Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [05.05.1265] За пригоршню флоренов


[05.05.1265] За пригоршню флоренов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://cdn.shazoo.ru/79404_SfgZuTjUmf_img2.png
Время: несколько дней
Место: княжество Гесо
Участники: Ламберт, Эскель
Краткое описание: Два ведьмака, не лишенных каких-никаких моральных принципов, одна из самых криминогенных провинций Нильфгаарда, золото и кровавая ганза - что может пойти не так?
NB!Мясо, матюки, убийства и голые сиськи (с)

+2

2

Сидя в тени полотняной кровли повозки, Эскель с ухмылкой поглядывал на бедолаг из бригады Ярека Гильноса и пытался предугадать, который из них свалится с лошади первым. Отец Ярека был серебряным магнатом и пользовался в Нильфгаарде неплохим авторитетом, сынок же, если верить "злым языкам", умом в отца не вышел, зато кошель его был набит серебром под завязку. Достигнув того возраста, когда волосы на груди мужчины перестают напоминать юношеский пух, он решил сбить ганзу наёмников и заработать еще и немного славы. К сожалению, бравых ребят одними деньгами не привлечешь, за кого попало рисковать головой опытный наёмник не станет, поэтому в бригаду к Яреку попали люди с его же весовой категории. И теперь все они медленно пеклись под палящим Нильфгаардским солнцем, а все потому, что Яреку взбрела в голову гениальнейшая мысль - чем больше людей будут высматривать врагов, тем больше шансов заметить их издалека, а посему разбиваться на смены они не станут, а пойдут вместе, дабы ничего не проморгать.
- Мастер ведьмак, подходим к перевалу. Господину Хейлгару было бы спокойнее, если бы вы были в голове каравана.
- Понял.
Чем ближе они подходили к Тир Тохаир, тем больше им приходилось преодолевать каньонов и перевалов, в каждом из которых потенциально могли водится гарпии, Эскелю все чаще приходилось отрываться от каравана и ехать в разведку. Оно и к лучшему, подумал ведьмак, никто из людей Ярека все равно не выдержит галопа, они наверняка и ходить-то нормально не смогут несколько дней. Закинув за спину пару ножен, мужчина осторожно перелез на Василька, смирно шедшего за повозкой. Отвязав поводья, он двинулся рысью в сторону перевала, попутно вылавливая недобрые взгляды участников каравана. Здесь его не любили. Не то чтобы ведьмаков вообще где-то жаловали, но в Нильфгаарде к ним было особое отношение среди народа, даже более жесткое, чем в его родных краях, поэтому с каждой пересеченной границей северных княжеств империи Эскель чувствовал себя спокойнее. При всей нелюбви местного населения, платили тут хорошо. Да и климат теплый приходился мутанту по вкусу.

Отредактировано Эскель (22.04.2017 01:08)

+3

3

Несколькими милями западнее
Ламберт расстегнул пояс и отодвинул от себя миску. Мастер Бран Дюрваль, коренастый краснолюд, спел в замок короткие толстые пальчики и посмотрел на ведьмака долгим, проницательным взглядом. Сидящий рядом с ним Арман ван Винкль попрпавил очки и с нетерпением обмакнул перо в чернильницу. Перед писарем лежал вексель, который ему велено выписать ведьмаку едва тот согласится взять заказ. Ламберт не спешил. Потянулся к пиву.
- Дело хлопотное, господин Дюрваль. Деньги не возьму. Ту мелочь, что ты мне предлагаешь в невообразимом количестве, при себе возить не удобно. Возьму каменьями, если никто не против. Розовый топаз с золотыми искрами.
Краснолюд тяжело вздохнул, встопорщив усы и загасив три из четырех свечей в подсвечнике на столе.
- Добро. Берешься?
- Напомни, что нужно доставить Вам?
- Бриллиант мастера Гвидо Раумберка.
- Сколько?
- 86 карат.
- Где?
- На Ануре. В горной мастерской, прямо над водопадом Rhaedr.
Ламберт присвистнул.
- На Ануре?
- На Ануре.
- На Ануре?
- Да! На Ануре! Ну, это там где гномы, шахты, мастерские, свежий воздух, прекрасные виды, гарпии - ебать их в сраку - Келайно. Анур!
Брану Дюрвалю ведьмака порекомендовал деловой партнер, которого Ламберт вывел из Мехунских урочищ и до самого Гесо они уже путешествовали вместе. Бран Дюрваль держал здесь ювелирную артель и несколько мануфактур, обслуживающих деятельность кузниц и кожевенных мастерских, активно торгуя с гномьими ремесленниками и горняцкими цеховиками в Тир Тохаир. Бесценный заказ, который ему продали и огранили за сумасшедшие деньги пропал по пути из гор, а посланный отряд наемников вернулся сильно поредевшим. В ущельях они нарвались на гарпий. Кого-то бестии утащили с собой, кого-то - сбросили в пропасть, но обнаружить пропавших курьеров они так и не смогли.
Ведьмак оказался очень кстати.
- Но гарпии - это еще не все, ведьмак. - Краснолюд мощно высморкался на пол кабака, зажав пальцем ноздрю. - Хотя солдаты и рассказывали, что это за паскуды. Страшные, как говно из-под снега, а верещат до того противно, будто кто сверху по шлему когтями скребет. Черный Вилли от княжеской облавы, говорят, где-то в горах затаился. Сучий пёс, все никак его за жопу не возьмут.
О Черном Вилли Ламберт слыхал. Даже видел последствия за попытку выдачи его властям, когда они проезжали пепелище, оставшееся от какой-то деревни. На яблонях, вместе с краснобокими плодами, качались почерневшие трупы селян.
- Ты, главное, будь там осторожнее, ведьмак. Не нужно тебе связываться с его ганзой, особенно, если при тебе будет драгоценный камень размером с кулак.
Ламберт потянулся, хрустнул суставам пальцев и долил себе еще.
- Так это уже его проблемы, а не мои.

Обливаясь потом, он выехал на плоскогорье и оглянулся. Впереди громоздился горный хребет, покрытый вверху ослепительно сияющими снежными шапками, но здесь, в седловине, простиралась сланцевая равнина, скудно поросшая полынью, островками арчи и чахлыми эфемерами. Вся растительность была покрыта серой пылью и выглядела малоприметно на фоне каменистых россыпей.
Дорога пересекала равнину по руслу свернушего в другую сторону ручья и Ламберт видел на другой стороне её подъем, прятавшийся меж острых утесов. Это было единственное место, которым в горы ходили торговые караваны. Проезжая неспешным шагом ведьмак замечал остатки биваков в виде мусора, засохших объедков и и следов кострищ.

Отредактировано Ламберт (24.04.2017 23:07)

+4

4

Поговаривали, что головорез Мелюзиньи Глазки расквасил черепушку папаши отломанной рукояткой деревянной ложкой в позолоченных петухах, а когда хитросумный виконт из Лоредо платить за заказ отказался, заставил виконта живьём жрать вырванное голыми руками сердце стремящейся разродиться жёнушки. Чёрному Вилли скудно представлялось, как именно щуплый, долговязый хер заработал кровожадную репутацию садиста, и не сказать, что нежное лёгочное состояния Глазок его заботило. Прошлый следопыт по прозвищу Свёколка, краснолюд, мать их за ногу, пошугался Вилли обокрасть и сдать выехавшему особому наряду стражи. Эксклюзивный выезд особых стражей закончился неофициальным повторным знакомством со Свёколкой, его вспоротыми кишками и распятыми обломками ржавого частокола конечностями. Поговаривали, что Свёколка сдал Вилли за – золотых — Вилли всегда веровал, что мерзкую жизнёнку свою стоит оценивать вкладами.

С Глазками они ехали вдвоём рысью,  выдерживая хиленьких гнедых на расстоянии. Они ехали с горы и петляли по узенькой ленточке Бархатной Тропы, огибая сбившиеся клубки шипящих ужей и заползающих под обглоданные костяные останки где-то козликов, где-то черепов человека скорпионов. Один пятился, норовя задеть поблескивающим рубинами панцирем лошадку Глазок, и хвост с жалом горделиво трещал молитвою Чёрному Солнцу. Мелюзиньи Глазки натянул поводья, спрыгнул, перекатил перекрученную наждачку с запиханной крошкой белокопытника во рту и сплюнул. И наступил облезлым сапогом в сползающей замше окромя на скорпиона, повозил подбитой железякой пяткой, сплюнул опять. Ядовитая лужица лопалась пузырями под майской духотой, и Вилли промакивал тучный, пышущий сытостью лоб сложенным вчетверо платком. Пока что Мелюзиньи Глазки справлялся.
Равнина, идущая от жахлых лугов при оборванных подножьях Тир Тохаира к излюбленным купцами и гильдиями островкам для привала. Акации и панданусы гнулись и сморщивались в коричневатые загогулины, хвощи и выжженые типчаки стелились хворостом, нарушали тишину. Закутанный в шерстяную накидку, Чёрный Вилли изредка, на неожиданных выбоинах, выплывал из раздумия, лениво подначивал кобылу и ехал дальше. Вдали, обвязанный петлёю речушки Вельды, показался всадник.
- Не проще было бы просто подъехать к Ануру с ребятами? - Мелюзиньи Глазки говорил так редко и так сипло, что Вилли продолжал путать его полушёпот с хрустом травы.
- Я, кажется, плачу тебе не за вопросы, - почти ласково осадил он Глазки. Ей-солнышко Великое, ну взрослый же наёмник, хрящи врагов зубами отрывает как мясцо, а как дитё малое лезет.
- И помалкивай.

- Стой! - завопил Чёрный Вилли, и, ударив набойками о бока, галопом заскакал по вспоротому склону. Поравнявшись, он сделал неуклюжий круг, и его тучное тело вздрогнуло дюной.
- Честный человек, - продолжая захлёбываться каплями потного града, сопел Вилли, - коль есть в тебе толика чести, остановись и выслушай! Мы с напарником едем от самого Рокаина, по заданию господина нашего виконта Икшкильска. И не можем — впереди ушлая, сколопендраморф чтоб сожрал отребье эдакое, ганза едет Ярека Гильноса, а значит, оберёт до нитки, камнями изобьёт и не видать никакого нам... - тут Чёрный Вилли запнулся, почесал лысый затылок, покусал усы, аж смутился. - Вот, с финансистом его едем. Вы, я вижу, ведьмак. Заплатим хорошо, коль до развилки у утёсов-близнецов проводите.
Мелюзиньи Глазки выглядел так, будто сейчас из дорожного тюка собирался достать окровавленную голову того самого невидимого финансиста со снятым скальпом, но сам на него не походил нисколько. Впрочем, каких финансистов мог ведьмак ожидать в Гесо?
[nick]Чёрный Вилли[/nick][status]l'estasi dell'oro[/status][icon]https://pp.userapi.com/c638630/v638630754/378ef/iwYJ4a_Pfig.jpg[/icon][info]Деятельность: гроза княжества Гесо[/info]

Отредактировано Онорада ла Марш (02.05.2017 17:49)

+3

5

- Треклятая пустыня, - ведьмак в последний раз согнул пальцы для Аарда, в очередной тщетной попытке хоть немного расшатать каменный завал, так "удачно" перекрывший дорогу каравана. И ведь должно было случится что-то подобное, всегда случалось. Ни один караван из тех, которые Эскель водил этими местами, а водил он их на уже почти целый век, не проходил маршрут спокойно, без происшествий. То ганза какая налетит стаей коршунов, то дочь какого знатного вельможи пойдет собирать камушки да наткнется на скорпиона аль гадюку, да справлять по ней панихиду три дня будут, попутно собирая каждого проходимца в округе, после чего на утро даже портков своих найти не могут. Ей богу, если бы ведьмаку не было по дороге, он и на деньги немалые не посмотрел бы.
Позади послышалось топанье копыт, что означало приближение каравана. Ох и обрадуются же Ярек со своими бравыми хлопцами. Сначала гузно отшиб, а теперь еще и руки придется - после такого они даже кусок мяса у собаки отбить не смогут. Стоило присмотреть за порядком, молодые лбы из шайки Ярека могут взбунтоваться, тогда они застрянут тут надолго.
Запрыгнув на мерина, ведьмак не спеша двинул в сторону каравана, попутно рассматривая окружавшие его скалы - этим вопросом заняться тоже придется, ведь они застрянут в ущелье минимум на день, и сверху, со скал, будут как на ладони. Подобравшись поближе к плотному строю всадников, ведьмак сразу же почувствовал на себе недобрые взгляды и плотные желчные флюиды, источаемые многоуважаемым господином Хейлгаром и его бесчисленными помощниками и заместителями, однако вид Эскель сохранял неприступный, впрочем, как и всегда. Господин Адам Хейлгар, собственно, и был хозяином всего здешнего банкета. Крупный нильфгаардский торговец драгоценными металлами был хорошим другом отца Ярека Гильноса, собственно, только поэтому ганза Ярека и получила данный контракт. Сам бравый вояка, естественно, сего факта не знал.
Сам же ведьмак всю поездку пытался держаться в стороне от местных элит, которые были именно того строения натуры, который вызывал у Эскеля наибольшую антипатию. Тем не менее, как и другие имперские предприниматели, платил Хейлгар много и справно, и последние несколько лет пользовался услугами мутанта на постоянной основе. Между ними даже сложилось некоторое безмолвное соглашение - в замен на решения некоторых насущных проблем, которые в общем-то под юрисдикцию ведьмака не подпадали, магнат оставлял Эскеля в покое на весь остальной отрезок пути, не требуя никакой отчетности и не подсылая к нему своих надоедливых помощников для наблюдения. Еще и бутылку добротного вина к ужину преподносил частенько.
- Дальше не проедем, завал крепкий. Нужно останавливаться на привал и посылать мужиков его разбирать.

Отредактировано Эскель (02.05.2017 23:26)

+2

6

— Не ори. — Буркнул ведьмак, придерживая пляшущего коня. — Ты мне лошадь пугаешь.
То, что крикун и его компаньон — оба выглядели так, словно уже повстречались с ганзой этого Ярека Гильноса — не внушали ведьмаку особого доверия, было мягко сказано. К тому же Ламберт никогда не слышал ни о каком Яреке в этих краях. Бран Дюрваль, если бы знал такого, обязательно сказал бы о нём, а в тот факт, что деловитый краснолюд не знает, что творится в зоне его деловых интересов, поверить было еще сложнее, чем в то, что этот тощага — финансист.
— Развилка у утесов-близнецов, — ведьмак указал рукой перед собой, где дорога уходила с камeнистого плоскогорья выше, в ущелья, — это там? В сторону перевала Ануры, если я не ошибаюсь.
Конь медленно шел себе дальше, понукаемый редкими тычками пяток в бока. Животное успевало фыркать и выщипывать из сухой земли клочки пыльной травы.
Где-то над острыми зубцами скал раздался далекий крик, который мог издать парящий высоко в небе орёл, но с таким же успехом голос мог принадлежать кому-то из упомянутых Браном Дюрвалем гарпий. Ламберт рассчитывал на второе.
Он миновал долговязого "финансиста", заставив того развернуть коня и двинуть следом. Его говорливый коллега не отставал от ведьмака.

Отредактировано Ламберт (23.05.2017 19:43)

0

7

- Ты действуешь им на нервы. А у нас впереди еще добрая пара дней пути. Не боишься?
Урберт, коренастый мужчина, напоминавший помесь человека с краснолюдом, сел на каменную плиту рядом с Эскелем, в руках у него была бутылка медовухи, а перегар давал о себе знать уже на расстоянии метра. Собственно, только в таком состоянии ведьмак и знал Урберта. Иной раз он даже удивлялся, как Хейлгар позволяет своему телохранителю все время быть в таком состоянии. Удивлялся, пока не увидел Урберта в деле, года три назад. С тех пор они с этим полукраснолюдом даже сдружились, во всяком случае, он был одним из немногих, чья компания Эскеля не утомляла.
- Почему мне должно быть до этого дело? Дури у них не хватит со мной цапаться, - реакция кметов была понятной, Эскель уже битый час сидел тут и наблюдал за их работой, пожевывая солонину. Вероятно, им казалось, что злой ведьмак просто тешит своё самолюбие, но думали они так ровно до того момента, когда со скал спускались гарпии. Тогда их сомнения в необходимости присутствия ведьмака сразу отпадали. В конце концов, Эскелю платят не за разбор завалов. Конечно, этим простым людям объяснить сей факт было сложно.
- Ты отправил людей Гильноса на разведку?
- Отправил. Хлопцы внимают только своему патрону, а тот, бедняга, перегрелся на солнце и слёг с лихорадкой, но пара тумаков заставили из слушать.
- Как бы еще кто не слёг с сотрясением, придется выбрасывать ящики с солониной, чтобы освободить место.
Урберт одобрительно хрюкнул, оскалив большие зубы в ухмылке. Ведьмак отметил, что хозяин каравана, в отличие от большинства представителей нильфгаардской аристократии, в поездках окружает себя людьми северными, более надежными в этих краях. В смекалке, конечно, Хейлгару не откажешь. Караванщики, окружающие себя рыцарской знатью чаще всего по возвращению в Нильфгаард этой самой знати недосчитываются.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [05.05.1265] За пригоршню флоренов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC