Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала де Танкарвилль — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [02.1269] И вздымает вьюга смерч


[02.1269] И вздымает вьюга смерч

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

"Ну конечно, не касаются, - думала Филиппа, старательно скрывая мысли от Шеалы. - У всех нас есть свои маленькие увлечения. Главное - не переходить черту".
Впрочем, сейчас было не до того. Сейчас их должен был интересовать другой мужчина - и те, кто с ним связан. Шеалу он, похоже, и правда интересовал - энтузиазм и пыл, с которыми она выбивала информацию у пьяного то ли сторожа, то ли санитара, на какой-то миг впечатлили даже Филиппу. Ее так задело это высказывание насчет "коллеги"? У нее настолько плохое настроение?  Нет, Филиппа и сама готова была кого-то убить, кого-то пытать, возможно даже кого-то сожрать, но то, что творила - причем, привычно, без всяких сомнений! - вроде бы обычная, пусть и суровая чародейка-ученый, вызывало как минимум уважение, как максимум - легкую опаску. Приглашенная скорее для количества, ну и для максимально полного охвата деятельностью Ложи всего континента, ковирская отшельница действительно подтверждала ходившие о ней ранее слухи.
Опасная женщина. Как острый нож. Если только ее правильно направить...
- Да, знаю, - кивнула Филиппа. - Отправляемся сейчас же.
Для этого не требовалось даже выходить из здания.

- Посмотрим, правильно ли нас направили, - скептически подняла бровь чародейка. - Как-то слишком богато для задрипаного коронера. Профессия-то, похоже, прибыльная.
На этот раз дверь открыла она сама. Без вспышек, без лишнего шума - просто щелкнул замок, а деревянный засов рассыпался в труху. В доме было темно и тихо, в камине мерцали пригасшие огоньки, а со стены тепло улыбалась девица с округлыми щечками и таким декольте, что ее легко можно было назвать полуобнаженной. Проверив безлюдные помещения первого этажа, чародейки поднялись в спальню. То, что они там увидели, вызвало у Филиппы огонек ужасной зависти - коронер спал, укрывшись одеялом и натянув на голову дурацкую шапочку, прикрывающую уши. Зависть несколько ослаблял тот факт, что постель явно была не первой свежести.
Впрочем, еще терпимо. 
"Посмотрим, что у нас тут, - мысленно произнесла Филиппа. - Шеала, когда я дам знак, сдери с него рывком одеяло. Я хочу кое-что попробовать".
И правда, заклинание сработало как надо - сгустки темной энергии, более всего напоминающие щупальца, высунулись из-под кровати с двух сторон и, схватив жертву за руки и ноги, распластали ее по постели несмотря на начавшееся сопротивления. Рубашка коронера задралась, оголяя выпирающие коленки, но пока еще скрывая все остальное, а очередное заклинание заткнуло ему рот.
- Ну чего кричать, милый, - хищно улыбнулась чародейка. - Ты же нас звал - вот мы и пришли. Ты что, не рад, что ли?
В еще не до конца прояснившемся взгляде на миг промелькнуло-таки заинтригованное выражение, тут же сменившееся паникой. Мужчина на кровати снова задергался, от чего ночная сорочка грозила оголить и все остальное.
- Похоже, все-таки не рад, - вздохнула Филиппа. - Не сказать, чтоб я надеялась, а все же обидно.
Как многое в жизни чародейки, последнее утверждение было бессовестной ложью.

+1

32

- Никакой совести, - прохладно заметила Шеала, скомкав и бросив одеяло на пол. Была мысль скормить его коронеру целиком – после того, как все расскажет, разумеется, но, возможно, смерть головой в камине будет более справедливым концом.
Чародейка наклонилась над удерживаемым заклинанием мужчиной – выглядит эффектно, нужно будет потом у Филь выяснить формулу этой изысканной формы – и безэмоционально огладила ладонью изборожденный морщинами лоб.
- Будет немного больно, - почти ласково произнесла она, прикрывая глаза.

При взаимодействии таких чародеек, как они, следовало помнить о том, что понятие дружбы достаточно иллюзорно, а про доверие нужно время от времени вспоминать, а то оно исчезает куда-то само, поэтому Шеала, поднапрягшись, просто заставила его говорить вслух. Вскрыть воспоминания было бы быстрее, но не настолько надежно, если уж говорить об этом чародейском взаимодействии.
- Я отвлекал вас, - послушно начал он, подчиняясь беззвучному приказу, - пока мой господин заканчивал свои дела.
- Что ты знаешь об живых мертвецах с печатями?
- Мало, - его губы едва шевелились, глаза с сузившимися зрачками не моргали, по лбу на висок скатилась первая крупная капля пота. Шеала мученически поморщилась, не открывая глаз, - меня не посвящали. У меня нет таланта. Он сказал…
- Неважно. Откуда брали материалы для опытов?
- Покупали людей. Были… - он попытался сжать челюсти, но все же говорил, - особые люди, которые брали пленников. Нищих, проституток, девиц, сбежавших из родительского дома. Тех, кто узнал… некоторых студентов, кто пытался бросить обучение после посвящения.
- Сколько всего было специалистов, кроме твоего господина и Ирмы Вернер?
- Трое старших, - помусолив губы, наконец ответил коронер, - врачей. Ещё один чародей.
- Твой хозяин – чародей? Кто ещё был причастен?
Коронер назвал несколько имен, среди которых чародейки с неприятным чувством опознали одного из сотников городской стражи и пару господ из городского совета.
Шеала слизнула первую каплю крови, скатившуюся на лишившиеся краски губы. Обновить помаду этим вечером было решительно некогда.
- Как зовут твоего господина?
- Рикерт.
Шеала бросила настороженный взгляд на Филиппу. Тот ли это Рикерт, которого они хорошо знали, или просто тезка? В совпадение поверить сложно.
- Где его найти? – наконец задала вопрос чародейка.
Коронер вдруг ещё сильнее выпучил глаза и дернул руками, пытаясь вырваться.
- Где его найти! – с нажимом повторила Шеала, снова прикрывая глаза и кривясь так, будто пыталась удержать ладонями небесный свод.
- У западных ворот, - проговаривая каждый звук так, будто ему что-то давило на горло, наконец ответил коронер, - у западных ворот… вход… у набережной…
Из уголка его рта щедро потекла слюна, а взгляд утратил осмысленность.

+1

33

- Вот же гнида, - прокомментировала Филиппа, не стесняясь присутствия коллеги. - Еще и считал себя самым умным.
На Шеалу смотреть было страшно - запавшие глаза, бледное лицо, синяки и словно чтоб специально все это оттенить - кровь из носа.
- Ну, если он нам соврал... Нееет, так просто он не сдохнет. Передохни немного, Шеала, я сейчас. Вон то кресло выглядит удобным, как думаешь?
Оставить коронера захлебываться собственной слюной было бы хорошей идеей, но если он вовремя не сдохнет, то другой маг, если он не криворукий идиот, мог бы найти следы вмешательства. Перерезать глотку? Тоже хорошая идея, но тогда все равно на них падет подозрение. Да впрочем, оно в любом случае будет, но нет тела - нет дела.
Сложная, многоступенчатая формула потребовала сил и внимательности - может, немножко расточительно перед решающим боем, но чародейка не смогла отказать себе в маленьком удовольствии. Хрипящий и дергающийся коронер засветился неприятным зеленоватым светом, скукожился, сжался, затем в последний раз полыхнуло - и на простынь упала небольшая фигурка. Брезгливо подобрав фигурку двумя пальцами, Филиппа осмотрела ее и неудовлетворенно вздохнула.
- Никогда не получалось ничего симпатичного. Наверное, все дело в материале.
Маленький нефритовый человечек застыл в беззвучном крике, корча страшную рожу. Его тонкие хрупкие костлявые ножки все так же выглядели смешно и нелепо.
- На память, - протянув Шеале фигурку, Филиппа улыбнулась. - Вдруг потребуется для опытов. Или как напоминание о том, что кто-то где-то нас, ведьм, пытался любить. Пойдем, Шеала. Думаю, теперь впереди пойду я, но, разумеется, право добить Рикерта оставлю тебе. Если хочешь, конечно.
Филиппа размяла пальцы. Снова мягко засветился телепорт - достаточно далеко, чтоб та сволочь не почуяла, достаточно близко, чтоб не пришлось добираться через весь город.

+3

34

- Спасибо. Милый сувенир.
Шеала запрятала статуэтку за пазуху, вздрогнув от укола остаточной магии, растворяющейся в пространстве. Они с Филиппой порядочно набегались этой ночью, устали и измотались – так что чародейка не была уверена, что коронеру когда-то будет суждено снова быть в порядке. Малейшая ошибка при зачаровании, неточность или небрежность, невовремя дрогнувший уставший палец – и потом при декомпрессии человек превращается только в кусок обезвоженного фарша.
Ну, тем приятнее мысль о том, что проверять не придется никогда.
Они снова вышли в снег и ночь – если бы не крыши домов, то наверняка над горизонтом уже была бы различима бледнеющая кромка зарождающегося рассвета. Фонари не горели, разбойники уже спали по домам, а те, кто не спали, спешили убраться с дороги двух одиноких путников, идущих так, как по ночам не ходят – без малейшей опаски.
Набережная заледенела и покрылась за ночь инеем и невысоким слоем сухого снега, скрипящего под подошвами.
- Где он говорил, эта дверь? Похоже, сюда.
Лёд скользит под каблуком, это не вызывает даже легкого оттенка досады – Шеала сосредоточена на цели их путешествия и слушает окружающий мир, выискивая малейшие следы колдовства. На хиленьких с виду, но оказавшихся удивительно крепкими дверках, ведущих к стокам, висят довольно сложные чары – одни, вторые, потом печать, задержка вызывает глухое раздражение.
За дверью – дурно пахнущие коридоры, потом отчищенная, почти светящаяся в темноте белизна мраморных эльфских ступеней, признак того, что они стоят на верном пути. На стенах – другие печати, бледно мерцающие под внутренним магическим зрением, Шеала, идущая следом за Филиппой, просто ведет по стене рукой, оставляя подкопченный след, и контуры рвутся один за другим. То, что ты когда-то присутствовал при рождении этой ветви магии, признанной немногими, считающейся в лучшем случае бесполезной, в худшем – опасной, и подвластной далеко не всем, но от этого не менее самостоятельной, дает какие-никакие привилегии.
Потом чародейка останавливается на мгновение, почувствовав возмущения магического пространства – река за стеной мерно несет силу в своих волнах, и невидимый пока что чародей, почувствовав, что за ним пришли, готовится к сражению.
Мертвец, на которого она поставила метку, находится все ещё в своем стойле, и это не может не радовать. О чем-то таком, очень радостном, она говорит в пространство, когда за очередным поворотом начинает брезжать свет – его торопливо гасят, а потом темнота расцветает вспышкой заклинаний.
Чародейки к этому, конечно, оказываются готовы.
- Здравствуй, милый, - улыбается Шеала в темноту и выверенным движением правой руки хлестко бьет огненным бичом по мордам мертвецов, неожиданно – по мнению создателя – прыгнувших на них из темноты. Сразу с двух сторон, но щит, на мгновение проявившийся и озаривший своими алыми искрами перекошенное гримасой ярости лицо чародея, торопливо отступившего в темноту, выдерживает удар. Сомнений нет никаких – это действительно их старый приятель.

+2

35

Как в страшной сказке, спускались они по мраморным ступеням в логово темного колдуна, чтоб сразить зло и спасти, быть может, сотни невинных. Как в страшно современной сказке - потому что среди мерцающих во тьме печатей вперед шли не могучий герой с его храброй подручной или верным другом, а две ведьмы - по сути почти такое же зло, только рациональнее, разумнее, и потому понимающее пределы допустимого.
Но не добро, нет. Добром их было не назвать.
А черный колдун со своими уродливыми творениями готовился к битве. Был ли он одинок, этот маленький жалкий человечек? Упивался ли властью, помыкая бездарями, и перед кем пресмыкался сам? О, об этом стоит спросить, если получится оставить его в живых. Ненадолго. Юным якобы талантам не мешало бы продемонстрировать, что бывает, если не слушаться старших и не уважать законы, но вот остальному миру знать о деяниях некоего чародея совершенно не обязательно - плохо скажется на репутации всех практикующих магию, и никто даже не посмотрит, что с зарвавшимся магиком разобрались его собственные коллеги.
И все же - был ли он последним звеном в пищевой цепочке? Для организации всего этого безобразия требовалось и время, и средства.
Размышлять, впрочем, было некогда. Сковывающее заклинание в виде огненных пут срывается с рук, рядом сверкает огненный бич Шеалы, мертвецы отлетают в стороны  - боли они, похоже, не чувствуют, но у одного повреждена голова,  а второй корчится в затягивающихся сверкающих нитях. Волна огня снова озаряет коридор и останавливается, виден отблеск наскоро поставленного щита - вот она, цель, и три следующих всполоха пламени одновременно слетают с руки чародейки и, кружась, устремляются вперед, заходят с разных сторон, пытаясь найти брешь в защите, не давая сосредоточиться на более сложных заклинаниях.

Отредактировано Филиппа Эйльхарт (24.10.2017 21:43)

+2

36

Как бы чародейки ни устали, они изначально были сильнее. Их было две – он был один, пусть с мертвыми слугами, но один, и вскоре стало ясно, к кому Креве сегодня благоволила.

Конечно, он не был последним звеном в пищевой цепочке – позже, наслаждаясь вычиткой запутанных записей, реквизированных и унесенных с собой в замок, Шеала найдет несколько странных моментов, позволяющих заподозрить его в том, что он тоже подчинялся приказам свыше, но не найдет ровным счетом никакой зацепки, чтобы понять, откуда они идут. А потом станет не до того – потому что, к счастью, некромантическая ересь в Оксенфурте больше на глаза ей не попадется, и вместе с весной настанет время заниматься совсем другими делами, к которым она и без того слишком долго не приступала.
Но это будет потом, а сейчас Шеала думала о том, что сапожки натирают, и ей до смерти надоел этот воротник, вот даже хорошо, что он после этой потасовки испортится, совсем не жалко, ну и что, что стоит, как четыре лошади. Ничего страшного, ради старого любовника и не такое отдашь.
Печати, надо же. Надо думать, не работали, как и…
Шеала шмыгнула носом, в котором снова стало подозрительно влажно, и коротко попросила Филиппу:
- Прикрой, Филь.
Пока Рикерт из Маллеоры, некогда – брехливый, но очень харизматичный чародей Братства, а последние… годы, сколько их там прошло? Десятки лет? Ренегат, пропавший из поля зрения, колдовал, а Филиппа защищалась и контратаковала, Шеала торопливо сплетала месть. Колдовство почти целительское, требует сосредоточенности и концентрации – оставалось понадеяться на то, что заклятая подруга по Ложе не подведет – и когда оно было готово, Шеала улыбнулась окровавленными губами широко-широко, будто вдруг впала в состояние неизмеримого, почти наркотического счастья.
Рикерт никогда не обращал внимание на тонкости.
Никогда.
И не обратил в этот раз – когда прохладное синеватое свечение проникало сквозь боевую магию, улучив мгновение, пока он наслаждался короткой передышкой и переставлял щиты. И щитов не появилось, потому что рука, торопливо сплетающая из силы чары, вдруг обмякла и перестала слушаться хозяина.
Потом в подвале запахло ещё хуже.
- Проприорецепторы, Рикерт, - в погасшей темноте произнесла Шеала, потом её скрутило и пришлось опуститься на колени, но это было все ещё лучше, чем то, что происходило с нервными связями ренегата.
Он попытался что-то сказать – наверное, какое-нибудь очередное признание ее никчемности, с полным отсутствием эмоций думала Шеала, пока её выворачивало наизнанку и сгибало в сухих желчных спазмах. О том, какое место в жизни должна занимать женщина и её умения.
Потом у него начался некроз мозговых клеток.

Потом Шеала кое-как поднялась, пообещала Филиппе, что разберется с оставшимися мертвяками, как только сможет – но пока что нужно немного поправить помаду дома, и, наверное, сюда стоит наведаться уже утром, после чашечки чая, и проверить всё как следует.
Соврала.
Потому что наведалась туда раньше – ещё до того, как сама поверила в то, что может, и умыкнула часть запрятанных, а потом чудом разысканных записей – так, чтобы выглядело не подозрительно. Шеала любила владеть такими вещами в одиночку. Филиппа все равно не интересуется некромантией – пожалуй, ей будет достаточно и половины, а также всего того, что касалось продажных чиновников. Каждый должен заниматься в этой жизни тем, что ему по душе.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Завершенные эпизоды » [02.1269] И вздымает вьюга смерч


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC