Правила Персонажи Сюжет Гостевая

Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

  • Приветствие
  • Новости
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: январь 1272.
Что происходит: гонения на ведьм и колдунов, война Нильфгаарда с Севером, мрачные монархические истории, разруха и трупоеды!
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
31.10 АМС поздравляет всех со своим профессиональным праздником с Саовиной! По этому поводу открыт [праздничный раздел], в котором для празднующих найдутся и хороший тамада, и интересные конкурсы. Спешите принять участие!
14.09 [Мы перевели время на 1272 год], а также переработали сюжет и хронологию. Не болейте!
16.08 [Очень Важное объявление], просьба ко всем игрокам прочитать и при необходимости отметиться с пожеланиями.
14.08. Нашему форуму исполнилось целых ПОЛГОДА! С чем мы нас и поздравляем, [подробнее в объявлении], спешите поучаствовать в конкурсах и поздравить друг друга с тем, что злишечко стало побольше!
  • Акции
  • Администрация
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [09.1115] Путь переменам


[09.1115] Путь переменам

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Астрид такие истории тоже не любила, в основном, потому что сразу хотелось разбить виновникам головы и оторвать руки, но было фатально поздно даже выражать возмущение, и приходилось молчать, ибо что принято говорить в таких случаях, она понятия не имела. Да и принято ли что-то?
Потому рыжая просто кивнула, осторожно потянула Шеалу за руку - к себе, вдохнула и - как ныряют в холодную воду - осторожно коснулась губами губ. Вместо всего, что можно было бы сказать или сделать.
Вода, конечно, была не слишком теплая, не как в прошлый раз, но и этого хватило, чтобы едва не уснуть: Астрид зевала, потом зевала снова, потом пришлось опуститься в воду с головой, чтобы воткнуть в отверстие баночку, но и это не помогло.
- У меня сейчас челюсть оторвется, - мрачно предрекла она, когда от очередного зевка что-то там хрустнуло в суставах. Ей начало казаться, что нужный момент никогда не наступит и, вероятно, нужно сделать что-то еще, либо они все же неправильно выбрали то ли день лунного цикла, а то ли время. Вода остывала.
А потом вдруг вспыхнула красным и двери заскрежетали по полу.
- Фрейя, наконец-то. Смотри, - от сочетания кошмарнейшего недосыпа с кошмарнейшим же беспокойством и тяжелой неловкостью Литтнейд сделалась желчной, будто весь мир был ей обязан, - мы дождались. Сейчас девочки поприветствуют нас хором, и вот в тот-то момент я, к счастью, кончусь. Пожалуйста, не оставляй мое тело в ванне, будет некрасиво.
Несмотря на холод в купальне из-за каменной двери уже ощутимо попахивало, и тогда Астрид задумалась, на что, собственно, рассчитывает госпожа Летисия? Рано или поздно начнет не попахивать, а прямо-таки нести, да так, что поплохеет всем, и тут уже не устроишь себе веселый вечерок с влюбленной адепткой (Фрейя, это ж они, наверное, в этой самой ванне…)
Да  сейчас как-то неприятно, но кто их, сумасшедших, ведает.
- Зачем-то же она хранит тела, - задумчиво продолжила рыжая вслух, уверенная, что Шеала поймет, с чего начались рассуждения, - притом, не особенно заботясь об их состоянии. То есть, чучела точно делать не собирается. Что-то ей от них нужно, что не портится. Кости? Зубы?
Выбравшись из воды, Астрид прошлепала к хранилищу, на всякий случай зажав пальцами нос: стало легче, но сам воздух, кажется, имел отвратительный сладковатый привкус.
Внутри ничего не изменилось, кроме того, как вздулись животы у двух, видимо, самых первых жертв, и как прибавилось пятен на остальных. И еще кое-что.
- ...волосы? - будто сама себя переспросила Астрид, - но зачем…
С прошлого раза волосы у всех мертвых адепток были аккуратно обрезаны почти под корень, аккуратно, да неровно, сразу видно, ножом.
- Я не понимаю, - призналась рыжая, поворачиваясь, - посмотри. Зачем ей это? Сети, что ли, плести - волосы дюжины девственниц, чтобы поймать кэльпи? Так это сказка ведь, еще и дурацкая, кому нужен кэльпи, или она всю жизнь мечтала о лошадке, а теперь есть способ воплотить мечту, и всего-то надо угрохать двенадцать адепток, перед этим убедившись в их девственности?
Литтнейд чувствовала подбирающуюся истерику, но остановиться не могла, даже когда вода забурлила и попыталась со свистом втянуться в отверстие слива, но банка, застрявшая в нем, этому помешала. Вибрация, нарастающая в стекле, сопроводила всё это неприятным гулом.
- ...И ты представляешь, - то ли плача, а то ли хихикая, продолжала стучать зубами Астрид, - вот она каждую приводила, и давай лезть ей под юбку, интересно, сама, или душенька Фиренца должна была изображать сердцеедку? А?

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+1

32

…был первым, в чем бы Шеала никому в жизни не призналась. Странный, пряный, медовый - ещё чуть-чуть, и закружится голова. Было страшно – что теперь? Что делать? Как дальше себя вести?
Она позорно сбежала от этих мыслей, не зная куда себя деть, кроме как углубиться в примитивные задачи, стоявшие перед ними – открыть кладовку, собрать материал, провести ритуалы, словом, заняться работой, а не собственными переживаниями.

В какой-то момент начало вполне физически трясти, словно они купались в воде не просто прохладной, а ледяной – видимо, так, ознобом, проявлялась непривычная усталость. Хотя так даже в чем-то лучше – после выхода из воды не стало холоднее.
- Не оставлю. Отволоку твое тело на прозекторский стол к Летисии, - не менее мрачно погрозила Шеала, подбирая собственные волосы повыше. Не хватало ещё смешения этих материалов – мужественный подбородок её будущего избранника повторно видеть никому не хотелось.
Высунувшись из-за плеча Астрид, адептка некоторое время тупо рассматривала представшую их взглядам картину, потом спохватилась и принялась нащупывать неразличимые в густом сумраке рычаги. Дурацкий способ открывать двери подразумевал не менее дурацкое их закрытие, и пусть пока вода никак не могла найти выход – неизвестно, сколько баночка вообще продержится, прежде чем разбиться.
Потом задумалась, глядя на основательно уже подпортившиеся тела – сентябрь выдался теплым, так что разложению ничто не препятствовало. Воздух казался густым и почти материальным, как пастила. Только не пастила, намного гаже.
- Может её нужны именно лежалые девственницы? – глупо предположила Шеала, хмурясь, - или, я не знаю… проще было бы набрать волос на рынке? Купить? Хотя там могут обмануть насчет невинности. А здесь у нас медицинский осмотр при поступлении, строжайшие запреты… ладно, хорошо, это действительно может быть… гипотеза бредовая и абсурдная, но почему нет…
Адептка наклонилась.
- Материала очень мало, - констатировала она с досадой, - волос почти не осталось, и как их теперь? Почему мы не взяли никаких инструментов? Пропажу пальца они заметят, но можно было бы взять что-то другое, ткани из какого-нибудь неприметного места, например… курва, меня сейчас стошнит. Боги, какая гадость.
Она опустилась на колени, одной рукой зажав нос, и принялась осматривать самую нижнюю и самую лежалую с таким скепсисом, словно та могла вдруг ужалить, как обманчиво впавший в анабиоз скорпион.
- Мне интересно, а нужна техническая девственность или невинность сознания тоже? Просто ну… как это происходит между женщинами… Я слишком много болтаю, - грустно констатировала она, - смотри, нашла на полу несколько длинных волосков, их замело сквозняком в самый угол. Давай попробуем.
Адептка поднялась и вдруг начала смеяться, прижав свободную ладонь к щеке:
- Послушай, да я теперь знаю, как спастись! Безупречный метод, волосы точно останутся в сохранности вместе с жизнями, а придется пожертвовать такой мелочью… Не слушай, это глупости, я дура и надо поспать. Идём смотреть. Попробуем провести ритуал вместе? Так должно хватить сил.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

33

- Угу, надеюсь, у тебя есть на примете подходящий продолговатый предмет, - на смеющуюся Шеалу Литтнейд смотрела мрачно, но с пониманием, -  просто напоминаю, что морковь на кухне негигиенична. К тому же, убьет ведь от злости.
Последнее было не шуткой, в глазах Астрид госпожа Летисия вполне себе выглядела достаточно нездоровой душевно, чтобы уничтожить адепток, которые не оправдали ее ожиданий. К сожалению, несмотря на то, что рыжая чуть больше понимала, как это может происходить между женщинами (ну, теоретически), она тоже не совсем представляла, имеет ли это значение для того, что тут собирается устраивать преподавательница с волосами двенадцати адепток.
- Конечно, - рассеянно добавила она, - конечно, крошка, пойдем проводить ритуал вместе.

Баночка выдержала. Баночка, к счастью, еще не то выдержала бы, а вот насчет себя Астрид не была так уверена, когда в клубах холодеющего пара начали возникать образы: обе адептки впали в нужный транс так легко, что в какой-то момент старшая отрезвляюще испугалась, что не смогут из него выйти, и это чуть было не сорвало всё мероприятие. Смотрела она, потому что ей-то, в отличие от Шеалы, с водой иметь дело было легко, да еще и с морской - с ней почему-то легче, хотя это вот было и вовсе антинаучным бредом.
И когда пар расцвел отчетливыми образами, Литтнейд поняла, где они ошиблись. Но кто же мог знать?
И так хорошо, убеждала она себя, когда смотрела обрывки того, как всё происходит, когда чужие чувства скользили по ней, оставляя скользкий и гадкий след на коже, будто бы след улитки, когда в подробностях рассмотрела, как Летисия решила проблему с водой в купели - оказывается, ее можно не набирать, но…
Проклятые эльфы-извращенцы.
Потом замерла на полу, держа в руках невидимую удавку, а после того Астрид долго и мучительно тошнило в купель тем немногим, что удалось за этот вечер съесть.
- П… прости… А теперь… теперь бежим.
Баночка жалобно треснула и ее осколки всосались в трубу, но глупо было надеяться, что это их спасет, или надолго отсрочит расплату, если Летисия почувствует… вот это.
Потому что…
- Ну кто мог догадаться, что это ее волосы? - стуча зубами, твердила рыжая, - тут все почти брюнетки… повернись, шнуровку затяну. Все, пошли!
С колотящимися сердцами они вылетели в темноту, к счастью, пустую.
- Она их по двое… с какой-то периодичностью, не поняла… с какой, - ноги заплетались, на ступенях вверх, к выходу, Астрид даже споткнулась пару раз, но руку Шеалы не выпустила, - удавкой… удавкой из волос предыдущих. Она эту удавку… каждый раз доплетает, может, в этом дело…  А начала со своих, я видела, как она… у себя срезала… на затылке… Фрейя, да что ж так тяжело.
Рыжая махнула рукой и обессиленно опустилась на мраморную скамью во внутреннем дворике. Даже страх уже не мог двигать ее дальше.
- Короче, два предложения. Если ты вдруг поняла, что за периоды она использует - скажи. И - пойдем куда-нибудь поспим? В общую спальню, по-моему, уже не пробраться.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (13.11.2017 18:04)

+1

34

Едва отдышавшись, Шеала опустилась следом. Колотило с удвоенной силой, перед глазами от усталости начали плавать молочные пятна.
Хорошо, хорошо что тут некуда опустить голову. Иначе она заснёт.
Шеала очень аккуратно прислонилась виском к ещё сырому плечу Астрид и прикрыла глаза. Люди не могут бояться бесконечно, когда-то же должен наступить момент, когда станет безразлично?
Почему он тогда так затягивает?
- Я не совсем поняла. Раз тут так важна ритуалистичность… двенадцать трупов – или одиннадцать? Она-то сама считается? Нас на спецкурсе тоже двенадцать, мы тоже ей зачем-то нужны, возможно, живые – ну, до поры живые. И я бы поставила на ритуал раз в двенадцать дней, но у нее выходит каждую неделю, даже чуть чаще. Если принять во внимание что последняя смерть была… черт… три дня назад? Четыре? У нас не так уж много времени до нового ритуала.
Шеала беззвучно пошевелила губами, потом зажмурилась еще сильнее и с силой потерлась лицом, словно хотела с него что-то соскоблить.
- Ну да, все правильно, двенадцать умножаем на двенадцать, делим на двадцать четыре, получаем шесть дней. Чёртовы цифры. Слушай, я не понимаю, что тут за магия, это не та, которой учат нас – помнишь же этот принцип о заменимости ингредиентов и о том, что ритуалистичность важна только для непосвященных зрителей? А здесь прямо-таки какие-то зерриканские шаманские практики, может она сама не в курсе, что волосы девственниц легко заменяется волосами жеребят? Или тут что-то… с демонами?
Надо было срочно придумать, что делать дальше, и как понять, что Летисия надумала и что собирается делать с ними, живыми. А еще как-то выяснить, каким целям может служить эта удавка - но ещё скорее нужно было найти какое-то место, где можно отсидеться так, чтобы на них ни в коем случае не упало подозрение.
У госпожи Летисии сейчас как раз должен был закончиться ночной практикум, она наверняка почувствовала ритуал и никто ей не помешает искать, кто из адепток не в постелях. Полная задница.
Шеала с трудом подняла веки и бездумно скользнула взглядом по тёмным проёмам окон, стройным рядом опоясывающих замок. Внезапная догадка – видимо, для того, чтобы придумывать странные идеи, следовало впадать в такое же состояние сродни трансу, как и для дивинаций – пронзила её, и адептка резко подняла голову, вздрогнув.
- Мы сейчас пойдем в библиотеку, - должно было звучать уверенно, но вышло устало и надломанно, а еще – испуганно, - залезем там в раздел с запретной литературой по некромантии и там позволим себя поймать. Нам выдадут ещё одно наказание, может, это будет тяжело и больно, но не выгонят – знаешь почему? Потому что Летисия до ужаса любит тех, кто готов лизать ей задницу и ради неё нарушать правила. Ей же сразу доложат, сразу же. И она точно будет уверена в том, что если эти две адептки занимались тем, что пытались ей понравиться путем изучения некромантии, то гаданиями по её волосам занимался явно кто-то другой. Я всё. Больше не могу думать. Отоспимся где-нибудь в золе на кухне, и потом решим, как быть дальше.[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

35

Если бы у Литтнейд были шансы подумать, она бы признала план самоубийственным и посоветовала подруге, напарнице и сестре по несчастью сначала отоспаться, прежде, чем высказывать такое вслух, но шансов подумать не было. И способностей тоже. Она просто тихонько погладила по голове обтирающуюся о ее рукав, как котенок, Шеалу и кивнула.
Ну что же, так тому и быть. По правде говоря, страх перешел в такую апатию, что Астрид была готова даже к исключению.

На следующее утро, приходя в себя неожиданно не в золе, а на неестественно чистых простынях, рыжая жмурилась и своим глазам не верила - пока не вспомнила, чем обернулось предложение мелкой - и не содрогнулась. Перед мысленным взором вставали какие-то обрывки, осколки стекла, которые плохо складывались в единую картину, но общее представление давали: разумеется, их поймали немедленно, стоило немного поклевать носом над фолиантом, над которым в трезвом уме обе адептки никогда не позволили бы себе клевать носом. Заклинания, больно выкрученное ухо и ложь, которую никто не стал проверять.
К счастью, потому что “доложили” о нарушении Тиссае де Врие. Госпожа Летисия появилась потом, чтобы выслушать прохладные обещания поговорить с ней об увиденном. А “увиденное” тем временем в два голоса твердило, что просто очень хотело быть лучшими на спецкурсе.
Затем воспоминания обрывались примерно на том, как на нее, смертельно побледнев, падала Шеала.

Астрид закрыла глаза, отворачиваясь от надоедливого солнечного луча, и открыла их снова - койка слева не пустовала, и тут бы что-нибудь такое подумать о том, что настоящие подруги всё делают вместе, но рыжая всерьез испугалась, потому что Шеала почти сливалась по цвету с сероватой простыней. Сейчас почему-то это пугало куда больше, чем мысль “все пропало”, мерно бьющаяся в висках.
- Проснулась?
Литтнейд дернулась на голос, расплатившись мгновенным головокружением. В углу, загородившись восковыми табличками для записей, сидела адептка со старших курсов в целительском фартуке. У нее были гладко зачесанные темные волосы и колючий взгляд, а еще она явно была недовольна тем, что ее оторвали от чтения.
- Давно здесь таких дурочек не было, - сообщила будущая целительница и светоч гуманизма, - сесть можешь? Ложку держать?
При мысли о еде желудок, похоже, свернулся сам в себя, но насчет ложки Астрид не была уверена, хоть и кивнула. Да и сесть, опираясь спиной на подушку, оказалось почти непосильной задачей, и она унизительно барахталась, пока помощница целительницы не дернула ее за плечи вверх без лишних слов.
- Вы вообще когда ели в последний раз, идиотки? - ласково поинтересовалась она, - а туда же, некромантки херовы. Поразительно, смотрю на вас и думаю - тот случай, когда люди настолько чудовищны, что их даже не накажут.
- В смысле - не накажут? - со второго раза выговорила рыжая непослушными губами. Будущая целительница звонко хмыкнула, развернулась на каблуках и отправилась прочь, бросив через плечо:
- Сейчас принесу бульон и сухари, и попробуй только стошнить.
Литтнейд, совершенно обессиленная движениями, только мрачно глянула вслед и кое-как повернула голову:
- Шеала… Ши? Ши, ты там?

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+1

36

Шеала выплывала из темного забытия рывками, неприятно и с тошнотой – сначала пришел свет, потом – звуки. При попытке подняться закружилась голова, пришлось снова закрыть глаза, и отвечать зажмурившись. Собственный голос казался слишком громким внутри головы.
- Там. Тут, - тут же торопливо поправилась она, запутавшись.
Тяжело перевалившись на бок и сразу же снова прилипнув к постели – чистой и свежей, несколько минут мучительно тяжело соображала, что происходит и почему они здесь очутились, а потом старшекурсница вернулась, сосредоточенно удерживая в руках плошки.
- С тобой все в порядке? Что произошло? – от нервов осипнув, почти шепотом спросила Шеала, переводя взгляд с Астрид на адептку и обратно. Подруга выглядела болезненно – даже веснушки посерели, а лисья рыжина в волосах потускнела и смотрелась припыленной.
Она совершенно ничего не понимала – что случилось, и как так вышло; последнее, что она помнила – это строгие и страшные глаза Тиссаи и стремительно охватывающий ужас неизбежно жестокого наказания, сопряженного с мыслью о том, что в этот раз Шеала перемудрила со своими идеями.
- Ложка только одна, - хмуро сказала адептка, - так что будете есть по очереди. И не заляпайте простыни.
В ближайшие четверть часа они, пытаясь последовать рекомендации, осторожно дули на перегретый бульон и слушали ворчание будущей целительницы. Несмотря на свое недовольство, та оказалась достаточно многословной – может быть, ей требовалось с кем-то потрепаться, или она просто не хотела упускать возможности поддеть пострадавших.
- Они почему-то решили, что ваш идиотизм оправдан тягой к знаниям, - охотно рассказывала адептка, зорко следя за тем, чтобы ни крошки не упало на постель, - а пока спорили друг с другом, бросить вас в уборную или пустить на удобрения, вы грохнулись в обморок прямо там.
Будущая целительница бесцеремонно покрутила голову Литты и даже заглянула той под веко. Увиденным, судя по всему, осталась удовлетворена, потому что вернулась в свой угол и начала что-то быстро записывать.
- Тогда, конечно, они перестали кричать на вас и принялись… Хотя, неважно. Легко отделались – еще пару таких раз, и вы угробите себе обмен веществ. Вы хоть знаете, что такое обмен веществ?
- А что было дальше? – наивно и встревоженно спросила Шеала.
Их собеседница снисходительно хмыкнула и промолчала, всем своим видом давая понять: уж мы-то, старшекурсницы, в курсе всей этой кухни и взаимоотношений преподавателей, а вам, непосвященным, всего знать не следует, потому что нос не дорос.
- Поели? Давайте сюда миски.
Как раз в тот момент, когда она протянула руку, за дверью послышался отдаленный, но весьма четкий звук каблуков, и Шеала внутренне сжалась, ожидая неприятного продолжения. Чуть не опрокинула едва тронутый бульон на себя - когда дверь распахнулась, и в ней появилось нечто чёрное и элегантное, окутанное таинственным и острым запахом.
- Пойди прочь, пожалуйста, - тоном вежливой кобры прохладно попросила Летисия, и адептка, совершив удивительно ловкий для человека с двумя занятыми руками книксен, моментально испарилась.
Выглядела чародейка, как всегда, великолепно, но когда они остались в лазарете втроем, стало очень жутко и холодно.
- Я разочарована, девочки, - в её голосе, как это ни было удивительно, звучал слабый оттенок тепла.
Шеала подтянула одеяло повыше, невольно бросая взгляд на Астрид.
Не думать, не думать о волосах, обо всем остальном – у них, кажется, пока все получается, только не думать…
- Простите, - сипло пробормотала она, надеясь, что голос звучит достаточно виновато.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

37

Главное было расслабиться: если честно, Литтнейд ни о какой удавке думать не могла, о ритуалах тоже, всё, чего она малодушно хотела, заключалось в очень простой формуле, в которую ожидаемо входили подушка и одеяло, а неожиданно - острое плечо Шеалы. После бульона ее клонило в сон с такой силой, что не осталось никаких страхов, а мысли приходили примитивные и благостные, так что на госпожу Летисию она смотрела без дураков прозрачным взором существа, в голове которого плещется сироп.
Главное было расслабиться и позволить себе ну… глупости какие-то: вообще, здоровая и вменяемая Астрид еще пару месяцев назад назвала бы это гадостью, а сейчас с упоением думала, какие у госпожи Летисии шикарные духи, и как она восхитительно и угрожающе выглядит. И это было чистой правдой.
- Астрид?
Рыжая вздрогнула, понимая, что засмотрелась и пропустила свою очередь покаянной просьбы о прощении. Взгляд преподавательницы, впрочем, намекнул ей, что это к лучшему. И, надо же, она запомнила её имя.
...она запомнила моё имя!
- Мне импонирует ваш энтузиазм, - сказала Летисия, устраиваясь на жестком стуле так, будто это был, по меньшей мере, трон. За этим последовала пауза - она явно ждала реакции, и показательно загоревшиеся глаза адепток ее ожидание оправдали.
- Но вы проявили такую безответственность, которая заставила меня усомниться в наличии у вас интеллекта. Даже так, только тот факт, что вы вообще были приняты в эту школу, удерживал меня от того, чтобы не признать вас окончательно безнадежными.
Дальнейшая речь преподавательницы вбила бы в пол менее подготовленную слушательницу. И менее сонную, конечно - второе было тем более на руку, что Астрид даже в голову не пришло тревожно оглянуться на Шеалу, проверяя, как она там, и не растоптала ли ее тирада Летисии. Саму рыжую растоптала бы непременно.
Ну, скажем, если бы не пара нюансов.
Но голову Литтнейд послушно опускала всё ниже, пока не начала едва ли не вздрагивать от каждого слова - и вот тогда преподавательница наконец-то перешла к главному.

Удалялась паучиха слегка не в духе - Астрид было озадачилась, а потом поняла: кажется, она разочарована. Разочарована - только подумать! - отсутствием бурного восторга у адепток, которые не имели сил даже внятно разговаривать и не оценили ни ее артистизм, ни великую честь, им оказанную. То есть, недостаточно оценили.
- Я…
Литтнейд хрипло вздохнула и попыталась начать снова, с трудом подбирая слова:
- Я не поняла. Она хочет, чтобы мы передрались, выясняя, кто первой пойдет… на занятие? - очень тихо сказала она. Вопрос был в общем-то риторический, иначе трактовать ее предложение самим решить, кто будет первой, невозможно. Покрываясь холодным потом под своим одеялом, старшая из двоих “беспечных и омерзительно непредусмотрительных” думала, что могли бы и впрямь передраться, будь кем-то другим - но за право туда не идти, а так…
- Нас ведь завтра не выпустят, придется еще и убегать, - устало закончила Астрид, откидываясь на подушку, - ложись и спи. Потом подумаем.
Примерно никогда. Всё, чего она сейчас хотела, это спать, спать и снова спать, и знать, что на соседней кровати спит мелкая и у нее всё в порядке, насколько это вообще возможно.
- Драки не будет, - невнятно предупредила Литтнейд, - я пойду.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+1

38

Сжавшись в комок, Шеала неуверенно кивнула.
- Хорошо.
Отвернувшись в сторону и под немыслимым углом согнув кисть, подпирающую подбородок, она несколько мгновений думала, бессмысленно глядя на нестройный ряд эликсиров в баночках мутного стекла.
- Думаю, нам удастся симулировать драку вполне убедительно. Подумаем об этом завтра.
Возвращение старшей адептки, приставленной присматривать за лазаретом, если оно вообще было, Шеала уже не видела – нужда строить щенячьи глазки и обожать Летисию отняла остатки сил.

Освобождать от занятий, конечно, их никто и не подумал. После обеда в лазарет пришли недовольные сокурсницы – обеим передали свитки того, что требовалось нагнать, кто-то из старших шёпотом принялся расспрашивать Астрид, что тут вообще произошло, но так, без особого интереса, потому что сплетни разносились по академии быстрее разряда молнии и без участия непосредственных участников происшествий. Момент был подходящим – и им пришлось делать вид, будто спорят и ссорятся по причине чего-то Очень Важного Но Секретного так, чтобы чуткие уши сокурсниц, к тому моменту уже уходящих, отреагировали правильно и всё уловили. В том, что эта сплетня тоже будет разнесена среди немногочисленных адепток школы, сомневаться не приходилось, как и в том, что она довольно быстро найдет те уши, которым предназначается.

Потом Шеала, осунувшаяся и серая, загибала пальцы перед осунувшейся и серой Астрид и шёпотом высчитывала часы. Выходило плохо, потому что слишком приблизительно, и с таким разбросом можно было бы разгребать конюшни, а вовсе не проводить ритуалы, требующие точности. Впору было отчаяться – Шеала ругалась всеми словами, которые успел дать её отрочеству Крейден, выцарапывая на каменном полу сбитой со стены чешуйкой известки числа.
То, что вышло в итоге, вышло грустным.
- Итого, это должно быть сегодня. С десяти вечера до пяти утра, - сиплым шепотом, охрипнув от дурных предчувствий, подытожила Шеала.
Они, не отрываясь, долго смотрела на ряд криво накарябанных рун, потом глубоко-глубоко вздохнула.
- Наверное, придется драться. Слушай, нет, я пойду.
Сглотнув ставшую вязкой слюну в попытке хоть как-то шевелить пересохшим языком, младшая адептка начала нервно пояснять:
- Ты старше, и сможешь убедительно доказать хоть кому-то, что что-то идет не так, когда она, ну… начнет своё. Без вариантов, ей сегодня нужна жертва, и на сегодня назначен индивидуальный практикум, таких совпадений не бывает. И если ей бросится помогать Фиренца, ты сумеешь её остановить, а я – нет. Так что нет, я пойду. Пока не начнется буча, это так и будет продолжаться, понимаешь, мы должны! Кто-то должен.
Было страшно, очень. И в то же время – глядя на цифры и руны – она как-то отстраненно чувствовала, что ужасный конец лучше, чем ужас без конца, и ощущала облегчение от того, что - возможно, вдруг, если у них удастся - что-то закончится именно сегодня. Конечно, неудачно, что они довели себя до такого состояния – но какая разница, если пытаешься противостоять магистру?
А если они выживут…
А если они выживут, она обязательно скажет. Обязательно.

В этот самый момент дверь скрипнула, и в лазарет ворвалась практикантка. Воззрилась на торопливо смазанные ступнёй известковые пятна, нахмурилась, уперла руки в бедра:
- А ну быстро за тряпку и смывать! Да плевать мне, на каком вы лечении, портить тут обстановку запрещено!
Ответом ей был тягостный стон, однако последствия своих изысканий смывать действительно пришлось – торопливо и спешно - и это чуть-чуть отвлекло от тяжелых размышлений.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

39

В какой-то момент Литтнейд подумала, что сейчас и впрямь будет драка. Да еще такая, что ни у кого не останется сомнений, отчаянная, безнадежная и парадоксальная драка, в которой в живых останется тот, кто проиграл.
Но их уже успели кое-чему научить, достаточно, чтобы юные адептки сами могли подойти к определенным мыслям, и их не пришлось вкладывать в головы извне: так Астрид, кривясь, словно съела что-то на редкость дрянное (а ведь и правда, пришлось проглотить), думала, что должна уважать чужие решения, если это твоя будущая коллега, если это твоя подруга и напарница, если это человек, суждениям которого ты доверяешь и в разум которого веришь. Должна уважать и принимать их, как бы ни вопили при этом отодвинутые в сторону чувства, как бы ни был тошнотворен ужас, который, оказывается, существует.
За себя она так не боялась никогда.
Могла иначе, как в тот раз, когда они прятались в мертвецкой кладовке, чтобы волосы стояли дыбом и шевелились на затылке, а ноги против воли судорожно подбирались, чтобы едва не кричать в ладонь. Но это и близко не было похоже на тоскливую жуть с пониманием того, что ты-то можешь остаться в живых, и вот это… вот это будет невыносимо.
Но их уже успели кое-чему научить, и потому Астрид молча отобрала у Шеалы тряпку и начисто вытерла пол сама, а только после этого, удостоверившись, что старшая удалилась в своем праведном гневе, так же молча прилегла рядом, обхватив мелкую обеими руками. Зарылась в волосы лицом и только тогда смогла кивнуть:
- Хорошо.
Ты права, так лучше.
Но легче почему-то не стало.

Облегчения Астрид не ощущала, только противную легкость в голове и не менее противную легкость на душе, ту самую, когда, подходя к определенной черте, оставляешь за ней всякие мелочи.
Наказания, чужое неодобрение, ссоры и вражду, выгоды и потери, расписание, режим, книги - всё сразу, пошло оно к черту, и мраморная плитка в полосах лунного света ложится под ноги так же уверенно, как если бы сейчас был полдень, а она спешила на лекцию.
Фрейя, если ты совершенно случайно есть…
Шаги частили, но не сбивались, потому что каждый шаг - треть потерянной секунды. Шаги частили, и совсем скоро треть секунды стала четвертью, потому что она таки сбилась на неприличный, но такой понятный бег. И когда из-за угла прозвучало ядовитое “А куда это ты собралась?” - Астрид, дочь Асгейра Финна по прозвищу Медведь, нашла самый простой ответ на вопрос.
Чуть позже, волоча за собой рыдающую Фиренцу с разбитым об пол лицом, она поняла, что даже не заметила, как это случилось.
Было очень, очень страшно, и когда Астрид стучала в двери кабинета Тиссаи де Врие, она замирала от ужаса, подкатывающего куда-то в горло колючим холодным комком, от злости дергала Фиренцу за намотанную на запястье косу, и не утирала слезы.
Воображение рисовало ей всякое. Должно было - гнев госпожи Тиссаи, а вместо этого подсовывало услужливо Шеалу со срезанными волосами, задушенную, неподвижную; Шеалу, бьющуюся под удавкой, Шеалу, совершенно не умеющую просить пощады, и потому неспособную отсрочить собственную смерть.
А что если…
А что если, думала Литтнейд, мне поверят. А что если всё будет, как надо, просто немного позже.
На пару минут.
Или даже на одну.
И едва сдержала отчаянный вопль без слов, когда за открывшейся дверью Тиссая де Врие глянула на нее, вопросительно изогнув безупречную бровь, Астрид непочтительно не испугалась, потому что уже познала кошмар. Тем временем лицо заместительницы ректора изменило выражение с удивленного на разгневанное, когда та осознала, что адептка не одна, и то, в каком состоянии находится вторая.
Извинения, приветствия, прелюдии - в сторону, потому что можно не успеть.
- Госпожа Летисия убивает учениц и сейчас убьет Шеалу де Танкарвилль. Прямо сейчас, - Астрид рванула косу, - говори!

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+1

40

Облегчения вправду не было. Страха как такового – тоже, все варианты собственной мученической смерти были обдуманы во все предыдущие дни и ушли куда-то вместе с холодным потом в больничные простыни.
Слабость никуда не ушла, осталась, став за последние дни привычной – притупляя, может быть, ощущения и чувства. Сердце билось чуть быстрее, но это и всё.
Умом, конечно, стоило бы понимать, что мероприятие очень рискованное, но не получалось даже это – возможно так, думала Шеала, с этой непонятно откуда взявшейся отстраненностью получится куда лучше лицедействовать. Делать вид, что очень заинтересована.

В положенное время она деликатно и твердо – как их учили на занятиях по этикету – постучала в дверь из дерева настолько выморенного, что то казалось чёрным.
Им с Астрид не хватило ни сил, ни времени, ни желания, чтобы создать по-настоящему убедительные признаки драки – возможно, думала младшая адептка, тогда возник бы соблазн действительно выместить пар, невнятную, но справедливую обиду, возмущение и обреченную усталость. Кто знает, во что это могло вылиться – когда отправляться на погибель, перестаешь жалеть о каких угодно вещах.
Если подумать, вышло довольно глупо. И умирать – вот так, ничего не закончив и даже не начав, не пожив толком, не увидев многих вещей и не получив многих знаний – было бы очень обидно, поэтому Шеала наивно надеялась, что не умрет, но готовилась к какому угодно исходу, не имея сил на упрямое самовнушение.
И вошла.
Как оказалось, невовремя.
Госпожа Летисия, безупречная и днем и ночью, чёрная, как вороново крыло, стояла у камина и, задумчиво глядя в огонь, сжигала какие-то заметки.
- А, это ты, - преподавательница непривычно для себя рассеянно махнула рукой. Потом моргнула, приобретая прежнюю строгость и собранность, указала на жесткий стул для посетителей, разительно отличавшийся от остальной обстановки её рабочего кабинета.
Адептка села, сложив руки на коленях, и проследила за ещё одной брошенной наотмашь пачки мелко исписанной веленевой бумаги. Нельзя было позволить себе даже мысли о том, что наверное это что-то важное, и это обязательно нужно спасти.
Она почувствует.
Осторожно отведя взгляд – понимая, что внимание к процессу Летисии будет неприятно, сможет спровоцировать – Шеала принялась рассматривать обстановку. Прижим для бумаги, сделанный из космически-чёрного гематита, разукрашенный гранатовыми искрами явно магически. Флакон, тоже чёрного стекла, от округлого бочка которого отражаются блики огня – и так, на свету, видно, что он наполовину пустой, а в воздухе, запоздало почувствовала она, едва ощутимо стынет горький запах полыни и беладонны.
Адептка бросила беглый взгляд на Летисию – глаза у той вправду блестели, но не болезненно. Что это тогда? Для кого?
- Ко мне тут заглянула одна из твоих будущих коллег, - от внимания чародейки не ускользало ничто, - бедняжка очень перетрудилась, пришлось дать ей успокоительное.
Только тогда Шеала заметила, что в кабинете их трое – замершая и скукожившаяся девушка в черном платье практически терялась на софе, бархат которой был тоже почти черным.
На мгновение сердце упало в пятки, но потом опасливо вернулось назад – нет, нет, волосы той не были лисье-рыжими, их просто раскрасил огонь. Не двигалась. Дышала ли ещё – в не очень ярком свете нескольких «светлячков» и всполохах огня было разглядеть сложно.
Тогда Шеала поняла, что она пришла вот совсем невовремя. Поздно.
- А ну ответь, адептка, что такое магия? – так же задумчиво спросила Летисия.
- Магия – наука, искусство и хаос, - с трудом отведя от лежащей ученицы взгляд, ответила Шеала, - благословение, прогресс и проклятье.
- Занятно, - отозвалась Летисия, - занятно, как вы все всегда путаете порядок слов. Но в данном случае этот подходит. Я думаю, ты уже поняла, что наука часто требует жертв, чаще всего – от того, кто ей занимается.
Адептка кивнула, не понимая, к чему клонит чародейка.
- Настоящая магия, девочка, требует серьезного подхода и серьезных же жертв, - Летисия бросила последние бумаги в пламя, разогнула спину и отряхнула ладони, - первыми становятся те, кто недостаточно серьезно к ней относится.
Шеала вздрогнула.
Это же не про отчисленных, верно?
- Верно, - чародейка без труда читала её мысли, - это смешно. Прикоснувшись к искусству магии кончиком пальца, они до конца жизни думают, что способны вершить что-то значительное. Но всё, что они могут привнести в мир, как ни странно, заключается в том, что им не нужно ничего привносить.
Шеала слушала, как завороженная, чувствуя, что не может пошевелить и мизинцем. Голова начала кружиться – кажется, в воздухе что-то было. Или это подступал страх?
- Ты понимаешь меня?
Она кивнула.
- Хорошо. Ты продемонстрировала, что умеешь идти на жертвы… очень неосмотрительно, именно поэтому не стоит заниматься всякими глупостями без присмотра. Понимаешь, о чем я?
Шеала снова кивнула, уже менее уверенно. Нужно было подобострастно, но у неё, как назло, не получалось. Примерно так же, как пошевелить хоть пальцем. Нужно проверить пульс… Вот прямо сейчас встать и…
- Ты боишься? Не бойся меня. Бойся тех, кто препятствует прогрессу, - неожиданно мягко произнесла Летисия, не заметив явного отрицания.
Адептка моргнула. Это происходит не с ней, нет.
- Встань.
Повинуясь, Шеала кое-как поднялась и приняла предложенную руку. Чародейка ободряюще кивнула, вблизи её глаза всё же выглядели лихорадочными. Наркотики?
Прикосновение её пальцев казалось слишком интимным.
- Я кое-что покажу.
Подведя её к софе, женщина встала сзади, оставив ладони лежащими на плечах. Шеала чувствовала её дыхание на своем затылке, и не могла даже повернуться назад.
Адептка поверхностно, неровно дышала. Это был не обморок, что-то другое…
- Жизнь, полная ложной власти и прочих пустых вещей, которая не принесет ровным счетом ничего полезного для науки, - негромко произнесла Летисия прямо ей на ухо, - либо настоящая польза. Прогресс.
Её пальцы, очень холодные и твердые, поползли – медленно-медленно, по плечу вниз.
- И мне нужны помощники. Ты, возможно, достойна.
- Я не могу. Я не буду этого делать!
Шеала резко развернулась, попятилась – дальше от чародейки, выдравшись из её рук - не удержалась на ногах, споткнулась и упала, отползала назад, пока не уперлась спиной в стену. Сжала пальцы в бесполезном, слабом жесте защиты – огонь в камине мигнул и померк, и под веками моментально стало сухо и жарко.
Голове хуже не стало – она и без того одурманена.
Смертельный фокус, на один раз – только бы дотянуть, только бы дождаться… чего-то.
- Дура! - Летисия надвигалась, не говорила, шипела, страшно и жутко, как гремучая змея, нависая низко-низко, - если ты посмеешь хотя бы кому-то сказать, тебя изгонят и казнят. Единственный путь, адептка, который у тебя остался - это возможность самим создавать науку. Настоящее искусство! Магия! Я даю тебе последний шанс!
В отблесках почти погасшего пламени её темная фигура казалась очерченной алым контуром. Чародейские светильники мигнули и погасли, погрузив кабинет в почти полную темноту.
Интересно, каким образом Фиренца собиралась выносить отсюда тело? Неужто своими ручками таскала всех в подвал? Они были тогда живы?
Фиренцу купили на что-то такое же?
- Ах, так ты знаешь, - даже в темноте чувствовалась её улыбка, страшная и жуткая, как поцелуй смерти.
Если Астрид удастся…
Когда Астрид удастся кого-то убедить в своей правоте, у них на руках теперь будут все доказательства.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+2

41

Зато, позже думала Астрид - когда смогла думать снова - зато ей удалось. Убедить в своей правоте. И эта мысль была тем самым, что вздернуло ее на ноги (ну, кроме руки госпожи Тиссаи) и заставило идти, временами даже прямо, неважно, что жалко всхлипывая на ходу, в конечном счете Фиренце пришлось куда хуже. На самом деле, этого, наверное, было достаточно, но госпожа Тиссая хотела знать, какова во всем этом роль Астрид и Шеалы, и не хотела ни ждать, ни тратить время.
Астрид, никогда не знавшая насилия над собой, если не считать попыток двоюродного брата задрать ей юбку, даже не знала, с чем сравнить, но потом раз и навсегда утвердится во мнении, что ничего более гадкого, грязного и отвратительного, ничего более изматывающего с ней не происходило и никогда больше не произойдет. Чужая воля вытащила из нее всё, совершенно всё, догадки, планы, сцену в аудитории, непристойные проплешины на головах мертвых студенток и леденящий душу запах, шум морской воды, падающей в чашу купальни, но самое ужасное - она выволокла на свет другое, что рыжая и себе не показывала, что тщательно прятала и не менее тщательно берегла.
И Тиссая де Врие перебрала ее сокровища, деловито, без насмешки, но с легкой брезгливостью человека, который не знает цены этим цветным осколкам, камешкам и костям, повертела и отбросила: ломкий шорох осенних листьев, и медовую сладость, и странную, но приятную тоску, и прохладу бледной кожи под пальцами, с недоумением наблюдая, как адептка почему-то цепляется за них и жалко, глупо пытается сопротивляться, закрыть собой свои осколки, камешки и кости.
А потом поволокла ее за собой по коридорам. Снова. Обратно. Сквозь те же полосы лунного света, серебром вспыхивающие перед глазами, как в бреду, и на полшага позади тащилась Фиренца. Почему-то Литтнейд не злорадствовала, хотя без сомнения могла бы.
Может, потому что всё еще не знала, успеют ли они.
Не опоздают ли.
На одну последнюю минуту.

- Танкарвилль, в какой момент вам пришло в голову, будто можно покинуть госпиталь? - в голосе заместительницы ректора было вежливое изумление и совсем немного сарказма - но вот это “немного” в текущих обстоятельствах тянуло на добротную порцию яда химеры, - Литтнейд, помогите своей подруге, нечего стоять столбом.
Астрид метнулась вперед, не дожидаясь окончания фразы. Ей казалось, будто вокруг одно добротное бредовое видение. Вот госпожа Летисия возвышается в огненных бликах, захваченная врасплох, и не понимает ни того, почему к ней ворвались, бесцеремонно распахнув дверь заклинанием, выглядящим, как магический пинок, и пуще того, почему при этом на нее обращают так мало внимания, будто она не главная героиня сцены, а какой-нибудь статист, или, того хуже, декорация. Вот госпожа Тиссая наконец смотрит на нее, пальцами одной руки перебирая огоньки, а другой - волосы упавшей на колени Фиренцы. А у той лицо плачущей куклы:
- Я не хотела, - рыдает она, - меня обманули!
- И самое печальное, - соглашается Тиссая де Врие, - что действительно обманули. Ты ничего не хочешь мне сказать, дорогая?
Астрид не слушает, она слишком занята, она пытается уловить другой звук: бьется ли сердце - и совсем не замечает того, что проверяет пульс у человека, который смотрит на нее вполне осознанно. Астрид занята так, что даже не пытается собрать вместе те три оставшиеся у нее мысли в гудящей, звенящей голове, к которой даже снаружи больно прикасаться. Она должна знать точно. Должна понимать.
Астрид не слушает, она растирает узкие бледные ладони - бросив взгляд на софу, понимает, что там уже нечего делать, и потому даже не пытается… то есть, нет, не потому. Просто другие не имеют значения.
Посмотри на меня, пожалуйста, посмотри на меня, иначе я умру.
А потом за спиной вспыхивает синим, знаменуя начало дискуссии, в которой Тиссая де Врие собирается объяснять, как неправа хозяйка кабинета.

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

+2

42

Наверное, это было страшно. Потом, вспоминая, Шеала не сможет ничего связать воедино, и в её голове это так и останется отрывками. Наверное, что-то важное из её головы попросту вытащили и стерли, оставив чёрное полотно вместо воспоминания.
Так что всё, что она помнит – какие-то осколки реальности. Невозможно бледное лицо Астрид – даже веснушки посерели – бросившейся к ней и зачем-то растирающей ладони, которых она не чувствует.
Потом, спустя какой-то провал – ещё более бледная, хотя, кажется, это невозможно, Фиренца, падающая ниц на пол к ногам Тиссаи.
Страшная Тиссая, чёрная и словно подсвеченная синим огнём изнутри – она бросает на Фиренцу такой взгляд, что Шеале хочется сгореть заживо или хотя бы проснуться.
Что случилось с Летисией – она так и не поняла.
Спустя несколько минут её начинает бить крупный озноб – когда они с Астрид пытаются по приказу госпожи проректора реанимировать адептку, и у них долгое время ничего не получается.

- Ну вы и ду-у-уры, - в который раз устало протянула старшекурсница. Она на время оставила лазарет и теперь сидела на мраморных ступеньках, подстелив под себя фартук, и задумчиво грызла подобранное тут же и антисанитарно вытертое прямо о подол рабочего платья позднее яблоко. Морщилась – то ли от кислинки, то ли от впечатлений.
- Она выживет? – отупевшим голосом спросила Шеала, бессмысленно пялясь куда-то в садовые заросли, сквозь которые ветер гонял уже высохшие листья. Внизу, далеко и невидимо, гудело море, а холодный ветер гнал над замком быстрые и рваные осенние облака.
- Наверное, - адептка пожала плечами, - сильная интоксикация и кислородное голодание мозга. Пока непонятно.
- Ясно, - Шеала вытянула ноги и зажмурилась, подставляя лицо срывавшимся с неба брызгам.
Всё закончилось как-то сумбурно и рвано. Их ждал разнос – сначала госпожи проректора, потом – ректора, когда госпожа Шарбоннэ вернулась в школу. Разумеется, вся история не должна была достигнуть чужих ушей, поэтому о неё знала каждая школьная собака; самое парадоксальное заключалось в том, что Шеалу один раз поймали и попытались побить те, кто не заполучил крупицы некромантических знаний на персональном спецкурсе. Так что, можно сказать, строгий наказ Тиссаи был выполнен – никто так и не понял, в чем именно было дело.
Они сами до конца тоже не поняли.
Возможно, потом они узнают все подробности, но Шеалы к тому моменту в школе уже не будет.
Облака бежали быстро-быстро, затягивая лишенное синевы небо рваной сизой шалью.

Она так и не поняла, что было страшнее – визит к Летисии или же то, что было после – то, когда Тиссая второй раз, уже более настойчиво спрашивала, какого рожна они влезли в это все, не уведомив преподавателей. Младшей адептке казалось, что их оправдания, раньше выглядевшие логично и разумно, сейчас звучат трусливо и неуверенно.
А «ход расследования» - так и вовсе смешно и нелепо.
Спасло их, наверное, только то, что Фиренца действительно раскаялась. Если бы её сердце было бы чуть тверже – кто знает, чем бы все закончилось, но она, объятая неуверенностью в собственном будущем и ревностью, промедлила в отношении выполнения части приказов Летисии, так что тела нашли там же, в подвале у эльфийской купальни, и примерно сейчас часть старших чародеек была занята тем, что запечатывала эти подземелья от греха подальше.
Возможно, признание спасло Фиренце жизнь – но не карьеру; и сейчас отбывать из школы готовилась не только Шеала. Но Шеалу было кому провожать. И когда она увидела знакомые рыжие волосы, торопливо поднялась – с трудом, потому что последние дни давали о себе знать.
Всё, что у неё было в голове, сейчас оказалось истоптано, смято телепатией – столько всего, что она хотела сказать и за что хотела поблагодарить, и сейчас так торопливо и невнятно пыталась преобразовать в слова - что они не находились вовсе.
Практикантка-целительница громко хрустнула яблоком, без стеснения пялясь, и Шеала запнулась, толком не начав, потом порывисто обняла Астрид, зарывшись лицом в волосы, и зажмурилась.
Страшные истории объединяют намного сильнее, чем что угодно ещё – одна неполученная смерть на двоих, а заканчивается всё как-то так бестолково и бездарно… как впрочем, часто происходит в жизни.
Печально, но она даже не могла пообещать, что сможет приезжать в школу – потому что госпожа Бианка д’Эст надолго отбывала из Темерии, и сочла нужным принять именно такое решение.
Но может быть, потом…
Слова застряли в горле и так и не смогли проложить себе дорогу.
[status] [/status][icon]http://i.imgur.com/OKzgU6S.jpg[/icon][sign] [/sign][info]Возраст: 15
Деятельность: адептка школы чародейства на острове Танедд[/info]

+1

43

- Я не пойду.
Хильда отвернулась от высокого стрельчатого окна, в котором ветер гнал по небу обрывки туч, и зачем-то положила ладонь на стену. Была у нее дурная привычка всё трогать, когда горбунья собиралась с мыслями, и иногда это были камни, а иногда собеседники, что и вовсе обескураживало тех, кто не знал, что зрение Хильде вернули только с поступлением.
И она пользовалась им отменно.
Сейчас - мрачно смотрела на Астрид, ухитряясь делать это так пронзительно, что той стало стыдно за свое существование.
- Ты за что-то обижена на нее?
- Нет, - рыжая отчаянно затрясла головой, - нет.
- А на себя?
Литтнейд сжалась на подоконнике, обхватив руками колени, не уверенная, что Хильде можно это сказать - что вообще кому-то можно, какими-то словами - как это всё глупо, страшно и стыдно, и почему. И как это, чувствовать себя тем, кто сам отдал (нет, не отняли! Надо было сопротивляться лучше!) одно на двоих, общее - отдал, чтобы это вскрыли, выпотрошили, изучили. Не посмеялись - хуже, со снисходительной и понимающей усмешкой бросили обратно, и она одна сделала больше, чем любые упреки и оскорбления.
Хильда была неприлично мудра для своих лет.
- Не пойду.
- Ну и дура.

Астрид была на два года старше: пропасть, которая к этому времени стала чуть поуже и не такой уж пропастью, но этого хватило.
Хватило, чтобы понимать - не будет никого “потом”, никакого “может быть”, никакого “когда-нибудь”, не будет никогда и низачем, не пройдет и года или двух, как они станут совсем другими, а к выпуску (если доживут!) вообще не будет их вовсе, будут две какие-то другие молодые амбициозные чародейки, и она никогда больше не коснется рубцов от ожога на прохладной спине, а сама будет смотреть двумя глазами - сейчас этот желанный момент кажется каким-то даже оскорбительным - со вполне возможно совсем другого лица.
И думать они тоже будут иначе.
Да и вспомнят ли вообще.
Так что она неслась по коридорам, два раза сбив с ног кого-то по дороге, опасаясь, что может не успеть, не застать, и кляня себя за то, что так много времени потеряла.
Успела.
С разбегу. В последний момент - если ты будешь говорить о том, что произошло, а пуще того, о том, что будет, то я убью тебя, Шеала де Танкарвилль, возьму и убью, кину вниз, в море, к слепым рыбам - влетела в руки, обхватила в ответ и замерла.
- Ну вы и…
Астрид молчала, гладила прохладные каштановые пряди очень осторожно, кончиками пальцев, и думала, что совершенно точно это переживет. И это - самое страшное.

- ...хотели бы услышать заключение целителя, коллега.
Литта, последние  полчаса героически борющаяся с похмельем, опустила взгляд с потолка на Алваро Рансанта. Заключение целителя она уже сделала, про себя, но делиться такими сокровищами не предполагала.
Или всё-таки?
Конечно, известие о том, что проблемы магистра Рикерта не имеют никакого отношения к неудачному падению, вряд ли разрушит репутацию магистра де Танкарвилль - ну, больше того, что с ней уже случилось, но определенно поднимет скандал на те высоты, на которых красиво сверкают фейерверки. С другой стороны, можно придержать эту информацию и при случае потребовать у магистра де Танкарвилль ответную услугу.
Куда ни кинь, всё такое вкусное.
Магистр де Танкарвилль, щеголяя безупречной золотистой кожей, сдержанно объясняла наскоро собравшемуся “трибуналу”, почему они идиоты. Астрид Литтнейд смотрела на гладкую прядь, выбившуюся из ее прически - потом поднесла к лицу ладонь и с усилием потерла переносицу.
Мокрые пальцы вытерла о подлокотник.
— Говорила же, ушиб, гематома. Всё, хватит болтать. Что решаем — я забираю этот овощ?

[nick]Астрид Финнбьорнсдоттир[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/bS7aF.jpg[/icon][status]мордобой и аутопсия[/status][info]Возраст: 17
Раса: человек
Деятельность: адептка школы чародейства[/info]

Отредактировано Картия ван Кантен (25.12.2017 01:50)

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [09.1115] Путь переменам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC