Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [03.04.1268] Нет ничего лучше трупного смрада по утрам!


[03.04.1268] Нет ничего лучше трупного смрада по утрам!

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://pre00.deviantart.net/d808/th/pre/f/2015/024/6/a/village_by_vityar83-d8f9uxv.jpg

Время: начало - холодное весеннее утро.
Место: деревня Дрогобичи на берегу Буины, к востоку от Пустульских гор.
Участники: Стефан Ивон, Эскель.
Краткое описание: Что бывает, когда некромант и ведьмак охотятся на одного и того же вампира? Естественно, ничего хорошего. А если еще и они при этом напарники? Кажется, некоторым жителям северной деревушки у подножья Пустульских гор придется пожалеть о том, что они пережили холодную зиму.
NB! Рейтинг - NC-17 (как будто это кого-то остановит).

0

2

Тишина в этом доме царила такая, словно бы здесь поселился горный тролль. Где-нибудь под полом, в сырой тишине, он только и ждет от тебя неловкого жеста, чтобы с ревом утянуть в свое логово. Впрочем, вся глухая деревня, затерявшаяся в этих лесах и предгорьях, дышала этим страхом и затаенным ожиданием. Оно читалось в пустеющих утренних улицах, которые, как известно, никогда не бывают пусты в приличных деревнях в столь ранний час; читалось в лицах крестьян, и даже псы здесь лаяли и выли не на привычный чародею манер, а как-то задавленно. Делиться этими соображениями маг ни с кем не стал, а попросту списал на отвратительное настроение, которое образовалось само-собой и совершенно незаметно. Вот и сейчас, сидя в нижнем зале, подставив лицо теплым утренним лучам, пронизывающим ещё сырой от ночи воздух, мужчина старался расслабиться и не думать о том, что рядом сопел и чавкал его товарищ, набивая рот.
- Мне всегда казалось, что перед любой тяжелой работой нужно, напротив, отрешиться от пищи, а не набивать брюхо, будто бы сейчас нагрянут городовые и все съестное отнимут...
Нет, определенно, пиво здесь ему не по вкусу. Отставив кружку, колдун оглядел наполовину пустой полуподвал, а именно так и обстояли дела на постоялом дворе. Вот, скажем, все время их здесь нахождения из ближнего к двери угла стреляет взглядом какой-то старичок. Что ему может быть нужно? А может, кто-нибудь из отряда успел обозначиться?
- И сколько можно дрыхнуть? Давно уже пора бы спуститься. Этот натуралист - самый натуральный ушлепок. - Колдун неодобрительно проводил взглядом подавальщицу, которая устремилась вверх по лестнице. - Я все никак не пойму, чего от нас хочет здешний староста.
Чародей говорил попусту, и это было понятно. Судя по всему, утренняя безмятежность пробуждала в нем нерадостные мотивы. Быть может, утро было слишком безмятежным? Всем известно, что так не бывает подолгу.

+1

3

- Если ты думаешь, что успеешь отловить этого вампира к ужину - ты глубоко ошибаешься, - Эскель как раз заканчивал с недожаренной свиной отбивной, поданной совместно с пережаренной яичницей. - В лучшем случае, дня два нам придется обходиться вяленым мясом и козьим сыром. На твоем месте я бы что-нибудь заказал прямо сейчас, любимый тобою натуралист, по всей видимости, уже выбрался из нужника после вчерашнего рыбного пиршества.
Доски из старого дуба уже давно не скрывали даже малейшего скрипа, поэтому ведьмак еще со вчерашнего дня смог определить точное количество постояльцев и места, где они хранят заначки с сивухой, фисштехом или чем бы то еще ни было. А еще Эскель узнал, что подмастерье местного кузнеца, молодой парень по имени Ярик, крайне не равнодушен к дочери трактирщика, и что самое главное - она отвечает ему взаимностью, открывая окно своей комнаты примерно в полночь. Не шибко важная информация, но ведьмак был уверен, что его клинкам после выполнения заказа понадобится заточка.
Закончив трапезу, Эскель жестом подозвал к столику подавальщицу. Молодая девушка явно симпатизировала Стефану, каждый раз, при случае, расспрашивая у него всякие глупости, поэтому мутант со вчерашнего дня не пропустил ни одной возможности подозвать её к столику, забавы ради. Он знал как чародей реагирует на подобные вещи, особенно когда находится не в самом добром расположении духа.
- Сударыня, я хотел бы взять еще бутылку того прекрасного вина, которое делает ваш батюшка, - вино было отвратительным, но кроме него и еще пары бутылок сивухи у трактирщика больше ничего не было. - И еще, мой товарищ хотел бы позавтракать, но боялся вас отвлечь, в виду своей скромности.
- Ой, какие глупости! Вы наверное очень голодны? Это видно по вашему бледному лицу! Я сейчас же все принесу!

Отредактировано Эскель (12.04.2017 19:19)

+1

4

- Какие глупости, вот именно... Вовсе я не бледный, - раздалось вдогонку крестьянке, которая бодрым галопом двинулась сквозь столы и туманные образы собственных мыслей. Чародей, надо сказать, вовсе не стремился проникнуть в её голову так глубоко, но столь проста и раскрыта была голова, что мысли сами растекались вокруг киселем, липким и вязким. Мысли были далеко не первого сорта, но весьма красочные и яркие, что говорило скорее в пользу изобретательности крестьянской молодежи, нежели о беспросветной тупости оной. Стефан же, оставшись в обществе искусного шутника, который так и лучился сытостью и довольством, попытался успокоится. Эта искра, нелепая шутка запустила механизм, к которому чародей уже давно привык. Вот щеки наливаются краской, а затем бледнеют; губы пересыхают и возникает тик, а также легкий тремор конечностей. Всю долгую, промозглую ночь колдун топал в хвосте процессии, поскольку в хвосте должен был кто-то топать. Некий человек, который в состоянии отразить угрозу, если она накинется из тени. Агрессия копилась в нем, будто бы едкий вар, исходя пеной. Это была агрессия отдельного сорта, сродни беспокойству пополам со страхом, а потому слепая и неразумная, разрешающаяся преимущественно бегством. Вот и сейчас, лучистым и свежим утром текущего дня Стефан не мог ничего с собой поделать: ему казалось нелепым все, раздражающим и волнующим, а в особенности его жесты, деревенеющая мимика и груз усталости, обволакивающий конечности и хребет.
- Я устал, ебать-колотить, я устал! А тут ещё эта подавальщица, эта крестьянская блядища! Что я должен делать?! - Стефан уставился на товарища, будто бы тот только и ждал, что череды дурацких вопросов, дабы скинуть все карты и раскрыть все завесы. - Я должен успокоится. Это какие-то чары, мне нужно отдохнуть, дружище. Ты видишь, как я устал? Это ведь невыносимо. Шагать сутки напролет следом за каким-то конченым калекой, на всю голову больным, который только и делает, что твердит о секретной пещере, где под сраку лет назад какие-то голозадые аборигены оставили сле-ед в исто-ории. Где, кстати, этот идиот? А вот же он!
По лестнице спускался тот самый энтузиаст. Исследователь, естествоиспытатель, натуралист, философ и ботаник, а также алхимик, ученый, мать его в зад, на вертеле крученый. Этот человек источал столь мощную ауру непоколебимой веры в какую-то неведомую хрень, ради которой он готов идти хоть на край света, что колдун осекся и даже сконфузился. Ещё четыре лица самых разных мастей были направлены в его сторону. Четыре пары глаз оценивали его и выражали крайнее неудовольствие. Четыре крохотных мозга были готовы признать его незрелым идиотом. А там и до мордобоя недолго.
Стефан с облегчением выдохнул в тишину и плюхнулся на стул, ставший вдруг таким удобным. Механизм сработал превосходно, как и всегда, впрочем. Это удивительное дело! Он никак не мог обуздать себя в моменты этих истерик, но всегда осознавал ту волну облегчения, которая накатывала следом.
- Не голодный я. Да и потом, сыр и вяленое мясо - это по мне. Когда мы выдвигаемся? И куда? Как ты собираешься ловить эту тварь?

+1

5

Стоило признаться - Эскель испытывал некоторое моральное удовлетворение от своей выходки, что было ему не свойственно. Ведьмак редко позволял себе намеренно доводить людей до бешенства, но в случае со Стефаном это по какой-то причине казалось ему очень забавным. В любом случае, получив эмоциональную разрядку чародей становился гораздо сговорчивее, что очень помогало во время совместной с ним работы.
- Надо же. Наверное, ты станешь первым чародеем, которого обучал ведьмак, - Эскель позволил себе последнюю колкость, после чего его лицо привычный серьезный, немного отстраненный вид. - Ловить эту тварь мы будем, конечно же, на живца. Видишь ли, вампиры, даже низшие - крайне коварные создания, которые нападают только в случае полной уверенности в своей победе. Поэтому нам нужна приманка, и ею стану я. Поступим мы следующем образом: когда доберемся до участка тракта у подножья Пустульских гор, я выдвинусь вперед на несколько километров. От тебя требуется постараться не потерять меня из виду и прийти на помощь, как только я буду атакован. Остальные подробности я объясню по дороге.
Честно говоря, всех подробностей и тонкостей ведьмачьей работы Эскель рассказывать не планировал, собственно, от Стефана многого не требовалось - быстро добраться до места боя, оказать непосильную помощь и собрать все необходимые ингредиенты. Правда, ведьмак подозревал, что этим дело не закончится. Кое что ведьмак знал о чародее, о чем в приличных кругах говорить было не принято. И в целом было очень странно, что мутант и магик сработались, учитывая пристрастия последнего. Со временем Стефан перестал особо пытаться скрывать свою любовь к изысканиям в области некромантии, а ведьмак заметил, что у него хватает ума не проводить свои опыты на ком попало, поэтому возражать особого смысла не видел. Он еще помнил, что делали с ним и другими детьми в Каэр Морхене и это с годами смягчило его взгляды на различные запретные искусства со временем.

+1

6

- Если бы на твоем месте был кто-нибудь другой, я ни за что на свете не ввязался бы в эту авантюру... Я могу попросту не успеть, но ведь вас именно этому и учат? Всегда справляться в одиночку. Наш исследователь, полагаю, задержится здесь надолго, - чародей поднялся и похлопал товарища по плечу, - выдвигаюсь следом, решено. А сейчас мне нужно набраться сил.
Стефан пробурчал приветствие своему нанимателю, который подсел к их столу, а затем направился к выходу из таверны, насвистывая. Предстоящее дельце беспокоило и вселяло неуверенность. Не в собственные силы, о которых маг был весьма здравого представления, а в наличие какой-нибудь идиотской случайности, проявления Рока, что кроется в мелочах. Он боялся, как бы чего не вышло, как бы не случилось так, что ему самому вспорет брюхо эта тварь, как бы не осталось его тело, обескровленное и израненное, в дебрях предгорий.
День вступал в свои права, оттесняя прохладу утра. Было тепло и даже душно, как будто вот-вот случится гроза. Но в этих землях погода была крайне непредсказуема и своенравна, а посему колдун не брался утверждать, предстоит им путь посуху, либо по колено в грязи. Он шагал по широкой улочке деревни в поисках источника... А вот, кажется, и он. Самый обычный колодец, в который ребятишки бросали дырявый камешек на веревке. Куриный бог - так называется сей амулет.
- А ну к разойдись, ребятишки, - Стефан поманил пальцем старшего из разнородной и чумазой компании, - дай ка мне камешек.
Без особого рвения мальчишка протянул камень с отверстием и осторожно положил его на раскрытую ладонь мага. Его маленькая свита начинала галдеть и шикать друг на друга, словно бы готовилось маленькое представление, кое обрастет слухами и детскими фантазиями уже к вечеру. Стефан подбросил камешек раз, другой, третий, а затем куриный бог завис в воздухе, плавно вращаясь... От камешка неслышно откалывались и плясали в воздухе песчинки и частички побольше, отчего он приобретал форму плавную и овальную, словно морская галька. Детишки глядели на сие представление, раскрыв рты.
- Вот теперь это и вправду сильный амулет, - чародей взял двумя пальцами амулет и протянул старшему, - его следует беречь, тогда будет большая удача!

Он считал это правильным. Если ты маг, чародей, то попросту должен содержать репутацию всего сообщества в чистоте и благополучии. Стефан искренне считал, что из таких дурацких и несерьезных поступков репутация и складывается. Проводив глазами детей, устремившихся в поисках очередного веселья, он присел рядом с колодцем и сосредоточился, повинуясь воде, прохладной и текучей, шепчущей о множестве древних событий. Вода помнит все. Она помнит, как создавался камень, выплавляясь в подземных горнах; помнит рождение древа из семечка и затяжные ливни с грозами - тоже помнит. Растворяясь в стихии воды, но оставаясь внутри себя, чародей накапливал драгоценную силу. Она пригодится, о да. Мысли отступали на задний план, оставляя лишь плеск воды и шепот её переливов.

+1

7

- Хватит прохлаждаться, мы выдвигаемся! - ведьмак понимал, чем занимался чародей. В эти моменты, когда Стефан находил стихийные источники и черпал из них энергию, он и сам чувствовал некое покалывание внутри черепной коробки. Вот только время действительно поджимало - с каждой потерянной минутой возрастала возможность новых жертв, не то чтобы Эскель был большим гуманистом, но и вызывать новые недовольства среди населения ему не хотелось.
- Господин Ярвик проведет нас до места последнего нападения, дальше пойдем сами, - следом за ведьмаком из таверны вышел худощавый лысеющий мужчина зрелого возраста. Поморщив лицо от утреннего солнца, он осмотрел окружающую его действительность привычно недовольным взглядом. Ярвик уже второй десяток лет служил в этой глуши егерем, посему недовольство его можно было понять. Эскель до сих пор удивлялся, как он смог дожить до своего возраста с такой профессией, тем более в такой местности, еще и не лишившись ни единой конечности. Либо истинное умение, либо чертовское везение, третьего не дано.
- Я подготовлю лошадей, милсдари, через десять минут встретимся за чертой деревни, - Эскель еще какое-то время наблюдал за удалявшейся фигурой егеря, после чего направился к своему спутнику.
- За этим тоже приглядывай. Похоже, он единственный, кто видел следы нападения и после этого выжил. С виду он вроде безобидный, но не теряй бдительности, пока меня не будет, на всякий случай, - ведьмак сам не совсем понимал, зачем заговорил на эту тему - он прекрасно понимал, что в Братство недоучек не берут. Наверное, просто хотел завести разговор после достаточно бурного утреннего спектакля.
- Пойдем, не будем заставлять Ярвика ждать.
До намеченного места было около полдня пути верхом, но намного дольше, подозревал Эскель, придется выслеживать вампира. Прошла неделя с момента последнего нападения, а значит тот уже должен был проголодаться - именно на это надеялся ведьмак, иначе им придется искать его логово, а это бывает крайне затруднительно, особенно в горах.

+1

8

Тащить с собой лошадь в места, якобы кишащие чудовищами, было и неразумно, и неосторожно, и жестоко по отношению к бедному животному. Пришлось подыскать подходящий хутор. Хозяева, люди достаточно безрассудные и отважные, чтоб жить в таких лесах, а может попросту сбегшие от кредиторов или врагов, мрачно косились на чужака, задавали вроде бы осторожные, но настойчивые вопросы, на которые Ричард отвечал охотно, и по большей части неправду.
"Да, я чародей, иду в пещеры, а там за лошадиной присмотреть некому будет. Нет, зачаровать лошадь не получится, вон какая большая. Нет, выследить не обещаю, я не же ведьмак. Да, заплачу, конечно, за ваши-то хлопоты. Нет, конечно, ничего со мной не случится, но если через неделю не вернусь - лошадку можете продать. Через неделю, не позже!"
Только через несколько часов, обсудив условия нехитрого соглашения, вампир пехом отправился дальше. Хутор остался позади - не защищенный ничем, кроме дырявого забора и развешанных тут и там охранных знаков в виде извилистых молний, явно призывающих Креве присматривать за своими детьми. "Если бы тут и правда были опасные чудовища, - подумалось Ричарду, - им ничто не помешало бы проломить крышу, выломать дверь или окно". В домах крепкими были разве что стены, сложенные из цельных бревен, уже успевших потемнеть от времени.
Чудовища, на самом деле, редко нападали на жилища людей. Точнее даже не так - если человеку удавалось построить где-то жилище, значит, там недостаточно чудовищ.
Но все равно, кобыла с возу - вампиру легче. Лошади - животные капризные, то накорми ее, то напои, то защити. Спихнуть всю эту головомойку хоть на время на кого-то другого было почти счастьем.

А ведь монстры тут и правда были, Ричард обнаружил это уже при подходам к искомым пещерам. Как минимум, недавно тут прохолила парочка гулей, а возле самих пещер чувствовался слабый, но стойкий запах кого-то из младших сородичей, то ли альпа, то ли бруксы, то ли вообще мули. Наскоро осмотревшись, сверившись с картой и найдя ориентиры, Ричард наскоро перекусил сыром с хлебом, крошки скормил птицам, а затем, проверив, не мешает ли чего, осторожно спустился в пещеру. Был риск нарваться на какого кокатрикса, накера или другую неведомую тварь, но боги миловали, и ни слух, ни нюх никак не сигнализировали об опасности. Пахло, по большей части, как и должно пахнуть в подобной пещере. Тянуло сыростью и холодом, но чем глубже Ричард опускался вниз, временами почти протискиваясь в узких извилистых ходах, тем суше становились что стены вокруг, что потолок. Дышалось вполне нормально, потому вампир рискнул зажечь факел - не то чтоб он был так нужен, но привычка использовать свет и оценивать всё с более "человеческой" точки зрения стала для него уже второй натурой. От огня даже ему становилось теплее, ночное зрение притуплялось, и мир, почти как для человека, делился на "здесь" и "там". Здесь - в освещенном кругу привычных представлений и знания, там - в мире ночи, неизвестности и страха. Создание иного мира, мира категории "там", он даже наедине с собой занимался, в сущности, самообманом, но кого бы это волновало?
Не соврали, слухи подтвердились. Странно, что так долго собирали экспедицию, и все эти пещеры не населены археологами по самое не балуй. Видимо, даже бюджет университета после кровопролитной войны оскудел, а немногочисленные меценаты не могли вот так запросто выделить средства на очередную экспедицию в столь дикие места. Сначала на стенах появились маленькие, наспех накарябанные рисунки. Затем - больше. Существа вполне гуманоидного строения, некоторые - с длинными хвостами, некоторые без них, в разных ситуациях и позах. Кое-как воткнув факел в кучу камней, Ричард достал блокнот и принялся зарисовывать самые интересные сцены. Быть может, эти рисунки, вкупе с какими иными возможными доказательствами, помогут таки собрать экспедицию. И кто же тут на самом деле жил? Люди, кто-то их старших рас или, может быть, враны? Тогда надо спуститься ниже. Быть может, найдется какое-то погребение?
Легкий, почти незаметный шорох нарушил тишину. Ричард поднял голову, щурясь от света факела. Кто-то был "там", за границей освеженной территории, скрываясь за камнями и в тенях. Ричард поднял руку в приветствии, но существо лишь отшатнулось.
- Постой, я не сделаю тебе ничего плохого, - сказал вампир, но кто-то принялся бежать. Подумав немного, Ричард пошел следом. - Погоди! - сказал он. - Я не хочу тебе зла! Кто ты? Я не...
От неожиданно мощного удара стена, и без того покрытая сетью трещин, буквально затряслась, потолок начал осыпаться. Опешив, Ричард поспешил вперед, стараясь выбраться как можно быстрее, но услышал дикий визг и еще один толчок, заставивший стены содрогнуться. Загрохотало, стены поплыли, как тающие свечки, Ричард рванул что было сил, а потом, совершенно неожиданно, хрустнуло, чавкнуло и стало темно.

Когда вампир очнулся, он не особо понимал, сколько прошло времени. Казалось, что много. Волосы были в крови, пыли и грязи, а когда он попытался прощупать голову, кожа и кости под руками... двигались. Двигались нехорошо и неприятно. На какое-то мгновение Ричард запаниковал, что выход могло завалить. Быть похороненным заживо, даже в его случае - не такая уж приятная перспектива. Даже если вдруг будет какая-то экспедиция... кстати, а что там с  теми рисунками?
Он оглянулся. Сзади всё осыпалось, но над кучей земли и крупными кусками породы все еще сияли слабые отсветы огня. Быть может, сам зал и не пострадал. Впереди же... кажется, выход всё еще был. Неизвестно, насколько свободный, неизвестно, кто может подстерегать на этом выходе.
И снова послышалось какое-то шуршание. Шаги.

+1

9

Сказать по правде, так господин Ярвик был той ещё занозой в заднице! Он постоянно молчал, кривил свое скуластое и щетинистое лицо, а также жевал эту дрянную соломину. Стефан сдерживал себя при каждом косом взгляде на егеря, ибо хотелось до самой крайности протянуть руку и дернуть за соломину, сопроводив сей жест парой емких словес. "Не будь мудаком, Стенечка!" - так говаривал ему ровесник в Бан Ард, частенько и при любом удобном случае, снисходительно ухмыляясь. Колдун никогда не задумывался на предмет того, действительно ли ему случается быть форменным мудаком, или же все это ложь, провокация и насмешки. Но сейчас он был на грани того, чтобы повести себя по-мудацки и делать это снова и снова. Как там говаривала матушка? "Бывает, раздражает безо всяких причин... Незачем держать в себе, сыночка".
И вот, когда господин Ярвик в очередной раз зычно рыгнул и сплюнул мокроту себе под ноги, деловито осматриваясь по сторонам, колдун не выдержал.
- Прекрати жевать эту сраную соломину, ты слышишь?! Прекрати рыгать и харкать, меня это бесит, слышишь? Если ты, блядский ты господин хороший, будешь таким мудаком, я...

Раздался треск. Потом грохот, после которого жуткий визг на самой грани слуха резанул по ушам... Это было там, впереди, в лесу. Именно туда направлялся Эскель, а ведь они разделились достаточно давно! Казалось бы, Солнце и аромат хвои, а также ласкающие трели птиц - все это вдруг замерло. Умерло на самый краткий миг, дохнув в лицо магу хладной тревогой. Но птицы продолжали свиристеть, пищать и шуметь нестройным хором, вот только чародея на прежнем месте уже не было... Господин Ярвик остался в одиночестве. Он смачно сплюнул, глядя пустым и бессмысленным взором вслед бегущему чародею. А припустил Стефан знатно!

Плести чары на бегу было неудобно и даже болезненно, облегчало сей труд лишь заблаговременное и, как оказалось, мудрое решение напитаться силой подземных вод. Эта сила была готова выстрелить сразу двумя заклятьями. Первое сожмет башку вампира в тиски и на некоторое время парализует, если она, конечно, способна мыслить, эта тварь. Второе будет идти параллельно, жестким водным хлыстом следует вывести из игры крылья, потом...
Картина, что предстала взору остановившегося Ивона, заслуживала отдельного внимания. Развороченные не то раскопки, не то вход в подземный грот... Здесь не пахло магией земли или иной магией, а определять кровососов так быстро маг не умел - нужно время, которого нет. В пользу этого довода говорило и то, что Эскель не размахивал своими железками, как случалось обычно в минуты поспевания колдуна к месту сечи, а склонялся над грудой камней и комьев земли.
- Едрить-колотить, ну и где же эта тварь, а? Пришлось оставить эту кучу дерьма по имени Ярвик там, я бежал как мог...
Колдун приблизился, прислушиваясь к тишине леса. Там, в обвалившемся гроте все ещё что-то осыпалось. Как можно тише он полюбопытствовал у товарища.
- Она что, там, внутри? Ну и на кой хер ты заделал её под землю, ась?

Отредактировано Стефан Ивон (24.04.2017 21:18)

+2

10

- Если бы я знал, - для ведьмака обвал был неожиданностью, как и столь быстрое появление Стефана на месте событий. К пещере его привели следы, обладателем которых бел молодой мужчина, а их свежесть подсказывала, что прибыл он сюда не более часа назад. На этом, собственно, объективная информация закончилась. Еще издали он услышал грохот и со всей осторожностью двинул в сторону крутого склона, на котором и располагался вход в пещеру.
- Медальон дрожит, вполне вероятно, что мы на правильном пути, - Эскель осмотрел груду камней, закрывавших проход, но не способных оградить мутанта от запаха грибов и сырости, которые явно намекали на немалую глубину и возраст сего природного сооружения. - Осталось только проникнуть внутрь. Помоги мне.
Ведьмак подал сигнал, после чего сложил пальцы в Аард, концентрируя энергию. Стефан понял все сразу. Через секунду раздалась еще одна волна грохота. Когда пыль улеглась, взору двух путников открылся результат их работы - небольшое проём с самого краю заваленного входа, достаточный, дабы пролезть в пещеру.
Холодный камень, казалось, отдавал эхом при мельчайшем шорохе, оповещая о присутствии чужаков любое существо, выбравшее своим домом это хитросплетение подземных ходов. Ведьмак пытался маскироваться, но понимал, что по большей части это бесполезно из-за его спутника. В Бан Арде часто обучают сложнейшим чарам, но при этом забывают уделять внимание подготовке более приземленной, из-за чего множество молодых магов, ведомых своим высокомерием, гибнут, залезая в гнезда гарпий или попадаясь обычным гулям. Стефан, к счастью, к таким молодым магам не относился - именно поэтому с ним сейчас был ведьмак и он, в основном, выполнял все инструкции этого ведьмака. Естественно, Эскель тоже находил свою пользу в кооперации с чародеем. В ином другом случае, если бы он взял данный заказ сам, ему пришлось бы прочесывать всю пещеру самостоятельно, что могло бы занять несколько дней, а то и недель. Но сейчас у него был компаньон-чародей.
- Стефан, нужно первичное сканирование. Ищи любые укромные места, где обустроить логово.

+1

11

Когда в стороне от входа в очередной раз бахнуло, Ричард как раз пытался протиснуться через очередное узкое место, которое, судя состоянию потолка и окружающих стен, не всегда было такое узкое, и снова его чуть не привалило. Кое-как пробравшись сквозь завалы, вампир тяжело оперся на стену и попытался стереть с лица кровь. Занятие глупое, неблагодарное и бестолковое - руки были еще грязнее, а отмыть их водой из фляжки Ричард даже не пытался. Вода могла еще пригодится - если выход и правда завалило. Кроме того, ее было ужасно мало.
- Кхех... - слабо кашлянул вампир, потом потянул носом. Пахло свежей землей и собственно больше ничем - слишком уж забитым было обоняние, а голова всё еще кружилась и болела от малейшего движения. Ричард приглушенно выругался, поняв, что прислоняться ею к стенке, буквально состоящей из грязи.. ну, не то чтоб прям опасно, ведь Ричард еще никогда не слышал о таком заражении, с которым превосходный вампирский иммунитет не справился, но всё равно не слишком разумно. Это только говорят, что вампир не может помереть от какой-то банальщины, но вдруг те, кто все же помер, просто не успели об этом никому сообщить?
Впереди, у выхода, послышались чьи-то голоса. Ричард напрягся, ожидая снова услышать еще и тот визг, обрушивающий стены, но на этот раз боги миловали. И все же показываться на глаза каким-то незнакомым людям, особенно в таком состоянии, вампир не спешил. Хрен их знает, кто такие, с какими целями и люди ли. Пусть себе пройдут мимо, если им так надо в пещеры, Ричард не возражал. Сам же от хотел побыстрее выбраться, и совсем не против был разминуться с неожиданными посетителями сего благословенного места. О том, что можно их предупредить об опасности, вампир даже не подумал. Взрослые люди, знают куда лезут, да и не факт, что не они тут всё взорвали. Редкие превосходные рисунки на стенах...
А впрочем хрен с ними, с редкими превосходными рисунками. Не настолько они оказались интересны.
Голова всё еще гудела. Почувствовав, что незванные гости уже близко, Ричард засел в одной из природных ниш пещеры, решив дождаться, когда незнакомцы пройдут мимо, а то и невидимость применить при необходимости. Ну и посмотреть, кого боги послали.

Отредактировано Ричард (28.04.2017 20:38)

+1

12

- Первичное сканирование - это можно, это я организую. - Чародей, сложив руки за спиной, вышагивал около ведьмака, разглядывая руины. На первый взгляд это место казалось идеальным пристанищем для всякого разбойничьего сброда, чудищ и монстров, а также для съехавших умом колдунов, которые могли бы заниматься, скажем, экспериментами весьма неприглядными. Стефан, однако, никак не мог почуять духа магии, а ведь такой мощный обвал не мог быть спровоцирован средствами исключительно подручными? Если здесь действительно поселилась брукса, то объяснение в виде мощной звуковой волны казалось разумным. Надеясь на то, что аард, этот ведьмачий знак, никак не помешает сканированию какими-нибудь эманациями, Стефан прикрыл глаза и сконцентрировался на словесной формуле.
Сканирование, производимое чародеем в режиме здесь и сейчас, не отличалось какими-либо изысками. Как молниеносно рассекает пространство мысле-приказ, ввинчиваясь затем в голову жертвы, так и ментальный щуп был послан вперед. Помнится, в Бан Ард, на лекциях несравненного маэстро по ментальным практикам, Ивон услыхал замечательную аналогию к летучим мышам! Летучим мышам, летучим мышам... Кажется, оно. На темном фоне закрытых глаз колдун увидал сполох белого света, затем ещё один, но уже ярче, и эта вспышка была окрашена алым. Перед ним расстилались тонкие, извилистые ходы, больше напоминающие маленькие муравьиные туннели. А в них, будто в паучьих сетях, билось чье-то сердечко, которое вовсе и не было ничьим сердцем, а являлось сгустком жизни, что принадлежало вампирьей особи. Шутка заключалась лишь в том, что это сердечко, пульсируя и переливаясь, вдруг пропадало и возникало в ином месте паучьей сети... И эта шутка чародею пришлась не по вкусу.
- Кажется, она там, Эскель... Я вот только нихера не могу понять: то ли она скачет водомеркой, то ли меня водят за нос. Но брукса не может творить магию, не так ли?! В любом случае, я тут где-нибудь следом за тобой подстрахую.
Нельзя сказать, будто некромант сдрейфил, скорее он действительно не понимал, отчего его великолепнейшим образом отточенный сканер стал сбоить. Однако, дань правде отдавая, маг никогда не занимался поисками кровососущих тварей. Тем временем, птичий хор нарастал. Казалось, в густой чаще с хреновым буйным подлеском скоро будет не протолкнуться от птичек.

+1

13

- Это может значить, кроме всего прочего, и такой исход крайне вероятен, что брукса тут не одна, - прошептал ведьмак, пытаясь как можно тише вынимать клинок из ножен за спиной, хотя и понимал, что в случае с вампирами это не имеет смысла - они скорее всего уже осведомлены о появлении незваных гостей. Ругательства проносились в мыслях ведьмака, он корил себя за то, что не предусмотрел подобного исхода. Ведь знал же - бруксы часто обитают парами или даже тройками. И даже Черную Кровь не приготовил. Крайне неосмотрительно, практически на него не похоже. Но сейчас уже заворачивать некуда.
Следуя подсказкам Стефана, напарники спускались все глубже замысловатой сетью подземных коридоров, шли медленно, переступая через многочисленные колонии пещерных грибов и сгустки плесени, дабы максимально оттянуть момент их раскрытия. С каждым пройденным поворотом Эскеля охватывало некоторое недоумение. Он ждал нападения, в темном узком пространстве, ждал появления врага каждый раз, когда они проходили мимо булыжника или большого сталактита, но вампир как будто забился в угол и выжидал, когда его найду.
Чародей пальцем указал на небольшой каменный проем впереди, сомневаться в его поисковых навыках Эскелю за годы знакомства не приходилось еще ни разу. Единственное, что сейчас беспокоило ведьмака - его медальон. Он молчал. Проверенная веками ведьмачья магия не могла дать сбой, о нет. Но в таком случае, подозревал мутант, их могло ждать нечто иное, чем брукса. Достав из кожаного подсумка на поясе бомбу с серебряницей, ведьмак движением пальцев зажег фитиль. Крайне эффективная вещь против вампиров. Пусть серебряная стружка и не может быть для вампира смертельной, но принесет немало дискомфорта, да еще и прицепится к нему плотно, не давая сделаться невидимым. Уже через секунду бомба катилась по каменному полу прямиком в проём. Эскель встал в боевую стойку, ожидая начала представления.

+2

14

Жизнь - штука странная, и, казалось бы, непредсказуемая, но есть в ней законы, что рано или поздно начинают действовать в любом случае. И чем хреновее закон, тем он начинает действовать раньше, а некоторые - почти мгновенно. Один из этих законов гласит, что даже если ты всеми силами стараешься никого не трогать, то всё равно кто-то обязательно к тебе прицепится.
Вот и сейчас Ричард отчетливо слышал всё приближающиеся и приближающиеся голоса. Слух выловил даже знакомое слово "брукса", и вампир удивился. Бруксой он, конечно, не был, но даже брукса должна была услышать и понять, что разговор о ней, а потому соответственно подготовиться. "Раньше они потрепаться не могли, до того как сюда припереться?"
Нюх улавливал изменения в запахах, Ричард распознал запах пота, кожи, железа и какого-то вроде масла, а всё остальное глушил тяжелый своеобразный дух растущих в подземелье грибов и сырости. Незваные гости приперлись прямо под его нишу и остановились. Привстав, вампир, сохраняя невидимость, осторожно выглянул, стараясь не шуметь. Увиденное ему не понравилось.
Брукса, возможно, не поняла бы, что происходит. Бруксы, по большей части, отставали от всех остальных вроде-бы-разумных в культурном развитии лет на сто, да и некоторые его сородичи тоже, но Ричард, живший в Оксенфурте и знавший о самых последних изобретениях, да и уже встречавшийся с ведьмаками, о бомбах тоже был прекрасно осведомлен. И тут главное было - не терять ни секунды. Как только мелкая круглая хрень докатилась до ниши, Ричард со всей возможной скоростью подцепил ее носком сапога и пнул обратно, по старому принципу, услышанному от одного пьяного философа в Оксенфуртской таверне и гласившему: "Кто к нам с чем зачем, того мы от того и того". А затем вжался в стенку, на всякий случай прикрыв голову руками.
Бабахнуло знатно.
Вся земля рядом с нишей и часть пола внутри нее заблестела аки река в полнолуние. Немного серебряной пыли все же попало на сапоги и одежду, но вампиру некогда было себя рассматривать. Если уж собрались его достать, то могут и Игни жахнуть, к чему ждать-то? Оттолкнувшись от стенки, Ричард рванулся вперед, пытаясь под шумок сменить позицию на более скрытную и с парой-тройкой запасных путей отхода. Не нравилось ему, как развивалась ситуация, не с того начали, но, с другой стороны, они же ожидали увидеть бруксу, а бруксы - дамы темпераментные, такую проще сразу убить, чем начинать с ней разговаривать и тем более спорить.

+1

15

Шляпа была отброшена в сторону, а сам чародей, ни секунды не раздумывая, бросился на землю, знатно шлепнувшись бедром о какой-то камень. Эта тварь, что засела в этой дырке, отправила Эскелев подарочек в обратное путешествие без возможности возврата! Рассыпав ворох серебристых искр, бомба полыхнула, но глаз колдуна не повредила, поскольку он не был сторонником слишком частых и систематических идиотских выходок, одной из которых было бы глазение на разрывающуюся Лунную пыль... Не медля ни секунды и не раздумывая над тем, сподобился ли напарник пойти и надрать бруксе задницу без Его Колдовского Светлейшества, Стефан, поднялся на колени, елозя руками в грязи и, потряхивая головой, принялся нашептывать формулу заклятья:
- Aevon сaemm a me... Ess’tuath esse! Aevon сaemm a me... Ess’tuath esse! Aevon сaemm a me... Ess’tuath esse! - Чародей шептал, а шепот его раздавался журчащим пением ручейка. Эта пещера в чаще леса, грот и глубокие тоннели: все это изобиловало капиллярами влаги, тонкими струйками живительной влаги, что питает грибы и мхи, травы и стебли деревьев. Здесь были и озера, колыхающиеся водами в глубинных кавернах; реки, что несли свои солоноватые воды меж мощными водонапорными пластами... Но это так далеко, эти воды мощны и тягучи, не отзовутся они напевам чародея. Медлить было нельзя. Последняя фраза заклятья, что отняло лишь секунды, прозвучала жестко и хрустко, ибо заклятье было двойным. Стефан уже заготовил плетение заранее, но оно нуждалось в модификации, и вот... Сгодилось.
Из-под пальцев мага сочилась жидкость, грязно-бурая и вонючая, но чем сильнее становился поток, тем чище становилась вода. Чище и холоднее. Стремительно покрывая камешки и корни, отвалы земли и дерн, что обвалился в эту дыру с поверхности, лужа разрасталась, волнуясь. Коленопреклонно и неподвижно, колдун прижимал руки к земле, погруженные в воду до середины предплечья - мощный поток стремительно наполнял уклонную каверну пещеры, в которой и пряталась отвратительная тварь - брукса! Дело за малым... Стефан поднялся с земли, пошатываясь и нашаривая взглядом товарища. Он все ещё удерживал в руках силовые линии, мерцающие и пульсирующие - то были ручейки влаги. Вода убывала. Она наполняла каверну, где могла бы прятаться брукса... Могла бы прятаться. Колдун выплюнул последнее заклятье, смыкая руки над головой:
- Сaercern faoi gynvael! - вода, наполнявшая каверну, застыла, обратившись в лед. Однако, дыра в стене пещеры была не полна... Если эта тварь так велика, как рассказывают, её башка должна остаться снаружи. Вот тогда-то они её и отчикнут. Руки бессильно шлепнулись вниз, а чародей хрипло выдохнул от усталости, сплевывая вязкую слюну. В глубине своей колдун ругал себя за растрату, за суетливость, ведь он мог бы применить чары куда менее энергоемкие. Однако, лучше перебздеть, чем лишиться головы. Земля в гроте обратилась в болото - кое-где вода доставала до щиколоток. Проковыляв к ведьмаку, Ивон, крякнул:
- Я, кажется, истратил все, что набрал в том колодце. Надо бы подзалезть, да поглядеть, чего там за... Тварь.

+2

16

Ведьмак не сдвинулся с места. Не сказать, что к подобному повороту событий он был готов, но реагировал на любые изменения в планах, как обычно, достаточно быстро. Пальцы свободной руки сложились в Знак, едва видное желтоватое свечение окутало мутанта. Через мгновенье прогремел взрыв. Человек, обладающий ведьмачьей реакцией и зрением, наверняка заметил бы отлетающие от Эскеля осколки и вспышки желтого света в местах их столкновения с защитным барьером. Но для остальных участников схватки, вероятно, этот факт остался незамеченным. Ведьмак же стоял, как и ранее, вглядываясь в клубы пыли в попытке отследить передвижение недруга.
— Он все еще там, Стефан, — фраза, по всей видимости, ни на что не влияющая, так как маг решил сходу играть по крупному, намереваясь заблокировать сразу все укромные уголки, в которых мог находится кровопийца. Ведьмак следил. Заклинание чародея было ритмичным, слаженным, жидкость двигалась четкими линиями, проникая в темные проемы, любое лишнее движение на ее фоне, выходящее из общего ритма, могло бы сигнализировать о нападении. Но движений не последовало. Во всяком случае, ведьмак пока не смог их заметить. Вода, тем временем, превратилась в лёд, а участок пещеры накрыло глухой тишью, даже эхо теперь не могло пробиться снаружи из-за льда, все выходы были перекрыты.
— Советую тебе набраться сил побыстрее, я не думаю, что мы закончили, — глухо пробормотал ведьмак и медленным шагом двинул в сторону проёма, в котором должен был прятаться противник. Осколки льда скрипели под подошвой, что заставляло Эскеля с каждым шагом морщиться от недовольства, хоть это и не играло сейчас особой роли - обе стороны уже были осведомлены друг о друге. Последний открытый вопрос был простым - кто первым сможет добраться до шеи противника.

Отредактировано Эскель (26.05.2017 00:00)

+1

17

Частично всё получилось - Ричард смог проскочить в более открытое место, откуда, судя по движению воздуха и запахам, может быть даже и имелся какой-то выход. Другое дело, что этот самый выход мог бы находиться за изгибом пещеры, в любой дыре или даже в потолке, а особо осматриваться времени не было. Ричард приник к стене и нервно оглянулся, когда в пещеру ринул поток клокочащей воды. Как-то странно, похоже, его попросту решили утопить. И, значит, как минимум один из них чародей. Чародей и... ведьмак, что ли? То еще сочетание. Чтоб им, стоило отпихнуть их бомбу, так сразу и топить.
Ну, зато понятно, что ждать и таиться смысла не имеет. Каким-то образом они его уже нашли, могут найти второй раз, так что нырять с головой и попробовать проплыть мимо карасиком к выходу, когда они зайдут искать свою бруксу-девицу, не вариант. Надо найти выход, и надеяться, что это не сквозняком из узкой щели после оползня так веет. Ричард рванулся вперед, подальше от входа и чародея, вода клокотала под ногами, так что плеск от шагов был почти не слышен. Когда вода дошла до середины бедра, вампир снял сумку и поднял ее повыше, не желая намочить рисунки. Может быть, это всё, что осталось в память от росписи на стене после всех этих оползней и влажной уборки, да и вообще, было что терять. Вода поднималась и поднималась, идти становилось труднее, так что даже Ричарду, созданию физически вовсе не слабому, пришлось слегка замедлить шаг. Зато источник свежего воздуха   наметился совсем рядом, почти над головой, и вампир задумался, как бы туда добраться, как вдруг...
Всё изменилось.
Ричард крякнул, рванулся раз, другой, совершенно безрезультатно. Вода - штука хитрая, при замерзании расширяется, так что сдавило его сильно и надежно, не давая вырваться и несколько затрудняя даже дыхание. Над водой осталась только рука, всё еще сжимавшая сумку, часто плеча и голова. Вампир, разумеется, не мерз как люди, так что холодно ему не было, но в целом мало приятного, когда мокрая одежда примерзает к телу, особенно к местам деликатным. А хуже всего, что те мудаки, которые тут ловили бруксу, явно кого-то да поймают. То, что у него нет сисек и когти чуть поменьше, если и расстроит их, то явно не слишком.
Оставался открытым вопрос - а где же теперь сама брукса?
- Вот же ж блядь, - с тоской пробормотал Ричард, слыша, как поскрипывает лед под шагами осторожно крадущегося человека. Рванулся раз, второй, третий - безрезультатно. Отпустив сумку на лед, вампир постарался повернуть голову, чтоб хотя бы краем глаза рассмотреть, кого   же там принесло. В полнолуние он мог бы свернуться туманчиком и пробраться наружу в целости и сохранности, но сейчас...
Как-то жутко не фартило в последнее время. Это ж надо так вляпаться.

Отредактировано Ричард (26.05.2017 16:50)

+1

18

- Поднабраться сил! Какой, однако, академик знающий... Эй, стой, я тут один не останусь! - Прервав свои упаднические бормотания, колдун спешно засеменил вслед товарищу. О нет, Стефан вовсе не наложил в штаны от перспективы остаться обессиленным под сводами грота. Гораздо больше мага пугала перспектива повстречать здесь бруксу, которая уже отрисовалась рваными мазками в его воображении красочно и насыщенно, весьма пугающе вдобавок. Эта тварь, вероятно, и вправду была не одна. Ментальный поисковик давал сбои, мельтешил проблесками силы, среди которых как минимум две искорки были вот здесь, совсем рядом, но третья постоянно дергалась и смазывалась где-то на периферии. Отпечаток ведьмака был наиболее читаемым и ярким, да и потом - фигура напарника маячила всего в паре метров крадущейся тенью. Другая же была сокрыта рябью, но больше не мельтешила обожженной блохой, была неподвижна и судя по всему, - скована ледяной ловушкой. Хоть что-то удалось на отлично, но почему она бездействует?! В нетопыриной форме эти вампиры способны издавать оглушающие и парализующие все живое звуки, а уж разбить ловушку и вовсе было бы парой пустяков. Однако, тварь не спешила убегать...
Какой-то шорох царапнул по уху и заставил мужчину мгновенно замереть, а в следующий момент все чувства чародея оказались погружены в кромешный ад боли. Хлопок, скрежет, и в спину Стефана врезалась дробящая все и вся сила, заставив его вскрикнуть. Тело, словно куклу на веревочках, подхватило и бросило вперед, что в тесном тоннеле могло бы оказаться фатальным, не повстречайся на пути катящегося некромага туша товарища. Не разбирая ни света, ни тени, ни конечностей с вхлипываниями боли, дипломированный специалист в области чародеяния с ужасом взглянул на торчащий обломок кости из его руки. Чуть впереди, из зеркальной глади льда торчала ещё одна рука... Все это было похоже на неумелую попытку выбраться из могилы - в исполнении какого-нибудь мертвеца, если бы рядом не таращилась зенками чья-то взъерошенная голова. Пустяки, глупости... Чья-то рука, чья-то голова. Не брукса, не тварь. Тварь сейчас там, перекрыла им выход и покалечила колдуна, мысли которого путались и туманились. Ловушка захлопнулась, а они попались в неё, проиграв всю пьесу просто превосходно. Пытаясь не двинуть коней от боли, Стефан принялся отползать подальше от места, где раздавались крики, визги и какие-то вспышки. Собирая силу в маленькую точку, в двоеперстие уцелевшей руки, он бросал взгляды назад, где лишь два огромных крыла, которые никак не могли развернуться в этом гроте. Развернуться, чтобы придать твари мобильности, скорости и силы. Ведьмак, казалось, был ещё жив, по крайней мере след его силы мерцал. Подергивая ногой от спазма, который, вероятно, был признаком переломов и в той конечности, чародей дрожащими губами дунул в сторону твари сквозь сложенные колечком пальцы, выпуская накопленную магию. Едва уловимый шелест, раздающийся уже шипением. Дыхание мага обретало форму и звук, исходя горячим конденсатом и едко шипя, устремлялось со скоростью пикирующей стрелы  и по дуге в сторону расплывающейся крылатой твари. Раскаленный поток пара врезался в тушу, окутывая её уродливую башку, на которой тут же вспенились и закипели глаза бруксы. Вероятно, ей было больно, но маг не сумел этого оценить по достоинству. Этот жест оказался чрезмерным для его мозгов, которые все ещё выдавали Стефану картину просканированной местности, лишь вредя глазам и размывая фигуры. Маг приложился башкой о затвердевшую гладь воды и расплылся сознанием по поверхности, улавливая редкие вскрики и рычание.

+1

19

- Стефан! - все произошло слишком быстро, Эскель успел только свести пальцы в спасительном Квене. Знак закрыл ведьмака от когтей, но удар был настолько сильным, что его отбросило в стену, как тряпичную куклу. К сожалению, времени терять сознания у мутанта не было. Он уже знал, что Стефан не успел уйти от удара, поэтому, подпрыгнув прямо с земли и встав на ноги, Эскель за мгновенья выхватил из ножен стальной клинок и с размаху метнул его в сторону мелькающей тени, которая уже почти успела подобраться к чародею для нанесения решающего удара. Послышался пронзительный визг. Стальной меч, конечно, не смог убить существо, но выигранное время позволило ведьмаку оценить ситуацию. Стефан потерял сознание, успев лишь на время ослепить тварь, второй же вампир, судя по всему, успел скрыться, либо ожидал удобного для нападения момента. Дела их были хуже некуда Стефан хоть и был полезен по началу, но сейчас оказался в незавидном положении - из руки его сочилась кровь, а лучевая кость торчала практически под прямым углом. В таком состоянии он долго не протянет, следовало действовать немедленно.
- Холера... - в несколько прыжков мутант достиг ослепленного вампира, и, схватившись за рукоять торчавшего из плеча стального клинка, вонзил серебряный прямиком в живот, раздался оглушительный визг. Эскель пошатнулся, чувствуя, как картинка происходящего плывет у него перед глазами, попытался из последних сил выдернуть клинки из тела чудовища, после чего рухнул на землю.
Очнулся ведьмак, судя по всему, совсем скоро, по крайней мере об этом говорил тот факт, что он был до сих пор жив. Оглянувшись в попытке сфокусировать свой взгляд на чём-либо после удара о каменный пол ведьмак понял, что кроме него и Стефана тут больше никого нет - вампир ушел. Опираясь на клинок, Эскель подошел к чародею и, немного пошарив свободной рукой шаря в сумке на поясе, достал небольшой пузырёк с серой жижей. Приподняв голову раненого, он влил содержимое чародею в рот. Ведьмак прекрасно знал - боль, которая вот-вот разбудит чародея, будем еще сильнее, чем та, которую он испытал при переломе. Кроме того, и это даже к лучшему, она будет сильнее той боли, что последует в дальнейшем, когда ведьмак будет вправлять сломанную кость. Глаза чародея резко открылись, в них читался ужас.
- Не вздумай блевать, - Эскель силой сжал челюсти чародея. - Скоро все закончится.
Ведьмак не знал, слышал ли кто-нибудь извне крики, но чувство было такое, что они заполнили всю пещеру. В любом случае, спустя несколько минут все было кончено - кровь остановлена, рука зафиксирована, чародей, вроде как, жив. Ведьмак же сидел рядом, вытирая окровавленные руки.

Отредактировано Эскель (11.06.2017 14:28)

+1

20

Возможно, в других условиях Ричард подумал бы "ну что за олухи" или там "хрена ли вы беретесь, не умея". Картина, которая открывалась его взору, была одновременно страшной и жалкой. Но Ричард был в своих условиях, вмороженный в лед по самый подбородок, наедине с охотниками на вампиров, один из которых, вероятно, был ведьмаком, второй точно чародеем, и ни один из них как-то не находился и не будет находиться в ближайшее время в хорошем настроении. Так что вопрос, кто тут олух и неудачник, даже не стоял.
Все присутствующие.
А кто-то даже больше.
Ведьмаку было хреново, чародею, вероятно, еще хуже. Брукса успела удрать, не обращая внимание на попавшего в беду старшего сородича. Впрочем, по возрасту она могла быть намного старше, к тому же у нее была куча, большая и зловонная куча собственных проблем. Отжираться бедняжке придется долго, и то что она решила сбежать, а не добить охотников, еще раз доказывает, насколько неуверенно она себя сейчас чувствует.
Почувствуешь тут себя уверенно, как же. А ведь получается, что это он, Ричард, сыграл в ее пользу. Пока охотники отвлеклись на него, брукса смогла напасть.
Ситуация, черт бы ее побрал, та еще.
Лед постепенно оттаивал. Тело вампира в его обычном состоянии было теплым, сохраняло почти обычную человеческую температуру, потому между кожей и одеждой, а кое-где между одеждой и основной массой льда начинала формироваться тонкая прослойка воды. Еще несколько часов, может день, и лед растает достаточно, чтоб можно было выбраться. Ричард даже подумал, что все обойдется - быть может, ведьмак не заметит ни торчащую изо льда голову, ни валяющуюся сумку. Приложило его, похоже, знатно. Облегчать кому-либо задачу по своему обнаружению вампир не собирался. Не умея выбраться по-тихому, он не стал вырываться и шуметь, а затих, стараясь пореже дышать и даже не смотреть напрямую на ведьмака с чародеем, чтоб они не почувствовали на себе взгляд.

+1

21

Избитое тело мага билось недолго, скорее, билось оно исключительно под влиянием факторов внешних, нежели внутренних, поскольку сознание упорхнуло из клети плотяной сразу же и возвернуться смогло нескоро. Ощутив под собою холодную ледяную твердь, а в воздухе почуяв привкус железа, Стефан попытался утереть кровь с лица и сплюнуть, но тут же вскрикнул подстреленной крачкою.
- Эс-скель, ебти твою мать, что со мной?! - Попытался он ощупать полыхающий болью бок, но ничего не вышло. - Ты убил эту тварь, убил? Блядь, как мне плохо, я сейчас сдохну тут к чертям, слышишь?
Нельзя сказать, чтобы колдуну была непривычна боль или же последующие её отголоски, которые силою своей и непредсказуемостью возникновения, бывало, вышибали дух из тщедушного тела загодя да так, что спущенный язык колдуна не успевал вымолвить и половины из того словесного дерьма, что обычно возникало в голове у любого в таковой ситуации. К боли трудно привыкать, и в особенности к ней трудно привыкать, если не ставишь себе такой цели. Если настигает она тебя, будто пруток суровой гувернантки, и столь же внезапно исчезает из виду, оставляя при слезах, при воплях, или же при обмоченных штанишках. Колдун распахнул глаза ещё шире, ощущая вдруг влажную и мерзкую ткань меж ногами.
- Эскель, пожалуйста, неужели я и вправду обоссался?! - Кряхтя и стеная, Стефан приподнял голову, оглядывая себя с ног до головы. Зрелище и вправду преотвратное, но костей не торчит нигде, откуда они могли бы торчать, а конечности все в состоянии неотделенном, что несказанно радовало мага. Вот только портки оказались намочены кровью, осознание чего моментально вышибло хладный пот, пробирая и ощутимо. Стараясь не думать об этом, колдун лег обратно, прикрывая глаза.
- Там был ещё кто-то, вмороженный в лед... Чья-то башка, или нога. Я не помню, это мог быть чей-нибудь труп, подхваченный водою. Она ведь жрала тут, жила, эта срань?! - Для перенесшего столь обширные травмы Стефан оказался не в меру говорлив, что, однако, списывалось скорее на состояние лихорадочности и действие Эскелевой питухи, которою Стефан прополоскался, да так, что ломи у него зад, он и на то не подивился бы.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [03.04.1268] Нет ничего лучше трупного смрада по утрам!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC