он носферат — это для него раз плюнуть — Гаэтан подошел поближе — И тут мы можем друг друга выручить.  Я защищу тебя от его ласковых заигрываний и одновременно сделаю свою работу. Надену плащ с капюшоном, перевешу меч на пояс и  сойду за обычного рубилу, которого ты наняла для защиты. Твой дружок не поймет разницы, пока не станет слишком поздно — бросил он не без определенной гордости в голосе.
— Я Гаэтан, если что — он остановился и опять взглянул на нее, глаза в глаза.

Отредактировано Гаэтан (11.06.2017 18:47)

+2

6

Тревис подумала. Потом подумала ещё раз, уже оценивающе присматриваясь к ведьмаку. Тот, очевидно, слегка рисовался.
Ну да, конечно, эта легендарная бритва за спиной, шрамы, кошачьи зенки – дамочки млеют и бегут проверять всякое разное, что ещё о там ведьмаках рассказывают. Что рассказывали ей – так то, что ведьмаки… то ли вибрировали, то ли эманировали, она не запомнила, в общем какая-то очередная чародейская херь, прямо здесь и прямо сейчас совершенно бесполезная. Толку от той вибрации, если у ведьмака не достает умений выследить вампира посреди города без того, чтобы выставлять её саму, такую драгоценную, в качестве наживки?
Тревис колебалась. Сбежать из города прямо сейчас, как-то отцепившись от ведьмака – пресвятой Лебеда, да его наверняка можно просто напоить! – вместе со всеми ее денежками было неплохим вариантом. Но при всем своем самомнении госпожа фон Эдерин дурой вправду не была, поэтому не могла не понимать, что Ричард, как репьях в хвосте, выследит её путь и дальше, точно так же, как нечеловеческим чутьем выслеживал до того. Так что бежать было совсем не вариантом.
И хрен знает, если честно, что он сделает с ней, как найдет. Вероятно, шёл все-таки за деньгами, но она узнала его грязный секретик и теперь, пожалуй, является помехой его спокойной жизни. Такие свидетели обязаны умирать.
Тревис невольно передернулась от пробежавшего между лопаток холода, и неловко, по-мужски протянула руку:
- Тревис фон Эдерин, - представилась она в ответ, в свою очередь глядя в глаза, что, как известно, во все времена служило как готовностью к диалогу, так и правилом любого открытого конфликта, - твой план звучит как полное дерьмо, Гаэтан, но я готова попробовать. С чего начнем?[nick]Тревис фон Эдерин[/nick][status] [/status][icon]http://i.imgur.com/GWyAX6a.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 18
Раса: человек, на четверть эльфка
Деятельность: авантюристка
Особые приметы: волосы и глаза светлые до белизны, рост высокий, пласка як доска; характер занозы в заднице.[/info]

+2

7

Гаэтан ожидал, что фон Эдерин потребует поцелуй в тыльную сторону ладони или еще какую великосветскую хрень, о которой он ни черта не знал.  Но быстро смекнул, что она хочет простого, но такого нетипичного для женщины рукопожатия — штаны под платьем, а теперь и это. Мазелька явно обреталась в мужской компании. И он с удивлением протянул руку в ответ и даже пожал, правда, чуть  крепче, чем следовало бы с тонкой девичьей ручкой. Сила привычки.
— Какой уж есть, Тревис.  Не думаю что стражники предложили бы что-то лучше—  он ухмыльнулся  — Нужно забрать кое-что из таверны и я буду готов. Как понимаешь, тебе лучше пойти со мной.
С этими словами он пошел в сторону «Рыжего Пса». Его скромные пожитки были на хранении у тавернщика, прямо под прилавком — он не особо надеялся на честность этого человека, а потому предусмотрительно докинул пару монет и пригрозил  выбить  последние зубы, если вдруг барахло пропадет. К счастью для их обоих все было на месте. 
Сидя в каморке,  Гаэтану пришлось серьезно повозиться с перевязью для посеребренного  длинного меча, прежде чем он смог перевешать его на пояс. В угоду образу стальной пришлось оставить на месте — с двумя клинками он бы привлекал слишком много внимания.  Ведьмак выхватил пару закупоренных флаконов из ларчика с эликсирами, надел шерстяной плащ, натянул капюшон почти по самый нос, спрятал амулет под верхнюю одежду и поспешно покинул заведение через задние двери.
— Госпожа фон Эдерин — Гаэтан изобразил шутливый реверанс, подняв полы плаща — Ваш верный слуга готов. Куда идем?
Не стоило медлить. Особенно в такую прекрасную ночь.

+1

8

Свежая кровь, к счастью, отстирывается достаточно хорошо. Пятна на темно-синей ткани куртки и со штанов практически исчезли. С пятнами на рубашке было похуже, но и промокла она не настолько. В любом случае, помывка в реке на скорую руку была занятием вынужденным, и особой радости не приносила. Хоть Ричард и выбрал местечко на северо-востоке города, где неширокая и совсем не внушительная в этих краях Ина только входила в гороские стены, еще почти не встречаясь со сливами городской канализации и расположенными над ее берегами мастерскими, но даже здесь вода пахла тиной, затхлостью и запустением. Мыло кое-как исправило ситуацию, но не улучшило настроение. Ну убил он этих людей, ну дальше что? Сами нарвались, это да, и надо было убрать свидетелей, но главная-то мелкая дрянь еще успеет наговорить пару возов примет и вообще много лишнего. По идее, стоило бы тут же покинуть город, оставив Фурнье самому заниматься ее поисками, но.. он же обещал. Так что стоит хоть раз попробовать.
Мокрая одежда, даже старательно выжатая, неприятно холодила тело. Разумеется, простуда вампиру не грозила, да и было по-летнему тепло, но неудобство ощущалось. К тому же вся эта помывка заняла здорово времени. Мелкая дрянь не могла покинуть город - по идее не могла, если только ее по какой причине не вышвырнули за ворота, обычно закрытые на ночь. Но где она затаилась? Будет ли ее кто-то охранять? И как вообще до нее добраться?
На все эти вопросы стоило найти ответ. По идее, всё просто - поймать ее, зажать в уголке, загипнотизировать, а может быть и напоить, и каким-то образом вывезти из города. Правда, дамочка приметная, и может поднять шум, но если запугать, или завернуть, скажем, пьяную в ковер...
Хуже всего, что Ричард знал город очень так себе, и здесь у него не было обустроенного логова, а чтоб заниматься его обустройством потребовалось бы слишком много времени. Нет, всё стоило решать быстро и убираться отсюда как можно раньше. Пока не созвали всяких магов, ведьмаков и прочую опасную хренотень. Оно ж как, раз на раз не приходится, то какая выхухоль мутировавшая ждет местных жителей месяцами и всем похрен, а то от одного следа укуса панику разводят. А тут явно больше чем укус.
Так что первым делом после помывки, слегка просушившись, Ричард вернулся на место происшествия. Разные запахи смешивались и переплетались, больше всего воняло дерьмом, кровью и преследовавшей его теперь тиной, но след Тревис он все-таки взял. Пошла она, что интересно, не со стражниками, их густой стражнический дух пропетлял и так строем и завернул куда-то в другую сторону. Теряющийся, едва заметный запах шел дальше, смешиваясь с каким-то другим. Видимо, кто-то из стражников решил проводить даму? Смелый тип, если уж остальные отказались. Или просто случайный прохожий, которые все еще встречались то тут, то там, несмотря на поздний час. В одной из таверн по пути еще светились окна, и пьяные голоса выводили песню.
- Чаровница с Марибора, ты пришла в портовый город,
Ты хотела все увидеть, ты хотела все узнать.
Белой ножкой манила тех, кто был горяч и молод.
Сколько их теперь с тобою? Раз, два, три, четыре, пять!

Ричард усмехнулся, проходя мимо, когда свет из окна мазнул его по руке. Несмотря на несоответствие направления путешествий чаровницы, в каком-то смысле песня подходила предмету его поисков. Раз, два, три, четыре, пять... точнее, минус раз, минус два.. и всё - его заслуга. Только гордиться нечем. 

- К маякам очей бездонных в жарких бурях женской ласки
Подходили капитаны, отдавали якоря,
Из зубов не вынув трубки, погружаясь без опаски
В эти розовые волны с черной пеной по краям.

Слова были знакомы. В Цидарисе эта песня, с некоторыми вариациями, тоже была популярна. В соответствующих местах. Ричард не сомневался, что Тревис тоже знает ее всю.
Пение продолжалось и дальше, сопровождаемое заливистым свистом и хохотом. След в ночном воздухе все еще был вполне ощутим.

Отредактировано Ричард (14.06.2017 22:50)

+2

9

Пока Гаэтан возился с приготовлениями, Тревис обтирала спиной самую дальнюю из стен, от которой можно было видеть выход из этого балагана, которого по недоразумению назвали таверной – по её нескромному мнению, это не дотягивало и до корчмы. Несколько раз двери распахивались, из них выпадал – или выползал – очередной проштрафившийся пьяница. Один из разов тело не двигалось, но выходящие после него просто отпихнули несчастного ногой набок, тот безмолвно свалился со ступеней и утонул в могучих зарослях крапивы.
- Что, не повезло, дружочек, - вполголоса сказала Тревис, усмехнувшись – голова потерпевшего смотрела прямо в затянутое легкими высокими тучами небо, и распахнутые глаза незряче блестели в свете единственного факела.
От дальнейших бесед с трупами её спасло явление ведьмака, не по-сезону закутанного в плащ, как и положено всяким загадочным личностям, не желаемым быть узнанными.
- Припудрил носик? – оценивающе окинув его взглядом, девушка фыркнула, - завитушки оставь для других, Гаэтан, мне это ни к чему.
Хотела сказать «нахрен не всралось», но вовремя вспомнила об до сих пор побаливающей ладони. Иногда все-таки было полезно быть не просто своим парнем, но ещё и думать о собственном здоровье.
- Так… - задумавшись, Тревис попыталась было вспомнить карту города – на память она не жаловалась – но улочки в Мариборе были такими запутанными, что ориентировались тут только местные, приезжие же ограничивались своими делами и, может, зрелищем мариборского замка и отражающихся в мутной воде канала красных крыш, - я думаю, если мы будем ходить там, где много людей, рисковать он не станет. Он, конечно, заноза в заднице, но не дурак. С другой стороны, прогулка по темным переулкам даже в компании такого внушительного дядьки, как ты - это не то чего я хочу.
Она прикусила костяшку пальца, раздумывая.
- А давай-ка, не знаю, по направлению к резиденции князя прогуляемся. Ночью там должно быть не то чтобы очень много людей, а до стражей мы не дойдем, даже если они не спят. Говорят, сейчас поздние розы у него в саду цветут, - неожиданно мечтательно продолжила она, - сопру парочку. Идем, дай-ка свой локоть.[nick]Тревис фон Эдерин[/nick][status] [/status][icon]http://i.imgur.com/GWyAX6a.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 18
Раса: человек, на четверть эльфка
Деятельность: авантюристка
Особые приметы: волосы и глаза светлые до белизны, рост высокий, пласка як доска; характер занозы в заднице.[/info]

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [26.08.1251] О хитрой бестии, деве невинной и ведьмаке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC