Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
  • Акции
  • Администрация
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hier kommt die Sonne


Hier kommt die Sonne

Сообщений 61 страница 66 из 66

61

К клоунаде они подошли со всей ответственностью. На финишной прямой стало настолько весело, что даже слегка чересчур. Чей-то чистый халат и чьи-то очки родом из прошлого десятилетия – кажется, фата выглядит, как повидавшая всё дерьмо этого мира престарелая тегианка, но так даже лучше, потому что больше контраст… со всем остальным.
После последнего раза крылья сворачиваться отказались – силы было столько, что впору заматывать в праздничную обертку и сбрасывать на города неприятеля, поздравляя его с тем, что Тейнд наступил вне очереди. Нет, речь не шла о том, что она могла подготовить какое-нибудь сложное заклинание в процессе – стыдно признаться, но Шеале было каждый раз настолько не до того, что она так ни разу и не вспомнила об этом методе вовремя. Но вообще довольно сложно спорить с эльфом, который крепко встал ногами на землю и очень сильно хочет жить.
Главный врач исследовательского центра, маскирующегося под госпиталь, тоже сильно хотел жить. Он, в сущности, был не такой уж сукой по эльфийским меркам, в любое другое время Шеала бы трогала его если не в самую последнюю очередь, то где-то ближе к концу – тот честно проигрывал в любых попытках подмять под себя кусок побольше и, в целом, не попадал никуда, куда бы не стоило. Даже, кажется, не так уж часто лез в разборки семей, в целом создавая впечатление достаточно житейски мудрого, но трусливого эльфа. И, в конце концов, под его руководством создавались приятные вещи – если говорить о том, что «Риссберг» не афишировал.
Даже представлять особо ничего не приходилось: всё, произошедшее с ней в последние дни – боль, гнев, отчаяние, предчувствие скорой развязки, совершенно безрассудный шквал эмоций и чувств, болезненная тяга к несбывшемуся… не факт, что пристойная доза амфетамина дала бы схожий эффект, но если говорить о том, что отражалось в глазах непосвященных в её кристаллизировашееся безумие окружающих, они наверняка решили, что это был он.
Это злило и одновременно веселило ещё больше, мир не выдерживал такой материальности и трещал по швам, было совершенно плевать, не будут ли задеты непричастные – пусть, она получила от мира достаточно гадостей, чтобы иметь право бить в ответ – горечь расползалась на языке, превращаясь в настоящий яд.
По углам кабинета ползали какие-то тени, которые главный врач досадливо, тайком пытался отпихнуть ногой – в какой-то момент его даже стало почти жаль, мальчик так убедительно желал скрыть какие-то свои внутрилечебные секреты, что стоило ими заинтересоваться хотя бы из вежливости.
Шеала очень уверенно пообещала себе впоследствии извиниться перед Ллойдом и, в частности, фатой Нерис за то, что сломала ей главного. Они к нему, наверное, уже все привыкли, но эльфа совершенно не была уверена, что тот скоро сможет вернуться к делам.
В конце концов, зря, что ли, они устраивали этот цирк – она даже нацарапала на чьем-то бейджике несусветную чушь перед тем, как прикреплять ее на чужой халат, слишком короткий для полукровки (да потому что разве станет какая-то высокая высокородная сука работать на должности лаборанта, которых они накрыли как раз в процессе допивания последних запасов спирта?), и послушно какое-то время распространяла столь необходимую ауру тоски и уныния. Ну просто потому, что виденное в исследовательской части подразумевало именно такую эмоцию исключительно по причине всеобщего бардака.
Живой и дышащий гибрид младенца и огромной пиявки, подключенный к сложному аппарату, впечатлял чуть слабее.

- Зайдите, - коротко приказала она, чуть переборщив с открытием двери – дорогая на вид, она оказалась слишком легкой, оттого ударила по стене с мерзким скрежетом.
Лаконичность реплик была обусловлена тем, что у фаты шла носом кровь. Главный врач стоял в двух шагах от собственного стола, замерев в странной позе, глаза у него были стеклянные, а дышал он несколько раз в минуту.
Когда дверь за полукровкой закрылась, фата невнятно пояснила, прислоняя рукав халата к носу:
- Он был не слишком готов сотрудничать, мне приходится его заставлять, и это не слишком надолго, так что про захват власти придется забыть. Нам нужно отправляться на завод в ближайшем времени. План как всегда – действуем по обстоятельствам? Я попытаюсь поводить охрану за нос, но всего не обещаю. Как ваша нога, проблем не будет?
Запрокинув голову вверх, она неловко стащила халат и швырнула его оземь. Уже не пригодится.
- Вот и всё, - задумчиво сообщила она потолку так, что по нему прошла тёмная рябь.
[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][icon]http://i.imgur.com/BJfxL8d.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, влюбленная наркоманка[/info]

+2

62

- Болит, - неопределенно сообщил Поганец, - но пройдет.
Всё стремительно катилось к концу, но он почти смирился. Почти, потому что сам не знал, не ложный ли это период затишья перед чем-то, о чем не хотелось иметь представления. И предпочитал думать о том, как сейчас разрывало на куски фату и мир вокруг нее, и без того нестойкий, держащийся порой исключительно на силе эльфийского самообладания, и ей, конечно, гораздо хуже.
Как бы ни хотелось верить в иное, но в этой судорожной пляске реальности слишком много от агонии, чтобы быть ложью.
- Дайте сигарету, - говорит Кадваль, тоскливо глядя на покрытый бородавками нос противопожарной сигнализации под потолком.
Позже, все-таки осквернив стол, они уходят под шелест летнего ливня, обрушенного на весь второй этаж комплекса.

- Я не смогу вас забрать, - очень ровно говорит пилот, когда оба непрошеных гостя выходят из какого-то заваленного нечистотами переулка прямо за угол коридора в административном здании завода, - вы ведь даже подойти к ней надолго не сможете. Потому вам нужно держать наготове путь до нужного места. Я отправлюсь на восток сразу.
- Стоять! - тролль из службы безопасности реагировал очень быстро и служебные инструкции для него точно не были пустым звуком, потому что он не спрашивал, кто идет, кто такие, откуда и почему здесь. И выпитый вместе кофе не был для него аргументом - впрочем, как и для Кадваля с его то ли от отца унаследованной эльфийской жестокостью, то ли..
- Знаете, - весело поделился он, вытирая гвоздодер о штанину и подбирая пистолет, - моя матушка говорила, что сначала нужно стрелять, а потом уже добавлять любые реплики по вкусу. Вот этому бы парню у нее поучиться. Идемте, я вас провожу до диспетчерской охраны.
И всю дорогу насвистывал довольно легкомысленный мотивчик. Труп обнаружат нескоро, потому что фата Шеала принесла с собой черную и потрескивающую молниями ауру, и от нее трещало всё: проводка, камеры искрили, охранные знаки на стенах искажались и стекали вниз, сливаясь с казенной серо-зеленой краской, завод пока не лихорадило весь, он был слишком велик, но са полукровка чувствовал то, что ему было доступно - драконы проснулись и заворочались в ангарах - потому от запаха железа кружилась голова.
- Наверное, вам стоит потом сменить охрану, - хмыкнул Кадваль, - ничего же, что стекло забрызгало? Располагайтесь.
Всё стремительно катилось к концу.
Вот, наверное, прикатилось, потому что дальше - непонятно, что будет, но вот он, их край пропасти, падать придется порознь, и достигнут он быстро и буднично, будто и не трагедия вовсе. Законы жанра требуют опуститься на колени, просить - непонятно, чего - умолять, неясно, о чем, произнести слова - которых нет ни в одном из языков…
Но оба они знали, что это ничего не принесет.
- Вот пульт сигнализации. Начинайте, а я пошел.
В дверях Поганец остановился, но так и не нашел в себе сил попрощаться.

Ты все-таки пришел, мягенький, ты пришел! Я так ждала, ты знаешь, как я ждала?
Вся боль мира не объяснит тебе, мягенький.
А теперь мы полетим убивать.

— ...Первый, второй, третий ключ на старт. Частота сто тридцать, борт “01-Махлат”, Поганец, прошу разрешения на вылет, код “Фианна”, приём.
Заминка в эфире длится слишком долгие почти пять секунд, почти полтора вздоха.
- Ноль-один-Махлат, код принят, - от удивления диспетчер говорит медленно, - вылет разрешен.
Пестрящее линиями защиты небо рвется навстречу.

...восплачьте о Даме моей,
Дама моя умерла.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2

63

Я все равно не смогла бы пойти с вами.
Она тоже не может сказать ни единого слова прощания. Надежда, что позже они снова встретятся, не такая уж эфемерная – в конце концов, до этого момента у них получалось почти всё – просто это будет уже совсем не так.
То есть не будет.
Совсем.
Лампочки гаснут одна за другой.

Силовые линии и защитные печати искрят и искажаются. Бьются в ангарах драконы – снова, все как один, но этого мало. Хаос должен распуститься подобно крупной хризантеме – она обещала, и методично исполняет обещание. По пути встречаются какие-то знакомые лица, но сейчас это ровным счетом ничего не значит. Сначала нужно стрелять, потом добавлять любые реплики по вкусу.
Она не добавляет, просто, как обычно, перешагивает тела и идет дальше.
Потом обойма заканчивается, становится немного сложнее, потому что стена под рукой начинает течь, и под слоем краски обнаруживается темнота, глядящая сотней глаз – тошнотворно колышущиеся, они очень любопытны и жаждут заглянуть внутрь. Кому-то рядом, кто только что пытался ее остановить, становится плохо, и он падает, эльфа стряхивает чужую слабеющую руку с запястья и идет дальше.
Недолго.

Она приходит в себя в чьих-то руках – головой вниз, спутавшиеся волосы лезут в глаза, виден бетонный пол и чьи-то большие ботинки.
- Ну что ж вы так, фата Танкарвилль, - с сожалением говорит Рико, кажется, совершенно не чувствуя веса, дыхание не сбивается даже тогда, когда он начинает подниматься по ступеням (куда? Сдать её службе безопасности? Или в директорат, где теперь сидит то ли какая-то из её кузин, то ли дядя?), - ну что ж вы так…?
Прости, думает фата. Наверное, я слишком поменялась за эти дни. Прости.
Он оседает без единого звука, без малейшего вопроса. Так же послушно, как выполнял ее приказы, теперь перестает дышать.
Да, потом придется сменить охрану - так случается.

Потом, спустя целую вечность времени и чьих-то пропавших из этого мира лиц, она наконец чувствует, что золотоглазая Аграт взмывает в воздух – драконы провожают её полет с едва ощутимой обезличенной завистью, им тоже хочется вверх, в небо
убивать
На мгновение фата снова хочет несбыточного - очутиться в кресле, почувствовать, как это, когда в твои виски впиваются иглы, и ты становишься единым с огромной железной тварью, в чьем дыхании – смерть. Потом вспоминает, что у них с Аграт смерть и без того одна на двоих, как и имя. Желания иногда сбываются так странно…
Здесь делать больше нечего, и пока её след берут гончие этажом ниже, она без спешки заглядывает в каждый кабинет верхнего этажа административного здания. Директора, конечно, на месте нет, зато есть кое-что получше – этого она ждала, без этого было бы сложно. Глаза младшей сестры желтые, как у совы, и такие же круглые. Просто не повезло.
Сестра заканчивается где-то на середине пути, который слишком опасно и сложно сокращать самому себе. Она в свое время выбрала не ту сторону, поэтому Богиня решила, что так нужно – кто Шеала такая, чтобы с ней спорить?
Просто беззвучно благодарит.
Потом очень тщательно дышит – вдох и выдох, вдох и выдох, смотрит на себя в зеркало в каком-то разбитом туалете: в щербатую, покрытую ржавыми пятнами раковину постоянно капает вода из сорванного крана, пахнет погано, а тело иссиня-бледной тегианки из охраны в углу распахнутой кабинки лежит так, будто всегда там было.
Потом начинает медленно таять, покрываясь неприятными черными пятнами.
Фата заталкивает непослушные волосы под форменную кепку охраны и надвигает козырек на лицо поглубже. Ремень автомата, по-боевому короткий, с непривычки слишком давит плечо, приклад бьет по ребру.
Снаружи затишье, не ревет ни один двигатель.

Где-то там снаружи, замерев подобно псу, генерал-полукровка высчитывает минуты и тоже гадает: получится ли? Прикладывает руку к козырьку при виде руководства, а руководство озабочено новостями с востока, говорит умные слова, не вкладывая в них особого смысла, и, кажется, тоже чего-то ждет.
Это всех тревожит.

Когда все высшее общество начинает спешить к огромному залу с овальным столом, представитель «Дораты» поднимается из-за стола в выделенном ему кабинете, но, не успевая дойти до двери два шага, вздрагивает, потому что взывает сирена воздушной обороны.
Но всё-таки берется за ручку.
- Там слишком опасно, - предупреждает его женщина из охраны, заступая дорогу.
Танкарвилль оглядывается – в коридоре никого. Раздраженно морщась, легким движением пальца отталкивает охранницу – наверняка из низших, она должна сейчас получить болезненный урок, но почему-то не хватается за плечо и даже не ойкает.
Просто поднимает лицо и смотрит в глаза.
Танкарвилль понимает, что где-то просчитался.

В огромном зале с овальным столом - стекла на всю стену, от пола до потолка. За окном – бледный песочный пейзаж. Выжженная солнцем земля и покрытые бурой пылью далекие холмы, над которыми зорко кружит пара боевых драконов.
Когда из-за холма с обманчивой медлительностью показывается черное блестящее щупальце, и с поразительной для таких габаритов легкостью вдруг выхватывает одного из драконов из тусклой синевы неба, утаскивая куда-то вниз, в песок, собравшиеся в зале высшие пораженно молчат - даже самые старые.
- Что может с этим справиться? – спрашивает кто-то сухим голосом.
[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][icon]http://i.imgur.com/BJfxL8d.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, влюбленная наркоманка[/info]

+2

64

Вот этого и не хватало - в какой-то момент Поганцу показалось, что он не умер на самом деле, а просто до этого какое-то время и не жил вовсе. Нечистая драконья эйфория заслоняла все чувства, все желания, оставила только цель и желания, странные даже для пилота.
Аграт взвилась вверх, рассекаемый воздух стонал снаружи.
- Мягенький, что это?
- Тихо, моя… моя радость, тихо… Теперь быстрее.
- Я вся дрожу, что ты делаешь?
- Быстрее, ну!

Волна щекотки - снаружи пластины брони меняют положение, потом выламывает суставы - так меняется геометрия крыла, дракона действительно трясет крупной дрожью, жаром сопротивляющегося воздуха опаляет обоих, а затем раздается хлопок.
И тишина.
Они плывут над бесконечным огненным озером, вдоль одного из витков Дворца, и Аграт восхищенно свистит в эфир, мурлычет, как довольная кошка, от этого звука разрывается - хотелось бы сказать, что сердце, но сердца так мало, а по швам трещит, кажется, вся вселенная.
- Я так люблю тебя, мягенький, что мучила бы всю вечность. Что это?
- Это называется Барьер, моя… радость. И мы только что его прошли. Вот твое озеро напалма и весь мир впридачу - нравится?

- Неизвестный борт, назовитесь.
- Ноль-один-Махлат, Поганец, поднят по коду “Фианна”, запрашиваю поддержку.
Тишина.
- Неизвестный борт, код не подтвержден. Поднимаю перехват.

Аграт радостно взвыла - появившаяся над пустыней со звуком, который высокому собранию показался хлопком, и который на милю за ней выжег сухую траву - она свечой взмыла вверх, уходя от удара гигантского черного щупальца.
- А это что?
- А это я сам не знаю,
- отдышавшись от перегрузки признается пилот, - но оно нам мешает.
Аграт ворчит:
- Тогда давай надерем ему задницу, а потом полетим убивать. Я хочу убивать двуногих, а не земляных червяков. Только быстрее.

- Ты у меня такая нетерпеливая.

Дракон, который издалека кажется очень маленьким, делает издевательскую петлю под хлещущим щупальцем, внизу, взрывая комья спекшейся земли - каждый на деле размером с приличный тролльский сарай - появляется второе. И тоже промахивается.
- Что он делает? - хищно наклонившись в сторону экрана, спрашивает представитель Инколоре. Генерал Ллойд молчит всего пару секунд.
- Оценивает ситуацию.
Нужно быть очень быстрым, думает Кадваль - а в это время звено перехвата уже поднимается в небо - очень быстрым и никаких повреждений.
Нужно избежать всего, что только можно избежать - и когда третье щупальце из пяти выхлестывает в небо, Аграт закладывает вираж над гигантским песчаным участком, на котором нет ни травинки. Иглы болезненно ворочаются в запястьях, так, что тошнота подкатывает к горлу.
- Я подышу?
- Нет, оставь для двуногих. Готовь ракеты. Вираж - удар - вираж. Сможешь?
- Ха! Ты за кого меня принимаешь, за этих увальней?
- Что, все мальчишки - дураки?
- А ты откуда знаешь?

На пустой песчаной поверхности расцветает один - второй - третий огненный цветок. Щупальца беспорядочно хлещут в воздухе, и звено перехвата поднимается выше: на экране небо, земля и огонь превращаются в единое пространство, в котором сложно различить что-то конкретное.
Поганец смотрит золотыми глазами и в который раз сжимает пальцы на рычаге управления боевой системой. Аграт победно верещит в эфире и последними словами обзывает обитателей частоты сто тридцать, щупальца, наблюдателей, обещает всякое, издевается над звеном перехвата, которое делает очередной круг над полем боя, так и не получив приказа действовать.
Аграт совершенно, эйфорически счастлива.
Пилота мотает перегрузками, золотые глаза видят, его - уже не очень, и даже сквозь слияние разумов он чувствует, будто его сломало, смяло - может, полностью, и откуда-то выползающий бессознательный страх намекает, что жжение в висках - это признак грядущего беспамятства.
Внизу, по огню и грязи расплывается озеро едкой черной жидкости.
- Частота сто тридцать, Поганец на связи. Докладываю об успешном вылете. Разрешите посадку.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2

65

Кажется, в это мгновение во всем здании повисла тишина. Потом Ллойд наклонился и в обход всех протоколов будничным тоном сообщил:
- Посадку разрешаю.
И никто ничего не смог возразить, потому что чернильное озеро, растекшееся между холмами, было слишком хорошо видно – как и остатки того, что ещё час назад было боевым драконом последнего поколения.
Поправка – уже предпоследнего.

Двери зала совещаний открылись с негромким стуком. Фата Танкарвилль, даже не удосужившись причесаться перед такой важной деловой встречей, в полнейшей тишине прошла до стола, села в кресло, предназначенное для представителя «Дораты».
Вытерла с подбородка кровь.
- Дядя слегка приболел, - спокойным тоном пояснила она, - так что я беру на себя полномочия вице-президента. Господин президент уже подтвердил мой статус, надеюсь, ни у кого нет возражений. Как видите, «Махлат» успешно прошла боевые испытания, и «Дората» готова к переговорам. Начнём?
Инколоре быстро отвел глаза. Единственный, кто кроме неё улыбался в этом помещении, причем точно так же погано – так это был Ллойд.
Возражений ни у кого не было.

После этого скандального совещания были интервью, больше похожие на допросы – и наверняка были допросы, больше похожие на интервью. Они с капитаном почти не виделись – как тогда, в самом начале - не могли переброситься даже парой слов без пристального постороннего внимания, не говоря уж о чём-то большем. «Беседа» с дядюшкой давала ответы на многие вопросы – на все, которые она вообще могла себе вообразить, и Инколоре притихли, не зная, что ожидать – шантажа или войны. Это позволило без преград продавить все необходимые решения – и времени катастрофически не хватало даже для сна. Дела, контракты, потрясающее количество документов, переговоры с военным командованием, ремонт производственных цехов, монтаж и запуск новой линии.
Жизнь постепенно возвращалась в свою привычную колею.
Потом она поняла, что кое-что изменилось безвозвратно. Хмурилась, вспоминая, когда выкурила последнюю сигарету – получалось, что ещё тогда, в «Риссберг» - и это было неплохо. Ни одна живая душа не догадывалась о переменах, случившихся с ней, фата очень хорошо умела носить маску.
Ей самой казалось, что то, что с ней случилось, всё, что между ними было, оставило незаживающие следы  – прикосновение холодного железа, от которого она то ли умрет, то ли сойдет с ума от тоски - но теперь очень нужно было как-то жить с этим всем дальше.
И она жила.

Отец вправду тогда очень быстро подтвердил её статус, не высказав ни слова удивления. Шеала полагала, что тот на самом деле попросту развлекался, стравливая своих родственников между собой, наверное, даже делал ставки - и с прохладцей думала о том, что от этой помехи тоже придется со временем избавиться. После того, как его брата начали возить из клиники в клинику на очередное безуспешное лечение, старший Танкарвилль временно приутих - вероятно, чувствовал, о чём она думает. Но она не обманывалась этой передышкой.
Спустя несколько месяцев он был обязан тихо уйти во сне.
Потому что ей теперь было за кого сражаться.

Фата Танкарвилль всегда держала слово. И потому она, как и обещала, отправила капитана на войну – как только стало известно о том, что было принято решение расширять экспансию на восток, как только с конвейера сошли новые чёрные дьяволицы, и пилоты сели в их кресла.
Даже никто не умер, и у него теперь, как она и обещала, было новое звено.
Всё выглядело пристойно до дрожи – всё повторялось. Госпожа вице-предизент, затянутая в идеального кроя деловой костюм, снова стояла в окружении множества важных личностей, а перед ней дремал дракон. Снова смотрела куда-то мимо - просто потому, что боялась заглянуть в глаза.
Нет, не так.
Боялась, что не сможет удержать себя в узде.
Удержала. Была невероятно вежлива, высказывая от лица «Дораты» надежды и уверения в том, что вся эльфийская нация гордится своими пилотами. В конечном итоге как-то так это должно было закончиться.
Это довольно просто – поблагодарить за содействие и в блеске славы забиться в своё гнездо.

Над взлетной полосой вставало солнце.
Может быть, она когда-то ему расскажет.[nick]Шеала Танкарвилль[/nick][icon]http://i.imgur.com/BJfxL8d.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Эльфийская фата, психически нездоровое насекомое, немного дракон, влюбленная наркоманка[/info]

+2

66

Однажды фата Нерис, распивая с ним бутылку невесть как пронесенного на базу виски, глубокомысленно заметила, что все эти популярные среди низших слезодавилки с сюжетом “и все умерли, предварительно красиво помучившись” - полная чушь. И нет ничего страшнее истории, которая вроде бы закончилась хорошо.
Вроде бы, но что-то не так.
Тогда Поганец не слишком ее понял, несмотря на долгий опыт общения с эльфами и эльфийское воспитание - будучи существом глубоко практичным, он не понимал, что может быть не так, если всё хорошо, и даже посмеялся над самой концепцией, несмотря на понимание того факта, что кому, как не высокой эльфе знать об извращении всё.
Теперь он понимал, со всей отчетливостью так же понимая, что лучше бы не.
Есть мудрость, от которой легко отказаться.
В газетах начали захлебываться от восторга чуть ли не в тот час, когда Аграт после долгих уговоров таки допустила медицинскую службу до своей кабины, и это был первый задокументированный случай успешных переговоров с драконом, проведенных лично генералом Ллойдом. В статьях, взяв тон до некоторой степени экстатический, описывали поединок воли и коварства, однако на деле всё было куда проще.
Ллойд пришел, докурил и скучным голосом сообщил, что если пилот погибнет, то остаток жизни дочь Махлат проведет в ангаре - и дочь Махлат была так любезна, что даже простерла крыло, как для своего пилота.
Так оно, в принципе, и было.
Кадваль очнулся на больничной койке, прилипнув виском к белоснежной - и это как бы демонстрировало его новый статус - наволочке, и узнал, что теперь он подполковник авиации, а командование даже обсуждало награду, но что-то пошло не так, вероятно тот факт, что “эта ваша афера с фатой Танкарвилль, мы понимаем, у вас не было выбора, но это бросает тень на Вооруженные Силы”.
Не было сил даже на благодарность.
Новое звено - то есть, теперь уже новая военная часть впридачу, с которой Поганец не знал, что делать, и в ужасе понял, что его вдруг продолжившаяся военная карьера - это штука очень неожиданная и ненужная. Он вообще думал о чем угодно, кроме того, что действительно занимало его мысли, того, о чем думать хотелось.
Но если Поганец себе позволял, его разрывало к чертовой матери. И поэтому он, не слезая с больничной койки, пришивал погоны, сухо кланялся фате Танкарвилль на встречах с журналистами и по ночам так шипел в подушку, что фата Нерис настоятельно советовала транквилизаторы.
Всё было хорошо, всё кончилось хорошо, все получили по заслугам.

- Ну разумеется, я положился на решения фаты Танкарвилль, полагая ее план разумным… ну конечно, все было санкционировано командованием. Нет, что вы, на деле я никогда не позволил бы себе оскорбить многоуважаемую фату Танкарвилль даже предположением… разумеется, сплетни. Да, похоже на сюжет для фильма. Разрешение стоит спросить у фаты. Нет, я не готов участвовать в каком-либо шоу, вы должны понимать, что речь идет о государственной безопасности… Фата, могу я покинуть собрание? Благодарю.

Над взлетной полосой всходило солнце, восток горел - или загорится вскоре. Поганец смотрел мимо, и саднящее чувство в груди от этого притуплялось совсем немного, но так хотя бы можно было это всё пережить.
Потому что он по-прежнему не знал, что сделает, если увидит, как она отступает.
На дежурные два шага - по строгим правилам эльфийского этикета предусмотренным для таких случаев - чтобы рыцарь мог встать на одно колено, чего уже очень давно не происходило.
Но подполковник Арфел опускается, склонив голову, чтобы этого не видеть, и следом за ним повторяет это его звено.
Аграт насмешливо урчит за спиной, довольная собой и дочерьми.

Он никогда не скажет.
Потому что уже всё сказано.

- Ты любишь меня?
- Больше жизни, Аграт, больше жизни.

[nick]Поганец[/nick][status]Holy lord of dynamite[/status][icon]http://s6.uploads.ru/Bb1nZ.jpg[/icon][sign]We are the storm an the wicked inside
More than a martyr can take
Fire them back to the dark of the night
Pray for this time we awake
[/sign][info]Укротитель диких тварей, пилот боевого дракона, маньяк, алкоголик, военный флорист[/info]

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Альтернатива » Hier kommt die Sonne


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC