Ведьмак: Меньшее Зло

Объявление

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по циклу «Ведьмак»!
Время в игре: февраль 1272.
Что происходит: Нильфгаард осаждает Вызиму и перешел Понтар в Каэдвене, в Редании жгут нелюдей, остальные в ужасе от происходящего.
А если серьезно, то загляните в наш сюжет, там весело.
Кто больше всего нужен: реданцы, темерцы, партизаны, а также бойкие ребята с факелами.
16.07 Обратите, пожалуйста, внимание на вот это объявление.
11.04 У нас добавилась еще одна ветка сюжета и еще один вариант дизайна для тех, кто хочет избежать неудобных вопросов на работе. Обо всем этом - [здесь].
17.02. Нам исполнился год (и три дня) С чем мы нас и поздравляем, а праздновать можно [здесь], так давайте же веселиться!
17.02 [Переведено время и обновлен сюжет], но трупоеды остались на месте, не волнуйтесь!
Шеала — главная в этом дурдоме.
Эмгыр вар Эмрейс — сюжет и репрессии.
Цирилла — сюжет, прием анкет.
Человек-Шаман — техадмин, боженька всея скриптов.
Стелла Конгрев — модератор по организационной части.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [02.1266] Но в мире есть иные области, луной мучительной томимы


[02.1266] Но в мире есть иные области, луной мучительной томимы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i.imgur.com/OPJtFK3.jpg

Время: декабрь 1266 года
Место: Скеллиге и близлежащие острова
Участники: Присцилла, Эскель, Стефан Ивон
Краткое описание: для высшей силы, высшей доблести они навек недостижимы. Или сказ о том, как Цираночку дружной компанией в ссылку отправляли, а потом и сами ссылались, добровольно.
NB! Хэдканонная трактовка жизни, обычаев и традиций скеллигских островов.

[icon]https://pp.userapi.com/c836535/v836535715/2a4a1/Vl6kBM6kP1w.jpg[/icon]

Отредактировано Присцилла (25.04.2017 18:31)

+2

2

Четвёртый день стоял штиль, и волны зудели.
Ежель поначалу чётко прорисовывалась молнией граница у подножия масляной верхушки солей и барашки наседали на переговаривающиеся брильянтовыми взбрызгами гребни, теперича и склон, и морская глубина образовывали монохромную сферу, у которой не было конца. Команда раздавала по пайкам, счищенную воблу с рельефной кожицей и по горсти сухарей, и Присцилла, упорно вгрызаясь, морщилась, когда хрупкий скелетик оседал сахарком на зубах. Не было чаек, журавлей, не проплывали спиралями ошмётки тины, не пробивались сквозь занавес под ночь ни сырная головка луны, ни отщипнутые комочками звёзды. Четвёртый день стоял штиль, неделя ушла с отбытия драккара из хакландских стволов.

Она отбивалась так яростно, так рьяно, изворачивалась, стремясь задеть, куснуть господина ведьмака, успела замахнуться лютней - и без лишних рифмовок заехать по декорированной шрамом мордочке, отпинала чародея ноженьками в грубо выделанных овечьих кожанках, пыталась трижды выпрыгнуть за борт и отказывалась. Она была нужна - здесь, королевствам, была нужна люду, а не занюханным скисшими сухарями матросам!
Но ведьмак держал крепко, а чародей так и норовился что-то де наслать.

Потом она обоих извергов, тиранов, проходимцев, трусов избегала.

Присциллу просили петь, и она пела, упираясь обломком грифа в стыдливо стремящуюся прикрыть перси статую Девы из каэдвенского дуба. Она и не смела подумать, надломилось ли чего в обуянных скукою странниках, таких разногвинтовых, разномастных, как скрылась зыбкая линеечка пунктира родных бережков - распивали здесь пряные, но затхлые настойки наёмники, обвешанные кинжалами и под подошвами сапог, мурчали колыбельные матроны с аляпистыми, завёрнутыми в лоскутные лохмотья младенцами, вели за вбитым в трюм столиком переговоры купцы из гильдии, в парчовых кафтанах - среди них возвышался на табурете и выссохший заморским фруктом низушек. Рыбой не пахло, от соли слоилось, шелушилось луковицей личико - Присцилла старалась петь нечто нейтрально-упокоительное, о зелени, о фазанах, о Каминнице, коварной и расчётливой падчерице, сведшей несчастную мачеху в долговую ямку. Команда раскачивалась, перевешиваясь через фальшборт, убаюкивалась в гамаках, залезала в воронье гнездо, сгоняя смуглявого мальчонку, раскуривала завёрнутые в пергамент травы, что-то разглогольствовая об офирских привычках. Присцилла перебирала струны.
В звонком колокольчике голоска не слышалось фальши, но мыслями бардесса была далеко, за несуществующим горизонтом - там, где маячила цаплиное перо на сливовой шапочке и где её уговаривали сбежать. Где лязгала бечёвка на шибенице. Где непризнанность поэта доходила до цензурщиной неотёсанности.

- Красоточка, - пришлёпнул губами один из наёмников, статный, в выделанной дублёной курточке на шнуровке, - а завой-ка нам какую... потоскливее. Посердешнее. Бабам шоб до дрожи!
Присцилла не ответила, дёрнула струну - обескровленный пальчик повис какой соломкой. Простывала, студёная хрипотца окрашивала полутон. Фольклорирование она моглася. Подписалась, всходя на борт.
- Разошлись по сторонам два безумных взгляда,
Две потухшие мечты, им ничего не надо,
Буря тихо унесла два уставших неба,
Всё так быстро прошло, и я думаю - было или не было...
Беспристрастное, зазубритчатое исполнение прервалось гоготом - группа наёмников в сером подсело к сторонящейся компаний госпоже с заострёнными ушками. Корабль перестал качаться, увязая в штилевом болоте и разверзывая трясину миражей.
Цираночке, к примеру, чудился прецедент.
[icon]https://pp.userapi.com/c836535/v836535715/2a4a1/Vl6kBM6kP1w.jpg[/icon]

Отредактировано Присцилла (25.04.2017 18:36)

+2

3

К рыбе Стефан привык ещё в детстве, невзирая даже на то, что под рыбой он понимал все бесчисленное многообразие даров моря. Рыбою именовались креветки и мидии, раки, морские ежи, угри длинные и короткие - впрочем, на вкус одинаково мерзкие, если только не сжарены под острым соусом. Где, скажите на милость, на корабле сыщется тот превосходный острый соус? Вот и корабельный кок был убежден, что взяться ему неоткуда. А потому чародей, что вполне закономерно, счел за роскошь горсть сушек яблочных, коими заблаговременно набил карман в походной сумке. Никаких тебе, понимаешь ли, крабов. А впрочем, жаловаться было грешно, поскольку выпивка здесь была в большом почете и широком ходу, чему легко было поддаться и отпустить свои мыслишки, а заодно и язык в свободное плавание. Разве что штиль не дал бы им уплескать достаточно далеко к неясному горизонту, но это уже дело десятое. Стефан тосковал, и мысли его неторопливо перебирали лапками в голове. Он не страдал морской болезнью, что было бы странно для жителя Ковира и Повисса, но бескрайняя морская гладь навевала на него тоску и грусть. А ещё эта взбалмошная девчонка, которая оказалась натуральным шилом в заднице! Помнится, довелось чародею заняться увлекательным процессом исцеления кишечной пробки, геморроя, с которым явился к нему знатный житель зимней столицы. По жалобам бедняги, он не мог ни встать, ни сесть, ни как следует опростаться - все ему было налито алым и вместе с тем разрывалось от боли. Интересно, эта Присцилла годится для личного геморроя, облюбовавшего Эскелевы палаты? Крайне любопытно, крайне. А как она пихалась, размахивая этой своей доской размалеванной? Впрочем, неважно. Поменяв положение ног, то есть закинув правую на левую, чем колдун занимался каждые полчаса, он прислушался к музыке, что натренькивала на струнках их подопечная...
- Ишь ты, потоскливее. Если будет ещё тоскливее, я расползусь по палубе лужей китовьего дерьма. Давай нам веселее, золотце! - пожелание мага затерлось в гоготе. Ивон стянул шляпу и принялся ею обмахиваться, тайком оглядывая публику. Со многими из них он уже успел сдружиться, перекидываясь в кости и карты. Ребята попались озорные и лихие, вот правда бошки у них были словно обнищавшие закрома: пусты, гулки и не лишены некоего шарма. Рыская мышкой в этих закромах, чародей обеспечил себе немалые выигрыши. Чередуя, однако, эти самые выигрыши с редкими фиаско. А то ведь как? За мухлю можно и пальчиком пожурить, да головушкой о палубу приложить.
Внезапно сознание некроманта пронзила тревога. Он огляделся по сторонам, пытаясь отыскать взором её источник.

+1

4

Ведьмак вздохнул, в очередной раз окинув взглядом водную гладь. Большую часть времени он проводил либо один, либо в компании Стефана. Человеком он был не самым компанейским, предпочитая веселиться в узком кругу хороших друзей. Но в редких случаях на Эскеля со всей силы наваливалась хандра, настолько невыносимая, что он готов был пить хоть с нильфгаардскими придворными крысами. Сегодня, видимо, был именно такой день - дрейфовали они уже несколько дней, и тут сдавали нервы у всех, кто хоть как-то пытался сопротивляться зеленому змею. От скуки матросы уже несколько раз пытались утопить кока за пригоревшее мясо, правда каждый раз ему удавалось всплыть. Оно, наверное, и к лучшему - без него пришлось бы сидеть на сухих пайках. Да и рыба у него получалась съедобная, а именно рыбой им придется питаться большую часть пути, если штиль не пройдет в ближайшие несколько дней.
"Пленница", как любил ее называть Стефан, в последнее время вела себя спокойно. Попытки прыгнуть за борт прекратились, как только последние клочки суши скрылись за горизонтом, да и возможность выступать перед аудиторией, пусть не самой изысканной, немного сгладила ее недовольство. Во всяком случае, так казалось Эскелю. Присцилла все еще не разговаривала с ним, если не считать коротких фраз и косых взглядов. В целом, ведьмака такая ситуация устраивала, подруга Лютика была под хорошим присмотром и не могла никуда сбежать, как и хотел сам поэт. И самое главное - каждый член экипажа знал, под чьей протекцией она находится и чем чревато нарушение субординации. Поэтому ведьмак уже успел почти расслабиться и наслаждаться поездкой, пока не начался этот чертов штиль, а с ним и треклятая хандра.
- Стефан, в чем дело? - оторвавшись от раздумий, Эскель почти сразу заметил обеспокоенное лицо своего товарища. Где-то позади компания подвыпивших моряков, судя по крикам, пыталась залезть под юбку какой-то полуэльфке, но ведьмака это мало беспокоило. Во всяком случае, пока никакой моряк не позарился отделить ее уши от головы с помощью ножа.

+2

5

Мерзотостными какими ж красовались, гаденькими да склизенькими, монстрорезы эти, магопытатели, охотники до девичьих слёз... Все мужики козлами слыли, вот! И уж кому, как не поэтессе то подвластно было знать - мелись веничками за перезванивающей воздушной юбчонкой, сулящей не остолопность да избу с накрытой лавкой, кашей гречневой в меду, но медовую черёмуху и поцелуйчики под нею, окаянною, на ночку. Будь волюшка на то, Цираночка бы уж давно сложила памфлет об озорничествах неодобрительных воскрешителя смрадного того, Стефана лютого, от коего сумасбродством да носом в кукушкины гнёзда вздёрнутым попахивало, и ему бы ухмылочку-то уж бы сладили художествами, станет знать, как на её лютничку обзыватися-ти...

Сердобольность женская утекала из бочонка, как раз ограбился виконт в Ковире, а опосля и затонул в погребе собственном, выбираться не желаясь без вин заморских, и затапливала по бортикам злость; Присцилла уж собиралась по струночкам ударить и правдёшеньку прыткую поведать люду честному, обкраденному змием злодейским... носить её будети на белых ручках, обмахивать веером из выдранных перьев экзотишных, как их там... пувлияньими пёрышками! Как царицу офирскую! Чой-та, похуже она станется царицы офирской, чай, поболе пользы сладами да аккордами пронесла над землицей родною бренной, лишили которой её насильно, надругавшись!

Тем паче, слабость сердешную питала Цираночка к Эскелю - имела непередаваемый соблазн на располосованных мужчин за цветом сил и юности. Шрам придавал закалывателю несчастных зверушек лесных лоска торжествующего, и, пожалуй, она почти что оттаять сосулькой замышлялась беретиком побеленным объявить затишье...

...да вот наблюдая за страданьицами, переживаниями понимающей сестры повстречанной, остроушастой, что мужики все - козлищи, и на паперть их за своевольство да командирство, обирателей свобод, не могла она, не получалося, а спевать залихвацкую - не  спасёт.
- Ох и гад ползучий, на-к, отведай плюшек! - грозно возвестила Цираночка и, без чреватых продолжательств, сделала отмах лютнею, и ка-а-ак заехала по мордасам одному из облапывателей эльфки! И второму грифом, а третьему - ребром. И виновные вину признавали не прытко, утирали слюнки и закатывали рубахи, подтягивали портки.
В общем, прецедент нагрянул.
[icon]https://pp.userapi.com/c836535/v836535715/2a4a1/Vl6kBM6kP1w.jpg[/icon]

Отредактировано Присцилла (13.06.2017 20:59)

0


Вы здесь » Ведьмак: Меньшее Зло » Потерявшиеся эпизоды » [02.1266] Но в мире есть иные области, луной мучительной томимы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC